История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Сны из Замка Плача

От автора:

Здравствуй, дружок. Еще не забыл тарсонианского старпе эээ старого морпеха? Сейчас продолжим (и возможно, логически закончим) кой-какую хрень, разработка и задумка которой началась еще в даааавние времена существования Конфедерации и Тарсониса.

Писец возвращается, писец навсегда.

Вторая сага о секретном научно-лабораторном комплексе, расположенном на далеком и пустынном мире вне сектора Копралу. «Замок Плача» простоял на своем месте уже многие годы, его стены впитали пыль и кровь множества существ, и сам комплекс за годы своего существования стал свидетелем великих свершений и чудовищных деяний. За время своего существования секретная лаборатория пропустила через себя гениальных ученых и их жертв, именно в «Замке Плача» разрабатывались планы уничтожения разумных рас, и продолжались опыты по созданию новых видов смертоносного биологического оружия в то время, пока в секторе Копралу шли разрушительные межзвездные войны между тремя расами…
Вторая часть перенесет читателя на шесть лет назад до событий, которые развернулись в первой саге.
Браксис, Корхал и Тарсонис уже под властью Керриган, Пси-Дисраптер уничтожен, Директорат медленно теряет позиции, а будущая Королева Лезвий уже расправилась со своими союзниками. Именно с этого времени в лабораториях «Замка Плача» начинаются закрытые эксперименты по выведению четвертой расы, которая будет способна уничтожить все формы жизни в этой Галактике.

Так-то. Как видишь, хреновая участь нас всех ждет. Так же хотелось бы заранее предупредить о том, что стрельбы и ругани во второй части будет намного меньше (стрельба вообще отсутствует). Боевки уже утомили, чесно говоря, надоело описивать всю эту чушь. Так что если ты зашел сюда почитать фразы типа "пиупиу", или там "банг-банг", ну или "трах тибидох" - нех тебе здесь делать, дружок. Если кто сочтет нижеизлоежнное скучным или утомительным произведением, банальным перечислениме действий, лишенных какого было смысла - я вполне смогу принять подобное утверждение в свой адрес, так как писалось все под воздействием весны, буферов, и прочих... двояковыпуклостей. Короче говоря, получилось то, что получилось - ибаста.

Приятного прочтения.


Сны из Замка Плача

Он будет умирать на наших глазах, с каждым днем и каждым глотком становясь все ближе к своей цели… мужчина решил умереть, и с этим уже ничего нельзя поделать.

Александр Щипин

Его видят кружащимся около церкви
Вот уже год как он один
Боль захватила все его чувства
Каждую ночь он спит у ее надгробного камня

Rammstein - Heirate Mich



- ..Привет, Стас.
- Салют.
- Как рейс?
- Неплохо… Что ни говори, а за пределами этой дыры намного лучше.
- Зато не так безопасно.
- Верно, верно…
- Я слышал, Чииф хвалил твой груз. Что привез?
- Серьезно? Что-то на него не похоже… Как всегда – барахло сплошное. Пару генераторов с силовых установок…
- С какой планеты?
- Клейнир. Красивый мирок…
- Не бывал. Должно быть, это Фабрика Грез?
- Она самая. Местные колонисты только спят и видят как война закончится, земляне получат по рогам и уберутся обратно, а Зерги сдохнут все до единого...
- Как там у них… с обороной?..
- Хе, а ты упертый. Неужели все еще надеешься укрыться где-нибудь?
- Предлагаешь сгнить здесь заживо? Нет, Стас, я свалю отсюда сразу же, как только представиться возможность и порядочная планетка где-нибудь на отшибе Галактики. Лучше я спокойно проживу там, и пусть Зерги сожрут свой хвост, чем найдут меня…
- Посмотрим правде в глаза. Зерги, может быть, не найдут, и земляне не найдут… А вот от Чиифа ты вряд ли уйдешь, Билл.
- Угу…
- Впрочем, насчет Клейнира можешь даже и не думать. Поганая там оборона. А сказать по правде – просто дерьмовая. Я не знаком с сетью противовоздушной обороны, но знаю, что там от силы двести турелей. И это на всю планетарную оборону планеты. Нечего и говорить – стоит Зергам только сунуться туда… А, черт… Однако мегаполис красивый, космопорт надежный… Впрочем, далеко, хлопотно, и опасно. Забудь про Клейнир.
- Что же тогда?
- Жди. Что-нибудь все да изменится. Возможно, Зерги уймутся и свалят отсюда. Может быть, Земля заткнет свою бездонную глотку… И тогда, может быть, я лично буду вывозить отсюда оборудования и людей, на какую-нибудь далекую планету… Все может быть… но сами мы ничего не сможем сделать.
- У тебя выпить есть?
- Я в завязке.
- Шутишь?
- Неа. Недавно я понял, что если не брошу пить, то, как минимум, расстанусь со своим тягачом. А максимум – загнусь от печени… Хотя… как знать, что лучше…
- Проклятье, как же хочется выпить…
- Сейчас… держи.
- Ух ты!.. Где взял?..
- Да тише ты!.. Прячь быстрее… На Клейнире поганая оборона, но там по крайней мере все есть…
- Спасибо, Стас. Я у тебя в долгу.
- Хм… посмотрим. Что можно предложить в обмен на две бутылки коньяка?
- Знаю – оформлю тебе отпуск. С завтрашнего дня. Если Чииф не вздумает проверять файлы графиков полетов, то все будет нормально. Но на моей памяти он делал это пару раз за шесть лет…
- Годится. В самый раз. То, что мне нужно. Как раз времени хватит…
- Для чего? Хочешь посмотреть тягач?
- Да нет, малыш в порядке… Хватит времени… - Стас задумался, и его голос теперь звучал так, как если бы он был в трансе, - …чтобы подумать…
Он повернулся от регистрационной стойки, и побрел, как сомнамбула, к выходу, опустив голову и перекинув старую спортивную сумку с вещами через плечо.
- Ладно, Стас, счастливо, - громко окликнул его Билл, - Спасибо за… эээ… за груз, - закончил он, но Стас не ответил…
Могущественная сила пала несколько лет назад, но следов ее былой мощи все еще было много. Полуразрушенные, обветшавшие базы на отдаленных мирах, которых не коснулась война, но коснулось ее дыхание; множество спутников и зондов, все еще двигающихся по своим траекториям в космическом пространстве по разным эллипсоидным траекториям, охватывающим целые космические регионы; а так же огромные скопления мусора и металлолома на орбитах планет, их поверхностях и дне океанов, и просто в открытом космосе, сносимые в целые поля мощными космическими течениями. Здесь не все еще было мертво; в некоторых дальних колониях, еще не отмеченных в каталоге и архиве, существовали поселения, где жизнь шла таким же чередом, как и десять, как и двадцать лет назад. Помимо них, в открытом космосе существовали базы со старыми символиками, живущие так же, как и эти забытые и заброшенные поселения. Изменилось лишь одно: больше не было того могущественного покровителя, каковым была Конфедерация, правившая жесткими и суровыми законами. С распадом целого космического государства на отдельные автономии, и последующее их исчезновение привело лишь к тому, что выжившие на этих базах и мирах люди потеряли свою веру и уверенность в завтрашнем дне. Их жизнь теперь была лишь ничем не поддерживаемым трепетанием листа на дереве в осеннюю пору – было ясно, что до того, как лист оборвется и исчезнет во мраке, осталось совсем немного времени, но никогда было неизвестно, когда же именно это произойдет...
Торговая станция «Саабах» покоилась на огромном расстоянии от заселенных планет и их светил. Она находилась в шестнадцатом квадранте сектора – достаточно труднодоступном месте, где было мало колоний. Казалось, что это гигантское строение, напоминающее по своей форме исполинский гриб, подвешенный в пустоте, лишний, совершенно не нужный объект во всеобщей панораме космического пейзажа. Но настоящая ценность этого объекта в свои времена была неисчислима. «Саабах» служила своеобразным торговым центром, оазисом в безбрежном и безжизненном море Вселенной, а так же заправочным пунктом. Еще десять лет назад, «Саабах» приносила гигантские прибыли одной из крупнейших компаний Конфедерации, которая и была разработчиком и строителем этого дорогостоящего и, как тогда казалось, малоперспективного проекта. Но теперь – это просто островок, где собрались все те, кто еще мог это сделать. Конфедерация была разрушена, и поставки и транспортировки грузов на миры, где раньше были человеческие колонии, прекратились. Речь о каком-либо переселении уже не шла; «Саабах» была расположена в идеальной точке в пространстве, куда не мог добраться ни один Рой Зергов. Земляне ничего не знали об этом месте, и поэтому не представляли опасности. Поэтому люди и не стремились оставить старую, полуразрушенную космическую колонию; она обеспечивала условия для жизни для трехсот человек, и деятельность все еще велась. Оставшиеся в доках корабли-грузовозы были как нельзя кстати – именно на них пилоты вывозили с заселенных и не заселенных миров все то, что могло пригодится. Иногда с пилотами путешествовали и дилеры – они скупали необходимое оборудование у правительств удаленных колоний, не пострадавших в войне, используя внутренние финансовые запасы «Саабаха».
Время и события извратили все, что окружало дальний космос; пилотам «Саабаха», которые облетали эти дальние регионы сектора Копралу, было это понятней лучше всех. Росли новые силы, разрушались другие; создавались и распадались новые альянсы и союзы. Самым значимым, но малоизвестным фактором, который возник за последние годы, являлись так называемые Фабрики Грез – далекие, почти недостижимые миры, куда слетались люди с разрушенных колоний из центра Копралу – все те, кому посчастливилось выжить. Фабрики Грез оправдывали свое название; те, кто побывал на этих колониях в дальних рейсах, говорили, что эти колонии все еще верят в то, что Зергов можно остановить. Это было бессмысленно и глупо; кто? Кто остановит само Разрушение, если это не удалось ни Конфедерации, ни Протоссам, ни Доминиону? А ведь это были самые могущественные формации боевых сил и рас, которым принадлежала власть в Копралу и близлежащих районах. Даже земляне дрогнули перед напором новой силы – Керриган, которая смогла уничтожить мощнейшее оружие Директората и обратить порабощенные выводки Высшего Разума против своих беспощадных властителей. И как можно победить своего врага, убежав от него за многие сотни световых лет, не имея при себе ничего, кроме пустой спеси и бахвальства...
Вселенная уже ждала своего конечного исхода. Это понимали все те, кто остался в центральных районах Копралу и сумел выжить.
Но никто из этих людей не знал, насколько это изречение близко к правде.



..Индикатор био-генератора начал издавать писк; верный признак того, что все системы жизнеобеспечения, равно как и все остальные системы скафандра, скоро перестанут функционировать. Энергозаряд подошел к концу – об этом красноречиво свидетельствовал тревожный сигнал датчика. Силуэт у стены, помеченной непонятными знаками и узорами, перебросил что-то длинное и увесистое в правую руку и вскинул левую к едва угадывающимся – точнее, не угадывающимся вообще - контурам своей головы. Так и есть: тяжелый специальный браслет, закрепленный на запястье, показывал красный свет своим индикатором…
Выходить из «покрова» было рано; а если уж быть откровенным до конца, сейчас это было бы совсем некстати. Впрочем, выход был – как и всегда…
«Человек» окинул взором помещение. Света здесь почти не было, но он ему был и не нужен. Во-первых, все еще действующая аппаратура шлема позволяла прекрасно видеть даже в полной в темноте; во-вторых, в сумраке отчетливо были видны несколько пар сияющих раскосых глаз – цель его поиска...
Силуэт замер, пристально вглядываясь в одну из фигур. Тревожить Правителя Зеров ради одной особи? Можно попробовать и свои способности зараженного – в конце концов, не так уж это и сложно.
Зерглинг, замерший у стены, нетерпеливо помахивающий хвостом, уставился на фигуру, привлеченный ее невидимым, но неизбежно притягивающим, словно гипнотизирующим взглядом.
- Ко мне, - прохрипела фигура, трепеща от внутренней борьбы с чужой волей.
Зерглинг дернулся, замер на несколько секунд, и сделал два коротких прыжка в сторону расплывчатого силуэта. Выпрыгнув на освещенный участок пространства, он замер прямо перед невидимой фигурой, уже не отрывая взгляда.
Невидимая рука, затянутая в перчатку скафандра Призрака бесстрашно прикоснулась к широкой массивной костяной короны, венчающей лоб чудовища. Раздался звук, похожий на электрический разряд, и силуэт и создание дернулись так, словно бы их и впрямь пронзило высокочастотное напряжение. Энергия, наполняющая живую плоть, безудержным потоком хлынула на миниатюрные сверхчувствительные приемники скафандра, пробегая прямо по руке человека к их жадным и острым, как осиные жала, сенсорным замыкателям…
Зерг дернулся еще раз, и тело мешком осело на пол. Грянули об каменный пол чудовищные полуметровые лезвия, хрустнули враз потерявшие свою твердость кости, и громко хрупнул череп, словно бы он был из стекла, и глаза Зерглинга, только что сияющие живым оранжево-красным огнем, медленно тускнели в то время, как пол начал темнеть от темной крови, сочащейся расколовшейся тяжелой головы создания…
Фигура как ни в чем ни бывало, шагнула прочь от поверженного создания. Энергозапас скафандра значительно пополнился, и теперь все датчики тихо, едва слышно монотонно гудели от переливающейся в батареях свежей энергии…
Теперь, по крайней мере, можно было забыть о «покрове»…
Впереди послышались звуки схватки, и Зерги, окружающие невидимый силуэт, тут же скользнули вперед. Они стремительно выбрались в большой круглый зал, где уже кипела схватка. Последний серьезный бой в этой баталии…
Темные Храмовники отчаянно защищали стоящую в центре зала высокую фигуру, но… их было слишком мало, и они не поспевали защищаться от быстрых и смертоносных Зергов, атакующих их со всех сторон. С яркими вспышками их тела превращались в ничто, а темная кровь убитых Зергов заливала высеченный узор на полу…
…Издав гортанный рык, черная тень, похожая на исполинскую летучую мышь скользнула по узкому переходу, вылетая в зал. Распахнув гигантские крылья-куполы, чудовище с ревом выпустило в центр помещения коричневую био-капсулу.
Несколько противников в центре зала скрыла гигантский всплеск, когда капсула поразила цель. Ядовито-зеленого цвета, субстанция забрызгала троих уцелевших Протоссов, так как к тому времени остальные были уже мертвы. Королева Зергов, издав торжествующий вой, взмыла вверх, и с грохотом пробила своим телом тонкий каменный потолок. Сверху посыпались куски камней, которые рассыпались в песок, не долетая до пола…
Наступила тишина, прерываемая лишь посвистом ветра, который теперь проникал внутрь через неровную дыру в куполе потолка, и звуками отдаленного боя, доносящиеся снаружи…
В окружении своих Зергов, силуэт подошел ближе. Теперь по невидимой фигуре пробежали энергетические волны, словно бы она разрасталась в пространстве, и вскоре пустое место, где только что пробегали непонятные энергетические импульсы, разверзлось и «выпустило» на всеобщее обозрение хлипкую человеческую фигуру в легком защитном скафандре Призрака без опознавательных нанограмм или символик. Незнакомец не спешно приближался, спокойно положив длинноствольную картечную винтовку на сгиб локтя, и небрежно и развязано помахивая свободной рукой в воздухе у бедра при ходьбе. Его лицо закрывала плоская маска-шлем с тремя разнокалиберными окулярами, которые слабо мерцали яркими зелеными огоньками, хотя его походка и движения выдавали безмятежность и ощущение уверенности и слегка приподнятого настроения незнакомца.
Матриарх не спускала пристального взгляда с незнакомца, но уже не пыталась выбраться из вязкого кокона, в который угодила она и ее свита – два Темных Храмовника, исполнявших обязанности телохранителей. Протоссы остервенело рвались наружу – их пси- клинки успешно разрушали кокон, но они сами были покрыты вязкой слизью, оставленную Сетью Королевы, и их движения хоть и были полны ярости и чудовищной силы, но были слишком медленны и бессмысленны…
Зерги сдерживали свой яростный инстинкт к уничтожению всего чужого; пока что они взяли в кольцо «кокон», но по их поведению было видно, что только воля Мозга удерживает их от того, чтобы наброситься и прикончить этих троих Протоссов, один из которых сейчас и был целью этого Призрака.
Человек перешагнул через содрогающийся хвост поверженного Гидралиска, и замер в десятке шагов от «кокона». Покачав головой своим мыслям, он резко вскинул винтовку и нажал на спуск. Первый выстрел пробил грудную клетку одного из телохранителей Матриарха – вспыхнув призрачным огнем, он исчез в той позе, в какой его настиг заряд. Второй выстрел снес пол головы второго Темного Храмовника, и теперь в полуразрушенном «коконе» осталась лишь Расзакал. Судя по всему, ее не впечатлила участь телохранителей; она даже не вздрогнула от грохота выстрелов. Теперь она спокойно ждала своего череда.
Призрак опустил ствол своего оружия, из которого на свету курился едкий дымок; вновь перекинув винтовку через локоть, он поднял руку в легкой перчатке, опутанной разнообразными датчиками и проводами, он тяжело откинул эластичную и плотную шлем-маску на плечи, и она сложилась там, подобно капюшону. Темнокожий мужчина едва заметно улыбался, хотя по его лицу градом катился пот. Словно бы потеряв интерес к Расзакал, он резко помотал головой, и с коротко стриженой головы полетели капли пота; тяжело и глубоко вздохнув, он отстегнул от пояса мятый берет, не торопясь, деловито отряхнул и разгладил его, и с деланной осторожностью и медлительностью надел его на голову. Лишь после этого он уже серьезно взглянул на жертву «кокона»…
- Расзакал, Матриарх Темных Храмовников, - произнес он мягким голосом, полу-спрашивая полу-утверждая, словно бы решив убедиться в том, что он не ошибся, когда Зерги разнесли полдворца и перебили всю охрану ради того, чтобы он свободно стоял здесь, - я вижу, что я застал Вас вовремя. Моей хозяйке вряд ли понравилась бы новость, что Вы сбежали от нее. Простите, что немного намусорили здесь… Впрочем, это не беда, так ведь? Главное, что Вы здесь. Вам придется идти со мной.
«Кто ты, человек? Что ты здесь делаешь? Похоже, твоего интеллекта не достаточно, чтобы понять, во что ты ввязался. Ваша нелепая атака на Телемантрос бессмысленна и глупа; Протоссы быстро очистят Шакурас от скверны и чумы, которую ты принес сюда…»
- Меня это не волнует. Ваши воины слишком суеверны и впечатлительны, и поэтому у меня есть еще немного времени; но я знаю и полностью представляю себе всю опасность, которая заключена в вашем народе. Поэтому нам нужно торопиться, чтобы уйти отсюда…
«Ты умрешь», в пси-потоке Матриарха не было ни намека на страх или ненависть – прямая констатация факта. Словно бы не она, а он стоял, завязнув по самые плечи в затвердевшей слизи, под пристальными хищными взорами дюжины Зергов…
- Как Вам будет угодно. Но только не сейчас, - Самир сконцентрировался и произнес в общем пси-потоке, чтобы его могла слышать Расзакал.
«Моя Королева, Матриарх пленена. Теперь мы можем оставить это место».
- Теперь мы расстанемся, - произнес он, снова обращаясь к Матриарху, - Вас ждет незабываемая встреча с моей хозяйкой. Вы уже встречались – только на этот раз Вам придется последовать за нами. И без фокусов – в отличие от меня, Керриган менее уступчива, хотя и признаюсь, что Вы ей очень нужны… Ведите себя хорошо, и, кто знает, может быть Вам удастся увидеть то, что останется от Вашей драгоценной родины…
Высокий сводчатый потолок пошел трещинами, и дыра, оставленная в куполе Королевой Зергов, начал стремительно увеличиваться. Вниз посыпались легкие обломки потолка, многие из которых рассыпались в пыль так и не долетев до пола.
«Кислота».
Коррозионная кислота разрушала потолок дворца; а в огромный проем уже начинали свешиваться щупальца и гигантские клешни опускающегося внутрь Правителя Зергов, чья огромная туша могла занять собой весь этот зал.
- Мне пора, Матриарх, - произнес Дюран, чуть повысив голос, пытаясь перекрыть шум и треск разрушающегося зала, - что же касается Вас… все зависит только от Вас и Ваших действий…
Дюран вышел на обширную площадку, которую отдаленно можно было назвать балконом. С холодной усмешкой оглядывая причудливый и витиеватый узор на полу, он неспешно прошел вперед до перил, и, облокотившись, взглянул на ночной мегаполис Телемантроса. Вдохнув полной грудью, он почувствовал лишь отчетливые запахи, присущие всякому разрушению.
Черное небо казалось плотным и неестественно низким, и две луны, ярко сияющие бледно-матовым и серым цветами, настороженно и испуганно глядели на человеческую фигуру в плотном скафандре. Очень часто по силуэтам луны проскальзывали черные и быстрые тени, а в воздухе, сливаясь с гулом отдаленного боя, висело непонятное и монотонное гудение.
Шум крыльев смертоносного Роя.
Всего лишь полчаса назад воздушные силы Роя смогли проникнуть к этой области на Шакурасе, так как до этого электромагнитный импульс, источаемый защитными блоками мегаполиса не позволяли Зергам этого сделать…
Фиолетовый океан песков Шакураса источал не прохладу, а смертельный жар. Первая битва, которая положила начало бойне в этом удаленном мире, станет предвестником долгого противостояния.
..Нет, совсем не долгому. Сара пока не понимает всего замысла, а когда поймет – то будет слишком поздно. На самом деле судьба Шакураса, Чара, Аиура, Тарсониса и многих других миров уже предрешена; лишь время разделяет моменты их существования с моментами их гибели… Пожалуй, время сейчас – мой самый страшный и заклятый враг. Опаснее Зергов и все еще сильных землян… Но рано или поздно план осуществиться – и про время можно будет забыть. К чему оно, когда впереди целая бесконечность?..
Еще один взрыв потряс округу, и ночной мегаполис Протоссов на мгновение осветился ярким и чарующим всполохом синего цвета.
Битва удалась на славу, и сам Самир сегодня отлично поработал. Конечно же, основная работа досталась безмозглым тварям, которые в едином порыве погибли тысячами прежде, чем они смогли пробиться ко всем пяти точкам, с которых Дюран перегрузил энергетические блоки-накопители. Результат был неожиданным и для самого Дюрана – он не ожидал, что реакция будет столь мощной. Взрыв буквально снес целый горный массив и один из мощных защитных постов Протоссов, до которого Зерги так и не смогли добраться. Самир до сих пор чувствовал это неприятное ощущение, подобное дуновению смерти, едва не затронувшему его во время критической перегрузки. Создания Роя потеряли только в одном этом разрыве более тысячи особей, но игра стоила свеч. Все-таки, Зерги более близки по своему духу к совершенным созданиям; они не задают вопросов, беспрекословно подчиняются и не знают ни бремени годов, ни отчаяния. Ими можно жертвовать как безграничным сырьем для достижения целей. Правда, когда ими достаточно трудно управлять – Дюрану не нравилось, что для отдачи даже незначительных указаний, следовало связываться с ближайшим Правителем. Контроль и управление подобного воинства достаточно сложен и неудобен в человеческой ипостаси, но когда особей-воинов много, четкое руководство не имеет значение. Ведь даже сейчас они смогли добиться превосходства – проклятые электромагнитные потоки, излучаемые защитными укреплениями Телемантроса не позволяли летунам Зергов войти в атмосферу и перемещаться там. Но для достижения конечной цели хватило способностей даже наземных существ, а количество погибших было лишь пустой цифрой для Самира, Керриган, да и впрочем, для самих Зергов, умей они даже воспринимать количественные знаки…
Теперь Матриарх принадлежит Рою. Интересный экземпляр. Достаточно перспективный… Интересно, Керриган осознает всю ценность Расзакал? Или же она преследует иные выгоды?.. Кто знает… Если Матриарха подчинить своей воле, то можно получить свою выгоду в подобном контроле верховного существа этой расы. По крайней мере, Темные Храмовники больше не доставили бы хлопот. Целая планета и отдельный народ оказались бы недееспособными против какой-либо агрессии со стороны. Захватывающе… Стоит подумать над тем, не внедрить ли в ее мозг одно из хитроумных устройств, способных диктовать чужую волю… Но, впрочем, существует большая вероятность того, что Сара все же решится на заражение Расзакал. Будет любопытно понаблюдать, что из этого выйдет… Интересно, зачем она Керриган? Впрочем, неважно… Кому какое дело до твоих игрушек, Сара?..
Еще один разрыв, на этот раз совсем рядом. Дворец содрогнулся, и яркая синяя вспышка, в которой исчезло одно из защитных сооружений, на этот раз ярко осветила человеческую фигуру на балконе. В грохоте, похожем на раскат грома потонул негромкий смех этого человека, смеющегося своим мыслям.
Самир, глядя в беснующиеся небеса, криво ухмылялся. Теперь, после поражения Протоссов здесь, и пленения их Матриарха, у него есть немного свободного времени – а это значит, что пора приступать к сбору людей, которые помогут ему в осуществлении его второй части плана…
Что же касается Шакураса…
Эта операция по поимке Расзакал не подразумевала за собой полное заражение планеты. Вскоре Протоссы очнутся, и тогда сюда хлынут отборные армии Темных Храмовников. Рой вряд ли сможет продержаться слишком долго, но Протоссам придется пожертвовать многими жизнями, прежде чем они одолеют Зергов на этом участке…
- Вам придется приложить не малые усилия, чтобы освободить свою землю от этих существ, дети мои, - прошептал Самир, едва шевеля губами, глядя только вперед, туда, где синева пустыни переходила во мрак ночного неба.
- Дети мои, - произнес он во весь голос, и снова рассмеялся.
Мысленный поток Дюрана захлестнул сеть сообщений Правителей Зергов, медленно кружащих в дьявольском хороводе над этим полуразрушенном регионом. Спустя некоторое время особи-воины Зергов, бывшие здесь, уже знали, что делать. Защитники Телемантроса и личная гвардия Матриарха должны быть перебиты в этом скалистом районе. Уцелевшие станут лишь безвольными жертвами для сотен существ, которые уже наводнили низины, и где сейчас зреют истекающие слизью живые холмы, которые скоро станут Инкубаторами. Возможно, что какую-то часть Протоссов можно будет попытаться пленить и вывезти с Шакураса на планеты-лаборатории… над этим стоит подумать, хотя ситуация вряд ли создаст благоприятные условия для дорогостоящей и слишком опасной операции по транспортировке всего лишь нескольких экземпляров – вряд ли удастся спасти больше. Мегаполис и резиденция Матриарха больше не нужны – скоро они будут стерты с лица земли. Это послужит верным уроком этим горделивым, но на самом деле никчемным созданиям, которые когда возомнили себя выше своих истинных богов, и решивших, что их истинная сила лежит в ярком и сияющем мареве над головой – в царстве звезд.



Маленькая фигура, в комбинезоне пилота-дальнобойщика и жилете поверх яркой рубашки, медленно брела по широким коридорам станции. Старая спортивная сумка, закинутая за спину, уже долгое время была его единственным спутником среди бесчисленного количества звезд в космической пустыне. Единственная вещь, которую сам Стас считал собственной реликвией. Равно как и пару браслетов из потускневшей платины, состоящие из массивных цепочек и пластинок, на которых было витиевато выгравированы его инициалы, сливающиеся в фантасмагорический цветок из переплетений и линий. Из материальных ценностей это, пожалуй, было самое дорогое; но сам Стас ценил их вовсе не за их дороговизну, хотя еще несколько лет назад он и не мог бы себе признаться в том, что гордится подобным дорогим украшением. Сейчас эти браслеты и сумка были единственными его сокровищами в духовном плане; он никогда бы не променял бы их ни на одно из сокровищ. Особенно сейчас, в это время…
Истоптанные тяжелые ботинки на ногах с магнитными подошвами со звоном грохали по стальным решетчатым перекрытиям. Стас не отрывал от них взгляда, как зачарованный, шагая вперед, концентрируясь на этих монотонных ударах.
Он без труда нашел свою комнату в жилом блоке – чтобы проделать это нему не требовалось даже смотреть по сторонам. Теперь бы он нашел дорогу к своей комнате даже с завязанными глазами. Слишком часто он выбирался из жилого блока, когда не было работы, и он не знал, чем себя занять, и слишком часто он возвращался сюда. Отчаяние и страх гнали его прочь – но сбежать отсюда было невозможно, да и бессмысленно. Там, снаружи, за десятки световых лет до первых звезд, царили смерть и хаос. Он понимал, что этот ад примет и растворит его в себе без остатка, даже не заметив этого; межзвездная война разрушает целые колонии, и армии и флотилии исчезают без следа – одинокий человек будет мгновенно проглочен чудовищем-войной. Вот уже шесть лет после падения Конфедерации Стас был заперт в тесной кабине своего тягача, или блуждал между стен своей комнаты на Саабахе. Волей обстоятельств целой исторической эпопеи он оказался пленником; рано или поздно, это должно было закончиться, и Стас с каждым годом чувствовал, что удача будет не на его стороне. Когда рухнула Конфедерация, когда террорист и пират объявил себя Императором, и когда полчища кровожадных созданий выжрали полсектора – после всего этого Стас окончательно разучился верить в удачу. Но перелом произошел гораздо раньше…
Стас внутренне сломался тогда, когда из его жизни исчезла Алиса. Это случилось так быстро, нелепо и непонятно, что он до сих пор с трудом признавал этот факт – ее больше нет. Стас боролся изо всех сил; он беспощадно топил эту боль в алкоголе, но дальше было лишь хуже. Винить в случившемся было не кого; авиакатастрофа на Тарсонисе унесла жизни более пятисот человек, но именно одним из этих людей оказалась Алиса. Это случилось за месяц до того, как флот Альфы Сквадрон отбыл с мест орбитальной стоянки в дальний космос, чтобы оккупировать систему Мар Сара…
Стас уже больше двух лет обдумывал то, как он умрет. Это случится очень скоро – Стас сумел внушить себе это беспощадным и бесчеловечным аутотренингом. Каждое утро он думал лишь об этом. Глядя на фотографию Алисы, которая после смерти теперь всегда была при Стасе, он думал только о том, как и когда он уйдет к ней…
Год назад он решился. Переведя со своего старого счета все кредиты, он, при полете на одну из Фабрик Грез, приобрел там несколько десятков упаковок хорошего вина (по правде говоря, денег у Стаса к тому времени было столько, что хватило бы, чтобы насмерть упились полсотни человек). Вернувшись назад, он взял отпуск, и в течение трех месяцев гробил здоровье, уже подорванное бесконечным стрессом, который длился со времени смерти Алисы. Но Стас не рассчитал своих сил, и был вынужден прекратить это безумие. Он понял, что даже такая смерть мучительна и слишком растянута. Алкоголь оказался невыносимой отравой, которая терзала организм и душу, при этом удерживая его на стороне, что ближе к жизни. Этого было мало и не достаточно…
Стас открыл дверь и вошел внутрь своей комнаты. Здесь ничего не изменилось за время его отсутствия, и это убивало больше всего. Каждый раз он входил сюда с надеждой, что обнаружит следы Алисы, какие случались тогда, когда они безбедно жили на Тарсонисе. Это могло быть что угодно – ее расческа, одежда, неповторимый запах духов или шампуня… Но нет, этого не было. Этого не могло быть.
Стас прошел по коридорчику в комнату, которая служила ему и спальней, и гостиной, и кухней одновременно. Пройдя к пустому письменному столу, он сел в удобное кресло, и поставил с собой сумку.
Он ровным счетом не испытывал ни малейших чувств. Он не был рад, что закончился очередной полет, и Билл оформит ему отпуск. Он не был рад, что вернулся в свою тюрьму…
Словно бы очнувшись, он вздрогнул, и достал из внутреннего кармана жилета фотографию в жесткой пластиковой упаковке. Бережно положив ее на стол перед собой, он уже в миллионный раз вглядывался в знакомое до боли улыбающееся лицо Алисы.
Сама жизнерадостность.
Сама жизнь…
Какая же сволочь этот Бог!
Стас снова сунул руку в карман, и выудил оттуда небольшую упаковку.
То, что ему удалось приобрести на Клейнире, было дороже основного груза. По крайней мере для Стаса. Он потратил остатки своих сбережений – а это была внушительная сумма – за этот небольшой коробок, в котором покоилась его смерть. Та самая, о которой он мечтал все это время – безболезненная, быстрая и спокойная, по слухам, не вызывающая никаких эмоций и переживаний.
Название этого смертоносного синтетического галлюциногена было необычное – «элементаль». По словам того человека, от которого ему удалось приобрести «элементаль», яд обладал сильным медовым вкусом и запахом, необычайно мощный по своим качествам. Можно было умереть после первой пробы яда. Если же нет – то со второй попытки процент летального исхода был уже процентов семьдесят-восемьдесят. Третий прием не мог пережить никто. На Стаса это не производило впечатления; ему было все равно, когда он умрет. Его никогда не прельщали наркотики, хотя он был уверен, что половина персонала «Саабаха» сидит на какой-нибудь дряни. Но его заинтересовали слова продавца-контрабандиста, что ферменты «элементаля» воздействуют на нервную систему человека, мгновенно погружая его в двенадцатичасовой сон. При этом человек видит то, что его больше всего волнует на данный момент. Реализм происходящего, образы и места, которые снятся человеку в этом случае, на очень высоком уровне...
Стас приобрел коробок без промедлений. Он был уверен, что если не умрет в первый раз, то увидит Алису. Он должен был увидеть ее, словно живую, пусть и в наркотическом сне, он обязательно должен был ее увидеть прежде, чем уснет и не проснется уже никогда…
Стас открыл коробок и достал одну из капсул, наполненную клубящимся матовым газом. Убрав коробок обратно в карман, он долго время смотрел на фотографию, вертя перед собой капсулу, которая была первым опытом в подобном деле. Он чувствовал лишь страх и смятение; что же будет, если он не увидит ее?..
Уже больше не теряя ни секунды, словно бы понимая, что если он не сделает этого сейчас, он не сделает это уже никогда, Стас раздавил пальцами хрупкую капсулу с матовым газом внутри, и зажмурившись, опрокинул надломленную капсулу себе в рот…
Мир взорвался темно-матовым взрывом, и начал меняться прямо на глазах. Комната дрогнула, и поплыла куда-то в сторону, а стены, сотрясаемые ударной волной, начали изгибаться во все стороны, прочь от Стаса. Тот не шевелился, ссутулившись в кресле; он был потрясен происходящим, он был в эпицентре взрыва «элементаля» и даже не подозревал, что все будет настолько реально. Окружающие предметы вокруг быстро заволакивал белесый туман, до тех пор, пока он совсем не поглотил их…
(Стас помотал головой; и тут же пожалел об этом. Движения были замедленны, и эта встряска для мозгов не принесла облегчения в видимости и ощущениях, а лишь заставила гулять это марево перед глазами, создавая головокружение…
Страха не было; была лишь всеобъемлющая тишина, прерываемая лишь гулкими ударами крови в висках. Медовый привкус и аромат вытесняли все вокруг; они были кожей, под кожей, в носу на языке и в голове. Стас сосредоточился лишь на том, чтобы прочувствовать себя в полной мере. Как-никак, если повезет, то он еще вернется сюда, по крайней мере еще один раз…
Марево рассеивалось так же быстро, как и возникло. Ничего не изменилось – Стас по-прежнему сидел в уютном кресле за столом, и перед глазами лишь клубились непонятные сгустки матового цвета…
Стас осторожно поднялся на ноги. Крышка стола и пол сразу же ушли куда-то вниз, словно бы он не поднялся на ноги, а совершил вертикальный взлет в этом чудном мире своих иллюзий. Он почувствовал, что от подобного сравнения взлета и приторно-сладкого, вызывающего тошноту плотного запаха «элементаля» у него закружилась голова, он тяжело обрушился руками на стол, и лишь спустя несколько секунд до его слуха донеся глухой и тяжелый удар.
Стас перевел дух, и вновь выпрямился, на этот раз осторожно и медленно, что бы вновь не потерять равновесие. Все равно пол казался нереально далеким, и Стасу почудилось – упади он – и он разобьется насмерть…
Выйдя из-за стола, он направился к двери сквозь плотную матовую завесу. Шагать было легко, к тому же, он двигался быстро, и в то же самое время совершая медленные движения, словно бы преодолевая не ощутимую и невидимую, но плотную преграду. У Стаса это вызвало знакомые ощущения движения в невесомости.
Дверь была открыта, и он вышел в длинный коридор жилого блока, уводящий к повороту. Стас побежал вперед, едва успевая ощущать себя в этом новом мирке…
…Спустя некоторое время он очнулся. Куда же это он бредет?
В нем начинало шевелится подозрение, какое иногда случается во сне – когда спящий начинает понимать, что все, что он видит – всего лишь сон. Такое случается всего лишь на мгновение, и потом человек продолжает свое безвольное путешествие в собственных сновидениях…
Стас почувствовал тоже самое. Он остановился; замедленные действия с трудом позволили ему сохранить равновесие, и некоторое время он стоял в коридоре, медленно – но это должно было происходить гораздо быстрее! – вращая руками, словно на зарядке, пытаясь не рухнуть носом в опасно далекий пол.
Теперь ему стало страшно. Что он делает здесь, в этом чертовом бесконечном лабиринте? Откуда здесь вообще лабиринт? Разве он сюда пришел за этим?..
- Стаааааас!..
Протяжный, усталый вздох-зов. Не крик, а просто громкий зов, который не докатился до Стаса по этим коридорам – он родился в его голове.
- Алиса! – вскрикнул он, позорно срываясь на визг, и кинулся вперед. У него ушло немало усилий, чтобы набрать скорость, как локомотиву, преодолевающему тяжесть груза позади себя. Теперь он вновь слепо несся вперед, рискуя запнуться и полететь физиономией вниз, или не вписаться в поворот, врезаться в стену со всей скорости…
В голове сейчас, сквозь матовую дымку, которую он преодолевал, билась лишь одна мысль:
«Это был ЕЕ голос…»
Поворот, еще один…
- Стас? Стас, это ты? Отзовись, пожалуйста… - неуверенный, сонный голос Алисы…
Стас не останавливался. Двигаться в этом плотном полупрозрачном «киселе» матового оттенка, было легко и свободно. Впрочем, лишь эта замедленность создавала свой дискомфорт, а еще Стас очень боялся подумать о том, что все это – всего лишь его воображение, в котором не так давно катализатором взорвался медовый наркотик...
После очередного поворота он выбежал в ярко-белый, ослепительный зал.
Он не почувствовал радости, что наконец-таки он выбрался из этого проклятого бесконечного коридора.
Он не почувствовал облегчения, оказавшись в другом, но до боли знакомом месте.
Наконец, он ничего не почувствовал, когда увидел перед собой ЕЕ.
Не отрывая от нее взгляда, он с тревогой прислушивался к себе. Нет, ничего… Проклятый наркотик вобрал в себя все ощущения и чувства, в обмен на это свидание…
Она стояла спиной к нему, перед большим ветровым стеклом с видом на террасу, в одной лишь маечке и трусиках. Ее рук он не видел; очевидно, она обхватила себя за локти, так, как любила делать, когда чувствовала себя неуютно…
Ему не понадобилось особых усилий, или даже осматриваться, чтобы понять, куда вывел его коридор жилой секции «Саабаха»; он узнал этот зал. Это была гостиная комнаты в пятнадцатом секторе столицы Тарсониса, где до развала Конфедерации жил он и Алиса. Да, здесь было все, как встарь; даже сквозь едва угадываемую теперь на белом фоне завесу «элементали», которая была и здесь, он мог различить знакомые детали интерьера и обстановки. Вон большой аквариум, в котором раньше содержались маленькие хищные рыбешки из одного из водоемов планеты… Правда, сейчас он почему-то был пуст. Огромный видеотерминал на стене, в который он угробил почти весь заработок с одного из рейсов…
Она стояла перед стеклянной дверью, за которой, на террасе, бесшумно шел дождь. Еще было видно мрачное темное небо, по которому зловеще проскальзывали рваные матовые облачка…
- Я пришел, Алиса.
«О Господи, неужели…»
- Стас… - мягкий, слегка с хрипцой голос, выдающий смертельную усталость, или сонливость, - как хорошо, что ты наконец-таки пришел…
Она обернулась. Да, так и есть, она стояла, обхватив себя за локти…
- Что это с твоими глазами?
- А… - она потупила взор, и повернулась к нему боком, словно бы пытаясь скрыть эти непонятные и необъяснимые черные пятна, похожие на потекшую тушь, закрывающие кожу вокруг глаз и под ними.
- Мне кажется, что я заболела, - произнесла она, не глядя на Стаса, - а еще я очень устала… где ты был?
Стас облизнул пересохшие губы.
- Я… только что из рейса. Прости что не сумел прилететь раньше. Я так скучал…
Алиса промолчала, мерно покачиваясь с пяток на носки, и глядя куда-то вбок и вниз. Это было не похоже на нее, и Стас ощутил легкое разочарование.
- Я рад видеть тебя…
- Тебе скоро надо будет уйти, - произнесла она, словно бы размышляя о чем-то другом.
- Но я потом вернусь… Обязательно, еще один раз. А потом… - Стас умолк.
Алиса перевела на него взгляд, и он слегка отшатнулся от этих черных подтеков под ее глазами. Но все же она была нереально красива. Даже после смерти.
- Что? – впервые в ее голосе прозвучал, скорее, прорвался сквозь полотно усталости какой-то намек на интерес.
- Потом я вернусь и мы останемся здесь, - проговорил Стас, в полной мере ощущая, как это сложно. Он тяжело сглотнул, не отрывая взгляда от ее черных глаз, словно бы зачарованный, не в силах оторваться от этого зрелища.
- Навсегда?
- Навсегда-навсегда.
Она вновь отвернулась от него, глядя на заливаемую дождем террасу.
- Что с тобой случилось? Ты заболела?
- Нет… не совсем. Я не могу уснуть, Стас. Почему-то здесь происходят странные вещи.
Стас промолчал. Он просто не знал, что ответить.
- А еще здесь очень одиноко. Как хорошо, что ты пришел…
- Не бойся. Скоро я буду с тобой.
Алиса помолчала, и, наконец, произнесла фразу, от которой Стас почувствовал себя одиноким и несчастным, совсем не лучше, чем этот непонятный призрак его иллюзий…
- Я очень хочу, чтобы это произошло, Стас. Пожалуйста…
- Я обещаю, что скоро ты вновь увидишь меня, - проговорил Стас, чувствуя, как его щеки обжигают слезы. Лицо кривилось в гримасе отчаяния и горечи, чувствах, которые неожиданно навалились на него сквозь матовую пелену безразличного наркотического сна.
- Ты не мог бы заглянуть в спальню? – неожиданно бесцветным голосом спросила она, - там кое-что есть для тебя.
Стас взглянул на небольшую спиральную лестницу из стекла, уводящую наверх.
- Подождешь меня здесь?
- Не знаю, - ответ показался странным. Впрочем, здесь было много достаточно странного, и подходить к этому с мерками из реальности было неправильно. Но Стас не понял этого, и, бросив взгляд на хрупкую фигурку, ссутулившуюся у большого окна, он начал подниматься наверх.
Он остановился перед дверью, за которой должен был быть коридорчик, ведущий в спальню. Прежде, чем войти, Стас бросил взгляд вниз; перед ветровым стеклом уже никого не было. Тяжело вздохнув, он толкнул дверь и вошел внутрь.
Коридорчик той квартиры Тарсониса, что уже давно обратилась в руины, был всего три метра в длину. Он обладал темно-фиолетовым окрасом, причем не только стены, но и пол и потолок, и казалось, что этот коридор каждый раз ведет к чему-то сокровенному… Но здесь Стасу пришлось преодолеть длинную вытянутую галерею фиолетового цвета прежде, чем он достиг ее конца…)



Сон медленно отступал…
Последнее, что Стас хорошо помнил – он раз за разом открывает дверь, и снова и снова бежит по узкому коридору, за которым должна была быть спальня; на за одной дверью оказывается новый коридорчик с дверью в конце, и за следующей дверью новый коридор с темно-фиолетовым окрасом стен потолка и пола…
Что-то не так.
Стас явственно ощущал это. Здесь явно что-то совсем и совсем не так…
Может быть, эта тупая головная боль, бесконтрольное тело, которое кажется каким-то фантасмагорическим и не нужным продолжением головы и одежды одновременно, и эта едва растворимая, мутная и почти не проницаемая пелена перед глазами – может быть, все это кажется нормальным после «элементаля». Но почему это что-то держит его под локти, и тащит куда-то задом наперед, в то время, как магнитные подошвы на пятках с ожесточенным лязгом скребут по полу… при этом, через равные промежутки времени что-то громко ударяло, где-то совсем рядом, внизу, и тогда Стас ощущал жесткое покачивание в этих невидимых и неведомых тисках…
Так вот что это за звук…
Стас попытался запрокинуть голову и узнать, что происходит. Сделать это не получилось, так как голова кажется тяжелой – но при этом и пустой одновременно – и к тому же, запрокинуть ее никак не удается из-за того, что его держат практически вертикально. Что ж, учитывая его маленький рост и непомерную слабость, это явление можно понять и объяснить…
Что-то очень сильное приподняло Стаса, встряхнуло как следует, и с силой швырнуло куда-то спиной вперед. Стасу повезло – он упал во что-то мягкое и упругое, судя по всему, большое и удобное кресло, но встряска была достаточно сильной, и он на мгновение вновь отключился. Он сумел уловить какое-то движение перед собой, и услышать чей-то негромкий голос, укоризненно говорящий что-то. Послышалась ответная реплика, напоминающая сдержанный рык голодного зверя, и снова раздались тяжелые удары-шаги. Кто-то удалялся.
В лицо ударил освежающий ветерок, несущий в себе отвратительный запах чего-то медицинского. Стас зашелся в приступе кашля, морщась, и вяло зашевелился, пытаясь закрыть лицо от этого ветра. Запах меда быстро выветрился из головы, почему-то оставив лишь пустое разочарование…
Было непонятно, что это был за препарат, которым его обдули, как неодушевленную вещь, но действовал он стремительно; уже через некоторое время он почувствовал, что его тело вновь послушно ему, и голова прояснилась от вязкого молочно-матового тумана.
Первое, что он увидел – непонятное маленькое устройство, напоминающее видеокамеру, крепленную на неком подобии консоли, которая крепилась к креслу у изголовья. Устройство хищно пялилось на него несколькими индикаторами.
«Медицинский модуль».
Стас находился в небольшой комнате, с низким потолком, по минимуму обустроенной для жилища. Голые стальные стены, четыре больших вентилятора подачи кислорода в потолке у углов комнаты, и неприкрытый решетчатый пол. Кроме кресла, на котором сидел Стас и второго кресла, которое стояло в трех метрах перед ним, здесь еще был небольшой диван у стены. Судя по обустройству, здесь раньше был какой-то склад или ангарное помещение для техники…
«Что это я здесь делаю?»
Только сейчас он увидел людей; две фигуры в боевых скафандрах с красными витиеватыми завитушками на массивных плечевых шарнирах, сжимающие винтовки, стояли напротив него, по углам комнат. Они безразлично и спокойно, не отрываясь, следили за Стасом. Их оружие было опущено к полу, но он не знал, как они поведут себя, если он попытается встать. Возможно, что ничего и не будет – стали бы тогда с ним возиться – но Стас знал точно, что короткая очередь из «гаусс» развалит его на куски. Стас знал, что таким людям запрещено разговаривать; если надо, то они по долгу службы будут молчать, как рыбы, столько, сколько потребуется.
«Это они приволокли меня сюда?»
Вопрос без ответа; но Стас знал, что это правда…
«Стоп!.. Откуда на «Саабахе» эти военные?»
Вот это уже интересно. Стас похолодел от нехорошего предчувствия, но все-таки попытался встать. Тут же выяснилось, что подлокотники кресла стальные – так же на запястьях Стаса теперь висят странные стальные и тяжелые браслеты черного цвета. Они словно бы намертво прилипли к стальным подлокотникам, не давая шевелить руками, и теперь неестественно контрастировали с тусклыми браслетами из платины. Стас с недоумением уставился на руки, и попытался пошевелить ногами; тот же результат. Судя по тяжести на форменных ботинках в районах щиколоток, догадка Стаса по этому поводу была верной, хотя он и не мог видеть своих ног.
«Попался».
Сзади послышались мягкие шаги. Стас даже и не пытался выворачивать голову, чтобы увидеть того, кто подходит к нему сзади. Замерев под отсутствующими взглядами солдат, он ждал, что будет дальше.
Небольшая, плотно сбитая фигура человека неспеша обошла Стаса, по дороге убрав от его лица медицинский модуль на консоли, отведя его в сторону, и, встав в нескольких шагах от него, развернулась к Стасу лицом. При неярком освещении всего лишь нескольких старых запыленных плафонов, Стас увидел перед собой старый скафандр-комбинезон Призрака, но так и не нашел отличительных знаков на нем. Подняв взгляд выше, он увидел спокойное, но все-таки несколько живое лицо человека, который участливо глядел на него сверху вниз. В нем было что-то необычное; на вид обычный темнокожий человек, в ярком красном берете, с самыми обычными чертами лица. Но от него буквально веяло таинственным смертельным холодом. Однако Стас сразу понял – это друг. Даже маньяк-убийца не будет обладателем такого уверенного и спокойного выражения лица. Такие люди не умеют причинять вред – почему-то Стас сразу же вбил себе это в голову. Возможно, просто хотел выдать желаемое за действительное.
Незнакомец слегка улыбнулся, и произнес, словно бы полу-спрашивая полу-утверждая:
- Станислав Фадеев, пилот-дальнобойщик второго класса торговой гильдии Тарсониса.
Стас, помедлив несколько секунд, молча кивнул.
- Самир Дюран – к Вашим услугам.
Это имя ни о чем не говорило Стасу. Он молча ждал, что будет дальше. Возможно, сейчас этот с виду добродушный парень рассмеется, и скажет, что это просто такой дурацкий розыгрыш. А возможно, все так же обворожительно улыбаясь, достанет из-за спины руку с ножом и чиркнет ему по горлу.
- Позвольте уточнить… - Самир достал из-за спины руку и Стас невольно вздрогнул; нет, ножа в ней не оказалось, это просто его новый знакомый, убедившись, что Стас пришел в себя и надежно прикован к креслу, махнул рукой солдатам. Солдаты, переставляя неестественно большие подошвы скафандров, грохая ими о решетчатый пол, вышли в черный узкий проем в одной из стен. Проем неслышно закрылся и они остались одни.
- Три года обучения в школе пилотов, - тем временем перечислял Самир, все так же спокойно и доброжелательно улыбаясь. - Два года работы на межпланетном корабле класса «Извозчик» торгового центра Тарсонис в одноименной системе. Еще шесть лет работы дальнобойщиком на межзвездном тягаче класса «Тяжеловоз». Последние пять лет, после развала Конфедерации, продолжали работать на этом же корабле на дальнем посту «Саабах», принадлежавшему все той же компании Тарсониса, которая к тому моменту уже перестала существовать. Я ничего не упустил?
- Нет, - ответил Стас на свое удивление четко и ясно. Наркотическая дрема уже полностью отпустила его тело из своих чарующих сетей, оставив внутри лишь опустошение…
- Вот видите – мы много знаем. У Вас много вопросов, и на некоторую часть из них вы получите ответы. Но чуть позже… - Самир поудобнее устроился в кресле напротив, и вновь перевел взгляд на собеседника. На этот раз он говорил более серьезно.
- Мы долго искали Вас, мистер Фадеев. С очень большим трудом мы вычислили Вас, нашли «Саабах» и ваше местонахождение. Я рад, что Вы по-прежнему занимаетесь грузоперевозками… и не надо краснеть, что их характер теперь намного изменился. В этом виноваты не Вы и не Ваш работодатель – так сложилось, что теперь все только и ищут, как бы продлить свое существование, спасаясь от Зергов и от Директората. Было прискорбно узнать, что Вы начали употреблять «элементаль»… По правде говоря, мои люди и нашли Вас в состоянии наркотического опьянения. Причем очень сильного. Правда, это избавило моих агентов от необходимости усыплять Вас… Прежде, чем я продолжу, скажите мне, - Самир наклонился вперед к Стасу, - скажите мне – Вы так хотите умереть?
Стас промолчал, глядя в спокойные глаза Самира. Только сейчас он понял, что те, кто его нашли – очень странные люди. Нет, не чокнутые – просто их волнует нечто иное. Его собеседник знал о свойствах «элементаля» и задал очень необычный вопрос – он интересуется, почему Стас решил умереть.
Самира волнует жизнь.
Он искренне заинтересован ей.
- Да, - ответил Стас, не понижая голоса, как Дюран, и так же глядя ему прямо в глаза, - я хочу этого.
Самир несколько секунд молчал. Медленно откинувшись в кресло, он продолжил:
- Весьма некстати, мистер Фадеев. У меня к Вам предложение. Очень серьезное.
- Нет. Я не буду выполнять незаконные сделки по перевозу контрабанды. И вообще, я в отпуске…
Пожалуй, последняя фраза была совсем некстати.
- Вы говорите о законе? Что сейчас олицетворяет закон? Конфедерация пала. Доминион разрушен. Кто же? Директорат? Зерги? Подумайте, хорошенько подумайте, мой друг. И тех и других мы ненавидим в равной степени. Не побоюсь предположить, что я – намного больше. Вы всего лишь жертва обстоятельств. То, что я решил Вам предложить, как раз таки напрямую касается этой ненависти. Вы не хотите принять участие в этом?
- Мне плевать на Зергов и на Директорат.
- Но вы еще не выслушали мое предложение.
- Что же Вам нужно?
- Чтобы Вы сменили работодателя, - спокойно ответил Самир, - я хочу заключить с Вами контракт на один рейс.
- Меня больше не интересуют полеты. Простите, но вы обратились слишком поздно…
- Я понял. Вы хотите только умереть?
- Я хочу только умереть, - подтвердил Стас, и тут же понял, что впервые сказал об этом постороннему человеку. Тут же ожил страх – сейчас этот Дюран воплотит его мечту в реальность… Стас не хотел умереть так, как можно погибнуть на войне или в повседневной жизни – только не это. Он должен, он обязательно должен увидеть ЕЕ перед тем, как навсегда уснет… Он уже убедился – сделать это можно только используя «элеметаль»…
- Я не в силах Вам мешать, - продолжал Самир, даже не останавливаясь ни на секунду, чтобы обдумать свои предложения и убедить его перейти на свою сторону, - но и отпустить я Вас уже не могу.
- Совесть потом не замучает? – отрешенным тоном спросил Стас, и тут же вздрогнул от этой фразы, которую только что произнес его губами некий бесстрашный бесенок внутри него.
«Все, мне конец».
- Вовсе нет. Вы что, думаете, я просто прикажу убить Вас? Нет смысла. Вам и так недолго осталось – скоро Зерги придут и сюда, и тогда Вас ждет крайне печальная участь... Согласитесь, что умереть от «элементаля» было бы гораздо приятнее и покойнее. Тогда бы Вы увидели свою Алису еще раз…
Стас затрепетал от ярости при упоминании о ней этим чужим. Он оскалился в бессильной злобе, а пальцы сжались в кулаки и встрепенулись вверх, но магнитное поле намертво держало его за стальные браслеты прикованным к креслу.
«Не смей упоминать о ней, чертов долбаный негритос!!»
- Нехорошо так ругаться, мистер Фадеев, - ответил Самир, покачав головой, словно бы отчитывал маленького своенравного ребенка, и, словно бы не заметив его порыва ярости, добавил - Или Вы думаете, что молчание – это надежный замок на вашем разуме?..
- А, ну да… Вы же Призрак…
- Вернемся к нашему разговору. Хотите умереть. Дело не в том, хотите или не хотите… А скорее как это произойдет.
- Зерги никогда не доберутся до «Саабаха», мистер Дюран. Так что для Вас будет надежнее все же пристрелить меня.
Самир вновь улыбнулся; широко, рекламно обнажив белоснежные зубы. Стас угрюмо глядел на него, испытывая лишь страх и некое отупение, вызванное, очевидно, все еще не прошедшим влиянием «элементаля». Призрак резко поднялся, и подошел к одному из углов, где раньше стоял один из солдат. Повернувшись к Стасу, Самир нажал какую-то клавишу, и стена начала открываться. Широкая толстая панель, почти вся стена напротив Стаса дрогнула и бесшумно поднялась вверх. В глаза брызнул яркий слепящий свет, и Стас отвернул голову в сторону, сильно щурясь. Когда глаз немного привыкли, он осторожно взглянул на открывшуюся панораму.
Пики гор, вытянутые, словно бы лезвия острых ножей, глядящие в черное небо, безжизненные пустоши, и огромное оранжевое солнце, идущее к закату. Небо у горизонта казалось раскаленным потоком лавы, а наверху оно вновь приобретало полную черноту, присущую лишь глубокой бездне космоса.
- А кто Вам сказал, что мы на «Саабахе», мистер Фадеев? – негромко спросил Дюран, возвращаясь к своему креслу, - думаете, мы бы стали допрашивать Вас даже на такой рухляди, как ваша торговая станция?..
- Где это мы?
- Карапей Прайм, - ответил Самир, вновь устраиваясь в своем кресле, - если Вы не в курсе, это первая планета в системе Вертина, недалеко от Мориа. Кстати, ей и принадлежит этот добывающий комплекс, где мы сейчас и находимся.
- Как же Вы доставили меня сюда?
- Очень просто. Кел-Мориа переживают не лучшие времена, к тому же, сюда движется небольшой Рой Зергов из района созвездия, где находится звезда Тарсониса. Понимаете, о чем я?.. Можете не говорить – вижу, что понимаете. Через семь стандартных часов вся эта свора опуститься на Карапей Прайм, а эвакуация персонала и колонистов уже состоялась еще неделю назад. Теперь Вы понимаете, к чему я клоню? Согласитесь поработать на меня, и подпишите контракт – увы, Вам придется немного повременить со смертью. Совсем немного. А не согласитесь – погибните в течение суток здесь в полном одиночестве не самой завидной смертью. Карапей Прайм – маленький мирок, и Зерги выжрут его очень быстро. Вместе с этим комплексом и Вами, конечно же. Ну так что?.. Обязательно огласите свое решение вслух – мысли, это такая переменчивая штука…
Стас молчал, обдумывая свое положение. В конце концов, он шел к этому. Он знал, и готовил себя к подобной смерти… Возможно, он бы отправил этого Дюрана к такой-то матери и остался здесь сходить с ума от ужаса, если бы из последнего рейса он не привез с собой «элементаль». Было просто нельзя терять этот способ связи со своими иллюзиями…
- Хорошо, - резко выдохнул он, - я согласен.
- Правильный выбор, мистер Фадеев.
- Зовите меня просто Станислав. Без всяких «мистеров». Я соглашаюсь только на двух условиях…
Самир удивленно вскинул брови, и Стас понял, что перегнул.
- Они небольшие… Просто формальности…
- Я слушаю.
- Во-первых, куда бы мы сейчас не направились, я хочу чтобы вы доставили сюда мои вещи с «Саабаха»…
- Не волнуйтесь, они уже с нами. Мы сделали так, чтобы Ваше исчезновение с «Саабаха» было полным. Так или иначе, от Вас не должно было остаться следов. Насколько Вы понимаете, больше на «Саабах» Вы не вернетесь… - увидев смятение в глазах дальнобойщика, Самир без особого труда прочел его мысли, - наши агенты так же позаботились о том, чтобы взять портрет… той девушки. И оставшиеся две капсулы с «элементалью», - успокоил он Стаса.
- Хорошо. Во-вторых… Когда я больше стану Вам не нужен… Вы… и ваши люди отвалите от меня. Вы не будете мешать тому… что потом произойдет, ясно? – дробя фразы на составляющие словосочетания, словно бы задыхаясь, почти агрессивно выдохнул он, словно бы не Стас, а Самир был прикованным к креслу, - все будет так, как должно быть… Никто… Вы понимаете?
- Понимаю, Станислав. Но, думаю, нам нужно перебраться в более надежное место. Там Вы узнаете детали своей задачи, а так же ознакомитесь с подробностями контракта. Время не ждет…
Что-то громко щелкнуло, и Стас почувствовал, что магнитное поле кресла уже больше не держит его за браслеты на руках и ногах. Он свободно оторвал руки от подлокотников, и взглянул на Дюрана. Тот кивнул ему, обнадеживая и заверяя:
- Вы очень нужны нам. Вам больше не о чем беспокоиться.



Стас, облаченный в легкий комбинезон пилота-дальнобойщика и стандартный шлем без каких-либо знаков или символик, расслаблено лежащий в своем кресле в главной кабине, немузыкально гудел себе под нос. Было скучно. Было невыносимо тягостно продолжать этот полет, который длился уже трое суток… Еще никогда – никогда – Стас не учувствовал в перелетах на такие расстояния. Максимум полет длился четыре десятка часов, но сейчас…
Смотреть в узкий триплекс кабины, больше напоминающий амбразуру бункера, было бессмысленно и неинтересно. Что самое отвратительное – было приказано соблюдать строгий режим радиомолчания на весь полет. Головной корабль – один из двенадцати заправщиков, которые держали колонну из пятнадцати тягачей и их исполинских контейнеров в плотном и близком оцеплении, молчал, как убитый. Именно этот небольшой и пузатый корабль, больше напоминающий колорадского жука, должен был дать сигнал о том, что они приближаются к Боушру. Но ведущий лишь исправно помигивал маяком далеко впереди и на радаре, сохраняя радиомолчание и задавая направление для всех остальных звездолетов…
Контракт, предоставленный Стасу людьми Дюрана, производил ошеломляющее впечатление.
Стас не знал тех людей из числа дальнобойщиков, которые смогли бы отказаться от подобных условий. После всех необходимых процедур заполнения соответствующих бумаг и подписей, он был вынужден признать, что если бы знал о существовании таинственной группировки Дюрана, то он уже давно бы примкнул к его команде. Контракт заключал в себе все основные условия, которые, как правило, не дополняли друг друга в других сделках. Предоставление охраны судам-доставщикам, в качестве отдельных единиц сопровождения. Полная секретность, и никаких поблажек в небольшом пакете документов, которые шли уже в качестве традиционных формальностей. И, конечно же, заработок. Дюран решил таки не отменять гонорар за перевозку космической баржи, видимо, посчитав, что так будет меньше вопросов. Или, может быть, он еще рассчитывал на то, что Стас одумается от своей затеи…
Прошло уже шестеро суток с тех пор, как транспортный корабль Дюрана стартовал с Карапей Прайм, оставляя планету прожорливым тварям. Оказалось, что на высокой орбите планеты их ждал вполне приличный крейсер. Стас уже давно не видел боевых кораблей таких размеров… Наверное, в последний раз это было еще во время существования Конфедерации.
Тяжелый боевой звездолет направился в глубокий космос. Стасу ничего не объясняли и не говорили; на его вопросы, куда они держат курс, ему так же не отвечали. Ему дали понять, чтобы он не высовывался дальше жилого блока крейсера и не мешался под ногами. Впрочем, Стас не очень-то и жаждал ответов на свои вопросы. Его больше порадовал тот факт, что Самир оказался человеком слова – все личные вещи Стаса были в одной из кают крейсерского судна…
Через сутки они прибыли на место; наконец-то ему сказали название планеты – Айрапин. Впрочем, от этого не стало легче, так как Стас, не смотря на приличный стаж работы в дальнем космосе, никогда не слышал о подобном мире с таким названием. Как не напрягал он память, он не сумел вспомнить ничего схожего; а это значило, что он даже не в состоянии точно сказать, в какой части сектора Копралу находится… По крайней мере, на другие его вопросы ему дали понять, что знать больше ему пока ничего не надо.
Айрапин не был цветущим садом; его поверхность покрывала толстая корка льда, и сама планета, по своим размерам сопоставимая с Корхалом, из космоса казалась неестественно ярким, ослепительным белым шаром, с множеством мелких спутников, которые представляли собой бесформенные глыбы льда. Эти обломки опоясывали планету двумя сверкающими кольцами, словно в обручах, держа ее на весу в самой бесконечности Вселенной.
Крейсер остался на орбите, и вниз, к искристой светло-синей поверхности направился транспорт…
Позже, через день, Стаса и других собрали в одном зале, где и состоялось подписание контрактов. Стас даже и представить себе не мог, что здесь, на территории огромного и полузаброшенного космопорта – единственной конструкции на все планете – расположилось такое количество пилотов. Здесь их было пятнадцать человек, и все из различных районов, планет, блоков и союзов. Здесь были бывшие пилоты-конфедераты, как и сам Стас, были и выходцы и из Доминиона и из Фабрик Грез… Все они были пилоты-дальнобойщики – ни одного военного. И все они были, как и Стас, похищены агентами Дюрана. Многие из них пробыли на Айрапине уже по месяцу; Стасу повезло – он был похищенным из последней партии для завершения набора всех тех, кто должен был выполнить поручение Дюрана. В принципе, его спасло лишь то, что он работал в труднодоступной зоне, и агенты смогли выполнить свое поручение лишь к самому завершению срока сборов всех этих людей. Пожалуй, это единственное обстоятельство, которое спасло его от того, чтобы самому проторчать здесь под охраной людей Самира Дюрана, в ожидании своей участи…
После заключения контрактов Дюран, прибывший сюда же под охраной двух военных из Элитной Стражи – про эту организацию Стасу рассказал один из пилотов – выступил перед пилотами, сказав им то, что, по его мнению, следовало знать этим людям. Дальнобойщики будут работать под прикрытием; всем им необходимо доставить груз к миру, известному под названием Боушр. Стас даже и вообразить не мог, что существует планета под таким названием, и не мог себе даже отдаленно представить, где такая планета может находиться вообще. Самир обещал, что у колонны тягачей будет хорошее сопровождение; при этом он ничуть не кривил душой, честно сказав, что путь будет долгим и опасным; но медлить было нельзя. По словам Дюрана, они и так слишком долго потеряли времени, пытаясь собрать всех их здесь, в этом безопасном месте. Дюран так же обещал, что после завершения выполнения условий контракта, все они получат оговоренный гонорар и могут быть свободны.
Для Стаса было достаточно неожиданно то, что многие восприняли это с одобрением; казалось, что многие из пилотов были уже готовы простить Дюрана, и чуть ли не благодарили его за то, что он сумел собрать их здесь для этого дела. Наверное, Стас был единственным человеком, который ушел к себе собираться в дорогу, пребывая в удрученном состоянии…
На следующий день их доставили к тягачам, которые уже подогнали к орбите Айрапина. Стас был несколько удивлен тем, что корабли были уже «запряжены» в огромные шестиугольные контейнеры черного цвета, длинной достигавшие по сто метров. Он был уверен, что они потратят еще порядочно времени и нервов при полете к месту загрузки. На этих контейнерах стояла незнакомая Стасу символика – однако, это был первый символ во всей этой истории; ярко белый круг, в котором вертикально располагался овал.
Тягачи не произвели на Стаса ровным счетом ни какого впечатления. Это были звездолеты одной категории, но различной модификации и окрасов, не первой свежести, но, в прочем, Стас судил их лишь по внешнему виду из иллюминатора транспортного корабля. Оказавшись на тягаче, которому был приписан он, Стас угробил почти час на личный досмотр всех основных систем и приводов, к которым можно было получить доступ. При этом он не поленился переодеться в скафандр и прогуляться по покатому боку тягача, чтобы осмотреть его как следует, и проверить все то, что было недоступно внутри звездолета. Обратно он вернулся совершенно измотанным и усталым; осмотр дался большим трудом, и он выдохся от долгого трепыхания в вакууме на сверхпрочном, но издевательски тонком тросе безопасности, и от легкого страха и предчувствия, что старенькая система жизнеобеспечения скафандра не выдержит и он мгновенно замерзнет снаружи. Впрочем, не смотря на то, что сил едва хватило, чтобы вылезти из скафандра, принять душ, добраться до кресла управления в кабине и включить заключительную проверку всех систем через компьютер, он остался доволен своим новым тягачом. Несмотря на это, он испытывал дискомфорт и чувство неловкости перед тем, что он уже не в том звездолете, в котором летал все эти годы до этого момента…
Теперь он был здесь. Сверкающий ледяной Айрапин остался далеко позади, а впереди уже трое суток была лишь черная бездна космоса, в которой изредка расцветали и меркли звезды и туманности всех цветов и размеров, мимо которых проходил караван. Ведущий заправщик не сворачивал, и при этом издевательски молчал, хотя Стас, да и наверно, и другие пилоты, иногда просто были готовы рвать волосы на голове от злости к бестолковой исполнительности тех, кто был в ведущем корабле. Могли бы хотя бы на несколько мгновений открыть канал и сообщить, что они прошли столько-то, и до цели осталось столько-то «световух»… Хотя бы ради того, чтобы не было так убийственно скучно.
Корабли сопровождения вообще старались проявлять как можно меньше активности. Они не выпускали даже патрульные звенья истребителей; хотя, впрочем, это затишье объяснялось по-разному. Сигналы даже небольшой группы кораблей на дальнем облете могли выдать местоположение и курс колонны. А может быть, пилоты просто экономили топливо, которым сейчас было достаточно трудно разжиться…
Портрет Алисы занимал самое почетное место в кабине пилота – над штурвалом, к которому Стас, кстати, прикоснулся пока лишь пару раз, и то на несколько минут – чтобы начать полет и откорректировать курс. Иногда Стас словно бы впадал в транс, заворожено, с настороженностью вглядываясь в ее лицо, точнее – в ее глаза. Он невольно проводил параллель с тем, что ему приснилось, и тогда в голове звучал ее голос.
«Здесь очень одиноко… Я очень хочу, чтобы это произошло… Пожалуйста… Здесь очень, очень одиноко… Я очень хочу, чтобы это произошло, Стас… Ну пожалуйста…»
Иногда этот транс продолжался по нескольку часов – он спасал от безделья и убивал уйму времени, но теперь Стас начинал с осторожностью подумывать, сумеет ли он сохранить свой рассудок, чтобы закончить эту миссию и завершить уже начатое…
…На пятые сутки томительное ожидание закончилось. Это произошло так неожиданно, что Стас даже не сразу сумел понять, что долгий перелет наконец-таки подошел к концу. В кабине громко заверещал зуммер включения связи, и неспешный и приглушенный помехами голос произнес:
- Ведущий – кораблям колонны. Приготовиться к сбросу скорости и началу изменения курса…
Стасу удалось посчитать, что даже по приблизительным меркам, не учитывая тонких формальностей и деталей космических расстояний, за шесть суток полета на сверхскоростных двигателях, колонна забралась в неведомую глушь космоса. Они все еще были в Копралу? Или выбрались даже за те пределы, где оседали Фабрики Грез? На эти вопросы он не знал ответа, в то время, как за триплексом была совершенно чужой и незнакомый узор звезд и иных космических тел. Стас даже опасался просто представить это расстояние, которое они покрыли за это время, и мог лишь гадать, насколько они углубились в космическое пространство…



Корабли приближались к точке назначения.
Сверхсветовая скорость уже была выключена, и теперь тягачи и заправщики шли на малой тяге; слишком малой скорости, чтобы покрывать межзвездные пустоши, но в самый раз для подготовки к заключительной стадии полета.
Стас, весь собранный и напряженный, держал штурвал обеими руками, не спуская взгляда с узкого обзорного триплекса кабины тягача. Со времени сообщения от головного заправщика прошло уже пять часов; было видно, что в этой системе люди Дюрана чувствуют себя намного спокойнее. Сразу после того, как колонна, перестраиваясь под курс ведущего корабля, чуть изменила направление и сбросила скорость, «колорадские жуки»-заправщики разжали свои цепкие консольные соединения под своим брюхом, выпуская стайки истребителей Терран. Кажущиеся маленькими на таком расстоянии, звездолеты с тремя элеронами, имеющие хорошее лазерное вооружение и ракетные установки, теперь исправно нарезали круги вокруг движущейся вперед колонны кораблей.
Стас сразу понял, где располагается точка прибытия; ведущий заправщик медленно изменял курс в сторону двух относительно близко располагавшихся друг к другу звезд – небольшой желтой и красным маленьким «карликом». Было очевидно, что планета, о которой говорил Дюран, расположена в этой системе. И так же было ясно, что мир, на котором был расположен космопорт Самира Дюрана, должен был находится на очень отдаленном расстоянии от этих звезд – да и то условия на этой планете вряд ли могли быть хоть отдаленно напоминавшими пригодные для жизни… так или иначе, но размеры этой системы должны были быть неимоверно большими. Стас даже не брался предположить, сколько миров, и на каком удалении друг от друга могло было быть у этих двух звезд-сестер. Границы этой системы, обозначенные последней планетой, вращающейся по орбите двух светил, скорее всего были исполинского размера. Засечь мощный маяк космопорта на планете на таком расстоянии было возможно, но Стас уже догадался, что никакого маяка там нет. Люди, которые указывали им курс, руководствовались лишь собственным опытом полетов в эту систему, определяя правильный путь по многочисленным ориентирам космоса. Но вскоре Стас сумел увидеть саму планету, и все сразу стало ясно.
Пожалуй, это самое примечательное, что здесь было: два абсолютно разных солнца – по цвету и размерам – и одна единственная планета, медленно идущая по своему пути вокруг них…
Их цель была впереди; размеры этой планеты были впечатляющи, и Стас мог провести параллель сравнения лишь с самим Тарсонисом. Боушр – планета-гигант, не состоящий из жидкости или газа, а полноценная планета с надежной защитой от радиации двух светил, и вполне приемлемой гравитацией – достаточно редкое явление в изученной Вселенной. Кроме Тарсониса, Стас, за одиннадцать лет полетов в космосе, видел лишь еще одну такую планету – здесь и сейчас, в узком триплексе тягача.
Гигантский серп Боушра, который сейчас был виден и с дневной, и с ночной стороны, переливался глубокими синими, зелеными, бирюзовыми и фиолетовыми цветами. Конечно же, это была лишь атмосфера, которая, видимо, была не пригодна для дыхания; но зрелище было воистину поразительным. За время сближения, когда этот серп вырос так, что уже не помещался в обзорном триплексе, и Стас использовал наружную лобовую камеру тягача, атмосферные потоки на дневной стороне Боушра словно бы рассеивались, и тогда Стас мог видеть на некоторое время темные поверхности каменистых пустошей, лишенные даже небольших водоемов или хоть какой-либо растительности.
- Ведущий – колонне. Всем судам колонны – стоп, - донеслось из передатчика, - всем лечь в дрейф и ждать дальнейших инструкций. Теперь руководство заключительной фазы полета передается комплексу.
Стас совершил все необходимые манипуляции с немногочисленными системами управления навигации, и включил дюзы на передней части тягача, начиная полноценное торможение в пространстве. Четыре ослепительно белых факела вырвались вперед, начиная гасить все еще быстрый полет тяжелого звездолета и его массивной ноши, в которую он был впряжен…
Спустя десять минут колонна из пятнадцати тягачей остановилась, уравняв скорости движения с планетой и ее вращения. Боушр казался совсем близким; его огромный силуэт закрывал собой все вокруг, словно бы в самой бездне космического пространства теперь нашлась эта непреодолимая преграда, которую невозможно обогнуть или избежать. Заправщики не спешили уходить в стороны, по-прежнему держа тягачи в плотном оцеплении. Стелсы начинали возвращаться со своего облета, начиная стыковку со своими носителями. Прошло несколько минут ожидания, и вскоре ведущий заправщик круто и медленно отошел в сторону, и тягач, находящийся за ним, на самой медленной тяге начал уходить к поверхности, унося с собой свой груз…
Стасу не пришлось долго ждать; видимо, работа в космопорте шла быстро, да и к тому же он был пятым по счету от головного тягача. Но до того момента, когда перед его тягачом пространство освободилось полностью, пришлось прождать более сорока минут.
Ожил передатчик, но это был уже кто-то другой:
- Пятый, начать стандартную процедуру захода на посадку и стыковку по протоколу 17-39.
- Принял, - отозвался Стас в микрофон шлема, - начинаю спуск…
Он плавно накренил вперед штурвал, и тягач, ожив корректировочными двигателями, медленно двинулся вперед. Ночная сторона Боушра начинала надвигаться все ближе и ближе, медленно и неспешно, хотя на самом деле, сейчас звездолет и его груз попросту падали на его поверхность…
Про «протокол 17-39» Стас вспомнил не сразу; слишком уж давно он не совершал завершающую фазу перелета и доставки груза по этой схеме. Но вскоре он вспомнил, что эти цифры обозначали: спуск с орбиты - процедура разгрузки – стыковка.
..Перегрузки в этот раз дались тяжело; Стас чувствовал себя полностью разбитым, как если бы его пришлепнуло тем самым контейнером, который теперь, в атмосфере, камнем тянул его вниз. Тягач быстро преодолел плотные слои атмосферы, и теперь, подобно торпеде, несся вниз. Даже мощные завихрения воздушных потоков не сказывались на этом неуправляемом движении…
Стас сжал зубы и с силой потянул штурвал на себя, выравнивая тягач, который теперь, вместо обычного полета, стремительно несся сквозь серо-зеленые тучи, неумолимо падая на еще далекую и не видимую твердь. Звездолет натужено взревел корректировочными двигателями, потом с яростным глухим ударов включился основной, и звездолет начал уходить носом вверх, выравнивая свой полет. Груз тягача все еще тянул его вниз, и Стасу пришлось приложить не мало усилий, прежде чем почувствовать себя более менее спокойнее, не опасаясь рухнуть вниз. Активировав вспомогательный антигравитационые толкатели на днище контейнера, которые теперь помогали ему удержать тягач и его груз в горизонтальном положении, он включил поиск маяка.
Сигнал пришел почти сразу; неясный, но стабильный и размеренный. Стас лег на курс, одновременно начиная снижаться; теперь следовало осторожно вывести звездолет из этих беснующихся туч, грозящих перевернуть замедливший свой ход тягач и опрокинуть его вниз…
Вскоре мгла перед триплексом начала редеть; тут же звездолет резко вынырнул из облаков, и Стас впервые увидел поверхность этой планеты уже на близком расстоянии от ее поверхности.
Он увидел многочисленные черные скалы и грунт, над которыми он летел, каменистые пустоши, редкие водоемы с темной маслянистой водой, каньоны, холмы, горные хребты…
Планета производила мрачное впечатление; впрочем, как и вся эта история…
- Пятый, это комплекс, - грянул в наушниках голос диспетчера, и Стас вздрогнул. Для него понятие диспетчера и того, что он видел сейчас снаружи как-то не вязались…
- Слушаю.
- Ваш курс верный, идете прямо на меня. Сбросьте скорость до трехсот пятидесяти.
Стас уменьшил скорость, продолжая оглядывать борный массив, над которым он пролетал. Очевидно, что космопорт где-то здесь…
Но он ошибся. Он понял это, когда впереди, в неярком и тусклом свете двух звезд он увидел необычное возвышение, медленно вырастающее из-за скал и каменных нагромождений по мере приближения к нему. Скалы и горы резко оборвались, и Стас сумел разглядеть точку прибытия.
Тягач теперь летел над большой пустынной равниной, в центре которой стояло необычное сооружение. Его размеры ставили объект в разряд мини-города; мрачного вида строение, занимающее обширную площадь, полностью оправдывало сове название. Сходство со старинным укреплением было большим. Огромные монолитные стены, и пять высотных башен, которые могли служить в качестве укреплений или оборонительных точек… Да и внутри стен могло быть множество дополнительных пристроек, секций и блоков, обеспечивающих стабильную жизнедеятельность всех наружных систем. А если этот город имеет еще и подземные уровни?..
Стас не знал, прав ли он в своих догадках, но понимал лишь одно. Этот комплекс стоит здесь уже не один год, и те, кто строил его, были талантливы во всех отношениях и направлениях.
- Это пятый, вошел в визуальный контакт с Вами, - произнес Стас, не отрывая взгляда от этой конструкции.
- Вас понял. Вижу Вас на ближних радарах. Подходите ближе и готовьтесь принять особые инструкции по совершению стыковки.
- Принял.
Тягач с ревом двигателей начал замедлять свой ход. При виде приближающихся высотных башен, которые заканчивались большими цилиндрическими утолщениями – внутри каждого мог поместиться крейсер – Стас почувствовал легкий страх и опасение, что полет закончиться катастрофой. По крайней мере, вблизи этих башен можно будет позабыть о маневрах. Одно неверное движение штурвалом – и контейнер и тягач рухнут вниз…
Звездолет на черепашьей скорости уже пролетел над стеной, которая исполинским кольцом окружала «двор» комплекса. Высота стены была метров тридцать, и выглядела она как цельный кольцевой сегмент, без каких либо намеков на стыки соединений или листовые деления. За стенами Стас успел различить многочисленные конструкции, а так же кое-где тускло блеснула водяная гладь – очевидно, нижние подуровни были затоплены, хотя Стас и не понимал, для чего им понадобилось создавать водоем под таким громоздким и массивным городом. Больше он не стал отвлекаться, полностью сосредоточившись на высотных башнях.
- Хорошо, Вы почти на месте, пятый… Внимание… Стоп!
Стас заглушил двигатели, и тягач не сразу, но завис в воздухе, истошно завывая движками, на высоте в три сотни метров в окружении пяти башен, которые тянулись еще выше, подобно фантастическим стволам гигантских деревьев.
- Включите камеру на днище тягача.
Стас машинально щелкнул тумблером, и взглянул на экран. Внизу был виден огромный прямоугольный зев космопорта, залитый ярким светом прожекторов, установленных по периметру гигантского проема.
- Начинайте спуск.
Стас начал снижение, не спуская взгляда с экрана. Проем медленно приближался...
- Отлично, этого достаточно, - произнес диспетчер, и Стас снова остановил звездолет, на этот раз на высоте всего в пятьдесят-сорок метров от сияющего зарева космопорта.
- Гравитационный лифт включен, подтверждаю расцепление захватов.
- Вас понял. Начинаю расцепление, - отозвался Стас, и переложил руки на пару рычагов. Синхронно опустив их, ему почему-то показалось, что на самом деле никакого гравитационного лифта под ним нет, и контейнер сейчас рухнет вниз…
Снаружи, позади тягача с шипением отсоединились шланги контроля состояния груза, и тут же бессильно повисли. Потом с лязгом разомкнулись огромные стальные лапы, выпуская тяжеловесный прямоугольный контейнер из объятий тягача.
Контейнер теперь, лишенный контакта с посторонними объектами, исправно завис в воздухе на сияющим проемом космопорта.
- Захват груза стабилен, - произнес диспетчер, и Стас выдохнул; свою часть сделки он выполнил.
- Чуть вперед на три десятка метров.
Стас отвел тягач вперед, и включил камеру заднего вида. Он увидел, как черный контейнер с необычной символикой начал опускаться на невидимом гравитационном потоке, прямо в проем космопорта.
- Погрузка выполнена. Спасибо за сотрудничество. Вы можете совершать посадку.
Стас сдал назад, и теперь, подобно контейнеру, завис над проемом и начал снижение. По дороге он отключил двигатели, один за другим, и скоро тягач уже безмолвно опускался вниз на гравитационном потоке…
Он спустился мимо шлюзового отсека, который обеспечивал надежную безопасность внутренних помещений от ядовитой атмосферы снаружи, и когда шлюз размером с футбольное поле над ним закрылся, а под ним открылся, звездолет продолжил спуск под внимательным прицелом гравитационных излучателей...
Тягач подхватила мощная лапа-консоль, и осторожно развернувшись в просторном ангарном помещении, перенесла звездолет над широким конвейером, куда, видимо, опускались контейнеры с грузом, и опустила его на расчерченную для легких транспортных кораблей площадку. Из под днища донесся оглушительный гул, кабина мелко задрожала, и Стас выдохнул еще раз.
«Прилетели».
Он выполнил контракт, предоставленный людьми Дюрана. Возможно, хоть здесь его оставят в покое.
Из кабины было мало что видно – лишь малая часть того гигантского пространства внутри космопорта этого комплекса, но Стасу совершенно не хотелось идти туда. Он устал, и мечтал лишь о душе и о крепком сне…
Через пять минут он наконец-таки заставил себя выбраться из кресла. Захватив с собой фотографию Алисы, он вновь переоделся в свой комбинезон и цветастую рубаху. Накинув поверх нее толстый жилет с символикой торгового флота Конфедерации, он подхватил сумку и на гудящих ногах прошел к шлюзу…
Когда он спускался вниз по покатым скобам на боку тягача, заменявшим ступени, он чувствовал, как дрожат руки. Стас никак не мог понять от чего бы это: от того, что он слишком долго пробыл в кресле, или от того, что совершил свой последний полет?..
Оказалось, что его встречали – об этом Стас понял, когда спрыгнул со скобы вниз, убедившись, что до площадки осталась пара метров.
- Станислав Фадеев? – раздался голос за спиной.
Стас обернулся и увидел человека в черных рабочих брюках от стандартного рабочего комбинезона, по верх которого была накинута синяя куртка с уже знакомым символом на левом предплечье.
- Чем обязан? – сухо осведомился Стас.
-Добро пожаловать на лабораторный комплекс. Относительно тебя у меня есть отдельные инструкции. Вещи с собой все взял?
Стас молча кивнул.
- Который сейчас час по-вашему?
Дежурный взглянул на свои часы
- Четыре двадцать одна вечера… Идем, - дежурный, подождав, пока Стас подведет свои часы, направился к человеку в легком комбинезоне военного офицера, с нанесенными косыми линиями красного цвета, который наблюдал за ходом разгрузки. Он стоял чуть в отдалении, прислонившись спиной к стене и скрестив руки на груди, в сопровождении двух наемников из Элитной Стражи в боевых скафандрах. Стас обратил внимание, что эти наемники вооружены совсем не так, как те, которые сопровождали Дюрана при их встрече на Карапей Прайм. Эти держали в руках не «гаусс», а какие-то иные винтовки, с легким сходством на стандартное вооружение пехотинцев. Стас сумел отметить снайперский прицел, лазерный целеуказатель, глушитель, отсутствие гранатомета и более компактные размеры, чем громоздкая и массивная «гаусс». Впрочем, оружие его никогда не интересовало, и поэтому эти винтовки не произвели на него никакого впечатления…
Офицер хмуро поднял глаза на подошедших дежурного и Стаса.
- Ллойд, это Фадеев. Тот самый, про которого упоминал заказчик.
Стас напрягся: о чем это им говорил заказчик? И кто это вообще?..
Офицер кивнул и вновь повернул голову в сторону разгрузочной площадки.
Дежурный пошел в сторону коридора, и Стас последовал за ним.
- Владелец комплекса говорил о тебе, - пояснил дежурный, развеяв мрачные мысли Стаса и избавив его от лишних вопросов и подозрений, - меня предупредили о твоем прилете… Ллойд заправляет здесь охраной, и теперь он в курсе, что ты прибыл. Сам понимаешь, сюда нельзя провозить ничего запрещенного…
«Это он про «элементаль», подумал Стас, «Дюран позаботился и об этом. Надеюсь, он не стал говорить, для чего он мне, а впрочем этот тип и сам наверное уже догадался…»
Остались некоторые неразрешенные вопросы; следовало быть осторожным, задавая их.
- Этот комплекс принадлежит… заказчику? – спросил Стас, когда они вышли в коридор секции космопорта.
«А кто же тогда Дюран? Подставное лицо для проведения вербовки людей? Наверное, так и есть…»
- Именно так. Эта планета теперь полностью принадлежит заказчику.
- Что значит «теперь»? Здесь кто-то бывал раньше?
- Этот комплекс раньше был удаленным пограничным постом Конфедерации. Наверное, самым удаленным… Но потом пограничники ушли, и заказчик прибрал это место к своим рукам…
- Зачем ему эта крепость?
- Этот вопрос я не советую тебе больше задавать никому из местных. Ответа ты не получишь, и лишь наживешь лишние проблемы. Забудь про это. Ты всего лишь делаешь свою работу, так ведь?..
Словоохотливый дежурный был прав. Стас проявил любопытство, и было бы совершенно непонятно, что с ним стало бы, если этот вопрос он задал бы тому офицеру…
- Самир… прилетит сюда? – осторожно спросил Стас.
- Кто это? – не понял дежурный, - впервые о таком слышу…
«Он что, придуривается?»
Стас промолчал. Он понял, что вопросы и объяснения на подобную тему повлекут за собой вполне объяснимые последствия. Скорее всего, насколько он понял, заказчик – это очередная бука и гроза Галактики, имя которого навлекает беды и ужас... Дюран вряд ли появится здесь – он оказался слишком мелкой пешкой. Жаль. Стас симпатизировал этому парню – по крайней мере это был человек слова – редкое качество в подобные времена…
Они вышли из секции космопорта, и дежурный остановился на развилке, взглянув на указатели на полу и стенах, аккуратно сделанных белым спреем.
- Нам туда, - кивнул он направо, и снова пошел впереди.
- Снаружи этот комплекс достаточно большой… Где мы сейчас?
- На пятом уровне – самом верхнем… Если не считать башни, конечно же. Кстати, хорошо что ты мне напомнил. Этот комплекс не то место, где можно шляться где попало. Из заезжих туристов ты здесь, наверное, первый, так что слушай внимательно. Дело твое, но я настоятельно не рекомендую тебе выходить из жилой зоны. Я понимаю, что она не такая уж большая, но все же… Не выбирайся в центральные залы – на каждом терминале можешь узнать свое местоположение и карту комплекса – а так же не суйся на другие уровни. В башни можешь вообще не появляться – туда вход только для особых людей. Охрана там серьезная, и шутить не будет, понял?
- Угу.
- Вообще старайся как можно меньше выходить из жилой зоны. Ты можешь передвигаться там беспрепятственно, как и на территории космопорта. Космопорт и жилые зоны – самые безопасные здесь места…
- Безопасные? Что это значит?
- Забудь про это, я тебе этого не говорил, - тут же отозвался дежурный, поняв, что сболтнул лишнее, и на этот раз замолчал надолго. Стас больше не задавал вопросов.
Они достаточно долго двигались по пустынным коридорам со множеством ответвлений в разные стороны, и Стас лишь удивлялся, как его проводник не заблудится в этом лабиринте, где было минимум опознавательных знаков. Иногда они проходили мимо черных терминалов на стене, иногда коридоры расширялись, и в подобных вытянутых комнатах и залах находились вполне комфортная мебель, и предметы, которые никак не вязались с сущностью и внутренним обустройством комплекса – по крайней мере, с этим уровнем. Кое-где Стас видел непонятные мертвенно-бледные маски на стенах; подобные необычные украшения были лишь в этих «комнатах» и «залах» - но никогда в коридорах. Стас видел узкие черные разрезы глаз, аккуратные ноздри на идеальном носе, и плотно сжатые губы – казалось, будто маски выражали безразличие и какую-то усталость ко всему, что было вокруг. Необычность этих украшений была еще и в том, что их окружал непонятный ветвистый узор из какого-то металла, который обвивал в причудливом узоре стены вокруг того места, где висела маска. Стас не очень-то интересовался подобными деталями интерьера, к тому же, они двигались без остановок, и смотреть по сторонам было некогда…
Наконец, они вышли в длинный коридор, с множеством пневмо-дверей в обеих стенах.
- Ну вот, мы пришли, - произнес дежурный, шагнув к ближайшей двери, на которой, на магните, висел карта-ключ. Сняв ее с магнита, он чиркнул ею по щели индификатора, и дверь с тихим шипением открылась.
- Устраивайся, - сказал дежурный Стасу, отдав ему карту, и исчез за поворотом. Стас остался один в большом коридоре, слушая, как в гробовой тишине звучат удаляющиеся шаги его проводника, который исчез так же быстро, как и появился перед ним вообще…
Он огляделся; на жилую зону комплекса, внутри которого могли поместится сто тысяч человек, это не было похоже. Здесь было пусто и заброшенно. Стас даже на глаз сумел различить толстый слой базальтовой пыли, которая, в течение длительного времени просачивалась сюда через шлюзы, и развевалась по всем коридорам и помещениям этого сооружения. Стас подумал, что в этой жилой зоне жить будет он один, и невесело усмехнулся своим мыслям.
Он шагнул внутрь своей комнаты, нашарил на стене сенсорный включатель света и запер дверь. Включились четыре светильника – каждый в своем углу, залив комнату неярким приятным светом, который принято не воспринимать и не раздражаться. Пыли здесь не было; по крайней мере, в таких количествах, как снаружи, но здесь было не лучше, чем в его комнате на «Саабахе». Тускло, заброшенно и пустынно. Немногочисленные предметы были какого-то темного, мрачного оттенка, словно бы они обесцветились за многие годы, проведенные взаперти и полном одиночестве.
Стас небрежно кинул сумку на узкую койку, в некой растерянности оглядывая свое новое пристанище. Кроме этого он еще точно знал, что теперь оно станет его последним. Это он понимал, точнее ощущал, словно бы это ощущение сейчас пульсировало в его жилах. Само это место – сам комплекс и эти пустынные запыленные коридоры – наполненное вязкой тишиной, оглушительно кричало о пустоте и смерти.



(Под веками, в черном мареве медленно пульсировали матовые амебы.
Где-то далеко надтреснуто и искаженно звенел зуммер вызова видеотерминала.
«Я должен увидеть ее еще раз».
Стас открыл глаза; в комнате царил сумрак, в котором слабо угадывалось присутствие уже знакомого тумана. Медовый запах царил здесь, словно бы все окружающие предметы были его источником.
Стас медленно и неспеша сел, наблюдая, как комната при его движениях искривляется, и противоположная стена выгибается прочь от него, равно как и углы и другие предметы и вещи… Осторожно сев, он спустил ноги на пол, и так же осторожно и медленно встал. В сумраке было не видно, но Стас ощутил, как пол и койка плавно ушли вниз, скрывшись из виду в темноте, которая скрывала потолок и пол...
В сумраке вспыхнул яркий зеленый глазок сенсорного зуммера видеотерминала, и до Стаса долетела далекая трель вызова.
«Видеотерминал? Кто бы это мог быть»
Мысли были одиночными и ленивыми, словно бы с трудом пробивающиеся до сознания Стаса, и они за собой оставляли лишь непонятную пустоту. Стасу показалось, что это думает кто-то другой, совершенно не похожий на него человек…
«Я должен найти Алису».
Не обращая внимания на зуммер, он несколькими затяжными и замедленными шагами достиг двери, и не задумываясь шагнул в чернильную тьму, которая была за ней…)
(Он очнулся в знакомом фиолетовом коридорчике, который теперь вытянулся в невообразимый по длине туннель. Позади с глухим раскатистым грохотом закрылась дверь из его комнаты. Стас побежал вперед, с трудом преодолевая плотный и вязкий воздух, пропитанный уже не ароматом, а настоящей вонью «элементаля»…
Еще одна дверь, за которой – все тот же безграничный мрак…
«Да что же это?»)
(Тьма охватила его, что бы через мгновение вновь отступить. Снова за спиной с неестественно громким шумом закрылась дверь.
Стас замер в недоумении. Он вновь вернулся в свою темную комнату, из которой только что выбрался через длинный фиолетовый коридор… Снова трель видеотерминала.
«Может быть, это она?»
Безумная мысль. Но здесь могли быть совершенно обоснованными многие вещи.
Стас шагнул к видеотерминалу и нажал клавишу приема.
«Проваливай пока цел. Проваливай пока цел! Беги отсюда! Бегиотсюдабегиотсюда!»
Все смешалось в быстрый и непонятный водоворот, в центр которого с истошным воплем ужаса падал Стас…)
(Он стоял в коридоре жилой секции комплексного сооружения, а точнее, в его искаженной копии. В свете плафонов был отчетливо различим клубящийся матовый туман. Теперь он уже совершенно ничего не понимал, но было ясно одно – ему по крайней мере удалось выбраться из своей комнаты. Теперь нужно было как следует подумать, куда ему идти... иначе он бесцельно проблуждает здесь остаток отведенного ему времени.
Иллюзии оказались опасными.
Планов и соображений не было вообще; что-то случилось, что-то отказало внутри, и вот уже он быстро бежит вперед, совершенно не представляя, куда его выведет этот очередной коридор…
Снова дверь, но Стас без раздумий шагнул внутрь.
Здесь было темно, но Стас узнал это место – он наконец-то выбрался из проклятого переплетения иллюзорных коридоров. Он снова был в гостиной комнате своей квартиры на Тарсонисе, но теперь свет не горел, и все обволакивал темный сумрак, от которого в глаза рябило матовыми крапинками «элементаля». С потолка свешивались черные цепи; сквозняк заставлял их покачиваться, и в тишине слышался жалобный громкий звук, позвякивание и металлическое шуршание.
Алиса стояла на том же самом месте, перед террасой, спиной к нему. Она словно бы почувствовала приближение Стаса; обернувшись, она слабо улыбнулась:
- Ты вернулся.
Стас был готов разрыдаться от необъяснимого чувства жалости и страха; в сумраке он видел ее лицо – Алиса выглядела еще более уставшей, чем в прошлый раз, и темные подтеки под глазами казались еще больше.
- Я… Я не знаю, надолго ли я здесь сейчас…
Алиса молчала; она все так же стояла перед ним, сложив руки на груди и склонив голову набок, с усталым нежным чувством глядя на Стаса.
Стас неловко переступил с ноги на ногу.
- Можно я обниму тебя?
«Ты что, совсем дебил?!»
- Конечно, - бесцветно отозвалась она, и Стас вдруг ощутил неимоверный и необъяснимый ужас. Он понял, что не в силах преодолеть разделяющие их метры и обнять ее – тоска и отчаяние, прозвучавшие в голосе призрака, полностью парализовала его волю. В миг ее лицо переменилось; уголки губ печально опустились вниз, и ее глаза уже были обращены к полу; Стас не понимал, что произошло – она обиделась, или она расстроена чем-то другим?..
Еще бы, олух. Она томится здесь, в этой чертовой комнате уже долгие годы, ожидая его возвращения перед этой террасой. Неизвестно к чему устремлены ее мысли. Неизвестно вся глубина печали и скорби. Есть лишь неимоверная по своему объему безысходность, и бесконечное, бездонное море одиночества…
Его руки скользнули по ее талии, обхватывая ее под спину и прижимая к себе. Он оказался прав – несчастная фантасмагория, живущая в его памяти бесконечно любит его и страдает в невыносимом ожидании, которое растянулось на годы одним большим, бесконечным и неправильным днем. Она всхлипнула, обнимая его, и спустя какое-то мгновение е руки уже цепко обхватили его за торс, прижимая к себе. Стас уже не сдерживался; он молча глядел прямо перед собой отсутствующим взглядом, крепко прижимая к себе Алису, как свое единственное сокровище, а по его щекам текли слезы. Теперь он понимал – если он умрет сейчас – он будет благодарен своей судьбе за то, что все сложилось так, а не иначе. Сейчас он был счастлив – и был готов провести здесь в обнимку с призраком своей любимой остаток бесконечности…)
Второе пробуждение едва наступило; Стас понял это по мерзкому привкусу во рту, сильному головокружению, и пульсирующей боли в голове, такой сильной, которую он не мог себе даже вообразить. Так же он понимал, что даже в преисподней не будет такого мерзкого освещения и столько пыли, как в этом чертовом комплексе…
Он все еще был жив.
Стас не мог в это поверить; он ни когда бы ни предположил, что его организм настолько вынослив. Ему казалось, что даже одной пробы «элементаля» ему будет достаточно, чтобы умереть. Но жизнь упорно не угасала в нем, даже тогда, когда он искренне хотел, чтобы она исчезла.
У него ушло много, очень много времени прежде чем он сумел хотя бы перевернутся на живот. За это время он несколько раз чихнул от пыли, набивающейся в нос; и каждый раз это вызывало мучительное обострение головной боли… Это было уже знакомое ощущение онемения всего тела: казалось, что жил только мозг. Ощущения медленно и постепенно вновь наполняли его тело, и после длительного ожидания он сумел таки приподняться на локтях и встать на ноги. Только тогда он обнаружил, что лежит не на узкой койке, а рядом на полу.
Душ – хорошее средство для того, чтобы скрыть от самого себя собственные слезы разочарования…
Мертвенно-бледная маска, похожая на фарфоровое лицо куклы обнаружилась на стене коридора жилой зоны комплекса, там, где поселили Стаса.
Непонятное и странное украшение висло в двух с половиной метрах над полом, с окруженным вокруг нее узором стальных прутов, витиевато согнувшихся в странном узоре. Узкие разрезы для глаз, которые придавали ей ленивое и сонное выражение, лишь усиливали сходство с мертвым лицом. Стас точно помнил, что этой маски здесь не было, когда его сюда привел проводник-дежурный. Он бы сразу приметил этот необычный элемент интерьера, который своим цветом и необычностью ярко выделялся в однотонности окружающих предметов и пустынных коридоров. Теперь же маска сонно смотрела вперед – в длинный коридор с дверями жилой зоны, словно бы следя за всем, что происходит здесь. Стас и не сомневался, что именно так все и обстоит; скорее всего, это какая-то скрытая камера слежения… Но почему таких размеров? И почему такой непонятной и громоздкой формы? Не легче ли было сделать мини-камеру с микрофоном, если уж за ним взялись следить? Стас не понимал этих моментов, и именно это настораживало его еще больше, чем просто догадка о том, что за ним решили следить.
Стас стоял прямо под маской, глядя снизу вверх на нее, словно бы пытаясь увидеть в черных разрезах глаз зрачок камеры. Через какое-то время он очнулся, поняв, что пытается скорчить такую же физиономию, как и на этой маске. Вздрогнув, он отступил назад, и огляделся.
Что теперь? Его затащили на этот комплекс. Отвели в жилую зону – хотя, похоже, здесь давно не было жильцов. Повесили на стену дурацкую маску и оставили одного.
Все к черту. Торчать здесь одному? Нет уж, лучше пройтись. Судя по словам дежурного, заблудится здесь достаточно затруднительно, не смотря на кажущуюся путаность и бесконечные лабиринты. Стас не испытывал страха; лишь легкое любопытство на общем фоне апатии…
Его мысли были обращены только к Алисе. Долго и бесцельно блуждая среди бесконечных залов и переплетений коридоров, слыша лишь собственные шаги и дыхание, он думал только о ней. Последний сон, когда он видел и обнимал ее, как живую, томил его в воспоминаниях; «элементаль» вызвал уже стойкую привязанность. Стас обдумывал лишь то, сколько времени он потратит на этот раз, прежде, чем использовать последнюю капсулу. Он не находил себе места; теперь он понимал, что ему осталось подыскать надежное убежище, где он закончит все то, что началось неделю назад. Мысль о скором новом свидании с Алисой, которое не закончится для него разлукой с ней, повергала его в нетерпеливое томление; а сейчас, одинокий человек продолжал путешествие без начала и конца по полутемным внутренним помещениям комплекса.
В одном из помещений, мимо которых они с дежурным космопорта проходили к жилой зоне, Стас обнаружил достаточно старую и потрепанную вещицу, именуемую кибер «светляк». Устройство, достигающее ростом до колен Стаса, было выполнено в виде тусклой полусферы, покоящейся на четырех гибких стальных ногах. Этими штуками уже давно никто не пользовался примерно в течении двадцати лет; Стас же видел такие штуковины только в музее Тарсониса. Очевидно, здесь эта устаревшая штука нашла себе применение, и сейчас доживала свои последние годы, пылясь в пустынном помещении с диваном и терминалом на стене. Стасу без особого труда удалось включить его; не бог весть что, а свет от этого кибера был, и теперь он продолжил свою прогулку в сопровождении «светляка»…
Стас потерял счет времени; он уже давно не мог сказать, сколько часов плутает здесь, и сколько переходов и лестничных пролетов он миновал. Стас мог лишь с уверенностью сказать, что уже давно ушел с пятого уровня, с которого ему было строго-настрого запрещено выбираться…
Через некоторое время он вышел в огромное бесформенное помещение, которое Стас поначалу принял за очередной зал. Взглянув как следует, он различил в сумраке детали, и вздрогнул от неожиданности – он стоял в широкой сводчатой пещере с низким потолком. «Светляк», который замер чуть с боку от Стаса, излучал достаточно света, чтобы разглядеть причудливые базальтовые сталактиты, свисающие вниз. Пола здесь просто не было – перед Стасом раскинулась черная гладь воды. Света было недостаточно, чтобы увидеть, насколько ее много; по крайней мере, противоположного берега Стас не мог увидеть – все терялось во мраке подземелья.
«Подземное озеро».
Стас вспомнил, что когда он летел к комплексу, он видел несколько подобных скоплений вод на безжизненной поверхности Боушра.
«Очевидно, это вода ядовита».
Стас поддел мыском бутсы небольшой камешек, и тот с громким хрустом врезавшись в кромку базальтового берега, подпрыгнул, и шумно плюхнулся в полутора метрах от Стаса. Звук всплеска эхом пошел гулять по подземелью. Стас хмыкнул.
«Пора возвращаться. Здесь нет прохода…»
Он уже собирался отвернуться, чтобы пойти обратно, как вдруг он увидел нечто, что заставило его замереть на месте, как вкопанного. Место на водной поверхности, куда только что плюхнулся камешек, забурлило, словно бы вскипая. Спустя несколько мгновений бурление утихло, и Стас отчетливо увидел, как из воды блеснула пара кроваво-красных глаз, потом показалась гладкая покатая башка монстра, которая так же тихо скрылась под водой. По поверхности пошли волны, нарушая ее идеально гладкую поверхность. Стас поспешил убраться отсюда, и «Светляк» еле-еле поспевал за ним…
Через некоторое время он остановился.
Пришло время признаться самому себе, что он окончательно заблудился. Стас выбрался в какой-то дурацкий лабиринт из очень странных по своей конструкции коридоров – наклонные с сужением к полу стены, в которые через равные промежутки пространства были вмонтированы большие овальные желтые плафоны, бросающие косые лучи света под ноги идущему человеку… Который, похоже, был здесь первым живым существом, которое появилось здесь спустя продолжительное время. Стасу было абсолютно непонятно, каким образом здесь ориентировались люди; здесь не было терминалов и даже элементарных указателей на стенах, а слой базальтовой пыли был внушительным – кое-где он достигал нескольких сантиметров, и ботинки Стаса иногда вязли в этой противной серой «бахроме» по самую щиколотку. Проблуждав некоторое время, Стас пришел к выводу, что люди здесь появлялись очень и очень редко… С чем бы это могло быть связано?
Стас не представлял, где он сейчас находится. Очевидно, что где-то в нижних уровнях комплекса, который все больше и больше казался сюрреалистическим вымершим городом. Но вскоре он сумел различить в слое пыли следы, явно принадлежащие людям; пыль в этих местах еще не сумела сровнять эти отпечатки, и Стас пристроился к одной из немногочисленных цепочек следов, решив, что куда-нибудь, но они да выведут. Иногда Стас натыкался на непонятные шлюзы в стенах. Эти шлюзы были сделаны из какого-то непонятного сплава; светящиеся белым, отражающие основную часть направленного света, прямоугольные «двери» не имели не сенсорных отпирателей, ни обычных клавиш. Для чего эти шлюзы, что они скрывали, и как неизвестные попадали внутрь – было непонятно, как и многое другое в этой истории, которая начинала нравится Стасу все меньше и меньше с тех пор, когда он понял, что заблудился в этом чертовом лабиринте. Это напоминало ему его сны, которые он видел под воздействием «элементаля», и этот факт совершенно не нравился Стасу. Постояв возле одного из шлюзов, он вздохнул и побрел дальше – туда, куда уводила полузасыпанная пылью цепочка следов, которая вполне могла принадлежать какому-нибудь ученому… «Светляк» все это время следовал за ним, подобно щенку, исправно следуя курсу человека и двигаясь чуть в стороне и позади Стаса, рассеивая сумрак в особо затемненных углах на поворотах…
Вскоре Стас приметил еще одну маску – точную копию тех, которых он видел до этого на верхних уровнях. Украшение висело высоко не стене, под самым потолком; Стас снова подумал, что подобные штуки вряд ли могут означать что-то хорошее.
С подозрением косясь на маску, Стас прошел мимо…
Удалившись на несколько шагов, он услышал подозрительный звук за спиной; обернувшись, он обомлел, и его мгновенно прошиб ледяной пот…
Маска ожила. Непонятный витиеватый узор, который был под мертвенно-бледным лицом, абсолютно ничего не выражающем, зашевелился, отклеиваясь от стены. Спустя какое-то мгновение «узор» распрямился в гибкие черные «побеги», которые уперлись в стену и оторвали от нее саму маску, к которой эти «щупальца» били приделаны…
Существо ловко спрыгнуло на пол, и спустя мгновение уже закончило свою несложную, но непонятную и страшную метаморфозу; теперь, вместо обычного странноватого «украшения» перед Стасом стояло некое подобие «насекомого» - шесть гибких длинных лапок, заканчивающиеся острыми черными иглами, из которых передняя пара была угрожающе поднята над полом и вытянута вперед – она заканчивалась острыми тонкими жалами. Сама «маска», служившая, видимо, панцирем для существа, которое скрывалось внутри этого «лица», теперь стала спиной существа, безразлично смотрящая в потолок и чуть назад. Существо стало приближаться; негромко цокая острыми жвалами ног, «насекомое», достигающее роста в полтора метра, теперь уверенно сокращало расстояние между собой и Стасом.
Стас вздрогнул и содрогнулся от омерзения; это существо не имело аналогов в его памяти. Оно было живым и мертвым одновременно; отвратительное, похожее на сюрреалистического паука или водомерку, оно вызвало лишь отвращение и животный ужас. Стас с легкостью поддался последнему; он, не спуская взгляда с приближающейся угрозы, быстро попятился.
Существо, раскачиваясь из стороны в сторону, настигло не успевшего среагировать «светляка», и стремительно отшвырнуло его передними лапами – кибер с грохотом врезался в стену, и мигнув, погас.
Стас бросился бежать, холодея от ужаса, полностью охватившего его существо…
Добравшись до поворота, он остановился; возможно, непонятная штуковина, которая минуту назад была лишь мертвой маской на стене, уже отстала, но существо показалось из-за угла и уверенно и размашисто направилось к нему. Стас попятился, как завороженный, не в силах оторвать взгляда от пританцовывающей твари.
«Чертова хрень!»…
Существо и не думало отставать; покачивая из стороны в сторону массивным телом-панцирем-маской, «чертова хрень» следовала за ним попятам, словно бы решив заменить собой «светляк». Две светлые иглы, которыми заканчивались передняя пара гибких длинных ног, хищно подрагивали по направлению к отступающему Стасу. Намерения существа были более чем очевидны; сейчас эта ожившая «маска», под которой скрывалось это фантасмагорическое чудовище, выбирало момент для атаки, и не спешило…
Коридор закончился; Стас понял об этом, когда спиной и затылком налетел на твердую и холодную поверхность. Он затравлено огляделся – куда бы забиться? Куда угодно, но лишь бы подальше от этого существа.
«Маска» приближалась, размашисто и неторопливо переступая гибкими черными ножками. Сейчас Стас увидел, как в свете ярких косых лучей боковых плафонов, на подрагивающих жалах передних ног существа поблескивают крупные темные капли; но ему вовсе не хотелось опробовать их воздействие на себе…
Его взгляд наткнулся на темную полусгнившую блямбу в стене, очевидно, клавишу, приводящую в действие что-то… Но что? Стас повернулся боком, стараясь одновременно следить за существом, хотя понимал, что не успеет увернуться от этого монстра, если тот все же решится напасть именно в этот момент…
Дверь! Он забрел в тупик, который на самом деле был большой дверью. Уже не раздумывая, Стас дрожащей рукой вдавил клавишу.
Огромная толстая плита разделилась надвое и разошлась в стороны, освобождая Стасу проход. На ватных ногах он зашел внутрь, быстро отыскав точно такую же клавишу на противоположной стене – огромные створки начали смыкаться, и существо, поняв, что добыча ускользает, вдруг начал приближаться с невероятной скоростью; прыжками вверх-вниз на своих гибких лапах, «маска» увеличила свою скорость в два раза.
«Не успеет закрыться», Стас, окаменевший от ужаса, не мог сдвинуться с места, и эта мысль. Промелькнувшая в голове, была наиболее отчетлива ярком смешении чувств и эмоций, которые он испытывал при виде чудовища…
Дверь с гулом закрылась, когда тварь уже была готова совершить заключительный прыжок и атаковать Стаса…
«Господи»
Стас чувствовал, как дрожат ноги. Понимая, что слишком перенапрягся, он не стал упорствовать и уселся прямо на пол, пытаясь унять животный ужас. Раскачиваясь из стороны в сторону, он тихо приговаривал лишь «охо-хо-хо-хо!..» всхлипывая и вздрагивая…
Какое-т время он был не в силах воспринимать окружающие его пространство и звуки. Однако вскоре он услышал новый звук, источник которого был где-то неподалеку. Похоже на гигантский выпуск пара из огромного котла, который повторялся с ровным интервалом примерно два раза в минуту.
Стас поднялся на ноги и огляделся; он находился в каком-то мрачном пустом коридоре, уводящим далеко вперед, и его противоположный конец терялся в сумраке вытянутого помещения. Возвращаться назад? Нет, ни за что. Эта «маска» наверняка поджидает его там, за этой огромной дверью… А что, если в этом коридоре тоже есть подобная штуковина?
Стас поежился, понимая, что в этом случае он будет обречен. Никто не поможет ему в этом чертовой бездне проклятого пустого комплекса, куда он забрел на свою голову. Стас проклинал себя за то, что вышел из жилой зоны и побрел куда глаза глядят лишь потому, что его повело чувство любопытства. Сколько прошло времени, когда он покинул жилую зону наверху? Полчаса? Час?..
Здесь не было времени – его нельзя измерить, если вокруг тебя лишь одна пыль, сумрак и тишина, которая не нарушалась, возможно, годами…
Стас пошел вперед, откуда ему навстречу доносились таинственные звуки…
Коридор был достаточно широкий, чтобы по нему проехал грузовик, но при этом он был так же пуст, что вид однотонных темно-синих стальных стен внушал лишь тоску и отчаяние. Стас тревожно вглядывался в сумрак, пытаясь разглядеть белое пятно на стене, которое будет символизировать еще одну «маску», но пока таковых не наблюдалось, и это был единственный плюс в этом слепом блуждании.
Ему показалось? Или сзади до него донесся какой-то шкрябающий звук? Стас похолодел; а что если эта тварь пытается пробраться сюда?..
От мысли, что ему еще раз придется иметь дело с этим чудовищным «насекомым», Стас прибавил ходу, и вскоре он замер перед новой стальной дверью, помеченной цифрой «17». Что бы могла обозначать эта цифра?.. Стас не знал, но сомнений не было – источник мягких, но громких звуков шипения-гудения был за этой дверью; так же было ясно, что звуки за спиной Стаса не были плодом его воображения – кто-то шел по его следу…
Холодея от ужаса, Стас нажал новую клавишу, и гидравлическая массивная дверь открылась.
То, что он увидел, было неожиданным. Стас ожидал увидеть что угодно за этой дверью – но только не это.
Перед ним, в огромной вертикальной трубе, замерла гигантская туша какого-то существа. Труба была метров тридцать в диаметре, и скорее это была не труба, а какой-то колодец, а «выход», на котором стоял Стас, выходил прямо в пустоту этого колодца. Существо исполинских размеров зависло в воздухе прямо напротив «выхода»; Стас приметил горбом изогнутую спину, покрытую шипами, многочисленные щупальца различных размеров и толщины, бахромой свисающие под брюхом чудовища, и гигантские массивные клешни, безвольно свисающие вниз у передней части монстра. Стас разглядел плоскую тупую морду, с кроваво-красными глазами, которые бессмысленно уставились на него. Под глазами – толстые кожистые складки; в тот момент, когда Стас разглядел их, они зашевелились, словно бы в спазме, и из под них вырвалось паром дыхание создания, и до слуха вновь донесся громкий шипящий звук выдоха. Существо все лоснилось от собственных слизистых выделений, обильно стекающих по щупальцам и клешням вниз, и капающих вниз, в черную бездну колодца. Стас так же приметил непонятную стальную штуку с мигающим зеленым огоньком-индикатором, которая была словно бы вросла в голову существа, в панцире над глазами…
«Зерг. Что здесь делает Зерг?»
Позади послышались шаги, Стас быстро развернулся, и в глаза ударил ослепительный свет фонарей. Послышался громкий грохот шагов – солдаты Элитной Стражи.
- Ни с места! – прохрипел чей-то грубый голос, и Стас свалился на колени, закрывая голову руками.
Наступила гробовая тишина, прерываемая лишь дыханием Правителя и грохотом массивных стальных бутс боевых скафандров. Солдаты взяли Стаса в кольцо, и когда они замерли, Стас услышал знакомый голос Дюрана:
- Вы доставили нам много хлопот, Станислав. Взять его.



История повторилась. Стас снова был в кресле, намертво закрепленный магнитными кандалами.
На этот раз для него все было кончено. Сомневаться было глупо; он переступил черту недозволенного. Слишком уж многое сошло ему с рук в этой истории, чтобы закончиться благополучно.
Стас ждал, когда все закончится, а Дюран стоял напротив него, задумчиво вертя в руках какой-то раритетный пистолет с длинным массивным стволом. Он не смотрел на Стаса, и ничего не говорил вот уже минуту – с того самого момента, как открылась дверь и он вошел внутрь этого помещения. Свое облачение Дюран так же сменил. Теперь на нем не было скафандра Призрака, и сейчас он был облачен в узкий обтягивающий плащ ученого высшего звена. Это казалось странным, но сейчас Стаса это не очень-то волновало.
Стас терпеливо ждал, хотя в тишине был слышан тихий и неясный металлический стук – руки Стаса дрожали, безвольно выбивая «морзянку» на подлокотниках, и платиновые браслеты на запястьях скребли по черным стальным браслетам, которые намертво держали его в кресле.
Дюран резко щелкнул предохранителем, и поднял руку с оружием в сторону Стаса.
Стас не выдержал, и. сжав зубы, опустил голову. Он не мог смотреть в это холодное черное отверстие, глядящее ему в лицо, и на бесстрастное и спокойное лицо Дюрана, которое еще недавно лучилось самой добродетелью.
«Все-таки он беспощадный убийца».
Время шло, но ничего не происходило.
Лицо Стаса искривилось в гримасе ужаса и страдания, и по щекам покатились слезы.
Выстрел так и не прозвучал.
Наконец, когда прошло уже больше минуты полной тишины, он медленно, словно бы все еще не решаясь, поднял голову. Сквозь слепящее марево слез на ресницах, в котором все расплывалось, он сумел различить спокойную безмятежную фигуру Дюрана в пяти шагах перед собой.
Самир стоял, облокотившись на стену, держа пистолет перед собой и опустив его стволом в пол. На его лице царила та самая спокойная обезоруживающая улыбка друга.
- Засранец, - едва слышно прохрипел Стас, бешено моргая глазами, пытаясь выжать из себя последние слезы. Его оскорбление Самир вряд ли услышал, скорее, понял – даже негативный мысленный поток в его Стас сторону не мог скрыть. В ответ Дюран лишь рассмеялся.
- Ну хватит, Станислав. Должно быть, Вы и впрямь решили, что я убью Вас. Это глупо и бессмысленно, - улыбка пропала с его лица, и он уже вновь говорил серьезно, - сейчас жизнь – это самое важное. Только она достойна остаться в этом мире.
- Я думал… Вы все же меня казните…
- Чушь. Не спорю, Вы сунули нос туда, куда не следует. Вы увидели то, что никто не должен был видеть из посторонних. Но в этом нет ничего такого уж страшного. К тому же, мне нравятся такие люди, как Вы, Станислав. Упертые и бесстрашные, - Самир негромко рассмеялся, - иначе бы Вы не согласились бы на эту сделку, которую я Вам предложил на Карапей Прайм. Наверное, Вы думали, что поступили, как трус, согласившись на контракт. Это самообман, Станислав, ничто иное, как самообман. Вы согласились лишь потому, что эта отсрочка давала Вам шанс увидеть кое-кого по крайней мере еще раз.
Все повторялось, но уже слегка по-иному сценарию; кое-что, помимо обстановки неуловимо изменилось. Снова, как на Карапей Прайм, его руки и ноги отпустили магнитное поле. Самир подошел ближе, подав ему ключи, и Стас самостоятельно освободил свои руки и ноги от тяжеленных черных браслетов.
- О чем я говорил?.. Ах да, о жизни… - Самир медленно кружил вокруг Стаса, как акула, пока тот освобождал себя от кандалов. Убрав пистолет за отворот плаща, он заложил руки за спину и продолжил:
- Что Вы думаете о том, что Вы видели внизу, Станислав?
Стас промолчал.
- Понятно, - произнес Дюран, прочитав его мысли; видимо, устный ответ его нисколько не волновал.
- Вы считаете, что я распространяю Зергов, Станислав? И что я солгал Вам тогда, когда сказал, что искренне ненавижу этих существ? Большое заблуждение. Это правда – Зерги всего лишь машины для ведения войны, и набольшее они не способны. Они пережили себя и лишние в этой Галактике.
- Хотите переубедить меня? – Стас поднялся с кресла, - боюсь, не выйдет. Зерги разрушили Тарсонис и другие миры… Каждый, кто имеет к ним дело – предатель по отношению к своей родине…
- Какой родине, Станислав? – оживился Дюран, остановившись и развернувшись к нему, - уж не о Конфедерации ли Вы говорите? Это же смешно… - он покачал головой, - Вы и впрямь считаете эту деспотическую систему своей родиной?
- При этой деспотической системе космос был стабилен и спокоен, господин Дюран. Конфедерация принесла много зла за свое существование, но в те времена у меня была отличная работа, хороший заработок, живые друзья. В пространстве не было флотилий-нарушителей Протоссов, и террористы не объявляли себя монархами…
- Понимаю, - Дюран кивнул, - хотите знать, что Вы доставили сюда на своем тягаче?
- Что?
- Колонна ваших тягачей везла в тех контейнерах партии Зергов, которых удалось захватить живьем. А чтобы они не сожрали друг друга по дороге, а заодно и контейнеры и тягачи вместе с пилотами, один из кораблей конвоя вез пси-эммитер, устройство, позволяющее держать этих существ под контролем. Так же пси-эммитер здесь и в этом комплексе, он контролирует жизнедеятельность десятка Управителей Зергов… Одного из них, Вы, кажется, видели там, внизу… А Управители, понятное дело, держат под контролем всю свору. А она здесь большая – все эти существа служат в качестве сырья для наших опытов, но пока они не использованы, они выполняют роль защитников этого комплекса. Не надо так удивленно смотреть на меня, Станислав. Это была не первая партия Зергов, которую уже доставили сюда, и совсем не последняя… Кстати, Протоссов мы тоже поставляем, - Дюран улыбнулся, - вот их контролировать посложнее, но удается… К тому же, Протоссов здесь немного, их сложно пленить и держать в повиновении, но мне это удалось… А знаете, для чего все это, Станислав? Весь этот маскарад, эта далекая планета и этот комплекс?
Стас тяжело сглотнул.
- Мне непонятно, зачем Вы все это мне рассказываете…
- Ах да, самый главный вопрос… Здесь достаточно трудно встретить постороннего человека… Хотя нет, я неверно выразился… такого человека, как Вы, Станислав. Нам обоим известно, что очень скоро Вы умрете. Но тем не менее Вы здесь на правах гостя. Это первый случай на мою память. Трудно не удержаться от того, чтобы показать и рассказать Вам все то, что мы смогли сделать за считанные годы здесь.
- Хотите сделать мне экскурсию?.. Что ж, валяйте, мистер Дюран. Это лучше, чем без дела шататься по Вашему комплексу, чтобы нарваться она неприятности… Зачем же вам Протоссы и Зерги? И что это за опыты?
- Все очень просто, мой друг. Вашей родины больше нет. Больше вообще ничего нет. И на этой пустоте нужно строить новый мир, Станислав. Понимаете?
- Не совсем…
- Идемте. Я покажу и расскажу Вам, и тогда, возможно, Вы кое-что поймете. Не все, разумеется, но главную задумку...
Стас, пребывая в некой прострации, все еще не веря в свое спасение, пошел следом за Самиром, как сомнамбула.
Ему вновь повезло. Чертовски повезло.
Именно сейчас, когда он прощался с жизнью, подготавливая себя к своему уходу, сама жизнь и судьба не отпускали его просто так. Фортуна все еще была на его стороне; и Стасу было совершенно непонятно, что это обозначает….
Они шли по каким-то непонятным серым помещениям, запыленным, лишенным каких-либо приборов освещения. Конструкция и назначение этих залов оставались загадкой для Стаса; это были пустые и брошенные помещения, и их было необычайно много. Кое-где встречались и целые залы, на старинный манер, такие же пустые и заброшенные, как и все другие. Многочисленные окна, застекленные толстыми стеклами мутного цвета, встречались здесь достаточно часто. Окна пропускали внутрь достаточно света, чтобы не превращать поход по этой части комплекса в блуждание в сумерках. Самир не останавливался ни на секунду; казалось, он всегда знал путь куда следует идти в этих похожих друг на друга помещениях, когда они похожи как близнецы? Стасу казалось, что он бы здесь заблудился в течение нескольких минут; Самир же чувствовал себя уверенно, молча шагая вперед. Стас постоянно ежился от нехорошего прохладного сквозняка, который был единственным спутником двух людей, молча идущих в глуби этой загадочной конструкции…
Они шли абсолютно одни в течение пятнадцати минут. Стасу показалось, что прошла вечность прежде, чем они подошли к широкому проему огромного лифта.
- Прежде, чем мы поднимемся наверх, - Самир резко повернулся к Стасу и тот чуть было не налетел на него, - запомните одну важную деталь. Видите этот плащ ученого на мне?
- Вижу…
- Что это значит?
«Проверка на сообразительность?»
- Вы имеете прямое отношение к тем опытам, о которых Вы говорили…
- Верно, - кивнул Дюран, - но сейчас это не совсем по этой причине. О моем существовании знают лишь немногие. Молчаливые солдаты из Элитной Стражи и такие люди, как Вы, Станислав. На этом комплексе меня мало кто знает. Вы наверное, слышали, что местный персонал упоминает некого заказчика?
Стас вспомнил слова дежурного в космопорте, и сразу все понял.
- Так это Вы?! Но зачем Вам такая скрытность в собственном комплексе?
- Керриган, Станислав, - с серьезным видом произнес Самир, глядя ему в глаза, - всего лишь Керриган. Ее зараженные агенты могут быть повсюду. Вполне возможно, что они уже здесь. Мне подобная реклама, как объявление на весь комплекс такой новости, как мой прилет, совершенно не к чему – не мне Вам говорить. Как опасно снаружи и на других мирах. Я не исключение, Станислав – я так же хочу жить, как и все другие. В этом комплексе меня знают в лицо лишь несколько человек, о моем прибытии сейчас сюда - знаете только Вы. Будьте добры – держите язык за зубами, и не упоминайте о моем имени.
Стас кивнул:
- Договорились.
Самир шагнул в огромную кабину лифта, где могли бы запросто разместиться тридцать человек, и Стас последовал за ним…
Двери сомкнулись, и лифт начал подниматься. Стасу казалось, что он взлетает с чудовищной скоростью, и мельтешащие в бешенном темпе окна башни, по которой поднимался лифт, заставляли лишь судорожно сглатывать.
Дюран спокойно стоял на своем месте, широко расставив ноги в узких ботинках и заложив руки за спину. Он глядел прямо перед собой, спокойно и отрешенно, словно бы человек, ужасно уставший и утомленный бездействием, творящемся здесь вокруг…
- И как часто Вы наведываетесь так?.. Секретно?
- На свои объекты? Регулярно. Нужно соблюдать осторожность, очень важно сохранить в тайне то, над чем мы работаем, Станислав. Заодно таким образом можно проводить ревизию – лучший способ, чтобы избежать подвохов и наспех устроенного порядка…
- Куда мы сейчас направляемся?
- В центральную башню. Вы, наверное, видели ее, когда летели сюда – она самая высокая. Там расположено нечто, что Вам следует увидеть.
- Там Вы проводите свои опыты?
- Именно. Больше ничего не спрашивайте – Вы все увидите сами...
Лифт плавно замедлил свой «взлет», и Стас понял – они прибыли. Дверь ушла в сторону, и они с Самиром вышли в коридор, обустроенный вполне прилично – по крайней мере, не так пустынно и неуютно, как внизу. Стас подумал, что, наверное, основная часть персонала проживает здесь; жилую зону, в которую отвели Стас по прибытию, скорее всего уже давно брошена и ею никто не пользовался по прямому назначению…
Впрочем, здесь тоже было нечто зловещее. Стены и пол коридоров, слившиеся в единый темно-бордовый цвет, казались зловеще мрачными, таящими в себе тайны, которые не следовало знать никому…
Самир преспокойно пошел вперед, и Стас последовал за ним. Они прошли мимо двух молчаливых фигур в боевых скафандрах со знаками Элитной Стражи, сжимающими незнакомые винтовки необычной конструкции. Стражники не препятствовали их движению вперед; очевидно, они понимали, что допуск на этот уровень имели лишь привилегированные ученые; и плащ Дюрана возымел свое действие. Кое-где в примыкающих ходах и помещениях Стас видел и одиночных патрульных, мерно похаживающих по своим маршрутам в этой конструкции, находящейся на приличной высоте над поверхностью мрачной и неприветливой планеты…
Дюран вывел Стаса в длинный коридор, в конце которого, над большой массивной дверью виднелась надпись «Блок Е», и по обе стороны от которой замерли еще два солдата Элитной Стражи.
Самир и Стас дошли до конца коридора и вошли внутрь.
Первое, что увидел Стас – это уже знакомый круглый знак, который Стас уже видел на контейнерах, которые они притащили сюда. Второе – неплохо оборудованный зал и низкий терминал управления. Взглянув вверх, Стас увидел круглое окно, за которым было видно беснующееся небо Боушра…
Возле блоков аппаратуры работали пара человек в обычных комбинезонах. Самир тревожно вгляделся в их фигуры, и только после этого зашагал к одной из множества дверных проемов, примыкавших к этому помещению.
«Очевидно, это что-то вроде центра управления».
Стас последовал за Самиром.
Теперь они шли по плохо освещенному узкому коридору.
- Мы почти пришли, - наконец произнес Самир, не оборачиваясь, - только что мы прошли центральный зал управления комплекса. Прежде, чем мы пойдем к месту проведения опытов, я хочу кое-что Вам показать, Станислав.
Стас промолчал, покорно вышагивая следом.
Они поднялись по широкой лестнице на верхний этаж, и теперь оказались в новом широком коридоре. Стас еще раз поразился тому, насколько разительно быстро менялся здесь интерьер. Теперь это был вполне хорошо оборудованный коридор, где справа шли большие бронированные двери, а слева – узкие окна по всей длине коридора.
- Корпус лабораторий, - негромко произнес Самир, и кивнул на первую бронированную дверь справа, - по идее, нам сюда. Но прежде пройдемте вперед. Вы будете поражены.
Стас хмуро молчал.
На этот раз они остановились перед большой бронированной дверью. Стас прикинул, что ее толщина, наверное, примерно в один метр – то что скрывалось за ней, было настолько серьезным, что планировщики помещений решились укрыть там нечто очень серьезное… На двери стояла знакомая круглая символика.
- Это символ вашей организации? – спросил Стас без особого интереса.
- Нет, не совсем. Честно говоря никогда не задумывался над тем, кто придумал этот символ и что он обозначает, - Самир хмыкнул, и нажал большую клавишу на стене.
Тяжелые створки разошлись, и Самир вошел внутрь. Стас же остался снаружи; то, что он увидел, просто потрясало воображение.
Пол, выложенный большими прямоугольными плитами, многочисленные блоки с оборудованием у стен… и множество рядов высоких массивных саркофагов, в которых покоились существа, о существовании которых Стас даже не догадывался…
Потрясенный, он вошел внутрь.
- Что это? – произнес он, и его голос дрогнул, - где мы?..
- Хранилище. Здесь покоятся образцы наших экспериментов, Станислав. Некоторые, удачные, некоторые – не совсем. Здесь вся история нашего комплекса.
Самир замолчал, ожидая дальнейших расспросов. Но Стас молчал. Он медленно приблизился к одному из этих стеклянных гробов, подсвеченных фиолетовым светом. Внутри покоилось нечто знакомое – чудовище, наполовину Зерг, наполовину рыбина, в силуэте которой Стас угадывал Исоранам – хищника подводных глубин водоемов Тарсониса…
- Нечто подобное я видел в вашем подземном озере…
- Удачная разработка. Идеальные убийцы всего, что окажется в воде.
- Так Вы… Вы генетик?
- Так точно, Станислав, - Дюран широко улыбнулся, - всего лишь генетик. А Вы было подумали, что я какой-нибудь террорист-мститель?
- Признаться по правде, да…
- Все не так просто, как видите… - неожиданно Дюран оживился, прислушиваясь к тишине, стоящей в хранилище образцов, - сейчас Вам выдастся шанс увидеть кое-кого…
- Это Вы, мастер? – послышался глухой басовитый и хриплый шепот, совсем рядом, и Стас увидел мелькнувшую между саркофагов фигуру человека.
- А, Винс, - Самир приветливо заулыбался, - иди сюда. Можешь не скрываться и не шептать, здесь никого нет…
- Но с Вами посторонний, мастер, - пробасил кто-то совсем рядом, - мы с Кипом давно почуяли вас…
- Этот человек не представляет угрозы, - быстро произнес Дюран, продолжая улыбаться кому-то за саркофагами. Кому – Стас не видел, но незнакомец должен был показаться с секунды на секунду.
- Этот человек – мой гость, - слово «гость» Самир произнес громко и отчетливо.
Стас увидел того, с кем общался Самир. Сутулая человеческая фигура, облаченная в комбинезон из грубой и плотной ткани, испачканной фиолетовыми пятнами – не иначе, как раствором, который заполнял эти саркофаги – появилась перед ними из дальнего прохода между стеной и рядом стеклянных гробов. Стасу сразу показалось что-то странное, и дело было даже не в карликовом росте под метр пятьдесят, а в движениях этой фигуры. Казалось, будто этот человек страдает тяжелой формой какого-то нервного нарушения; руки, болтающиеся как плети, и ноги, которые он волочил то одну, то другую, словно бы не освоившись с ходьбой. Стас увидел его лицо и вздрогнул; круглое, словно поднос, с маленькими поросячьими глазками, лишенными зрачков – одни белки – и маленьким вздернутым кверху носом, а так же широкий лягушачий рот, лишенный губ. Его кожа была однотонной по своему цвету – она обманчиво казалась кожей здорового человека, и одновременно отдавала желтизной. Винс был абсолютно лыс – его голова, лишенная шеи, покоившаяся на покатых плечах, напоминала яйцо. Стас приметил непонятный пояс, перехватывающий то место, где у нормальных людей должна быть талия, снабженный многочисленными карманами и отделениями, а так же непонятную дубину, пристегнутую к этому поясу. На вид обычная дубинка охранника, но ее окончание было снабжено многочисленными устройствами, похожими на сборный инструментарий инквизитора – ножи, лезвия, крючья и шипы...
- Гость? – тупо переспросил человек, подходя ближе, и остановившись, уставился непонимающим взглядом пустых глаз на Стаса, - что это значит?
Стасу стало не по себе; похоже, в голове у этого типа так же пусто, как и в его глазах…
- Гость – значит друг, - произнес Самир, словно бы разговаривая с несмышленым ребенком, - ты и твой брат Кип – друзья, не так ли? Так вот, этот человек – мой друг.
- Это ваш брат, мастер? – Винс перевел пустые глаза на Самира, и тот заливисто расхохотался.
Стас криво ухмыльнулся – сейчас ему стало по-настоящему страшно.
- Нет, Винс, просто друг.
- Не знаю, мастер, он не кажется опасным. Я мог бы убить его без особого труда.
Стас сглотнул. Ему совершенно не нравился ни тон, ни бестактность этого уродца.
- Это пополнение в наше хранилище? – совершенно спокойно пробасил Винс, снова уставившись на Стаса.
- Нет, - на этот раз ответил Стас, стараясь, чтобы его голос не дрожал, - я не пополнение в ваше хранилище.
- Где твой брат, Винс? – посмеиваясь, спросил Самир, пытаясь сменить тему, словно бы понимая, что она не нравится Стасу. Самир чувствовал себя спокойно и уверенно в общении с этим существом. Стас же уже не сомневался в том, что Винс – не человек.
- Ага, вижу, - пробормотал Самир, переменившись в лице и переведя взгляд поверх головы Стаса.
Стас обернулся, ожидая увидеть еще одного мелкорослого уродца, но вместо него он увидел лишь необъятную колышущуюся массу, которая оказалась животом Кипа. Стас обомлел; он поднял глаза и увидел высоко над собой еще одну широкую физиономию, точь-в-точь как у Винса, только намного больше. Кип был облачен в такой же комбинезон, был так же заляпан с ног до головы фиолетовым раствором, и имел такое же вооружение как и Винс. Только на его абсолютно лысой макушке покоилась нелепая маленькая шапочка черного цвета…
Чудовище необъятных габаритов злобно уставилось на Стаса сверху вниз. Росту в нем было метра два с половиной а ширина плеч и торса были просто невообразимы. Кип слегка нагнулся, насколько ему позволял огромный живот, и несколько раз яростно вдохнул воздух возле Стаса своим до смешного маленьким носом.
- Белковая плоть!! – яростно взревел монстр писклявым и пронзительным голосом. У Стаса душа ушла в пятки…
- А вот и Кип, - голос Самира прозвучал совсем рядом, и Стаса ухватила крепкая рука генетика. Самир быстро отшвырнул Стаса от туши Кипа, негромко посмеиваясь, словно бы стараясь скрыть за смехом всю ту опасность, которая могла угрожать Стасу. Стас едва не полетел на пол от этого рывка; с трудом сохранив равновесие, он оказался уже на приличном удалении от обоих братьев.
- Как дела, Кип?
- Все хорошо, мастер, - пропищала туша, мгновенно потеряв интерес к Стасу и тупо пялясь на Самира сверху вниз, - профессор доволен нами. Мы не ждали вашего прилета. Кто-нибудь еще знает об этом?
- Нет, лишь несколько человек.
- Раньше здесь не было посторонних, - негромко пробасил Винс, слепо глядя на Стаса, - от тебя пахнет так же, как от мастера. Почему ты не хочешь в наше хранилище?
Стас зажмурился, а Самир весело рассмеялся.
- Отстань от него, Винс. Разве тебя не учили, что приставать с расспросами это банально и глупо? Ваша задача смотреть, чтобы здесь все было в чистоте и порядке.
- Да, мастер, - пропищал Кип.
- Мы уже уходим, - Самир развернулся, и кивнул Стасу а выход, давая понять, что пора уходить, - счастливо было повидать вас, ребята. Слушайтесь Зорча и дальше.
Стас почувствовал себя намного лучше, когда тяжелые створки двери сомкнулись за их спинами.
- Фух! – выдохнул он, - а кто такой Зорч? Еще один подобный?...
- Ну что Вы, Станислав. Ном Зорч – это профессор, руководитель этой лаборатории, мой подчиненный. Кстати, я его пока здесь не видел, и он не знает о моем присутствии.
- Кто эти братья?
- Вы видели лишь примитив того, что мне удалось создать. Винс и Кип – всего лишь смотрители. Они следят за порядком, выполняют грязную работу и охраняют главный лабораторный уровень. Это искусственные существа, выведенные при помощи генетических экспериментов в области выращивания кремния – мы называем подобных существ миньонами.
- А те штуки?.. – спросил Стас через несколько секунд, - Которые на стенах в виде масок? Это тоже ваши питомцы?
- Конечно, - Самир слегка улыбнулся, - Здесь все принадлежит мне. Вам пришлось иметь дело с Часовым. Миньоны – всего лишь биологические роботы, имеющие узкую специализацию. Процесс создания этих существ достаточно ресурсоемок и сложен. Что же касается Винса и Кипа – эти био-роботы были созданы пару лет назад буквально вручную… Миньоны созданы на основе кремния – достаточно большой прорыв в области генетики, хотя это тупиковая ветвь. Признаться, мои люди угробили огромное количество времени и ресурсов на опыты по выведению этих зверушек по этой технологии... Очень жаль. Они не приспособлены к жизни на открытых пространствах. Оставить в живых пришлось только этот вид – Часовых, единственная удачная разработка из дюжины выведенных кремниевых существ… Винс и Кип – им хватает сообразительности и ума, чтобы являтся венцом эволюции «кремневых опытов» в этом комплексе. Я видел, что они произвели на вас впечатление.
- Сделано здорово. Но на мой дилетантский взгляд их интеллект несколько не сформирован…
- Здесь Вы правы, - ответил Дюран, кивая с серьезным видом, словно бы разговаривая со Стасом, словно бы с равным себе био-генетиком, - но их интеллект и не должен был выходить за определенные рамки. Они кажутся пассивными и слабоумными – но если бы Вы зашли в хранилище без меня – братья прикончили бы Вас. Это делать они умеют… Признаться, появления Кипа за Вашей спиной чуть было не погубило Вас, Станислав. Вы были на волосок от гибели. К миньонам очень опасно приближаться вплотную… Винс и Кип всего лишь смотрители и надзиратели – и справляются со своими обязанностями достаточно хорошо, что бы уберечь себя от утилизации. Других миньонов, которых раньше здесь было много, постигла именно эта участь – чан с концентрированной кислотой... По крайней мере, других более удачных вариантов формы жизни на кремниевой основе в виде гуманоидов кроме Винса и Кипа я не создавал и не встречал…
- Часовые… Одна из этих тварей тогда чуть было не загрызла меня…
- Я в курсе. О Вашем присутствии в закрытой зоне нам сообщил сенсорный датчик, который крепится под миньоном, который висит на стене. Вам повезло – если бы Вам не удалось скрыться, то Часовой убил бы Вас без промедлений. Впрочем, Вы сами виноваты – не надо было лезть, куда не просят. Так что мне здесь не чего оправдываться, Станислав. Своим появлением в запретной зоне Вы сами спровоцировали Часового…
Стас перевел дух, и кивнул Дюрану:
- Теперь, как я понимаю, Вы хотите показать мне что-то еще?
- Верно, - Самир развернулся и неспеша пошел к той двери, на которую он указывал, когда он и Стас поднялись на этот уровень.
Дверь открылась, и Стас и Самир вошли в большой открытый зал.
Они стояли на широкой площадке, откуда было видно все помещение. Три массивных шлюза внизу, вдоль правой стены от входа, мощная аппаратура у стен. Серый исшарканный пол, и небольшое, но без сомнения, важное сооружение в самом центре зала. Покоящееся на четырех массивных колоннах, которые держали площадку с каким-то сложным пультом, конструкция являла собой что-то среднее между «клеткой» и сложной аппаратурой. Колонны агрегата были перекрыты прозрачным стеклом, которое как-то необычно отсвечивало от основных плафонов освещения. Под площадкой-пультом, вниз смотрела острая толстая игла…
Сейчас а этому агрегату примыкали еще две полупрозрачные капсулы; они стояли по разные стороны от этой конструкции, и сейчас Стас различал, что под одной из прозрачных полусфер заключен Протосс, а под другой – существо, принадлежащее расе Зергов…
- Биопреобразовательная платформа, - негромко произнес Самир, кивнув на агрегат, - тот небольшой зал, с мощным терминалом, который мы прошли – это мозг этого комплекса. Этот зал – его сердце.
Самир начал спускаться вниз по лестнице, и Стас последовал за ним. Его несколько тревожило присутствие здесь нескольких других ученых в обычных комбинезонах, которые что-то негромко обсуждали у последних ступенек лестницы. Стас видел, как Самир молча показал им какую-то карточку, потом так же молча кивнул головой в сторону Стаса, и спокойно прошел вперед.
Они приблизились к биопреобразователю.
Стас замер на значительном удалении от агрегата, и молча глядел на происходящее, замерев чуть позади Дюрана и сбоку от него. Сложив руки на груди, он в неком оцепенении глядел на замерших в своих камерах Протосса и Зерга.
Самир, молча постояв на своем месте, словно бы обдумывая что-то, неспеша подошел к камере с Гидралиском, заложив руки за спину, с интересом разглядывая трехметровое чудовище.
Зерг, истекающий слизью, которой уже было достаточно в его тесной прозрачной камере, был достаточно смерен. Стас подозревал, что здесь не обходится без одного из тех устройств, о которых ему говорил Самир – пси-эмитера. Создание неотрывно следило за генетиком, не спуская с него свирепого взгляда горящих оранжевым огнем глаз, глубоко посаженных в массивном черепе. Было ясно, что если бы не преграда, Зерг убил бы Самира без промедлений. А тот, казалось бы, даже и не ощущал той опасности, которая исходила от этого слизистого монстра, злобно скалящего клыки за толстым стеклом.
- Какой симпатяга, - посмеиваясь, произнес Дюран, и повернулся вполоборота к Стасу, - Вы знакомы с биологией Зергов?
- Частично.
- Знаете оружие этого вида? Во-первых, эти сверх-острые лезвия. А во-вторых, у него под этим массивным капюшоном после головы, спрятаны мощные железы. Они вырабатывают жидкость, под напором которой они выстреливают в свою жертву острые зазубренные шипы, размеры которых колеблются от пятнадцати до шестнадцати сантиметров… Не будь этого бронированного стекла, это создание так бы и поступило с нами, и мне бы не пришлось бы это Вам рассказывать… Остроумная тварь, не так ли?
- Я не пойму, в чем Вы находите ее остроумие, - пробормотал Стас, ощущая легкий страх от мысли, что его и это существо, настоящую машину убийств, разделяет лишь стекло – пусть и бронированное.
- Гидралиск имитирует огнестрельное оружие, Станислав. Это порыв Высшего Разума – общего мозга этих существ - эволюции в создании совершенного биологического оружия, чтобы противостоять тем видам, которые сумели создать способы уничтожения друг друга на расстоянии. Это попытка уровнять шансы. Но смею Вас заверить, что она бессмысленна и бесполезна.
- Это почему же? Вы возьметесь оспаривать процесс, который протекал в течение многих сотен лет и теперь заключен в этой твари? – слабо поинтересовался Стас. Эго не особо заботил этот вопрос.
- Сейчас, сейчас Вы все увидите. Хочу еще взглянуть на Протосса.
Самир обошел капсулу и остановился перед стеклом с Протоссом. Он был наг, если не считать жалкой набедренной повязки, и неимоверно худ; впрочем, Стас так же не разбирался в физиологии Протоссов, и поэтому не брался судить развитие этого существа. Как и Зерг, Протосс не спускал взгляда с Самира, словно бы стараясь загипнотизировать его. Но на какое-то мгновения Стас сумел различить, что бездумные глаза Зерга полны лишь животной агрессии, а глаза Протосса – мудростью и безразличием…
- Этот экземпляр был добыт в ходе захвата одного из лагерей Протоссов первой луне Сайкинеона… - задумчиво произнес Самир, после минуты молчания, - Неплохо было бы узнать, кто ими командовал…
- Зачем Вам это?
- Каждое племя Протоссов так или иначе обладало разными характеристиками владения военным делом. А это очень важно. А теперь смотрите внимательно, Станислав. Не пропустите ни малейшей детали – повтора вы уже не увидите нигде и никогда.
С этими словами Самир быстро поднялся по лестнице к пульту, начав с ним манипуляции. До Стаса доносился лишь дробный стук пальцев по клавишам, треск тумблеров и регуляторов.
Стас услышал тихое, нарастающее гудение; он понял, что включилось или питание платформы, или что-то еще, но было ясно, что эксперимент сейчас начнется. Он не удержался и сделал шаг назад.
Самир уже спускался вниз по лестнице, по которой он и забрался наверх. Спрыгнув вниз, он говорил, заглушая мягкое гудение, от которого, казалось, начинают вибрировать внутренности и ныть зубы…
- …Эти Протосс и Зерг находятся здесь уже двое суток. Специальные канальные соединения в их ментальных сплетениях уже претерпели значительную метаморфозу. Возможно, это покажется странным, но мы вызываем плотную и крепкую зависимость между этими существами. Мы готовим их к тому, чтобы они уже свыклись быть одним целым. Их содержание – это единая чудовищная картина переплетающихся порывов, инстинктов и ощущений. Теперь пришло время изменить их форму – и этот эксперимент будет закончен…
Гудение переросло в рокот, и теперь агрегат начал функционировать; Стас не знал, что происходит, но он понял именно это. Биопреобразователь начал работать…
Стас не сразу понял, что происходит; в какой-то момент он прост увидел, что капсулы-полусферы, где раньше были Зерг и Протосс залиты нестерпимо ярким белым свечением. Фигур существ не было видно; все терялось в пылающем мареве. Очевидно, что бронированные капсулы имели затемняющие фотоэлементы в своей структуре. Стасу казалось, что совсем рядом полыхают два белых солнца, но их свет нисколько не слепил.
Стас сглотнул и невольно сделал шаг назад.
Самир спокойно стоял рядом, сложив руки на груди и холодно глядя на капсулы, ожидая завершения процесса…
Рокот перерос в оглушительный грохот; два свечения полыхнули неимоверно ярко. Стасу показалось, что еще секунда – и грянет взрыв, но ничего не произошло. Два свечения, вспыхнув, погасли, переродившись в одно яркое белое марево, которое теперь полыхало под главным колпаком биопреобразователя…
Стас увидел, как толстая игла установки выстрелила белым лучом в этот материальный сгусток энергии; и снова вспышка, которая была последней…
- Готово, - негромко произнес Самир, удовлетворенно кивая, и делая шаги вперед.
Стас посмотрел туда, где за толстыми стеклами-экранами теперь стоялось совершенно иное существо.
То, что он увидел, показалось ему частью какого-то чудовищного представления – смешного до коликов, и страшного до панического ужаса одновременно. Стас не знал, что ему делать; засмеяться, как последнему дегенерату, или же взвыть от подкатившего ужаса и тоски. Он уловил лишь, как дрожат его колени, и вместе с этим он чувствовал, что не в силах двинуться с места.
Протосс и Зерг. Два существа действительно соединились в единое целое. Сверху – Протосс по пояс, ниже – гибкий мясистый хвост темно-коричневого цвета, какой был у создания Зерга…
Гибрид чувствовал себя совершенно неуверенно; чудовище шевелилось, вздрагивало, мотало головой Протосса, конвульсивно вздрагивая и время от времени дрожа, словно бы от холода.
Дюран произнес:
- Протозерг. Это одна из самых распространенных его форм – Протогидр, но существует и множество других. Пока их относительно мало… но это только пока. Нам удалось поставить производство подобных существ на конвейер, и мы способны производить до сотни подобных гибридов в течении двенадцати часов – не здесь, а в общем числе, учитывая и другие секретные лабораторные комплексы… Я формирую целую армию подобных созданий. То, что Вы видите здесь – это лишь примитивный вариант этих существ, так называемый омега-вид. Это будут всего лишь пешки в огромном соотношении подобных существ, выращенных моими специалистами. Эта армия будет называться Капеллой Ангелов. Именно Капелла начнет передел Вселенной – даже тех ее частей, которые Вам и не виделись, как пилоту-дальнобойщику, конечно же.
- Мне несколько непонятно, как же они будут завоевывать целые миры? Одних Зергов больше в десятки тысяч раз, как бы ни старались Вы и ваши ученые…
- Неужели Вы думаете, что примитивный удар лоб в лоб будет залогом успеха этого шествия? – Дюран усмехнулся, - это тактика безмозглых Зергов. Существа-гибриды имеют в своем наличии пару отличительных черт, которые делают их не просто новой формой жизни, созданной в результате экспериментов… Это будут Совершенные создания, Станислав. Вы понимаете? Это будет Джихад, который в раз решит исход Галактики. Только Высшие существа смогут уцелеть в этом пожаре, который охватит многие районы космоса. Создания, наполняющие Капеллу Ангелов – это и есть такие существа, которым предначертано выжить и дать новую жизнь. Все остальное второстепенно. Что же касается новой тактики… То я не намерен это обсуждать даже с Вами, Станислав. И вообще, с кем либо. Это очень опасно, если кто-нибудь узнает о моем плане атаки Ангелов на миры Зергов…
Стас промолчал. В конце концов, что он должен был сказать?..
Дюран продолжил:
- Даже небольшая свора Протозергов, собравшаяся на орбите одной планеты… Это уже неимоверный потенциал. Каждый Ангел служит генератором пси-течений – я не буду Вам рассказывать детали, для Вас это слишком долго, непонятно, и ненужно… Мне удалось воссоздать новый вид темной пси-энергии. Чем больше свора – тем больше этой энергии. Одного приказа будет достаточно, чтобы эти живые генераторы смогли высвободить ее в окружающее пространство. Знаете, что будет, если в этот момент в окружении своры будет находится флот противника, или же целая планета?
- Боюсь представить…
- Правильно. Значит, Вы в полной мере представляете, какая это сила.
- Зачем Вам все это?
- Причины? Забудьте о них, Вы вряд ли поймете, что заставило меня пустится на это… - Дюран отвернулся.
- Допустим, Вам это удастся. Обитаемые миры землян и Зергов падут. Что дальше? Как Вы будете строить новую жизнь на испепеленных мирах?
- Понимаю, Вас интересует судьба моих соратников, и всех тех, кто работает в этом комплексе, да и многих других секретных объектах, которые находятся под моим началом. Те, кто доживут до этого времени, будут предоставлены сами себе. Честно говоря я даже не представляю, что они будут делать. Скорее всего, они доживут свои дни тихо и спокойно, не опасаясь засыпать каждую ночь, теша себя надеждой, что в этот раз их не нашли их враги. Естественная спокойная смерть – пожалуй, это единственное, о чем они сейчас все мечтают. Что же касается этих существ… Они бесполые, но могут размножаться – процесс созревания плода похож на развитие особей Протоссов. Каждый Ангел наделен интеллектом, и каждый из них воспринимает себя как одно отдельное «я». В то же самое время они не испытывают страха даже за собственную жизнь, подобно Зергам, и они способны воевать лишь усилием собственной воли – телекинез, пирокинез, энергия пси... и еще многое другое, и все это – на высшем уровне. Ангелам не обязательно нужно держать оружие в своих руках – оружие для них, это их мозг и их тело, в первую очередь. Вы понимаете, Станислав? – Дюран взглянул на Стаса, и, вновь переведя взгляд на Протозерга, помолчав, закончил, - Протозерги построят собственную цивилизацию на руинах миров. Тех, которых они не уничтожат, разумеется… Они создадут собственную культуру, социум, собственное правительство, лишенное подкупности, бюрократии, лживости и лицемерия. Их мощь будет несокрушима, а обычные люди – те, которые сейчас под моей опекой – будут для них божествами без излишнего раболепства и богохульства. Я буду лишь время от времени давать им необходимую информацию, чтобы Капелла не сбилась со своего пути развития – и Ангелы будут следовать этим указаниям безукоризненно.
- Мне кажется, что это существо не очень-то понимает, что происходит… Скажу прямо, оно совсем не кажется покорителем Вселенной…
- …Оно не похоже на ангела – скорее наоборот – на исчадие ада и Вы испытываете лишь омерзение к нему и ко мне, как к создателю этого существа, - с усмешкой договорил Дюран, - меня это совсем не трогает, Станислав. Вы – самый первый чужак, который видит Ангела, без посвящения в наш круг. Не удивительно, что Вы воспринимаете все происходящее вокруг как нечто совершенно безумное и неосуществимый бред свихнувшегося ученого в попытке создания высшего существа.
Дюран вновь повернулся к Стасу, вперив в него пристальный изучающий взгляд:
- Возможно, Вам сейчас покажется, что я скажу глупость, но… Вы многое теряете, решив уйти именно сейчас. Через несколько лет в Галактике развернутся события, и многие тогда бы захотели бы быть на вашем месте – в роли наблюдателя перерождения жизни. Вам сейчас трудно понять происходящее здесь – это всего лишь малая толика всего, что удалось мне создать и спланировать…
- Вы сказали глупость, господин Дюран, - отрезал Стас, с затаенным омерзением глядя на существо, спокойно стоящее под колпаком биопреобразователя.
- Как знаете, Станислав. Но как думаю я, для Вас еще не все потеряно…
Стас заскрежетал зубами, покраснев, но Дюран лишь усмехнулся – то ли презрительно, то ли сочувствующе.
Стасу было трудно поверить, что сейчас, где-то глубоко в космосе, где светят две звезды-сестры, вращается огромная пустынная планета с ядовитой атмосфере, на поверхности которой стоит лишь единственное творение рук человеческих – этот комплекс. Сооружение, заселенное непонятными искусственными чудовищами, и где сейчас, на самой высокой башне, в центре этого зала стоят двое человек, один из которых – сам Стас, а второй – грезящий о конце времен талантливый био-конструктор. Эта простая очевидная мысль никак не укладывалась у Стаса в голове – равно как и порождение фантазии этого второго человека, Дюрана, которое сейчас стояло в своей стеклянной клетке, постепенно свыкаясь к совершено новому восприятию условий, в которых оно скоро будет завоевывать Галактику…
- Пожалуй, это все, что я хотел вам сказать и предложить, Станислав, - произнес Самир, поворачиваясь к нему, - теперь я вынужден покинуть этот комплекс. Тот, кто ждет меня, слишком нетерпелив в своем ожидании, и мне нужно поторапливаться. Вы… Знаете, что делать дальше?
- Да, - Стас твердо кивнул, - и спешу Вас уверить, после того, что я здесь увидел и услышал, мне еще больше хочется завершения этой истории. Это… слишком тяжело для восприятия…
- Я понимаю. Что ж, прощайте, Станислав…



Снаружи бушевал ветер; мощь и сила этой незримой, но ощутимой стихии, неподвластной никому, воистину ужасала. Стас даже не подозревал, что ему придется столкнуться с подобным противостоянием. Однако, он уже не мог вернуться назад; с легким кислородным генератором за спиной и дыхательной маской на лице, он шагал вперед, от круглого люка в плоской поверхности одной из крыш комплекса к нависающей громаде одной из башен.
После того, что он узнал, он больше не мог оставаться внутри. Тоска и страх еще тяжелее наваливались на него, и он спешил убраться из комплекса, понимая, что теперь его главной целью будет лишь найти себе новое пристанище. Новое – и последнее…
Было удивительно, как легко дышалось через маску. Стасу даже казалось, что намного легче, чем без нее в обычной атмосфере. Было трудно поверить, что этот чудовищный ветер несет в себе невидимый яд атмосферы Боушра – медленный, но смертельный…
Наконец, Стас достиг громадной стены одной из башен комплекса. Ее ширина и высота была таковой, что Стасу казалось, будто он уперся в вертикальную плоскую стену. Здесь было странное покрытие, по которому он добрался от люка к стене; словно бы десятки прямоугольных ходов, сейчас плотно задраенных, скрывали внутри комплекса всю его мощь и силу. Стас уже не сомневался, что так оно и было…
Он устроился прямо на крыше этого здания, привалившись спиной к уходящей в небо башне, оглядывая через стекло дыхательной маски открывшуюся взгляду картину.
Отсюда были видны двор комплекса, больше напоминавшего гигантскую крепость. Черное озеро на котором покоилась эта конструкция, мощные стены, где были видны далекие фигурки патрульных – Стас не сомневался в том, что его не заметно в сумраке на таком расстоянии на фоне темной башни – и выступы других корпусов и зданий, составляющих основу самого комплекса. Бешено несущиеся в небе тучи иногда открывали обзор двум солнцам, и тогда вниз светили косые желто-красные столбы света, подобно лучам мощных прожекторов…
Стас снял с плеч ремни генератора кислорода, поставив го рядом с собой. Достав из кармана коробок с «элементалью», он подумал о том, что сейчас никто в этой Вселенной, не подозревает о том, что сейчас произойдет здесь, в укромном месте, на отшибе сектора в удаленном мире, на крыше единственного строения людей в этом бесчеловечном месте…
Задержав дыхание, он сдернул с лица маску, и, закрыв глаза, с хрустом раздавил капсулу во рту…
Стас увидел то, что хотел увидеть, полностью окунаясь в свои грезы и растворяя в них свое «я» без остатка. Сожаления не было – было лишь стремление вновь почувствовать томительный плен поиска той, которую он любил даже после ее смерти, и чтобы, в конце концов, найти ее в лабиринте своих иллюзий и воспоминаний, которые сплелись в единый беспорядочный клубок. Ветер продолжал нести свой тяжелый груз бесконечных скоплений свинцово-оранжевых туч, и светила безучастно смотрели вниз, где плоть и кровь человека вновь становились плотным темно-матовым газом, с ярким незабываемым привкусом и запахом меда… на этот раз уже навсегда.
Патруль наемников в темно-коричневых скафандрах спустя несколько часов обнаружил достаточно жутковатую картину: труп человека в комбинезоне пилота-дальнобойщика, и жилете поверх яркой цветастой рубашки, с дорогими платиновыми браслетами на запястьях, возле которого валялся генератор кислорода и маска. Мертвец с закатившимися глазами под веками, сидел прислонившись спиной к стене башни, и едва заметно улыбался мрачным небесам Боушра…


Главное – терпение…
Залог успеха в любом деле. При терпении и определенной степени осторожности и скрытности можно реализовать все то, что он задумал уже много лет назад. Даже такое «безумство» станет реальностью, очень скоро, через определенное время. Главное – дождаться момента этого перелома, когда ситуация начнет переходить под его контроль, и уж тут-то он не прозевает свой момент действия.
Самир пробыл на поверхности этого мирка уже несколько часов, после того момента, когда транспортный корабль из комплекса доставил его сюда. Он уже чувствовал приближение крупного организма Зергов – а это значит, скоро все пойдет так, как намечалось. Намечалось не им – но это только пока…
Здесь бушевала буря – плотные белые облака, кажущиеся раскаленным паром, обволакивали все вокруг, снижая видимость на десяток метров вокруг. Самир не боялся смерти – он знал, что Керриган не бросит его, а это значит что ее Зерг прибудет за ним…
Его фигура в облачении Призрака с картечной винтовкой, замерла на скалистом возвышении. Самир уже давно не шевелился, обдумывая то, что случилось за последний месяц, и то, что случиться очень скоро…
Ему вспомнился тот мелкорослый дальнобойщик, который решил свести счеты с жизнью. Самир еще раз аккуратно взвесил все данные и факты; все ли правильно он рассчитал, пустив чужака в святая святых комплекса, и раскрыв несколько незначимых, но все же тайн того места на Боушре?.. Впрочем, учитывая обстоятельства, Самир быстро успокоился. Он знал, что ошибки быть не может; скорее всего, дальнобойщик уже мертв – если он не закончил начатое самоубийство, то это сделают бойцы Элитной Стражи, которые видели постороннего на запретной территории в башне секции лабораторий…
Далекий приглушенный ветром рев донесся до слуха Самира; посланец Керриган прибыл. Спустя несколько мгновений из мельтешащего белого крошева показались длинные массивные клешни и многочисленные щупальца спускающегося Правителя Зергов…
Этот Зерг должен был доставить Самира к Керриган, которая уже оккупировала орбитальные платформы Чара, готовясь к штурму центральной цитадели землян и порабощенных ими Зергов. Это было правильное решение – иначе Самир выбыл из игры Сары уже давно; Высший Разум – серьезная угроза, которую Керриган недооценивает. Нужно как можно быстрее и эффективнее убрать существо; Керриган по сравнению с Высшим – всего лишь жалкая форма центрального кластера управления Роем…
Через сутки Самир достигнет точки прибытия; он должен успеть в срок, иначе Керриган, заподозрив его в долгом отсутствии, поймет его предательство… Потом она раскроет свой план – зачем же ей Матриарх Темных Храмовников Протосс Расзакал?..
Самир, чье лицо скрывала плотная маска скафандра Призрака, глядя на приближающееся чрево Правителя, ухмылялся; это он, а не кто иной, сумевший объединить все две формы в третью, и с каждым моментом судьба галактики шла к нему в руки…
Молчащее царство звезд скоро огласится пением Капеллы Ангелов, поднявшихся с сотен миров по всему космосу…
© desantNIK
Статья написана: 2005-05-27 02:39:33
Прочитано раз: 11367
Последний: 2016-09-29 07:00:24
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  Волкодав
@ 2008-05-06 00:21:44

Новичок


Психологический рассказ... Тяжёлый... Заставляет подумать. Мне понравилось.
  СТАСЯН
@ 2006-07-04 09:11:48


Честно говоря, надо было доработать!

А так, автор, извини, ХЕРНЯ получилась!

Желаю удач в будущем :)
  DRED
@ 2006-06-08 12:29:26

Новичок

6753
НЕЧЕ нового смерть и хаус статист поганый немог по арегеналне предумать
  Duran
@ 2006-03-15 20:18:07


ох.енный рассказ
и вообще даёшь гибрид Ксел-Нага, зергов, терран и протоссов. Ваще будет рулез. Раса, обладающая коллективным разумом зергов и социальной структурой зергов, объединённым интеллектом, пси-способностями, развитием и полиморфностью Ксел-Нага и тоссов, а так же складом мышления землян, позволяющим расе быть не такой консервативной, как протоссы и находить возможность развиваться в самых неблагоприятных условиях. И это чудо будет на стороне терров.
  Proto-Xel'Naga-Zergo-Terran
Гость @ 2006-03-15 18:52:44


ip: 84.52.79.*
RULEZZZZZ!!!!!!!!!!!!!!!!!!RULEZZZZZ!!!! !!!!!!!!!!!!!!RULEZZZZZ!!!!!!!!!!!!!!!!! !RULEZZZZZ!!!!!!!!!!!!!!!!!!RULEZZZZZ!!! !!!!!!!!!!!!!!!RULEZZZZZ!!!!!!!!!!!!!!!! !!RULEZZZZZ!!!!!!!!!!!!!!!!!!RULEZZZZZ!! !!!!!!!!!!!!!!!!
  ф
@ 2005-10-29 08:19:26

ф ф
ф
  VENOM
@ 2005-08-25 08:10:16


даже с большого перепоя такую херню написать не каждый способеню...
  Vel0
@ 2005-05-28 20:27:00

Новичок


Namana!
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top

7x pts rating
2499 protoss
[7x]KpeHgeJIb
protoss KpeHgeJIb.359
2499 pts
 
Stat: 119-96
Rate: 55.35
2266 terran
[7x]Control
terran control.341
2266 pts
 
Stat: 332-298
Rate: 52.70
2055 protoss
[7x]Smith
protoss smith.269
2055 pts
 
Stat: 289-257
Rate: 52.93
2020 protoss
[7x]QuanChi
protoss QuanChi.484
2020 pts
 
Stat: 478-461
Rate: 50.91
1947 protoss
[7x]Nerazim
protoss Nerazim.2325
1947 pts
 
Stat: 261-245
Rate: 51.58
1644 protoss
[7x]IGG
protoss Motörhead.647
1644 pts
 
Stat: 136-128
Rate: 51.52
1573 protoss
[7x]Lipton
protoss Lipton.725
1573 pts
 
Stat: 81-84
Rate: 49.09
874 zerg
[7x]jonk
zerg jonk.178
874 pts
 
Stat: 68-73
Rate: 48.23
709 zerg
[7x]Harius
zerg LiquidHarius.21800
709 pts
 
Stat: 42-5
Rate: 89.36
257 zerg
[7x]Masamune
zerg Masamune.571
257 pts
 
Stat: 11-1
Rate: 91.67
224 terran
[7x]Surprise
terran Surprise.698
224 pts
 
Stat: 12-7
Rate: 63.16
165 zerg
[7x]T1Mmi
zerg TiMmi.736
165 pts
 
Stat: 29-19
Rate: 60.42
54 zerg
[7x]Krash
zerg Krash.903
54 pts
 
Stat: 2-3
Rate: 40.00
1381 terran
[7x]Leon
terran Leon.1216
1381 pts
 
Stat: 217-216
Rate: 50.12
1108 zerg
[7x]Igon
zerg SevenXIgon.103
1108 pts
 
Stat: 48-50
Rate: 48.98
928 zerg
[7x]CrazyRabbit
zerg CrazyRabbit.780
928 pts
 
Stat: 39-26
Rate: 60.00
807 zerg
[7x]Raven_gg
zerg Ravengg.625
807 pts
 
Stat: 35-30
Rate: 53.85
560 random
[7x]Fen1kz
random Fenlkz.514
560 pts
 
Stat: 58-46
Rate: 55.77
290 protoss
[7x]Ashbringer
protoss Ashbringer.2446
290 pts
 
Stat: 9-20
Rate: 31.03
162 protoss
[7x]Kanzler
protoss Kanzler.870
162 pts
 
Stat: 5-4
Rate: 55.56

События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 30.09.2016 @ 01:04:14 MSK. Страница загружена за 0.180204 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта