История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Седьмой Легион

Седьмой Легион




Солнце, ослепительно страшное, ты насмерть поразило бы меня,
Если б во мне самом не было такого же солнца.

(Уолт Уитмен)



Штурмовых батальонов было семнадцать. Штурмовики с эмблемой Седьмого Легиона на плече-рослые, плотно запакованные в черные комбинезоны,с тяжелыми автоматическими винтовками-шли в атаку волной, падая и снова вставая. Первые два батальона, рвя минные поля удлиненными зарядами, путаясь в колючке под плотным огнем противника, завязли на месте и, потеряв до половины состава, выплевывая окровавленные куски легких, откатились назад. По расчищенной местности в атаку кинулись следущие два. Падали, переползали, вставали и снова падали.
Взвод сержанта Райха ворвался в передовые бетонные укрепления и, перебив в короткой яростной схватке охрану, подорвал несколько автоматических пушек. Перед огневыми операторами Избранных погасли экраны дистанционного наведения, и они, подхватив автоматы, кинулись в место прорыва. Закрепиться внутри здания штурмовики не успели: солдаты Избранных буквально на штыках вынесли их наружу. Райх и почти весь его взвод, искореженные разрывными пулями, остались лежать в развалинах артиллерийских гнезд. Избранные, преследуя штурмовиков, выскочили из укрепления и, напоровшись на мощный автоматный огонь, залегли и, огрызаясь, отошли назад.
В штабе командования Пятой штурмовой бригады генерал Аред орал в передатчик и требовал танки. Затем швырнул его на стол и уставился на начальника штаба.
-Сволочи! Нам бы хоть десяток тяжелых X-5, и за два часа разнесли бы их к чертовой матери!
Начальник штаба поднял к потолку красные слезящиеся глаза и сказал:
-Обещали же выслать.
-Да они и выслали. Только где они?!
Передатчик запищал и Аред поднял его.
-Что?! И что мне теперь голыми руками брать их прикажете?! - заорал он невидимому собеседнику.
Немного помолчал. В промежутках между стрельбой было слышно, как в передатчике булькает и переливается чей-то голос.
-Нет...Не знаю...Ладно.
Генерал тяжело опустился на стул и, барабаня пальцами по столу, сказал:
-Танки ввязались в бой по пути к нам. Нарвались на тяжелую пехоту Избранных.
Теперь мы уже ничего не получим. Будем брать тем, что есть. Поднимай в атаку всех.
До позднего вечера штурмовые батальоны шли на приступ, пока, наконец, на исходе дня случайным попаданием не был разрушен электрогенератор. Погасли огни, замолкли автоматические пушки. Уставшие и озлобленные штурмовики в полной тишине ворвались в комплекс. Разгорелся яростный и отчаянный бой в узких коридорах. В темноте, освещаемой только вспышками выстрелов и слабым светом ручных фонариков, Избранные пытались вручную заблокировать межсекционные перегородки, но тщетно.
Штурмовики продвигались вперед осторожно, но быстро, проверяя каждое помещение парой гранат и щедро поливая свинцом темные углы. И только у входа в рубку управления они остановились и попятились: десяток знаменитых тяжелых пехотинцев Избранных, скрипя сервомеханизмами и ощетинясь огнеметами, встал неприступной стеной. Из-за их плеч вели огонь оставшиеся огневые операторы.
-Консервные банки, сдавайтесь, - кричали штурмовики, но благоразумно пятились и бросали на пол в коридорах мины: с такими "ходячими танками" лучше было не рисковать.
Тяжелые пехотинцы не поддались на эту уловку и штурмовиков не преследовали.
Тогда рядовой Таноко через вентиляционные люки в потолке забросал вход в рубку противотанковыми гранатами и вынудил Избранных отступить (отступая, достали из огнемета и Таноко). Еще несколько часов трещали выстрелы в комплексе, потом стихло. Остатки сил
Избранных отступали через южный вход, штурмовики уже не преследовали их. Опустилась ночь, безлунная и душная, и только где-то вдалеке грохотали взрывы: это последний оставшийся танк X-5 бил по отходившей тяжелой пехоте.
***
Все началось в общем-то вполне банально. Несколько непоправимых экологических катастроф и небольшая ядерная война подхлестнули разработки ученых по поиску методов межзвездных перелетов. Несмотря на радужные предвидения фантастов, гиперпространственный двигатель разработать не удалось, и этот проект, стоивший несколько сотен миллиардов долларов, был закрыт. В конце концов победил достаточно давний вариант: термоядерный реактор, питавшийся за счет свободного водорода в межзвезной среде. Всасывающая поверхность достигала колоссальных размеров: 25 кв. километров для сотни тонн груза; и такой корабль мог без особых проблем развить скорость порядка четверти световой.
А погодка на старушке Земле продолжала портиться. До ядерной зимы дело не дошло, но уж до осени-точно. ООН бросила истерический крик: все на стройку века. И закипела работа. Сотни и сотни новых огромных кораблей нависли над орбитой Земли. Все лучшее-туда, все деньги-туда, этот Новый Ковчег спасет нас! Лишь немногие трезвомыслящие убедительно доказывали, что на всех места не хватит-их или не слушали ,или ставили к стенке. И настал день, когда новые слепящие звезды над головой зашевелились. И только тогда поняли люди, что места получили самые богатые, влиятельные люди, прихватив с собой лучшие произведения искусства и первоклассных ученых. Солдаты одной из ракетных баз, входящих в экспериментальную систему Space Shield, перенастроив блоки управления, выпустили несколько ракет по кораблям, разнеся один из них в клочья и устроив прощальный салют уезжавшим. Ответный ракетный удар распылил на молекулы горы, в которых стояла база. Еще несколько десятков ракет было пущено с кораблей на самые крупные города планеты. Таков был прощальный подарок Земле от ее верных сынов.
***
Обугленное тело Таноко опустили в стандартный походный крематорий. Немного помолчали и включили печь. На несколько секунд вспыхнуло ослепительное белое пламя, и стоявшие рядом отвернулись. В стороне сидели смертельно уставшие, бледные солдаты похоронной команды и равнодушно смотрели на угрюмые лица сослуживцев Таноко. В эту ночь у них было много работы: по самым приблизительным подсчетам бригада потеряла до двух тысяч убитыми. Да еще Избранные оставили в комплексе несколько сотен покойников, а их сжигать тоже придется.
Пламя опало, и на месте тела не осталось ничего, даже жалкой кучки пепла-и той не было. Похоронная команда подхватила печь на руки и пошла дальше, к трупу тяжелого пехотинца Избранных. Завязалась вялая перебранка: как вытащить тело из искореженной взрывом брони. Механизм открытия бронекостюма был поврежден, а тащить эту груду мяса и железа наружу никому не хотелось, да и времени не было. Ничего не решив, похоронщики, поковырявшись немного в продырявленной броне, брезгливо отерли руки и побрели к входу в главную рубку.
Несколько человек из взвода Таноко устало наблюдали за всем этим.
Один из них - худой, с запавшими глазами и неулыбчивым лицом - пробормотал что-то себе под нос.
-Что говоришь, Кейл? - спросил сержант с обожженными руками.
-Зачем полез... Подставился, да и сгорел... Вперед лезть не надо...
-Ты это о ком?
-Таноко. Кто ж еще.
-Правильно, что полез. Если бы не он, мы бы потеряли минут двадцать, -отрубил сержант.
-А так мы потеряли Таноко, - сплюнул Кейл. Он жалел, что завязал этот разговор. Сержант Лидан когда-то был махорцистом, а они до Нашествия являлись главными врагами Свободных фермеров, из семьи которых происходил Кейл.
-За-мол-чи, - раздельно и внятно приказал сержант, -Таноко уже распался на молекулы, и нечего тревожить его память. Мы сегодня и так уже потеряли четверых. Главное - это сохранять спокойствие, иначе ты совершишь ошибку и погибнешь. Дать тебе снотворное?
-У меня есть. Не надо.
-Да вы что, здесь спать собрались?! - возмутился Шано, - рядом с этой разлагающейся тушей? ! - он бросил подвернувшейся под руку железкой в труп пехотинца. Железка стукнулась о стену и, зазвенев, покатилась по полу.
-Да, пожалуй, надо пойти поискать другое место, - сказал Кейл,поднимаясь, - в рубку нельзя,там сегодня всю ночь будут возиться техники. Восстанавливать систему дистанционного управления огнем. Там, в этой рубке, все разнесло взрывом.
-Это его работа, - засмеялся сержант, стукая по плечу Шано, - это он бросал туда гранаты и кричал, что там что-то шевелится.
-Но там и правда шевелилось, - улыбался Шано. - Откуда мне было знать, что это рубка, а не плавательный бассейн, например. Не будешь же в темноте, каждую секунду рискуя упереться грудью в ствол огнемета, читать надписи на дверях.
-Ну, хватит болтать, завтра тяжелый день, - сказал сержант и, встав, подтолкнул Шано к выходу.
***
На Земле, покинутой и разоренной, воцарился ад. Лишь чудом удалось предотвратить еще одну ядерную войну, но этого было мало. Опечаленные американцы после утери своих лидеров и финансовой элиты погрязли во вспыхнувшей расовой междоусобице. Кубинцы перекинули огонь революции в Мексику, где она нашла плодородную почву. Затем, найдя поддержку среди афроамериканцев, мексикано-кубинские войска вторглись на территорию США.
Слабые заслоны морской пехоты, изрядно потрепанной в уличных боях с собственными гражданами, были смяты. Экипажи большинства американских военных кораблей объявили нейтралитет и ушли к берегам Европы -менять хозяев. Однако атомная подводная лодка "Тритон-2" выкинула в небо над собой шестнадцать ракет с разделяющимися боеголовками (весь свой боевой запас) и, погрузившись, двинулась к берегам Африки. Ракеты взяли курс на Северную Америку. Через несколько часов ядерный удар невиданной силы потряс Землю. Кубу попросту смыло в океан, Мексика была объята огнем, а территория, захваченная у Соединенных Штатов, превратилась в выжженную пустыню. На Нью-Йорк падал черный радиактивный пепел, покрывая толстым слоем вставшие автомашины, замершие фигурки людей, и кружился в подворотнях в бешеном танце смерти.
Через несколько дней-рвота, головокружение, потеря сознания и смерть от лучевой болезни. Выжившие уходили на север, оглядываясь на черную Статую свободы, смотревшую незрячими глазами туда,где растворились в блеске звезд корабли, унесшие людей, воплощавших в себе Американскую мечту и поступивших согласно вечным американским принципам, никогда не подводящими тех, кто ими пользуется.
В уцелевших индейских резервациях молодые люди пели старые боевые песни и смазывали винтовки: пришло время платить по счетам. По всем счетам...
***
Отбросив Избранных на юг, Седьмой легион понес огромные потери в живой силе и технике. Военные заводы работали на полную мощность, но оружия все равно не хватало.
Остро встала проблема продовольствия: отступая, Избранные взрывали все гидропонные плантации, захваченные ими. Пятая штурмовая бригада получила пополнение -двести горцев, среди которых большинство составляли мутанты. Они с трудом держали в руках винтовки и испуганно лупали глазами на суровых двухметровых штурмовиков. Генерал Аред и начштаба зловеще переглянулись, увидев пополнение.
-От них урону больше будет, - прошипел генерал и выругался. - Ты посмотри, посмотри, что делают! - вскричал он.
Один из новобранцев поставил винтовку на автострельбу и, уставив ствол в землю, вцепился в приклад, бешено дергающийся от отдачи. Выстрелы грохотали, пока не кончился магазин. Штурмовики обидно загоготали, а новобранец, виновато улыбаясь, тыкал винтовкой во все стороны, не зная, как от нее избавиться. К нему подлетел какой-то сержант и, сбив его с ног, потащил на гаупвахту. Генерал отвернулся.
-Они там, в горах, больше привыкли к дробовикам, - высказался начальник штаба. - Но драться они умеют. Конечно, если речь идет о их родной земле.
-А это им не родная земля? - раздраженно спросил генерал.
-Поди растолкуй им это. Этих-то с трудом удалось набрать. Дошли мы видать до ручки, раз в штурмовую бригаду отбросы посылают, - вздохнул начштаба и склонился над картой.
Через два дня бригада, оставив для охраны комплекса два батальона и раненых, двинулась на юг для уничтожения небольшой группировки противника в составе трехсот тяжелых и двух тысяч легких пехотинцев, десантировавшихся в тыл Седьмой и Восьмой дивизий. Обе эти дивизии вели активное наступление на наспех укрепленные позиции Избранных и ежедневно теряли до 10 % личного состава. Десант в тылу мог обескровить наступление и отрезать ударную группировку от остальной армии. Штурмовые батальоны, утомленные маршем, с ходу бросились в бой. На этот раз у бригады были два десятка X-5, старых, наспех залатанных, с дребезжащим корпусом. Изъеденые коррозией стволы вызывающе смотрели вперед, и штурмовики чувствовали себя спокойней, прячась за танками. Кто-то взобрался на танк и, выпрямившись во весь рост, орал оттуда что-то воодушевляющее, но тут люк открылся, и танкист, матерясь, спихнул оратора на землю.
Впереди вспыхнули огненные пятна выстрелов, потянулся постепенно удлиняющийся дымный шлейф от ракет. Один из танков остановился, дернулся и завертелся на месте. Внутри что-то грохнуло, и едкий дым клубами пополз наружу. От него испуганно бросились в разные стороны пехотинцы. Только один танкист выбрался наружу и, судорожно глотая воздух, упал возле правого трака. К нему кинулись на помощь и оттащили в сторону. Он, пошатываясь, встал и, вытащив легкий автомат, висящий у него на бедре, присоединился к штурмовикам. Горящий танк подпрыгнул на месте, башня подскочила на несколько метров вверх и с треском обрушилась на обломки: это взорвались боеприпасы.Десант Избранных занял позицию за изгородью гидропонной плантации. У них за спиной расстилались неглубокие бассейны, когда-то набитые хлореллой, а теперь высохшие и пустые. Само здание фермы было сожжено еще во время прошлогоднего наступления Избранных. Штурмовики под усиливавшимся огнем залегли и стали ждать команду.
При помощи полевого компьютера начштаба и Аред быстро составили план действия. Пять батальонов навязывали противнику фронтальный бой, сковывая его основные силы. Восемь танков и два батальона заходили в тыл Избранным, еще один батальон мог довольно близко по оврагам подойти к ферме и броситься в атаку в тот момент, когда группа, зашедшая в тыл, начнет наступление. Остальные силы равномерно распредилились на местах возможного прорыва.
Взвод Лидана входил в состав батальона, залегшего напротив изгороди и "навязывающего фронтальный бой". Был дан приказ окопаться. То тут то там взмывали в воздух комья земли и слышался хлопок взрыва: солдаты втыкали в почву направленный заряд, отползали в сторону и дергали шнур. После взрыва в земле образовывалась приличного размера ямка. Они тут же падали в нее и, сгребая землю, насыпали бруствер. Отложив винтовку в сторону, Кейл сидел в окопе и курил, смотря, как сизоватый дымок уплывает в небо и тает там. Стрельба вносила диссонанс в эту идиллию, и он, поморщившись, высунул голову и посмотрел в сторону фермы. Воздух переливался, и изгородь дрожала в мареве.За изгородью стреляли, но будто нехотя. Изредка в высохшей глине перед окопами пули поднимали фонтанчики пыли, но очень редко: запасы патронов у десанта были ограничены. Лидан, подняв измазанное глиной лицо, крикнул Кейлу:
-Брось сигарету! На позициях курить запрещено!
-А ты иди и забери, - ухмыльнулся Кейл.
Шано в своем окопчике это так рассмешило, что он захрюкал, уткнувшись лицом в шлем, которым он черпал землю. Сержант посмотрел на расстояние, отделявшее его от Кейла, потом прислушался к стрельбе и, погрозив Кейлу кулаком, скрылся в окопе.
Кейл снова усмехнулся и, привалившись спиной к мокрой и холодной глине, приятной в такую жару, задремал. Его радовали бои на открытом воздухе, если бои вообще могут радовать. Он чувствовал себя крысой в западне, когда спускался в подземные шахты или оказывался на военных заводах, огромных и шумных, где терялся отдельный человек и значение имели только тысячи тонн и миллионы киловатт.
Когда-то его семья ковырялась в земле на маленькой ферме, совсем не такой как эта. Несколько сотен литров хлореллы и небольшой огород у реки были всем их достоянием.
Бешеные махорцисты, редкие отряды Седьмого Легиона и просто бандиты налетали на деревни Свободных фермеров, как лавина. Заслышав треск мотоциклов ,или стук копыт лошадей, или вой двигателей джипов, худые бородатые фермеры снимали со стены в спальне старые дробовики, подвешивали к поясу бутылки с зажигательной смесью и забирались на невысокую глинобитную изгородь, окружавшую деревню. Пыльные улочки поселка вмиг становились пустыми, и только где-то отчаянно визжал застрявший в изгороди поросенок. Женщины и дети с длинными мачете и пиками тоже бежали к стене: если деревню брали приступом, пощады можно было не ожидать. И все приехавшие требовали одно-пищи. Взамен не давали ничего, кроме обещания защитить от других грабителей. Они врали, и фермеры знали, что они врут и что через два дня приедут другие и скажут то же самое. Если удавалось договориться-со стены бросали вниз тюки со свежей хлореллой, овощами, осторожно спускали глиняные бутыли с самогоном и желали доброго пути. Если договориться не удавалось -несколько часов гремели выстрелы, и атакующие, поняв,что эта деревня-добыча не из легких, уезжали, выкрикивая угрозы и обещания вернуться.
Потом в нескольких домах всю ночь горели свечи и слышались крики и плач, а хозяин дома, с разорванным пулей горлом, лежал на столе бездвижный и равнодушный ко всему на свете.
Во время одного из таких налетов пуля угодила в бутылку с коктейлем Молотова, которая висела на поясе у отца Кейла. Обгоревшее тело осторожно положили в могилу и засыпали землей ,но до сих пор Кейл не мог забыть сладковатого, тошнотворного запаха жареного человеческого мяса. Когда сгорел Таноко, его там же вывернуло наизнанку, и единственное, за что он был благодарен сержанту, так это за то, что он не напоминал ему об этом впоследствии.
***
Мир распался на части, которые становились все меньше и меньше. Вымирали от голода горожане, и вместе с ними исчезало государство. Выживали только фермеры и те, кто их грабил. Крупные банды создавали что-то вроде феодального княжества, но их влияние не простиралось далеко. Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь мощный облачный покров, и уже появлялись дети, которые никогда не видели чистого неба. Радиация сделала свое дело, и каждый второй из рождавшихся имел значительные генетические отклонения. Как и положено мутациям, подавляющее большинство из них были неудачными и резко понижали шансы к выживанию особи. Сработал человеческий инстинкт сохранения стабильности вида, и большинство банд ввело закон, по которому дети, с явно выраженными отклонениями, умерщвлялись. Но во многих закрытых областях общины оставляли мутантов в живых, и у них начали появляться дети.
Бандиты, поймав мутантов, жгли их на кострах, вешали на деревьях или, вспоров живот, оставляли умирать на дороге. Но, несмотря ни на что, даже после снижения радиационного фона мутанты продолжали появляться и цепляться за существования всеми возможными способами.
Одними из важнейших ценностей оставались бензин и оружие. Наиболее развитые очаги восстанавливающейся цивилизации образовались в нефтедобывающих районах. Оружия было достаточно много, но оно не было вечным, и вскоре в наиболее организованных районах началось серийное производство собственных образцов вооружения. Одним из больших шагов вперед были гидропонные плантации. При минимальных затратах ресурсов и труда получалась достаточно питательная, хотя и невкусная хлорельная масса. На евразийском континенте довольно быстро восстановилась центральная власть. Города, покинутые и заброшенные, снова наполнялись людьми.
Но теперь не национальный признак объединял людей. Их объединяло одно-ненависть к тем, кто покинул Землю, и сознание того, что они вернутся. Высший Совет планеты сформировал семь Легионов, официально для того,чтобы противостоять Нашествию, но на самом деле для подавления возможных бунтов и ускорению привлечения в свое лоно диких фермеров и еще более диких бандитов. Легионы - вначале небольшие, плохо вооруженные отряды - вскоре разрослись, обзавелись тяжелым вооружением, авиацией и флотом и стали играть важную роль в политической жизни планеты.
Последним был сформирован Седьмой Легион. Он действовал на Североамериканском континете (который больше всех пострадал от ядерных ударов) и медленно преодолевал сопротивление местных жителей. Никто в правительстве уже не верил в возможность возвращения кораблей с давними врагами, и вера в это стала считаться суеверием для простолюдинов. За два столетия память о предательстве начала стираться. Но они вернулись...
***
Вялая перестрелка затихла. Штурмовики лежали в окопах, напрягшись, выставив стволы винтовок в сторону фермы. С минуты на минуту должна была начаться атака. Кейл оценивал на глаз расстояние до изгороди и прикидывал, где будет лучше залечь, если огонь будет слишком сильным. Залечь было негде. Пыльная земля, поросшая жесткой редкой травой, заметных углублений не имела.
Внезапно тишину разорвали слабые взрывы и приглушенные звуки очередей: группа, зашедшая в тыл противнику, начала действовать.
В наушниках мобильных раций разорвалась команда:
-В атаку!
Земля вокруг дрогнула и зашевелилась.
Есть такой момент в ожидании атаки, когда что-то внутри опускается от страха и животного ужаса. Нервы не выдерживают ожидания, и тогда ты встаешь и бежишь вперед, крича что-то нечленораздельное, и со страшной быстротой приближаются к тебе чужие, искаженные таким же ужасом лица. В такой момент забываешь об автомате в руках и, столкнувшись с человеческим существом, но в чужой форме, вцепляешься в него руками и падаешь на землю, где вы, хрипя, рвете друг друга, пока один не затихнет. Ветераны идут в атаку молча.
Часто падают на землю, переползают и одними из последних врываются в окопы.
Быть может, благодаря такой тактике они и смогли дожить до звания ветеранов.
Сержант Лидан, делая огромные прыжки, бежал первым.Кейл и Шано за ним. Сзади тяжело топали сапогами штурмовики. За изгородью зашевелились и начали бешено стрелять. Сержант вдруг споткнулся на ровном месте, медленно-медленно пошел в сторону, согнулся пополам и ткнулся головой в землю. Шано упал рядом, перевернул его на спину и, посмотрев секунду, вскочил и снова побежал вперед.
Кто-то сзади ударил из капсульного огнемета. В бассейне позади изгороди вспыхнуло пламя, и очереди застучали еще чаще. Штурмовики дрогнули и залегли. До цели оставалось еще метров семьдесят. Избранные начали бить из гранатометов по залегшим штурмовикам. Те еще сильнее вжались в землю, кто-то бежал назад и падал, скошенный пулями. Около Кейла с грохотом взметнулась земля, и он сразу же скатился в образовавшуюся воронку.
Через минуту туда же приполз и Шано. Он оскалил зубы в нервной улыбке и крикнул:
-Там ад, мать их! Всем нам конец!-потом сплюнул и снова заорал:
-Повезло сержанту, он лежит далеко отсюда.
-Как повезло?- удивился Кейл. - Его же убило.
-Хрен его убило. Бронежилет пуля не пробила, так ребра помяло, да внутри все отшибло. Через два дня будет, как огурчик.
-Чего о нас не скажешь, - крикнул Кейл и осторожно выглянул. Огонь стихал.
Вокруг лежали неподвижные черные фигуры. Рация снова прохрипела:
-В атаку!
Больше половины батальона не поднялось. Кто-то стонал и пытался встать, опираясь на локти. Потом выпрямились и побежали вперед. За изгородью не стреляли. Откуда-то сбоку из оврага вынырнул X-5 c обугленной броней и, ревя, помчался к ферме, стреляя на ходу. Добежав до изгороди, Кейл и Шано залегли за ней. Избранные отступали не отстреливаясь, в панике. Группа, зашедшая в тыл, наконец, сломила сопротивление Избранных, и они отходили под угрозой окружения к оврагам. Кейл поймал в прицел бегущую фигурку и плавно нажал спусковой крючок. Винтовка задергалась в руках, и вражеский пехотинец полетел кувырком через голову, вскочил, пробежал несколько шагов и снова упал. Кейл дал еще несколько очередей по по нему. Не попал. Выругался и сменил магазин.
Из зарослей в оврагах выскочили запасные батальоны Седьмого легиона и танки.
Избранные в отчаянии кинулись назад, оставив для прикрытия несоколько десятков тяжелых пехотинцев. Танки сбивали их с ног,давили гусеницами,а пехота добивала, засовывая между пластинами брони гранаты и отбегая в сторону. Несмотря на это, тяжелые пехотинцы все-таки подожгли два танка и превратили несколько десятков штурмовиков в истошно вопящие огненные куклы.
Избранные уже просто бежали, бросая цинки с патронами и тяжелое вооружение.
Тяжелые пехотинцы отставали, и почти все они погибли. Около трехсот Избранных прорвались за берег небольшой речки и, встретив там отряд из группы оцепления, состоящий практически из одних мутунтов, разнесли его буквально за несколько минут. Потом поспешно ушли вниз по течению.
Бой был окончен. Шано ушел к сержанту, а Кейл подошел к Избранному, подстреленному им. Лицо у него было бледное, искаженное от боли. Руками он вцепился в клочок высохшей травы и тяжело дышал, выкатывая глаза и с шумом сглатывая слюну. Сбоку расплывалось пятно, откуда толчками выбрасывало кровь, котороя скатывалась по непромокаемой ткани униформы на землю, где застывала пыльными шариками. Подошел штурмовик и тронул Избранного ногой.
-Жив, гадюка? - лениво растягивая слова, спросил он и, не дождавшись ответа, достал штык и, воткнув в рану, дернул вбок, распоров живот. Раненый задергался и застонал, на губах у него выступила кровавая пена. Штурмовик усмехнулся, вытащил штык, обтер его о землю и пошел прочь. Кейл помедлил несколько секунд, до боли сжал зубы, передернул затвор и выстрелил в Избранного. Потом бил очередями еще и еще, пока не опустошил магазин. Штурмовик с удивлением оглянулся, потом спросил:
-Ты чего патроны изводишь? Пусть бы помучился, сволочь.
-Пошел вон, ублюдок!-выкрикнул Кейл и, судорожно сменив магазин, ткнул стволом в сторону штурмовика. Тот, опасливо косясь на винтовку, пробормотал:
-Развелось тут невротиков, мать их,-и поспешно отошел в сторону.
Кейл опустился на землю и, стараясь унять дрожь в руках, закурил.
Уже смеркалось. Через речку переправляли раненых мутантов. Один из них, с разорванным плечом, высоким скрипучим голосом лопотал что-то жалобно на своем языке. Потом на него прикрикнули, и он замолк.
***
Спутник засек приближение неопознанного объекта. Перед тем как его разнесли на части, он успел передать видеоизображение на наземную станцию. Операторы увидели огромные полукругулые щиты всасывающей поверхности и сравнительно небольшой функциональный модуль, который казался пауком, застывшим на сверкающем блюде солнечных батарей. Корабль, оставаясь недосягаемым для ракетного удара, сделал несколько витков вокруг Земли, уничтожил пару мелких спутников и, медленно набирая скорость, исчез с экранов станций наблюдения. Это был сигнал.
Как торжествовали сторонники "теории возвращения" и военные!
Не зря были созданы Легионы! В кратчайшие сроки заткнули глотки всем недовольным, добили Свободных фермеров и всяческое отребье. Воинская повинность вменялась в обязанность каждому от четырнадцати до шестидесяти. Возводились военные заводы, укрепрайоны, ракетные батареи, аэродромы. Научные лаборатории работали не переставая, создавая все более совершенные образцы военной техники, тут же ставившиеся на поток. Положение осложнялось тем, что не было никаких сведений о противнике, а тактику борьбы с ним нельзя было строить на предположениях. Исходя из характеристик вражеского корабля, фотографии которого, перечеркнутые крест-накрест жирными черными полосами, висели во всех казармах, поняли, что противник стоит на высоком техническом уровне развития. Этот корабль был совсем не из тех, что стартовали с орбиты земли в Черный день. Следовательно, Избранные наткнулись на планету, где они смогли наладить достаточно развитую промышленность для производства своего космического флота. На Земле же, кроме спутников связи, построенных по старым схемам, ничего больше создано не было. Слишком много сил тратилось на элементарное поддержание жизни, чтобы думать о покорении космоса.
Международная система Space Shield, созданная когда-то для отражения вероятной угрозы из космоса, в свое время строго засекреченная, получила свою вторую жизнь. Отряды разведчиков отыскивали по старым картам заброшенные шахты пусковых установок, рубки управления, где валялись сгнившие останки персонала, не смогшего выбраться наружу, восстанавливали коммуникации, заменяли негодные ракеты, и вскоре почти все станции заработали, выискивая возможные цели на экранах радара.
Цели не заставили себя ждать.
***
Пятая штурмовая бригада была расформирована: слишком много солдат было потеряно, и восстановить прежний численный состав не представлялось возможным. Батальоны, понесшие наибольшие потери, направили в захваченный ранее охранный комплекс, где они вошли в состав вспомогательных сил Восточного укрепрайона. Остальная часть штурмовиков влилась в состав Восьмой Дивизии, успешно прорывавшей линию обороны Избранных.
Несмотря на успех начатого наступления, положение Седьмого Легиона осложнялось. Катастрофически не хватало солдат и тяжелой техники. Четырнадцатилетние юнцы, которых набирали в деревнях, воевать не умели и умирали тысячами. Много надежд было на морской транспорт с двумя тысячами снайперов, отплывший из Южной Америки, но он был атакован подводной лодкой Избранных и затонул в сотне метров от пристани Седьмого Легиона. Спаслось только сорок человек. Вдобавок ко всему вспыхнул мятеж на заводах Клеатом, где несколько легионеров убили беженца. Легионеров публично расстреляли , но было уже поздно. Беженцы (фермеры из южных районов, в основном), жившие на территории завода, отняли оружие у подростков из сторожевого охранения и, перебив администрацию, расставили своих людей на вышках и закрыли вотрота. Клеатом был основным поставщиком двигателей для тяжелых танков серии X-n. Сил для подавления мятежа не оставалось, войска с фронта снимать было нельзя. Командование вспомнило о штурмовой бригаде, но она была уже расформирована. Тогда приняли решение отобрать штурмовиков из сил гарнизона Восточного укрепрайона и направить на завод.
Батальон перебросили к заводу на самолетах. Грязный, обшарпанный салон, использовавшийся для перевозки раненых, с кровавыми бинтами на полу и вонью йода и эфира, до отказа был набит штурмовиками в запыленной форме. После ликвидации десанта не прошло и двух дней, больше полутора суток из которых солдаты пешком добирались до комплекса. Сразу после шестичасового сна их покормили куском непроваренной хлореллы и повели на взлетные полосы.
Полковник из Центра, выстроив их, пытался произнести напутственную речь ("Кровавые убийцы, под личиной беженцев, наносят нам в спину смертельный удар.И только вы-храбрые воины, способны остановить..." и т.д.), но его заткнули, крича из толпы:
-Ты где морду такую нажрал, небось не водоросли ел?!
-Мы неделю в боях, а вы с беженцами справиться не можете, сволочи!
-Грузись, ребята, что время терять!
Толпа, смяв размахивающего руками полковника, залезла в самолеты, те, нагруженные сверх меры, с трудом оторвались от земли и взяли курс на север. Кейл, сидя в углу, зажатый со всех сторон, пытался отодвинуться от трупа, перевязанного бурыми от крови бинтами: выгружая раненых, мертвого оставили. Недалеко от него молодой парень, почти подросток, с жаром говорил что-то своему соседу.
-Вы помните эту речь, которую произнес генерал... э... запамятовал, как зовут, но, впрочем, это неважно. В первый день после Вторжения он призвал всех забыть о своих распрях и объединиться во имя победы и мести и еще что-то, но, в общем, очень прочувствованная речь. Я видел видеозапись, и все это меня проняло. Я снисходительно относился к фермерам, презирал их необразованность, но потом, когда я увидел их в бою, увидел, как они умеют умирать за наше дело, у меня к ним возникло такое теплое чувство, и я... я почувствовал наше родство.
Я-то ведь вырос в городе и ничего в жизни не признавал, кроме книг. Особенно старых книг, написанных до Черного дня. В них описывается совсем другая жизнь,-его лицо все осветилось,-там была... там тоже была война, но не такая, возможно было примирение, не как здесь...
-Э, брось, Сигну, - перебил его собеседник, высокий, широкий в плечах штурмовик. -Война была такая же, если не хуже. Родство, братство, - передразнил он, - а сейчас мы едем в кого стрелять? В тех же людей, фермеров, беженцев. А Избранные? Это что по-твоему, другой биологический вид? Да ни черта подобного. Я разговаривал с пленными, такие же люди. И разные причем. Кто-то под пытками держится до последнего, кто-то плачет в истерике и предает всех и вся.
-Ну они-то неправы, - возразил Сигну. Они предали нас, подло предали и теперь вернулись, чтобы отнять у нас Землю. Вот он предел подлости! - вскричал он.
-Друг мой, они нас не предавали. И не они и не нас. Это было двести лет назад. И хищники и жертвы давно лежат в могилах. Дети не отвечают за грехи отцов.
-Это ведь цитата, правда? Я где-то это уже читал, - сказал Сигну. Но неважно. Они же вернулись, хотя и ребенку ясно, что они неправы.
-Неправы? Конечно, с нашей точки зрения неправы. А вот если тебе бы с детства говорили, что этот поступок единственно правильный и верный, если бы ты, например, родился Избранным, то ты, наверняка, считал бы всех нас чем-то вроде взбунтовавшихся животных, и тебе и в голову не могло бы прийти, что может существовать другая точка зрения.
Кейл не выдержал и вмешался:
-Да эдак кого угодно можно оправдать! Только кролику от знания того, что удав по-своему прав, не легче.
-Кто такой удав? - спросил штурмовик.
-Это такая змея, она ест кроликов, - поспешил прояснить Сигну. Продолжайте,продолжайте, - улыбнулся он Кейлу, - я то же только что хотел сказать.
-А чего говорить, - буркнул Кейл. -Если жить, оправдывая всех, долго не проживешь - загрызут. Ты бы брат, бандитам это говорил, когда они в деревню врываются. А так языком молоть и я смогу.
-Ты прими это к сведению, я не прошу тебя строить свою жизнь по этой схеме,-он посмотрел на Кейла сниходительно, как на ребенка. Помолчал немного и, отвернувшись к стене, покопался в сумке.
-Есть хочешь? - и протянул ему концентрат.
-Вот так бы сразу, - обрадовался Кейл. - А разговорами сыт не будешь.
Размешав концетрат в фляге, он медленно выпил содержимое и поблагодарил. Потом прилег и тут же вскочил, как ошпаренный: под ним оказался тот самый труп. Вокруг загоготали.
-Не могли они его вынести, что ли?! - возмутился Кейл.
Вместе с высоким штурмовиком они подхватили тело за руки и за ноги и потащили к люку. Самолет шел невысоко над землей. Отодрав крышку люка, спихнули труп вниз.
-Парашют одеть забыли! - в притворном ужасе заорал кто-то.
В другом конце салона затянули песню. Песня была боевым маршем, но ее тянули, как похоронную, хриплым, простуженным басом. Потом, видно позабыв слова, смолкли. Слышен был только равномерный гул двигателей и свист воздуха в щелях обшивки. Штурмовики негромко переговаривались еще с полчаса, потом наступила тишина. Кейл спал и не видел снов. Он их никогда не видел. ***
Около двухсот кораблей, с четко выведенной красно-черной эмблемой Избранных, зависли на орбите. Радиосвязь друг с другом не пыталась наладить ни одна из сторон. На Земле лихорадочно перегруппировывали войска, но, так как не было известно, где будет произведена высадка, получалась страшная неразбериха. Военные молились на систему Space Shield, надеясь, что она не подведет. Проповедники с горящими глазами кричали о последних днях и размахивали с кровью вырванными цитатами из довоенной религиозной литературы. Неожиданно вспыхнул мятеж на территории бывшего Пекина. Несколько тысяч фанатиков, с грубо сработанными знаменами Избранных, атаковали полицейские участки и воинские части, крича о возвращении богов. Мятежников посекли пулеметами, но подобные инциденты продолжали вспыхивать во многих местах Земли, что заставило Высший Совет предположить действия вовремя не выявленной организации.
Наконец, на восьмой день начался обстрел. Ночью было очень хорошо видно, как сотни тусклых точек отделялись от групп сверкающих звезд и опускались вниз. К счастью, ядерные удары Избранные не применяли, решив по-видимому, что радиационная, выжженная Земля им не нужна. Ракеты падали в места дислокации воинских частей, на крупные населенные пункты и заводы. К удивлению землян не было ни взрывов, ни облак ядовитых газов.
Ракеты разламывались на части и... все. Проведя биологический анализ содержимого обломков, ученые обнаружили несколько видов вирусов, предположительно опасных для человека. Человечество застыло в ужасе, но биологи развеяли опасения: в условиях Земли эти микроорганизмы теряли способность присоединяться к клеточной мембране и заменять материнскую ДНК. Избранные весело кружили на орбите еще с месяц, ожидая, когда окончится пандемия и можно будет без опасения высадиться на опустевшую планету. Но к их огромному удивлению, в телескопы не были видны горы трупов, и эти животные продолжали копошиться в своих городах.
Тогда начала действовать экспериментальная установка, отражающая солнечные лучи на Землю и концентрирующая их там в пучок, диаметром несколько десятков метров. Огненная рука вонзилась в планету. Беспорядочно мечась по земной поверхности, она нанесла небольшой ущерб оборонной системе землян, но слишком тяжело было сфокусировать луч, и он на каждую дрожь установки отвечал сильными отклонениями от цели, вызывая мощные лесные пожары и оставляя на поверхности земли хорошо видимые летчикам неизгладимые черные следы. Для лучшего поражения целей установка перешла на более низкую орбиту и через несколько часов разметалась огненным сполохом по небу, получив несколько ракет, в пределах досягаемости которых она оказалась.
У Избранных не осталось другого выхода, кроме высадки. Свыше двух сотен (по количеству кораблей) гигантских посадочных модулей опустилось на Землю. Опускаясь, они создавали сильные радиопомехи и выбрасывали ложные цели, и поэтому сбиты были только два из них. Вопреки ожиданию, они приземлились не в одном месте, а группами, по количеству материков (за исключением Антарктиды).
Снижаясь, модули наносили единовременный мощный ракетный удар по месту высадки, очищая до сотни квадратных километров. Модули развертывались в компактную военную базу с противовоздушной защитой, автоматическими орудиями, гидропонными плантациями и универсальными заводами по производству военной техники. В каждой базе занимали оборону две-три тысячи человек.
Опомнившись, легионеры атаковали Избранных, и они схлестнулись в яростной схватке, в своей последней битве, битве за то, что каждая сторона считала святым. А такие войны самые страшные.
***
Завод стоял черный и угрюмый, обнесенный бетонным забором, растопырив решетчатые пальцы вышек, на которых копошились фигурки мятежников. Изредка оттуда били неуклюжие очереди, барабанившие по крышам домов рабочего поселка и взбивавшие пыльные змейки по поверхности дороги. Пулеметчики нервничали и стреляли на каждую шелохнувшуюся ветку.
Невысокий военный с непомерно широко посаженными глазами, дочерна загоревший, выстроив штурмовиков, негромким, но твердым голосом инструктировал их:
-Мятежники захватили заводской арсенал и поэтому хорошо вооружены. Их там всего триста-четыреста человек. Ночью саперы заложили заряды под стену в нескольких местах, и мы их взорвем, а вы через проломы проникните на территорию завода. Там находятся женщины и дети, так что осторожнее. И еще... Постарайтесь не повредить хрупкое оборудование, вроде систем компьютерного контроля. На восстановление его уйдет много времени, а его у нас нет.
Это общие указания. А теперь попрошу взводных командиров пройти со мной в штаб для уяснения деталей операции.
Взводные командиры ушли, и штурмовики опустились на теплый асфальт аэродрома и стали ждать. Шано подсел ближе к Кейлу и сказал:
-Наш-то сержант остался в комплексе, мы то что будем делать?
-Мы-это взвод? - насмешливо спросил Кейл.
-Ну да.
-А посчитай теперь сколько в нашем взводе человек?
Шано долго оглядывался, шевелил губами и, наконец, в ужасе повернулся к Кейлу:
-Два...два человека? Только мы с тобой?!
-Да, а ты как думал? В комплексе мы потеряли четырех убитыми и девять ранеными, три дня назад-восемь убитыми и пять ранеными.
Пополнения не было, вот и считай.
-А что мы тогда будем делать? - растерянно спросил Шано.
-Ничего. Присоединимся к кому-нибудь, а там видно будет.
Кейл посмотрел в серое небо, низко нависшее над ними, и потянулся за сигаретой. В кармане было пусто. Он взял покурить у Шано и, затянувшись, низко нагнул голову, разглядывая неровный выщербленный асфальт, сквозь который пробивался маленький росток какого-то деревца. Тоска наваливалась на него медленно и неотвратимо. Он вспомнил, что родной поселок разрушен дотла случаным патрулем Избранных и что он не нужен никому, кроме Седьмого Легиона, и что даже для ненависти у него в душе не осталось места, как, впрочем, и для любых других чувств. Такое настроение у него было всегда, с самого детства, когда небо становилось серым и тусклым и будничный свет выставлял все окружающее в самом неприглядном виде.
Он заметил, как Шано медленно гладил ствол винтовки мелко дрожавшими пальцами и неожиданно спросил:
-У тебя есть кто-нибудь?
-Что? - встрепенулся Шано.
-У тебя кто-нибудь есть?
-Седьмой легион, - ответил Шано не раздумывая.
-Да, конечно, - сказал Кейл.
-А что?
-Да нет, ничего.
На мгновение в тучах образовался просвет, и солнце лизнуло крыши домов, тысячекратно отразилось в стеклах домов. Асфальт стал теплым на вид, и вышки, освещенные на фоне свинцовых туч, приобрели грозный и величественный вид. Просвет снова затянулся, и мир поблек.
Взводные уже возращались бегом. Нестройной толпой штурмовики побрели к поселку. Когда дошли до окраины, рассредоточились и перебежками стали продвигаться к заводу. Несколько взводов пошли в обход, к местам закладки зарядов. Застучали пулеметы. Мятежники стреляли из рук вон плохо: пули сшибали листву в садах, били стекла в домах и прошивали хлипкие глинобитные стены, но штурмовиков не задевали. Кейл и Шано бежали в хвосте взвода, добиравшегося до завода кратчайшим путем. Бежали по вымощенным пустым улочкам вдоль изгороди, залезая в неухоженные сады, заросшие пыльной жалкой зеленью, забирались в дома, укрываясь от посвиста пуль. В домах под ногами хрустела какая-то дрянь, в углах густыми комьями висела паутина, вещей не было: эвакуируясь, жители забирали с собой все.
С вышек продолжали стрелять. Наконец, пулеметчик нашел нужный прицел, и сразу двое из впереди бежавших упали на землю. Одному пуля пробила голову и, чуть замедлив полет, стукнула другого в грудь, защищенную бронежилетом. Он, забрызганный кровью, ошалело вскочил на ноги и, вытирая лицо, непроизвольно сплевывая и мотая головой, сделал несколько неверных шагов, и сел на землю. Взводный, оглянувшись на него, крикнул:
-Вперед!
Но он все сидел и мотал головой. Взводный догнал одного из пехотинцев и, хлопнув его по плечу, махнул рукой в сторону вышки. Тот снял со спины гранатомет и положил его на плечо. Все отодвинулись в сторону. Гранатомет грохнул, выбросив назад столб пламени, и почти сразу верх вышки вспыхнул, окутался дымом, и потом по барабанным перепонкам ударил звук отдаленного взрыва.
Снова побежали. Залегли за последним дощатым забором перед заводской стеной. Здесь взводного спросил какой-то пехотинец (Кейл узнал в нем Сигну):
-Здесь заряд заложен?
-Здесь, вроде, - задыхаясь и кашляя, ответил взводный. Даже эта небольшая пробежка вымотала его.
Грохнуло справа. Еще одна вышка, накренилась: снаряд стукнул в опору. Вышка не упала, но с нее больше не стреляли.
Лежали молча - берегли дыхание. Шано протянул Кейлу магазин:
-Возьми.
-Откуда?
-У убитого забрал, бери, у меня есть.
Кейл повертел магазин в руке и, достав клейкую ленту, примотал к винтовке.
Взводный смотрел на часы, сжимая и разжимая пальцы. По рации не переговаривались: приемники мятежников, отнятые у охраны завода, работали на той же частоте.
-Готовься, - хрипло выкрикнул взводный.
Все застыли в напряженном ожидании, не отрывая глаз от стены. Кейл, торопясь, отрывал от винтовки моток ленты, тот не рвался. Достал штык и перерезал. Земля задрожала. Мгновение - и в стене зиял пролом, который заволокивало клубами пыли. Вскочили на ноги и тут же повалились, сбитые ударной волной. Снова встали и помчались к пролому. Сверху барабанили по плечам мелкие бетонные крошки. Добежали. Штурмовики, тяжело и неуклюже полезли по обломкам, проваливаясь в какие-то ямы и кашляя от пыли, лезшей в горло. Кейл одним из последних выбрался на чистое. Взвод уже бежал впереди, стреляя на ходу по окнам пятого этажа в сером кирпичном здании. Оттуда жарили не переставая. Добежали до "мертвой зоны", откуда стрелки уже не могли видеть их, и сразу же прикладами стали вышибать входную дверь. Расщепили один приклад и, матерясь, рванули дверь направленным зарядом. Шано метнул в дверь гранату и заткнул уши. Через десяток секунд забежали внутрь.
Кровавые ошметья на стенах и пыль, плотной массой висящая в воздухе. На полу два детских тела, окровавленные и обожженные. В углу, опираясь на локти, ползет человеческий обрубок с оторванной нижней половиной туловища, кровавый фиолетовый клубок внутренностей волочится за ним, пачкаясь в пыли. И ни звука- только скрежет обломка тазовой кости, скребущего по бетонному полу. Шано привалился к дверному косяку и шепчет что-то побелевшими губами. Взводный подскочил к человеку и всадил короткую очередь в затылок. Потом махнул рукой на лестницу:
-Наверх!
Второй этаж. В коридоре двое мятежников устанавливают на полу пулемет.
Увидев штурмовиков, тянутся за автоматами. Невыносимо медленно Сигну вскидывает винтовку и стреляет. Один мешком рухнул на пол, где долго вздрагивает и бьется затылком об пол, другой бросает автомат и вскидывает вверх руки, но Сигну снова стреляет. Мятежник, зажимая живот руками, осторожно садится и с глухим стоном валится на бок. Проверили весь этаж, истеричным пинком распахивая двери и дергаясь от малейшего шороха. Никого. Надписи на дверях "Отдел учета и контроля", "Отдел связи".
Третий этаж. Пусто.
Четвертый этаж. Немного расслабились. В одной из комнат наткнулись на нескольких мятежников и замешкались. Те успели секануть из автоматов и выкинуть в коридор гранату. Двое-седоватый помощник командира взвода и тот самый высокий штурмовик, который доказывал Кейлу, что каждый прав по-своему-остались лежать не двигаясь. В комнату ударили из огнемета. Жарко полыхнуло пламя, лопнули от высокой температуры стекла, мятежники дико заорали. Один на четвереньках выкарабкался в коридор и, катаясь по полу, тонко визжал, мучаясь от нестерпимой боли. Его добили и побежали дальше. Сигну тормошил высокого штурмовика и чужим, треснувшим голосом все повторял, как заведенный:
-Вставай, вставай, вставай...
Пятый этаж. Несколько женщин и детей, которых едва не пристрелили, когда они с плачем выскочили в коридор. Матерясь, взводный погнал их к лестнице и получил пулю в рот: одна из женщин выстрелила в него из пистолета. Потом еще стреляла, пуля рикошетом от стены ударила Кейлу в шею, разорвав кожу, и он, падая, вцепился в женщину, выворачивая пистолет из рук, ломая пальцы. Упав, достал штык и в дикой злобе вонзил его под ребра, чувствуя, как горячая волна крови заливает его руки. Женщина дернулась, вся сведенная страшным напряжением мышц и обмякла. Кейл откатился в сторону и лежал, уткнув лицо в пол, и уже не видел, как штурмовики, обезумев, стреляли в женщин и детей, не видел, как Шано в одной из комнат пристрелил пулеметчика, и он повис на стволе тяжелого пулемета, свесив в оконный проем длинные волосатые руки. Не видел, как из главного заводского корпуса, подняв руки и размахивая белыми тряпками, выходили мятежники, а очистившееся небо лениво лило на землю расплавленное мессиво солнечных лучей.
***
Избранные клещом впились в Землю. Корабли на орбите передавали энергию, выработанную солнечными батареями, на наземные комлексы в виде радиоволн. Комплексы вырабатывали залежи железной руды, нефти, погружая в землю многокилометровые щупальца шахт. На заводах непрерывным потоком штамповалась военная техника, вот только с людьми было тяжело. Несмотря на то, что с планеты Избранных непрерывным потоком шли и шли корабли с солдатами, потери были слишком велики. И поэтому пехотинцев заковывали в броню, добавляя сервомеханизмы и обвешивая тяжелым вооружением. И именно поэтому артиллерийские расчеты заменялись автоматическими пушками, пилоты управляли самолетами и танками на расстоянии, сидя где-нибудь в бункере, в нескольких сотнях метров от земной поверхности. Но здесь сыграл роль важный фактор: операторы, сознавая, что они ничем не рискуют, совершали грубейшие ошибки, которые они избежали бы, инстинктивно борясь за свою жизнь. Кроме того, земляне использовали радиопомехи, и из-за сбоев в управлении порой самолеты Избранных, тупо уставив нос в землю, неслись вниз, а танки бессмысленно вращались на месте, становясь легкой добычей для легионеров.
На второй год войны после опустошительных битв, в которых легионеры захватили четверть всех комплексов Избранных, те начали радиопередачи для гражданского населения. По распоряжению Верховного Совета они глушились, но все-таки что-то попадало в эфир. Избранные говорили, что они несут все самое лучшее, что есть у человечества, что земляне должны смириться и преклонить голову перед высшими существами. И как не странно, многим это понравилось, ведь преклонить голову для большинства не так уж и трудно, а тут конец мучительной войне и благоустроенная жизнь, которую обещали Избранные всем, кто присоединится к ним. И многие дрогнули. Приток солдат в Легионы значительно уменьшился, некоторые переходили на сторону Избранных и сражались в их рядах. Но и таких было немного. Остальные предпочитали выжидать. Громче стали звучать голоса о прекращении войны. Легионеры, оскалив зубы, расстреливали любого, кто смел об этом заикнуться, но легионеров оставалось все меньше и меньше.
Но самым страшным было то, что земляне были всегда в руках Избранных. Если бы те захотели, они могли бы с легкостью ядерными ударами выжечь всю планету, но это лишало их вторжение всякого смысла. Пепелище им не нужно, ведь именно от него они и бежали двести лет назад. Для землян не могло быть полной победы. Даже полностью выкинув Избранных с планеты, они получили бы несколько сот ядерных боеголовок в качестве мести. И только в войне был единственный смысл существования, потому что капитуляция, для тех кто умеет ненавидеть, невозможна.
***
-Тупость, тупость и еще раз тупость-вот, что самое страшное, - сплевывая на пол, тихо говорил сержант. - Тупость погубила старый мир, и она же погубит и нас.
-Не понимаю, - пожал плечами Шано. - Глупый человек, он же если даже и какую ошибку сделает, так ведь не со зла, а по незнанию. И старый мир погиб по совсем другим причинам.
-Я не про отдельных людей говорю, - пояснил сержант. - Тупость - это что-то вроде заболевания какого. Даже очень начитанный и анлитически мыслящий человек частенько бывает болен этой болезнью. Это бывает от хорошей и сытой жизни или, напротив, от пребывания в слишком тяжелых условиях. То есть, когда мысли человека замыкаются на том, как бы побольше нахапать, попробовать чего-нибудь эдакого, особенного. Работать не надо и как-то не тянет, и работа для таких становится развлечением. Пробудить их может только угроза лишения всех тех материальных благ, которыми они владеют. В случае крайней нужды, когда работа только способ выживания, она становится ненавистной. Единственное желание: все те же материальные блага и поиск дешевых удовольствий.
Кейл осторожно поправил повязку на шее и, свесив голову с верхней койки, посмотрел на сержанта.Тот дышал часто и неглубоко: берег сломанное ребро. Кейл вкрадчиво спросил:
-Так получается сержант, что лучше всего золотая серединка?
-Нет, что ты, - рассмеялся сержант и поморщился от боли в груди.
-Нет, - повторил он. - Я не хочу говорить, что лучше, просто в некотором равновесии между богатством и нуждой рождается больше выдающихся представителей человечества.
-А может быть их рождается больше там потому, что и сама эта прослойка больше по размерам, чем другие две.
-Она была больше... В некоторые времена... А теперь, я думаю, она изрядно потончела. Не так ли?
-Бедность, - сказал Кейл, - вот главный двигатель прогресса. В конце концов, посмотрите, кем мы были после бегства Избранных. Мы были все бедны и, как крысы, шныряли на радиоактивных свалках. Прошло двести лет - и посмотрите на нас!
-Да уж, - издеваясь, протянул сержант, - посмотрите на нас, - и выразительным жестом обвел все вокруг.
Кейл побледнел от бешенства и сузившимися зрачками посмотрел в глаза сержанту. Тот сидел спокойно, лишь слегка напряглись мышцы на бритом затылке. Кейл срывающимся голосом начал:
-Если бы не война...
-А что - если бы не война? - перебил сержант. - Ты деревенский парень, Кейл, ты жизни не видел. Все бедны... все равны... - передразнил он. - В городах, некоторые совсем неплохо устроились, неплохо подгребли под себя. И если бы не война, снова бы кто-то жрал в три глотки и толпу подхалимов кормил, а кто-то подыхал бы, как собака под забором, и дочь его шла бы продаваться за миску супа. Почему-то во время прошлогоднего нашего отступа, в Европу вместо раненых поехали неплохо откормленные и неплохо одетые...гос-по-да, - он выплюнул это слово. Ноздри у него раздувались и глаза смотрели твердо и жестко.
-Ну, ну разошлись, - торопливо вмешался Шано. Вам еще подраться не хватало. Много сволочи развелось в последнее время, никто не спорит, но все будет в порядке, верьте мне, - он улыбнулся широко и открыто. - Мы-то,легионеры, пока живы.
-Да...Пока мы живы... - эхом отозвался сержант.
***
Седьмой Легион отступал. Восьмая дивизия была охвачена танковыми клиньями Избранных, за ними наступала пехота. Бомбардировщики утюжили окруженные войска, редкие самолеты Седьмого Легиона сбрасывали легионерам продовольствие и боеприпасы. После неудачной попытки прорвать окружение, Восьмая дивизия отошла в развалины старого комплекса Избранных и закрепилась там. Через две недели кровопролитных боев она была уничтожена полностью. Только двести одиннадцать тяжелораненых легионеров из семи тысяч были взяты в плен.
Обстановка на Восточном фронте резко осложнилась. Седьмая дивизия, выдохшаяся в наступлении, отходила с боями и вскоре оказалось прижатой к побережью, где ее остатки погрузили на морские транспорты и вывезли в тыл. Огромный участок фронта оказался обнаженным. В него хлынули Избранные. Командование лихорадочно бросало им навстречу наспех сколоченные заградительные отряды, плохо вооруженные и неподготовленные. Отряды в двести-триста легионеров вставали на пути танковых колонн и гибли в неравном бою.
На территории, захваченной Избранными, остались десятки тысяч мирных жителей, которые не смогли вовремя эвакуироваться. Впервые Избранные не проводили политику тотального геноцида. Всех оставшихся зарегистрировали и разрешили жить в своих домах.
Радиоволны разнесли эту новость по всему континенту. Многие сломались. Жители, измученные войной, стали ждать прихода Избранных как избавления. Больше не будет бессонных ночей в ожидании авианалета! Больше никто не заберет сына в армию, и не пришлют похоронку со словами соболезнования! Больше не придется отдавать последние крохи голодной армии! И некому было сказать "НЕТ!"-все, кто могли это сделать, сражались в рядах Седьмого Легиона и гибли, как всегда, первыми. Состоятельные горожане, отсиживавшие все дни войны в уютных квартирках, готовились произносить верноподданические речи перед новым правительством. Наиболее активные из них пытались сорвать эвакуацию военных заводов и государственных учереждений. Народ отвернулся от Седьмого Легиона и покорно шел менять хозяев.
Это было началом конца.
***
Комплекс атаковали уже вторые сутки. Ракеты системы ПВО закончились, и теперь бомбардировщики безнаказанно кружились над комплексом. Стены содрогались от взрывов авиабомб, и временами с потолка с шумом обрушивались куски бетона, за ними на пол тонкой струйкой стекал песок. Нижний уровень заливало водой (разбило водопровод), пока не догадались открыть люки шахт. Водопады воды, бешено крутя обломки мебели и мусор, обрушились внутрь, уходя на многие сотни метров под землю.
Штурмовики изредка выходили на поверхность и бросались в контратаки, но без поддержки тяжелой техники они успеха не имели. Кейл, Шано и сержант Лидан находились в резерве, прикрывая артиллерийские гнезда, и томились от бездействия и неизвестности.
-Да... - протянул Шано, - а ведь мы когда-то сами тут немало ребят потеряли.
-Когда-то? - переспросил сержант. - Четыре недели назад, друг мой, всего лишь четыре недели.
-Да ну? - удивился Шано. - А ведь кажется, будто прошло целых двадцать девять дней, - и засмеялся первым, сильно запрокидывая назад голову.
-Нашли развлечение - дни считать, - проворчал Кейл.
Автоматическая пушка, стоящая сбоку в стальном кожухе, задергалась, выплевывая очередную порцию снарядов по наступавшей тяжелой пехоте. Гильзы, звеня ,падали внутрь кожуха и через подаватель выбрасывались наружу. Одна из гильз, еще горячая, подкатилась к Кейлу, он поднял ее и обхватил ладонями.
-Холодно здесь, - пожаловался он.
-Ничего, это не страшно, - веселился Шано. - Сейчас похоронную команду вызовем, запихнем тебя в печь - отогреешься.
Кейл кинул в Шано гильзой, тот отбил ее стволом винтовки и продолжал:
-А не хочешь в печь, так можно...
-Помолчи, пожалуйста, - перебил сержант. Потом посмотрел на Кейла пристальным взглядом как бы раздумывая. Вздохнул и начал:
-Если со мной что-нибудь случится...
-Ну вот начинается, - погрустнел Шано. Потом плачущим голосом, передразнивая сержанта, продолжил:
-...похороните меня на высоком холме и...- тут он натурально всхлипнул,
-...напишите моей маме, что сын ее погиб...не могу больше, - и, рыдая, уткнулся в плечо сержанта.
Лидан улыбнулся и легонько стукнул Шано по голове:
-Я же серьезно, дурак...
-...погиб...серьезно...как дурак...-продолжал он всхлипывать.
-Ну все! Пошел ты к чертовой матери. Тут люди гибнут, а ему все хаханьки!
-Так люди всегда гибнут, - ответил Шано, поднимая покрасневшее от смеха лицо. - Лучше уж это сделать весело.
-Лучше уж вообще этого не делать, - вмешался Кейл.
-Вот об этом я и хотел с вами поговорить, - подхватил сержант. - Здесь нас могут окружить, и попадемся, как крыса в суп. Если выхода другого не будет... В общем, на уровне С-4, пятый ангар. Шесть грузовых вертолетов. Окрывается пусковая шахта и вперед, в синее небо, на север.
Кейл помялся и спросил:
-А что же командование ничего нам не сказало?
-Вертолетов всего шесть, - просто ответил сержант.
-Спасибо, но ты не волнуйся, - бодро сказал Кейл, - они не понадобятся. Мы удержимся.
-Я надеюсь, - сказал сержант, испытующе глядя в глаза Кейлу.
А атаки продолжались. Тяжелые танки наступали тупо и неотвратимо. В одной из частей комплекса автоматические пушки, расстреляв снаряды, беспомощно водили стволами из стороны в сторону и негодующе, зло стукали бойком по пустой гильзе, а танковые снаряды продолжали рвать на части стенки артиллерийских гнезд. Тогда тридцать шесть штурмовиков выскочили из укрытий и кумулятивными гранатами остановили Избранных и все до одного остались на изрытой взрывами, влажной и мягкой земле. Четыре танка горели и, умирая, бессмысленно ползали по полю, пока не сгорели провода и не расплавились микросхемы управления. Остальные развернулись и, отъехав, с безопасного расстояния продолжали вести обстрел. Наступившая ночь не принесла облегчения осажденным: обстрел усилился, и атаки не прекращались. Взлетали ракеты, освещая все вокруг мертвенным, излишне реальным светом, яркими вспышками лопались взрывы, и огненными нитками связывали пехоту Избранных и штурмовиков длинные очереди трассирующих пуль.
Кейл и Шано сидели все там же, слушая надоевший грохот автоматической пушки. Целый день они ничего не ели, и теперь сержант, покинув пост, отправился на кухню. Было темно, и артиллерийское гнездо освещалось через бойницы только ярким светом ракет, бросавшим на пол причудливые тени. Стрельба усилилась. Шано выглянул в бойницу и прошептал:
-Кейл, наступают, кажется.
Кейл поднял с пола винтовку и посмотрел на счетчик патронов.
-У меня только сорок три в магазине, а магазин последний, - тоже шепотом сказал он, будто боялся быть услышанным Избранными.
-Дурачок, - засмеялся Шано, не оборачиваясь и вскидывая винтовку к плечу.
- Там, в углу, в подсумке, их навалом. Бери сколько хочешь.
Кейл притащил тяжелый подсумок поближе к бойнице и встал рядом с Шано. Шано слегка повел стволом в сторону, ловя цель, и дал длинную очередь. Кейл вгляделся и заметил: пригибаясь к земле, ползли серые тени, часто замирая на месте и не двигаясь. Он выставил винтовку в бойницу и приложился к прицелу. Короткая очередь...еще одна... Шано уже стрелял не останавливаясь, ствол его винтовки накалился и, когда касался отсыревшего бетона, тихонько шипел.
-Гляди, расплавишься, - предостерег Кейл.
-Не боись, - отмахнулся Шано.
Трассирующие очереди привлекли внимание огневых операторов, и они послали несколько десятков снарядов в место скопления пехоты Избранных. Те вскочили и, пригибаясь, побежали назад. Кейл дал еще несколько очередей вдогонок.
-Попал? - спросил Шано.
-Да в этой темноте разве разберешь.
Шано бросил винтовку на землю и сел на подсумок. Кейл стоял, подбрасывая на руке пустой магазин, и прислушивался.
В коридоре кто-то бежал, грохоча сапогами. Шано нахмурился и потянулся за винтовкой. В дверном проеме показался сержант. В свете взлетевшей ракеты его лицо казалось бледным и утончившимся, лоб рассекла косая царапина и струйка крови стекала вниз по переносице. Винтовки при нем не было. Прямо с порога он крикнул:
-Ходу, ребята!
-Что случилось? - спросил Шано, вставая. - Кто тебя так?
-Нас обошли!-выкрикнул сержант.- И справа и слева. Надо добраться до северного входа, пока еще можно это сделать.
-Ну чего копаетесь! - снова заорал он в раздражении. - Скорее!
Они пулей вылетели в коридор. В темноте сержант ориентировался отлично. Несколько минут бежали молча, стукаясь об углы и спотыкаясь о какие-то ящики, лежащие на полу.
-Почему нет света? - задыхаясь, спросил Кейл. - Перебили силовой кабель?
Сержант злорадным тоном сказал:
-Хуже!
-Ну что тогда?!
-Силовая станция в Огненном городе отключила подачу электроэнергии! У нас теперь только рубка, на питании из аккумуляторной.
-Как отключили? - ошарашенно спросил Кейл и остановился. - Да мы что им, частная квартира!? Нас же атакуют?!
-Бунт, мать их, - коротко пояснил сержант и пихнул Кейла вперед. Через несколько поворотов сержант остановился и, помявшись немного на развилке, решительно повернул направо. Впереди жестким белым светом заблестели ручные фонарики. Несколько штурмовиков сбивали прикладами замки на жестяных ящиках и, доставая банки с тушенкой, торопливо рассовывали их в боковые карманы. Шано повеселел и, протиснувшись вперед, спросил:
-Разрешите?
-Валяй, бери, - миролюбиво отозвался коренастый штурмовик в грязной, измазанной желтой глиной униформе.
Сержант аккуратно снял с ящика фонарик и, крепко стукнув Шано по затылку, прикрикнул:
-Вперед!
-Ты что? - изумился Шано. - Это же еда!
-Подыхать с сытым желудком неприятно, верь мне, - рассмеялся сержант и, помахав фонариком в воздухе, обратился к штурмовикам:
-Я это возьму, вы не против? - и, не дождавшись ответа, нырнул в коридор. Шано подхватил все-таки несколько банок и на ходу торопливо рассовывал их по карманам, обиженно ворча что-то неразборчивое.
Около северного входа никого не было. Створки ворот были раздвинуты, и полная луна свободно бросала свой мягкий свет на изрытый выбоинами пол. Сержант удивленно выругался и выключил фонарик.
-Где охрана, где вообще все? - шепотом спросил Шано. - Мы же по пути встретили только тех ребят и все...
Сержант настроил рацию на связь с центром и ткнул пальцем в кнопку. Потом с силой швырнул ее в стенку, и она негодующе зазвенела какой-то сорвавшейся деталью.
-Попробуй ты, - приказал он Кейлу.
Тот, включил шлемофон, прислушался и, криво улыбнувшись, развел руками. Шано сделал то же самое и испуганно прохрипел:
-У меня - тишина.
Становилось страшно. Где-то далеко землю сотрясали взрывы, редкие отсветы которых мелькали на небе. На мгновение облака набежали на луну ,и она побагровела, засветив, как тусклая десятиваттная лампочка в огромном зале. Они стояли и молчали, потом сержант вздрогнул и
прислушался.
-Танки, - сказал он. - Слышите?
И действительно, тонкий комариный гул моторов, существовавший на грани слышимости, перерастал в хорошо различимый рев, который приближался. Сержант с тоской облизнул губы и прошептал:
-А винтовку-то я потерял...И гранат нету...
Потом рассеянно улыбнулся и неуверенно сказал:
-Мы уходим, пока есть возможность. Они сейчас завершают окружение. Мы проскочим.
-Подстрелят нас, - сказал Кейл и, махнув рукой на север, пояснил, - по чистому бежать.
-Как хотите, а я попробую, - выдохнул сержант и кинулся наружу. Он успел пробежать метров двадцать. Танк Избранных засек движение и, выверив траекторию полета снаряда, вектор направления движения и скорость цели, запросил команду на выстрел. За сотню километров отсюда, в теплом, уютном помещении огневой оператор Избранных, дожевывая стандартную пищевую порцию, лениво скользнул взглядом по долине, залитой потоками лунного света, по черной фигурке, мчавшейся на экране, и, поморщившись от боли в натертой ботинком ноге, стукнул по клавише. Радиоволны донесли команду до танка, слегка (2-3 наносекунды) задержались в анализаторе, и из ствола полыхнуло пламенем. Использованная гильза упала в собиратель, на ее место вкатился новый снаряд, а заряд боли и ужаса ввинтился в воздух, и где-то существовала точка ,в которой они с сержантом должны были встретиться. Сержант услышал выстрел и, вобрав голову в плечи, остановился. Перед ним встала на дыбы земля, и он почуствовал, как какая-то страшная в своей слепой уверенности сила поднимает его в воздух.
Кейл видел взрыв и видел, как сержанта откинуло на несколько метров в сторону. Они с Шано бросились вперед и, подхватив его на руки, потащили волоком к комплексу. Осторожно опустили и увидели, как поблескивают струйки крови, стекая с гладкой ткани комбинезона на холодный бетонный пол. Сержант открыл глаза и странным глухим голосом сказал:
-Уровень С-4, пятый ангар.
Потом выматерился и заплакал. Шано пытался ободряюще улыбнуться ему, но улыбка получилась вымученная, жалкая.
Кейл кивнул Шано и они, подхватив сержанта на руки, пошли вперед.
Сержант, рыдая от невыносимой боли, сорванным голосом выкрикнул:
-Опустите, ублюдки, не могу... Живот...рвет все внутри... Отходился я... - потом задергался в их руках и повторил, - отходился я... Дайте умереть, мать вашу... сволочи-и-и-и!
Они осторожно положили его к стене, где он свернулся калачиком, зажимая руками живот и всхлипывая. К реву танков добавились странно знакомые звуки крошащихся камней, размеренные и этим страшные.
-Тяжелые пехотинцы! - быстро прошептал Шано.
Кейл попробовал взять сержанта за плечо, но тот поднял к ним изуродованное болью лицо и лапнул кобуру. Вытащил пистолет и, тыкая им в их сторону, прошипел:
-Убирайтесь вон! Вон... - тон сменился и голос стал жалобным и капризным, -...ну что вам стоит, ну ребята... ну сволочи, ну уйдите!
Кейл проглотил застрявший в горле спазм, повернувшись, пошел по коридору, за ним, оглядываясь и машинально размазывая по лицу грязь, шел Шано. Повернули за угол и встали, напрягшись, ожидая выстрела...Выстрел...другой...третий... Кинулись обратно и отпрыгнули-из коридора вырвалась струя пламени... Кейл осторожно выглянул из-за угла. Коридор пылал, и в раскаленных потоках воздуха дрожала у входа далекая фигурка тяжелого пехотинца. У стены, словно большой бесформенный червь, весь объятый языками пламени, корчился сержант, молча и страшно, показывая Кейлу свое обугленное лицо. Оскалив зубы, Кейл вскинул винтовку и, ничего не видя из-за заслонившей глаза коричневой пелены, выпустил в сержанта длинную очередь. Шано оттащил его в сторону, а он все жал и жал на спусковой крючок, краем сознания слыша, как звонко бьется о пустую гильзу боек...
***
По пристани деловито сновали легионеры, затаскивая на транспорт цинки с патронами. Небо было чистым, лишь на горизонте виднелись хлопья нежно-розовых перистых облаков. Со стороны океана легкий бриз наносил запах морской соли и свежести, играл бурыми концами повязки на плече у Шано и сносил пепел с сигареты, которой жадно затягивался Кейл. Кейл вспоминал последние две недели ,и перед его глазами проплывали обрывки воспоминаний, а между ними все заволакивало серым туманом.
...Он совсем не помнил, как они добрались до пятого ангара. Створки огромной взлетной шахты были раздвинуты, и небольшой кусочек неба, уже начавшего предрассветно розоветь, поблескивал последними звездами. Около темной громады последнего вертолета копошились люди. Салон был забит до отказа, кто-то даже повис на дверных поручнях. Шано запрыгнул на вертолетную лыжу и вцепился в то место, где она крепилась к вертолетному корпусу. Кейл сел на нее с другой стороны. Когда вертолет начал подниматься вверх, в двери анагра вбежал кто-то и закричал, захлебываясь:
-Подождите! Подождите! Подождите!
Потом начал стрелять по вертолету снизу. Штурмовик, висевший на поручнях, застонал и обмяк, но поручней не выпустил и так и умер, темной безжизненной массой вися в проеме. Кто-то штыком разрубил ему пальцы, он свалился вниз и через несколько секунд с тупым звуком стукнулся об пол.
Потом вырвались из узкой горловины шахты и взяли курс на север.
У Кейла было такое ощущение, как будто он поймал за ногу большую птицу, но она оказалась сильнее, и теперь она поднимает его все выше и выше над черным пятном комплекса... Пронизывающий холодный ветер и боль в простреленной шее... Один из вертолетов, летевших впереди, внезапно остановился в воздухе и, вхолостую вращая винтом, камнем сорвался вниз, в темноту...
Приземлились, когда солнце не ослепительно, как днем, но яркими, свежими, рассветными лучами, ласкало длинные ряды пустых казарм и узкую бетонную ленту старого шоссе. Это была покинутая база легионеров разбитой Восьмой Дивизии. Шано смеялся и не мог оторвать от крепления руки. Его материли и стволом винтовки разжимали пальцы, смертельной хваткой вцепившиеся в холодный металл...
...Несколько комплексов Избранных опустились посередине континента, разбив силы Седьмого Легиона на две части. Танковые колонны выкинули из Восточного укрепрайона остатки гарнизона и теснили их все дальше и дальше на север. Западная группировка противника с легкостью выбивала легионеров из объятых мятежом городов. Пятая танковая дивизия, бросившая все танки из-за нехватки горючего, пыталась с боем прорваться на восток и, неся огромные потери, захватила один из спустившихся комплексов Избранных, но продолжать наступление уже не могла. Вскоре все Западное побережье было захвачено Избранными. Несколько тысяч легионеров успели посадить на транспорты и вывезти на Евразийский материк, но большинство осталось и теперь скрывалось в лесах, постоянно вступая в стычки с патрулями Избранных и полицейскими отрядами местных жителей.
...Бой...отступление...бой...отступление...бой...отступление. В ту ночь, из семисот штурмовиков, бывших в комплексе, спаслось только сто двадцать три человека. Их сразу бросили в качестве заградотряда на перекрестье нескольких стратегически важных дорог. Через неделю их осталось восемнадцать. Теперь, на теплом песке Восточного побережья сидели только Кейл и Шано, остальные, с выклеванными стервятниками глазами, лежали на обширной территории от Огненного города до Ластпорта. Кейл, обжигая пальцы, затянулся еще раз, бросил окурок и надвинул на него горку песка. Стрельба за окраиной усилилась. Там отходил к пристани один из батальонов Седьмой дивизии, он должен был погрузиться последним. Уходя из города, поджигали военные склады и дома, кто-то со злобы палил и по мирным жителям, испуганно выглядывавшим из окон.
По металлическому трапу на борт транспорта забегали запыхавшиеся легионеры. Протащили раненого, и его рука, свисая с носилок, прочертила на песке длинный, неровный след. Шано вскочил и сказал:
-Я чувствую, что прощальных речей жителей Ластпорта мы не дождемся. Поэтому предлагаю немедленно взойти на борт этого транспортного средства и покинуть этот негостеприимный берег.
Он шутил, но в глазах у него плескалась боль.
Кейл рассеянно смял в руке пустую сигаретную пачку и коротко отрезал:
-Я не поеду.
-Ты с ума сошел?! - заорал Шано. - Он не поедет! - и, схватив Кейла за грудки, приподнял над землей.
Кейл вырвался и, оправляя униформу, чувствуя ненужную высокопарность своих слов, сказал:
-На этой земле я родился и вырос, здесь погибли все мои товарищи. И я здесь останусь.
Шано побелел от злобы и затрясся.
-Ну и прр-ропадай тут, герой хренов! - и, растолкав нескольких легионеров, взбежал по трапу. Кейл посмотрел, как его спина скрывается в дверном проеме, вздохнул и отвернулся.
Через несколько минут рядом с ним на песок, невнятно матерясь, кто-то сел. Кейл обернулся и увидел Шано. Тот был мрачнее тучи, и с ожесточением продувал ствол винтовки, и не смотрел на Кейла. Со стороны города уже никто не шел к пристани. На пустой трап выбежал офицер и заорал:
-Эй, ублюдки, чего расселись! Быстро на борт!
Шано обернулся и с наслаждением объяснил офицеру, куда он может отправиться на своей драной посудине. Офицер покраснел, открыл рот, закрыл его и, ожесточенно махнув рукой, отступил внутрь, шепнув что-то в рацию. Трап поднялся, закрывая дверной проем.
Шано и Кейл сидели молча, смотря, как лениво покачиваясь на волнах, отплывает последний транспорт. Потом посмотрели друг на друга и рассмеялись. Встали и, сжимая в занемевших руках винтовки, пошли туда, где входили в город редкие цепи пехоты Избранных, туда, где, заволакиваемое черными клубами дыма, светило багровое, последнее в их жизни, закатное солнце...
© Adolf[R.A.]
Статья написана: 2003-10-17 15:42:54
Прочитано раз: 16576
Последний: 2016-09-29 01:18:50
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  Дмитрий
@ 2008-03-31 21:48:49

Новичок


Я этот рассказ прочитал еще в далёком уже 2002 году. Вот уже шесть лет прошло, а он до сих пор мне нравится. Респект и уважуха автору, так как написана действительно профессионально. Ещё раз спасибо.
  VerzeR
@ 2008-01-30 11:00:48

Чё !? чё чё !? а Чё?!


не буду говорить что рассказ не из СтарКа, но самый сочняк россказ,!!!! Особенно конец соска.
  7legeon
@ 2007-02-25 02:37:24


Эх старый добрый Седьмой Легеон!
Да ЗДРАВСТВУЕТ СЕДЬМОЙ ЛЕГЕОН!!!!!!!!!!!!!!
Пишите кто хочет на мой е-майл! Всем отвечу!
  R
@ 2006-11-09 20:13:52


Очень красиво написано...

Сказка-то ложь, но сходные моменты с реальной жизнью есть. В реальной жизни тоже есть множество гадов, и считающих себя избранными, и действующих, как будто они "избранные". Такие "избранные" как раз и составляют правительства многих ( в первую очередь, "белых") стран, большинство финансовых воротил и уголовников.

Советую больше думать и меньше играть на компьютере.
  Slavyanin
@ 2006-06-15 00:35:27

Сургут
Господа интересует буквально все что связано с 7Легионом ! Игрой если такая есть и автором этого рассказа ! Буду благодарен за любую информацию !
  cn
@ 2006-04-16 10:32:22

екб
второй раз перечитал, мозг отдохнул
  JJa
@ 2005-10-30 15:10:45


Respect!
  [BHC]FeN!X
@ 2005-10-28 18:18:11


надо будет поиграть в 7й легион RSPCT автору.
  [SR]MdSel
@ 2005-07-29 03:20:28

Местный


Никогда не читал ничего подобного. Хорошо но мало... Я плакал. (не от смеха)
  ReiCat
@ 2005-05-04 21:33:13


Енто самы суперррррсссккий рассказ, который я когда либо читал, а те, кто это обсирают полнейшие лохи и ламеры! Автору афигенный респект!!
  Боло
@ 2005-02-25 21:58:52


куль рассказик, я его еще на старом с-фт.ру приметил теперь каждые пол-года перечитываю...

а че ента за игруха седьмой легион какого года и про что там надо бут достать
  StRaTeG
@ 2004-10-14 16:22:50

Новичок


samyjprikolnyj raskaz tipo TERANE vs Terane
  Zuko
@ 2004-07-14 23:20:39

Vault 13
7-й Легион - рулёз!!! Это была самая первая моя RTS на компе. Наверное, даже лучшая.(SC конечно не хуже). Рассказ написан обалденно. Respect автору!!! Только меня смущает скудность техники. Ведь в игре были и танки и роботы и всадники на каких-то ящерах(мои любимые). А так всё круто, ведь вселенная 7-го Легиона как раз подходит для написания подобных произведений про апокалипсис.
  Angry
@ 2004-07-02 00:11:17


Лучшее из всего что было и будет написано. На мой взгляд, единственное "недетское" что было написано на тему Great Strategy. И даже если в рассказе нету слов типа "батон, гидрал..." или фраз типа "отодрал я линга за минералами"(не в обиду автору статей, где это встречается), я думаю, что и так все понятно. Те кто хочет - поймут так как надо, остальные же просто тупые ламеры, которым чем больше мата, пошлятины и всего такого - тем лучше...
  Vit123
@ 2004-05-19 00:09:06

Новичок

Дома блин!
БООООЛЬШАЯ ,но реальная статья.КРУТО!.Правда напоминает больше не старкрафт ,а иную игру(Помойму я в нее еще до старика играл).
  Ganseng
@ 2004-05-08 21:48:14


Мура, дерьмо, полный отстой и ... нет слов.
  LAMB CHOP
@ 2004-03-04 16:28:07


ЗАЕБИСЬ РАССКАЗИК!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!
  SS
@ 2004-01-19 00:08:05

Болото
Написано просто сногсшибательно. Если я не ошибаюсь это про одноименную игру. Написано круто. Так держать.
  Alex
@ 2004-01-13 12:55:41

Новичок


© Adolf[R.A.] блин тебе надо книгу написать, а по ней
ещё и фильм снять. Жаль только, что это не про
StarCraft.
  him
@ 2003-10-24 00:47:40

Новичок

ярославль нет
прикольно!но от темы малек оторвался!это какой то судный день а не старкрафт!а так в общем неплхо
  ебет что ли?!
@ 2003-10-19 20:55:46

Пизда
Я конечно понимаю что тут наверно какой то философскии смысл есть, но помоему это самое отстойное дерьмо из всех расказов про старика какие я читал!

з.ы. Причем самое длинное дерьмо!
  KOSTIK
@ 2003-10-18 23:33:14


АХРЕНЕТЬ!!!!КРУТОО!!!RULEZZZZZZZZZZZSZ!! !
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top

7x pts rating
2499 protoss
[7x]KpeHgeJIb
protoss KpeHgeJIb.359
2499 pts
 
Stat: 119-96
Rate: 55.35
2571 terran
[7x]Control
terran control.341
2571 pts
 
Stat: 377-321
Rate: 54.01
2357 protoss
[7x]QuanChi
protoss QuanChi.484
2357 pts
 
Stat: 489-469
Rate: 51.04
2077 protoss
[7x]Smith
protoss smith.269
2077 pts
 
Stat: 290-257
Rate: 53.02
2008 protoss
[7x]Nerazim
protoss Nerazim.2325
2008 pts
 
Stat: 266-251
Rate: 51.45
1765 protoss
[7x]IGG
protoss Motörhead.647
1765 pts
 
Stat: 150-138
Rate: 52.08
1573 protoss
[7x]Lipton
protoss Lipton.725
1573 pts
 
Stat: 81-84
Rate: 49.09
1106 zerg
[7x]jonk
zerg jonk.178
1106 pts
 
Stat: 78-76
Rate: 50.65
709 zerg
[7x]Harius
zerg LiquidHarius.21800
709 pts
 
Stat: 42-7
Rate: 85.71
251 zerg
[7x]Masamune
zerg Masamune.571
251 pts
 
Stat: 13-4
Rate: 76.47
224 terran
[7x]Surprise
terran Surprise.698
224 pts
 
Stat: 12-7
Rate: 63.16
165 zerg
[7x]T1Mmi
zerg TiMmi.736
165 pts
 
Stat: 29-19
Rate: 60.42
54 zerg
[7x]Krash
zerg Krash.903
54 pts
 
Stat: 2-3
Rate: 40.00
1458 terran
[7x]Leon
terran Leon.1216
1458 pts
 
Stat: 224-220
Rate: 50.45
1162 zerg
[7x]Igon
zerg SevenXIgon.103
1162 pts
 
Stat: 50-50
Rate: 50.00
928 zerg
[7x]CrazyRabbit
zerg CrazyRabbit.780
928 pts
 
Stat: 39-26
Rate: 60.00
807 zerg
[7x]Raven_gg
zerg Ravengg.625
807 pts
 
Stat: 35-30
Rate: 53.85
560 random
[7x]Fen1kz
random Fenlkz.514
560 pts
 
Stat: 58-46
Rate: 55.77
464 protoss
[7x]Ashbringer
protoss Ashbringer.2446
464 pts
 
Stat: 15-20
Rate: 42.86
162 protoss
[7x]Kanzler
protoss Kanzler.870
162 pts
 
Stat: 5-4
Rate: 55.56

События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 30.09.2016 @ 23:17:37 MSK. Страница загружена за 0.18187 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта