История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Глухой Каньон-2 "Трансформация" (часть 4)

Экспортировано из коллекции Blizz-Art.Ru
Собираем фанфики.



Глава 17.


Показуха и расслабуха


— «Равняйсь! Сми-ирно! Равнение на середину!» – зычный голос Бангена разнесся по огромному импровизированному плацу в виде стадионоподобной площадки. С древних времен и поныне эти бессмертные команды будоражат миры, где ступала нога человека в военной форме. Поскольку парад предназначался прежде всего для терран, выбор пал именно на их церемониальные правила…, разве что с некоторыми исключениями.

Из развернутых по периметру поля динамиков заиграл военный марш. Мыслящий, на долю которого выпало принимать парад, развернулся и направился к условленному месту. На этот раз в качестве аватара он выбрал боевую разновидность гидры-охотника, свою личную. Громадная тварь по своей силе могла сравниться даже с ультралиском, стоило ли говорить, что Банген на ее фоне казался карликом? Впрочем, генерал нашел весьма остроумный выход из ситуации.

Вообще-то в подобных случаях офицеры садятся на какую-нибудь технику: автомобиль или танк, например. Бен потратил целый день, чтобы худо-бедно научиться ездить верхом и теперь восседал на снежно-белом коне, в свое время клонированном Корпорацией. Бедное животное явно не понимало, что здесь происходит и откуда взялась такое количество вооруженных существ, однако в силу природного спокойствия и псионных увещеваний седока покорно развернулось и поскакало в сторону зубастой твари. Что поделаешь, традиция…

Стоящий в строю Шершнев в полуха слушал, как Лысый докладывает зергу о том, что формирования ОСА построены. Он примерно знал, что будет дальше, потому что сам учавствовал в разработке этого спектакля и немногочисленных репетициях. Однако никто не мог гарантировать, что Мыслящий ничего не изменил. Речь он, например, очень не хотел произносить, поскольку никак не мог понять, зачем это вообще нужно. В результате Андрею пришлось самому придумывать текст и потом уговорить зерга прочитать его, воспользовавшись транслятором.

— «Здравствуйте товарищи», - ну вот пожалуйста, хотели же сделать «эн таро Адун». Ну и что ответят «товарищи», особенно те, которые с пси-лезвиями?

— «Здравия желаю, товарищ главнокомандующий»! – дружно взревели собравшиеся на «плацу» отряды. Те, кто не мог сказать этого вербально, ответили на приветствие псионически. Некоторые предпочли и то, и другое одновременно.

— «Эн таро Тассадар»! – как символично; Мыслящему, похоже, до лампочки, что он говорит через многострадальный транслятор. Рекомый верховный экзекутор отправил Овермайнда, бывшего «сюзерена» Мыслящего, в бессрочную отставку, а этот туда же: «энтарить его».

— «Во имя Тассадара!» - рявкнул строй.

Зерг и Банген отодвинулись к свежевыстроенной трибуне, над которой вился красный флаг с кристаллическим зеленым трилистником. Солдаты-терраны уже успели окрестить его «пропеллером», а себя – «карлсонами». С другой стороны приятно, что кто-то еще помнит древние сказки. Сейчас некоторые начнут толкать речь…

И все же, несмотря на кажущийся фарс и абсурд происходящего, была здесь своя изюминка, искорка глубокого смысла, что сводит на нет возможные упреки насмешников. Да, защитников Каньона очень мало – по сравнению с Роем Королевы или Армадой Корпорации. В истории немного найдется абсолютно нового: все когда-то было, в той или иной степени. Люди вроде Шершнева или Колосковой вряд ли могли знать, что нечто подобное уже происходило сотни и тысячи лет назад, когда маленькая, но храбрая армия дефилировала на плацу, даже когда противник стоял в нескольких километрах от нее, а в небе в любой момент могли появиться вражеские бомбардировщики. И вот сейчас, в одном из мириадов обитаемых миров, стройные ряды протоссов и терран с подконтрольными зергами воплощали то самое презрение к смерти и грядущей бойне, что так любят воспевать поэты.

— «…вдали от дома мы продолжаем сражаться за будущее наших народов…», - продолжал вещать зерг с трибуны. Высоко в небе играл одинокий «стелс», и сейчас Андрей искренне завидовал пилоту, что может видеть выстроившихся на парад воинов. Здесь все, кто не занят боевым дежурством или еще какой-либо неотложной работой. От рядового пехотинца и до начальников генеральского уровня. Солдаты и офицеры построены согласно новому штатному расписанию, а посему в одном подразделении могли быть и люди, и протоссы.

— «…я верю, что мы отстоим Каньон, кто бы ни явился сюда!…», - речь близится к завершению. Ну что ж, сейчас будет самое интересное…

— «Равняйсь! Сми-ирно!» - надо отдать должное, получалось у Мыслящего очень неплохо, - «К торжественному маршу…», - еще одна дань традиции – Шершнев вышел на установленную позицию, - «…на одного линейного дистанции…, управление штаба прямо, остальные напра-ВО!»

Подчиняясь команде, стройные шеренги в единый миг развернулись, обратившись колоннами. Кратковременное шарканье стихло, все ждали приказа…

«Шаго-ом МАРШ!» - тысячи существ одновременно пришли в движение, делая первый шаг…, потом еще, еще и еще… Парад войск Аримунэ достиг своего апогея.

Нельзя сказать, что все шли идеально, все-таки строевая подготовка – это далеко не самое главное, что нужно солдату в столь неспокойное время. Шершнев покосился на идущего рядом Петренко – у этого богатый опыт подобных мероприятий, не собьется. Так, сейчас будет команда…

«Сми-ирно, равнение направо»! – это Ксайфилад, он идет в голове колонны. Согласно распорядку, главные офицеры управления должны завернуть к трибуне и выстроиться подле нее. Хорошая позиция, чтобы посмотреть, как шагают другие.

Одно за другим, проходили подразделения. Протоссы в своей сверкающей золотом броне выглядели фантастически красиво – объединенные псионными потоками, они шагали единым монолитом. То же самое касалось терран, способных в совершенстве пользоваться пси-коллекторами, прежде всего пилотов и «призраков». Кстати, согласно регламенту, последние должны были маршировать с подконтрольными зергами. Одна из самых противоречивых идей парада ОСА…

Скосив взгляд, Шершнев увидел Колоскову – с остекленевшими глазами и каменным лицом девушка впечатывала в землю каждый шаг так, словно пыталась разломить камень под собой. Но самое интересное следовало прямо за ней: высоко поднимая маленькие лапки, вслед за хозяйкой шли зерглинги. Как они не падали, оставалось загадой. Андрей едва сдержал улыбку – все-таки старается человек, чтобы было лучше…

Дождавшись, пока хвост общей колонны – отряд охранения во главе с Боровских, не встанет на свое место, Мыслящий изрек долгожданную фразу:

«Благодарю за усердие. Командиры, личный состав в вашем распоряжении»

Это многое значило. Сегодня выходной, значит можно немного выспаться перед обещанным концертом. Собственно главное сборище решили сделать на бывшей базе протоссов, ныне сильно поредевшей зданиями. Сейчас там оставались космодром с большой посадочной площадкой, несколько жилых строений, а также пара нерабочих Звездных Врат, возведенных в самом начале пребывания протоссов в Каньоне. Главные системы, в том числе кибернетические заводы, были перенесены в место дислокации объединенной базы, здесь же сделали еще один оборонительный аванпост.

Для предстоящего празднества инженеры соорудили высокий полупрозрачный энергетический купол, смастерили сцену и прочие необходимые вещи. Кто собирался развлекать публику недолго оставалось тайной. Шершнев, в свое время подвязавшийся устраивать концерт, заранее знал, кто чем будет занят и почему. Пьер, например, отлично играл на синтезаторе и посему был обязан состоять в наспех состряпанной «рок-группе». Туда же отправились несколько пехотинцев и огнеметчик «Анноха», увлекавшийся колотильней на барабанных установках. Разумеется, не обошлось и без «фанеры» - необходимые носители информации были загодя приготовлены и рассортированы…


***





«Я смотрю, тебя не слишком заботит, в каком виде ты пойдешь на концерт», - заметил Корегонес, чья мерцающая фигура курсировала по скромному человеческому жилищу.

«Я иду туда не за любовными приключениями», - отмахнулась Колоскова, напяливая форменную куртку взамен парадной униформы, - «и вообще, у меня свои представления о стиле».

«Ты про штаны с дырками?», - ехидно заметил протосс, для которого подобные наряды были равносильны заляпанной рабочей одежде.

Собственно, вход на пресловутый концерт был открыт для всех, вот только вряд ли кому-то из протоссов могло понравиться всеобщее прыганье и грохот на сцене. Разумеется, каждому свое, и судить о примитивности здесь не слишком уместно, однако это не повод, чтобы мучить себя, наблюдая пьяные рожи союзников: местный заводила, он же капитан 2 ранга Шершнев, позаботился и о выпивке. Впрочем, у каждого правила есть исключения, и Корегонес был одним из них. То, что он задумал, выглядело не совсем прилично с его стороны, но зато добавляло свою прелесть в грядущую развлекаловку.

«Только я попрошу, не мучь меня бесконечными вопросами, ладно?», - попросила Колоскова, доставая из под кровати инъектор с заряженным зельем, - «Как-нибудь потом…»

«Договорились», - охотно согласился тот. Еще бы, ему и так пошли навстречу, дав положительный ответ на довольно-таки экстремальную просьбу. Корегонесу захотелось побывать среди терран, но не как протоссу, а якобы как одному из них. Что для этого надо сделать? Разумеется, уговорить знакомую девушку взять его с собой – в многострадальной черепушке.

На этот раз наркотик оказался более «чистым», поскольку был взят непосредственно у Агриллиса. Разумеется, джудикейтору никто не сказал, зачем это надо, официально зелье предназначалось для «углубленной медитации», неофициально…

«Готово!», - Нина ясно почувствовала, что тело уже не принадлежит только ей одной. Нет, темплар, сколь искусен бы он ни был, вряд ли сможет управлять руками или ногами, а вот копаться в мыслях и ощущениях – пожалуйста. Собственно говоря, для того и затевалась вся эта авантюра.

«Знаешь, я много раз ходила на вечеринки с кавалерами, но чтобы вот так…», - констатировала девушка, последний раз критически осматривая собственное отражение в большом настенном зеркале. Последенее было добыто немалыми стараниями, чем хозяйка по праву гордилась…

…Грохот музыки был слышен уже на подходах к импровизированному концертному залу. Плотность спешащих поучаствивать в движухе людей возрастала: далеко не все пришли вовремя – кто-то мог, например, банально проспать, как это сделала Колоскова. Если на «Снежном Барсе» многие чуть ли не вешались от безделья, то здесь дневной сон был неслыханной роскошью (впрочем, если впереди ночная вахта – на здоровье).

Собственно концертный «зал» представлял собой громадную площадку с установленными перегородками по периметру: для тех, кто хотел немного отделиться от бушующей толпы. Неподалеку от столиков и ближе к центру установили автораздатчики дармового спиртного и еды. Сцена располагалась в центре, многочисленные динамики окружали ее по бокам, они же висели на высоких столбах по всей площадке. Именно оттуда по округе разносилось примерно следующее:

Меня плющем накрыло – плющит, плющит, плющит,

Вселенским кайфом накрывает с голово-о-оу-ой!

Меня потащит – тащит, тащит, тащит, тащит,

Бери стимпак, я разделю его с тобо-о-ой!

«Какая глубокомысленная песня», - с иронией заметил Корегонес.

«На большее он вряд ли способен», - прокомментировала Нина, наблюдая за прыгающим возле двойного синтезатора Готьеном, - «надо же, ему разрешили петь песни собственного сочинения!»

«Куда смотрит цензура!» - картинно возмутился протосс. Собственное обещание поменьше болтать он благополучно забыл.

«Сейчас и проверим», - девушка поправила темные очки, надетые для сокрытия бешеного – стараниями наркотика – взгляда и прошла ближе к центру площадки, пытаясь найти знакомые лица.

Впрочем, не надо обладать острым зрением или повышенной внимательностью, чтобы заметить притулившегося в уголке Боровских. Поскольку без брони Хранитель выглядел, мягко говоря, не совсем эстетично, он явился сюда в чем зергова мать родила: то есть в полном боевом облачении. Неудивительно, что его попытка быть незаметным имела тот же эффект, как если бы ультралиск решил бы спрятаться в кустах. К тому же около этой махины скопилось подозрительно много народу из оряда «Аннох».

Подойдя поближе, Нина обнаружила практически всех знакомых, кроме, разве что, Герды. Новоявленный первый пилот крейсера «Немезис» пришла сюда в сопровождении некоего господина в штатском. Да, Гейницу идет костюм, но он явно зря старался, если надеялся, что его никто не узнает.

— О, а вот и Нинка пришла! – махнула рукой ее давняя подружка, Нелли Крамова, чей дропник в свое время прилетел к затерявшимся в Каньоне людям: самому «призраку», а также Бангену и Шершневу. Как давно это было…

— Всем привет! – взгляд Нины прошелся по окружающим, пытаясь выискать среди них Андрея.

Товарищ капитан 2 ранга сидел и печально всматривался в стакан с газировкой. Ничего удивительного… Все-таки заместитель генерала Бангена, командующий звеньями истребителей – несолидно напиваться-то. Собственно, Андрей и пришел сюда в мундире со знаками отличия, тогда как большинство присутствующих ограничилось полуштатской одеждой.

А мы пойдем покурим травку золотую

И потом затянем песенку простую,

Ой, ла-ла…

— Андрюх, ты хоть слышишь, что он там поет? – Нина потеребила скучающего пилота.

— Ну и что? Пусть поет, - отмахнулся Шершнев, отхлебнув из стакана, - я ему сказал: делай так, чтобы было весело, вот он и старается.

И зеленый дым станет нам родным…

— Вообще-то здесь Гейниц, - напомнила Колоскова. Нет, ей все равно, какую ахинею будет нести Пьеро, но как бы потом начальство не провело с ним разъяснительную работу на предмет пропаганды наркотиков и фривольного образа жизни.

— Я знаю, - в том же тоне произнес Андрей. Чуть повернув голову, он посмотрел в зал, словно пытаясь найти кого-то, - а еще Мыслящий. Понятия не имею, что ему здесь надо, но вон тот зерглинг возле Петренко – это он.

— Н-да, глупо было надеяться, что начальство не придет, - процедила девушка, оглядываясь по сторонам. Странно, она вроде под действием псионического наркотика, а все равно как-то неуютно. Или это Корегонес постарался?

«Я не при чем. Кстати, а зачем ты хотела потанцевать на столе?», - прокомментровали внутри головы. Как мило, он даже не стесняется лазить в самые потяенные уголки души, благо, возможностей хоть отбавляй.

— Бангена нет и не будет, протоссов тоже, - продолжал вещать Андрей, - хотя я уверен, что под куполом обсервер Агриллиса. Прикинь, если он сломается и упадет Пьеру на голову, скандалу-то будет, а? – пилот хитро покосился на вставшую столбом девушку, - Да шучу, не упадет…

— Лучше б ты этого не говорил, - вздохнув, Нина взяла со стола первую попавшуюся емкость с янтарной жидкостью и опустошила ее, - меньше знаешь – крепче спишь.

— Угу, а наутро спрашиваешь – почему никто мне ничего не сказал, - пожал плечами тот, - знаешь, погляди вот на них, - Шершнев кивнул на собравшуюся публику, - они тоже видели Гейница. Наверное, единственный человек, который думает, что он скрылся в толпе, это он сам. Однако же не заметно, что народ сильно взволнован его присутствием.

— Да уж, особенно после пары кружечек этой дряни, - Колоскова недоверчиво понюхала содержимое вновь наполненной кружки, - твоя работа?

— Не, Петренко, - свалить ответственность на офицера снабжения – милое дело, - а что, дешево и сердито…

— Сам-то не пьешь, - ехидно заметила Нина, автоматически прихлебывая продукт местного ликеро-водочного заводика.

— Еще успею, - отмахнулся тот и принялся дуть газировку.

«Все штабисты – сволочи!» - возмутились «изнутри».

Со сцены на бедовые головы собравшихся целыми галлонами по прежнему выливалось пьерово бессмертное творчество:

Я буду пить, я буду гулять,

Возьму ружье – пойду воевать,

Старуха смерть подальше иди,

С тобою нам не по пути!

«И не говори», - Колоскова чуть не произнесла это вслух. Совсем рядом Боровских активно участвовал в празднестве, посасывая какой-то напиток из трубочки, ведущей к большому цилиндру со знаком химической опасности на боку. Рядом расположился Эскандер: этот решил попробовать все, что натащили сюда заботливые организаторы. Даже доисторические каменные галеты. Последней каплей стала подскочившая с бутылкой Крамова, изрекшая примерно следующее:

— Нинка, смотри, я достала коньяк!

— Наливай…

…Дальше были какие-то танцы, хождение по концертному залу, бурное обсуждение в стиле «как мы всех их уроем», причем кого именно, Колоскова так и не поняла. Петренко, недавно получивший звание полковника, вылез на сцену и минут десять разглагольтсвовал на тему «враг у порога»: очень живописно, всем понравилось. Пьер нацепил пси-коллектор, и желающие смогли всецело ощутить гамму чувств, вложенных в его песни. Запомнилась Герда, целующаяся взасос с «человеком похожим на полковника Гейница»; Крамова, пьющая пиво из бочонка, содержимое которого больше проливалось, пропитывая темно-красное бикини… жарко ей, что ли? Колоскова опомнилась только тогда, когда доморощенные музыканты хором затянули медляк, из-под сцены пошел белесый с зеленоватой примесью дым, а ее саму кто-то выволок танцевать…

— А кто-то еще говорил про начальство, - «мистером икс» оказался Шершнев собственной персоной, по-прежнему выглядевший трезвее некуда.

— Андрюх, что с тобой стало? – промямлила девушка, к которой постепенно возвращалось сознание. Однако застегивать куртку она не стала, оставав «декольте» в покое, - Опять тяжкие мысли? Как-то не вовремя…

— Брось, - отмахнулся тот. То, что Нина уже раз пять наступила ему на ноги, Андрея совершенно не волновало, - мне действительно неохота пить ничего крепче газировки – пока что. Уж последний-то раз можно надраться, так что не беспокойся за мое состояние…

— Эт-то к-как… «в последний раз»? – удивилась Колоскова, - Хороший у тебя настрой, нечего сказать.

— Да не, я не о том, - уверенно произнес Андрей, - Мы победим, я верю в это.

«Извини, еще кое-что», - Корегонес напомнил о своем существовании, - «Мне показалось, или он хотел сказать: «я знаю?» и «кем мы станем после этого?»

— Что ты имеешь в виду? – Колоскова сама не поняла, к кому обращается.

— Каньон – наш дом, мы защитим его, а он защитит нас, - Шершнев опять говорил загадками.

«Катастрофа неизбежна, мы лишь можем надеяться, что силы природы пощадят нас», - дополнил темплар.

— Кошмар, - устало произнесла Колоскова, уткнувшись в андреево плечо, - пойду прогуляюсь.

Музыка на какое-то время стихла. Шершнев отошел в сторону, послушать, как Петренко травит байки о собственных боевых подвигах. Колоскова нетвердой походкой побрела к выходу.

— А теперь наша любимая композиция, - взвыл Пьеро, энергии у которого ничуть не убавилось, несмотря на количество выпитого зелья, - «Кровавая бензопила-а-а-а-а-а!!!»

«Пошли отсюда скорей», - взмолился Корегонес. Нина ускорила шаг – насколько это было возможно. Под ужасающий грохот и рев досточтимой публики она вышла прочь.

Относительная тишина и свежий воздух, как ни странно, произвели действие, обратное желаемому. Колоскову развезло, и теперь она, изрядно пошатываясь, пыталась найти место, где «тихо и раздают еду» – во всяком случае, так сознание интерпретировало ее потребности в настоящий момент.

«Осторожно камень… теперь налево… чувствушь запах? А почему я чувствую?… Нет, я не глюк, я Корегонес», - комментировали из глубин разума. От этого пассажира Нина не могла избавиться, во всяком случае пока. Да и не хотелось вовсе, - «Левой рукой хватайся за этот выступ… нет, не надо лезть наверх! Слушай, а почему у меня начинает кружиться голова?»

«У тебя нет головы», - наобум ответила Нина.

«Ошибаешься, то, чего нет, кружиться не может, болеть тоже», - заявил темплар, - «Н-да, странное ощущение. Ощущение полета… Тебе не кажется?»

«Уже нет…», - подумала Колоскова, протирая ушибленный зад. Ладно еще не вниз головой упала, и на том спасибо. Хм, а вот и источник аромата, на который намекал протосс. Как учуял-то?

«Через тебя», - услужливо подсказал темплар.

В маленькой каменной нише расположилась небольшая компания во главе с Гарри «Потрошителем». Их внимание всецело сосредоточилось на жаровне, где готовились сосиски и подогревался хлеб. Рядом в изобилии валялись пакетики с кетчупом, намешанным из синтетической томат пасты.

— О-па, кого я вижу! – воскликнул вождь пожирателей сосисок, - ну ты и нализалась, дочка. Есть хочешь?

Промычав в ответ что-то неразборчивое, Нина согласно кивнула и взяла булку с сосиской, что в народе имело название «хот дог». Банген как-то сказал, что в дословном переводе со староанглийского это означает «горячая собака». Но сосиски из настоящей псины здесь никто еще не ел – это точно. Тут и собак-то никаких нет – разве что те, которых привезли с «Интрона».

Извозюкавшись в густом кетчупе, Колоскова продолжила свой путь в никуда и остановилась лишь по просьбе Корегонеса, который никак не мог понять, куда же все-таки они идут и зачем. Устало вздохнув, девушка приземлилась среди камней и подняла взгляд на полное звезд небо. Красотища. Мириады звезд, от крохотных серебристых точечек до самых ярких, что в человеческом воображении складываются в фигуры, называемые созвездиями. Здесь, на Аримунэ, не было астрономов, но имена у самых заметных космических скульптур все же имелись: Клинок, Пехотинец, Фуражка, Линг – терраны не мудрили с названиями. Небесные светила убаюкивали неземной красотой, Глухой Каньон хорошо поглощал звуковые волны, идущие от концертной площадки, так что здесь царила относительная тишина. Сладко потянувшись, Колоскова разлеглась прямо на камнях, еще хранивших тепло ушедшей за горизонт Аримунэ. Чудный вечерок, не поспоришь: погода здесь почти всегда благосклонна к обитателям планеты.

Вспомнив про перепачканное кетчупом лицо, девушка потянулась за платком.

«Ты когда-нибудь замечала, как на тебя смотрят мужчины?» - неожиданно спросил Корегонес.

«А что?» - платок нашелся тогда, когда его хозяйка уже хотела воспользоваться рукавом куртки.

«Некоторые молодые инженеры с «Интрона» считают тебя ангелом во плоти – так вы называете высшие существа, верно?» - хитрая призрачная ящерица явно на что-то намекала.

«Я не пойму, к чему ты клонишь», - обратилась к темплару Нина, успев при этом зевнуть, оглядеться и распахнуть пошире куртку.

«Мне просто интересно, что бы они подумали, увидев тебя сейчас», - заявил тот.

«А мне какое дело?» - хмыкнула девушка и сказала вслух, - знаешь, настоящие чувства тем и отличаются от флирта, что человек воспринимается таким, какой он есть. Я не могу запретить себе пить, есть и, пардон, ходить в туалет, не могу отрастить крылья, чтобы летать в облаках. И мне нравиться танцевать стриптиз на столе в дружеской компании, а на мнение блюстителей строгой морали я плевать хотела. Если это красиво, почему нет?

«Красиво что?» - переспросил Корегонес, - «кстати, не говори вслух, а то тебя примут за умалишенную»

«Ты прав… А красиво то, что не безобразно. Я понимаю – каждому свое, но если не нравится – отвернись; не нравится большинству – делай это тихо; наносит явный вред окружающим – тогда да, запрет. Но тут надо кушать на завтрак жареных младенцев…»

«Спасибо, не стоит», - полученный пси-образ не слишком понравился высшему темплару, - «А если речь о вреде моральном?»

«Смотри пункт первый», - отмахнулась Колоскова. Слегка прищурившись, девушка мечтательно уставилась в небо, словно выискивая там сказочного принца. Левая ладонь Нины плавно легла бедро, слегка поглаживая его, - «Ты загоняешься Корегонес, все гораздо проще. Институт полиции нравов был создан, чтобы ограничить бесконтролькое размножение людей, у которых гениталии вместо мозгов…»

«Не уточняй», - поправил тот.

«…нормальные адекватные люди могут позволить себе всякие вольности, потому что несут ответственность за свои поступки. Прежде всего перед самими собой», - артистически изящным движением Колоскова коснулась указательным пальцем кончика носа и, чуть нажав на него, повела руку вниз, словно желая подчеркнуть все выступы и изгибы своего, без преувеличения, прекрасного тела.

«Когда ты, не побоюсь этого термина, совращаешь молодых самцов», - тон протосса сделался более официальным, игривого настроения собеседницы он старался не замечать, - «своими выходками, в чем заключена твоя ответственность?»

«Мне интересно твое мнение», - парировала Нина. Нагретая за день скала приятно грела спину, хотелось приникнуть к ней сущностью, ну или хотя бы потереться, как кошка на ковре, чем Колоскова немедленно и занялась.

«Я знаю, что некоторые из вас ради любви способны совершать безумные поступки», - начал темплар, - «Самоубийство в том числе. Как тебе такое?»

«Не путай любовь со страстью», - изогнувшись, словно пантера, Нина перекатилась на живот, затем снова на спину. Правая рука тихонько поползла на внутреннюю сторону бедер, чтобы составить компанию левой, пальцы которой уже приятно щекотали кожу через слилизованные дырки в штанах, - «Пусть у меня красивая задница, мне что теперь, удавиться? Или спать с каждым психопатом, чей мозг затуманен острым спермотоксикозом?»

«Речь даже не о внешности», - Корегонес начал чувстововать себя не то чтобы неуютно, но как-то странно или даже неловко, - «а… что ты творишь?»

Словно забыв, что она здесь не одна, во всяком случае ментально, Колоскова расстегнула пошире куртку и, запустив туда руку, начала плавно массировать грудь. Благо, ситуация располагала: романчитеский вечер, теплые гладкие камни, ясное, полное звезд небо над головой. Какие только фантазии не придут в затуманенный алкоголем мозг! Псионический голос темплара лишь успокаивал, затронутая интимная тема только подогревала нездоровое чувство раскрепощенности и вседозволенности.

«А если тебя увидят?» - кажется, протосс понял, что ответа на предыдущий вопрос он не дождется.

«Я их пошлю», - фыркнула девушка, в очередной раз принимаясь тереться ягодицами о гладкий и теплый красный камень, - «а так – пусть смотрят…», - Колоскова задиристо хихикнула, - «и дрочат, если это поможет им разнообразить вечеринку».

«Нина, я понимаю, что тебе это доставляет удовольствие…», - Корегонес замялся, словно разоткровенничавшийся подросток, - «но могу ли я… могу ли я попросить тебя прекратить делать это?»

«Раз понимаешь, зачем просишь?» - девушка и не думала прекращать поглаживания, постепенно подбираясь к самым интимным местам.

«Помни, что твои ощущения частично передаются и мне», - пустился в объяснения тот, - «ну, в общем, это… твои мысли, твои чувства… очень непривычны…»

«Это еще цветочки», - пальцы Колосковой ловко проскользнули в расстегнутую ширинку, - «У меня тут есть кое-что… кстати, тот мужик с крыльями, о котором я думаю – это ангел».

«А та штука, которую ты засунула себе в рот?!» - созгнание темплара разрывали прямо противопооложные желания – поставить максимальную защиту или дать этому странному, щекотливому потоку увлечь себя в неизведанные дали.

«Леденец», - девушка действительно вытащила из кармана куртки угощение и, зажав зубами палочку, на которой оно держалось, принялась водить языком по сладкой шершавой поверхности. Смочив слюной шаловливые пальцы, Колоскова вновь запустила их куда следует, вторая рука плавно путешествовала от шеи до набухших сосков на приподнимающейся с каждым вздохом груди.

Звездное небо стало как будто ближе и ярче, теплый ветерок добавлял свою толику страсти и романтики в происходящее. Незримое присутствие Корегонеса теперь ощущалось куда лучше прежнего, несмотря на то, что протосс пытался скрыть свое присутствие. Присутствие, но не желание поучаствовать в происходящем – теплар сбросил внутренныие оковы и теперь парил в облаках непознанных наслаждений. На лице девушки застыла блаженная улыбка, что озаряет лица людей, когда они касаются чего-то желанного, но доселе запретного. Многоцветная гамма чувств нахлынула и закружила обоих в водовороте страсти. Не в силах держать ее внутри себя, девушка выгнулась дугой, губы чуть приоткрылись, выпуская наружу легкий протяжный стон… Для нее, как и для Корегонеса праздник действительно удался…

— Фу-у-ух, это было круто, - проговорила Колоскова, застегивая куртку.

«Я даже не знаю, с чем сравнить», - вторил Корегонес.

«Не с чем, а с кем», - Нина вновь принялась за свое – после волшебных минут на валяния на камнях настоение поднялось еще выше.

«У нас это происходит совсем по другому», - мечтательно протянул тот.

«Прозрачный намек?» - хитро спросила Нина.

«Перестань», - отмахнулся Корегонес, - «Кстати, как твое самочувствие? Полегчало, наверное?» - протосс имел в виду алкогольное опьянение и его побочные эффекты.

«Вроде того», - девушка чуть приподнялась, - «потопали обратно?»

Первые же несколько шагов наглядно показали, насколько ошибался протосс, когда намекал на чье-то отрезвление. Колоскову по-прежнему шатало, мало того, временно деливший с ней разум спутник начал бессовестно ошибаться, путая право и лево. На старушке Земле в таких ситуациях обычно берется такси, здесь таковое было не предусмотрено.

Вдалеке послышались радостные вопли. Прищурившись, Нина заметила смутные очертания чего-то бегущего четырехногого, за которое уцепилась целая свора двуногих, самый огромный из которых сидел ближе к голове несчастной тварюги. Интересный вид развлечения… Народ сегодня тянуло на всевозможный экстрим. Зоркий, хоть и чуть окосевший глаз девушки приметил мирно пасущуюся гидру неподалеку. Зерги в Каньоне были обычным явлением, и на них мало кто обращал внимание.

«Эврика!» - так, немного сосредоточиться. Уж с одним-то миньоном можно справиться и без пси-коллектора.

«И как это называть?» - вопросил Корегонес, крайне заинтересованный происходящим.

«Такси», - бросила в ответ девушка, пытаясь уцепиться за верхние броневые щитки гидралиска. После нескольких бесплодных попыток Нина просто забралась по телу гидры, как доисторическая обезьяна на пальму и, взявшись за передние конечности миньона, усилием мысли двинула его вперед.

Есть такая пословица: мы в ответе за тех, кого приручили. Каков хозяин, таков и… В общем, гидралиск хоть и передвигался не в пример быстрее пьяного телепата-водителя, но шатался никак не хуже оного.

«Мы сейчас упадем!» - взвыл Корегонес на очередном повороте.

«Не «мы», а я», - сварливо заметила Нина, - «Спокойно, доедем все»

Ползучее создание забралось на горку, где начиналась широкая дорога и к месту проведения концерта, и к основной базе. Здесь же Колоскова смогла увидеть, что далеко не она одна проявила чудеса смекалки. Парочка коллег-«призраков» безуспешно пыталась уехать на зерглингах. Присмотревшись, она узнала в них давних знакомых – братьев Флетчеров. Что ж, ничего удивительного… С громкой руганью люди валились со спин маленьких созданий, как только те совершали первый прыжок. Рядом стоял «гриф», который почему-то решили не использовать. Нина еще успела заметить, как эти гении ремнями привязывают к нему лингов на манер колесницы…

Сияние пилонов внизу недвусмысленно подсказывало, что они близки к цели. Это была не сама база, какой-то перевалочный сателлит, но это лучше, чем ничего. Гидралиск набрал скорость, буквально съезжая с крутой горки. Колоскова, чей разум был все еще затуманен алкоголем, плохо следила за дорогой.

В общем, хронология дальнейших событий выглядела примерно так…

«Мы едем слишком быстро!» - воскликнул Корегонес.

«Тем лучше», - буркнула Нина, уткнувшись головой в шершавые броневые щитки гидры.

«Но ты даже не видишь – куда!»

«Как будто ты видишь!»

«Конечно нет, ведь я смотрю твоими глазами!»

«Ну, ладно… подумаешь… ой…»

«Тормози!!!»

…Погода стояла чудесная, празник продолжался. Зелот-страж аккуратно нес обмякшее тело перегулявшей девушки-«призрака». Взявшийся словно из ниоткуда судья Агриллис следовал рядом и читал им странные нотации, рассчитанные скорее на протосса, чем на террана. Воин не слишком понимал, о чем речь, однако уловил одну из полуневменяемых телепатем оправдывавшегося темплара-невидимки:


«Товарищ джудикейтор,


терранин ни при чем,


Мы ехали на гидре


и врезались в пилон…»




Глава 18.


Король для Королевы.





Еле заметное свечение люминесцентных колоний на потолке и стенах зараженного командного центра терран придавало помещению некую мрачную торжественность и служило больше для эстетики, чем как осветительные приборы – Королева прекрасно видела в темноте. Собственно, тут и смотреть-то не на что, если только на темную бездну космоса, таившуюся за броней и сенсорами здания. На укрытые крипом постройки космической платформы, наматывающей бесконечные витки на орбите планеты Чар, Кэрриган насмотрелась вдоволь. Гораздо лучше взглянуть на необъятную Вселенную глазами неспешно плывущего в комическом пространстве Оверлорда или линга-разведчика какой-нибудь далекой колонии. А можно просто послушать пси-волны, сходящиеся сюда отовсюду, где смогли побывать зерги. Королева должна знать все, иначе как поймать неуловимых врагов, что строят далеко не мирные планы касаемо ее персоны. Дюран, Зератул, Рэйнор, Менгск, Артанис… где они? Чем заняты? Арктурус, хитрая змея, опять удрал и ныне отстраивает пошатнувшуюся империю. Да, именно «империю», заглавной буквы эта жалкая кучка терран не заслуживает. Их миры не так-то просто обнаружить, что спасает людей от полного разорения. То же касается и протоссов. Кэрриган задала им всем хорошую трепку в давешней битве, когда три союзных флота попытались уничтожить платформу на орбите Чара и разорить саму планету. Один из них, ведомый самодовольным посланцем Земного Директората – генералом Дю Галлом, больше никогда не появится здесь. Остальные вовремя ретировались, особенно протоссы. Эти отступали грамотно, без суеты, чем спасли жизни многих своих воинов. Рано или поздно они заявят о себе, чтобы попытать счастья вновь. Пускай, Королева не видела причин всерьез опасаться их, по крайней мере, если рядом нет Рэйнора. Изощренный ум и проницательность экс-маршала Конфедерации не раз помогали ему выпутаться из сложнейших ситуаций, выйти победителем там, где пасовали другие. Протоссы горды и упрямы, они атакуют в лоб. Джеймс Рэйнор способен найти обходной путь и свалить врага единым точным уколом в самое сердце.

«Где же ты ходишь, Джимми?» - в сотый, а то и тысячный раз подумала Королева, - «И еще этот… эта тварь…»

Самый главный враг – неизвестность. У нее добротное овальное лицо, ровные скулы, пухлые губы и темные проницательные глаза, всегда чуть влажные. Неизменный красный берет на голове и кожа цвета шоколада. Она говорит неспеша, вкрадчиво, отлично стреляет и моментально прячется, достигнув цели. Имя ей – Самир Дюран. Полусоюзник, полудруг, полувраг… непойми кто. Он добился, чего хотел и ретировался восвояси, чтобы вернуться, но уже в ином обличии. Кэрриган не верила в чудеса и совпадения – Дюран обязательно напомнит о себе, но когда? И как? Ее разведчики неустанно продолжают поиски, но пока безрезультатно. И потому Королеве только и оставалось, что слушать космос…

Среди потоков сигналов, контролирующих Рой, затесался чужак. Коммуникационный поток, очень мощный – когда-то так сообщались с Овермайндом его Наместники: Даггот, Зас и прочие. Интересно, кто же это? Скорее всего темные храмовники протоссов, из высших иерархий. Может быть даже прелат Зератул собственной персоной – пригрозит расправой или по-джентельменски предупредит о грядущем вторжении в одну на из колоний зергов. Протоссы сильны, но предсказуемы… так-так…

«Твой час пришел, Кэрриган. Пора ответить за то зло, которое ты…», - темный темплар, кто бы сомневался! А далеко-то как: этот умник даже не пытается скрыть своего местонахождения, что, впрочем, логично. Опять угрозы, нотации…, но как он умудрился послать столь мощную телепатему?

«Мы вызываем тебя на битву…», - еще один, только другого роду-племени. Размечтались! Так она и побежала. Опять давить каких-нибудь умалишенных протоссов, которые построили авианосец и теперь думают, что непобедимы. Отправить к ним небольшую стаю, что ли?

Королева прикрыла глаза, стремясь всецело прочувствовать окраску телепатемы, чтобы понять, кто же на самом деле ее послал. Нет, вряд ли это протоссы, им такое не под силу. Наместник-недобиток? Но кто? Кэрриган специально проводила псионический поиск бунтовщиков, но ничего не обнаружила. Или он чем-то хорошо экранирован, что сумел так долго прятаться?

«Разрешите… дайте, дайте мне, я знаю…», - а вот это уже что-то новенькое. Терраны. «Призрак», очень способный, раз может пользоваться пси для транскосмических переговоров, хоть и с чужой помощью, - «ты… я тебя… сверху и снизу своим… по самое… натяну… с собаками… и вообще…»

«Я не жирная!!!» - возмущению Королевы не было предела, в глубине души проснулись старые ассоциации и образы…

Осталось только придумать, каким способом она убьет человека с острой зеленой бородкой…


***





— Ну вот опять, - сказал Андрей, провожая глазами муталиска, падающего в раззявленную пасть Каньона, - а она любит экспериментировать.

Миньон Кэрриган судорожно хлопал крыльями, бросаясь то в одну, то в другую сторону. За прошедшие сутки на Аримунэ-3 случился форменный зергопад – поле подавления нещадно рубило псионные нити, связывавшие живых марионеток с непривыкшему к подобным трюкам кукловоду.

— Рано или поздно она заявится сюда сама, - проворчал стоящий возле Андрея полковник Петренко.

Должность офицера управления предполагала не столько привилегии, сколько дополнительные нагрузки. Только сейчас Шершнев по настоящему осознал, что это такое – командовать крупными войсковыми формированиями. В первые дни его голова просто разрывалась от количества проблем, требующих скорейшего решения. Банген удалился к Мыслящему и Эскандеру. Они что-то долго обсуждали, после чего Лысый практически перестал появляться на людях. Хорошо, что рядом оказался Петренко – старый офицер, с многолетним опытом командования. Трудно поверить, но этот грузный и неповоротливый на вид человек когда-то был простым пехотинцем. Дальше учебка в инженерном корпусе военной Академии, первый «Голиаф», пилотом которого стал будущий полковник. Работа с техникой, особенно с осадными танками, новые назначения, экспедиция в сектор Корпул, база «Огненный Лис» и, наконец, Глухой Каньон.

— Вадим Павлович, - в личных беседах Шершнев предпочитал обращаться к нему по имени-отчеству, - вы уже видели командный танк группы «Юг»? Как он вам? – пилот имел в виду недавно построенную модель «Арклайта» с более прочной броней и расширенной коммуникационной системой.

— Хорошая машина, - со знанием дела проговорил тот, - но офицеры командования прежде всего будут полагаться на мобильные системы связи, пси-коллекторы в том числе. «Тиран» не гарантирует безопасности.

— «Тиран?» - спросил Шершнев.

— Так назвали танк, - пояснил Петренко, - Протоссы сумели вмонтировать генератор щита в его корпус, что повысило его обороноспособность. Это настоящая передвижная крепость…, - офицер на некоторое время замолчал, вспоминая что-то свое, - но от несметной орды спасут только быстрые ноги. Поэтому никогда не полагайся на броню, мобильность – вот наш козырь.

— Именно поэтому я полечу на «стелсе», - согласно кивнув, проговорил Шершнев, - а не на «скауте». Там еще переучиваться надо.

Люди проводили взглядом снижающегося оверлорда с десантом. Андрей чуть прищурился, пытаясь наладить контакт с миньоном, чтобы узнать, кого он привез. Вдруг ультралисков? Нет – какие-то второсортные линги, место которых на тренировочном стенде у Боровских. Да, не уважает их Кэрриган, не уважает – до поры до времени. Впрочем, если бы Мыслящий созволил представиться, сюда могло заявиться куда больше миньонов, но новоиспеченному главнокомандующему захотелось остаться инкогнито. Глупо, надо быть распоследним тупицей, чтобы поверить, будто темплар умудрился при помощи темной пси-энергии установить столь качественную связь на огромном расстоянии, разделяющему Чар и Аримунэ.

— Как думаешь, долго нам еще ждать? – спросил Петренко. Существенно превосходя Шершнева в возрасте, он предпочитал обращаться к нему на «ты» в личных разговорах.

— Порядком, - ответил после некоторой паузы Андрей, - кто мы для нее? Галактические отбросы, возомнившие о себе невесть что. Мыслящий как-то заметил, что не все Серебрейты-Наместники могли быть уничтожены. Могли остаться те, чья автономность дегенерировала до крайности, и они полностью подчинены Королеве. Если это так, то сначала придут они. И не справятся: им не совладать ни с нами, ни, тем более, с Мыслящим, - очередной лишившийся контроля оверлорд едва не врезался в скалу, и только приказ «перехватившего» управление человека спас его от катастрофы. Петренко криво ухмыльнулся, довольный столь наглядной демонстрацией того, о чем говорил Шершнев, - Тогда Королева поймет, что запахло жареным и решит разобраться лично. Ну, а дальше дело за Эскандером.

— Это хорошо, - задумчиво проговорил полковник, - нам нужно еще время. Рой сразу же обнаружат разведчики Корпорации, а если и «Интрон» засекут – жди Армаду.

— Точно, - согласился Андрей, - но сделанного не воротить. Королева явится сюда, рано или поздно. И если загадывать, я выберу лучше первое, чем второе…


***





Огромный Рой вторгся в пределы системы, распугав обсерверы и несколько «стелсов»-разведчиков. И те, и другие поспешно ретировались, едва только передовые отряды Королевы Лезвий появились в зоне сканирования. Обсерверы прыснули в разные стороны, словно пытаясь запутать военачальника зергов, а вот истребители все как один припустили в направлении невзрачной на вид планетки, третьей в системе.

Кэрриган не преследовала их. Сначала надо было понять, что за полтергейст творится в этом закоулке галактики. Несколько экспедиций, отправленных ею, просто исчезли бесследно; последним, что она смогла увидеть глазами миньонов, была огромная расщелина на теле планеты. Инстинкт – терранское наследие – подсказывал ей, что враг поселился именно там. С высоты она не могла рассмотреть никаких строений или техники, дальше связь пропадала, и Королеве оставалось только догадываться о судьбе своих посланцев.

Итак, терраны и протоссы. Сколько их? Как они вообще уживаются здесь бок о бок? Вполне возможно, что именно тут обретается Джимми…, а кто еще мог бы объединить враждующие цивилизации? Опять же, не решен вопрос с призрачным Наместником, каким-то образом выжившим в войне с Роем Королевы, если он вообще в ней участвовал….

Перво-наперво – разведка. Основные силы близко к планете не подводить. Напрячь все силы, чтобы не упустить контроль за миньонами. Что-то давило на разум, не давало в полную силу проявить свои способности. Кэрриган чувствовала это еще на подлете к злополучной системе. Неужели новый пси-дизраптер? Если да, то, во имя почившего Овермайнда, как они его сделали? В свое время подобные устройства были уничтожены, все, до последнего винтика, а тут на тебе!

Оверлорд, окруженный скруджами, неспешно приблизился к планете. «Стелсов» и след простыл, наверное, уже приземлились, надеясь на защиту планетарных систем. Сенсорами миньона Королева видела хорошо знакомую картину: изумрудное небо, полупрозрачные розовые облака и циклопическая расщелина под ними. Каньон. С каждым метром спуска управлять разведчиком становилось все труднее. Наверное, если пробыть здесь подольше, можно привыкнуть к действию загадочного поля, по крайней мере, до определенного предела. Но времени у Кэрриган не было, и Оверлорд продолжал неспешно лететь к цели.

До такой высоты ее миньоны еще не спускались: теперь Королева могла видеть глубокую пропасть расщелины и многочисленные горные хребты, поднимавшиеся из ее бездн. Несколько минут спустя проявились очертания небольших строений, прилепившихся к громаде красного камня. Возле некоторых из них суетились фигурки терран: люди были заняты ремонтом и на оверлорда не обращали никакого внимания. Воспользовавшись телескопическим зрением миньона, Кэрриган смогла рассмотреть знаки отличия и нашивки людей. Земной Директорат?! Вот уж кого не ожидала увидеть, так это их. Выжили, значит. Придется это исправить…

Разведчик уже начал спускаться в глубины каньона, когда «проснулась» ракетная турель, которую Кэрриган упустила из виду. Пара зарядов заставили оверлорда подняться выше и лететь вдоль отвесной каменной стены. В какой-то момент Королеве показалось, что она вот-вот упустит управление, словно кто-то «перехватывал» у нее миньона, подобно темному архону. Оверлорд взмыл вверх, уходя от «очухавшихся» обитателей планеты: на скалах появились пехотинцы и драгуны, что только подтвердило ее предположение об альянсе. Разведчик поспешил ретироваться под защиту Роя, а Кэрриган недовольно поворочалась в транспортном мешке собственного оверлорда. Слишком мало информации: есть враги, заключившие союз, у них какое-то устройство, подавляющее пси. Дальше что?

Беспокойство Королевы услилилось, когда она обнаружила, что миньон, летавший к планете, как-то странно растворился среди себе подобных. Она не могла определить оверлорда-разведчика, хотя вообще это было дело ничтожной доли секунды. Ну и куда он подевался? Их количество то же, что и было – чужака нет. Так, а тогда что «пристыковалось» к ее собственному транспорту?!

Гидралиски-стражи не обратили никакого внимания на пробирающееся к ней нечто. Миньоны попросту отказывались видеть противника, принимая его за своего! И кто же это? Королева приготовилась к защите, чуть раскрыв смертельно опасные иглы. Конечно, в таком положении драться неудобно, но что поделаешь. А вот и убийца…

«Убери оружие, Кэрриган», - кто бы мог подумать, что существом, сумевшим обвести вокруг пальца саму Королеву Лезвий, будет какой-то терран? Впрочем, Дюран тоже выглядел довольно-таки невинно, пока не удрал в неизвестном направлении, - «Я пришел поговорить».

«От имени кого?» - значит, смертоубийства не будет? Нет, будет, только после незапланированного брифинга.

«Объединенных Сил Аримунэ», - ответил тот, передавая соответствующие пси-образы, - «и еще кое-кого…»

Глаза Кэрриган вспыхнули ядовитой желтизной, когда она поняла, о ком речь. Она была права, полагая, что темным темпларам не под силу устроить столь мощный канал связи.

Хо-Ин, Отшельник, Мыслитель – у него много имен. Самый бесполезный из наместников Овермайнда, он был окружен не меньшей заботой главного Центра, чем все остальные. Очень древний, пожалуй, ровесник Даггота или даже старше, он редко выходил на связь с основным Роем. Да и самому Овермайнду было сложно достучаться до Отшельника, что никак не умаляло его ценности. И вот теперь, когда все Наместники уничтожены, а Рой в руках Кэрриган, Хо-Ин поднялся из глубин тысячелетий. И, судя по всему, нашел себе друзей в лице протоссов и терран.

«Я спущусь, и вы убьете меня, верно?» - телепатировала Королева, прокручивая в голове способы изничтожить посланца, - «Мне проще оторвать твою глупую голову и выкинуть в космос».

«Нет, не проще», - саркастически заметил эмиссар Отшельника, - «Или ты спускаешься вниз, или мы оба здесь погибнем», - он указал на опоясывающий скафандр пояс со взрывчаткой, - «шевельнись, и мы взлетим на воздух. Реинкарнироваться ты не сможешь, здесь специальный заряд. Темный темплар Эбанас-Таг просил передать тебе привет – это он делал бомбу».

«Каждое существо, если оно хоть чуть-чуть свободно разумом, имеет желание жить», - в насмешливом тоне ответила Кэрриган, - «ты не посмеешь…»

«Называй меня камикадзе, шахидом, самоубийцей», - незваный гость чуть приоткрыл врата сознания, чтобы Королева могла убедиться в правдивости его телепатем, - «У меня есть цель…»

Он не врал. Лишь слабая ниточка сиюминутной задачи доставить Королеву на планету заставляло это существо оставить в покое взрывчатку. По сути, он сам и был ею: псионическим зарядом, способным взорваться в любой момент. У псевдотеррана была цель – убить ее, Королеву Лезвий. Сейчас он как никогда близко к цели, еще немного и…

«Стой!» - в какой-то момент Кэрриган показалось, что этот ненормальный сейчас разнесет в клочья и себя, и ее. Да, Хо-Ин хорошо постарался. Или как они там его все называют? Мыслящий. – «Я спущусь на планету. Я ведь зачем-то нужна вам?»

«Верно», - согласился тот, - «Иначе нас обоих здесь уже не было бы».

…И вновь злополучный Каньон, да именно так – для местных обитателей это что-то вроде идола, почти как Аиур для протоссов. Но на этот раз она сама летит туда, вместе с убийцей, которого подослал коварный Наместник. А вот и делегация местного начальства…

Впереди всех небольшой гидралиск, какая-то особая морфа, не предназначенная для боя. Да, существование в компании протоссов и терран не пошло ему на пользу, отметила про себя Королева – прочие Наместники не пользовались аватарами. Чуть поодаль разношерстная компания остальных князьков. Темный темплар, что пронизывает ее ненавидящим взглядом, и есть тот самый Эбанас-Таг, о котором сообщал посланец. Рядышком два офицера терран: один молодой, высокий, второй гораздо старше, грузный пожилой мужчина. Судя по всему, какие-то помощники или старшие офицеры. Около них протосс в нарядных белых одеждах. Ближе к гидре два его соотечественника в золотистых доспехах и один терран. Последний, матерый офицер вроде покойных Дюка и Стукова, с генеральскими нашивками, вызывал еще больше неприязни, чем даже протоссы. Хитрый взгляд престарелого убийцы не сулил ничего хорошего. Бегло просканировав собравшихся людей, Королева убедилась в том, что все они телепаты в той или иной степени; мало того, прочитать их мысли навряд ли удастся.

— Думаю, нам стоит представиться, - начальник-терран предпочел вербальную речь, - генерал Бенедикт Банген…


***





Андрей состоял в числе делегатов скорее почету ради, чем для практических целей. Переговоры должны были вести командующие во главе с Мыслящим, остальным же только и оставалось, что наблюдать. Впрочем, из первых же телепатем Кэрриган, обращенных к Мыслящему, окружающие могли узнать его истинное имя, данное ему еще Овермайндом-создателем. Хо-Ин, как его назвала Королева, не делал секрета из собственного пси-диалога с ней. Он же передал ей образы деятельности Корпорации, добытые при помощи ученых, сбежавших оттуда.

Кэрриган… Великая Королева Лезвий, владычица Роя зергов… Нет, не такой ее представлял Шершнев. Он думал, что увидет мерзкую тварь, бездушую и расчетливую, способную лишь поглощать цивилизации ордами своих марионеток. Оказалось, Кэрриган выглядит посимпатичнее того же Боровских. Гладкая пепельно-серая броня, смертоносные крыловидные шипы аккуратно сложены за спиной, голову покрывают длинные распущенные вибриссы. В отличие от зелотов, Королева не стала затягивать их в косы или пучки, оставив распущенными. Ядовито-желтые, чуть раскосые глаза гармонично дополняли общий антураж.

«…И вы предлагаете мне закрыть Роем вашу планету в ожидании чудо-оружия, которое может и не сработать?» - насмешливо спросила Королева.

«Последнего я не говорил», - отозвался Банген, - «Нам нужно время, и все. В конце-концов, ты же хотела знать, кто такой Дюран и что он задумал?»

«Это не означает, что надо драться со всей его ордой одновременно», - заметила Кэрриган, - «легче разорять базу за базой…»

«Ты уверена, Королева?» - перебил Бен, - «Тебе лучше знать, какие сведения Координатор имеет о тебе и твоем Рое. Пойми, ты на ладони, и если вздумаешь вести затяжную войну, фортуна будет отнюдь не на твоей стороне. Вдобавок генерального сражения все равно не избежать, так не лучше ли сделать это сейчас, на выгодных нам условиях?»

«А как же их сбежавшие ученые?» - заметила Кэрриган, попутно осматривая видимую часть Каньона, - «Они могут помочь».

«Да», - телепатема Лысого больше напоминала ухмылку, - «Но прятать их долго все равно не удастся, рано или поздно Армада явится за ними».

«Ну, раз так», - Кэрриан чуть отступила назад. Паривший высоко в небе оверлорд пошел на снижение, готовый забрать хозяйку, - «Я соглашусь с вами. Но чтобы собрать всю мощь Роя, потребуется время. Думаю, стоит заняться этим прямо сейчас…»

Королева запрокинула голову, устремив взгляд в изумрудно-зеленое небо. Как-то все просто, слишком просто…

«Не спеши, Кэрриган», - вступил в беседу Ксайфилад, - «Мы были бы распоследними дураками, отпустив тебя просто так, не правда ли?»

«О чем ты, протосс?» - удивилась та, - «Мы заключили пусть временный, но союз. Что тебе нужно? Грамоты? Церемонии? Или ты не веришь моему слову?»

Ответом стал дружный псионический хохот собравшихся командиров. Дело принимало слегка иной оборот.

«Доверяй, но проверяй», - констатировал Агриллис, сдерживая рвущееся наружу веселье, - «у нас тут идейка одна…»

«Предлагаю руку и сердце», - к опешившей Кэрриган подскочил Эскандер, - «Будешь моей женой? Знаю, что будешь. И только смерть разлучит нас, верно, Таг?»

Темный темплар хмуро кивнул, вперившись взглядом в бомбу собственного производства. Охотник и не думал ее снимать.

«Как это называть, Хо-Ин? Отвечай!» - вспылила Кэрриган, но оверлорда остановила – с Эскандером шутки плохи. Прочие делегаты спешно отодвинулись назад.

«Ты обманула слишком многих, всецело доверять тебе было бы глупо с нашей стороны», - как ни в чем ни бывало прокомментировал зерг, - «Я понимаю, ты думала, что обдуришь нас и улетишь восвояси. Не получится. Мой Охотник будет рядом с тобой, и только попробуй выкинуть какой-нибудь фокус. Твой Рой в любом случае послужит неплохим щитом от Армады. Теперь мы или победим, или погибнем здесь все до единого».

«Ну что, любовь моя, пошли, покажешь наше новое мерзкое летающее жилище», - Эскандер продолжал ерничать, приобняв Королеву за плечи. То, что она может ударить его шипами, Охотника совершенно не волновало.

«Совет да любовь», - Банген не удержался от колкостей.

«Мразь ископаемая!», - выругалась Королева, подводя транспортного оверлорда.

Ответом стало издевательское хихиканье джудикейтора. Мыслящий просто развернул миньона-аватару и направился к ожидавшему их шаттлу. Тема исчерпана, он получил что хотел. Остальные дождались, пока оверлорд Кэрриган исчезнет в утреннем небе Аримунэ-3, и только потом поспешили к транспорту. Дело сделано.




Глава 19.


Перед бурей



Активность инженерных работ в Каньоне не снижалась ни на минуту. Несколько неопознанных обсерверов с сопровождающими «стелсами» неподалеку от системы ясно дали понять – еще немного, и Координатор заподозрит неладное. Еще бы – с каких это пор на орбите невзрачной на вид планетки расположился огромный Рой Королевы Лезвий? «Интрон» до поры до времени спрятали в системе звезды Митинори, то же касалось и «Немезиса». Однако очень скоро придется вернуть их обратно, иначе риск потерять «Ледяной Барс» возрастет многократно. Да, Сцефан обнаружить не так-то просто, но уж лучше пусть первой в списке целей будет Аримунэ-3, как и задумано. На крайний случай инженеры «Барса» пробурили солидную скважину в теле планеты и устроили там бункер для эвакуации. Гейниц не зря поставил вместо себя Мурзикова, прекрасно зная, что этот офицер будет думать прежде всего о сохранении жизней людей и не устроит героического суицида.

«Огненный Лис», меж тем, с каждым часом превращался в неприступную крепость. Комбинированные ракетно-фотонные башни, бункера с «призраками» и гидрами, стационарные танки, вмурованные в землю. Техники, к счастью, было достаточно, а вот людей, способных управлять ею, не хватало. Разумеется, никто не собирался спешно переучивать ту же морскую пехоту на водителей «голиафов» или «танков». Пара хороших солдат куда лучше груды стреляющего невпопад железа, особенно в условиях Каньона.

Доктор Укон оправдала ожидания, подробно расписав, кого следует ждать и на что они способны. Ученые Корпорации не мудрили без необходимости: основные силы были представлены, по сути, аналогами боевых единиц существующих цивилизаций. Другое дело, что те же гуманоиды с энергетическими лезвиями на манер зелотов могли быть растиражированы куда быстрее, чем протоссы. По словам Юмы, главным разочарованим для Координатора стала невозможность создания сверхпсионического подконтрольного существа наподобие высших темпларов. Опытные образцы оказывались или слишком слабы, или обращались против своих создателей – давала о себе знать неподатливая пси-матрица перворожденных. С терранами оказалось проще, но силы у них были далеко не те. Куда выгоднее оказалось наклепать полуразумных гомункулусов, вооруженных стрелковым оружием, а также всяко-разных тварей на базе зергов, плюющихся кислотой или пускающих в ход когти. Наиболее опасными, по словам доктора Укон, были «личные» проекты Координатора. Один из таких оказался потерян во время внезапной атаки протоссов на одну из баз Корпорации. Прочие же были грозны, но сравнительно малочисленны. Опять же, их основная сила – псионика, в Каньоне сводилась на нет, и посему особо бояться их не приходилось. Сила Армады состояла в ее количестве: счет одних только псведозелотов шел на десятки тысяч. Гарнизон Каньона, меж тем, мог выставить лишь чуть более пяти тысяч бойцов, считая подконтрольных зергов. Мыслящий, несмотря на богатый опыт, был не состоянии удержать множество миньонов. Рой Кэрриган находился в противоположном гарнизону положении – огневая мощь Армады, если верить словам госпожи Укон, давала возможность игнорировать количественное превосходство зергов. К тому же у Корпорации были весьма «именитые» начальники, один только биоморф Стуков, «вживленный» в боевой крейсер «Катарсис» чего стоит. Из Феникса командира высшего ранга не получилось только потому, что Координатор опасался «пробуждения» истинной природы пси-матрицы претора и открытого бунта в самый ответственный момент. Он руководил лишь небольшими ударными отрядами.

В связи с последними событиями образовалась и еще одна проблема, связанная с Охотником, ставшим «тенью» Королевы Лезвий. Кто станет активатором Каньона, вынудив сокрытые в нем силы перейти от пассивной обороны к поглощению всего инородного? Шершнев, особо интересовавшийся этим вопросом, думал найти Бангена, но тот прочно засел в пещерах Мыслящего и выходить, судя по всему, не собирался. Впрочем, можно было обратиться к одному местному всезнайке, который обычно был в курсе всех дел, в том числе и его не касающихся…

«…Группой «Юг» будет командовать Петренко», - Агриллис полностью оправдал ожидания, - «Банген с помощью Мыслящего займется Каньоном…»

«Лысый?» - не сдержавшись, Андрей назвал генерала по старому прозвищу, - «Но как?»

«А вот так», - неопределенно ответил джудикейтор, - «По его выражению, он скорее сдохнет, чем отдаст Каньон в загребущие лапы Дюрана или кто он там…», - протосс сделал паузу, подбирая подходящий образ, - «Генерал заберется в Палату Эволюции, где при помощи Мыслящего добровольно модифицирует собственную матрицу».

«Но в случае успеха Каньон убьет его!» - воскликнул Андрей. Нет, право же, как столь расчетливый и осторожный тип как Банген смог решиться на такое безумие?!

«Вопрос открыт», - покачал головой Агриллис, - «Я буду ментально связан с ним и попытаюсь перехватить бразды контроля над пси-трансформацией, чтобы процесс не зашел слишком далеко. Возможно, мне удастся спасти генерала. Корегонес обещал помочь».

«Неужели нет другого выхода?», - спросил Андрей, одновременно раздумывая, что еще можно сделать в данной ситуации.

«У Тассадара его тоже не было», - поучительно заметил джудикейтор, обратившись к мнемокристаллам, аккуратно разложенным по соответствующим ячейкам.

«Разве он заранее задумывал то, что совершил?» - Шершнев с интересом уставился на архив, ожидая, что собеседник приведет доказательства.

«Это не известно никому», - покачал головой Агриллис, - «однако история содержит множество примеров, когда воины осознанно готовились погибнуть ради великого дела. Если хочешь, я могу дать тебе эту книгу», - джудикейтор встал и, пробежавшись взглядом по рядам мнемокристаллов, достал один и протянул Шершневу, - «этот трактат называется «Именем Аиура бессмертные» и повествует как раз о теме нашей беседы. Правда, это по большей части философская работа и посему сложна для понимания, но в ней множество примеров и фактов из истории протоссов».

«Спасибо», - Андрей принял кристалл и сунул его во внутренний карман кителя, - «Но я все же поговорю с Бангеном».

«Это твое дело», - Агриллис вновь обратился к библиотеке, большинство книг в которой раньше принадлежали Хелерадосу и Ксайфиладу. Ни тот, ни другой особо не увлекались чтением многомудрых талмудов и держали их скорее чести ради, чем для личного пользования, - «Я лишь позволю себе заметить, что не один только генерал осознанно полагает уничтожить себя ради Каньона. Подробности излишни, просто ты должен понять, что при сложившихся обстоятельствах это в порядке вещей».

Шершнев понимающе кивнул, внутренне гадая, кто еще способен на безумные выходки. Выйдя из жилища Агриллиса, он перевел взгляд на узкую изломанную полоску неба над головой и, тяжело вздохнув, погрузился в раздумья. Глухой Каньон стал домом для всех: людей, протоссов, зергов. Невозможное оказалось явью. Андрей был уверен – в глубине души любой из воинов надеялся, что все обойдется. Они будут готовиться, возводить укрепления, но в конце концов окажется, что все это напрасно, опасности нет и можно продолжать жить как раньше. Будут бредовые парады, концерты доморощенных «звезд», пламенные речи и многе другое, что впоследствии выльется в очередную хохму.

Но нет, шутки кончились. На орбите Рой зергов и Кэрриган собственной персоной, скоро к ним присоединятся корабли ОСА. У пилотов мало шансов остаться в живых. Шершнев методично проверял наличие и исправность самоспасателей в истребителях больше для собственного успокоения, в бою на высокой орбите от них мало толку. Не лучше придется и пехоте, особенно группе «Север» - сплошные уступы, обрывы, узкие каменные мостики и бездонные пропасти. У «Центра» свое чистилище – ущелье «Драконов могильник», с узкой тропой и многочисленными каменными клиньями по типу сталактитов-переростков. Кстати, Гарри «Потрошитель» будет обороняться именно там. У Петренко полегче: в его районе множество ровных площадок для размещения осадных танков и прочих орудий. С другой стороны, примерно в том же районе расположено местечко с условным названием «Гнездо зерглинга», очень удобное для быстрого развертывания оперативной базы. Обороны там практически нет, поскольку Мыслящий решил не растягивать силы, и если планетаные силы Армады закрепятся там, Петренко и его солдатам мало не покажется….

Окончательно испортив себе настроение, Шершнев сел на «гриф» и двинулся в сторону пещер Мыслящего. Часть проходов была завалена, однако основные по различным причинам оставили в покое. Здесь дислоцировался отряд охранения во главе с Боровских. Недавно от одного из узких ходов склепа было сделано ответвление в сторону дополнительного здания научно-медицинского комлпекса, где располагались вольеры для живых образцов.

Банген обнаружился возле Пруда Порождения, где плескались недавно выведенные зерглинги. Выглядел он неважно: за последнее время Лысый сильно похудел, а теперь так вообще напоминал Кощея из старой детской сказки. Но тот Кощей был Бессмертным, а этот – нет. Кожа вокруг глаз покрылась многочисленными морщинами, но взгляд остался все тем же, колючим и цепким. Нет, Лысый определенно задумал какую-то авантюру, он слишком хитер, чтобы вот так просто пожертвовать собой. Или нет?

— Товарищ генерал…, - будучи младше – и званием, и возрастом – Андрей предпочитал называть его согласно табелю о рангах.

— Еще один, - перебил тот, - Я догадываюсь, зачем ты пришел. Сейчас скажешь «наверняка есть другой путь», не так ли?

— Ну, да…, - неуверенно произнес Шершнев, топчась на месте.

— Поверь мне, если бы мы могли поступить по другому, мне не пришлось бы делать этого, - Лысый повернулся и указал пальцем на Палату Эволюции неподалеку, - Мыслящий тоже не в восторге от идеи превращения меня в монстра, ведь он тоже рискует. Мало того, его возможности управления зергами будут ограничены, поэтому он сможет только командовать внешними войсками при помощи приборов и нервных отростков. Под его непосредственным контролем будут лишь миньоны личной охраны. Остальных возьмут на себя такие как ты.

— Агриллис сказал, что может помочь вам, - Андрей выдал собственный источник информации, - но интересно, каким образом?

— Думаю, наш джудикейтор слегка переоценивает свои возможности, - мягко проговорил Бен, пройдя к пульсирующей биомассе Палаты, - хорошо, если он в одиночку сумеет совладать с Каньоном, о прочих задачах я бы умолчал.

— Знаете, я не верю, что вы не оставили себе не малейшего шанса, - Андрей наконец решился высказать глужущие разум мысли вслух.

Банген только рассмеялся и, прижавшись к живому строению, слегка прикрыл глаза.

— Оно ждет меня, - почти прошептал генерал, - Мыслящий специально модифицировал Палату ради одного единственного существа. Догадываешься, кто это? – уголки губ пожилого «призрака» чуть приподнялись в грустной улыбке, - я скорее сдохну, чем отдам Каньон… Корпорации, Кэрриган – не важно, кому. Наверное, ты уже слышал эту фразу?

Шершнев согласно кивнул. Интересно, кто еще из командования осведомлен об этом плане? Протоссы наверняка, от них не скроешь очевидного. Петренко может догадываться, но молчать. Он занят своими машинами и предпочитает не лезть в высокие материи. А Гейниц? Впрочем, ему и на «Немезисе» проблем хватает.

— Но чтобы подготовиться, нужно много времени, - добавил Бен. Становилось понятно, почему он так редко появлялся на публике, - Если повезет, стану кем-то вроде Боровских, очень повезет – останусь тем, кем есть. Если нет, Мыслящий убьет меня, как договорились…

— Что?!! – воскликул Шершнев. Кажется, он переборщил с громкостью: в проходе появился огнеметчик «Анноха».

— Понимаю, звучит жестковато, - генерал махнул рукой солдату, чтобы тот шел по своим делам, - но ты ведь не хочешь, чтобы на свет родилось чудовище? Сам Мыслящий не в состоянии вылепить из меня такое существо. Здесь будет Лина Мирт, медик, она введет ткани Палаты необходимые медикаменты, которые приготовила доктор Укон. С ними эволюционные возможности зерга станут куда шире, - произнося это, Лысый скривился и принялся расхаживать из стороны в сторону, - сама Юма Укон займется тяжелоранеными. Кстати, с ее помощью Мыслящий вывел гидралисков, чей яд смертельно опасен для отдельных групп ваникс.

— Да, я слышал, - согласился Шершнев, - Корпорации это вряд ли понравится.

— Вот именно, скоро они придут сюда, чтобы воздать ей по заслугам, - подтвердил Банген и подошел к нише в Палате Эволюции, по размерам предназначенной для человека, - знаешь, Шершнев, я уверен, ты на моем месте поступил бы точно так же.

— А что, это возможно? – Андрей еще не до конца обдумал, о чем спросил.

— Вот видишь, - Лысый вновь улыбнулся, но на этот раз широко и добродушно, как дедушка при виде внука, принесшего школьный дневник с оценками «отлично», - я прав. Но тебе уготована другая роль в этом спектакле. Какая – не хочу и загадывать. А мне оставь вот это…, - генерал погрузился в объятия зергова творения. Стены Палаты запульсировали сильнее, - конечно, у нее нет разума, - судя по всему, речь шла о здании, - но мне кажется, она ждет не дождется момента, когда я растворюсь в ней.

Шершнева передернуло при мысли о том, что здесь будет происходить в ближайшем будщем. Впрочем, кто знает, что ожидает его самого в грядущем сражении. Но уж не добровольное самоистязание – это точно.

— Не стоит жалеть меня, - сказал Бен, когда Андрей собирался уходить, - пожалей лучше себя и всех тех, кто должен остаться жить, чтобы жил Каньон.

— Удачи вам, генерал, - тихо произнес Шершнев и вышел прочь.

Пещеры Мыслящего ближе ко входу превратились в неприступную крепость. На каждом шагу баррикады и пулеметные гнезда, фотонные пушки где попросторнее, россыпи мин-пауков и прочие сюрпризы для нападающих, главный из которых, именуемый Казимиром Боровских, или же просто Хранителем, методично доводил до совершенства все, что можно. В отряд охранения входили лучшие бойцы, каких могла предоставить ОСА. Малочисленная, но грозная гвардия должна была остановить врага, не дав ему пробраться в святая святых объединенного комплекса «Огненный Лис». Решив не беспокоить Хранителя лишний раз, Андрей прошел до того места, где оставил «гриф» и поехал к посадочной площадке косподрома, где не так давно проходил концерт. Кстати, за тексты с недвусмысленными намеками Пьеро замечаний так и не получил.

К радости Андрея, на космодроме обнаружился челнок с «Немезиса» – значит, крейсер прибыл немного раньше намеченного срока и теперь можно будет поболтать с Гердой, которую он уже давно не видел. Конечно, ее надо сперава найти, но Шершнев догадывался, куда могла пойти пилот «валькирии». Разумеется, к своей ненаглядной машине, за штурвал которой более никто не садился.

И впрямь, летчица обнаружилась в самом дальнем углу крытого ангара, как раз там, где расположилась ее старая «акула». Так, кажется, называл ее тяжелый истребитель Андрей во времена, когда база «Огненный лис» состояла исключительно из терран, Банген был полковником, а протоссы сидели в Каньоне, лишь изредка поднимаясь наверх.

— Привет, «птичка», - судя по всему, Герду тоже захлестнула волна ностальгии по старым временам, - как вы тут поживаете? Я смотрю, до сих пор строитесь.

— Вроде того, - ответил Андрей и присел рядышком, - видела Рой?

— Ясное дело, - хмыкнула летчица, - я удивлена, что Кэрриган не попыталась стереть вас с лица планеты.

— Это не так просто, как кажется, - Шершнев говорил загадками, - Что там на Митинори?

— Тишина, - сказала Герда, потянувшись так, что хрустнули позвонки, - только ветер гуляет по белым холмам. Половину систем жизнеобеспечения перетащили в бункер, зачем-то выстроили ракетную турель, как будто она им сильно поможет, мало того, собрались еще пару таких же поставить.

— Зачем? – удивился Андрей, - Им же ясно сказали в случае опасности лезть под землю и сидеть там до победного конца.

— А у них демократия, - летчица саркастично усмехнулась, - Большая часть за Мурзикова и бункер, а остальные – с лейтенантом Копсом, который собрался обороняться во что бы то ни стало. Рихард этого не знает, его интересовала лишь техническая готовность, а я вот поспрашивала народ…

— И что, эти полоумные собираются ослушаться приказа? – удивился Шершнев. Вот те на! Уж и база-то на Сцефане стала совсем крохотная, а проблемы как были, так и остались.

— Может быть, - кивнула Герда, - они просто не до конца осознали, кто и в каком количестве может к ним прийти. Меньше народу – больше кислороду…, и жратвы тоже, - немного подумав, добавила она, - кто знает, сколько им сидеть в этом бункере?

— Будем надеяться, недолго, - Андрей решил перевести тему разговора подальше от разного рода прогнозов, - а как «Немезис»?

— А что он? – пожала плечами женщина, - Полностью отремонтирован, все системы работают, батареи заполнены энергией по самое не балуйся. Ах да, мы реостат пушки «Ямато» проверяли возле Сцефана, распылили на атомы целую тучу астероидов. Знаешь, Андрюх, очень впечатлсяет. И батареи восстанавливливаются быстро…, - летчица перевела взгляд в потолок ангара, - жалко, что Стукова он так и не дождался.

«Теперь дождется», - с некоторой долей злорадства подумал Шершнев, вспомнив слова госпожи Укон. Интересно, этот «Катарсис», о котором она говорила, так же силен, как и крейсер Гейница?

На какое-то время оба пилота замолчали, думая каждый о своем. Андрей вспомнил об отношениях Герды с капитаном «Немезиса». Да уж, война на пороге, а они романы крутят. Нашли время! С другой стороны, это их личное дело, и потому Шершнев не стал поднимать сейчас амурные темы.

— Остальные-то как? Ничего нового? – спросила Герда, имея в виду их старую компанию.

— Пьеро крутится возле физической лаборатории, - начал вспоминать Андрей, - он что-то предложил Петренко насчет их разработок, больше я не знаю…

— Он заинтересовался науками?! – удивлению летчицы не было предела.

— Скорее, ее продуктами, - поправил Шершнев, - Готьен любопытничал насчет ядерного заряда, который сделали ученые, но вряд ли он его получит. Да и зачем ему? – пожал плечами пилот, - Нинка то тренируется управлять своими зергами, то с Корегонесом болтает – слышала про такого?

Герда кивнула в знак согласия и полезла в карман за сигаретами. Интересно, когда это она пристрастилась к курению?

— Лысый у Мыслящего, они…, - Андрей сделал небольшую паузу, придумывая, что бы соврать, - продумывают тактику обороны. Боровских там же, муштрует отряд охранения. Из всех, кого я знаю, бездельничает только Нелька Крамова, и то иногда.

— Понятненько, - покивала Герда, - ты в штабе часто бываешь, что там с разведчиками?

— Окрестности кишат обсерверами Корпорации, - ответил Шершнев, - самых наглых мы сбили, а так же тех, что намылились лететь в направлении Митинори. Со дня на день поступит распоряжение о передислокации «Интрона». То, что его засекут, не вызывает сомнений. Ну, а там жди гостей.

Летчица только усмехнулась, оставив новости без комментариев. Тут и без них все ясно.

— Ну, я побегу по делам, - Шершнев поднялся на ноги, - погляжу, чем занят народ.

— Про «демократию» на «Барсе» не говори, - попросила Герда, - леший с ними…

— И то правда, - улыбнувшись, согласился Андрей. Спустя минуту он покинул ангар, оставив летчицу наедине с ее «валькирией». Правда, на счет «дел» он немного приврал: пилоту хотелось просто немного побродить по Каньону – скоро такой возможности у него больше не появится.


Глава 20.


Враг у порога.

Командный центр терран, переоборудованный в коммуникационный, гудел как осиный улей. Здесь гнездились операторы самых различных систем, от связистов планетарного соединения до протоссов, работавших с обсерверами дальней разведки. Инженерам пришлось хорошо постараться, чтобы обеспечить бесперебойную доставку информации на такую глубину. Сами внешние сигналы принимались от станций связи на вершине Каньона, после чего различными путями передавлись сюда.

Ксайфилад стоял посреди этой шумихи, стараясь не упустить ни одного донесения операторов.

«Интрон» атакован! Потеряно два истребителя сопровождения, бой продолжается. Научное судно враги засекли еще на середине пути, после чего послали на перехват целую свору замаскированных «стелсов». Корабль спешно уходит в сторону Аримунэ, помощь во главе с капитаном Шершневым на полете к зоне боя, авангард муталисков Кэрриган уже там и пытается разогнать находников. Мыслящий распорядился послать дополнительные обсерверы: несколько зондов-детекторов были сбиты, и не имеющие маскировки корабли могли оказаться в смертельной опасности. Оверлорды Королевы, сопровождаемые скруджами и девоуверами, также помогут обнаружить «стелсы» Корпорации. По Каньону объявлена тревога второй степени, проверка боевой готовности…

Новое сообщение от группы Шершнева: противник отступает, несколько обсерверов посланы вдогонку. Прибывшая за муталисками королева зергов умудрилась посадить паразита на арьергардный истребитель. Прогнали…, интересно, куда же они теперь полетят? Ксайфилад сформировал в себе псионическую схему-образ расположения группы «Центр» – почти все боевые единицы в ней уже отмечены синеватым свечением, что означает «готовность два». Хорошо. Протосс обратился к донесением с обсерверов – пока ничего, преследуют удирающие «стелсы». Это надолго. У соседей на юге и севере тоже вроде как все в порядке, тот же уровень готовности, все на местах. Понятное дело, что это пока больше походит на учения – противник еще далеко и неизвестно когда будет здесь, но осторожность не повредит…


***



…Перекрикивая рычание осадных танков вокруг, Петренко в очередной раз связался с центром связи. Полковник сидел на броне «Тирана» и разговаривал при помощи переносного комлинка. Под его фуражкой ждал своего часа пси-коллектор – он пригодится для общения с командирами протоссов, когда начнется штурм. И если вообще начнется – как и многим другим на Аримунэ-3, полковнику даже не верилось, что он все-таки состоится. Капитан Шершнев уже принял бой и успел вернуться обратно, скоро дойдет очередь и до остальных. За противником отправлена скрытая погоня в виде обсерверов, но уже несколько часов от них не поступало никаких вестей.

— Эй, Жюно, слышишь меня? – заорал Петренко в открытый проем танкового люка.

— Так точно, товарищ полковник, - послышался ответ командира машины.

— Присмотри там за пультом, я отдохну маленько, - нормальный человек только покрутил бы пальцем у виска, удивляясь, как можно спать при таком грохоте, - как что, сразу буди. Прозеваешь, башку оторву!

— Есть! – донеслось в ответ.

Петренко улегся на слегка вибрирующую броню «Тирана» и прикрыл глаза. Если надо, он уснет хоть на дуле стреляющей пушки – это профессиональное. Сейчас надо было ловить любой удобный для отдыха момент, кто знает, когда теперь еще придется добраться до кровати?…

Полковнику приснилась семья, которая осталась на Земле, когда он отправился в экспедицию в сектор Корпулу. Старшая дочь вышла замуж за год до этого, сейчас, поди, уже и внуки родились. Петренко снилось, как будто он ведет двух маленьких девочек в планетарий, посмотреть, как красив космос. Он не будет рассказывать им про жутких тварей, что живут на просторах вселенной, а наоборот, начнет восхвалять загадочные и манящие бездны пространства. Полковник обязательно упомянет об отважных исследователях, что бороздят просторы галактики в поисках иных цивилизаций, о невообразимо далеких и прекрасных мирах, которые они обязательно увидят, когда подрастут. Одна из внучек спросит: «Деда, а как же зерги? По телевизору сказали, что они живут в космосе и едят людей», а он ответит: «Зергов нет, дорогая, это просто чьи-то сказки».

Планетарий огромен, и голографические проекции, которые он показывает, просто великолепны. Звездные системы, планеты и даже космические корабли. Петренко казалось, что он сам летит на одном из них. Быстро, насколько это возможно. Из черноты пространства один за другим появляются другие летательные аппараты, большие и маленькие. Их много, очень много. Вокруг планеты с темно-фиолетовой атмосферой скопился огромный флот. Петренко и сам не заметил, как начал подсчитывать количество крейсеров, оценивая его ударную мощь. Так, а вон те корабли, подозрительно похожие на протоссьи шаттлы, наверное, предназначены для десанта. Они вьются около тяжелых крейсеров, словно мошкара, а с поверхности поднимаются все новые и новые. Не меньше и истребителей, а также каких-то летающих тварей. Хм-м, и как теперь объяснить внучке, что зергов нет? Да, кажется, эта армада собралась в поход. Тем, против кого он направлен, не позавидуешь. Кораблик, на борту которого странным образом оказался Петренко, залетел в док космической платформы на орбите планеты. Минуту спустя появились какие-то люди в скафандрах медиков. Странно, он же вроде шел в планетарий? Изображение начало пропадать…

— Товарищ полковник, товарищ полковник, - командир «Тирана» потряс за плечо дрыхнущее начальство. Шлем Петренко снял, и Жюно мог видеть кристаллы пси-коллектора, в данный момент испускающие мягкое изумрудно-зеленое свечение.

— Что такое? - тот заворочался и потянулся к попискивающему комлинку.

— Передача с командного центра, донесения разведки, - ответил тот.

Полковник не стал залезать в танк, ограничившись небольшим дисплеем переносного коммуникатора. Так, а он это уже видел… во сне. Петренко осторожно пощупал пси-коллектор – да, он на месте. Ну дела, значит, не зря он мучался, тренируясь управляться с этой штуковиной!

— Понятненько, - кивнул он Жюно, - сколько я проспал?

— Три часа, - ответил тот.

— Ничего себе! – воскликнул полковник, - ладно, крепче сон – здоровее тело. Гм-м, к тому же, я видел кое-что интересное.

«Донесения паразита переведены в электронный вид», - разума коснулся псионный голос командующего, - «Подтвердите наличие передачи…»

«Подтверждаю», - на этот раз Петренко воспользовался пси-коллектором. Сигнал получился не шибко сильный, но в настоящем положении хватит и этого. Инженеры не зря старались, сделав Мыслящего своеобразным «центром связи» - его нервные отростки могли принимать даже относительно слабые сигналы и передавать их адресату. Конечно, в таком случае от зерга невозможно было скрыть ни одного пси-образа, ну да этого и не требовалось.

Значит, они близко. Мало того, Корпорация собралась нападать задолго до появления здесь Роя Кэрриган, ведь в противном случае оставалось только гадать, как им удалось собрать Армаду за столь короткий срок? Флот Координатора доберется сюда за сутки-другие – если выступит в ближайшее время. Быстрее никак, или придется высылать вперед легкие истребители без поддержки крейсеров, а это черевато последствиями в виде груды металлолома на орбите Аримунэ.

Петренко спустился внутрь танка и включил голографический проектор. Пока еще есть время рассмотреть вероятную стратегию боя. То, что по идее должно быть, хотя полковник, будучи военачальником с немалым опытом, прекрасно понимал, что вряд ли все пойдет по плану. Сколько идей, расуждений, обходных и запасных маневров, укрытых засад и резервов, какая стратегическая мысль! – в реальном бою все это частенько обрачивается натуральной массовой потасовкой, известной еще с древнейших времен. Полудикие люди когда-то воевали друг с другом при помощи тяжелых дубин, камней и собственных зубов: такие сражения со стороны напоминали верещащий клубок органики, с течением времени становящийся меньше и меньше. Кто выжил, тот и победил. Прошли тысячелетия, волосатые двуногие твари надели броню из лучших сплавов, в их руках мощное оружие и техника, а вот «клубок» остался. Теперь он стрекочет, визжит, ругается матом, стреляет и дерется в рукопашную, вопит «Эн таро Адун», «За Империю», «За Конфедерацию» и много чего еще, суть не изменилась. И потому Петренко не сильно вникал в матримониальные планы начальства и больше пекся о более приземленых вещах: оснащении, моральном климате, обученности младших командиров. Последним доставалось особенно крепко, ведь это они долны вести в бой людей, они выбирают момент, когда надо укрыться на время или наоборот – предпринять отчаянную атаку. Генерал, сидя в хорошо укрепленном бункере, может отдать приказ к атаке, но только грамотный младший офицер сможет реализовать ее на месте.

Проверить все, проверить всех… И еще успеть вынуть фотографию семьи из рамки, чтобы спрятать в нагрудном кармане. И выпить рюмочку водки, на удачу…


***



«Тревога!» – сигнал разносится по Каньону, приводя в движение тысячи разумных существ. «Неопозанный флот вторгся в пределы системы Аримунэ» - это сообщение операторов было скорее данью традиции; командование ОСА и Кэрриган прекрасно понимали, что это Армада Корпорации, явившаяся куда раньше предполагаемого срока. Пока что это были только легкие крейсера, истребители и зергоподобные организмы, которые первыми сцепились с Роем Королевы.

«Боевая готовность первой степени! Поднять истребители!» - псионические сигналы Мыслящего по эффекту не уступали заводской сирене. Они же воспроизводились через вербальные трансляторы, на громкость которых зерг также мог повлиять.

Андрей был уже на месте, в командном «стелсе», однако взлетать не спешил. Фалт Ра, его заместитель, уже вывел свой «скаут» на высокую орбиту и ждал дальнейших распоряжений.

— Капитан Шершнев, не упускайте «Интрон» из виду, - в шлемофоне послышался голос Гейница, - Противник обязательно постарается достать его.

— Понял, - ответил тот, поглядывая на дисплей подле себя. Большинство эскадрилий уже в воздухе, пора подниматься самому….

«Стелс» взмыл в небо, где к нему присоединилась небольшая стайка истребителей, находящаяся под непосредственным командованием капитана. Над полюсом Аримунэ-3 кружили «валькирии», формируя что-то вроде воронки. Главная же валькирия сидела за пультом управления первого пилота «Немезиса», в очередной раз тестируя системы корабля. Рой Королевы ринулся к наступающей Армаде, намереваясь устроить ей «теплую встречу». На границе системы уже завязался бой, в котором пока что участвовали одни только зерги. Судя по сообщениям, приходящим от Кэрриган, дела шли нормально: авангард противника, намеревавшийся обойти ее боевые порядки, был остановлен и сейчас рассеян в космосе. Королева прикладывала все усилия, чтобы не дать кораблям собраться в единый кулак. Лже-Стуков, управляющий Армадой, слишком понадеялся на свои живые авианосцы, или скрудженосцы, если конкретнее. Эти внушительных размеров организмы в чем-то были похожи на корабли протоссов, однако несли не кибернетические истребители, а миниатюрных живых самоубийц. Юма Укон заранее предупредила о возможном появлении такого рода оружия, и поэтому Кэрриган вывела на передний план собственных скруджей и муталисков в качестве наживы. Опять же, доктор Укон сразу поумерила аппетиты союзников, справедливо предположив, что Координатор вряд ли явится на поле боя сам. Он слишком осторожен, и если впрямь почуял реальную опасность, то скорее сведет в могилу всех своих марионеток, чем подставит себя под удар.

Скрудженосцы рассредоточились на орбите звезды Аримунэ, силясь прорваться к третьей планете в системе, чтобы собраться там, однако зерги Королевы неустанно гоняли их туда-сюда, стараясь, однако, держаться на растоянии.

— Кэрриган, следи за сенсорами оверлордов, - в общем эфире раздался голос Гейница, - противник может попыться найти лазейку в сканируемом пространстве.

— А мы им «поможем», - чуть хрипловатый голос Королевы разил ехидством.

Часть детекторов немедленно была отведена в зону наиболее интенсивного боя, и на общей голографической картине системы образовался хорошо заметный «слепой канал», контролируемый лишь одним обсервером. Спустя четверть часа он был взорван, и к Аримунэ-3 устремилось нечто – эскадрилья «стелсов»-невидимок, кое-чем отличающихся от визави.

— Они таранят мои оверлорды! – с негодованием воскликнула Королева.

Ловушка захлопнулась, но было незаметно, что вражеские пилоты этим хоть сколько-то обеспокоены. Один за другим от общей своры отделялись истребители и шли прямо на детекторы, чтобы врезаться в них. Судя по всему, этих летчиков собственная жизнь нисколечко не заботила, а корабли их до отказа были забиты взрывчаткой.

— Биомехи, - прокомментировала госпожа Укон, - эти истребители управляются модифицированным мозгом терран, помещенным в питательную среду…

— Они летят слишком быстро! – Кэрриган не успевала стянуть силы, чтобы оградить планету от опасности.

— Держи внешние рубежи, - к переговорам подключился Мыслящий, - «Немезис» к бою!

— Есть к бою! – подтвердил Гейниц и отдал приказ уже по внутреннему каналу корабля, - расчитать площадь поражения, отрегулировать реостат «Ямато», батареи – товсь!

— «Валькирия-1», «Валькирия-2» - прикрыть крейсер, - истребитель Шершнева вышел на высокую орбиту и держался ближе теперь к научному судну, - «Интрон», приготовить защитную матрицу. Центральная, подведите больше обсерверов, - вражеские истребители прекрасно различали замаскированные зонды и сбивали их при первой возможности.

— Это уловка Корпорации, - Мыслящий обращался к Королеве Лезвий, - они хотят, чтобы мы сконцентрировались возле планеты. Будь готова к появлению основных сил Армады.

— Принято, - донеслось в ответ. Зерги Кэрриган продолжали методично уничтожать авангард противника. Уходящие за пределы системы корабли не преследовали – это было слишком опасно в сложившейся ситуации.

Флотилия невидимок-камикадзе без особых проблем добралась до Аримунэ-3. «Стелсы» специально двигались плотным строем, не позволяя разрушить его скруджам или девоуверам. Судя по всему, они вознамерились провести первичную бомбардировку планеты и заодно разведку боем. Тот факт, что враг не слишком-то старается остановить их, никого не насторожил. А зря…

— Расчеты выполнены, орудие «Ямато» готово, - доложил стрелок.

Лицо Гейница озарила мрачная ухмылка.

— Огонь.

Фронтальная часть крейсера, чем-то схожая с тупым рылом матерого кабана, озарилось сонмом искорок концентрируемой энергии. В отличие от стандартных орудий, на «Немезисе» был установлен реостат, способный распылять энергию по требуемой площади. Спустя мгновение орудие «Ямато» швырнуло в приближающихся биомехов темно-бардовый сгусток плазмы, превращая их в слизисто-железную кашу. Уцелевшие истребители Корпорации ринулись к крейсеру, намереваясь забрать его вместе с тем, что с натяжкой можно было бы назвать жизнью.

— Истребители! – скомандовал Шершнев. Две эскдрильи «валькирий» набросились на недобитков, забрасывая их роем гало-ракет. Несколько «стелсов» все же прорвались к «Немезису», но тут в дело вступили лазерные батаери. Задуманный вражеским военачальником блиц-криг провалился.

А на границах системы, тем временем, появлялись все новые и новые корабли, самые разные: живые, неживые, полуживые; крохотные, маленькие, средние, большие и…

— Что за громадина?! – воскликнула Кэрриган, детекторы которой явстевенно показывали летающую крепость циклопичесикх размеров, неспешно летящую в сопровождении крейсеров поменьше.

— Это «Катарсис», - тут же ответила Юма Укон, наблюдая его на дисплее в медицинском корпусе, - флагман Корпорации, неорганическая оболочка биоморфа Стукова. Он впереди…, осторожнее, это наверняка подстава.

— Надо думать, - согласилась Королева, скружди которой пока не спешили идти наперерез командному судну.

Армада двигалась в форме космического «веретена», некоего эллипсоида, в центре которого укрылись десантные корабли. Будь она поменьше, можно было бы попытаться сманеврировать и пробить брешь в арьергарде флота, однако при существующем соотношении сил такая попытка автоматически открывала путь к планете. Охватить это «осиное гнездо» также не представлялось возможным. Оставалось лишь то, что всегда ненавидела Кэрриган, самое страшное в любом бою – фронтальное столкновение «лоб в лоб».

— Они здесь, - резюмировал Гейниц, - держитесь…

А из кромешной глубины Каньона, где пролегли превращенные в неприступную крепость катакомбы Мыслящего, донесся голос, который ждали все. Голос человека, который, возможно, больше никому не доведется услышать. Андрей стиснул зубы, вслушиваясь в короткие слова, произнесенные генералом Бангеном:

— Все в порядке, мы начинаем….


***



Здесь было темно и тихо, свет испускали лишь колонии каких-то грибов на стенах склепа да пара прожекторов скафандра медика. Отсутствие теней и гротескные очертания пульсирующей Палаты Эволюции наводили на мысль о нереальности происходящего. Казалось, это всего лишь ночной кошмар, стоит лишь проснуться…. Или просто исполнить задуманное.

Униформа с генеральскими погонами аккуратно сложена на специально принесенном деревянном стуле. Это архаичное изделие рук человеческих когда-то добыл Гейниц, Бен же привез его со Сцефана. На фоне живых строений зерга и кроваво-красных стен он смотрелся несколько нелепо, но генерал привык к аккуратности – всегда и во всем, от начала и до конца. Осталось нижнее белье, его он повесит на спинку стула…

— Ты как будто первый раз меня видишь, - Банген покосился на стоящую возле Палаты Эволюции Лину Мирт. Рядом с женщиной в бронированном костюме он выглядел сухим тощим карликом, - брось, тут не на что любоваться, - добавил он, критически оглядев собственное тело.

— Не говори ерунды, Бен, - тихо отозвалась женщина, - твои прелести меня сейчас волнуют меньше всего. Ты знаешь, сколько лет нам обоим…, - уголки губ медика чуть приподнялись в грустной улыбке, - к тому же я в скафандре.

— Значит, не судьба, - генерал немного потоптался возле стула, поправляя и без того идеально заправленую форму, после чего подошел к Эволюционной Палате, - я болен армией дюроновских монстров; вылечи меня, сестричка.

Врач ничего не ответила. Она лишь проверила реактивы в барабане инъектора и аккуратно ввела один из них в вену на руке генерала.

— Повернись спиной, - сказала Лина, выбирая нужное лекарство, - еще два укола, потом надо сделать паузу…, перед последним.

Банген подождал, пока с еле слышным шипением инъектора химикаты проникли в его организм, после чего развернулся и, кивнув на Палату, спросил:

— А ей?

— Еще рано, - ответила Лина, - Скажи честно, Бен, тебе страшно?

— Разумеется, - откровенно сказал тот, слегка кивнув в знак согласия, - знаешь, когда-то давно я думал, что умру от пули или фотонного заряда, но чтобы вот так… С другой стороны, если костлявая и впрямь меня достанет, я не буду жалеть. Моя смерть даст шанс выжить другим, тем, кто моложе, нашему будущему. Ты прекрасно понимаешь, о ком и о чем я.

— Да, Бен, да, - медик смотрела прямо в глаза генерала, - я согласна с тобой на все сто. Наши звания, способности, знания, опыт ничто, если нет живых хранителей всего этого. И если придется, я без колебаний закрою собой девченку в скафандре медика и возму все пули и иглы, предназначенные ей, на себя…

— А как же руководство? – перебил Банген, - их погибнет еще больше без хорошего командира. Разум должен преобладать, не забывай этого.

— Не всегда, Бен, - Лина покосилась на пульструющую Палату, - и ты это знаешь…. Погоди немного.

Женщина подошла к живому строению, выискивая лишенное брони место. Вот она, инъекторная область – Мыслящий специально сделал ее, чтобы химикаты быстрее воздействовали на возможности палаты и самого зерга.

— Пора? – спросил генерал.

— Пора, - ответила врач и, подойдя к Бангену, прислонила инъектор к его шее. Тот слегка поморщился, когда очередная порция мутагена попала в кровь.

Ниша в теле Палаты слегка пульсировала, истекая маслянистой темно-фиолетовой жижей. За ее влажными стенками шевелилось что-то червеобразное. Бен покачал головой, наблюдая все это.

— Никогда бы не подумал, - печально сказал генерал и, развернувшись к медику, дополнил, - я желаю всем вам удачи. Убейте меня, если я приду другим.

Банген медленно направился к палате. Боковым зрением он заметил, что медик следит за каждым его шагом. Прикрыв глаза, Бен слегка коснулся ладонью поверхности ниши: влажная и теплая, она манила к себе, пробуждая в человеке какое-то особое чувство любопытства, граничащее с мазохизмом. Нет, прятаться он не будет… Веки генерала вновь открылись, а сам он развернулся спиной к Палате и медленно погрузился в ее объятия. Нежная оболочка камеры приятно обволактвала тело, как бы засасывая генерала вглубь строения. Кое-где ее стенки лопнули, выпустив наружу красные червеобразные отростки, которые начали медленно обвиваться вокруг конечностей человека. С каждой минутой их становилось все больше, вот они уже захватывают тело, фиксируют шею…

Лина Мирт стояла прямо напротив ниши, неотрывно наблюдая за малоприятным зрелищем. Глядя на нее, Банген заставил себя улыбнуться, но по щекам медика лишь потекли слезы.

«Ради победы я сделаю все», - говорить Бен уже не мог, но Лина пользовалась пси-коллектором и могла принимать телепатемы – он знал это, - «Не плачь, сестричка… соберись… я в вас верю…»

«Я знаю, Бен», - врач крепко зажмурила глаза, но предательские слезы текли и текли, - «знаю…»

Тело генерала уже практически скрылось среди кишащих отростков, с вершины живой камеры потекла прозрачная слизь, стенки Палаты начали сходиться, и через минуту Бенедикт Банген исчез из виду. Лина Мирт последний раз взглянула на пульсирующее строение, затем резко развернулась к выходу. Глаза врача моментально высохли от слез. Там, в пещерах зерга ждали медсестры и воины, которым скоро будет нужна ее помощь. Пусть рушатся горы и плавится камень, враг не пройдет сюда. Жертва Бена не должна быть напрасной…


***



Космическое сражение разгоралось все сильнее с каждой минутой. Зерги Кэрриган гибли сотнями, пытаясь добраться до транспортов с десантом или флагмана Армады. В какой-то миг им это даже удалось – два скруджа врезались в борт «Катарсиса», однако непохоже, что лже-Стукова это хоть сколько-нибудь взволновало. Дредноут Корпорации по прежнему шел в авангарде, прикрытый со всех сторон крейсерами и истребителями, и требовалось немало жертв, чтобы добраться до него и нанести хоть какое-нибудь повреждение. Армада не останавалась и не снижала скорости, решив для начала подойти к орбите планеты. Попытки Королевы связать ее боем проваливались одна за другой, противник предпочитал терять штурмовые корабли, чем время и десантные челноки. Истребители ОСА держались пока близ Аримунэ-3, кроме тех, что сопровождали «Интрон». Научное судно ставило защитную матрицу на миньонов Королевы, давая им шанс пробиться вглубь вражеского строя. Именно так были нанесены первые удары по «Катарсису» и взорваны несколько шаттлов. Капля в море…

— Кэрриган, побереги скруджей; они «раскроются» на орбите, чтобы высадить десант, - основной переговорный эфир отозвался голосом Гейница, - кажется, они поняли, что мы тянем время. Хватит уколов, атакуй их!

— А что тогда останется от моего Роя?! – гневно спросила Королева.

— Что останется, все твое, - встрял в переговоры Эскандер, - у тебя их тьма тьмучая, миллионом больше, миллионом меньше… подумаешь!

— Урод! – прорычала Королева.

— Я тоже тебя люблю…

— Не засорять эфир! – Мыслящий наглядно показал, что никуда не исчез, хотя его занятость возрасла кратно.

Сбившись плотным клином, девоуверы и муталиски атаковали фланг Армады. Второй такой же врезался перпендикулярно, если рассматривать происходящее во фронтальной плоскости. Зерги гибли один за другим, но и кораблям Армады пришлось несладко: продолжать двигаться с той же скоростью стало невозможно, потери возрастали, тогда как миньоны Королевы уже прорывались к самому сладкому – транспортным судам, битком набитыми войсками. Несколько скруджей уже проникли в центр строя Армады, превратив несколько шаттлов в металлолом.

Флот Корпорации остановился, тяжелые крейсера авангарда развернулись, втягиваясь вглубь «веретена», чтобы разогнать зергов. Резервный отряд Королевы рванулся к «Катарсису». Основная часть его тут же была изнитожена кораблями прикрытия, но один из скруджей, прикрытый защитной матрицей «Интрона», протаранил борт флагмана.

— «Немезис» к атаке, – скомандовал Мыслящий.

— Есть к атаке, - ответил Гейниц, - самый полный, орудие «Ямато» к бою!

Тяжелый крейсер Земного Директората, сопровождаемый стайкой истребителей, направился к месту бойни. «Боем назвать это было сложно: зерги Кэрриган, несмотря на многочисленность, не могли сравниться с мощью Армады.

— «Интрон», запрос на готовность матрицы, - сигнал был послан с флагмана ОСА.

— Восемдесят процентов, - донеслось в ответ.

Армада и зерги Кэрриган слились в единый клубок стреляющего и плюющегося мяса и железа. Кэрриган все же удалось вынудить вражеский флот остановиться и принять бой. В сторону сражающихся вихрем энергоплазмы полетел заряд орудия Ямато, солидный кусок одного из тяжелых крейсеров противника превратился в молекулярное облако. Однако батареи «Немезиса» были куда более емки, чем у его предшественников. Второй заряд достался «Катарсису»…

— Он и не думает дохнуть! – в сердцах воскликнул Гейниц, наблюдая результат последнего выстрела. Флагман Корпорации упорно не желал разваливаться на части.

— Эта штука способна к самопочинке, - грустно прокомментировала Юма Укон, - медленно, но верно. Но сейчас ему хреново, я в этом уверена. Еще один такой залп, и останется только добить…

— Приятно слышать, - процедил капитан, одновременно дав команду отходить – от «веретена» отделился крупный отряд истребителей и направился к «Немезису». Вокруг крейсера тут же образовалось дополнительное защитое поле, сгенерированное «Интроном». Сам научный корабль спешно удирал прочь, его сопровождение, напротив, ринулось наперерез атакующему противнику.

Броня «Немезиса» задрожала под ударами вражеских истребителей. Не обращая внимания на кружащих вокруг «валькирий» и «стелсов» ОСА, они продолжали бомбардировать крейсер.

— Нет уж, фигушки, - проворчала сквозь зубы Герда, уводя корабль прочь от находников и, особенно, камикадзе, один из которых едва не врезался в борт.

— Ну и заварушка! – вторил ей штурман Кайгаров, колдуя над пультом.

По средствам внутренней связи разносилась ругань главного инженера, пытающегося свести к минимуму последствия ударов вражеских кораблей. Главная сила ОСА – элитные эскадрильи истребителей с подконтрольными зергами по прежнему оставалась на высокой орбите планеты. Главная мясорубка еще впереди, и все это прекрасно понимали.

Тем временем, зерги Кэрриган бросились врассыпную, не выдержав огня Армады. Королева напрасно надеялась на погоню и рассредоточение сил протиника – флот Корпорации вновь начал формировать строй-«веретено», чтобы продолжить свой путь к планете. Однако победа во времени все же осталась за войсками ОСА, а это куда важнее.


***



Ксайфилад тщательно вчитывался в любой пси-образ, который был способен извлечь из общего переговорного эфира. Общение шло одновременно на вербальном и, по возможности, телепатическом уровне, так что особых проблем с пониманием не должно было возникнуть. К тому же военачальник протоссов не забыл прицепить к левой руке портативную консоль, а на лицо – вербальный транслятор. В космосе уже давно кипела битва: зерги Кэрриган и корабли ОСА насмерть схатились с воинством Армады. Из первых же сообщений о происходящем Ксайфилад понял, что десанта не избежать, более того, вряд ли удастся сильно сократить его численность до высадки.

Сейчас протосс стоял посреди «Драконова могильника» и наблюдал за копошением терран, кое-кто из которых вздумал залезать на каменные зубья, чтобы стрелять оттуда по находникам. Высажиться прямо «на голову» армии «Центр» враг не будет, если только он не сумасшедший: средства ПВО здесь слишком сильны. Скорее всего они прилетят к склонам, уходящим в Каньон, или вообще высадятся на плато. Во втором случае их ожидает очень неприятный сюрприз…

— Они рвутся к «Немезису»! – транслятор опять разразился криками, на этот раз наблюдателей с «Интрона», - Кэрриган не успевает!

— Рой не бесконечен! – огрызнулась Королева. Сухой автоматический голос транслятора не мог передать того, что почувствовал Ксайфилад, коснувшись отголосков ее телепатемы. Основной сигнал ушел к Мыслящему, но и без того протосс мог быть уверен, что Кэрриган сейчас не в лучшем состоянии. Кажется, она устала, хотя в обычных условиях это понятие к ней применить сложно.

— Чертовы камикадзе! – это уже Гейниц, судя по всему, на него опять напали модифицированные «стелсы», что пытались прорваться к планете в самом начале сражения.

— Фалт-Ра! – Шершнев.

«Эн таро Адун» - эту телепатему Ксайфилад способен расслышать даже в условиях Каньона. Заместитель капитана сейчас ринется наперерез атакующему противнику…

Ксайфилад чуть напрягся, стараясь не упустить ни малейшего образа, идущего из холодного космического пространства. Нет, тихо – гадкая иллюзия тишины. Основные сигналы принимает Мыслящий и аппаратура, после чего часть идет к командирам подразделений. До чего же трудно просто стоять и ждать, когда другие умирают, стараясь не пустить Армаду к планете!

Командующий резко тронулся с места, направляясь к уходящему вверх склону, от которого начинается ущелье. Телохранители-зелоты последовали за ним, они не имели доступа к общему командирскому эфиру, но прекрасно знали, что бой уже начался. Воинов не обманешь, они понимали, что сейчас чувствует Ксайфилад. Еще немного, и они тоже будут вовлечены в общую мясорубку, войска Корпорации обязательно высадятся здесь и начнут штурм. Что будет дальше – не знает никто. Суждено ли им выиграть эту битву или же с пасть честью, до последнего защищая Аримунэ-3?

Ксайфилад осмотрелся: вот одно из главных действующих лиц предстоящего театра смерти. Терраны зовут его Гарри, иногда используя вместо имени прозвище, вербально звучащее как «Потрошитель». Командующий не зря поставил его сюда, на самый трудный участок. За прошедшее от его прибытия на Аримунэ и до сей поры он хорошо изучил людей и понимал, что им нужен герой, примеру которого последуют тысячи. Этот пехотинец пользуется непререкаемым авторитетом, он опытен и силен, к тому же не имеет привычки отсиживаться за спинами других. И если им суждено проиграть эту битву, этот солдат должен погибнуть последним – решил про себя Ксайфилад. Он специально подобрал для него новую броню с прототипом индивидуального защитного поля, как у протоссов, а также вторую штурмовую винтовку «Шквал» См. ГК-1. АК-Т-570 «Шквал», мощное, но дорогостоящее оружие для спецподразделений ОЗУ. Личное оружие Гарри «Потрошителя». - помощнее, чем С-14, которыми пользовалось линейная пехота терран. На случай, если откажет та, что у него уже есть. Найти этот экземпляр стоило большого труда: винтовка обнаружилась на «Немезисе» в сейфе покойного генерала Перси. Гейниц, однако, не горел желанием отдать такое великолепное оружие, но Ксайфилад убедил его, что найдет этой вещи более достойное применение. Остается надеяться, что воин не разочарует командира.

— Как ваши дела, мичман Рипс? – транслятор передал телепатему протосса как низкий баритон.

— Полная готовность, легат, - терран воспользовался протоссовским табелем о рангах, - они ведь скоро начнут, я прав?

Ксайфилад запрокинул голову, уставившись в светло-зеленое небо, до поры до времени чистое, если не считать редких облаков. Главный переговорный эфир разрывался от сообщений…

— «Валькикрия-1» - отход к «Немезису», повторяю, отступайте под защиту крейсера! Скорее, назад!!!

— Фалт-Ра, эскадрилья «Фотон», запрос на атаку крейсера…

— Отклонен! Оверлорд Кэрриган под ударом! Прикрыть…

— «Валькирия-2», маневр выполнен…

— Повторная атака.

— Сдурела, что ли, куда прешь в самую кучу! – кажется, это Эскандер. И что они там с Кэрриган опять не поделили?

— Нас накроют, болван. Хитрые гады, а я хитрее… «Фотон»! Где эта кучка пи…

— «Тандем-2», прикрыть Фалт-Ра…

— Есть, - так, в дело вступили элитные пилоты терран с подконтрольными зергами.

— «Валькирия-1», контратака!

— Слушаюсь…

— Это Гейниц, они готовят десант, распыляют силы… какого? Катарсис фокусирует заряд «Ямато»! «Интрон!» «Интрон!!!»

Ксайфилад напрягся – стоящие рядом зелоты это сразу заметили. «Потрошитель» находился тут же и, судя по всему, каким-то особым чувством понимал, что на орбите сейчас произойдет что-то страшное.

— Капитан Шершнев, куда вы…? – Мыслящий по-прежнему отслеживал каждый корабль ОСА.

«Твой враг – это Я» – разум протосса поймал странный псионный сигнал, мощный и узконаправленный, судя по всему, в определенную точку. Или конкретному адресату. Будь на его месте Эбанас-Таг, он без труда бы опознал, кто способен на такое. В следующий миг эфир заполнился громкими воплями, из которых особо выделялся хохот Гейница

— Промазали! Они промазали, вот идиоты!!!

— Шершнев падает! Капитан, что с вами?! – это опять Фалт-Ра.

— Я… в порядке, - телепатема командира истребителей была настолько слаба, что Ксайфилад еле принял ее, даже при помощи зерга-передатчика.

— Они спускают десант!

— Наземным войскам приготовится! – скомандовал Мыслящий.

Ксайфилад резко тряхнул головой и перевел взгляд на своих воинов. Высоко в небе появились первые точки, что вот-вот перерастут в шаттлы противника. Протосс передал общее сообщение-телепатему, которая означала лишь одно – то, что в следующий миг воспроизвел транслятор:

— Началось.




Глава 21.


Первая кровь



В Каньоне не обязательно быть «призраком», чтобы быть лучшим. Банген мог по праву гордиться своим учеником, хоть истребитель последнего едва не разбился о нагретый лучами Аримунэ камень планеты. Подсознание удержало нити управления зергами, уничтожен был только здоровенный девоувер, на долю которого достался заряд «Ямато», пущенный с «Катарсиса». Монструозным крейсером управляло одно единственное существо, это была и его сила, и слабость. Лже-Стуков воспринял краткий гипнотический сигнал как руководство к действию, но перенацелить орудие уже не смог, к тому же верктий «стелс» оказался куда более сложной мишенью. Впрочем, выходка капитана не осталась незамеченной – за ним началась настоящая охота.

Веретено Армады, тем времнем, вплотную подошло к планете и начало медленно вытягиваться в длину, формируя защитный канал для наименее болезненной высадки десанта. Корсары эскадрилии «Фотон», оставив оверлорд Кэрриган, спустились на низкую орбиту, чтобы истреблять вражеские шаттлы. Крейсера, особенно тяжелые, вряд ли туда сунутся – они слишком легкая мишень для средств ПВО, а с истребителями и прочими мелкими тварями Корпорации худо-бедно можно было справиться. В небо полетели первые ракеты и заряды фотонных пушек Каньона…

Отряд «Тандем-1», находившийся под непосредственным командованием Шершнева, набросился на крупные корабли противника, под прикрытием которых находился «Катарсис». Флагман Корпорации был окутан целой тучей летающего железа и органики, и добраться до него было практически невозможно. Сам капитан 2 ранга копил силы, чтобы пустить в ход ментальное оружие, «наследство» генерала Бангена. Он пока еще не знал, что именно будет делать, но то, что будет – это точно. Пока же основные неприятности для флота противника создавали изрядно поредевший Рой Кэрриган, «Интрон» и «Немезис». Последний истреблял целые легионы кружащей вокруг него мелочи, сам оставаясь более-менее целым. В общий эфир теперь выходил в основном главный связист, Гейниц был слишком занят командованием кораблем. Пока Кэрриган удается отвлечь тяжелые крейсера на себя, у флагмана ОСА есть шанс выжить, но если противник ударит ими, он испарится, как кипящая вода. Андрей понимал – Гейниц хочет достать «Катарсис», но как это сделать, если даже могучий Рой пасует перед этой махиной?…

— «Фотон», «Валькирия-2» - уничтожайте детекторы противника, - поступил приказ от Мыслящего, - обеспечьте слепое пространство над западной равниной группы «Центр».

— Слушаюсь, - донеслось от командиров эскадрилий.

Шершнев взглянул на радар, наблюдая, как звенья истребителей уходят на низкую орбиту. Скоро что-то будет… И Корпорации это вряд ли понравится.


***



Горизонт западной равнины Каньона пестрил силуэтами приближающейся армии. Лишь самые мощные и наиболее высоко расположенные средства ПВО могли достать шаттлы, уходящие вглубь западного полушария планеты. Конечно, противник терял время, но сохранял силы, которые несметной ордой сейчас катились в направлении защитников Каньона. Много чего тут было: разнобразная техника, преимущественно гусеничная; множество пехоты, способной драться как на дистанции, так и врукопашную, легкие разведчики, схожие с «грифами» терран. Корпорация не гнушалась звать на работу наемников, выплачивая им жалование куда большее, чем мог предложить тот же Доминион Менгска.

Специальный дальномерный визор в деталях показывал, что приготовил Координатор для наглых космических сявок, угнездившихся на ценном артефакте галактики. Закованные в броню трехметровые громилы, судя по всему, были призваны заменить зелотов протоссов. Кое-кто из них уже дал волю бледно-желтым энергетическим лезвиям. Отдельные экземпляры имели аж по четыре руки, но количество таких солдат было несравнимо с числом стандартных. Воинство недоделанных зелотов шествовало на своих двоих, в отличие от укрытых метало-органической броней гомункулусов с винтовками в руках – эти ехали на транспорте с открытым верхом, что-то вроде бронетранспортера. Там же отирались танки, самоходные орудия и прочие продукты заводов Корпорации. Ну и, конечно же, орды негуманоидной скотины, вооруженной когтями, иглами и шипами. Эти, в отличие от зергов, были куда более самостоятельны.

Ближе, ближе, еще ближе… Лазерный наводчик уже скользит по заданной площадке, выбирая момент… Где-то глубине Каньона протяжно вызвыла сирена резервного командного центра, всеми цветами радуги зиграли датчики в корпусе физической лаборатории. Нетрудно догадаться, какое сообщение сейчас отсылали операторы Армады своему командиру…

«Обнаружен запуск ядерной ракеты!»

Высадившееся на равнинах воинство пришло в замешательство. Они были слишком уверены в себе, слишком быстро двигались. А тут еще Каньон… Кто-то подался назад, кто-то наоборот – вперед, а в результате получилась свалка. Будь у них побольше времени, но… Поздно, слишком поздно…

…Нина Колоскова распласталась по поверхности и крепко зажмурила глаза: да, на ней специальные очки, но даже в них лучше не смотреть на вырастающий вдали термоядерный гриб. Там, в адском пекле реакций синтеза водорода сгорали вражеские десантники и их транспорт. Шаттлы, что не успели взлететь достаточно высоко, постигла участь незадачливых коллег на земле.

— Один ноль в нашу пользу, - прошептала сквозь зубы девушка, - еще бы живой отсюда выбраться, будет совсем хорошо.

Прямо над ее головой разгоралось нешуточное сражение: эскадрильи «Фотон» и «Валькирия-2» гнали прочь вражеские детекторы и истребители, пытаясь спасти жизнь «призрака». Колоскова вскочила на ноги и опрометью кинулась ко спуску в Каньон. Там она будет в безопасности – на какое-то время. Успеет или не успеет? Возле правого бока промелькнул луч лазерной батареи «стелса», девушка инстинктивно кинулась в противоположную сторону и, кувырнувшись, продолжила свой путь. Вдалеке показался «гриф» с кристаллическим трилистником ОСА на борту. Свои. Пьеро? Вряд ли, он в составе группы «Юг», далеко отсюда.

— Хочешь прокатиться? – это не Готьен, но один из его дружков – Колоскова узнала голос пилота.

— Валяй, - в мгновение ока Нина оказалась за спиной у водителя.

«Гриф» тронулся с места и молнией понесся в направлении спасительной глубины Каньона. В это же время раздался страшный грохот – одна из оборонительных башен планеты разлетелась на куски. Потом еще… Колоскова подняла голову вверх: неужели это истребители? Нет, конечно же. Кажется, военачальник Армады решил пойти ва-банк – на низкую орбиту спускались тяжелые крейсера, неустанно бомбардируя Каньон бортовыми орудиями и зарядами пушек «Ямато». Два из них уже падали вниз, сбитые ПВО Аримунэ, но куда больше турелей и прочих оборонительных комплексов отправилось в мир иной. Шаттлы Корпорации повернули, намереваясь высадиться у входа в Глухой Каньон или прямо на головы его воинов.

— Становится жарко! Давай гони! – крикнула Нина пилоту.

Тот согласно кивнул и, как мог, ускорил движение. Через несколько минут «гриф» вышел на трону, ведущую в «Драконов Могильник». Термоядерная выходка защитников Каньона осталась безнаказанной.


***



Грохот осадных танков возвестил о начале сражения группы «Юг» с атакующим противником. Судя по сообщениям центра, Корпорации преподали хороший урок, спустив термоядерную боеголовку в самую гущу подступающей к Каньону орды. Теперь десант стремился высадиться как можно ближе к защитникам Каньона, чтобы быстрее вступить в боевой контакт. Из первых же сообщений Петренко понял, что бойцы Армады решили закрепиться на площадке «Логово Зерглинга», как и предполагалось. Разведчики докладывали, что развертывание первых корпусов мобильной базы уже начиналось, защитники участка были оттеснены или разбиты. Скоро оттуда поползут войска Корпорации, которым пока приходилось довольствоваться не слишком удобными подходами к укреплениям каньоновцев, чей маршрут проходил мимо высоты 55. Первые же выстрелы расположенных там орудий ясно дали понять, что обойти ее вряд ли удастся. Танки били очень далеко, а сама высота была расположена не настолько близко к вершине Каньона, чтобы ее можно было достать с воздуха, к тому же давали знать о себе мощные системы ПВО. Тяжелые крейсера Корпорации порушили в основном турели и пушки группы Центр, чтобы дать возможность десанту высадится непосредственно в Каньоне, здесь же шаттлы могли подлететь разве что к восточным уступам или же сесть на миниатюрное плато «Логово Зерглинга».

— Воины! – Петренко не мог обойтись без напутственной речи, пока еще была такая возможность, - Я обращаюсь ко всем, и протоссам, и терранам. За долгое время Глухой Каньон стал родным для всех нас! Это не просто планета с артефактом, который не должен достаться Корпорации. Это мир и нормальная жизнь, о которой мы все мечтаем. Наш плацдарм, наша крепость…, наш дом!!! Нам придется заплатить кровавую цену за него, и в эти минуты я желаю, чтобы это была кровь наших врагов! Здесь и сейчас, мы сражаемся за себя и свое будущее. Если мы уступим, эти гады доберутся до других планет, можете не сомневаться. Остановим же их сейчас! Глухой Каньон наш!!!

Полковник отключил микрофон комлинка от общей линии группы Юг, успев расслышать ответные вопли солдат. Пси-коллектор мягко освещал раскрасневшуюся физиономию Петренко. Единое «Эн таро Адун» протоссов заставило его встрепенуться – боевой дух у этих ребят явно зашкаливал.

Пока все шло по плану: противник разворачивался в районе «Логова», 55-я и 60-я высоты неустанно бомбардировали подступающую пехоту, нанося ей огромные потери. Меж скалами сновали дропники, доставляя подмогу тем, кто в ней нуждался. Сам полковник пока не спешил куда-либо ехать или лететь, предпочитая командовать в относительно безопасном районе.

— 55-я на свяи, - это сообщение комлинка входило в разряд особых, - их тут целые легионы, мы не выдержим! Необходима поддержка!

— Вас понял, - Петренко хватило одного прикосновения к сенсорной панели конслоли управления танка, в котором он сидел, чтобы отправить туда отряд «грифов» для минирования и зелотов для сдерживания легкой пехоты, численность которой на указанном участке действительно впечатляла.

— Эй, Жюно, - полковник переключился на внутреннюю связь, - готов повоевать маленько?

— Всегда и везде! – донесся ответ командира танка.

— Тогда давай ближе к 55-й, - в такие минуты Петренко было плевать на устав и церемониальные обращения, - чует мое сердце, не к добру все это…

Зарычав, как огнедышащий дракон, командирский «Тиран» неспеша пополз ближе к месту боя. Торопиться пока некуда, несмотря ни на что, ситуация под контролем. Вздымая тучи пыли из мелкого каменного крошева, вслед за танком полковника двинулась «свита» машин поменьше с пехотой на броне. Нет, Петренко не собирался лезть в самое пекло, просто поддержать войска огнем в случае необходимости. Хотя… кто знает, что будет дальше?


***



— Саранча идет! – разведчик докладывал о приближении несметных полчищ зубастой и клыкастой мелочи. Эти твари, внешне схожие с зерглингами, были намного мельче и многочисленнее. Легионы крохотных созданий предназначались для борьбы с зелотами и драгунами протоссов, которые просто не в состоянии изничтожить их всех.

— Огнеметчиков на передовую, - моментально среагировал Ксайфилад. Сам он с мобильным отрядом зелотов носился по горам и крутым уступам, уничтожая мелкие группки вражеских десантников, пытающихся добраться до осадных танков и орудий, расположенных по периметру «Могильника».

Командующий вступал в бой лишь при необходимости, благо, ему и так хватало занятий: со всех оборонительных точек приходили сообщения о завязавшемся бое. Хотя основное внимание противника привлекло, разумеется, главное ущелье, по которому можно провести крупные силы до космопорта – старой базы протоссов. Прочие пути были неудобны по причине своей извилистости и труднопроходимости. Конечно, «Могильник» тоже нельзя назвать «прямой дорогой», но ехать по нему лучше, чем разбивать шаттлы и пробираться немногочисленными группами. Последних становилось все больше и больше по всему Каньону, их резали, как скотину на бойне, но силы противника продолжали прибывать…

— Где эти огненные крысы?!! – официально «Потрошитель» командовал небольшим отрядом солдат, а на практике – подгонял кого нужно во фронт и застявлял убираться прочь лиших, - Прикрыть ящериц, уроды! Быстрее, пока эта орда нас не зажевала!

Зелоты по быстрому ретировались вглубь строя, пропуская вперед терран, вооруженных огнеметами. И еще «призраков»…

— Выбивайте то круглое дерьмо! – Гарри имел в виду существ, внешне похожих на обвитые жилами сферы на многочисленных ножках. Доктор Укон действительно хорошо поработала, составив подробную инструкцию, кого следует ожидать и что с ними можно сделать, - Дальних, дальних отстреливайте. Отлично!

Корпорация не могла снабдить каждого «микролинга» собственным управляющим центром, и оттого он больше походил на оголодавшее животное, которому все равно, кого рвать на части, своих или чужих. Единственное, что удерживало этих тварей от соблазна кинуться на идущих сзади четырехногие самоходные орудия, это пресловутые «шары», которых нещадно отстреливали «призраки». Эффект не заставил себя долго ждать.

— Попались, ублюдки! – завопил Гарри, наблюдая, как неуправяемая орда повернула к войскам Корпорации. Огнеметчики, меж тем, вполне успешно справлялись с волнами «саранчи».

— Воздух!!! – завопил один из солдат.

Два шаттла прорвались за огненную линию и буквально выбросили из своего нутра группу трехметровых гуманоидов с энергетическими лезвиями на передних конечностях. Десантники быстрым шагом направились к бойцам, отбивающимся от океана челюстей и шипов.

— Не бежать! – рявкнул «Потрошитель», - Спина к спине, прикрыть огнеметчиков, - на глаза мичмана попался один из пехотинцев: парень явно растерялся и теперь с обескураженным видом крутился из стороны в сторону, не понимая, куда же стрелять, - Иванов, гребаный аборт, сюда иди, кусок дебила!!!

«Увещевания» подействовали моментально, и солдатик опрометью бросился к более опытному товарищу. Секунду спустя на то же место прыгнул штурмовик Корпорации, с явным намерением оторвать кому-то голову. Да уж, защищена эта тварь была очень неплохо: блеклое защитное поле вокруг, крупные щитки, шлем, слизь – наверняка аналог герметика в бронекостюмах терран. А вот проворства ей все-таки не хватало.

Гарри ловко подсек несчастного рядового, заствав его растянуться на каменной поверхности. Следовавшее за ним чучело с лезвиями уже успело получить добрую очередь из «Шквала», однако нацелилось на упавшего солдата. Иванов, тем временем, успел проползти чуток вперед, и в тот момент, когда зерговидный зелот Корпорации нагнулся, чтобы достать пехотинца, «Потрошитель» врезал ему прикладом в пятую точку, отчего тот кувырком полетел вперед. Попытка встать не увенчалась успехом – помешали пули, выпущенные из двух винтовок: рядовой тоже не терял времени даром. Разгром довершил удар псионного клинка подоспевшего протосса.

— Стрелки вперед! – с «саранчей» вроде как разобрались, но у Корпорации имелась своя линейная пехота, - Зелотов прикрытия туда же! Это подстава, скоро полезут рукопашники, - как и офицеры, «Потрошитель» руководствовался данными разведки. Меж уходящих вверх зубьев появились первые гомункулусы с винтовками в руках. Самые наглые тотчас упали, сраженные пулями защитников Каньона. «Драконов Могильник» сегодня станет кладбищем для многих…


***



Хелерадос любил быть первым, всегда и во всем. Его можно ненавидеть за совершенные поступки, но уважать придется все равно, или он сам заставит сделать это – при помощи силы. Сейчас он стоял в передних шеренгах зилотов, готовых встретить собственных двойников, порожденных Корпорацией. Грохот осадных танков предвещал скорое прибытие врага. Терраны сражаются за Каньон, часть протоссов, особенно темные – тоже. Хелерадос готовился к бою за Аиур, и только за него. Пусть родина протоссов осквернена зергами, когда-нибудь ее дети вернутся, и она восстанет, как мифический феникс из пепла. Любое сражение считается оправданным, если оно приближает этот миг. Кстати, о мифах… и «Фениксе». Он здесь. Командующий чувствовал это существо, лишь только оно спустилось на планету. Морфированный Феникс наверняка пойдет если не впереди, то уж в числе штурмовых отрядов точно.

Хорошо еще, что противник не мог собраться с силами – до поры до времени. Все-таки осадные танки терран – штука хорошая, особенно если стреляет из укрытия по наводке. Пусть это нечестно, зато эффективно. Обстрелянный десант Корпорации добивали мобильные отряды, если это не удавалось, заманивали на минные поля. Ваникс явно испытывали дискомфорт, находясь под влиянием поля подавления. Еще бы, Хелерадос прекрасно помнил свои первые впечатления, как только прибыл сюда.

— Они идут, командир, - это доклад одного из разведчиков-терран. Тем лучше….

Да, все верно. Здесь Корпорация решила прорваться грубой силой, при помощи воинов, дерущихся в рукопашную. Хелерадос горделиво поднялся из укрытия, наблюдая за стремительно приближающимися шеренгами противника. Замаскированные орудия неплохо потрепали их, но вот количеством ваникс серьезно превосходили зелотов. А впереди этой толпы шел он. Высокий, с мощной броней и ярким, хорошо заметным, в отличие от рядовых воинов, защитным полем. Этот «Феникс» сильно отличался от оригинала, взять хотя бы те же формы – доспехи протоссов куда изящнее. К тому же вместо привычных глазу пси-лезвий биоморф решил воспользоваться энергетическими когтями…

Хелерадос недобро прищурился: собственно, и к самому претору он относился с пренебрежением, несмотря на все его заслуги. Поддержать мятеж Тассадара, воюя против собственного народа, якшаться с терранами вроде Рэйнора или даже Кэрриган… Вот до чего довела его судьба. Его Путь. Хелерадос не мог знать предначертанного ему самому, но в одном был уверен точно – живым он отсюда уйдет только с оторванной головой этой твари…


***



Говорят, жвачка портит пищеварительную систему, говорят, ее делают из отходов, говорят, от нее тупеют… Ну и пусть. А вот Нелли Крамова вообще так не считала, ибо ничто так не успокаивало нервы во вемя опасных перелетов, как пресловутый бубль-гум. Пусть челюсти жуют, а часть мозга превращается в парнокопытное, зато руки не дрожат, пока на огромной скорости дропник лавирует меж скал Каньона.

За всю карьеру пилота девушка ни разу не попадала в подобные передряги, и казалось, смерть решила-таки достать несчастный кораблик, но, будучи в нетрезвом состоянии, постоянно промахивалась. Крамова летела так низко, насколько это было возможно. Высоко в небе рвали друг друга на части истребители Корпорации и ОСА, на орбите зерги Кэрриган насмерть сцепились с противником. Подниматься туда на транспортном судне было бы самоубийством. Однако и здесь, под защитой красных скал Каньона, было от чего потерять голову. Шальные пули то и дело стучали о борт дропника в надежде, что в какой-то момент им отворят двери, фотонные пушки и ракетницы били по атакующим крейсерам, те отвечали огнем лазерных батарей. А со скал в глубины Каньона валился дождь живых и уже неживых существ, в основном ваникс. Модифицированные солдаты Корпорации, не привыкшие к столь жестким псионным условиям, гибли под ударами защитников каменной крепости, но все новые и новые волны находников спускались с небес, чтобы продолжить атаку…

— Ёп…, - Нелли резко рванула штурвал вправо, уходя от крупного куска металла, размером с полдропника. Легкий крейсер Армады врезался в скалы прямо над пролетающим транспортником, образуя нисходящую железную лавину.

Челюсти девушки заработали в такт ускоряющемуся биению сердца, руки крепко вцепились в штурвал – на огромной скорости транспорт лавировал меж падающими обломками и кусками красной породы Каньона. Любая ошибка грозит смертью…, к тому же на борту важная шишка – командир оперативной группы, протосс-неведимка. Судя по сообщениям, на севере завязалась жесткая рукопашная, силы Армады выдавливают воинов ОСА с позиций, нужна поддержка. Срочно. Эх, если бы можно было как-то телепортироваться туда….

Девушка вспомнила картину сражения «Драконовом Могильнике» в тот краткий миг, когда ее дропник поднялся чуть выше, чем было нужно. Волны какой-то мелюзги накатывались на непоколебимую стену пламени, созданую огнеметчиками. Кажется, она даже смогла углядеть «Потрошителя» в его эксклюзивной «мерцающей» броне. Старый боевой пес опять в центре событий, на передовой. Правильно говорят: горбатого могила исправит. «Или медики, если хорошо заплатить», - добавила от себя девушка.

А вот и формирования группы «Север»: дропник пролетал над линиями врытых в камень пушек, танков в осадном режиме, плюющихся огнем бункеров… не то, здесь справятся своими силами – до поры до времени. Точнее, до того момента, пока держатся зелоты, которых уже вытеснили на естественный каменный мост, по обе стороны которого – необъятной глубины пропасть Каньона. Дропник замедлил движение и, едва не получив фотонный заряд в левый борт, нырнул под каменное сооружение, чтобы появиться на другой стороне. На глаза пилота сразу попался выскоий воин протоссов, сражающийся с какой-то не в меру когтистой тварью, надо сказать, без особого успеха. Биоморф Армады оказался куда ловчее прочих солдат.

«Высаживай нас!», - это командир. Хорошо что Нелли не забыла взять с собой пси-коллектор.

«Слушаюсь…»


***





«Эн Таро Тассадар, Хелерадос!» - Эбанас-Таг уже успел снести голову первому врагу, едва только спрыгнув с дропника, - «Мы пришли на помошь».

«И это все? Один транспорт?», - недоуменно воскликнул тот, прокатившись по земле, чтобы избежать очередного удара твари, с которой сражался. Последняя неплохо пользовалась энергетическими щитками на локтях и запястьях, с легкостью отражая атаки зелота.

«Этот самый быстрый», - темный проводил взглядом удаляющийся дропник и бросился в гущу сражения, увлекая за собой остальных, - «скоро будут остальные… Хелерадос, что это? Феникс?!»

«Это он!» - пси-образ, переданый легатом, был переполнен злобой и яростью, - «Я справлюсь…, займись остальными!»

Эбанас-Таг не ответил. Претор Феникс, будучи в своем теле и при здравом уме, мог обставить даже таких мастеров, как Ксайфилад. Конечно, эта его инкарнация не переняла все приемы оригинала, но сражалась просто великолепно, даже в условиях Каньона. Варп-клинок темного прервал существование очередного воина Армады, потом следующего. Третий и четвертый полетели в пропасть – Эбанас-Таг знал, что такое рукопашный бой и как им пользоваться.

К месту сражения подлетали новые транспорты. Выпрыгивающие из них темплары бросались на помощь своим, затыкая бреши в обороне. Немногочисленные терраны отходили подальше, чтобы поддержать протоссов огнем с расстояния. Огнеметчики, понятное дело, лезли вперед, медики тоже.

«Феникс», меж тем, успел воткнуть энергокогтищи прямо в глаза одного из зелотов, в то время как Хелерадос поднимался с земли после увесистого пинка. «Справишься ты, как же», - подумал Эбанас-Таг, - «Извини, легат, сейчас не до дуэлей…» Над местом сражения в великом множестве сновали детекторы Корпорации, и темный понимал, что маскировочное поле ему не поможет. Этот модифицированный Феникс – страшный противник, оставалось лишь надеяться, что вдвоем они его одолеют…



Продолжение

© Astar
Статья написана: 2008-05-15 02:33:21
Прочитано раз: 4887
Последний: 2016-12-03 13:53:34
Обсудить на форуме

   Пока тут нет ни одного комментария, можете добавить первый.

  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 20:39:06 MSK. Страница загружена за 0.195156 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта