История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Замок плача

Замок Плача

…Наши расы воистину различные половины единого целого.
Скоро наши две расы сольются в одну….

Высший Разум

Гарм лает громко
У Гнипахеллира,
Привязь не выдержит –
Вырвется Жадный.

Прорицание Вельвы, 40-41, 44


…Галактика застыла в своем ярко сияющем коллапсе звезд. Жизнь вот уже в течение последних пяти лет словно бы исчезла. Время, уже неизмеримое со стороны живых существ, вновь обрело свое могучее зловещее молчание. Все утихло. Пустые межзвездные трассы. Груды мусора и стального лома на орбитах словно бы вымерших миров и лун. Холодные, только сейчас кажущиеся неприветливыми и незнакомыми звезды.
Возле второго рукава Млечного Пути, в сторону незаметного вращения самой звездной спирали, двигалась черная колонна созданий. Новые хозяева. Надолго ли?..
Человеческая фигура, стоящая у большого окна в одном из помещений неопознанного крейсера, едва заметно пошевелилась. Мрак в зале нарушался лишь слабым светом, исходящим со стороны центрального звездного скопления за толстым стеклом.
Дюран задумчиво наблюдал за медленно тянущейся в пространстве колонной существ. Его не волновало то, что в любой момент Зерги смогут засечь его, и тогда придется удирать на этом старом корабле через гипер-прыжок, который может и не выдержать такого резкого маневра. Крейсер принадлежал одному из командиров уже давно павшей Конфедерации. Сколько уже лет прошло?.. Около десяти?… Где-то так. Однако сами Зерги двигались неуверенно. Дюран знал, где остановить этот дряхлый крейсер – совсем рядом с газовым облаком, мешающим Зергам ориентироваться, и те не заметили эту рухлядь.
Керриган.… Я познал тебя как свои пять пальцев, когда был еще верен тебе. Ты же не смогла познать меня полностью, считая, что мой пораженный спорами Зерга мозг не сможет восстать против тебя. Ты даже не подозревала, что я уже тогда не был человеком. Я знал все твои намерения еще тогда, когда Директорат вошел в этот сектор. Я смеялся над тобой, когда был на стороне Директората, и был верен тебе, когда ты отозвала меня назад для помощи. Ты видела во мне преданного слугу и советника, такого же, как и Мозг, а я видел в тебе шанс очистить сектор для подготовки первых образцов. Все прошло просто прекрасно… Они удались на славу, и скоро ты в этом убедишься. Твои выводки.… Это не проблема. Всех миллиардов Зергов не хватит, чтобы остановить силу, которую я приведу в эту Галактику. Все начнется с этой небольшой, спиральной завитушки в бездне Вселенной, именно она станет колыбелью нового начала…
Дюран не отрываясь, глядел на колонну существ. Эму нравилось ощущать то, что он наблюдает за стороны проявление жизни. Он даже пытался угадать, что это: обычные «охотники», шныряющие в космосе в поисках чужих видов, или же ударная группа, неторопливо движущаяся к новому миру, чтобы покрыть его своей коркой, словно бы зарастив собой его поверхность, высосать все ресурсы…
Пусть побесятся. Очень, очень скоро я увижу тебя, Керриган. Даже и не знаю, что мне останется с тобой сделать. Без тебя мне бы никогда не удалось бы очистить сектор от Протоссов и Терран, хотя ты сейчас, несомненно, представляешь угрозу моему новому творению. Однако убивать тебя будет как-то нелепо и бессмысленно, я бы даже сказал – непрактично. Потому что после прихода Нового Начала ты будешь бессильной. Я еще не ослеплен той яростью и местью, как ты, когда твои Рои поглощали в своем кровавом водовороте флотилии и армии, я признаю для себя тот факт, что еще не стал убийцей, подобно тебе. Конечно, убивать приходилось – но лишь для того, чтобы не нарушить тот хрупкий баланс, определяющий сопоставление сил в будущем. Хладнокровие и сдержанность – мой девиз в этой Галактике. Наверное, поэтому я так долго живу.
Надо будет хорошенько обдумать твое будущее, чтобы ты опять не наделала глупостей.
Ну да ладно… Дело покажет, что к чему…



…Тьма медленно и уверенно поглощала все вокруг. Ночь вступала в свои права, окружая безжалостным и плотным кольцом подножие гор. Ирзу Спинуру даже казалось, что впереди, там, где свет прожектора рассеивался в черноте, больше нечего нет. Нет ни скал, ни растений, ни грунтовых пустынь, ни гор, чьи цепи плотным кольцом рассекали поверхность этого отдаленного от центра сектора мира. Тьма словно бы навсегда сожрала их, и свет больше никогда не коснется этих земель…
Спинур мотнул головой, отгоняя дрему и мрачные мысли. Зерги будут здесь через несколько часов, а эвакуация закончится через полчаса, однако, бдительность терять все же не следовало.
Позади его боевой машины, неплотным кольцом, в каком-то кукольно - уставшем напряжении замерли фигуры пехотинцев, сжимающие в руках винтовки. За спинами солдат, к ярко освещенному кругу приемной площадки для транспортного челнока типа «Сириус», тянулась вереница людей, в легких скафандрах и с нехитрой поклажей. Они двигались оттуда, где все еще были видны включенные прожектора оставленной базы, служившей домом в течение десятка лет.
За эти годы люди, жившие здесь, уже смирились со своей участью. Сектор Копралу умирал вместе с его последними колонистами. Единственное, что осталось от прежних чувств – это страх пополам с надеждой. Надеждой на то, что начавшийся семь лет назад кошмар все же закончится. Неважно как, лишь бы прекратилось это безумие.
Всего лишь десять лет… Никто тогда не подозревал, что хлынувшие на поселения Мар Сары создания будут предвестниками гибели сектора. За последующие два года много чего изменилось. Возникла Империя Доминиона, Погиб Высший Разум на Аиуре, потом в сектор вторгся Директорат, поработивший второй Высший Разум на Чаре, а следом полчища Зергов наконец приобрели полную свободу действий в секторе. Уже пять лет длится их господство в этой части галактики. И даже не известно, что творится в центре сектора, космическое пространство стало вновь не контролируемым, таким, каким оно было до прихода самых первых колониальных кораблей людей. Рои Керриган постоянно рыскали в космосе в поисках выживших. И они нашли их. Этот мир – Гурисиат – был прибежищем для многих Терран. Свергнутых правителей, колониальных чиновников с остатками своих гвардий, адмиралов уже давно не существующих флотилий, отчаянных сорвиголов и всевозможных отморозков из различных анархистских группировок, бежавших сепаратистов, беженцев-колонистов с миров, которые стали лежбищем Зергов. Даже Директорат в свое время не подозревал о существовании этого мира.
Когда Керриган начала вершить расправу над землянами, сюда прибыл Рейнор и те немногие, кто последовал за ним в попытке спастись от хаоса в секторе. Вскоре Протоссы, по его же просьбе, наладили охрану планеты.
Ирз не знал Джима Рейнора, но был наслышан о его дерзких, а потом героических вылазках против Зергов и Директората. Сам Ирз стоял на службе уже позабытой армии генерала Эдмунда Дюка, той самой Альфы Сквадрон. Сразу же после того, как Эдмунд Дюк перешел на сторону сепаратистов, чей разгул приходился на первой опустошительный набег Зергов на Конфедерацию, Ирз Спинур и многие его товарищи были заключены в тюрьму за несогласие в освобождении сектора от Зергов под знаменами будущего Доминиона. Ирз считал бы себя предателем, выступив на стороне врага, когда он дал присягу верности Конфедерации. Только сейчас все встало на свои места, и Спинур проклинал тот день, когда он отказался примкнуть к Сынам Корхала и восставшей колониальной милиции. Он понимал, что это бы ничего не изменило, но он бы сражался против настоящего врага. Артурус Менгск оказался прав: человечество стояло на грани уничтожения.
Но это Ирз осознал лишь тогда, когда Зерг вторгся на Тарсонис. Он все же выступил на стороне одной из крупных групп милиции одной из планет, пытаясь противостоять Зергам на всевозможных мирах, но было уже поздно. Зерг к тому времени уже контролировал половину сектора, и основным силам Терран, не примкнувшим к Доминиону, пришлось отступить в дальний космос. Как раз тогда эскадры Директората вторглись в сектор и начали войну против Доминиона…
Ирз тогда летел к этому миру, проклиная все на свете в бессильной ярости…
Он пробыл здесь почти шесть лет, каждое утро просыпаясь с мыслью, что он еще жив. Зерги все же нашли это место, и теперь здешние Терране должны были покинуть эту планету и присоединится к остаткам флотов людей и Протоссов. Оставаться здесь было глупо, и, даже когда эта планета заменила им родные миры, многие из местных хотели поскорее покинуть Гурисиат, сейчас, когда стало известно о приближающемся Рое захватчиков, эта планета стала казаться недружелюбной и холодной. В то время, когда прибывшие сюда колонисты считали себя здесь в безопасности, сейчас страх перед Зергом изменил их мнение…
Ирзу было просто жаль этот мир, пусть даже и с непригодной для дыхания атмосферой и усиленной силой тяжести. Мысли о том, что скоро его покроет плотной коркой Оползень и тысячи Зергов, заставляли Ирза лишь сожалеть об этом.
Сверху донесся нарастающий гул – челнок «Сириус» шел на посадку, чтобы взять на борт последнюю партию людей. Основную часть гражданских лиц уже доставили на крейсера, ждущие в космосе, и сейчас здесь в основном осталась охрана.
Мягкий свет коснулся земли, становясь ярче света прожектора Голиафа, вместе с тем нарастал и гул двигателей приземляющегося челнока. Ирз взглянул вверх, где над ним было бронированное стекло кабины боевой машины, и тут же опустил взгляд, зажмурившись от невыносимо яркого света прожектора, закрепленного внизу носовой части «Сириуса».
Ирз положил руки на мануальную доску управления поворотных механизмов Голиафа, и включил питание. В реве двигателя челнока едва слышно ожили с легким гулом основные двигательные механизмы машины, и Ирз развернул Голиаф в сторону посадочной площадки. Пришлось тут же включить затемняющий элемент стекла кабины, свет оттуда был слишком сильным. Он разглядел, как кольцо морпехов сужается перед столпившейся кучкой людей в гражданских скафандрах, по мере приближения челнока к площадке.
Спинур взглянул вверх, теперь уже не боясь ослепнуть от бьющих лучей света от прожектора «Сириуса». Огромный челнок уже почти вошел в зону выпуска шасси, а над ним, в нескольких сот метрах можно было разглядеть ярко синие инверсионные следы двух Корсаров Протоссов, кружащих над челноком и обеспечивая безопасность в воздухе.
Сбоку округлого днища челнока открылись ниши, выпустившие четыре опорные лапы, челнок натужено взревел соплами, почти зависая над площадкой. Наконец, лапы ткнулись в круг посадочной площадки, и из под днища летательного аппарата вниз с гудением ушел специальный подъемный мостик, показывая нутро «Сириуса». Подъемник с гулом ткнулся в площадку, и гражданские тут же заняли всю его плоскость вместе с вещами. Подъемник ушел наверх, поднимая людей внутрь машины. Спустя минуту он вернулся, и теперь его заняли солдаты. Следующими внутрь загружались шесть Голиафов, прикрывающих вместе с пехотой гражданских лиц.
Когда Голиаф Ирза вошел на подъемник, он увидел блеснувшую не вдалеке фару мотоцикла, приближающегося со стороны покинутой базы. Потом он оказался внутри «Сириуса», и поспешно отвел машину внутрь челнока, передвигая ногами с прикрепленными к ней захватами-«рычагами», передающим и увеличивающим мускульную силу ног на сверхчувствительные шаговые механизмы Голиафа, туда, где столпились люди, которым уже не терпелось откинуть лицевые щитки своих скафандров. Однако сделать этого было нельзя, пока подъемник снова не встанет на свое место, и пока внутрь не подадут кислород. Спинуру самому хотелось выбраться из этой машины как можно скорее, ноги уже затекли, да и дышать через маску было нестерпимо неудобно. Во время боя подобное неудобство он даже и не замечал, но когда сидишь в Голиафе без дела, это казалось пыткой.
«Уж лучше в скафандре потеть» не раз думал Ирз «чем через этот намордник дышать»
Внутри челнока было полутемно, свет шел от ряда ламп у самого пола, освещающий внутреннюю броню «Сириуса». Ирз терпеливо ждал. Вскоре все Голиафы примостились рядом, однако пилот все еще медлил с взлетом. Наконец, подъемник ушел вниз еще раз, и вернулся на место с мотоциклом, тем самым, свет форы которого видел Ирз при загрузке. Тут же сработал герметизирующий механизм, и внутрь челнока с шипением ворвался кислород. Датчик на потолке, светивший красным, теперь светил зеленым, и люди с облегчением открывали лицевые проемы своих скафандров. Спинур угрюмо смотрел на лица людей. Им еще здесь в масках сидеть до прилета, пока Голиафы не займут свои места в ангарах…
При не ярком свете ламп он разглядел, как с брони мотоцикла спрыгнули двое в легких скафандрах с нашивками Инженерных Войск на рукавах. Блистер машины откинулся, и из мотоцикла вылез человек в обычном сером комбинезоне. Он что-то спросил у одного из инженеров, тот в ответ утвердительно кивнул, что-то отвечая – толстое герметизирующее стекло почти полностью ограничивало все звуки снаружи от водителя Голиафа.
- Ник, ты не в курсе, что там за операция намечается у Рейнора? – спросил Ирз по внутреннему каналу связи у напарника. Выглядело это по-дурацки – Ирз видел Ника Горфа через стекло в соседнем Голиафе, а общаться приходилось по рации, спрятанной в кислородной маске у рта.
Двигатели вновь ожили, и Ирз почувствовал, как челнок плавно уходит вверх.
Он уже ощущал слабое чувство тоски по этому миру, который люди покидали уже навсегда, и Спинур мысленно ругнулся: нужно было взять хоть какой-нибудь камешек с этой земли. Сейчас он понял, что за эти шесть лет он полюбил эту планету, в полной мере ощутив ее домашний уют лишь тогда, когда пришло время ее бросить…
- Командиры что-то поговаривали об этом Протоссе, Зератуле, который после того, как Керриган шесть лет назад уничтожила сопротивление колонистов, землян и Протоссов, пытался объединить оставшиеся разрозненные флотилии, и наткнулся на один заброшенный отдаленный мир, где велись исследования над созданием новой расы. Позже он выяснил, что существует много подобных планет, на которых уже полным ходом идут работы по созданию нового вида, - говорил Ник, - Так вот, совсем недавно Рейнор и местный правитель Протоссов, Каус, обнаружили одну из подобных планет, и, кажется, сейчас они планируют напасть.
- Это с нашими-то силами? – мрачно хмыкнул Ирз, - провести небольшой флот прямо перед носом Керриган, что бы атаковать какое-то захолустье?.. Это безумно.… Сваливать нужно из сектора, сваливать, пока не поздно…
- Я, представь себе, того же мнения, - отозвался напарник, - Удивительно, чем наши командиры тешат свои сломленные чувства.… Пытаются сделать вид, будто все еще можно вернуть…
- А это кто? – спросил Ирз, показывая через стекло на двух инженеров, стоявших возле мотоцикла, - минеры, что ли?
- Ага, - кивнул Ник, - приказ от самого Рейнора: уничтожить все следы пребывания здесь людей. Эти ребята только что запустили главный компьютер базы на самоуничтожение, кое-где установили взрывчатку… Короче, разнесет все подчистую…
- Понятно все.… Это весьма ободряет, – хмыкнул Ирз, - ладно, отбой.
Он вновь прислушался к работающему двигателю, медленно выводившему тяжелый и неповоротливый транспортник на орбиту покидаемой планеты. Закрыв глаза, он расслабленно привалился головой к мягкому удобному подголовнику, слушая в приглушенный грохот пламени где-то совсем рядом, рвущегося из сопла взлетающего корабля.
Слыша этот монотонный звук, Ирз уснул в своем кресле, словно бы поддавшись гипнозу извне – сказалось длительное напряжение и усталость за последние двое суток.
«Сириус» поднимался все выше и выше, преодолевая последние сотни метров нижних слоев атмосферы планеты. Корсары Протоссов не стали ждать челнок внизу, и когда тот достиг точки выхода из плотных слоев, двумя стрелами резко ушли вверх, оставляя медленно тающие инверсионные следы.
И тут же, внизу, где в наступающей ночной мгле еще были видны темные очертания зданий и комплексных посторенний Терран, ярко полыхнул огонь. Все системы самоуничтожения и взрывчатка рванули разом - и купель пламени охватила сотни метров, и в нем тут же потонула пустошь, на которой располагались здания. Долина на минуту осветилась яркими всполохами взрывов, словно бы оставляемая людьми планета прощалась с ними…
Челнок уходил все выше, унося людей в неизмеримые просторы космоса, а внизу, в яростном огне, гибло прошлое их последних шести лет…
Яркая мерцающая точка в сопровождении двух тонких длинных линий синего цвета ушли от темнеющей планеты, заслоняющей собой далекую звезду, вокруг которой она вращалась. С приходом власти прожорливых роев космос казался чернее, чем обычно, хотя он был таким всегда. Люди, все еще неотошедшие от своего поражения, и того, что произошло, теперь уже с неким удивленным мрачным озлоблением глядели на пустые миры, которые уже никогда не станут их домом. Тьма бездны космоса и ощущение нелепого балансирования на краю жизни и небытия, казалось, приглушили свет даже самых ярких светил для тех немногих, кто еще мог их видеть.
Челнок в сопровождении Корсаров шел к объединенному флоту людей и Протоссов, ждущего у первой луны оставленной планеты. Это были последние силы, способные противостоять хоть какое-то время ордам новых хозяев, затаившимся в глубинах новой опасной бездны…



…В небольшом круглом зале, со странной эмблемой-символикой на полу в центре, в полумраке ярко мерцал большой голографический экран. Перед ним стояла фигура человека в белом комбинезоне, со знаком на груди, подобным тому, что был на полу.
…- Было бы интересно узнать, доктор, что вы и ваши ученые наворотили за эти полгода в моей лаборатории. Надеюсь что все сделано точно и без особых осложнений… Откладывать проект нельзя – Зерги опустошают сектор как чума. Любое промедление или ошибка вернет нас к началу нашего пути, и не известно, удастся ли потом вновь достичь таких масштабов и высот, какие мы имеем сейчас. Вам, доктор, это должно быть известно и без меня…. Керриган сейчас очень уязвима, и проект должен быть завершен как можно скорее, даже подобный шанс упускать нельзя. Хотя мощь Керриган потеряет свой потенциал независимо от сроков завершения проекта.
- Полностью с Вами согласен, - ответил человек, глядя не на собеседника, а на нижний край голографического экрана отвлеченным, задумчивым взглядом, - Зерг не сравнится даже с первичным материалом. Мы учли все наши промахи в биогенетике и выращивании и сопоставили все данные видов, попавших под влияние биопреобразователя. Кстати, надеюсь, что перебоев с поставкой топлива для работы преобразователя не возникнет, как в прошлый раз… Когда получилась весьма неприятная ситуация…
- Да-да, я помню…Курс транспортного доставщика топлива чуть не раскрыли Зерги, но все обошлось, я лично убедился, что мы не оставили там следов… Перебоев не будет, ждите звездолет-доставщик ровно через месяц.
- Хорошо, при обеспечении топливом я гарантирую продолжение работ над проектом.
- Так как там с отчетом за последние полгода?
- Отчет готов к загрузке на Ваш главный сервер, и я спешу Вас заверить, что все эксперименты были завершены в срок, сейчас мы имеем большой архив ДНК, клеточный материал, кое-кто из научных сотрудников выдвигает новые разработки. По крайней мере, на одном из последних собраний звучали предложения к рассмотрению подобных проектов. Подробности Вы найдете в самом отчете.
- Что ж, все опыты и эксперименты были завершены вовремя... Я вижу, что вы там неплохо поработали. Теперь я понял, что не ошибся при вербовке специалистов. Надеюсь, что все будет под контролем по крайней мере еще семь месяцев…
- Семь месяцев? – стоящий у экрана человек недоуменно взглянул на собеседника, и тут же потупил взор, - я бы не был настолько беспечным на Вашем месте. Опасность нашего обнаружения все еще есть, и она очень велика на данный момент…
- Есть проблемы?
- Да как Вам сказать…
- Как-нибудь да скажите… Образцы выходят из под контроля?
- Что Вы, с чего бы им выходить… Я имел в виду не обстановку в самой лаборатории, а то, что происходит в секторе. Активность Зергов возрастает. Мне кажется, что не лучше бы было отозвать назад космические колонны наших звездолетов с образцами для различных миров? Чуть-чуть повременить, заморозить проект… Может, Зерги утихомирятся через пару недель?
- Я понял. Но это мои проблемы, меня не волнуют Ваши опасения, доктор. Вы делаете свое дело, я – свое. Тактические выводы и советы с Вашей стороны меня не интересуют, и, можете мне поверить, мне не нужны Ваши умозаключения по этому поводу. Так что там у Вас?
Повисло тягостное молчание. Собеседник терпеливо ждал.
- Дело в том, что Ваши образцы, ну те, которые ушли с Боушра на отдаленную луну Кува, в сотне парсеков от дислокации нашей лаборатории, - человек вскинул голову, и свет от голографического экрана тускло отразился от затемненных стекол его очков, - Зерги Керриган перехватили всю колонну… Сутки назад пришли известия об этом…
- Понятно. Опять Керриган… Но это не так опасно, как Вы полагаете. Вы думаете, что уничтожив образцы для Кувы, она будет способна остановить нас? Она действует как ребенок, которому стало скучно в своей комнате. Похоже, что подобные «развлечения», как поиск образцов становиться для нее азартной погоней. Причем, погоней за тенью, потому что вычислить нас, да и Вашу лабораторию, не так то просто. Не стоит покупаться на подобные маневры со стороны Керриган, это в ее репертуаре. И вообще вся эта история с образцами для Кувы… Пойти на подобную наглость мог только безмозглый Зерг – она заплатит за подобную выходку. Не беспокойтесь насчет защиты лаборатории, она способна отразить любую атаку с орбиты и с земли, если вы не использовали ту стаю, что заперта в ваших укреплениях…
- Значит, Вы возражаете? Мне не стоит отзывать другие колонны?
- Конечно нет. Продолжайте исследования, доктор, пусть все идет как было. Поверьте мне, осталось немного, последние месяцы всегда кажутся длинными. Наша работа почти завершена…



Ангар представлял из себя высокий и сводчатый зал. От главной погрузочной платформы вел длинный широкий ход у стены, отгороженный поручнями от нижних подсекций, где, внизу, все было покрыто копотью от пламени транспортных и боевых кораблей. Все уже было подготовлено: транспортники замерли, повиснув на консолях у платформы, готовые через несколько часов вылететь на задание, истребители, так висящие на специальных креплениях, сейчас опутанные толстыми кабелями энергоподвода, были на другой стороне зала. В глубине ангара, возле выхода, в специальных нишах замерли боевые машины.
Ирз стоял в зале ангара, уперев руки в боки, задумчиво глядя на свой Голиаф.
Хорошая машина. Не то что бы великолепное оружие или прекрасная проходимость и дизайн. Просто хорошая машина. Не раз спасала Ирзу и его друзьям жизнь. За весь свой срок службы не разу не подводила, и Ирз, после серьезных баталий, когда его Голиаф получал серьезные повреждения, всегда заваливал Технический Конгресс рапортами с просьбами восстановить машину и ввести ее обратно в строй. Конгресс всегда относился к подобным заявлениям с прохладой, но Ирзу везло - ему ни разу не отказывали, и механики живо ремонтировали Голиаф. Ирз, да и другие пилоты Голиафов, верили в единство машины и водителя. Именно поэтому все пилоты боевых машин верили, что нет хуже приметы, когда из ТехноКонгресса приходит уведомление о демонтаже Голиафа. Еще бы – когда эта двухтонная машина защищает тебя, подчиняясь малейшему твоему мановению руки и ноги – разве это не вселяет ощущение одушевленности этой по своему умной мобильной конструкции? Ирз и другие относились к Голиафам как к живому существу, и это не скрывалось. Среди пилотов считалось: на поле боя – я ничто, на поле боя мой Голиаф ничто, но вместе – уже сила.
Спинур с усмешкой оглядел ряд замерших перед ним Голиафов из его взвода. В неярком освещении уже пустого ангара можно было разглядеть диковинные и не совсем обычные украшения, которыми были увешаны и заляпаны машины. Некоторые скорее напоминали новогодние елки, от увешанных на них всевозможных трофеев, наклеек, надписей, крупных вырезок из явно неприличных журналов и плакатов и всевозможных «талисманов», размерами своими едва не опрокидывающих в принципе не устойчивую боевую машину. Раньше за подобное от командиров можно было получить нагоняй, но сейчас, в неподконтрольном со стороны младших командиров взводе, можно было вытворять все, что угодно в рамках разумного. Машина Ирза не была исключением: спереди, на носовом участке под бронированным стеклом кабины было написано красной краской «вот твоя смерть», и с правого боку не менее радостное «небытие или победа!». На многих другим Голиафах были подобные призывы, от некоторых содрогались, от других смеялись, и каждый из подобных «автографов» пилотов являлся для них визитной карточкой и психологическим портретом каждого из них. Спинур, когда прочитал все то, что понаписали отчаянные бравые вояки, подумал, что не грех и весь взвод обследовать. И начать можно прямо с него.
Нечего, брат, завтра мы наконец-то выйдем из этого ступора» - подумал пилот, оглядывая свой Голиаф, «завтра, завтра для нас будет работа»…
Минут пятнадцать назад, когда они высаживались из своих боевых машин, подтвердился тот слух, о котором говорил Ник Горф. По внешней связи, кто-то из командиров объявил о том, что флот направляется в ближайший квадрат, чтобы провести атаку на один из заброшенных миров в поисках следов новой расы. Всем штурмовым командам дается девять часов на отдых – ровно столько, сколько требуется для достижения цели. Потом брифинг и привычная работа. Все. Ангар взорвался воплями одобрения, солдаты отчаянно матерились и орали, поддерживая командование. Ирз знал почему все это происходит – крики радости и одобрения были необходимы чтобы не самим не взвыть от усталости ждать, от страха, скрываемым нарочитой грубостью, от ненависти к тем, кто все это придумал. Спустя какие-то мгновения Ирз сам обнаружил, что стоит на скользкой бронированной крыше своего Голиафа, тоже размахивающим руками и кричащим что-то бессвязное.… Потом его охватил страх, причем такой, от которого по спине продрал мороз. Ему показалось, что весь ангар охватило безумие. Что они делают?.. Они что, не понимают, что это смертный приговор всем оставшимся в секторе силам? От ужаса он чуть не соскользнул вниз, на головы вопящим внизу солдатам и техникам, и ему захотелось заорать, что все они, мать их так, совсем ни хрена не соображают.… Но тут же он понял, что нельзя. Гнать от себя мысль о том, что власть еще у Керриган. Гнать, иначе это прямой путь к поражению.
«Ну разве это взвод? Вот уж сборище маньяков.… Неужели и я сам таков?» Ирз повернулся и не спеша направился к выходу. Ребята и впрямь за последние годы стали странноватыми, словно бы и не происходило ничего, как будто того, что они потеряли, словно бы и не было вовсе в месте с Зергами.… Однако их можно понять. Сейчас нужно сделать все, чтобы уйти от правды, в такие моменты нужно воспринимать ложь, обманывать себя. Потому что если задуматься о том, что происходит, можно преспокойно застрелится. Ирз и сам так поступал, чувствуя, что если и он будет способен спокойно и трезво рассудить порядок и расстановку сил, то барьер, который удерживает его от того, чтобы внутренне не сломаться, не психануть и не послать все к такой-то матери и самому решить, какую правду ему принять, просто рухнет. Небытие или победа. Ведь недаром он сам написал эту фразу на своем Голиафе…
«Почему я должен думать о других? Сейчас все поменялось, каждый боится лишь за себя.… И им уже наплевать на то, куда мы двинемся дальше, лишь бы прожить еще хоть день. Мне тоже все равно. Я думаю, что делаю свою работу, на самом деле спасаю собственную шкуру. Ведь многие из оставшихся, ведь они словно спятившие что-то бормочут о новой расе, новой угрозе, лишь для того, чтобы другие, слушая их, имели последнюю цель в своей жизни. Ну ничего. Мы скоро все умрем. Пора открывать заначку…»
Ирз медленно плелся в сторону грузового отсека, где находились все вещи прибывших солдат. У выхода все еще шла работа: несколько техников устанавливали на обычные тяжелые грузовые вездеходы на гусеничном ходу пулеметы и огнеметы. Раньше подобная техника служила тля транспортировки грузов в гигантских планетарных комплексах, завтра они должны были пополнить ряды военной техники.
В багажном отделении было пусто. Ирз вынул из стеллажа в стене свою сумку, и направился к выходу.
Компьютер выделил ему одну из комнат в жилом секторе, и Ирз не спеша пошел туда. Крейсер словно бы опустел. И Спинур понимал людей, запершихся в своих комнатушках, изолировав себя от остального мира. Ему досталась одна из самых дальних комнат, что говорится, «под потолком». Пришлось подниматься на самую верхнюю палубу крейсера, чтобы найти свою комнату.
Внутри было довольно-таки просторно для обычной солдатской комнатушке, в которых ему пришлось не раз ночевать. Своего рода квартира, только маленькая очень. Надо же, даже умывальник с толчком есть…
В главной комнате была кровать, стол, пара вполне не предназначенных для солдатского быта кресел, большой шкаф у стены. Ирз смекнул, что здесь, скорее всего, расквартировывался кто-то из младших научных сотрудников. Он положил сумку на кровать, и подняв взгляд, вздрогнул: прямо перед ним висела небольшая картина, с видом какого-то одного из миров. Неизвестное растение, смахивающее на большой папоротник в лучах ярко желто-зеленого света восходящей далекой звезды и ярко фиолетового неба. Вид спокойного пейзажа, и этого изображенного кусочка старой жизни, где нет Зергов, которые возможно уже обратили этот настоящий пейзаж в пепел, поверг Ирза в тоскливое уныние. Он вынул из сумки большой сверток, пепельницу, пачку сигарет, которые дымили привычным безвкусным дымом, книгу и старый истрепанный фотоальбом. Все это он оставил на столе, а сам, все еще думая о картине, снял пояс со всевозможным барахлом, верхнюю часть комбинезона, небрежно бросив ее на кровать рядом с сумкой, и побрел в ванную. Там он долго плескал холодной водой себе в лицо, крепко зажмуриваясь, и в этой темноте перед глазами возникал образ тихого спокойного пейзажа одного из далеких, неизученных миров. Наподобие такого, который изображен на картине…
Ирз с досадой вытерся полотенцем, и взглянул в висевшее перед собой зеркало. На него взглянуло бледное, худое лицо с впавшими глазами и щеками, с выступающим носом и скулами. Широкий лоб под нависающей короткой челкой обычной армейской стрижки был уже покрыт неглубокими морщинами, взгляд глубоко запавших глаз казался недобрым и каким-то даже не человеческим. Даже сложен он был как-то странно и нелепо, как считал сам Ирз: широкие плечи и грудь, при это необычайно плоские, словно бы у заядлого пилота сверхскоростного звездолета, у которых грудь деформируется от сильных перегрузок при наивысших скоростях. Даже плечи были угловатыми, не под тяжелый скафандр десантника, тем более, огнеметчика…
«Блин, еще и тридцати не стукнуло, выгляжу, как будто не долеченный пенсионер из дурдома» - Ирз повесил полотенце на место, и вышел из ванной. Подошел к окну, которое представляло собой узкий овальный проем в стене, через который толком разглядеть было нечего. Судя по медленно уплывающим справа налево звездам, крейсер и весь флот уже начал движение. Несмотря на кажущуюся неповоротливость крейсеров, и тишину, нарушаемую только гудением вентиляторов, Ирз знал, что сейчас весь флот движется с гигантской скоростью, и все перегрузки и перепады в гравитации, создаваемые различными космическими объектами, мимо которых они летели, гасились специальными генераторами. Для людей, находящихся внутри гигантских звездолетов казалось, что они стоят на месте, на самом деле проносясь мимо звезд и планет с невообразимой скоростью.
Ирз подошел к столу, и сверху в этот момент полился яркий свет. Он взглянул туда, и сквозь круглое окно в потолке увидел яркий пылающий шар звезды, под которым проходил флот.
Развернул сверток, в котором была заначка, на этот раз последняя: бутылка «Регула» - черного вина с малой дозой алкоголя. Пить придется из стакана – вино из стакана, какая романтика!.. Все же лучше, чем наркота, или дешевый табак, дым от которого невозможно было вытрясти из головы после того, как покурил разок месяц назад. Ирз был уверен, что сегодня многие травятся или тем, или другим. Интересно, что же тогда сейчас делают Протоссы?..
Он наугад вынул из альбома одну из фотокарточек, одну из тех, которые не лезли в альбом из-за своих размеров, подобных там было несколько штук. Он вгляделся в старое изображение.… Хотя нет, какое старое, это фотка такая… Замусоленная. На Ирза смотрели веселые лица солдат, двух морпехов и один чумазый, но не менее радостный огнеметчик – все знакомые Ирза с Тарсониса, все тоже из бывшей Сквадрон Альфы.…Оказалось, что они сидели в одной тюрьме, когда их повязали Сыны Корхала.… Но это фотография была сделана значительно позже. Как-то им довелось повоевать в первый раз против Зергов.… Тогда каждый из них прикрывал другого, не задумываясь о себе. Сейчас же все наоборот.… Сам Ирз, в боевом комбинезоне, тоже лыбился в кадре – тогда его позвали сфотографироваться пехотинцы, хотя обычно пехота не уважает танкистов и пилотов всяких других боевых машин. Позади их простерлась дымящаяся долина одного из миров… как же его, черт… Фави, вроде.… А совсем рядом со стоящими солдатами шел частокол из стальных штырей какой-то разрушенной конструкции, и каждый штырь был унизан оскаленными головами Зергов…
Фотка хорошая, ничего не скажешь.… И вышли все удачно, и ребят иногда вспомнить надо.… Ведь из всех этих пехотинцев в кадре в живых уже нет никого.… Только Ирз. Сам Спинур, подумав об этом, помрачнел, и как на автомате открыл бутылку и наполнил высокий стакан.
- Ваша память, пацаны, - выдохнул он, осушая емкость и не спуская взгляда с лиц его бывших знакомых. Жидкость приятно окатила тело внутренним теплом, медленно разошедшимся от живота к конечностям.
«Твою мать.… Неужели хоть вино бодяжить не начали?..» Ирз глянул на этикетку, морщась от приятно щекочущего язык и небо рта сладковатого привкуса.
Он бегло пролистал альбом, глядя на фотографии, в которых была запечатлена почти вся его жизнь. Последнюю фотографию он разглядывал особенно долго. Здесь была последнее довоенное фото – весь четвертый взвод первой роты тогда еще 7-ого охранного батальона Альфы Сквадрон. Почти все эти ребята были мертвы, за эти годы основной состав взвода менялся не раз. Сейчас в нем из этих улыбающихся молодых ребят в новеньких формах пилотов Голиафов остались несколько человек – Ирз, Ник, и еще трое ребят.
Ирз отложил в сторону альбом, плеснул еще вина, и взял в руки книгу. Он подобрал ее в суматохе эвакуации с базы, просто взял с одного из столов и сунул в широкий карман комбинезона. Мало ли, что еще пригодится.
Книг на своем веку Спинур видел мало. Система обучения и информирования почти полностью вытеснили печатные издания. Остались лишь старинные учебники и всевозможные справочники, однако, составить конкуренцию сверхбыстрым компьютерам они уже не могли. Скорее всего это была лишь одна из не умерших древних традиций передачи информации…
Сейчас Ирз держал перед собой довольно увесистую книгу, в коричневом переплете из неизвестного материала. Название и автор были напечатаны лишь на титульном листе. «Исход», Грей Сафуус. Понятно, очередная книга с загадками…
Ирз усмехнулся и отпил вина. Похоже, вечерок будет интересным. Он наугад перелестнул две страницы, и погрузился в чтение там, куда взглянул. Чтение ему сейчас особо было не нужно, клонило в сон, но развлечь себя все же стоило.
Первая глава повествовала о человеке, как представителе разума в космосе.
«…Обратимся к истории далекой и забытой Земли. Маскируясь под благие намерения, нации начинали несправедливые войны против других наций, другие истребляли третьих, третьи пытались захватить ресурсы планеты. И все это объяснялось благими намерениями, под именем того же Господа Бога вершились великие кровопролития, считалось, что истребив одного из соперников, победившая сторона выиграет многое, даже не задумываясь, что все жертвы и затраты через столетия будут казаться преступлением, а все оправдания – жалкими и бессмысленными. Так продолжалось, пока Человечество не приобрело малую часть Разума, позволяющим ему считаться Разумным Видом - объединение народов и жесткого контроля мирового правительства. Теперь Человечество стало готовым выйти за пределы родной системы, что бы явить себя перед другими видами. И главное – разумные деяния, быть ближе к Свету и истине, действовать как вид, несущий Знания и Силу, ту Силу, которая залита Светом. Но разум человека заглушен самыми бесчеловечными порывами и деяниями, которыми он пытается оправдать свое право на жизнь в глубоком холодном космосе, который не знает понятий Света, Знаний и Силы. Опустошая один мир за другим, вовлекаемые в локальные и глобальные конфликты и междоусобицы между кланами, группировками, повстанцами, способствуя одним лишь своим присутствием в космосе и вообще Вселенной, нарушить целую цепочку существования других разумных форм, ни оставляя после себя ни чего – таковы способы удержаться на той стороне, что ближе к Свету. Разумное решение, логический вывод, который можно вынести подобным деяниям, составляющим общий образ вида, будет как не допустить подобную форму к возможности выжить. И действительно, контроль со стороны должен быть. Теория бесконечности Вселенной подтверждена многими величайшими открытиями, но вид Разума, действующего так бесцеремонно и нагло, как Человечество, способствует образованию в бесконечной структуре целых «брешей», в которых остаются лишь сам вид, опустошивший все вокруг и сам загнавший себя в центр подобной «пустоты». Неизвестно, способна ли Вселенная восполнить подобные пробелы, сколько времени это займет, и главный вопрос: имеет ли право на существование вид, распространяющийся подобным методом?»…
«так-так-так» Ирз опустошил емкость с вином, и отставил стакан, «вот это уже интересно… А ну…»
Он перевернул наугад несколько страниц вперед.
Вторая глава «Война» - была уже ближе к профессии Спинура, продолжил читать так же, наобум выбрав один из абзацев.
«… балансируя на краю уничтожения самим собой, Человечеству удавалось избежать той ошибки, из-за которых, как считают многие ученые, были повержены многие земные и внеземные культуры и цивилизации. Развитие технологий, все научные знания рассматривались Человечеством в первую очередь, как способ найти более эффективное оружие для истребления своих же элементов и субструктур. Все самые серьезные и великие открытия быстро теряли свою первоначальную значимость, и раса людей вновь погружалась в хаос побоищ, из которых, впрочем, вполне виртуозно выбиралась, и начинала все сначала. Всем известно, к чему это привело перед началом правления эры ЛОД на той же Земле. Методы убийства, способы умерщвления и «искусство войны» достигли своего апогея, и лишь железная рука правительства планеты, закон и мир, врученные народам планеты «огнем и мечем» заставил всю Землю встрепенутся от кошмара очередной бойни. Будем надеяться, что от последней. Взгляните как-нибудь на ночное небо»…
Ирз оторвался от чтения и взглянул вверх, где в круглом окне был виден космос. На ночь похоже, звезды…
«…на ночное небо, и подумайте о том, сколько иных космических культур и рас, которые, возможно, существуют в этом глубоком бесконечном небе, пережили то же, что и люди. Осмысление своей значимости, своего превосходства, гордости и упрямой тупой самоуверенности ввергает цивилизации в войны. Лишь истинно разумный вид, способный зреть глазами других, сможет избежать конфликта. Когда все стороны будут думать так же, оставив алчность и гордость на втором плане – это первый шаг к прогрессивной дружбе и миру. Но к великому сожалению, это утопия, и сама вероятность существования видов с одинаковым мышлением очень мала, почти невесома. Поэтому получше взгляните на это ночное небо – быть может, вы видите его в последний раз»…
«Хм, действительно» Спинур оторвался от книги, чтобы достать из пачки сигарету, «очень похоже… и книга вовремя ко мне попала. Довольно забавно: автор вроде угрозы сыплет, как нефиг делать»
Щелкнула зажигалка, и Ирз, глубоко затянувшись, продолжил.
«…При подобном бездействии обычной логики и рационализма Человечество будет раз за разом разрушать свою структуру войнами, терять Знания, бессмысленно тратить Силу. Человечество обречено на подобный Исход, если оно не приобретет новое мировоззрение, что весьма сомнительно, или же пока наша раса не будет остановлена в своем «развитии» иным путем…»
- Пока наша раса не будет остановлена другим путем, - прошептал Ирз, и выглянул через узкий проем окна наружу. Звезды так же мерно уходили справа налево, свидетельствуя о движении Ирза мимо них вперед.
Что ж, война не погубит Человечество изнутри. И Спинур это точно знал. Новая сила уже поглотила все, что существует здесь. А что касается Земли… Кто знает, может, Зерги уже там. Теперь уже не стоит опасаться всех этих напастей, перечисленных в книге. Зерги куда более реальны этих измышлений и этих старых не понятых истин, которым уже никогда не будет дано быть понятыми. А был ли у Сафууса шанс донести их до сознания сильных мира сего вообще? Навряд ли…
Теперь он, кажется, разобрался. Книга-то не простая… Автор рассматривает пути гибели цивилизации - исход. Теперь понятно. Ирз притушил окурок о край пепельницы, и отложил книгу, откинулся на высокую спинку кресла. При помощи специальной рукоятки сделал более удобным угол наклона кресла, что бы было удобно лежать. До начала задания еще есть время, нужно выспаться, даже если это и в последний раз…
…Ему снился пейзаж на картине. Ветер, с тихим шелестом перебирающий длинные листья папоротникового растения, и небо, меняющее цвет с ярко фиолетового на синий, от поднимающейся тусклой звезды желто-зеленого спектра. Единственный и медленно меняющаяся картинка перед глазами, и Спинур ощущал счастье, что он видит проявление этой жизни, пусть абсолютно незнакомой, но такой, какая она есть…



Его разбудил стандартный сигнал подъема, и хладнокровный голос селектора произнес:
- Всему боевому составу, через полчаса быть в ангаре. Пять минут на сборы, еще двадцать пять минут – на завтрак. Это не учебная тревога. Повторяю, всему боевому…
Ирз с титаническим трудом разлепил слипающиеся веки, встал на ноги и потянулся. Что ж, хоть выспался. Пошатываясь, побрел умываться, потом надел верхнюю часть комбинезона, смахнул в карманы пояса сигареты и зажигалку, надел его и вышел из комнаты.
Завтрак проходил в полном молчании. Ни тебе дебильных шуточек и разговоров. Каждый смотрел только в свою тарелку. Ирз заметил, какое у всех вымученное выражение лиц, словно бы каждый говорил «к еманой матери сегодня эту службу».
«Особого желания вытряхиваться на местном шарике не у кого не намечается. Зараза, ну так и знал, что очередная лажа прокатит… Чего они там, взбесились, что ли, Рейнор с Каусом?»…
В ангарном зале шли последние проверки. Механики быстро проверяли все системы боевых машин и транспортных звездолетов через общие терминалы, чтобы убедится, что они не дадут сбой во время сражения. Пилоты и десантники отходили в сторону стены, в которой был встроен передатчик голографической внутренней связи крейсера. Ирз так же пошел туда, кивнув знакомым, отметив, что там собралась уже приличная толпа народу. Похоже, придется напрячь уши, чтобы что-то услышать…
Все солдаты, участвующие в высадке, столпились в одном месте, чтобы не мешать персоналу крейсера закончить подготовку всех машин и транспортных средств, к тому же, Ирзу и другим пришлось соблюдать тишину, так как в зале было довольно-таки шумно от близко работающих двигателей боевого корабля, гул от которых был практически не слышим в других помещениях крейсера.
Инструктор, майор Кирас, начал краткий брифинг, стоя на небольшой возвышенности возле голографической карты, на которой был изображен квадрат планеты, с изображением небольшой долины и какого-то большого строения в центре. Карта была уже расчерчена яркими белыми линиями, указывающими направление ударов и действия войск.
... – Два с половиной часа назад флот включил тормозные двигатели, мы на подходе. Планета Боушр – двойник Тарсониса по размерам и массе. На этом сходства заканчиваются. Забудьте про миры с пригодной атмосферой и силой притяжения. Атмосфера содержит кислород, но большие примеси посторонних делает ее непригодной для дыхания. Ускорение свободного падения – 7,4 метра в секунду в квадрате. Делайте выводы. Наблюдатели Протоссов уже на низкой орбите, что доказывает тот факт, что нас тут не ждут, - громко говорил офицер, - К тому же, учитывая сегодняшнее положение дел, можно учесть и то, что сопротивление будет слабым. Командиры Штаба Рейнора и Кауса Протосов считают, что большая группировка войск на поверхности уже привлекла бы к себе Зергов Керриган. Однако, расслабляться нельзя. Даже переходя в этот квадрат, нам пришлось использовать маскировочное поле Судей Протоссов. Операция должна пройти как можно быстрее, чтобы самим не стать целью для Роев. Итак, - Кирас отошел к голографической карте, - десант будет разделен на три группы. Фаза первая. Начальная точка, помеченная как «Крушитель» - инструктор указал указкой на участок на карте у юго-восточных гор, - Всем десантируемым войскам приказ один – быстро занять все боевые позиции здесь, здесь и здесь. Фаза вторая. Ждать белой сигнальной ракеты. Только после этого боевым машинам Голиаф и Драгунам начать наступление, погасить все очаги возможного сопротивления. Пехота обеих сторон так же продвигается к объекту «Замок Плача», и вместе берет комплекс в кольцо. Со стороны истребителей и скаутов полный контроль над небом. Насчет объекта нам известно, что раньше, еще во времена правления Конфедерации это была одна из удаленных пограничных застав. Сам комплекс, как полагают наши специалисты, теперь представляет из себя крепость-лабораторию, абсолютно не известно, какие типы оборонительных вооружений находится за его стенами. Третья фаза. Группа Призраков и Темных Храмовников Протосс, проникает внутрь «Замка», с целью изъятия всей полезной информации, касающейся проекта. Они сейчас получают более четкий инструктаж действий внутри неопознанного строения. Фаза четвертая. Пехота Протосс и Терран выдвигается на точки «Ураган» и «Торнадо», для полной зачистки области. И наконец, фаза пятая – все войска отходят к точке эвакуации на востоке, пункт «Свет». Это кажется не сложным, но это далеко не так. Существует мнение, что долина Умараян полностью заминирована. А это значит, и все подходы к «Замку Плача». Наш противник – наемники с различных планет, сформированные в один защитный гарнизон, который может включать семьсот человек, а может, там вообще никого нет, и сам комплекс брошен. Существуют догадки, что гарнизон слабо вооружен, и в его составе плохо подготовленные бойцы. Но наш главный враг – время. Флот не может находится долгое время на орбите, чтобы не привлечь внимание Роев Керриган, поэтому придется действовать наверняка. И, повторюсь, очень быстро. Еще одна деталь – наша разведка проследила за возможными перебежками на сторону вероятного противника нескольких научных работников бывшей Конфедерации, еще восемь лет назад. Именно тогда мы получили сообщение, что одна из групп ученых якобы погибла в крушении лайнера, в этом квадрате. Возможно, что один из них, известный как доктор биологических наук Ном Зорч, еще жив, - инструктор щелкнул пультом переключения изображения и карта сменилась на фотографию пожилого человека в слегка затемненных очках с тяжелым взглядом, рядом появилась краткая автобиография, заслуги ученого и так далее, - необходимо его взять живьем, вполне возможно, что во время штурма он попытается сбежать. Будьте осторожны, и смотрите куда стреляете. Операция начнется ровно через час, у вас есть время для подготовки оборудования. Свободны!
- Брифинг окончен, - произнес один из командиров по внутренней связи крейсера, и его голос загремел по всему транспортно-ангарному модулю. Ирз узнал его, капитан Дойл, командир их роты, - Всему обслуживающему персоналу покинуть ангар. Пилотам Голиафов, транспортников и истребителей начать подготовку оборудования, контрольные тесты и загрузку. У вас есть двадцать минут, что бы быть готовыми к началу высадки.
Работа началась. Механики направились к выходу, напутствуя солдат словами удачи. Спинур, шагая к своей машине, достал из под воротника комбинезона цепочку с личным жетоном, на которой так же висела карта доступа к системам Голиафа.
- Э, Ирз, ну как тебе это? Я же говорил, что хреновину задумывают, - окликнул его Ник, шагая к своей машине, - будем теперь фигней страдать прямо перед носом Керриган. Подобные выкрутасы дорого обходятся.
- Горф, можно подумать, что что мы и раньше жили спокойно, - проворчал Форк Углаус, идущий рядом, - ты что хотел? Смыться из сектора?
- Рейнор спит и видит, как обернуть возможно полезную нам информацию себе на благо и раскатать Керриган вместе с ее выродками, - влез Ян Мирроу, - а Протоссы, похоже, уходить отсюда и не помышляли…
- Но все же лучше уйти, согласись.
- Ник, забей, теперь уже поздно рыпаться, - пятый, Ворн Гарт.
- Подыхать так всем вместе, - кивнул Ирз, хотя, если судить по мыслям, подыхать совсем не хотелось, и сразу же после слов капитана Дойла, давшего приказ о начале подготовки, его охватил какой-то тоскливый страх, где-то внутри, и Ирз понял, что сегодня он будет не в лучшем состоянии.
Вот они – первая боевая «пятерка» их взвода. Эти ребята и Спинур прошли всю войну, только они были в живых из той общей фотографии. Впрочем, война и не заканчивалась, ведь сейчас солдаты приступили к своей не простой работе, требующей полной сосредоточенности, крепких нервов и умения выполнять действия, доведенные до автоматизма.
Ирз подошел к своему Голиафу, и ловким, уже заученным и не требующих особых проблем движением забрался на выступ правого «колена» машины, и, держась за страховочную скобу, провел краем своей личной карты по щели индификатора. Электроника, придирчиво, с секунду проверяла доступ Ирза к Голиафу, после чего индификатор мигнул зеленым светом, замок щелкнул и небольшой люк ушел в сторону, давая человеку проход внутрь машины. Прежде чем залезть внутрь, он еще раз перечитал надпись на боку робота, и понял, что сегодня смысл написанного, как нельзя кстати – небытие или победа…
Вытянулся уже в почти родном кресле, плотно застегнул комбинезон, подключил к разъемам на груди и животе датчики для контроля жизнедеятельности. Пристегнулся страховочными ремнями. Ноги в захваты-контроллеры, так же пристегнуть, еще по паре датчиков, на этот раз уже для способности перемещать машину. Теперь – система питания внутреннего пространства Голиафа. Ирз ухватился за скобу сбоку люка, и закрыл проем, оказавшись в полной изоляции от остального мира. Магнитный замок пискнул – полная герметизация. Ирз надел перчатки, плотно пристегнув их к рукавам комбинезона. На верхней панели приборов открыл специальную нишу, достал и надел маску. Подсоединил шланг к небольшому переносному генератору воздуха, подобные штуковины таскают «призраки». Включил подачу кислорода, и, убедившись, что можно дышать, герметично соединил нижнюю часть маски со стальным воротником комбинезона. Теперь можно было запускать сам Голиаф.
Слыша лишь собственное какое-то придушенное дыхание через маску, Ирз подсоединил два главных энергоподвода внизу кабины к главному аккумулятору. Щелкнул тумблером - и системы ожили, тут же начав основные тестирования самих себя. На два экрана по бокам от Ирза уже начинала поступать информация. На левом были показаны все диаграммы жизнеобеспечения пилота, на правый выходили результаты тестов.
«Так-так… Что скажешь, мозг железный? Пока все в норме. Почему пока? Тест завершены, все в норме… Компьютер, энергоснабжение, боезапас, система наведения ракет, смазывающий элемент, система охлаждения, дублирующий аккумулятор, поворотный механизм кабины независимо от «шагающей» платформы… Все в норме. Тэ-экс, а вот здоровьице у нас хреновенькое… Чего-то пульс у вас скачет, батенька… Толи вино все же бодяжное было, толи сильно перепугался… а, ну да, всякой фигни на ночь тоже читать вредно…»
Ирз, насколько позволяла маска, глубоко вздохнул. Ну вот, теперь пора.
Ангар наполнился звуками грохающих по перекрытиям палубы шагающих машин. Голиафы, пилоты которых уже закончили подготовку, выстроились длинной вереницей к платформе, у которых на специальных консолях висели транспортные корабли. Ирз подвел машину к самому хвосту этой очереди, и замер.
«Ну чего опять? Че встали?»
Ожила рация, и голос Доула сообщил:
- Всем внимание! Идет назначение пилотов в составы десантных групп. Первыми занять места в транспортниках: Горф, Гарт, Мирроу, Спинур…
Ирз предвидел это. Было и так понятно, что первыми на высадку пойдут самые опытные бойцы. Дойл назвал еще восемь фамилий, и скомандовал:
- Остальным – принять в право, уступить дорогу.
Вереница Голиафов послушно шагнула к заграждению хода, уступая дорогу для прохода участников первой группы.
Голиафы заняли три транспортных корабля – по четыре в каждый. Ирз, внимательно глядя под ноги машины, прошел по как ему показалось слишком узкому пандусу, прислоненному к площадке внутрь транспортного корабля, где подобные машины должны стоять почти в притык – слишком мало места, несмотря на задвинутые скамьи для пехоты. Пандус транспортника поднялся и Ирз через лобовое стекло видел лишь тьму. Внизу что-то зашипело, Спинур знал, что нижняя часть грузового отсека наполняется специальным уплотнителем, «связывающим» шаговые механизмы Голиафов и таким образом закрепляя их на месте. Выход через защитное поле крейсера в открытый космос и тряска при заходе в атмосферу этот наполнитель полностью гасил, иначе к приземлению все боевые машины внутри представляли бы из себя груду лома.
Секундное шипение помех в наушниках, и голос Мирроу:
- Внимание, первое отделение… Сформирован первый ударная группа «Молот-1». Состав: Горф, Гарт, Спинур, Углаус, Джейкобс, Инивара, Колл. Жду отзыв по порядку – проверка связи.
- Командир, 5-ый, готов, - голос Ника Горфа.
- 3-ий, готов.
- 11-ый, готов, - произнес Ирз в микрофон.
- 9-ый, готов к выполнению приказов.
- 7-ой, готов…
«Значит, командир группы Мирроу», - подумал Ирз, пока продолжалась перекличка, - «это его первое назначение подобного рода, в звании ведь мы ведь все одинаковы. Посмотрим, как справится…»
Сам Ирз никогда в командиры и лидеры не рвался, однако, новая система назначения с легкой руки командования командиров для небольших групп и подразделений его слегка обескураживала. К тому же Спинур понимал, что ответственность за жизни подчиненных полностью может взять не каждый, особенно сейчас, в это время. Нужно иметь железные нервы, что бы ни свихнутся, однажды подумав обо всех тех, кто был под твоим началом и уже никогда не вернется из отгремевших боев…
Эти моменты ожидания Ирз ненавидел той тихой злобной ненавистью, какой ненавидят приговоренные к смерти арестанты. Тишина перед боем лишь нагнетала обстановку. Особенно когда сидишь в тесном отсеке боевой машины, за лобовым стеклом которой виден лишь мрак отсека транспортного корыта, и когда абсолютно не известно, что творится снаружи… Ирз вновь ощутил страх от неизвестности, которая ждала их внизу…
- Эээмм… Кажется у флота проблема, - сообщил Мирроу, - с планеты поднялись несколько эскадрилий истребителей, несколько наших крейсеров уже ввязались в драку… Протоссы подтягивают силы, только что пришло сообщение, что их челноки так же готовы для десанта…
Спинур выругался.
«Поднялись истребители. Да у них там что, аэродром еще, что ли?»…
…Последняя сводка… Готовность – пять минут, и мы падаем вниз…
Ирз ждал. Последние мгновения… самые длинные и томительные.
Наконец, ожили двигатели транспортника, он накренился, послышался вой гидравлических захватов консолей, выпускающих корабль, транспортник накренился, разворачиваясь, гул движков ударил по барабанным перепонкам, потом послышался скрежещущий звук защитного поля крейсера, вспарываемого телом транспортника. И потом – тишина. Корабль начал контролируемое падение к планете. Спинур напрягся: ему показалась, что тишина космоса обманчива, и судно сотрясают волны секундных вспышек гибнущих в них звездолетов и обжигает пламя беззвучно рвущихся «близнецов»; однако, транспортник не мотало, и, кажется, их и не собирались атаковать. По крайней мере сейчас…
- Мы подходим, все нормально, - подтвердил догадки Ирза по связи Мирроу, - все транспортники удачно миновали опасную зону боя, челноки Протоссов так же отстрелены… Вход в атмосферу – через десять минут…
«Твою мать, сегодня когда-нибудь это кончится?» - Ирз, стиснув зубы, еще раз оглядел экраны. Все системы в норме. Состояние пилота – мда… По возвращению – бросить пить и курить. И срочно на обследование, с таким сердцем долго не протянуть… Если будет куда и кому возвращаться…
Заработали вспомогательные тормозные двигатели, началась жесткая «болтанка». Транспортник трясло не сильно, но довольно долго, хотя пару раз Ирза приложило к креслу так, что если бы не мягкая обволакивающая обивка верхней части спинки кресла, то он бы наверняка вышиб себе мозги. Внизу ожили основные тормозные двигатели, однако, еще прошло не мало времени, прежде чем инерция и сила притяжения были погашены гудящим пламенем из сопел. Тряска прекратилась – транспортник шел у самой поверхности неизвестного мира.
- Всем быть готовым – посадка через пятнадцать минут, - это пилот транспортника. Надо сказать, сделал свое дело профессионально. При иных заходах в слои атмосферы подобных миров судно могло болтаться в завихрениях на орбите и по десять минут. Бывали случаи, когда пилоты не могли справится с подобными быстрыми десантными посадками, на военном жаргоне называемых «лифтами». Несовершенная технология и стремление выиграть время – и корабль сгорал дотла. Это еще в лучшем случае, однажды Ирз слышал историю, как корабль ухнул с орбиты вниз. Можно представить, что творилось на борту за последние секунды до того, как транспортник размазало по горному склону. А сейчас плотные слои проскочили быстро, за считанные минуты.
Внизу, у ног-опор машины захлюпало – наполнитель, потеряв свою твердость от воздействия конденсатора, вновь перешел в жидкое состояние и возвращался в баки под перекрытиями палубы.
Ухнули выдвигающиеся «лыжи» - шасси, транспортник качнуло, под шасси что-то хрупнуло, похожее на камни, вдавливаемые в почку тяжестью корабля, и пандус с гудением опустился на землю.
- Внимание, включить прожекторы, разгрузка в течение полторы минуты, живей, - сообщил по связи Мирроу. Голиафы с включенными прожекторами начали по одному выходить наружу, пилоты старались закончить разгрузку как можно быстрее, потому что только что приземлившийся корабль – идеальная мишень. Под шаговыми механизмами захрустели мелкие камни и базальт, и Спинур, отведя машину в сторону, остановился. Ирз вглядывался через бронированное стекло в мрачный пейзаж планеты.
Долина Умараян, простершаяся перед ними, казалась местом неприветливым и пустым. В центре ее возвышалось гигантское строение. Видимость была плохой, хотя сейчас на Боушре был день, и на небосклоне сияли две довольно внушительные по размерам звезды – желтая и красная, но темная пыльная пелена на небе, быстро тянущиеся по небу облака делали свет звезд мутным и не ярким. Ирз включил проектор сглаживания, и перед ним тускло мерцая, включился голографический экран, позволяющий смотреть вперед машины, исключая всевозможные помехи, такие как ветер, несущий пыль и сумерки. Никакой растительности. Одни скалы и черный грунт, заваленный булыжниками. Судя по тоскливому завыванию ветра снаружи, здесь недавно закончилась буря. Ирз надеялся, что закончилась – не такие уж в штабе тупые, что бы штурмовать «Замок» во время подобной напасти. Ирз вновь ощутил неприятный холодок внутри, глядя на долину, в которой, как ему показалось, таится нечто еще никогда не виденное человеком. Одно это место внушало какой-то нелепый страх, и Ирз с трудом загнал его обратно в глубь подсознания, стараясь думать о возможном неожиданном нападении. Как бы не засекли их раньше времени…
Судя по брифингу, их высадили на юго-восточных склонах гор, окружающих саму долину плотным кольцом. До самого комплекса нужно было пересечь эту скалистую пустыню, стараясь не нарваться на мины.
Сзади взвыли двигатели транспортных кораблей, ушедших вверх. Ирз огляделся по сторонам через большие боковые окна – слева и справа группы «Молот-1» были видны темные силуэты первой группы Протоссов, состоящей из восьми Драгунов. В небо оттуда бесшумно так же ушли четыре черных силуэта, сверкая синим огнем из сопел.
- Флот, это «Молот-1», мы на месте, - говорил по связи Мирроу, - никакой активности на поверхности не замечено, судя по курсографу до «Замка Плача» семь стандартных километров. Начинаем выполнять поставленную задачу, ожидаем прибытия основных сил, прием.
- «Молот-1», вторая группа на подходе, оставайтесь на местах…
- Секунду, Флот, - перебил связного Мирроу. Ирзу послышался странный звук снаружи, далекий и негромкий хлопок. Несколько мгновений.
Взрыв взметнул вверх землю перед одним из Голиафов, комья земли градом ударили по бронированному корпусу и лобовому стеклу машины.
- Это 9-ый, по мне стреляют, - выкрикнул Углаус.
- Флот мы атакованы ждем ваших распоряжений, – скороговоркой выпалил Мирроу. Связь молчала, и снаружи снова стало тихо, как будто ничего и не было. Ирз разобрал непонятный посвист, и тут же понял, что по ним ведут прицельный огонь из «гаусс», хотя это скорее было психологическим влиянием на пилотов – пули не могли пробить броню такого класса. Хотя догадка противника была верной: Ирз не знал, как остальные, о подобный обстрел стал действовать на нервы уже через несколько секунд.
Ирз стал поворачивать кабину Голиафа на основной платформе, пытаясь понять, откуда был произведен первый выстрел. Через минуту томительного ожидания он сам увидел через чувствительные сенсоры голографического проектора, как впереди, из–за одной из скал, сверкнуло пламя и вновь раздался хлопок. На этот раз справа от Ирза в боковом стекле коротко полыхнуло пламя разрыва, послышался отвратительный удар снаряда по броне машины, и сам Ирз отчетливо услышал, как рядом с его машиной со свистом пронеслись осколки.
- По нам ведется артиллерийский огнь, также стрельба из автоматического оружия… Флот, это выглядит плохо.
- 3-ий, у меня прямое попадание, - прохрипел Гарт, - несколько систем вырубились, жду – ваших – приказов…
… - Огонь, повторяю – по нам открыт огонь!..
- Флот, отвечайте, прием, - по голосу Ирз понял, что Мирроу старается не терять самообладание и спокойствие. Сам он нервно дернулся в своем кресле, когда две или три пули с яростным пронзительным звоном ударили по лобовому стеклу его машины.
- Группа «Молот-1», начинайте выполнение операции по вторичному плану, не дожидаясь второй группы, - наконец ответил связной, - Протоссы солидарны с этим предложением – погасите все очаги сопротивления и разверните наступление на комплекс, основной десант уже начал досрочный спуск.
- Вас понял, группа, начать наступление, построение – стандартный «веер» Отмена начального плана действия, повторяю, отмена начального плана действия. Флот, ведите нас.
В ответ на эти слова Мирроу снаружи, из полумрака долины, раздалась целая серия хлопков. Ирз с холодным ужасом понял, что если они не начнут движение, их накроют здесь за несколько залпов. Ирз активировал пулеметы, и рядом с мануальной доской управления из нижних блоков аппаратуры появился штурвал с клавишами огня боевых систем Голиафа.
Он начал движение вперед, как и все остальные, не дожидаясь, пока выпущенные по ним снаряды накроют их на этом подножии гор. Взрывы потрясли землю рядом с ними, слева полыхнуло синим огнем, донесся звук, напоминающий треск электрического разряда, когда один из снарядов угодил прямо на одного из Драгунов, полностью снеся ему защитное поле. Осколки и камни градом забарабанили по броне, хотя Ирз больше всего боялся потерять равновесие машины, когда земля дрогнула у него под «ногами» от взрывов, Спинур как раз вышел на неудобный и каменистый участок, где опрокинутся было легче.
Драгуны, высадившиеся по обе стороны от группы Голиафов, устремились в разные стороны от нее, быстро перебирая опорными «лапами» и используя каждую скалу и валун как прикрытие. Высокая маневренность и ловкость позволяли им вытворять подобные выкрутасы, в то время, как Ирзу и остальным оставалось лишь сжать зубы покрепче и нагло переть в открытую, пытаясь как можно быстрее вычислить затаившихся артиллеристов.
Ирз, продолжая движение вперед, слышал позади себя гул приземляющихся транспортников.
«Значит, вторая группа уже здесь» подумал он, как вновь раздался хлопок выстрела, где-то совсем рядом. Рука в перчатке уверенно легла на штурвал…
- Внимание, вижу противника, группа, начать уничтожение вражеских расчетов, - скомандовал Мирроу, хотя и пню было ясно, что делать.
- Я 9-ый, подбит… Прошу прикрыть.
Он тоже увидел их. Четко и ясно, через проектор, в нескольких десятках метров от него, за небольшим валуном, пять фигур в скафандрах. Спинур устремился к ним, не нажимая на спуск. Похоже они пока его не заметили, возясь возле какой-то штуковины, установленной за валуном, и у Ирза был шанс подобраться поближе.
Он успел обойти валун, прежде чем его заметили и выстрелили по нему. Надвигаясь гигантским механическим чудовищем, Ирз видел, как наемники пытаются направить в его сторону некое подобие мортиры или миномета. В их движения не было суеты – они спокойно делали свое дело. Ирз, зло стиснув зубы, шагал прямо на них, все еще не нажимая на спуск. И лишь когда до группы наемников оставалось метров пятнадцать-двадцать, выпущенный ими снаряд ударил прямо по лобовой броне Голиафа. Ирз едва не оглох от этого удара и взрыва, в голове все мигом смешалось, экраны на миг погасли, и вновь засветились. Похоже, он поплатился за свое нахальство. Продолжая движение вперед, он плавно утопил клавишу огня в штурвале, ведя огонь в слепую – от взрыва перед глазами поплыли оранжевые круги.
Фигуры в серых скафандрах, как подкошенные, повалились на землю, роняя винтовки, сваленные его единственной очередью. Ирз остановил машину у валуна, где находилось непонятное оружие наемников, трупы которых теперь окружали его. Ирз узнал – это был старый вид оружия, мортира ПП-4, предназначенная для уничтожения пехоты противника, никак не для средней и тяжелой техники. Ирз понял, что будь на месте мортиры что-нибудь посерьезнее, то это попадание было бы для него последним. Он решил разобраться в обстановке, дать себе секундную передышку и проморгаться.
В Умараян прибывали высадившиеся войска людей и Протоссов. Пока Ирз расправлялся с расчетом, на склонах восточных гор уже выстроились несколько сот морпехов и приверженцев, ждущих приказа к наступлению. Три Голиафа уже горели, подбитые снарядами мортир, которые, похоже, были установлены по всей долине черный дым тянулся в неяркое оранжево-фиолетовое небо. Несколько десятков Голиафов и Драгунов, выстроившись широкой цепью, двигались по направлению к комплексу, изредка открывая огонь вперед. Оставаться здесь было лишено смысла, и Ирз направил Голиаф в сторону комплекса.
На территории «Замка Плача» не горел ни один прожектор или фонарь, но Спинур видел, что это довольно-таки большое строение, подходящее под определение не комплекса, а маленького города. Похоже, что оно было обнесено высокой и толстой стеной, за которой находился сам двор «Замка», и из-за которой высоко вверх тянулись пять башен всевозможной толщины и высоты, которые и являлись основными строениями на территории «Замка». Спинур на глаз прикинул, что три из них достигают высоты в сотню метров, еще две тянулись на сотни метров в мутное небо, подобно исполинским колоннам. Строение действительно смахивало на замок или крепость.
По мере приближения, Спинур увидел, откуда велся огонь из автоматического оружия все это время. Наружная стена имела выступы, почти на самом верху этой тридцатиметровой в высоту стены, окружающей «Замок» исполинским кольцом, образуя площадки, на которых засели автоматчики противника. На самой стене были видны два прохода, перекрытых тяжелыми плитами-заслонками. Возможно, таких запертых входов было несколько по всей стене.
«Неужели у них нет ничего по мощнее?» недоумевал Ирз «ведь глупо надеяться остановить технику при помощи подобных типов вооружений. Или может, нас заманивают? Ведь инструктор говорил, что неизвестно о потенциале комплекса, возможно, там есть оружие, до сих пор никем не виденное».
Мысль о том, что ударную группу заманивают в ловушку засела в голове. Казалось, когда все они подберутся ближе к комплексу, тогда произойдет нечто нехорошее. От подобного окончания штурма у пилота по спине продрал мороз, и Ирз с трудом удержался, чтобы не сообщить о своем предположении Мирроу. До стены «Замка» оставалось менее километра...
- Внимание, пехотные соединения начали наступление, - сообщил Мирроу, - всем боевым единицам – стоп. Ожидаем их здесь, заодно очистим стены от снайперов.
Командиры других штурмовых групп отдали такие же приказы, так как цепь, хоть и не сразу, но остановилась в нескольких сот метрах от стены. Приказ был отдан не удачно: теперь машины людей и Драгуны Протосов встали перед стеной, и наемники с площадок главной стены теперь нещадно лупили по ним из автоматического оружия, и Ирз понял, что там, наверху, уже меняют дислокацию артиллеристы с мортирами, готовя залп по остановившейся в нескольких десятках метров от стены цепи противника. Долго здесь задерживаться не следовало.
Ирз как раз вышел на холм, и пришлось встать на открытом месте. Но теперь можно было получше разглядеть все подступы к «Замку». Похоже, что мин не было, иначе до стен вряд ли добралась хотя бы половина ударных групп, которые теперь, словно ошалелые, били по площадкам из пулеметов и фотонных излучателей. Теперь Ирз видел, что стена, да и сам замок отливают тусклым коричневым цветом – похоже, это был один из тугоплавких сверхпрочных сплавов. Такое строение не разрушат ни осадные танки, и, даже, обстрел с орбиты вряд ли будет способен разрушить подобную стену, что бы наступающие смогли создать проход для спецгруппы внутрь. Однако, чуть правее от себя Ирз видел некое подобие гигантской створки-двери, сейчас запертой, но если бы удалось проломить ее, Призраки и Темные живо бы закончили начатое.
Сейчас их нещадно поливали огнем из винтовок. Пули почти безостановочно рикошетили от брони Голиафа, но Ирз понимал, что это не может продолжаться долго. Он и другие палили по площадкам, но сейчас они подошли слишком близко, и стрелять вверх было не совсем неудобно. Ирз увидел, как после длинной очереди вниз полетели сразу несколько тел неудачливых стрелков противника, но их было еще довольно таки много.
Пехота необычайно прытко достигла их позиций. Очевидно, им досталось больше от обстрела с площадок, чем механизированным войскам.
- Внимание, попытка обстрела с азимута 13-26! –выкрикнул Мирроу. Ирз закрутил головой, пытаясь разглядеть затаившихся на площадке наемников, и он увидел их слева. Но он опоздал - сразу два снаряда ухнули по бокам его машины, и Голиаф медленно накренился направо. Спинур почти ощутил своими ногами, как осколки пронзили лапы машины, расколотив что-то из аппаратуры снизу донесся треск и хлопки рвущихся шлангов для охлаждающей жидкости, совсем рядом с кабиной стеклянными брызгами взорвался прожектор машины. Ирз, оглушенный взрывами, успел увидеть яркую красную надпись на экране – «Уничтожен энергоблок».
«Падаю», понял Спинур, и его Голиаф с грохотом и каким-то металлическим стоном-скрежетом завалился на правый бок. Ирз тряхнуло и он взвыл от боли в левой ноге, пристегнутой к шаговым «захватам» левой «ноги» машины, которая сейчас была расколочена взрывом снаряда. К тому же, захват больно впился в ногу, и Ирз через боль понял, что если он не отстегнет датчики и ремни, он просто останется без ноги. Он протянул руку вниз, и один за другим отстегнул ремни на ногах и теле и выпал из кресла, шмякнувшись лицом в правое боковое стекло, которое теперь было полом.
- Я 11-ый, подбит, - просипел он в микрофон. Обязательно нужно сказать, чтобы фраза попала на записывающую пленку… Все в задницу. Он отключил связь.
Снаружи продолжали палить, где-то рядом что-то горело.
«епта, это же я горю!» едва не крикнул он, поняв, что нужно выбираться. Правая сторона с люком была прижата к камням, и Ирз едва не ударился в панику, поняв, что может попросту сгореть здесь заживо. Его взгляд упал на запасной люк на крыше, и он выругался – про такую элементарную вещь забыл, дубина…
Ирз поднялся, и, сидя на карачках, отсоединил от груди все датчики, и на треснувшем левом экране все диаграммы стали прямыми – по заключению компьютера пилот был мертв. Потом он выключил все тумблеры, и Голиаф теперь превратился в груду лома – гудение всех уцелевших систем прекратилось, погасли все датчики приборов и чудом уцелевшие экраны, и Кир оказался в полумраке и тишине. Отсоединил два энергоподвода, что бы не рванул раздолбанный энергоблок. Потом открыл верхний лючок, который раньше был над креслом и соседствовал с отделением, где лежала маска, и вынул оттуда портупею с пистолетом. Отцепил генератор кислорода и закинул ремни на плечи. Потом, уже торопясь, он в последний раз оглядел кабину, и навалившись на рычаг, открыл люк на потолке.
Согнувшись в три погибели, вылез наружу. Ветер был не такой уж и сильный, как казалось внутри машины. Однако палили нешуточно, и нужно было присматривать укрытие.
«Прощай, братан», Ирз с сожалением провел по горячей броне на крыше опрокинутого Голиафа ладонью, и быстро побежал в сторону скалы, которую он приметил в нескольких метрах от подбитой машины. При первых же шагах он чуть не растянулся – нога, в которую при падении врезался захват, все еще болела. Сильно прихрамывая, он добежал до валуна, как по нему стрекотнули сверху из «Гаусс», но Ирз уже был в укрытии. Теперь можно было подождать, пока боль в ноге не утихнет. Он взглянул на свой Голиаф – внешние повреждения были незначительными, пылала платформа, на которой, на поворотных механизмах крепилась сама кабина. Однако уже было понятно – восстановлению машина уже не подлежит. Даже не потому, что повреждения довольно серьезные, ведь они здесь вряд ли задержатся, что бы прибрать тела мертвых, не говоря уже о технике. Спинур он ощутил тоску, граничащую с отчаянием – вместе с этой машиной он прошел через огонь преисподней, ее орудия спасали жизнь Ирзу тысячи раз – и вот…
Спинур отвернулся, глядя на наступающих. Пока он возился в Голиафе, остальные подобрались почти вплотную к стене. Сопротивление было почти подавлено, юго-восточная часть долины была занята войсками Протосса и людей, в небе над «Замком» кружили несколько Скаутов и истребителей, гул их двигателей через маску слышался как-то глухо и не явственно. Ирз так же увидел, что совсем рядом горит Голиаф, с надписью на боку «Метод убеждения». Все люки пылающей машины были закрыты. Ирз сполз по скале, и уставился перед собой – эта надпись была на Голиафе Ника Горфа, напарника… Очевидно, Ирзу вновь повезло. Неизвестно, сколько народу вынесли безумные стрелки, когда дали залп сверху из мортир…
Вновь сверху дали залп из переносных минометов, снаряды легли рядом с валуном, где засел Ирз. Осколки свистнули над головой, и он понял, что если не хочет повторить участь тех, кто остался позади него лежать среди скал, нужно срочно менять позицию. В ответ из столпившихся внизу десантников раздалась дружная стрельба по площадкам. Спинур увидел, что морпехи и приверженцы уже почти у ворот, хотя абсолютно было непонятно, как они собираются их открыть снаружи. Несколько десятков Голиафов и Драгунов, уцелевших при наступлении, теперь стали окружать «Замок», пытаясь выполнить хоть одну из фаз провалившейся операции.
Он пристегнул портупею, вынул из кобуры пистолет. Это был не тот обычный офицерский десяти зарядный пистолет, или тот, который выдают танкистам, пилотам истребителей и Голиафов, из которых разве что по банкам стрелять, а хороший, мощный семизарядный «Форв-16», грозное оружие для ближнего боя, прошибающий любую пехотную броню. Ирз раздобыл его уже давно, на одной из брошенных Сынами Корхала станций...
Низко пригибаясь, он побежал вперед, к стене, пока артиллеристы перезаряжали мортиры, понимая, что стреляющие оттуда не смогут достать его у ее подножия. Бежать было легко – сила тяжести была явно на руку Ирзу, позволяя совершать почти двухметровые скачки. Едва он подумал, как нелепо он выглядит со стороны – какой-то псих с генератором за спиной, в маске и с пистолетом в руке, несущийся прыжками прямо на стену – как сверху вновь донесся раскат выстрела из мортиры. Ирз за секунду оценил ситуацию и понял, что осколки достанут его, и он, оттолкнувшись ногами, полетел вперед, спасаясь за вовремя подвернувшимся камнем. Пребольно проехавшись по камню коленом, он скатился куда-то вниз. Сверху донеслась серия разрывов.
- А-а, балять!.. – вскрикнул кто-то рядом, и Ирз мгновенно вскочил на ноги, выставляя перед собой пистолет. В нескольких метрах от него, у самой стены, десантник, стоящий к Ирзу боком, в размалеванном черно-белом скафандре, осел на одно колено, схватившись за ногу. Рядом тут же возник еще один пехотинец, в черно-синем скафандре.
- Ты че?
- Суки… Куда палят… - процедил раненый, опираясь на винтовку, и поднимаясь с колена, - еще ладно, что скафандр цел… У-у, мля, хорошо, что ударило не гранью, о то без конечностей уже бы остался… Прикинь, уже второй осколок…
- Везучий ты гад, - произнес второй, повернулся к Ирзу, - ну, а ты че?
- Сержант Ирз Спинур, механизированный полк, - ответил Ирз, слегка обескураженный произошедшим. События развивались быстро, тут хочешь не хочешь, а тормозить начнешь.
- Рядовой Лотар Харув, морпех, - отозвался в черно-синем, откозыряв.
- Рядовой Зар Гировк… морпех, млять, нога-а… - процедил в черно-белом, видимо, все еще морщась. Лиц десантников не было видно из-за затемненных лицевых щитков, и их голоса были глухие, и были едва слышны за плотно закрытыми щитками. Самому Ирзу приходилось почти кричать, так как плотная маска так же плохо пропускала звуки.
- Хорош тут душу выворачивать… Подумаешь, приложило…
- Кто тут главный? Тут еще кто-нибудь есть? – спросил Ирз, оглядываясь на основные войска. Однако, отсюда их не было видно, у самой стены были сплошные ямы и неровности.
- Здесь еще четверо наших, мы из Инженерного Корпуса Поддержки. И еще один пилот Голиафа. Кажется, мы нашли путь внутрь этой сараюхи, - Харув, по-видимому, так «опустил» непосредственно сам «Замок», - командир тут старшина Доронс, идем, тут делать нечего.
- Пошли, - согласился Ирз, и они побрели вперед, огибая стену. Позади них продолжалась пальба, но уже не так сильно, как последние пятнадцать минут.
- Кажется, что это укрепление стоит на озере, мы нашли ход под стеной, возможно, там можно пробраться внутрь в брод, - говорил шедший рядом с Ирзом Харув, пока Гировк ковылял позади, - рядом лестница, похоже, забыли ее убрать. Щас решаем, как идти – верхом или низом. Нужно найти внутри стены механизм, открывающий те охренетительные двери, типа тех, что на главном входе. Что бы наши вошли…
- Погоди-ка, что значит «стоит на озере»? Там что, вода? – туповато спросил Ирз.
- Ага, и еще не известно, возможно, нижний ход полностью залит водой. Придется ползти верхом. А это опасно. Если не наемники, то свои пристрелят, за этих придурков примут… К тому же, наверху нас видно будет на всю долину…
Они подошли к какой-то яме у самой стены, которая резко уходила вниз, где была небольшая площадка. Там стояли еще несколько пехотинцев, расписанные, как новогодние елки, и еще один пилот, в таком же комбинезоне и маске с генератором кислорода за спиной, и табельный десятизарядный пистолет в руке. Один из солдат по колено стоял в воде, спиной к черному ходу, ведущему в глубь стены. Кругом валялись обломки стальных прутьев. Ирз догадался, что они раньше стояли решеткой в этом полукруглом невысоком ходе, закрывая выход из укрепления «Замка». Приглядевшись, он увидел почти незаметные выдвижные скобы, ведущие наверх стены.
- Старшина Стив Доронс, с кем имею честь? – обратился к Ирзу один из пехотинцев в черно-зеленом скафандре.
- Ирз Спинур, сержант, мой Голиаф сгорел в нескольких сот метрах от стены, вот, ваших нашел…
- А, Спинур, - к нему шагнул пилот, - узнаешь? Канн Сикуэнс, второй взвод.
- Здорово Канн, - Ирз искренне рад, что встретил знакомого, с которым пришлось пройти несколько сражений, - тоже поджарился?
- Как видишь…
- А вы где шлялись? – обратился старшина к тем двум рядовым, на которых наткнулся Ирз.
- Да это все эти долбаные наемники… - отозвался Гировк, кряхтя, слезая в яму, - эти засранцы шмалят не глядя… Чуть без ноги не остался…
- Ладно-ладно, давайте решать, пока нас тут не засекли, - произнес высоченный пехотинец в черном скафандре с фиолетовым узором на плечах, стоящий возле трофейной мортиры.
- Ну так чо? – произнес солдат, стоящий в воде, - так попремся, или поверху? Командир, давай лучше поверху, не прет меня по этому говну шлепать…
- Это не говно, это вода… Сверху пристрелят, - мрачно отозвался пехотинец с оранжево-фиолетовым узором на своем скафандре, расцветка которого сильно била по глазному нерву, на боку у которого висела сумка для электроники, очевидно, это был один из инженеров, - вон, слышишь, как наши с воздуха палят?
- Ну тогда лезем в говно, - буднично сообщил Доронс.
- А если туннель затоплен полностью? – спросил здоровяк, - быть может, он там всего на пару сотен метров наполовину затоплен… И что потом? Обратно плестись? Или нырять будем?
- Погоди, Нортон, так мы здесь до ночи сидеть будем, - произнес Харув, - давайте попробуем туннель… Если затоплен – хрен с ним, вернемся, чо мы, торопимся куда?.. Полезем верхом… Командир, так или не так?
Старшина не успел ответить. Стоящий в воде солдат вдруг с шумным плеском погрузился в воду, окатив всех на суше брызгами. Все оторопели.
- Мммлять!.. – процедил Доронс, вскидывая винтовку и открывая огонь по воде, где только что был солдат. Фонтанчики и столбы брызг ударили в потолок туннеля, еще раз обрызгав стоящих на суше людей, и Ирз увидел, как там, в воде, мелькнула и забилась какая-то тень.
Стрельба прекратилась, и Ирзу показалось, что теперь все недоуменно пялились на старшину через затемненные стекла щитков. Старшина отложил винтовку, поднял один из прутьев, и шагнув к воде, сунул прут в воду. Что-то подцепил, и потащил к суше.
- Варотоу, чо пялишься, помогай, - прохрипел он от натуги. Пехотинец в оранжевом ярком скафандре так же, поспешно подняв прут, что-то нашарил под водой. Все замерли, напряженно глядя туда, где Варотоу подцепил под водой что-то тоже. Солдаты, поднатужившись, скрежеща зубами от натуги, рывком выволокли на сушу свой улов, и остальные в ужасе отшатнулись…
Это определенно был Зерг, но подобных Ирзу еще не доводилось видеть. Та же гладкая безносая башка с жутким оскалом и потухшим взглядом сейчас тусклых, отливающих красным глаз без зрачков и радужки, верхняя часть головы снесена очередью старшины. Голова, плавно переходящая в?.. Некое подобие туловище рыбины? Ирз поднапряг память, но ничего похожего он никогда не видел. Гибкое, змеиное туловище в два метра, с тремя рядами коротких подобий плавников, ярко коричневого цвета, как все сухопутные, а теперь, как оказалось, и плавающие, виды Зергов. Чуть ниже головы, из костлявой грудной клетки, две лапы с острыми лезвиями – знакомое оружие. Но в подобном формате…
-Ну? Что это за млять? – наконец, после минутного молчания спросил Сикуэнс. Ответом ему было дружное молчание.
- Понятно… Идем верхом, - наконец принял решение старшина, и решительно шагнул к скобам.
«Хорошая мысль» ответил Ирз, с содроганием думая, что бы было, если бы они пошли туннелем.
- Наверняка эти уродцы там и кишат, - пробубнил Гировк, проходя мимо Ирза вслед за Доронсом, - и откуда они взялись на нашу голову?..
- Там разберемся, - хмыкнул Нортон, подхватывая мортиру.
- Погодите!.. А как же Лоуренс? – подал голос Харув, - нельзя же его оставлять там… Давайте хоть вытащим тело…
- Ага, а заодно подождем, когда сюда на выстрелы сбегутся наемники и покоцают всех к еманой матери, - проворчал Варотоу.
- Да, надо бы поторопиться… - откликнулся старшина, первым карабкаясь вверх по скобам, - забудь о Лоуренсе, Лотар, нам надо спасать свои жопы. Позже разберемся, что это а урод нам попался…
Солдаты один за другим начали подниматься вверх. Ирзу и Сикуэнсу повезло – пистолеты прятались в кобуру, и ничто не мешало им продвижение вперед. Морпехам было хуже – приходилось одной рукой придерживать и винтовку, наверное, они не раз в мыслях прокляли разработчиков «Гаусс», не предусмотревших такой элементарной вещи, как обычный ремень. Ирз поразился выносливости Нортона – он спокойно карабкался вверх, повесив тяжеленную мортиру себе на шею, чтобы изгиб между стволом и опорными лапами «орудия» висели у него с обоих боков над плечами.
- Нах ты эту дуру тащишь, Ун? – окликнул его Гировк, - итак ведь всего два заряда на нее…
- Тебе то какая на хрен разница? – поинтересовался Нортон, - не твоя ведь шея.
Остаток пути проделали молча. Наверху дул сильный ветер, и старшина и Гировк, забравшиеся первыми на стену, помогали остальным, подхватывая подмышки и лихо забрасывая на стену.
Ирз огляделся – отсюда действительно была видна вся мрачная долина. Юго-восточная часть Умараян наполнилась штурмующими десантными бригадами, в кое – где, подобно светлякам, медленно передвигались Архоны Протоссов. Ирз увидел ползущие к стене «Замка Плача» те самые тяжелые грузовые вездеходы, которые он вчера видел в ангаре крейсера, переоборудованные в боевую технику. Остальные роты и подразделения пехоты и боевой техники, подошедшей гораздо позже, чем первые штурмующие группы, теперь замерли в боевых построениях в нескольких километрах от «Замка», заняв полностью юго-восточные склоны гор и большую часть долины. Истребители и Скауты кружили высоко над самим комплексом, гул их двигателей почти заглушал яростно ревущий ветер. Отсюда были видна та толпа солдат, все еще бестолково топчущихся у главного входа. Сама стена была в толщину метров десять, здесь, наверху, ее края были огорожены поручнями парапета по все длине с обеих сторон. Понятно, что она полая внутри, где должны быть какие-либо конструкции, гаражи, склады, да что угодно. Иначе бы конструкторы и строители этой крепости потратили бы уйму времени и финансовых средств на отлитие единой стены из сверхпрочного металла.
Общаться при таком ветре было бесполезно – ветер, налетающий порывами, грозил смахнуть людишек через хлипкие поручни вниз. Харув указал на люк, возле лестницы. Похоже, что это был ход для ремонтников или что-то вроде того. Ну да ладно, главное, чтобы закрыт не был. Варотоу, присев рядом с люком, открыл небольшую нишу в покрытии, где был датчик для карточки пропуска, и теперь, достав из сумки какой-то аппарат, подсоединил провода от него в разъемы датчика, начал «взлом».
Ирз отошел к противоположному краю стены, и, ухватившись за поручни парапета, глянул во внутренний двор «Замка». Все башни тянулись от одного большого строения внизу, стоящего словно бы во рву с водой. К этому комплексу, в самом низу двора, тянулись несколько мостиков от стены, на которую они только что взобрались. Теперь, если они хотят попасть внутрь, им надо проникнуть внутрь стены в тот люк, над которым колдует Варотоу, и спуститься на нижние уровни внутренних строений стены, где должны быть двери, открывающие проход к мостам, ведущим к комплексу. Однако, им это делать не надо. Нужно просто найти механизм, открывающий главные ворота на двор «Замка». Наверняка он внутри конструкции этой стены.
Сзади по металлическому покрытию стены застучал прикладом винтовки Варотоу, что бы обратить внимание остальных. Ирз, обернувшись, увидел, что люк открыт. Старшина в знак одобрения показал инженеру большой палец, как вдруг...
Пилот Канн Сикуэнс, стоящий возле парапета с видом на долину, словно ополоумевший, подпрыгнул, и замахал руками. Ирз понял, что он что-то увидел, и он, и другие подбежали к нему. Пилот указал вперед, туда, на ворота. Сейчас дверь, перекрывающая проход внутрь, стала открываться, но не наружу или внутрь стены, а как-то странно - начала подниматься вверх. Ирз понял, что кто-то открыл проход.
«Дверь» быстро ушла вверх, открыв дорогу пехоте Протоссов и людей внутрь крепости, и приверженцы и морпехи, не долго думая, устремились внутрь. Ирзу показалось, что он сходит с ума, и он с диким остервенением вцепился в поручни, когда из открывшегося хода, сминая пехоту, прямо в долину хлынула волна Зергов. Тысячи Зерглингов смяли первые отряды атакующих и ударили в ответ. Пестрая, живая волна коричневого цвета стала накрывать ряды пехоты объединенных сил. Изрубив в кровавой мясорубке за считанные секунды все передовые отряды и технику, стая хлынула вперед, на юго-восточные подножия гор, где в неком оцепенении замерли основные отряды штурмующих сил. Ирз отвернулся и зажмурился, ощущая лишь дикий, животный ужас. Именно в подобные минуты люди седеют. Ему казалось, что позади него, сквозь ветер до него доносится хруст костей и раздираемой плоти, жуткие крики и редкая стрельба. Умараян погрузилась в хаос кровавого пиршества Зергов…
Позади, внизу что-то загудело, и сотни маленьких самоубийц взмыли в мутное небо из недр комплекса, крутясь в бешеном хороводе диковинного вихря, с сумасшедшей скоростью кружа вокруг башен «Замка Плача». Они унеслись вверх, истребители и скауты, кружащие над «Замком Плача», оплавившись, рухнули вниз, и Ирз обхватил голову руками, чтобы не слышать этот жуткий завывающий свист тысяч крыльев проснувшегося Роя. Скруджи уходи на орбиту, и можно было только представить, что начнется там, когда вся этот рой достигнет флот…
Открыв глаза, он увидел, что рядом уже никого нет, а пехотинцы живо, как-то нелепо суетясь, уже спускаются вниз открытого люка. Стоящий рядом старшина, махнул ему рукой, что бы тот пошевеливался, и Спинур, загребая словно бы не своими ногами, побежал к нему, все еще не веря в случившееся…
Дрожащими руками хватаясь за скобы, он спустился в люк, ткнул в клавишу рядом на стене, и тот закрылся. Внизу светили фонари солдат, и Ирз спрыгнул вниз.
- Ну, че? – каким-то не своим голосом спросил Харув.
- Че? – тупа спросил старшина.
- Че мля делать будем?! - заорал Харув, - ты чо, не видел, чего эти паскуды сделали?!..
- Ладно, не ори… Двор был пуст, значит, все эти ублюдки сидели внутри стены, и дверь открыла им проход… Значит так, - в слух размышлял старшина, пытаясь сохранять хладнокровие, - найдем ход в основное строение комплекса, там поспокойнее. Там и решим, че делать…
Ирз огляделся – они стояли в узком переходнике, внизу был еще один люк, а в стенах две двери.
- Куда идем? – хрипло спросил он.
- Вниз, попробуем там…
Они стали спускаться все ниже и ниже. Иногда приходилось лезть оп лестничным скобам, иногда брести наугад по узким темным коридорчикам. Ирз боялся, как бы они не наткнулись на ту основную нишу в самом низу, где были заперты все эти полчища Зерглингов. Но на удивление, ход на двор крепости они нашли быстро.
С трудом протиснувшийся вперед Гаровк в своем скафандре, встал на изготовку. Следом прошли старшина и Харув, как неожиданно снаружи раздался вопль:
- Отряд, внимание, наемники!
Что-то громко лязгнуло, затрещали выстрелы… Ирз кинулся в проход, выдергивая пистолет из кобуры. Он выскочил на небольшую площадку, справа была плита, перекрывающая выход в долину, слева от площадки тянулся неширокий длинный мост, ведущий от «двери» в главной стене, из подструктур которой они только что выбрались, и стояли, словно под гигантской аркой, к высокому и большому мрачному строению впереди – сам комплекс «Замка Плача». Спинур узнал это место, однако сверху оно выглядело абсолютно иначе. Рядом, в луже крови ворочался Зар Гировк, Харув склонился над ним. Снова стрекотнула очередь – Доронс, на полусогнутых ногах, прицельно бил вперед, в противоположную сторону моста. Спинур увидел, что там, возле одной массивной фигуры в скафандре, рухнул еще один стражник. Очевидно, эти двое держали под контролем вход в саму крепость, представляющий из себя здоровые двустворчатые двери.
- Уроды, Зара подстрелили, - Харув выпрямился над телом уже не шевелящегося рядового. Выбравшиеся на мост Варотоу, Нортон и Сикуэнс, озирались в поисках противников, но больше никого не было видно. Никаких звуков с другой стороны стены, ни одного выстрела из долины.
- Идем, - короткая команда Доронса, и отряд из шести человек медленно вышел на открытое пространство моста и в напряженном ожидании обстрела двинулся к воротам, у которых лежали тела наемников. Там, над двустворчатой высокой дверью Ирз подметил странный круглый знак, в виде желтого круга с белым вертикальным овалом в центре. Ирз взглянул наверх, и у него чуть не закружилась голова от ощущения, что высоченные башни, тянущиеся в неприветливое небо с словно очумевшими несущимися тучами оранжевого цвета, вот-вот рухнут на них. На стене тоже все было тихо, и, кроме стука тяжелых бутс скафандров морпехов, собственного шипящего дыхания в маске, и завывания ветра было ничего не слышно. Ирз глянул вниз – там, в метрах пяти, была тихая заводь с мутной и тихой черной водой. Очевидно, это и было тот водоем, который они нашли снаружи в туннеле. Озеро заливало весь двор, и пройти к крепости от стен можно было только по нескольким подобным мостам.
- Наверняка эти хвостатые уродцы внизу, - процедил в общем молчании Варотоу, словно бы так же думая об одном и том же с Ирзом, не спуская глаз с крепости, к которой они приближались. Спинур на всякий случай чуть отодвинулся в сторону от края не огороженного моста, и взглянул вперед. Крепость имела множество бойниц и обычных окон, но сейчас они были пусты. Толи им действительно удалось подавить наемников, толи они спрятались внутри – было не известно.
Они приблизились к воротам, где перед ними была небольшая площадка.
- Так-так-так, - протянул Харув, ногой переворачивая тело одного из охранников, лежащего на боку. Труп, звякнув броней скафандра, откинулся на спину, раскинув руки. Ирз увидел простреленную грудь, затемненное стекло щитка, и знакомый красный узор на груди и плечах скафандра.
- Командир, узнаешь?..
- Элитная Стража, - так же узнал причудливые завитушки Доронс, - теперь понятно, на кого они работали…
- Да, но на тех наемниках, на защите стены, не было подобных знаков, - произнес Харув.
- Значит, эти козлы охраняют непосредственно крепость и эту лабораторию… Варотоу, открывай…
Инженер шагнул к индификатору, чтобы опять взломать системы впуска при помощи своей аппаратуры.
- Нортон! Ты там че застрял? – окликнул Сикуэнс пехотинца, который возился с мортирой, остановившись почти на середине моста. Тот лишь отмахнулся.
- Эге, гля, какие винтовочки, - произнес Харув, показывая одну из винтовок стражников. Ирз пригляделся – и вправду, необычные пушки. С лазерным целеуказателем, с оптическим прицелом, да и дизайн совершенно иной, но явное сходство с «Гаусс» все же было.
- Твою мать, - выругался старшина, когда увидел винтовку, - это же модификация «Гаусс», редкая модель… Еще перед падением Конфедерации ходили слухи о разработке подобной хреновины, но они не подтвердились, а потом уже всем наплевать было… А позже, на одной из баз Корхала, наши нашли чертежи этого ствола.
- Откуда ты знаешь? – спросил Сикуэнс, беря винтовку в руки от Харува. Ирз последовал примеру, и взял винтовку второго стражника.
- Я участвовал в той операции, мне даже и слухи не надо было слушать, - отозвался Доронс, - Нортон, да шевелись давай!..
В ответ донесся тревожный окрик. Все глянули на Нортона – тот указывал на «дверь», перекрывающие выход в долину. Она стала с гулом подниматься, и волна Зерклингов хлынула обратно.
-Нортон, живо сюда! – заорал Харув, припадая на одно колено и вскидывая винтовку к плечу.
- Варотоу! – прохрипел Доронс, так же вскидывая винтовку.
- Я понял. Командир, здесь двойная степень защиты, нужна минута или две, - не поворачиваясь, отозвался инженер.
- Нортон, ты че, мать твою так, совсем долбанулся! – крикнул Доронс, и Ирз увидел, как Зерги, сметя и разорвав тело Гировка на площадке, хлынули на мост. Нортон живо развернул к ним мортиру, опустил снаряд в ствол и откинулся в сторону, чтобы самому не оглохнуть от выстрела. Хлопок – и столб воды с гулом взмыл вверх в нескольких футах от моста.
- Мазила! – рявкнул Доронс – сюда, живо!
Нортон спокойно, словно игрушку, подхватил тридцатикилограммовую мортиру на плечо и бросился со всех ног к крепости, а за ним хлынула живая река щелкающих челюстей, хвостов и лап с сияющими лезвиями.
- Придурок да брось ты эту поипень! – сорвался на хриплый рев старшина, - да хрен на него… Отряд, огонь! – и он и Харув первыми открыли огонь по тварям, настигающим человека, рискуя заодно подстрелить и Нортона. Ирз вскинул винтовку к плечу, глядя через стекло маски в оптический прицел. Винтовка даже стреляла с непонятным звуком, словно бы даже и не выстрелы, а открывание шампанского. Ирз не сразу сообразил, что в винтовку встроен и глушитель.
Им повезло, что они стояли на довольно таки узком мосту, и Зерглинги не могли подобраться с нескольких сторон, иначе бы их уже давно бы разделали. Это позволяло бы людям держаться довольно таки долго, но вот боезапас…
Продвижение Зергов ухудшилось и из-за того, что тела первых собратьев, скошенных пулями, образовали баррикаду из тел, даже не смотря на то, что многие твари падали в воду. Ирз краем глаза увидел, что там, куда падали раненные и мертвые Зерглинги вода словно бы вскипала – очевидно, весь водоем был заселен этими рыбоподобными тварями. Вой нескольких десятков сраженных тварей заполнил двор крепости, Зерглинги, обезумев от ярости, кидались на добычу, которая была так близка и с пробитыми головами и простреленными телами летели вниз, или же гибли под лапами озверевших собратьев, топтавших в этой чудовищной свалке своих же. Нортон успешно достиг выстроившихся в ряд четверых автоматчиков, успешно сдерживающих напор этой стаи, и снова развернул мортиру в сторону моста, запустил в ствол последний снаряд… На этот раз Ирз чуть не оглох от выстрела. Снаряд, описав крутую дугу, рухнул точнехонько посреди моста, в двадцати метрах от людей, рванув в самой гуще беснующихся тварей. Осколки с визгом ударили по воротам и стенам, за спинами солдат, Ирз инстинктивно вжал голову в плечи, понимая, что если бы осколки прошли ниже, им бы не поздоровилось. В воздух и воду полетели куски тварей, раненые и мертвые Зерглинги десятком плюхнулись вниз. Ирз надеялся, что взрыв обрушит мост, но этого не произошло. А гигантская колонна, растянувшаяся по всему мосту, не собиралась кончаться.
Боезапас медленно подходил к концу, и Ирз ощущал приближающийся панический ужас. Неужели Варотоу не успеет?.. Что он там так долго?
Еще несколько мгновений безостановочной пальбы, и Доронс и Харув стали пятиться назад. Ирз глянул туда – проем за их спинами был открыт, и пехотинцы и пилоты кинулись внутрь.
- Запира-ай! – дико взвыл Доронс, но Варотоу и сам знал что делать. Створки с гулом сомкнулись прямо перед носом у Зергов, когда те почти достигли площадки перед воротами крепости.
С минуту в отсеке переходнике, куда они попали, была тишина, лишь слышалось шумное дыхание солдат, переводящих дух. Ирз, чувствуя, как бешено колотится сердце, мотал головой, оглушенный страхом и грохотом оружия, резко сменившегося тишиной. Сильно болели плечо, отбитое прикладом. Ирз глянул в табло показателя боезапаса – осталось не так уж и много. Ирз так же ощутил, как на плечи надавили ремни генератора кислорода, даже бутсы на ногах стали тяжелее, не говоря уже о винтовке. Похоже, внутри «Замка Плача» была и такая установка для урегулирования гравитации под удобство человека.
- Ф-фу, мля-я… - глухо выдохнул Харув, - прислоняясь к стене, - еле ушли…
- Ну вот… мы и внутри, - переводя дух, произнес Нортон, - смотрите, зеленый сигнал, уже кислород закачали, – заметил он.
Доронс взглянул на зеленную блямбу над дверью, ведущей в глубь «Замка Плача», и первым разгерметизировал скафандр. Из-под поднятого лицевого щитка на Нортона взглянуло пожилое лицо морпеха, со шрамом на правой скуле и злым, пронзительным взглядом маленьких глаз.
- Еще раз, мля, такую хреновину выкинешь, пристрелю, как тех паскуд, - сообщил он морпеху, - я тебе чо говорил?.. Брось хрень… А ты чо?..
Ирз с удовольствием содрал с лица маску, убрал ее в карман на поясе комбинезона, и отключил генератор кислорода.
- Виноват, командир, за то вон сколько положили гадов, - ответил Нортон, поднимая лицевой щиток. У него было лицо увальня, человека типа «сила есть – ума не надо», но от его веяло мощью и силой, служащей правому делу. Харув был с бледным лицом и выцветшими глазами, как у человека, которому пришлось за жизнь многое пережить, однако на вид он был молод. У Варотоу был задумчивый взгляд интеллектуала, как у человека, который в этот момент решает в какое-то сложное уравнение или о чем-то задумавшимся, с абсолютным отрешенным выражением лица.
Сам Ирз и Сикуэнс с интересом изучали лица своих новых знакомых.
- Ладно, слушаем сюда, - произнес Доронс, когда все чуть пришли в себя, - время поумничать, - он не весело ухмыльнулся, - похоже, что мы здесь одни. Если флот цел, то они уже смылись отсюда. В долине, все видели, что творится… Попробуем найти центральный компьютер и лабораторию. У меня, Харува, Нортона и Варотоу есть по взрывпакету. Узнаем все ответы на вопросы и разнесем это гнездо к еманой матери… Если уж подыхать, так разворотим здесь напоследок все, что можно. Хотя, может, я ошибаюсь, и флот отразил атаку и все еще на орбите. Все может быть, но если нас захотят вытащить, то пускай постараются. Идем, посмотрим, что тут к чему… Вы, кстати, можете здесь генераторы оставить…
Ирз и Сикуэнс решили последовать совету и сняли с онемевших от непривычки плеч ремни портативных генераторов кислорода. После чего Варотоу открыл дверь, и они вошли во внутренние помещения «Замка».
Отряд двигался по огромным пустынным пыльным залам и комнатам, которые были без электрического или газового освещения, но здесь было довольно-таки много окон, иногда очень больших, с мутными стелами, пропускающие внутрь такой же мутный свет. Шагать приходилось очень тихо, и поменьше разговаривать, так как звуки образовывали эхо, и было абсолютно не понятно, как громко оно разносится по этим помещениям, переходы между которыми изредка были перекрыты дверьми. Опасность в этом «Замке» могла подстерегать за каждым углом, за каждым поворотом и дверью. Но выбирать не приходилось, и солдаты шли наугад вперед, рискуя напороться на защитные системы или очередной караул из Элитной Стражи. Однако кругом была мертвая тишина, никаких намеков на присутствие людей.
Ирз поражался масштабности и грандиозности залов – некоторые были даже с колоннами, или же с небольшими окнами под потолком, и, похоже, что вся конструкция на этих уровнях крепости была выдержана в этом каком-то незнакомом, старом стиле. Как будто неизвестные архитекторы действительно взяли за основу конструкцию какого-то замка или крепости. С другой стороны, было абсолютно не понятно предназначение такого количества пустующих залов. Ирзу иногда казалось, что легкий, едва ощутимый сквозняк приносит какой-то незнакомый запах, и от этого неизвестного аромата и ветерка по спине пробегали мурашки – оно смахивало на дыхание монстра, ждущего людей где-то в глубине одного из помещений. Иногда Ирз буквально ощущал на себе оценивающий изучающий взгляд, не раз он оборачивался, вскидывая винтовку, но кругом было тихо. Остальные чувствовали себя не лучше – так же дергались, тихо ругаясь сквозь сжатые зубы, побледнели, и тоже что-то чувствовали, но, видимо, тоже не решались признаться друг другу.
Создавалось ощущение полной заброшенности крепости. Казалось, что люди здесь и не появлялись не один год. Толстый слой базальтовой пыли, от которой не было спасенья даже за толстыми дверьми и стенами, и полное отсутствие намеков на присутствие здесь хоть какой-либо жизни, подтверждали эти догадки, и повергали в уныние и тоску, граничащую с паническим страхом. Иногда начинало казаться, что они блуждают по кругу, и уже не один час. Но потом вдруг стали попадаться и более небольшие помещения, смахивающие на какие-то переоборудованные складские помещения под комнаты охраны. В одном из таких помещений отряд с тупым удивлением уставился на небольшой диванчик, зачехленный полиэтиленом, и стеклянный столик, на котором была хрустальная пепельница, полная окурков. В другой комнате они нашли настенный терминал, закрытый от пыли чехлом, несколько кресел и старый телевизор.
- Ладно, перекур, - тихо сообщил старшина, - сейчас передохнем и узнаем через терминал, где мы…
Солдаты закурили. Варотоу откинул чехол, и включил терминал. Ирз, попыхивая одной из своих последних сигарет, откинул с кресла полиэтилен и сел. Его примеру последовали Харув и Сикуэнс.
- Первым делом найди нам центральный компьютер и лабораторию, - говорил Доронс инженеру, - если что интересненькое подвернется – сообщи. Похоже, все важные зоны находятся на другом уровне. А здесь хренотень какая-то… На хрена эти залы?..
- Щас, щас все узнаем, - Варотоу начал стучать по клавиатуре терминала.
«Что это за место? Зачем все эти помещения? Почему нас до сих пор не вычислили? Ведь кто-то видел, что пробрались во двор «Замка Плача», иначе кто бы открыл ту «дверь», за которой тусовались все эти шизанутые Зерглинги? И откуда здесь Зерги? Неужели они держали их взаперти той главной стены «Замка», как охрану и материал для создания нового вида? И откуда взялись эти плавунцы-ублюдки, которые жрут даже своих?..»
Сколько вопросов, и на все надо получить ответы. Иначе сдохнуть со спокойной душой, не узнав истины, не получится. Раз уж осталось только это, то нужно узнать, нужно во что бы то ни стало узнать и заполучить ответы…
- Мы на первом уровне, - наконец произнес Варотоу, - сама крепость насчитывает пять уровней, каждый из них – точно такие же залы. Ни хрена себе, сколько их тут!.. Командир, на осмотр всех этих залов даже на одном этом уровне, ушла бы, пожалуй, не одна неделя. На карте они помечены как… «полигон»? – он удивленно глянул на старшину. Тот хмуро молчал.
- Сами башни являются хранилищем оборудования для какого-то преобразователя. Вот, центральная башня, самая здоровая. Там и есть центральный компьютер, и лаборатория, охранные помещения… - Варотоу поморщился, - а так же какой-то зал, помеченный как «биопреобразовательная платформа»… Они объединены в единый блок «Е» главной башни.
- Что это еще за биопреобразователь? – спросил Нортон.
- Доберемся до центральной системы – узнаем, - отозвался старшина, - где лифты?
- Лифт средней башни совсем рядом… Два поворота направо и прямо.
- Отряд, подъем, идем мочить ублюдков…
- Погоди, командир, совсем рядом дублирующий генератор, в отдельном блоке на нашем этаже. Взорвем его – и в случае отказа главного генератора на главной башне они останутся без энергии. Не придется мотаться туда-сюда по нескольку раз…
- Ладно, идем к генератору и живо наверх!..
Солдаты быстро нашли и заминировали взрывпакетом большое сооружение в одном из залов, и, вернувшись к терминалу, начали искать лифт.
Оказалось, что лифт и генератор расположены почти по соседству, в каких-то двухстах метрах. Теперь здесь пол был не из цельных листов стали, а решетчатый, из-под которого, где-то далеко внизу, доносился тихий плеск воды.
Скоростной лифт, своими внутренними размерами смахивающий скорее на комнату, понесся по шахте наверх башни, где их ждали ответы на все вопросы, которыми задались еще Зератул и Рейнор с Каусом. Ирз зажмурился и отступил от той стороны, где вниз с невероятной быстротой уносились окна в шахте лифта за его прозрачной стенкой – от этого начинала кружиться голова, почище, чем при тех испытаниях в учебке, когда пилотов и танкистов проверяли на выносливость при заходе челнока на посадку, раскручивая в «центрифуге» до умопомрачения. Остальные так же отвернулись, нетерпеливо переступая с ноги на ногу в ожидании, когда наконец закончится этот подъем, сопровождающийся чуть ли не перегрузками.
Наконец, лифт плавно замедлил подъем, и остановился. Дверь ушла в сторону, и Ирз, прежде чем выйти, бросил взгляд за плечо. В окне за прозрачной стенкой была видна долина, но разглядывать детали было некогда…
…Отряд пронесся по коридорам, стреляя во всех, кто возникнет на дороге. Это были уже жилые секции, и стены интерьер был побогаче, чем тот, что внизу. Уничтожив несколько наемников на входе, они ворвались в большой длинный коридор, на входе у которого была надпись «Блок Е». В конце коридора их ждали еще двое стражников с красным узором на скафандрах. Очередь из нескольких стволов – и тела с оглушительным грохотом падают на решетчатый пол у двери.
- Живей, не отставать! – Доронс, словно очумевший, гигантскими прыжками первым понесся к входу в следующее помещение. Из двери на шумок высунулся было еще один из Элитной Стражи, но длинная очередь и тело с грохотом откинулось внутрь зала. Они ворвались в большую круглую комнату, и Варотоу сшиб очередью еще одного наемника, вбежавшего в помещение из другого коридора, которые примыкали к этому залу. Из неосвещенной части комнаты на низ бросился человек без скафандра. Грохнул выстрел, пуля с воем срикошетила от груди старшины, и он чуть согнулся. Сикуэнс развернулся и короткой очередью стрекотнул по открытой груди нападавшего. Тот, вскрикнув, отлетел на середину зала…
Стало тихо. Хорув повернулся к старшине.
- Ты как, командир?
- Нормально, так, приложило слегка… - процедил Доронс, выпрямляясь, - чертов псих… Какому идиоту придет в голову кидаться на противника без защитного костюма с долбанным пистолетом?..
- Похоже, это и есть центральная система…
Варотоу был прав – в стены вмонтирована какая-то необычная аппаратура, напротив замерших в ожидании атаки солдат был большой терминал, размерами смахивающий на стол для бильярда. Кир огляделся как следует. Еще к этому залу примыкали пять ходов, по одному из которых они и пришли сюда. В потолке – большое круглое окно, на подобие того, что было в комнате Ирза на крейсере, за которым, не сменяя темпа, ветер нес облака. На полу зала, в центре, прямо под окном, необычный круглый знак, какой-то символ, и Спинур вспомнил, что такой же знак был над теми воротами, куда они проникли в крепость, спасаясь от стаи Зергов.
- Нортон и Сикуэнс, проверьте остальные ходы, куда который ведет, - произнес Доронс, - Варотоу, разберись-ка с этим, - он кивнул на терминал.
Пилот и морпех исчезли в одном из коридоров, а инженер склонился над терминалом, хмурясь – видимо, сам он видел подобный компьютер впервые.
- Знакомое рыло, - хмуро произнес Харув, нагнувшись над телом человека в белом комбинезоне.
- Это рыло нам перед вылетом показывали… Ах ты млять!.. Зря его Сикуэнс пристрелил, уж этот гад точно бы все знал, что тут творится, - Доронс тоже подошел поближе, - это же Зорч… Точно Зорч… Только на той фотке он в очках был…
- Да вот очки, рядом валяются… Ну что ж теперь делать, - хмыкнул Харув, - теперь не воскресишь. Сами разберемся…
Ирз подошел тоже – это и вправду было тело доктора биологических наук Нома Зорча. Еще один пункт плана командования был провален – его приказывали взять живым. Хотя теперь нужно было о своих жизнях побеспокоиться…
- Кажется, что он осознано пошел на подобное «самоубийство», - произнес Ирз, - бросился на нас с пистолетом. Не хотел, что бы мы узнали, унести тайну этого «Замка» с собой…
- Мда, похоже на то, - отозвался Доронс, - Варотоу, что у тебя?
- Эти уроды сожгли все системы, - отозвался инженер, - похоже, они отслеживали нас… и этот чмырь открыл тогда ту заслонку-дверь в главной стене, чтобы выпустить Зергов, а потом натравить их там, на мосту. Вот здесь даже подобные тумблеры есть, все расписано. Потом, когда мы добрались сюда, они просто сожгли блок питания компьютера и центральной системы. Все, эта центральная система – просто кусок дерьма… Возможно, вся информация уцелела, но вот как ее теперь достать – это другой вопрос…
- Нас*ать на центральную систему, - махнул рукой старшина, - если они такие козлы, сами разберемся…
- Так-так-так, командир, гляди, аборигены, - вошедший в отсек Сикуэнс вел впереди себя за плечо какого-то пожилого человека в белом комбинезоне, очевидно, так же из научного персонала, уперев ствол винтовки ему в спину.
- Ага, - старшина повернулся к нему, - теперь дело пойдет быстрее… Где там Нортон?
- Пушку себе присматривает, похоже, что больше здесь никого нет, - Сикуэнс толкнул стволом винтовки пленника в спину так, что тот чуть было не сел на зад.
- Ты здесь работаешь? Где блок с образцами нового вида? На хрена сожгли систему, вы чо, совсем охренели? – выпалил старшина вопросы очередью, словно пуляя ими в сжавшегося в себя ученого от окруживших его солдат, который с ужасом глядел на тело Зорча в центре комнаты в окровавленном комбинезоне. Ирз увидел почти старика, седого, изредка бросавшего испуганный взгляд на них.
- Давай, папаша, колись быстрее, нам некогда, - произнес Нортон, входящий в зал с трофейной винтовкой. В руке он держал окровавленный пожарный топор.
- Где взял?
- Да там, один козел из ученых набросился… Прикинь, чуть башку мне им не снес…
-Говори, - кивнул старшина ученому, - не то щас этот тебе башку снимет.
- Я здесь работаю уже семь лет… Я не даже не был допущен к разработкам нового вида, - залепетал пленник, - Я работал над образцами по скрещиванию Зергов с иными видами…
- Так вы не только протозергов выводили? Что вы еще тут наворотили? – спросил Доронс, - те хреновины в воде – ваша работа?
- Да… Мы занимались разработкой различных видов… Так было уговорено в договоре с заказчиком…
- Твою мать… - вздохнул Харув, - …уже уродов на заказ делают…
- Кто заказчик?
- Я не знаю… Никто с ним не разговаривал, кроме Зорча… да то лишь по голографической связи, сам заказчик здесь никогда не появлялся…
- Здесь есть охранные системы? Пулеметы, огнеметы?..
- Нет, это лаборатория, а не военный объект…
- Как вы контролируете Зергов? Они должны подчинятся Мозгу… - спросил Сикуэнс, который неплохо разбирался в биологии Зергов.
- На одной из башен установлен электронный пси-излучатель, при помощи которого мы контролировали их…
- А Протозерги?
- Они здесь… В этом укреплении…
Солдаты переглянулись.
- Нижние уровни на картах в терминале указаны, как «Полигон». Что это значит? – спросил Варотоу.
- Нижние залы были предназначены для заселения ими образцов первых особей… Там мы их хранили до прибытия транспортников…
- Млять! – выругался Сикуэнс, - там сейчас кто-нибудь находится?
- Да, несколько образцов…
Ирз похолодел: получается, они чудом проскочили те пустынные залы и комнаты, не наткнувшись на протозергов лишь по случайности. Теперь он понял, откуда у него было то ощущение, что на него кто-то смотрит. От этого воспоминания он содрогнулся и незаметно поежился. Видимо, все подумали об этом же, и так как молчали.
- Значит, сюда прилетали транспортники и вы растаскивали эту мерзость по всем мирам, - после длительной паузы продолжил старшина, - при нашем приходе вы сожгли питание. Как теперь изъять информацию?
- Никак…
- Никак?! Да я ща придушу тя нахер, - прорычал старшина.
- Питание уничтожило этот компьютер, но в соседней из башен есть другой, вспомогательный, там так же есть все записи…
Ну ладно, - Доронс оглядел солдат, - Нортон, закладывай свой взрывпакет здесь. Сикуэнс, останешься рядом. На всякий случай разнесите все в этой комнатушке, чтобы ничего не уцелело. А ты пойдешь с нами, - сказал он ученому, - покажешь, где здесь у вас лаборатория и все остальное… к ней примыкающее…
Они направились к выходу.
- Вы там в оба глядите, о то мало ли… Вдруг еще кто-нибудь с чем-нибудь посерьезнее, чем с топором засел, - окликнул их Нортон.
- Да знаем уже, - буркнул в ответ Харув. Ирз, обернувшись, увидел, как Нортон врезал топором по пульту, и оттуда полетели искры. Они пошли вперед по узкому слабо освещенному коридору, и старшина включил нагрудные фонари. Позади них, за закрывшейся дверью слышался неясный грохот – Сикуэнс и Нортон уничтожали оборудование. Зачем старшина отдал подобное распоряжение, было не ясно, ведь при взрыве взрывпакета сам командный пункт должно было разнести подчистую. Ирз подумал, что так Доронс решил подстраховаться от всевозможных пакостей, которые им могли натворить оставшиеся в этой башне ученые, используя аппаратуру.
- Далеко до лаборатории? - спросил Доронс, шагая вслед за ученым.
- Нет, соседний этаж.
Похоже, что башня состояла из нескольких этажей, сформированных в блок Е. Ирз постоянно оглядывал все коридоры, мимо которых они проходили, но везде было тихо.
- Что такое биопреобразовательная платформа? – наконец и он спросил ученого.
- Это машина, преобразующая два вида в один, - ответил ученый, - нам теперь не надо отбирать ДНК, скрещивать его и ждать, пока из пробирки что-то выйдет. Раньше, для создания новых сортов и видов требовались месяцы… Сейчас на это уходит часы, при помощи этой установки. Для удачного эксперимента теперь необходимы лишь два живых экземпляра, параметры искривления их биологически-сращиваемых элементов задаются через специальный пульт управления…
- Таким образом вы получили тех плавающих Зергов? – перебил Варотоу.
- Это не Зерги. Это «полукровки», мы срастили Зерглинга и трехметровую рыбу Исоранам, подобные создания обитают в водоемах Тарсониса… Обитали... – поправился ученый.
- «Полукровки»?.. Теперь понятно, почему они там жрали упавших в воду Зерглингов, - произнес Харув, - ведь теперь все живое, что в воде и отличное от их вида – еда, не так ли?
- Именно так. Вы что видели этих плавающих Зерглингов?
- Да, одна из них сожрала нашего кореша, - зло произнес старшина, - но я ей успешно вышиб мозги. И тебе, папаша, советую заткнутся, иначе отправлю тебя к ним на корм. Заткнитесь все, забыли, где находитесь?..
Все умолкли.
Отряд поднялся вверх по широкой лестнице, и оказался в широком коридоре, справа, через большие промежутки, шли тяжелые бронированные двери, а слева были узкие окна по всей длине коридора.
- Это корпус лаборатории, - пояснил ученый.
- Где здесь ваш хренов преобразователь?
- Здесь, - ученый шагнул к первой двери и открыл.
- Ну че встал? Шагай первым…
Неожиданно ученый прыгнул внутрь дверного проема и тот тут же закрылся. От такой прыти пожилого человека солдаты слегка оторопели.
- Куда? Вот падла! – крикнул Харув, а старшина кивнул Варотоу:
- Ломай.
Инженер «взломал» электронный замок быстро, и солдаты живо ворвались внутрь.
Они стояли на решетчатой площадке, под потолком большого мрачного зала. В центре размещался на четырех опорных стальных колоннах какой-то агрегат, с площадкой наверху, от которой вниз тянулась острая игла или шпиль, с множеством энергоподводов и шлангов, которые опутывали эту конструкцию и тянулись к стенам. Колонны были закрыты стеклами, которые перекрывали доступ под верхнюю площадку с иглой. У правой стены большое нагромождение аппаратуры, на левой стене были три закрытых бронированных шлюза.
- Вон он, - Харув указал на маленькую белую фигурку в противоположной стороне зала, склонившуюся над светящимся пультом одного из встроенных в стену приборов.
Варотоу вскинул винтовку и с убийственной меткостью дал короткую очередь. Ученый отлетел от пульта, но перед этим он успел что-то включить – над закрытыми шлюзами загорелись красные лампы.
- Дурак, - процедил Воротоу, опуская винтовку, - не придуривался – дольше бы прожил…
- Ты оставайся здесь, - сказал старшина Ирзу, - держи под прицелом все тут. Харув, Варотоу – за мной, заложим взрывпакеты.
Они спустились по лестнице вниз. Варотоу остался справа от площадки, на которой стоял Спинур. Доронс направился к одной из колонн, на которой он присмотрел лестницу, ведущую наверх биопреобразователя - очевидно, он хотел установить заряд именно возле пульта, чтобы не уцелело редкое оборудование. Харув направился к телу подстреленного ученого.
- Что он включил? – крикнул он, взглянув на тот пульт, возле которого стоял ученый, - почему эти фиговины мигают?
- Ну откуда я знаю? – отозвался Доронс, - нефига себе!.. вот это приборчики! – присвистнул он, когда, забравшись наверх, устанавливал взрывпакет прямо на главном пульте преобразователя.
Ирз увидел, как неожиданно красный свет ламп погас, и шлюзы стали уходить вверх, под обшивку стены.
- Они открываются! – заорал он вперед, вскидывая винтовку.
- Падла! – выругался далеко впереди Харув, стоящий как раз напротив самого дальнего шлюза. Пямо на него из открывшегося проема кинулись несколько Зерглингов. Из второго шлюза выбежали два Зараженных, один из них бросился к Харуву, второй – к оцепеневшему Варотоу.
- Ах ты мразь… - Ирз быстро вскинул винтовку, и, глядя через оптический прибор, выпустил длинную очередь по тому, который бежал к Харуву. Похоже, он немного освоился с этим модифицированным видом «Гаусс» - пули разнесли голову бегущего Зараженного, и тот рухнув вперед, метр-полтора пропахал переборки своими выростами и лапами-лезвиями. Харув вовсю поливал огнем налетающих на него Зерглингов. Доронс и Варотоу живо расправились со вторым Зараженным, как из третьего шлюза вдруг вынырнула такая тварь, что Ирзу показалось, что он сходит с ума. Его мгновенно пробил пот, и по спине пробежали мурашки.
- Этого не может быть… Не может… - шептал он, тяжело дыша, глядя, как создание совершило несколько прыжков вперед и замерло. Доронс и Варотоу так же словно окаменели при виде подобного.
Протозерг заключал в себе обе половинки той и другой расы, причем в прямом смысле. Вместо ног у создания был хвост Гидралиска, заканчивающийся костяными отростками, торчащими во все стороны. Но от хвоста до головы это был Протосс, с ярко сверкающими желтыми глазами и обручами-захватами на запястьях, из которых сверкали псионные ножи, которыми обычно вооружены Приверженцы. Тварь, в которой было нечто комическое, но одновременно пугающее, сделал шаг-прыжок в сторону Варотоу, и сделал некое движение своими длинными руками. К ладоням Протозерга вдруг хлынули сияющие энергетические шарики, возникшие прямо из воздуха, а потом он резко выкинул руки вперед по направлению к человеку, замершему словно в столбняке в десятке метров. Это движение вывело Варотоу из ступора, и он вскинул винтовку, но было уже поздно. Почти под площадкой, на которой стоял Ирз, полыхнула энергетическая буря ослепив его близким сиянием высокочастотной энергии, клекот и треск разрядов заглушили грохот винтовки Харува, отбивающегося от Зергов на другой стороне зала. В нос шибануло запахом сгоревшей органики и мигом нагревшейся брони скафандра, раздался крик инженера, страшный крик человека заживо сожженного псионическим штормом. Разряды пропали и яркий свет погас, и Протозерг взглянул на Ирза сияющим взглядом своих глаз.
Тот понял, что он следующий, и вдруг почти почувствовал сгущение вокруг себя некой мощной энергии. Протозерг изогнулся дугой, и сделал жест руками, словно бы раздавливая что-то между своих плоских ладоней. Спинур в ужасе бросился к лестнице, споткнулся и загремел вниз, в позади него площадка стала сгибаться и выкручиваться, словно бы сжимаемая некой гигантской невидимой ладонью в бесформенно скрученные железные переборки. Ирз, отшибив себе все, что можно, благополучно достиг пола, ничего себе не сломав, а трехметровая пародия на скрещенные расы снова обернулась к нему. Спинур с трудом поднял отбитыми об лестницу руками ствол винтовки, и в это же время загрохотала винтовка старшины, стреляющего с верхней площадки преобразователя, Протозерг раскинул руки, получив очередь в спину, и Ирз поддержал огнем их командира, слабо видя своего противника, всадив очередь в широкую плоскую грудь существа, полностью разрядив в него остатки патронов в обойме. Обливаясь темно-синей, почти черной кровью, создание безмолвно распростерлось на полу, хвост и верхняя часть туловища, судорожно трепеща, сжались в позу эмбриона и Протозерг затих.
Ирз с трудом поднялся, опираясь на винтовку. После такого падения нужно бы хорошенько пролежаться и проморгаться, да некогда. Болело все. Спинур взглянул вверх, на останки площадки, от которой теперь остались жалкие обломки и проклятая лестница, с которой он только что скатился. В нескольких метрах дымились останки Варотоу. От воздействия пси-шторма его скафандр почернел, погубив яркий узор на нем, а в открытый лицевой проем Ирз не рискнул заглядывать, боясь, что подобного зрелища он будет не в силах вынести. Он отбросил в сторону свою уже не нужную винтовку, и похромал к поверженному Протозергу.
«Ни хрена себе… Как же это он? Силой воли что ли? Не то что людей, обычных Протоссов с телепатическими способностями такой силы я не встречал… Это ж надо, площадку так сжать…»
С раскалывающейся головой, Ирз подошел к замершему телу, над которым уже склонился старшина.
- Вот это хрень… Как же он называться может?.. Протогидр, что ли… - пробормотал Доронс, оглядывая мертвое тело поверженного врага, - ты как?
- Лучше, - Ирз кивнул на Протозерга. От мертвой невиданной твари исходило нечто странное, похожее на отходящую энергию. Ирз чувствовал, как словно бы мимо него плыла река незнакомых ощущений, пилот почти чувствовал прикосновения этих ощущений. Мда, либо он спятил, либо тварь не совсем обычная.
- Эту хреновину нужно уничтожить… - произнес Ирз, указав на биопреобразователь, - вот это я понял точно. Иначе неизвестно, чего они тут еще наворотят…
- Ты прав, - старшина аккуратно обошел Протогидра и направился к мертвому обезображенному телу Варотоу, - взгляни, как там Харув…
Ирз потрусил к рядовому, который вел себя как-то странно. Морпех, выронив винтовку, стоял, покачиваясь, среди пяти убитых Зерглингов, как-то настороженно ощупывая лицо толстыми «перчатками» скафандра, не делая никаких попыток подойти к людям, пока они стояли у тела Протозерга. Увидев Ирза, он покачнулся сильнее, намереваясь шагнуть навстречу, и с жутким грохотом упал на зад, лязгнув броней на весь зал. Ирз, перепрыгнув через труп Зерглинга, подбежал к нему.
- Ты че? – спросил было он, но увидев сумасшедшие глаза на выкате, все понял, и обернувшись, крикнул, - командир, его колбасит!.. Кажется, он ширнулся стимулятором!..
Подбежал Доронс, тревожно оглядывая сидящего на заднице рядового.
- Придурок долбаный, наркоман!..- выругался он, увидев лицо Харува, - ты чего вытворяешь, дозу не знаешь?
- Командир, он нас не слышит. Явная передозировка…
Спинур был прав: рядовой вздрагивал, его била такая дрожь, что он дергался вместе со скафандром. На висках неимоверно вздулись жилы, бешено пульсируя. Ничего не выражающий взгляд, направленный вперед, говорил, что разум полностью затуманен воздействием стимулятора.
- Я вызвал сюда по рации Нортона и Сикуэнса, - сказал старшина, - все рассказал, что произошло… Сказал, как пройти к этому залу… Будем надеяться, что они доберутся сюда без приключений…
- Ученый открыл шлюзы, за которыми находились готовые и подопытные образцы для опытов, - сказал Ирз, - возможно, что здесь много подобных шлюзов, в других помещениях…
- Забей, - отмахнулся старшина, - все проверять и нарываться на этих доморощенных уродцев? Взорвем центральный компьютер и этот преобразователь. Весь «Замок» служил лишь ради сохранения этой установки, - старшина ткнул пальцем в сторону биопреобразователя, - разрушив ее, хоть на Боушре прекратится производство нового вида. А это довольно таки серьезное поражения для… заказчика…
- Так что сейчас мы будем делать?
- Обойдем оставшиеся помещения, посмотрим, что еще можно заминировать… Остался еще один взрывпакет, один у Харува, второй сгорел вместе с Варотоу, - В принципе, и двух подобных вещиц хватит, чтобы размазать всю верхушку башни по всей долине. Но внешнее покрытие какое-то странное… Возможно, оно не такое прочное, чем-то, на главной стене, и это даст нам шанс успешно взорвать здесь все. После мы спустимся вниз, перейдем в другую башню, где находится дублирующая система, скачаем информацию, смоемся а безопасное расстояние и взорвем все заряды разом, и здесь, и тот, что внизу на главном генераторе…
Старшина взглянул на Харува, который сидел, вцепившись в пол, и бешено моргал.
- Ну чего? Отошел? Бери его подмышки, винтовку тоже… Давай, торчок, разводи клешни в стороны…Так, бери его…
Ирз и Доронс чуть не надорвались, волоча отяжелевшее тело и в без того тяжелом скафандре. Харув, видимо, уже приходил в себя, что-то невнятно мыча и даже пытаясь переставлять ноги.
Проблема возникла, когда они достигли вершины лестницы, которая должна была переходить в площадку. Едва не сорвавшись вниз, обливаясь потом от тяжести морпеха, они все же сумели достичь двери, шагая по обломкам, которые были лихо закручены силой воли Протозерга.
- Фу, зараза, с виду тощий, а тяжелый как боров, - пропыхтел Доронс, вваливаясь в коридор, и они усадили солдата у стены, прислонив его к ней спиной. Ирз положил ему на колени винтовку, и вынул из кобуры пистолет. Теперь он должен защитить его от всех тех сюрпризов, которые ждут их в этом «Замке Плача». Послышались шаги.
- Это мы, - произнес Нортон, осторожно выглядывая из коридора, словно бы боясь, что ему пустят пулю в лоб.
- Харув получил передозировку? – Сикуэнс с удивлением взглянул на Харува, - эт-то он зря… Так ведь и сердце остановится может…
- Сами знаем, - вяло огрызнулся старшина, - вон, гляди как у него как жилы на морде вздулись…
- Мы видели новый вид, - произнес Ирз, потирающий ушибленные при падении с лестницы ноги и плечи, - ну чего уставились? Как будто не знали, куда идем...
- Где? – промямлил Нортон.
- Вон там валяется, - старшина кивнул в открытый дверной проем, - да куда, куда ты суешься, не видишь, площадку порвало?.. Вон лежит…
С минуту солдаты пялились на распростертую фигуру Протозерга.
-Ммда… Чего теперь будем делать, командир? – спросил Сикуэнс, наглядевшись.
- Заложим еще один заряд. Что бы быть точно уверенными, что башню разнесет к едрене фене… Потом валим в соседнюю башню, где этот, яйцелобый, грил есть дублирующий центральный компьютер. Сдираем с него все записи, чтобы ничего не оставить в памяти системы, и сваливаем отсюда.
- А вдруг и та башня охраняется? – спросил Нортон, - патронов на всех не хватит…
- В коридорах к лифту до фига винтовок валяется, если надо, возьмешь… Щас, вот подождем пока этот очухается…
Харув пошевелился, он поднял руки к лицу, и слабо застонал.
- Похоже, отходит. Ты меня слышишь?
Харув поднял взгляд выцветших глаз на старшину.
- Да-да, я тебе грю.
- А-а-агаа…- тихо протянул Харув, с грохотом смахнул с колен винтовку, и стал подниматься, держась руками за стену.
- Аккуратней, - сказал ему Нортон, - сейчас быстро оклемается… Раз не сдох сразу, то сейчас живо мозги проветрятся…
- Давай быстрее, - нетерпеливо сказал Доронс Харуву, - некогда нам твои мозги ждать…
Долго ждать не пришлось, Нортон оказался прав – Харув на глазах приходил в себя. Через минуту он вроде бы совсем отошел от стимулятора, и теперь лишь изредка мотал головой, видимо, прогоняя все еще подступающий в голове дурман. Отряд пошел дальше вперед по широкому коридору.
- Что-то уж слишком тихо стало, - пробормотал Сикуэнс, - куда эти наемники делись?
- Похоже, всех охранников в этой башне мы уделали при подходе к командному пункту, - предположил Нортон, - сколько здесь шумим, на весь «Замок», наверное слышно, а никого нет…
- Меня больше беспокоит то, что если нам попадутся запертые двери, - произнес Доронс, - «взламыватель» сгорел вместе с Варотоу, да и все равно, кроме него с ним никто из нас не умет обращаться… Не плечами же двери выносить?..
- Да, проблема, - вздохнул Сикуэнс. Помолчав, он добавил, - вон там, в конце коридора, здоровая дверь. На ней знак такой же, как в центре того зала с пультом. Идем туда?
Ирз пригляделся, но ничего не увидел, кроме расплывчатого пятна, видимо, при псионном шторме попортил себе зрение.
- Да, точно, такая же загогулина, - приглядевшись, сказал Нортон.
- Идем, - согласился старшина, и отряд, все еще соблюдая осторожность и бдительность, двинулся в конец коридора цепью, хотя лично Спинура сейчас больше беспокоило его зрение, чем всевозможные двери.
Они подошли к двери.
- Кажись, не заперта, - Харув ткнул пальцем в клавишу, умудрившись после передозировки попасть по ней с первого раза.
Дверь открылась, и солдаты вошли.
Очевидно, что архитекторы страдали клаустрофобией. Все помещения были выполнены в виде больших залов, это помещение не было исключением.
Солдаты стояли на входе в зал, тускло освещенный, но этого света было достаточно, чтобы разглядеть длинные ряды гигантских саркофагов, которые были так же подсвечены фиолетовым светом. Здесь были шесть рядов подобных саркофагов, одна из сторон каждого была застеклена, закрепленных между полом и потолком, и эти ряды тянулись почти десять метров вперед, до противоположной стены. Внешне они напомнили крио-камеры для анабиоза, предназначавшиеся на крупных звездолетах при длительных космических перелетах.
- Архив, - негромко произнес старшина, пораженный увиденным. Люди, словно бы позабыв цель своего пребывания здесь, словно завороженные, разбрелись по залу. Ирз, проходя вперед, взглянул наверх – над дверью, через которую они сюда вошли, была площадка с очередным терминалом, и туда по лестнице уже забирался Сикуэнс.
«Очевидно, здесь все разгадки» Ирз, осторожно ступая по полу, выложенному большими стальными плитами, словно бы боясь разбудить спящего зверя, пошел вдоль одного из рядов. Саркофаги были таких размеров, что в них могли поместиться несколько человек. Ему было достаточно взглянуть на содержимое одного из них, чтобы содрогнуться и отпрянуть.
В том саркофаге, в который он заглянул, замер сжавшийся Протосс, из спины которого росли гигантские лапы с метровыми лезвиями. Он плавал в какой-то фиолетовой жидкости с поднимающимися вверх пузырьками воздуха. На стекле, у самого пола, была наклейка-штамп.
«Образец 32-71. Удачен» - прочитал Спинур, и побрел дальше.
«Образец 32-72. Удачен» - в саркофаге замер еще один невиданный монстр, в виде Протосса с лапами-лезвиями Зерглинга вместо рук.
«Образец 32-73. Удачен» - Спинур увидел точную копию того Протозерга, которого они прикончили в зале биопреобразователя, которого старшина окрестил Протогидром.
«Образец 32-74. Неудачен» - в саркофаге, скрючившись, словно бы в предсмертных муках, замер Протосс, в районе подмышек которого росла еще одна пара лап Зерглинга.
Здесь было много саркофагов. И на каждом стояли штампы, показывающие на итог эксперимента. Наверное, Протоссы бы были поражены не меньше людей при виде этих зрелищ, которые были в этих саркофагах. В одном из этих коридоров между рядов, Ирз встретился с Доронсом.
- Шизанутое место, - произнес старшина, и было видно, что это хранилище тоже произвело на него сильное впечатление, - похоже, что здесь работали одни психи и извращенцы… Это ж надо таких уродов придумать!.. – старшина медленно окинул взглядом ряды саркофагов, - надо сваливать отсюда, пока у нас у всех крыша не съехала…
- Да, фантазия у местных не в меру буйная… Они пробовали здесь все возможные мутации Протоссов и Зергов, - кивнул Ирз, тревожно вглядываясь в полутемные проходы между рядами и углы помещения. Слишком уж тут тихо, даже охраны нет…
Рядом раздался негромкий стук по металлу. Ирз и Доронс увидели Нортона, который, стоя у стены, задумчиво постукивал костяшками «перчатки» по большой сдвоенной трубе с надписью «Каороин», которая тянулось от пола вверх по стене куда-то к потолку.
- Каороин, взрывоопасный газ, используется в качестве охлаждающего компонента, - пояснил он, - командир, если хотим устанавливать взрывпакет, то лучшего места не придумать. Газ лишь увеличит площадь объема взрыва…
- С каких это пор ты стал разбираться в химии? – спросил подходящий Харув, доставая взрывпакет из сумки на поясе. Он склонился к самому основанию трубы и стал готовить взрывчатку к непосредственному применению.
- Слышьте, ребята, - к ним подходил Сикуэнс, спустившийся вниз с площадки с терминалом, - теперь-то все ясно… Здесь не только Протозерги, но и скрещенные Зерги с всевозможными другими видами. Вон там я видел полу-Зерга полу-цветок с планеты Орунц и Зараженного человека, а вон там – водоплавающих Зергов, которые резвятся в воде на дворе «Замка». Насколько мне известно, Высший Разум – так нам рассказали Протоссы – стремился захватить их родной мир, что бы произвести творение, наподобие той твари в том зале. Похоже, что у здешних ученых все получилось, еще лучше, чем у Высшего Разума… Вы только взгляните на этих мутантов в саркофагах… И у ученых здесь был широкий профиль работы, - задумчиво продолжил он, - они, создавая новую расу, продолжали эксперименты по выводу новых видов биологического оружия. За основу они взяли Зергов. Надо признать, что со своими обязанностями они справляются – можно только представить, какими смертоносными видами био-вооружений будут обладать эти уродцы… И вообще… Помнится, давно, еще до разрушения Конфедерации, были такие же… эксперименты. Лучшие биотехнологии и генетики скрещивали всевозможные создания в слепой попытке найти новые лекарства, сплавы, да все тоже био-оружие, наконец… Они воротили все, что взбредет им в голову… Похоже, что здесь потрудились такие же извращенцы…
- Ага, я помню, когда еще децельным был, меня батя в один из зверинцев подобных водил, - влез Харув, поднимаясь на ноги, закончив установку взрывпакета, - вход туда был дорогущий!.. Там тоже… Было вот что-то подобное… - рядовой махнул рукой на зал. Ирзу почему-то при этих словах Харува стало как-то не по себе.
- Ну, ты закончил? – старшина достал из своего пояса радиодетонатор, и стал подготавливать его к детонации всех четырех зарядов – трех в этой башне и одного внизу, на вспомогательном генераторе - одновременно.
- Нда, тут уж тебе не задокрылый хреногрыз, - продолжил Сикуэнс, и вдруг встрепенулся, - кстати… В одном из саркофагов я видел одного Протосса и четверых Зерглингов, без каких-либо мутаций. Они просто трепыхались в этом растворе отдельно друг от друга, как мухи в банке…
- Где? – вдруг заинтересовался Доронс, - покажи.
- А вон там, в соседнем ряду…
Они пошли вдоль стены, как вдруг полившийся слева неяркий фиолетовый свет заставил их остановиться. Люди замерли, от невиданного зрелища, открывшегося им.
В стене, противоположной от двери, через которую они проникли сюда, была здоровая ниша, так же закрытая стеклом и заполненная тем же странным фиолетовым раствором. Увидев создание внутри, и Ирза на голове встали волосы дыбом.
В отсеке находился Ультралиск, или то, что раньше было им. Огромный организм Зергов, сплошь покрытый шипами, когтями с зазубринами и выростами претерпел чудовищные изменения после воздействия биопреобразователя. Головы у монстра с мощными бивнями, раньше приводивших солдат в ужас, попросту не было. Вместо головы росли три мощные шеи, с крепким панцирем, с капюшонами для стрельбы шипами, и теми самыми хищными изгибами сверху вниз, какие бывают у Гидралисков. Вот только вместо знакомых безносых зубастых голов Гидров, на замерших в оцепенении солдат из под полузакрытых век глядели плоские мертвые лица трех Протоссов. Ирз, как и все остальные, взглянул на штамп.
«Образец 99-01. Удачен».
Молча, без комментариев, отряд поспешно покинул это место в хранилище…
Сикуэнс показал им саркофаг. Действительно странно. Протосс в набедренной повязке, почему-то с двумя какими-то толстыми проводами, которые тянулся в растворе откуда-то сверху и пристегивались к запястьям в виде датчиков. Внизу саркофага, прямо под Протоссом, свернувшись кренделем на решетчатом дне, лежали четыре Зерглинга. Ирз пригляделся: ему показалось, что Протосс как-то необычно пошевелился, и это не было похоже то, если бы он пошевелился от воздействия поднимающихся пузырьков.
- Гля, да он живой! – выдохнул Спинур.
- Точняк живой, - приглядевшись, сказал Нортон, - но как? Неужели он может жить в этом фиолетовом растворе… Смотри, даже глаз не открывает…
- Зерги, кажется, тоже живы, - заметил Харув.
- «Образец 84-51. Ждет обработки» - прочитал Сикуэнс на штампе, - похоже, их еще не скрестили при помощи той хрени, преобразователя этого долбанного…
- Тогда мы вытащим его отсюда, - произнес Доронс, - толку от безоружного Протосса немного, но бросать его здесь и разнести при помощи взрывчатки абсолютно не нужно… Ладно, отряд… Я и Сикуэнс поднимемся к терминалу, попробуем узнать, как открыть стекло этого саркофага… Нортон – держишь коридор у той стены. Спинур – противоположную стену. Харув – контролируешь выход.
- На хрена? – поинтересовался Нортон.
- Если жив Протосс, значит живы и Зерги, так что после открытия саркофага и моей команды смотреть в оба, как бы они не прикончили кого… Живо!
Солдаты живо заняли указанные позиции.
Ирзу было не видно ни тот саркофаг, который должен был открыться, ни других солдат. Зато на весь зал было слышно голоса Доронса и Сикуэнса.
…- Давай, разбирайся с этим терминалом живей. Быстрее смоемся – целее будем… Э… Ты что нажал? Чо с терминалом?
- Он просто включился…
- Ну и какой тумблер поднимает стекло?..
- Так, второй ряд, и раз-два-три…
- Ну?
- Семнадцатый саркофаг… Так, вот этот…
- Внимание, отряд, всем наизготовку!
Ирз вскинул перед собой пистолет, держа его двумя руками. Давненько он из него не стрелял, как бы не отвык от сильной отдачи и мощности звука выстрелов…
- Открываю!..
В зале, среди рядов саркофагов послышался шумный всплеск и треск рвущихся проводов. Большой объем жидкости с шумом плеснул на пол, залив все на несколько метров. Послышалось урчание, и какой-то странный звук-цокот.
Спустя несколько секунд раздался грохот винтовки Харува.
- Один готов!..
- Харув, стой! Не отпускай дверь!.. Аа, мать твою так…
Послышались хлопки модифицированной винтовки Сикуэнса.
- Спинур, стой где стоял! Один вроде прямо на тебя идет…
Ирз и сам увидел Зерглинга. Зерг, разбрызгивая фиолетовый раствор, из которого только что выбрался, поскользнулся на повороте, выбежав из прохода между саркофагами и вмазался в стену, недовольно урча. Ирз два раза нажал на спуск, и грохот мощного пистолета практически оглушил его. Зерг дернулся, вереща от боли, и тут же все потонуло в грохоте винтовки Нортона. Зерглинг откинулся на спину, дрыгая конечностями, оставив темные пятна крови на стене.
- Все-все, готов…
- Нортон, я же сказал, чтобы держал коридор!.. Вы солдаты или куча долбо*бов?.. – прогремел Доронс.
- Где еще один?
- Вон, он на выходе, стреляй!..
Снова стрельба и ругань.
- Ушел?!.. Млять! Кто оставил дверь открытой? Убью фидора!..
Ирз бросился к тому проходу, где должен был быть открытый саркофаг. Он увидел, как в луже фиолетового раствора тяжело ворочается Протосс, а к нему, во весь опор, из противоположной стороны прохода несется Харув.
- Погоди, было четыре, один ушел… Двое готовы…
Снова стрельба.
- Не упустите его!
- Падла, патроны… - грохот отбрасываемой в сторону винтовки.
Нортон, гремя подошвами, пронесся мимо Ирза в другой конец коридора. Ирз увидел, как он кинулся в соседний проход, и через несколько секунд оттуда донесся нечеловеческий вопль.
Стрельба и с жутким грохотом взорвалось стекло одного из саркофагов, попав под пули. Снова раствор залил пол, запахло чем-то странным. Жуткий визг раненого Зерглинга, и Спинур, держа пистолет перед собой, кинулся туда, куда только что сунулся Нортон.
За поворотом он увидел тело Нортона, лежащее ничком в медленно растущей луже крови у ряда саркофагов, в нескольких метрах от него на полу лежал Зерглинг, молча бешено молотил хвостом по полу и разбрызгивал собственную кровь и кровь Нортона с лезвий. В противоположной стороне прохода стоял Доронс.
- Козел, - выдохнул он, поднимая винтовку и нажимая на спуск. Зерг, брызнув кровью из своей широкой костяной головы, тут же затих.
- Идем, командир, посмотрим, как Протосс, - произнес Ирз, с трудом отведя взгляд от мертвого Уна Нортона.
- А потом поймаем ту сбежавшую суку и я лично придушу ее, - мрачно пообещал старшина. Они прошли в тот проход, где Харув стоял в нескольких метрах от Протосса. Последний все еще пытался подняться, с него стекала фиолетовая жидкость, на его руках мотались обрывки тех проводов, к которым он был прикреплен внутри саркофага. Его изредка пробирала дрожь, и выглядел он весьма плохо.
- Чего это с ним? – увидев старшину и Спинура, спросил Харув, - его колбасит уже минуту… Зерги и то быстрее очухались…
Неожиданно Протосс поднял голову, и, издав какой-то вздох, полыхнул синим огнем. Энергетический факел полыхнул под потолок, люди инстинктивно отшатнулись назад, закрывая лицо руками. Огонь погас через мгновенье, и Протосс исчез.
- Чего это он? – спросил пораженный Ирз. Харув тупо пялился на то самое место, где только что был Протосс.
- Похоже, его жизнь полностью зависела от этой системы жизнеобеспечения, - предположил старшина, - ведь он был подключен датчиками к саркофагу…
- Похоже, что это исключало возможность побега, - предположил Ирз.
- Зараза, теперь получается, что Нортон погиб зря и мы лишь выпустили Зергов из этой колбы…- старшина выругался, - ну ладно, идем… Спускаемся в лифте вниз и взрываем все к еманой матери…
Они повернулись и пошли к выходу.
- Старшина!.. – донесся сверху голос Сикуэнса. Ирз взглянул наверх, и увидел пилота, стоящего на площадке над выходом из зала перед терминалом.
- Слазь давай, мы сматываемся отсюда…
- Здесь на терминале включились какие-то световые сигналы…
- Ты нечего не нажимал?
- После того тумблера для открытия саркофага я к терминалу не прикасался… Как бы не включилась ли это система охраны…
- Слазь быстрее, умник, уходим…
Раздался какой-то непонятный звук, словно бы что-то выдвинулось. Ирз даже понял, что что-то открылось в полу, даже плиты, из которых он состоял, задрожали.
- Ну что еще за сюрпризы? – процедил Харув, оглядывая ряды саркофагов.
- Кажется, там под полом были ниши, гляди, вон открываются! – крикнул Сикуэнс.
- Вон там что-то есть! – крикнул старшина, но было уже поздно. Что-то смазанное, быстрое до того, что Ирз не успел это разглядеть, сшибло Доронса с ног. Винтовка старшины отлетела в сторону, и Ирз увидел, как некое создание, в котором он угадал Зерглинга, только с какими-то новыми темно-зелеными жвалами, растущими из боков, который обрушил мощный удар в грудь старшины. Раздался жуткий скрежещущий звон, и старшина обмяк, не издав ни звука. Необычного вида Зерглинг с невероятной быстротой, сидя на груди своей жертвы, повернулся к замершим в ужасе солдатам и ударил острыми жвалами Ирза, припечатав ими пилота с обоих боков. В голове полыхнуло пламя, и Ирз, дико закричав от нечеловеческой боли, схватился за голову, и, кособочась, осел на пол, в уши полился немелодичный отвратительный звон, а перед глазами все поплыло. К удивлению, он сохранил способность ясно мыслить, хотя все остальные ощущения попросту исчезли, растворившись в боли и нестерпимом жжении, которое словно бы парализовало Ирза.
«Это же не Протозерг… Зерги не могут так быстро… Удавить этих уродов надо, это ж надо, Зерглинга скрестить с ядовитым цветком с Орунца!..» мысли отрывками проступали в сознании, и больше них ничего не было.
«А ведь Сикуэнс был прав… Это и есть система охранения… Нарушили систему охранения саркофагов, выпустили «охранников», черт, как жжет…»
Ирз слышал раньше про эти гигантские цветы-убийцы с мира Орунц, которые били противника, слишком близко подошедшего к ним «лапой»-ростком с жалом, впрыскивая в жертву яд, после чего преспокойно принимались за еду. Похоже, генетики не стали мелочиться и присобачили сразу две «лапы» к бокам Зерглинга. Ирз считал, что проснуться от этой секундной комы с цветными глюками ему уже не суждено, однако грохот винтовки делался все явственнее и явственнее, словно бы кто-то добавлял громкости, и вдруг яркие всполохи перед глазами резко пропали…
Ирз с трудом открыл глаза. Подташнивало от вони раствора, которым уже было залито все вокруг, сильно болели бока, прижженные ядовитыми жвалами Зерглинга-«цветка», и голова, словно бы теперь вместо мозга в черепе был кирпич, а крики солдат, вопли и визг чудовищ, и оглушительная пальба усиливали ее. Ирз встал и чуть снова не упал, голова закружилась, как после хорошей прокрутки в «центрифуге». Приходилось щуриться и на без того не яркий свет.
«Сколько прошло? Пять минут, десять, полчаса? Кто из ребят выжил?»
Ирзу повезло, что рядом не оказалось ни одной твари, иначе бы его тут же пустили в расход, так как Ирз все еще мало соображал, что происходит. А происходит, по-видимому, большая драка. Пол был буквально завален трупами не виданных созданий и осколками разбитых стекол саркофага…
Ирз увидел Харува, бьющего очередями куда-то вдаль темного прохода, к Спинуру подскочил Сикуэнс с пистолетом, что-то спрашивая, но Ирз пока его не слышал. Уловив спиной движение чего-то большого, Ирз автоматически обернулся, вскидывая руку с пистолетом. На них, сверкая глазами и гудящими псионными лезвиями надвигался Протогидр. Ирз спокойно, не ощущая ничего, кроме отвращения к этому монстру, всего то являвшемуся двумя сращенными половинками двух разных созданий, как их учили на учениях, стал нажимать на спуск через равные промежутки времени. Вопль твари в ультразвуковом диапазоне резанул по ушам, и боль от этого не усилилась, а наоборот, спала, и сразу стало все слышно. Монстр выгибался и дергался от попаданий, кровь струилась из ран. Рядом в Протозерга разряжал обойму Сикуэнс. Наконец, когда обоймы в пистолетах пилотов опустели, противник опустился на пол и затих.
- У нас детонатор, - сквозь грохот винтовки Харува проорал Сикуэнс, меняя обойму, и показывая небольшой предмет размером с ладонь, с предохранительным колпаком на клавише детонатора, - уходим отсюда, живо!..
Они побежали к выходу, и Ирз почувствовал, как его ведет из стороны в сторону, спотыкаясь о конечности жутких чудовищ, чьи тела теперь буквально застилали стальные плиты пола. Ирз чувствовал апатию и полное безразличие к происходящему. Ему было не интересно, что это за новые виды, ему было все равно, убьют его сейчас или нет. Яд отравил его мозг…
Когда они пробегали мимо Харува в выход из этого жуткого хранилища, тот бросил пустую винтовку.
- Все, теперь все, - произнес он, и его слова в звенящей тишине после стрельбы прозвучали четко и ясно, как приговор.
Ирз и Сикуэнс, отбежав от двери по коридору, остановились, и обернувшись, тут же услышали крик морпеха, не успевшего выбежать из этого зала. Ирз и Спинур увидели жуткое зрелище, когда еще один Зерглинг с зелеными лапами-жвалами нанес удар по безоружному солдату, и тот зашатался, сраженный ядом. Тут же рядом возник Протогидр, который взмахнул и обрушил удары псионных лезвий, которые прошли сквозь тело человека в бронированном скафандре без малейшего сопротивления.
- Бежим, живей!
Они побежали, подгоняемые страхом, ощущением того, что их настигают невиданные монстры, которых они сами же, по собственной неосторожности выпустили из своих ниш в полу. Кровавые чудовища дождались своего часа, и вслед убегающим людям прозвучал неслышимый торжествующий боевой ультразвуковой клич, подхваченный воем нескольких тварей, уцелевших в той резне, которая тут же началась снова – Протозерги и Зерги-«полукровки» набросились друг на друга, убивая все чужие виды, позабыв об Ирзе и Сикуэнсе…
Два человека, позабыв обо всем на свете, бежали обратно по пустым коридорам, возвращаясь в командный пункт «Замка Плача». Ирз задыхался; но сбавить скорость означало обречь себя на смерть. Нельзя, еще нельзя… Пока не взорваны взрывпакеты, пока существует эта проклятая лаборатория с этим ужасным хранилищем, ставшим могилой и камерой пыток не для одного десятка Протоссов, а сегодня и еще троих ребят – сейчас умирать нельзя…
Они влетели в тот круглый зал, Ирз споткнулся и сломя голову полетел вперед на пол. Сзади раздался звук запираемой двери.
Ирз не шевелился, пытаясь отдышаться. Наконец, он сел и огляделся. Сикуэнс сидел у двери, жутко хрипя от отдышки.
- Разве вы не закрыли… дверь, когда уходили с Нортоном… отсюда, - тяжело дыша, спросил Ирз.
- Не за… не закрыли… - вымучено выдохнул Сикуэнс, - а зачем?.. Все равно за нами… никто не шел…
- Детонатор не посеял?
- Да куда ж он денется… - Сикуэнс показал детонатор.
- Гады… Я по ходу сильно траванулся ядом… Долбаная сука, - выругал Ирз Зерглинга, «ужалившего» его, и, оглядев помещение, вздрогнул – здесь был полный бардак. Похоже, когда старшина отдал приказ разнести здесь все оборудование, Нортон и Сикуэнс постарались на славу. Везде были разбросаны выломанные кристаллические микросхемы, выломанные из аппаратуры, кругом валялся хлам, который раньше назывался ею. Настенная аппаратура зияла черными дырами в корпусах, от терминала осталось жалкие развалины – очевидно, Нортон попросту изрубил его топором. Сам топор валялся у выхода, о который и споткнулся Ирз. Все тоже тело Зорча в луже крови в центре зала, и еще один труп охранника, возле той двери, за которой был лифт. Пустяковый приказ, ведь после взрыва трех взрывпакетов здесь все должно разнести в пыль…
- Да вы здесь не плохо порезвились, - произнес Ирз, и тут же в ту дверь, через которую они вошли, раздался мощный удар. После второго стальная плита стала прогибаться внутрь. Кто-то мощный ломился со стороны хранилища образцов, все же напав на их след. Сикуэнс отпрыгнул от двери, возле которой он сидел. Ирз тоже поднялся на ноги.
- У тебя последняя обойма?
Сикуэнс, не спуская глаз от выгибающейся в их направлении двери, кивну.
- У меня тоже. Пошли, успеем к лифтам…
Позади Ирза раздалось урчание и горловой скрежет, и Зерглинг, скрывающийся за остатками главного терминала, бросился на Сикуэнса. Раздался громкий хруст ломаемых ребер, когда Зерг ударил задними лапами в человека и вместе с ним рухнул на пол, круша и сминая тело Сикуэнса. Заработала кровавая мясорубка – ярко сияющие лезвия Зерглинга.
- А-а-а-а!
Нечеловеческий вопль, переходящий в клокотание, и Ирз, выйдя из ступора, нажал на спуск. Пистолет трижды рявкнул и дал осечку. Визг раненого Зерга, скатившегося со своей окровавленной жертвы, привел Ирза в ярость. Он отбросил пистолет, крепко выругался, на бегу подхватывая пожарный топор, и словно обезумев, ринулся на раненого монстра, медленно замахиваясь, сверху вниз. Ярость полностью овладела им – эта паскуда избежала честного боя там, в хранилище, лицом к лицу, сбежав от них и забравшись в этот зал через открытую дверь и спрятавшись за терминалом, ждала их. Теперь - расплата за такую инициативу.
Тварь заверещала громче, когда Ирз изо всех сил заехал острым шипом-обухом ей под ребра, и, огрызнувшись, слабо вцепилась острыми зубами в ногу человека.
- Сука!
Еще один взмах топора, и Зерглинг, с почти отделенной тяжелой головой рухнул на пол, содрогаясь в агонии.
Ирз бросил топор. Пора уносить ноги, дверь уже почти не держалась, а твари, чувствуя добычу, ломились сильней. Осталось лишь одно – и Ирз быстро взял из окровавленных рук мертвого товарища детонатор…
…Он бежал из последних сил к лифту, перепрыгивая через тела убитых наемников и стражников. Была пульсирующая тупая боль во всем теле, наверное, сегодня он заработал много синяков и царапин. Но это лучше, чем хлюпать собственной кровью, лежа на полу в одном из этих коридоров, а детонатор в крепко зажатой руке придавал сил. Хоть не много, но придавал… Теперь уже оставалось совсем немного…
Он влетел в кабину лифта один. Заехав по клавише кулаком, он сполз вниз по стене. Его все же прорвало, в этом человеке, взглянувшего туда, где рамки разумности переходят в темное умопомрачение, а «Замок Плача» как раз был таким местом.
Он дико взвыл, взвыл от страха, боли и нового чувства полного одиночества. Слезы покатились по щекам, Ирз задыхался от ощущения, близкого к сумасшествию… Сколько еще можно? Сколько еще можно идти вслепую в этой дурацкой жизни, пытаясь найти выход из сложившегося положения, и прекрасно понимая, что его нет. Сколько можно стремиться вслед за инстинктом самосохранения, чтобы каждый раз вновь заходить в тупик и отчаянно мучаться, пытаясь спасти свою никчемную, никому, кроме себе самому не нужную жизнь. Им никогда не было суждено вернуть победу. Они были обречены все эти шесть лет скитаний и игры в прятки с Керриган, пытаясь доказать, что они имеют право выжить, и все зря. Зря он сам просыпался каждое утро с мыслью, что еще жив. Лучше бы он умер сразу, когда все это началось, десять лет назад, чтобы никогда не знать того, что он знает сейчас. До сегодняшнего дня он никогда не мог представить, что и он, и все те, кто сегодня здесь погибли, те, кто задумал эту нелепую, дебильную операцию, те, кто остался наверху, на орбите, представляют из себя таких ничтожеств. Именно ничтожеств, раньше никак не могущих признаться себе в этом, и лишь увидев созданий, порожденных самой темной фантазией человека, лишь тогда понять, какова цена собственной жизни. И она не стоила даже того, чтобы становиться рядом с порождением Нового Начала для этого сравнения, он понял, насколько они все жалки в своем стремлении выжить, и что существование человечества теперь потеряло значение для него. Но теперь он был рад лишь одному – он сделал для себя все выводы. Жизнь не может продолжаться в вечных душевных муках…
…Лифт, с отчаявшимся человеком внутри, который для себя сегодня все решил, быстро спускался вниз, в основной комплекс «Замка Плача»…
Ирз буквально выполз на карачках из лифта, и подполз к противоположной стене, сел, прислонившись к ней спиной. Он снова был в тех гигантских пыльных залах.
Полез в карман пояса за сигаретами, руки тряслись, как у алкаша на последних минутах жизни, отстегнул и отбросил в сторону перчатки, и, вытерев лицо от слез, взял в пересохший рот сигарету и чиркнул зажигалкой.
- Успел… Ушел… от этих уродов… Ничего-о…- протянул он, тупо глядя перед собой, попыхивая сигаретой, - теперь все получат свое… Еще и Зерги эти… Су-у-уки… Успел…
Он понял, насколько заблуждался. Яд того Зерглинга-«цветка» вовсе не отравил его, наоборот, мысли четко плыли в голове, впервые за время пребывания в «Замке Плача», хотя голова продолжала гудеть. Раньше нельзя было осмыслить все спокойно и взвешенно – нужно было смотреть в оба, как бы без башки не остаться. А сейчас уже ровным счетом наплевать. Воистину ледяное спокойствие.
Итак, детонатор у него, и заряды должны сработать. Они обязаны сработать, иначе все эти ребята из Инженерного Корпуса Поддержки и пилот Голиафа Сикуэнс, погибли зря. Ирз даже не мог представить себе, что он будет делать, если радиодетонатор подведет. Нет, об этом лучше не думать. Он взорвет это хранилище, лабораторию, биопреобразователь и командный пункт. Полностью разнесет эту чертову башню. Потом он найдет ход на соседнюю башню и доберется до информации в дублирующей центральной системе, касающейся всего того, что здесь происходило. А потом… Потом он сам решит, что ему делать. Он один, совсем один в чужом комплексе с бесчеловечными людьми и еще более бесчеловечными чудовищами.
Протозерги рыскали наверху. Ирз словно бы чувствовал эту новую, темную энергию, которая охватила его тогда, когда они с Доронсом склонились над трупом Протогидра. Энергия текла сверху вниз, обступая его со всех сторон, Спинуру начинало казаться, что он уже видит эти темные волны, накатывающие на него. На несколько секунд он представил, как те создания, заключающие в себе две различные расы в едином целом, заполнят Галактику. Их уже будет не остановить. Сопротивление людей и Протоссов с этого дня подавлено, а Зерги Керриган вряд ли сумеют что-то противопоставить полчищам Протозергов, ударивших по Роям со всех миров и лун. Кровожадные создания, наделенные способностями управлять невиданной энергией одной расы и нестерпимой жаждой крови другой, сметут все на своем пути… Но эти твари, оставшиеся в башне, не вырвутся. Он им не даст этого сделать. Если позволить этим чудовищам выжить, то тогда он не оправдает надежд погибших друзей. Они все здесь, Ирз чувствовал укоризненные взгляды их теней, полукругом стоявших перед ним, так же, как и он, ждущих того момента, когда он нажмет ту клавишу…
- Сейчас… Ребята, сейчас… - пробормотал он, словно в трансе, глядя перед собой, - я закончу этот кошмар…
Он торопливо докурил, и взял в руки детонатор.
Ирз смутно представлял себе, что должно произойти во время взрывов. Старшина говорил, что башня разлетится на куски, и было не понятно, приведет ли это к разгерметизации шахты. Ведь тогда Ирз отравится примесью ядов атмосферы, в течение нескольких минут. С другой стороны он обдумывал, не заденет ли его взрыв на дублирующем генераторе здесь, внизу, который находится в нескольких сот метрах. Хотя на пути взрывной волны будут толстые стены и множество ходов, Ирз не знал, какова мощность взрывпакета. Очевидно, она была большой. Что ж, убьет – туда и дорога. Если же нет - он продолжит начатое дело. Ирз не думал о спасении – зачем? Чтобы опять мучатся, видеть, как твоих новых друзей и знакомых рвут на куски кровавые обезбашенные чудовища?.. С него хватит. Победа или небытие…
И, больше не отдавая отчет своим действиям, он сдернул предохранительный колпак с клавиши и нажал на него.
…Этот взрыв потряс весь комплекс. Главная башня вспыхнула, и вместо ее большой верхушки полыхнул красно-желтый шар огня. Пламя пронеслось за доли секунды по башне, снося переборки и сваи, пробивая уровни сжигая все, что можно сжечь. Вспышка взрыва озарила всю долину Умараян с окровавленными юго-восточными склонами, а грохот был похож на гром молнии, и «Замок Плача» вздрогнул до основания, впервые за все время его существования…
Ирз успел почувствовать удар и жуткий грохот рванувшего совсем рядом взрывпакета, уничтожившего вспомогательный генератор, и этот взрыв заглушил взрыв наверху. Пол дико дрожал, сразу за оглушительным разрывом послышался гул, и после стальные решетчатые плиты, из которых состоял пол, со скрежетом сорвались со своих мест и ухнули куда-то вниз. Ирз, выпустив из рук уже не нужный детонатор, полетел в черную бездну. «Замок Плача» отомстил человеку за этот взрыв…
Падать было не страшно. Ирз вдруг отчетливо понял, что если и наткнется на препятствие внизу, то уже ничего не почувствует при такой скорости падения…
Но препятствия так и не было. Ирз с шумным плеском рухнул в воду, и несколько секунд, оглушенный, медленно шел ко дну. Открыв глаза, он ничего не увидел, кроме этой податливой холодной тьмы, охватившей все его тело.
Ирз ринулся на поверхность. Он всплыл, шумно хватая воздух ртом, пытаясь оглядеться, чтобы понять, где он находится. Кругом была кромешная темень, лишь далеко наверху, был едва виден тот разлом, через который он плюхнулся сюда. Приглядевшись, он увидел какие-то ржавые стальные нагромождения кругом. Из воды торчали сваи, трубы, и прочий стальной хлам. Очевидно, это было то самое озеро, на котором и стоял сам «Замок», о котором говорил Харув. Стоп – получается, здесь и обитают эти плавающие Зерги-«полукровки»? А ну-ка…
Ирз поплыл вперед, туда, где была видно некое подобие площадки, которую он достиг несколькими рывками. Взобравшись на стальное шершавое покрытие на ощупь, заливая его водой, стекающей с отяжелевшего комбинезона и волос, он достал из кармана маленький фонарик, и подключил его к мини-аккумулятору, работы которого хватит на пару часов. Он прикрепил скобу фонаря на плечо и включил его. Перед ним была целая система широких, в человеческий рост, туннелей. Сразу три туннеля отходил вглубь какой-то большой подземной конструкции, осмотреть полностью которую мешали ее же размеры и малая мощность фонарика – все размывалось во тьме. Где-то капала вода, и эхо этого звука разносилось довольно далеко. Сам Ирз стоял на ржавом листе стали, уходящей в воду. Оглядеть стены этого подземелья было не возможно – тьма поглотила все вокруг. Как вчера, на Гурисиате… Единственным источником света здесь был тот проем, образовавшийся из–за выпавших решетчатых плит. До него, наверное, было метров пятьдесят-семьдесят…
- Эй, - от негромкого оклика сзади Ирз аж подпрыгнул. Обернувшись, в луче своего фонарика он увидел солдата в скафандре, сидящего на верхней балке, крепящейся к свае которая возвышалась из воды. Ирз забрался на стальную балку, и прошел по ней к пехотинцу. Тот, свесив одну ногу вниз, курил, поглаживая ствол своей винтовки.
- Это ты сверху упал? Удачно, ничего не скажешь… Тут кругом сваи, налетел бы так, и пипец… - говорил он хрипло, и Ирз едва разбирал слова.
- А ты как сюда попал? Тоже сверху? – спросил Ирз, - так ты ж не всплыл бы в своем скафандре.
- Не, я уже давно тут торчу… Когда эти Зерги ломанулись в долину, нашему отряду удалось внутрь пробиться… Долго плутали… Залы какие-то… Слышь, а что это за хренотени? Вроде и Зерги и Протоссы… Таких еще никогда не видел… Всех наших покоцали, а я в трубу какую-то свалился. Вон оттуда я пришел, - морпех кивнул в стороны труб.
- Протозергов и я видел, - спокойно вздохнул Ирз, чувствуя себя как-то странно. Описать это чувство было не возможно, но Спинуру казался безумным тот факт, что они тут, внизу, спокойно обсуждают все, что с ними произошло.
- А чо это наверху так грохнуло?
- Взрывчатка, - пояснил Ирз, - разнес я их лабораторию ко всем еменям, - засмеялся каким-то не своим голосом, и тут же, испугавшись его, замолчал.
- Мда, повезло тебе, - выдохнул табачный дым морпех, - тут ведь, в воде, все новыми уродами кишит…
- Плавающих тварей я тоже видел, - перебил Ирз. Они помолчали, думая каждый о своем.
- Слушай, кореш, а выбраться отсюда ты знаешь как? – наконец, спросил Ирз.
- Знал бы как, уже бы выбрался, - отозвался солдат, - плутал в этом долбаных трубах хрен знает сколько… Не фига не нашел…
- Плохо, - заключил Ирз, - а то мне позарез наверх надо. Информацию надо искать…
- Какую?
- На счет Протозергов, - вздохнул Ирз, - командование ведь такую цель ставило…
Считая, что разговор исчерпан, он отвернулся и пошел по балке обратно на лист стали. Осторожно спрыгнул на него, чтобы не соскользнуть вниз, и замер, уперев руки в бока, задумчиво глядя на входы в этот лабиринт.
- Куда ты сейчас? – раздался голос сзади.
- Туда, куда же еще, - не поворачиваясь, отозвался Ирз, - найду выход отсюда и разыщу информацию. Я точно знаю, - он ухмыльнулся, - она где-то там, наверху, и я ее найду…
В уме он просчитал, что у него есть. Есть пояс с мелким инструментом для ремонта мануальной панели Голиафа, три последних сигареты, если они не размокли, зажигалка, мини-аккумулятор, с зарядом на два часа, фонарь. Два часа на то, чтобы найти выход. Иначе он останется во тьме. Все это барахло, за исключением фонаря, не нужно, но если пустить это в дело с умом, для достижения конечной цели, возможно, он чего-нибудь добьется. Нет оружия… Хм, а нужно ли оно здесь? Лабиринт наверняка пуст, иначе бы этот морпех не дошел бы до этого места.
Он один и без оружия, а «Замок», ждущий его, все еще так опасен…
- Она где-то там, и я ее найду… - тихо прошептал он. Ему начинал мерещится странный пейзаж одного из миров, на котором он никогда не был, но он был ему знаком. Где же он его видел?.. Наконец-то, вспомнил – картина в той комнате, в крейсере, после которой он видел свой последний спокойный сон, последнее нормальное видение своего пораженного сознания, которое сегодня не без последствий изменилось.
Ирзу начинало казаться, что разум уже полностью покинул его, остался лишь холодный просчет, где-то внутри. Остального не было. Не было страха, боли, страданий, новых мучений… Это тоже могло помочь ему, но он все же мысленно спрашивал себя, стоя перед входами в лабиринт из труб:
«Спятил, или нет? Спятил, или нет?..»
Человек, принявший правду о своем существовании, такую, какая она есть, стоял в самом низу «Замка Плача», выбирая, какой путь себе выбрать, чтобы как можно быстрее выбраться наверх. Выполнить то, что уже никому не нужно… Выбраться из проклятого подземелья комплекса казалось невозможным, но когда разум забивается от ужаса правды и осознания того, что жизнь вряд ли увидит Свет, озаряющий Силу и Знания, возможными начинают казаться многие вещи…
Перед тем, как шагнуть вперед, в темноту подземного сырого лабиринта, Ирз вспомнил те строки из книги «Исход», которую он пролистал накануне. Ему вспомнилась фраза о том, что когда разум и логика оставляют человека, он погибает, и Спинур, перед тем, как тьма лабиринта поглотила его, мысленно поблагодарил автора за подсказку – хоть сейчас он не потеряет оставшуюся логику, и не повторит ошибок, сделанных Человечеством. Лишь тогда Ирз будет способен выжить не ради собственного спасения, а ради мести за свои страдания, за то унижение перед страхом смерти, который сейчас сам боялся его безумной решительности, забившись так глубоко, что Ирз уже ничего не чувствовал…
Огромный зловещий «Замок Плача», получив серьезную, дымящуюся рану от этого человека, ждал его. Расплата за содеянное теперь будет преследовать его везде. Но он, бесстрашно и спокойно, как подобает человеку под истинным Светом, был готов ко всему, что готовил для него этот молчаливый исполин, и так же спокойно и хладнокровно вошел во тьму лабиринта.
Человек, потерявший все, продолжал свое путешествие по «Замку Плача»…
© desantNIK
Статья написана: 2005-05-27 02:36:00
Прочитано раз: 14957
Последний: 2016-09-28 13:57:20
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  СТАСЯН
@ 2006-07-04 09:18:19


Честно говоря, это лучше чем "СНЫ ИЗ ЗАМКА ПЛАЧА"!

Но не выше!!!!!!

Автор, почитай классиков жанра... :)


Ну... или хотя бы какого-нибудь там Герберта Уэлса!

:) :) :) :)


С уважением, Стасян!

Без труда не напишесь бестстеллера (или как там пишется???)
  cn
@ 2006-04-13 09:51:15

ekb
на работе дочитал ) не жаль потраченного времени
  jandr
@ 2006-03-03 16:47:14


завтра начну читать вторую часть, надеюсь не хуже первой
  ф
@ 2005-10-30 18:56:54


!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!
  VENOM
@ 2005-08-09 09:12:49


хреновенький рассказ,весьма хреновенький.Вторую часть я не читал, но думаю ,что ни чего не потерял.
  Bliztreger
@ 2005-07-11 15:34:13

Новичок


Как обычно разведка прокололась а пехота и пилоты Голифов, Истребителей, водилы Танков должны всё расхлёбывать! Спасибо родной разведке! А ведь кичатся, хотят особых полномочий, маш-понимаш! Грхм..... Извините, увлёкся... О чём я там? А да!
Текст рулез!! Еле дочитал. (это я о размере, не подумаёте неправильно) Хорошо что читал ночью :-) Днём бы не дотерпел ;-) Текст оррыгыналный! Мне очень понравилось!!!!!
Спасибо!
  11111111111111
@ 2005-05-28 16:21:48

1111111111111 1111111111
Круто правда я не читал
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top

7x pts rating
2499 protoss
[7x]KpeHgeJIb
protoss KpeHgeJIb.359
2499 pts
 
Stat: 119-96
Rate: 55.35
2349 terran
[7x]Control
terran control.341
2349 pts
 
Stat: 355-315
Rate: 52.99
2192 protoss
[7x]QuanChi
protoss QuanChi.484
2192 pts
 
Stat: 482-465
Rate: 50.90
2077 protoss
[7x]Smith
protoss smith.269
2077 pts
 
Stat: 290-257
Rate: 53.02
2008 protoss
[7x]Nerazim
protoss Nerazim.2325
2008 pts
 
Stat: 266-250
Rate: 51.55
1693 protoss
[7x]IGG
protoss Motörhead.647
1693 pts
 
Stat: 144-136
Rate: 51.43
1573 protoss
[7x]Lipton
protoss Lipton.725
1573 pts
 
Stat: 81-84
Rate: 49.09
1046 zerg
[7x]jonk
zerg jonk.178
1046 pts
 
Stat: 75-75
Rate: 50.00
709 zerg
[7x]Harius
zerg LiquidHarius.21800
709 pts
 
Stat: 42-7
Rate: 85.71
257 zerg
[7x]Masamune
zerg Masamune.571
257 pts
 
Stat: 11-1
Rate: 91.67
224 terran
[7x]Surprise
terran Surprise.698
224 pts
 
Stat: 12-7
Rate: 63.16
165 zerg
[7x]T1Mmi
zerg TiMmi.736
165 pts
 
Stat: 29-19
Rate: 60.42
54 zerg
[7x]Krash
zerg Krash.903
54 pts
 
Stat: 2-3
Rate: 40.00
1355 terran
[7x]Leon
terran Leon.1216
1355 pts
 
Stat: 218-220
Rate: 49.77
1108 zerg
[7x]Igon
zerg SevenXIgon.103
1108 pts
 
Stat: 48-50
Rate: 48.98
928 zerg
[7x]CrazyRabbit
zerg CrazyRabbit.780
928 pts
 
Stat: 39-26
Rate: 60.00
807 zerg
[7x]Raven_gg
zerg Ravengg.625
807 pts
 
Stat: 35-30
Rate: 53.85
560 random
[7x]Fen1kz
random Fenlkz.514
560 pts
 
Stat: 58-46
Rate: 55.77
290 protoss
[7x]Ashbringer
protoss Ashbringer.2446
290 pts
 
Stat: 9-20
Rate: 31.03
162 protoss
[7x]Kanzler
protoss Kanzler.870
162 pts
 
Stat: 5-4
Rate: 55.56

События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 30.09.2016 @ 11:19:45 MSK. Страница загружена за 0.110254 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта