История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Зеркальный дракон. Часть 2. Тень убийцы

Экспортировано из коллекции Blizz-Art.Ru
Собираем фанфики.



Теперь настал мой черед. Этот юноша, несущий за пазухой мою смерть, преследует меня неотступно и навязчиво. Я должен помочь ему покончить с излишней осторожностью… Я увижу, как стремительный взмах кинжала, словно вспышка молнии, озарит мою темную душу.
Хуан Хосе Ареола.


…Акустика была и впрямь отменной. Даже негромкая речь и звуки были хорошо слышны в этом просторном сводчатом зале.

… — У Конклава уже давно существует мнение, что ближайшие территории по ту сторону границ с Копралу подвержены захвату нового вида. Теперь вся информация на этот счет поступает не в Штаб Разведки, а прямо на стол Правителю. Ситуация требует подобного подхода к делу, иначе приказ о начале приведения в действия плана «Стена» придет слишком поздно. Пустошь между секторами Своум и Копралу даже с самыми слабыми двигателями истребителя можно преодолеть в течение недели. Штаб Разведки уверен более чем на шестьдесят процентов, что противник обладает возможностью пересечь космическую пустыню за более краткие сроки. Теперь о наших возможностях…

— Прошу слова… — голос справа, и со своего места поднялся высокий статный седоусый старший офицер в серо-синем мундире-плаще, с оранжевой полосой от левого плеча до пояса.
— Заместитель главнокомандующего Оранжевой пограничной эскадры, адмирал Загг Клаус, — резкий голос секретаря-адъютанта.

… — Не секрет, что подготовка к войне шла уже несколько лет, — неспешно говорил адмирал, — Чем еще объяснить то, что каждый месяц сюда, в непосредственной близости к границе с Копралу, раз за разом прибывали свежие силы Альянса. Единственное чего мы не знали — начала. Теперь, когда сроки объявлены, подведем итог: за четыре года изоляции и практически безостановочного подвода войск, на границе с Копралу сформирован гигантский плацдарм для подготовки к обороне. Пятьдесят тысяч легких бомбардировщиков «Оса», несущие термитные бомбы, двадцать тысяч тяжелых бомбардировщиков-гравилетов «Цвир», более трехсот тысяч легких крейсеров и ракетных штурмовиков… Около сотни тысяч тяжелых транспортных судов «Катамаран», каждое из которых готово принять на борт и транспортировать на дальние расстояния до десяти тысяч десантников. Тяжелые крейсера — основной «щит и кулак» — двадцать тысяч. Шестнадцать авианосцев, а число легких боевых звездолетов — космических истребителей и перехватчиков — переваливает за десять тысяч… На случай вражеского десанта на поверхностях пограничных миров сформированы оборонительные гарнизоны и мощная система орбитальных и наземных систем ПВО… При возможном контрударе трехмиллионная армия десантников будет готова к вторжению на вражеские миры. Эту мощь обеспечивают только силы людей.

Черное трехметровое создание, лоснящееся на свету, обернувшееся узлом на небольшом сучковатом «шесте», установленного в круг участников совещания, слегка передернулось, словно бы от воздействия внешнего раздражителя, лениво шевелясь. Из складчатого мешка на загривке появилось серое щупальце, которое ловко переключило маленький прибор увитый множеством проводов, напоминающий наушники, подключенный к аппаратуре зала, на своей плоской и широкой «голове» в режим «ответа».

На экранах, установленных на верхней низкой консоли перед каждым креслом, начали появляться слова:

«Общины Безликих выражают беспокойство о скором вторжении воинственных чужаков. Опасность начинает нависать над Великим Кольцом. Мы предотвратим угрозу, и спасем свою родину. Общины еще с начала развала соседнего государства людей враждебной Чумой выдвинули за пределы туманности пять общин на границы человеческих государств. Сейчас мы готовы добавить к этому еще десять общин, чтобы отбросить Тьму от границ сектора и пролить на нее Свет Великого Кольца».

Червь вновь переключил прибор в режим «прием».

— Мы ценим Ваше решение вашего народа, Слушатель, — ответил Клаус, покручивая кончик уса в пальцах, — итого пятнадцать общин Фаутонов… Даже без сопоставления с флотилиями и армией людей, задействованных в отражении удара это весьма ощутимые силы.

«Общины Безликих, вставшие на защиту Великого Кольца и Человека готовы идти дальше. Мы готовы искоренить врага на его территории — в этом общины узрели благо и дальнейшее спокойствие».

«Чем мы можем помочь? Протоссы на чужой земле, и мы не хотим обременять хозяев своим бездельем в то время, как у хозяев есть ощутимые проблемы», мягкий, слегка рокочущий голос возникал прямо в голове, и Дракон, стоящий у стены круглого зала, ощутил неприятное сходство голоса Протосса с голосом зверя в последнем сне…

— Что Вы можете нам предложить сами в данной ситуации? — поинтересовался Клаус.

Со своего кресла поднялась высокая худая фигура, с длинными конечностями и изгибом колена в обратную сторону. Тяжелый темно-фиолетовый плащ с причудливой каймой, и с неким странным знаком-завитушкой на груди. Толстые редкие волосы опадали с вытянутой вверх головы, глаза, сияющие мягким глубоким темно-синим огнем с плоского безносого лица, смотрели, казалось, без всякого выражения, но в них таилась древняя мудрость и печаль.

«Когда ваши флотилии начнут вторжение в сектор Копралу, мы покинем свою колонию на Квадроине. Негоже злоупотреблять гостеприимством, когда у нас есть шанс вернуться домой, и отомстить за свое падение. Мы хотим найти наши оставшиеся изолированные колонии Протоссов в секторе нашей павшей родины, чтобы освободить ее от тягостного гнета одиночества и потерянности».

— У Вас и ваших собратьев будет возможность вернуть обратно свою родину и отомстить за свое изгнание, Судья Коур, — кивнул адмирал, — мы сообщим о вашем решении о совместном нападении на Копралу правительству…
— Прошу слова…
— Главный военный инспектор пограничных районов Юво Мацумото.
— Прежде чем мы сможем начать контрудар, давайте вначале дождемся результатов обороны наших сил во время удара Протозергов, — произнес поднявшийся со своего места человек в темно-синем костюме, — планировка — не спорю, важна, но прежде чем обдумывать свои дальнейшие действия, лучше разработать несколько планов действия после отражения удара со стороны Копралу. Несомненно, собранные в единый кулак силы на границе впечатляют. Но Альянс еще никогда не учувствовал в космической войне такого масштаба, поэтому исход может быть каким угодно. Можем ли мы преследовать врага для его полного истребления?
—Конечно. Возможно, потребуется перестановка сил, смена некоторых построений эскадр и некоторая задержка, которая понадобиться для возможного восполнения рядов вооруженных сил, но Правитель заинтересован в полном уничтожении противника и угрозы, который он несет, — ответил Клаус.

«Общины последуют за убегающими в любом случае. Мы готовы драться до последнего Безликого».

— Слушатель знает, что такое энергонно-акроидные двигатели? — поинтересовался адмирал.

«Дрянь».

Лаконичный ответ на экране вызвал улыбки у многих слушателей и собеседников в этом зале.

— Именно, — невозмутимо кивнул Клаус, — весьма плохая штука, Фаутоны, как обитатели космоса, знают лучше нас о губительном импульсе для всего живого от подобного двигателя. Но дело не в этом. Не смотря на то, что это двигатели были распространены на всех судах Альянса еще двадцать лет назад, их мощности не хватит, чтобы в краткие сроки пересечь пустошь на границе с Копралу и произвести ответный удар. Кстати, Слушатель, армады общин Фаутонов мощны, но еще более медлительны, чем наши. Это займет много времени, но Правитель через два дня собирает Конгресс, и проведет совещание в Конклаве, чтобы принять решение об опережающем ударе. Есть надежда застать противника врасплох, одновременно отразив угрозу вторжения в сектор Своум и произвести удар по Протозергам. Весьма заманчивое предложение… Но скорее всего, это решение не будет принято: для начала нашего нападения необходимы дополнительные силы, а время почти на исходе. К тому же, неизвестно, какие силы Протозерга собраны по ту сторону границы. Будет лучше принять первые баталии на своих территориях, измотав и уничтожив силы врага, чем лезть в неизвестность.

«Тогда мы задержим воинов. Безликим не следует идти по своей воле без людей…»

— Правильно, Слушатель, сейчас, как никогда, мы должны забыть про все не многие мелкие недоразумения между нашими народами… Только вместе мы сможем противостоять врагу.

«Человек-Ведущий-Общину-Людей должен знать, что Безликий не оставит Человека без помощи».

— Да, я знаю это. Мы все это знаем, — ответил адмирал, — за годы сотрудничества Фаутонов и людей, наши отношения стали почти братскими. Так давайте же вместе докажем то, что ни кто не в силах противостоять Альянсу туманности и трех созвездий.
— Хорошо, — Мацумото обвел пристальным взглядом присутствующих, — очень хорошо. Но как отреагирует Земля на подобное решение?
— Возможно, что никак… — ответил полный человек в коричневом длиннополом одеянии, смахивающем на монашеский балахон, с откинутым на плечи капюшоном. Наверное, он был здесь единственным из гражданских лиц.
— Прогнозист и историк Конклава, Форн Гроут.
— Можете мне поверить, что сейчас Альянс стоит на пороге больших событий. Предстоящая война тут не причем. Отношения Директората сводятся к уплате налога, но это не может продолжаться вечно. Рано или поздно младший брат способен противостоять старшему, но не примите мои слова как призыв к войне против человечества. У человека есть самый страшный скрытый враг — он сам. Но мы должны перешагнуть через это. Мы обязаны объединиться под сенью борьбы с угрозой всему живому в Галактике. И Альянс может занять главную роль в ведении к этому великому объединению. Альянс способен это сделать, вернув отбившимся свой дом и сохранив в целости свой. Мы сможем победить и выжить, уяснив лишь единый принцип взаимовыручки и чувства понимания к себе чужому виду. Человечество, Фаутоны, Протоссы, и все те, с кем придется встретиться потом, должны будут уяснить, что война, которая начнется через несколько недель — символ несовершенства и собственного уродства. Это точка, от которой пойдет отчет в иную сторону. Я понимаю, все это звучит как утопия, но это — как маленькое семя в безжизненной пустоши. Лучше надеяться на шанс — а шанс всегда есть — чем добровольно лишать его себя, и семя, возможно, даст корни. Цветы будут прекрасны, и в сравнении с ними сегодняшние дни будут казаться мраком бездонной пропасти, у которой мы сейчас стоим.
— Будем надеяться, что так и будет, — Клаус взглянул на инспектора Мацумото, — Директорат придерживался мнения игнорирования Альянса, так что пришел черед ответить взаимностью.

«Как обстоят дела с Чумой на одной из Твердей людей?» черное, мощное тело гигантского червя снова напряженно заворочалось, «из общения людей проходили знания о том, что Твердь вновь подвержена разложению Чумы».

— Вы правы, Слушатель, — советник министра обороны, дородный мужчина в военном мундире, представленный ранее, вновь поднялся со своего места, — за подготовкой к войне мы упустили этот факт. Как Вам известно, Квадроина подвергалась инфестированию Зергов более трех лет назад. Казалось бы, они были полностью уничтожены, но совсем недавно спутники вновь запеленговали их сигналы. За это время Зерг вновь разросся по поверхности одной из долин, очевидно, что во время их последнего уничтожения наши войска не уничтожили один из Ульев, попросту не обнаружив его. Еще неделю назад, когда об этом впервые поступила информация об этом, Конклав отправил туда эскадрилью бомбардировщиков. Протоссы подтвердили, что одна из долин и несколько лесных массивов заражены Зергом. Вчера Правитель отдал приказ о подводе в тот квадрат двух дивизий десантников. Они вместе с Протоссами и мощной поддержкой бомбардировщиков обязуются уничтожить врага. На этот раз полностью. Мы должны избавиться от Зерга, пока он не разросся по поверхности, и чтобы он не помешал нам во время нападения Протозергов. Штаб Разведки сообщает, что на других мирах Альянса, в том числе и на незаселенных, сигналов Зергов не обнаружено. Квадроина — единственная проблема на сегодняшний день.

Сидящий по соседству Главный военный Инспектор Альянса, кивнул.

— Похоже, Зерг начинает сдавать позиции… После того, как слухи о существовании Протозергов и их угрозе были доказаны, это подтвердилось. Единственный сектор, где все еще проявляется их высокая активность — это захваченные ими в земном секторе миры.

«Вы можете и не вмешиваться, Зерг — проклятие Протоссов, и мы должны разобраться с ним сами», Судья склонил голову, словно бы осознавая всю печаль сказанного, «они убивали нас на родине и в секторе людей… Они преследуют нас, как меченных… Протоссы сами разберутся, кому остаться в живых в этом противостоянии».

— Мы ценим самоотверженность Протоссов, но мы не можем не помочь, — Мацумото взглянул на Клауса, и тот кивнул, — Вы — наши гости, а хозяевам свойственна забота о гостях. Не сочтите это за оскорбление — мы вовсе не думаем, что вы не справитесь с Зергами возле своей колонии, но Квадроина — территория принадлежащая Альянсу. К тому же, ваши воины храбры и сильны, но их слишком мало, чтобы противостоять Зергам. Мы разделим наши обязанности, и вместе уничтожим эту заразу.

«Да будет так»…

Дракон почувствовал движения рядом, повернув голову, увидел Оларфа. Холодно кивнул в приветствие, и повернулся обратно к центру зала.

— Прошу слова…
— Главнокомандующий Желтой штурмовой эскадры, адмирал флота Юрий Самеев.

Со своего места поднялся пожилой человек в высокой фуражке, в серо-синем парадном плаще с ярко желтой полосой материи от левого плеча до пояса.

— Уполномочен предупредить всех инспекторов и офицеров ставки командования на пограничных мирах с Копралу, о проведении последних учений через четверо стандартных суток. Извещение о подготовке командиры получат завтра. Учения пройдут возле четвертой луны Шроу, в них войдут бой на орбите, бомбометание и спуск десанта.
— Мы учтем это, — советник министра обороны повернул голову к Судье, — если хотите, то можете принять участие. Думаю, совместные учения ведения войны, максимально приближенных к реальным условиям, пойдут на пользу.

«Я сообщу Палачу о вашем предложении, думаю, они согласятся принять участие».

— Итак, повторим основные направления и умозаключения, полученные в ходе совещания, и подведем итог…
— Давно уже совещание идет? — тихий голос Оларфа.
— Полтора часа.
— Ладно, идем. Разговор есть. К тому же, они уже заканчивают.

Дракон бросил взгляд на Судью, лихорадочно соображая, сможет ли он поговорить с ним в зале ожидания. Ну ладно, на брифинге в Концерне он получил информацию, что Судья не улетит обратно на колонию Протоссов, пока не встретит порученца из этой организации. Дракон неохотно побрел вслед за Оларфом к двери, двигаясь у стены. Здесь же стояли еще несколько адъютантов, военных и гражданских инспекторов, и просто сопровождающие лица из охраны и помощников. Они вышли через небольшую дверь в зал ожидания, где собрались корреспонденты, младшие офицеры сопровождения, и сотрудники охраны.

Небольшой зал, с широкими дугообразными окнами, без светильников. Свет, проникающий внутрь через окна, снаружи казался мутным и неясным, с трудом пробиваясь через плотный заслон тумана. Обстановка скорее напоминала обычное кафе. Все эти люди в дорогих и роскошных мундирах, обычных костюмах коротали время сидя за столиками в низких уютных креслах с высокими спинками, или же на диванах, потягивая кофе и оживленно разговаривая на различные темы. Хотя Дракон знал точно — большинство из них, если не все, обсуждают выступление Правителя, которое прошло два дня назад и было продемонстрировано в прямом эфире из его главного дворца-резиденции на Кереспи на всех мирах и лунах Альянса. Правитель объявил о начале подготовки к войне, как и полагалось, и Дракон, знающий об этом заранее, просмотрел выступление Правителя с некой скрытой, мрачной иронией — он-то знал об этом выступлении еще двенадцать дней назад, когда он был еще на Кереспи. Шесть Протоссов в одинаковых громоздких доспехах с резкими выступами и крутыми изгибами, поверх которых были накинуты короткие плащи с зеленым и фиолетовым переплетающимся узором, сидящие своей группой в стороне от гомонящих людей, вцепившиеся взглядами в плоские лица друг друга, ведущие беседу, слова которой слышны только им. Очевидно, это сопровождающие Судьи Коура, одновременно выполняющие роль телохранителей и свиты. Дракон приметил еще одну особь Фаутонов, свернувшуюся кольцом на сиденье одного из кресел. Сидящие за этим же столиком двое в легких мундирах младших офицеров пограничников о чем-то оживленно спорили, не обращая внимания на эту жутковатую черную, поблескивающую на свету гигантскую пиявку по соседству, которая изредка ворочалась на своем месте — очевидно, плоское сидение для нее было не совсем удобно.

Дракон и Оларф прошли к противоположной стене зала, где были свободные места. Они сели на диван, некоторое время молча созерцая эту картину ожидания завершения совещания. Дракон лишь чувствовал, как у него затекли ноги с непривычки от неподвижности, в которой он провел последние полтора часа.

— Как совещание?
— Ничего необычного. Обсудили выступление Правителя, свои действия при атаке Протозергов… Обменялись предположениями об возможных действия тех неизвестных, которые направляют этих созданий, — Дракон замолчал. Оларф тоже молчал, безразлично разглядывая зал ожидания и говорящих людей.
— Ну, как поручение? — наконец негромко спросил Дракон, облокачиваясь на собственные колени и глядя вперед перед собой.
— Все в норме, — Оларф сложил руки на груди, — прототип у меня. Все прошло гладко, без лишнего шума… А ты?
— То же самое, — ответил Дракон, — вроде не «наследил».
— Прототип у меня в здешней квартире. Полковник Зёрон просил привезти тебе кое-что из вещей. Можешь забрать прямо сейчас.
— Как образец? Он в защитном футляре?
— Разумеется. Все в норме, — повторил Оларф, — наподобие того, в котором мы возим с собой… оборудование. Я уже протащил его через два сканера при полете сюда, так что проверено. Надежная штука.
— Надеюсь, это исправно действующий прототип, — произнес Дракон, — иначе вся эта часть поручения превращается в балаган…
— Хочешь сказать, что необходимо опробовать его?.. Зачем? Специалисты разберутся, что там к чему, наше дело сделано…

Дракон внутренне напрягся — Оларф, конечно же, не знал о том, что прототип винтовки понадобится для дальнейшего выполнения поручения. Однако эта фраза его немного встревожила.

— Боюсь, что для меня еще все только начинается, — осторожно, словно бы пробуя свои слова на вкус, проговорил Дракон, — этот образец позже будет необходим…
— Концерн решил втянуть тебя заваруху?
— Причем я даже не знаю, что она из себя представляет, — ответил Дракон, разглядывая людей за столиками, — но похоже что это очень серьезно.
— Мда, это интересно… — Оларф вздохнул, запрокинув голову и уставился в потолок.

Дракон искоса взглянул на него — с чего бы это он завел этот разговор?..

— Слушай, а чего мы здесь сидим?
— Скажи мне номер своей квартиры.
— Семьсот четырнадцатая, правый сектор…
— Я зайду за прототипом чуть попозже. К тому же, нужно поговорить кое о чем…
— Ладно, как знаешь, — Оларф поднялся, и прошел к выходу.

«Почему мне кажется, что что-то не сходится?.. Что что-то не так? Интуиция или заблуждение?.. Или это страх быть обнаруженным после убийства на Своуме? Слишком уж все запутано, словно бы план поручения разрабатывался в спешке, в то же самое время грамотно. Конечно, пока все в норме… Но зачем сюда вмешали Протоссов? Для чего мне краденый прототип нового оружия?.. Надеюсь, встреча с человеком из Концерна на Квадроине полностью оправдает полет…»

Смутное предчувствие мрачным облаком застилало сознание. Дракон чувствовал что-то нехорошее.

«Может, это просто депрессия?»

Вся жизнь наемного убийцы сплошная депрессия.

«Черт, да что я, Призрак, что ли, чтобы чувствовать что-то извне?..»

С противоположной стороны зала послышался гул шагов, и в зал вошли все участники совещания, которое, видимо, только что закончилось. Дракон поднялся с дивана, и среди выходящих из зала людях он увидел высокую фигуру Протосса. Присутствующие здесь офицеры и лица сопровождения, а так же редкие корреспонденты стали собираться в группы у каждого из участников закончившегося совещания. Дракон зашагал вперед, обходя столпившихся людей. Он увидел, как Протоссы, сидящие отдельно у стены, поднялись навстречу Судье, и они замерли — Судья им что-то говорил, или они Коуру…

— Судья Коур?

Собственный голос показался каким-то нелепым по сравнению с молчаливостью и неподвижностью замерших высоких фигур в ярких плащах. Шестеро воинов-сопровождающих повернули головы к человеку в черном костюме. Судья обернулся к Дракону, и тот почувствовал легкое волнение — он впервые стоял так близко к этим созданиям, впервые обращаясь к одному из них. Глубокое сияние глаз Протосса вызвало легкое замешательство, связанное с воспоминанием о спящей Драконе-Внутри, но неприятный момент сопоставления был прерван ответом Судьи.

«Я слушаю тебя, человек», тот же раскатистый голос в голове, только предназначенный для него одного.

— Я из Концерна, — произнес Дракон. Эта несложная, и с виду непонятная для постороннего уха фраза, была ключом ко второй части его поручения.

«Что ж, рад приветствовать столь отважного представителя людей. Насколько я знаю, мне поручено объяснить тебе сущность этой дерзкой, но не вероятно храброй затеи. Однако планы немного поменялись. На Квадроину мы прибудем разными путями. Советую вылететь следом за мной через несколько часов — мне сказали, что при нашей встрече ты будешь иметь все необходимое, что бы получить допуск к прилету на Квадроину. Здесь не место для того, что я должен тебе рассказать, человек. Встретимся через тридцать человеческих часов на обрыве Маулинса — так он называется у людей».

Судья умолк и он и его шесть воинов направились к выходу. Дракон молчал, хмуро глядя им вслед.

«Ну, а это что все значит? Проклятье…»

Дракон почувствовал, как в нем вновь закипает раздражение, идущее снизу вверх, к мозгу. Он сжал ладони в кулаки. Похоже, он опять ощутил то влияние важности поручения, цель которого столь секретна, что даже Протосс, который, казалось бы, совершенно не причем в этой заварухе, куда он влез с помощью вездесущего Концерна, по каким-то причинам советует ему прибыть отдельно на колонию Квадроины. Проще говоря, недвусмысленно дает агенту понять, что нужно смотреть в оба, быть осторожнее, а это что-то значит… Он дошел до следующего фонаря, излучающего свет в этой кромешной тьме непонимания и озадаченности. Оказалось, что этот свет не настоящий, а сам фонарь — мираж, и теперь опять придется идти вперед, прежде чем он получит все ответы…

«Ладно. Времени у меня не так уж и много… Нужно получить вещи от Оларфа, прототип, забрать ноутбук и оружие и мигом лететь на Квадроину. Судья прав — попасть туда сейчас будет не так уж и просто, однако, даже инспектора среднего звена должны пропустить на мир, где существует карантин при возможной угрозе Зерга… Ну ладно, попадись мне тот, кто должен принести вторую часть о выполнении поручения… Вытрясу из него все, что можно».

Он направился к выходу, обдумывая слова Коура…

… Компьютер по распределению и проверки прибывающих и отбывающих лиц с Башни Небес был не в пример тупее чем обычная система контроля в каюте.

Агент выбрал из каталога предлагаемых ему миров свою цель — Квадроина, первый рейс.

«Внимание! На выбранном объекте зафиксирована внештатная ситуация. Ваше удостоверение личности должно иметь соответствующий ранг или класс служащего работника выше меньшего класса, или же пропуск на данный объект».

Дракон знал, что улететь на Квадроину теперь можно лишь военным звездолетом. После подтверждения слухов о инфестировании Зергами этого мира, все полеты гражданских судов в этот квадрат были временно приостановлены. Дракон подтвердил, что он имеет средний служащий класс.

«Через два часа двадцать шесть минут на Квадроину отходит военно-транспортный звездолет класса „Грузовик“. Длительность полета — стандартные двадцать два с половиной часа. Подтвердить Ваше соглашение на данный первый рейс на Квадроину?»

Дракон подтвердил.

«Приготовьте Ваши документы. Выберите цель вашего прибытия на Квадроину».

На большом экране перед Драконом появился длинный столбец из фраз, перечисляющие причины полета на приграничный мир. Дракон ткнул пальцем на фразу «Осмотр местности и проверка боеспособности одного из подразделений».

«Цель выбрана. Вставьте цифровой шрифт-код, который расположен на левом нижнем углу вашего документа. Таким образом будет проведена индификация личности и подтверждение в Вашем доступе на данный объект. В случае не соответствия все внесенные Вами данные и Ваш заказ будут аннулированы».

Дракон с легким волнением достал свой липовый документ-карту. Конечно, он его не подвел тогда, на посадке еще на Глоуде, но кто знает, вдруг на этот раз компьютер распознает в нем самозванца?..

Дракон просунул левый нижний угол документа в щель компьютера. Тот тихонько пискнул, вспыхнул зеленый огонек.

«Спасибо. Ваш доступ подтвержден. Приятного полета».

Вниз, на специальный поднос, выпал оформленный пропуск-билет. Дракон, взяв его, повернулся и пошел прочь, вглубь большого сводчатого помещения этой станции регистрации полетов. Сейчас он находился на самом верху Башни Небес, и тусклый свет, льющийся через прозрачный толстый потолок, создавал неясное черное пятно тени под ногами идущего человека. Дракон, слыша лишь неясный шум и обрывки разговоров присутствующих здесь нескольких офицеров флота, шел вперед, глядя лишь на свою тень. Что-то знакомое показалось ему в этом аморфном черном пятне, неотступно следующим за ним. Затаенное, никому незаметное настойчивое мельтешение…

«Неужели опять?..»

Чудовище не беспокоило его все эти двенадцать дней. Оно спало, или же обдумывало свой следующий ход.

«Послушай, что ты сам несешь?.. Как оно может обдумывать?»

Дракон свернул в коридор, ведущий к лифтам. Правая стена была прозрачной, за ней открывался вид на гигантский зал ангара, и зрелище, открывшееся Дракону, на минуту приковало к себе его взгляд. Он остановился, глядя за стекло.

Это был ангар для Фаутонов — на всех космических станциях и космопортах были подобные отсеки, предназначенные специально для прибытия этих существ. За стеклом стены царила невесомость, и где было множество ярко-белых, сияющих корабликов необычной формы, прикрепленных к консолям, идущих с потолка. С двумя хвостовыми крыльями, глядящими назад и вниз, состоящее из полукруглых белых пластин, сложенных как пластины панциря черепахи, с маленьким ярко-зеленым окошком — плоским кристаллом — на броне спереди, «истребители» космических братьев. Фаутоны были тут же — несколько созданий даже не ползали — перетекали по поверхности звездолетов. Бесполые слепые трехметровые черные слизни…

Удивительные создания. Истинные дети космоса. Им вовсе не составляет труда существовать в безвоздушном пространстве, адаптироваться к быстрой смене температур и перепадам радиации. Их кожа полностью отражала любой вид излучения, в то же самое время она служила им главным органом восприятия окружающей среды, в которой они находились. У Фаутонов отсутствовали глаза и уши — их заменяла кожа. Эти организмы были черезвычайно чувствительны к любой вибрации. Специальный орган позволял вырабатывать необычный вид поля вокруг каждой особи, позволяя передвигаться в вакууме. Они научились передвигаться в открытом космосе, перебираясь с одного астероида на другой, при помощи своих щупалец они строили внутри каменных глыб целые города и свои звездолеты. Питаясь в основном кристаллическими наплывами на астероидах, они научились позже самостоятельно выращивать их. Потом, когда люди и Фаутоны наладили отношения, оказалось, что они не брезгуют и животной пищи. Фаутоны иногда посещали миры Альянса, где, ради удовольствия, охотились на различных созданий. Как-то раз Дракон видел запись подобной охоты, привезенной с Эскуэна, где всякой агрессивной живности было пруд пруди. Фаутон прятался на высоких скалах или растениях, а когда жертва была под ним, он стремительно падал на нее… Дальнейшее зрелище было не для слабонервных. Фаутон попросту выпивал все соки их своей добычи в течение нескольких минут.

Фаутонами их называли только люди, из-за того, что они обитали в туманности Фауту, сами же они называли себя Безликими. Это определение казалось самым точным: каждый взрослый Фаутон, как капля воды был похож на всех других особей. Они являлись одним из достоверных доказательств того, что эволюция не стоит на месте. Спокойно чувствуя себя в вакууме, они так же спокойно чувствовали себя и при гравитации, пригодной для обитания человека. Сон, пища, работа и защита родины — это все, что им было необходимо. Коллективный разум посредством передачи своих мозговых импульсов в общий поток мыслей расы, не отягощенных иллюзиями или мечтаниями, помогал им вести всю немногочисленный вид к балансу, способному ограничить численность особей на обитаемых астероидах не выше двадцати трех общин — перенаселение в туманности казалось бедствием для всех Фаутонов.

Не смотря на высокое развитие, строить Фаутоны научились лишь три вида звездолета. Легкие и маневренные «истребители», предназначенные для одной особи, не могли покрывать гигантские расстояния в космосе, но быстро кончающееся топливо, которым служили специально выращенные кристаллы, несущие внутри определенный запас энергии, делали их беспомощными, если эти кораблики отлетали слишком далеко от кораблей-"маток" — небольших медлительных кораблей. Третий вид был настоящим дредноутом, подобных громад раса Фаутонов смогла построить лишь в двух экземплярах, хотя на деле эти корабли оказались сопоставимы по размерам с обычным крейсером Альянса. Для Фаутонов, которые, угробив гигантское количество ресурсов и материалов, которые в открытом космосе были бесценными, смогли построить эти две махины, которые являлись целыми колониями этих существ, оказалось не по силам построить что-то еще. Каждая община — это флот из этих созданий. Каждый Фаутон умеет обращаться с «истребителем», они — защитники по природе. В случае угрозы каждый из них, будь то обычный шахтер, прогрызающий ход в астероиде, «садовник», следящий за ростом минералов которые потом будут употреблены в пищу, ученый, получающий новые сплавы и выращивающий материалы, без промедления встанет на защиту родных астероидов.

За всю историю сотрудничества Фаутонов и людей происходили мелкие инциденты, но в целом им удалось гармонировать вместе, существовать, не затрагивая интересы друг друга. Дракон даже и не мог представить, что было бы, если между людьми и разумными слизнями все же началась бы космическая война. Теперь об этом уже никто не думал: союз людей и Фаутонов теперь был не разрушим. Альянс вряд ли бы добивался таких успехов в науке и астрономии без такого умного собрата, и развитие и состояние колоний было бы на порядок хуже без этих новых технологий, а Фаутоны, скорее всего, уже начинали бы очень медленно, но неотступно деградировать и вымирать без получения необходимых ресурсов со стороны людей.

Дракон не испытывал ксенофобии, но мысль о возможной враждебности этих созданий не покидала его. К тому же, это ленивое шевеление за стеклом, где была невесомость, и знание того, что оно в любой момент может смениться убийственной стремительностью немного настораживало. Он пошел дальше, уже не торопясь, глядя, как черные лоснящиеся слизни плавно перетекают по белым корпусам своих истребителей, изредка отрываясь от них и перелетая на стены или корпуса соседних «истребителей». Похоже, это были техники — за этим, казалось бы, бесполезным хаотичным движением, они «общались» с живым кристаллическим мозгом каждой машины, проверяя ее готовность к бою и полету…

…Лифт был скоростным, но Дракону пришлось прождать в его кабине не мало времени, пока он достигнет жилой секции Башни Небес. Это было самое высокое строение людей в этом секторе. Низкая сила тяжести, которая внутри поддерживалась обычным гравитационным процессором для удобства проживающих внутри людей, позволила конструкторам создать сооружение высотой в двадцать километров. В то же самое время Шроу не являлась полностью изученной планетой, и на ее поверхности, далеко внизу, возможно, обитали причудливые, еще никем не виданные создания. Свет с трудом пробивался даже на высоте двадцати километров через вечную завесу тумана, а внизу, у самой поверхности, царил вечный сумрак…

…Квартира, которую снял Оларф для своего временного проживания, предназначалась для солдат. Неказистая мебель, да и размеры маловаты. Здесь горела лишь большая настольная лампа. За столом сидел сам Оларф, а перед ним лежал длинный футляр, примерно, из того же материала, что и кейс для оружия.

— Было открыто.
— Я знаю, — Оларф махнул на кресло перед столом. Дракон пробрался в полумраке комнаты до стола и сел, разглядывая футляр.
— Он?
— Ага… Взгляни-ка.

Дракон подтянул к себе метровую плоскую коробку с ручкой, и открыл.

Внутри лежал невзрачный аппарат, смахивающий на изогнутую трубку из неизвестного для Дракона сплава. На одном конце — сопрессор, или что-то вроде того, на другом — изогнутая пластина для плеча, очевидно, приклад. В центре ствола — небольшой прибор с несколькими регуляторами. Одна рукоять с гашеткой, пара толстых энергоподводов.

— Это все? — сухо поинтересовался Дракон, — так это и есть пушка нового поколения?
— Я тоже был разочарован, — хмыкнул Оларф, — рисковать своей башкой ради подобной загогулины… Надеюсь, что она стоит того…
— А где батареи? Ты сам-то знаешь, как ей пользоваться?
— Батареи в боковом отделении… Смотри, — Оларф взял винтовку из футляра, достал плоскую прямоугольную капсулу, и присоединил ее к выемке, где корпус оружия плавно переходил в приклад.
— Все. Только вот здесь повернуть рукоять подачи энергии Сумена…
— Что-что? — Дракон аж привстал, — эта хреновина стреляет энергией Сумена?
— Да, — Оларф казался невозмутимым, — а ты что, что-то знаешь про это?
— Это новый вид высокой энергии, — мрачно ответил Дракон, — лет двадцать назад ученым удалось получить полу-токсичную энергию, способную воздействовать на абсолютно любой вид материи. Очень опасная штука. Ее еще называют «живым огнем». Восемь лет назад при испытании новых двигателей для звездолетов, которые работают на этой энергии, произошел всплеск этой энергии — погибло три десятка ученых, а лабораторный комплекс-полигон разнесло ко всем чертям… После этого я ничего не слышал об энергии Сумена. А до этого — так, читал кое-что…
— Нда, — присвистнул Оларф, — если это так, то не хреновую штуку мы нашли… Надеюсь, что этот прототип опробован, и подобного всплеска не произойдет…

«Да уж, особенно, если испытывать ее буду я. Придется понадеяться на удачу…»

—… Так вот, крутишь подачу, выбираешь тип стрельбы — луч или сгусток.
— Я пользовался энергометами и раньше, — произнес Дракон, принимая оружие из рук Оларфа, — но раз эта штука действительно стреляет энергией Сумена, то плохи дела того, кто попадет под это облучение…

Дракон знал, что «живой огонь» горит ярким зеленым пламенем, одновременно поражая окружающие объекты своим ядовитым излучением, которое очень вредно для любого живого организма. Это все, что он знал о пагубном воздействии энергии Сумена.

— Кому понадобилось завладеть подобным оружием? — спросил Оларф, — для чего необходим энергомет, стреляющий подобным импульсом?..
— Это не наше дело, вы выполняем работу, — оборвал Дракон, отсоединяя батарею и укладывая все внутрь футляра, — сколько здесь энергоносителей?
— Мне удалось выкрасть все четыре. Похоже, что мощность у него не такая большая, как у стационарного энергетического орудия, но расход энергии и излучение должно быть большим…

«Как бы потом самому не поджариться».

— Похоже, если уж тебе придется пользоваться этой винтовкой, то не обойтись и без специального костюма. К тому же, похоже, при стрельбе излучение этих вредных частиц будет не слабым… Я должен передать тебе костюм Призрака, а уж зачем он тебе — это уже не мое дело, — в словах Оларфа сквозила.

Он достал довольно таки большой чемодан.

— Здесь хватит места и для ноутбука, и для кейса с оружием. Скафандр полный, со шлемом и с генератором, только без процессора «покрова». Иначе бы все это не влезло бы в чемодан…
— И что теперь? Возвращаешься на Кереспи?
— Да, свою задачу я выполнил… А ты теперь куда?
— На Квадроину. Нужно умять кое-какие нюансы. Все это весьма странновато. Для чего прототип, стреляющий «живым огнем», я примерно догадываюсь, но к чему такая скрытность…
— Впервые, что ли? Сам же знаешь, Концерн работает подпольно. Тут не только о поручениях, тут о собственной безопасности думать надо.
— Да, но с таким я столкнулся впервые. Ума не преложу, что будет дальше…

«Надо же, ты скоро сможешь отжиматься на языке».

— Ладно, я пойду… — буркнул Дракон, раздосадованный сам на себя, взяв футляр и чемодан.
— Понятно. Что ж, счастливо, — Оларф протянул ему руку. Дракон молча ответил на рукопожатие, подхватил свою новую поклажу, и вышел из полутемной квартиры. Досада сменилась прежними мрачными мыслями.

«Я впервые попал на приграничный мир, на полузакрытый военный объект. Благодаря подделкам-документам удалось побывать на совещании военных чинов… Удалось получить пропуск для полета в военном транспорте на Квадроину…Неужели это все я?»

Дракон ощутил неимоверный прилив тоски, граничащей с полной апатией. Ощущение того, что зверь уже заменил его настоящее «я», было сильным, как никогда. Ему показалось, что еще чуть-чуть, и он в отчаянии бросит футляр и чемодан на пол, послав все к чертовой матери, и ему пришлось приложить не малые усилия чтобы это не сделать.

Еще не хватало истерик — самое сложное еще впереди. Скрипя зубами, Дракон ввалился в кабину лифта.

«Да что это со мной? Пора собраться. Взять себя в руки. Все то, что еще осталось целым от разломанного разума. Отступать уже поздно. …Мне необходим скафандр Призрака, прототип излучателя-энергомета, поражающего одним из страшных видов энергии, Протосс признает то, что поручение, разработанное для меня Концерном дерзкое и требует от меня полной собранности. Только я, главный в этой роли исполнителя, до сих пор ничего не знаю. Уже прошло двенадцать дней, до возможной атаки противника осталось чуть более девяти дней, а я до сих пор не знаю конечной цели своего пути… Я через сутки узнаю все необходимое, и на этот раз я не потерплю новых отговорок. Хватит. Дальнейшее промедление будет означать провал всего задания. У меня остается слишком мало времени, теперь дорог каждый час, каждая минута»…






Дракон покинул Башню Небес, и туманная планета Шроу осталась далеко позади. «Грузовик» взял курс в соседнюю систему, где находился мир Квадроина. Кроме него, на этом транспорте летел дополнительный взвод десантников, отправленный с Башни Небес этим же рейсом, но Дракон за время полета никого из них не видел, очевидно, они так и не покинули транспортное отделение. Одиноко сидя в кресле у стены с иллюминатором, в полумраке пустого пассажирского отделения, Дракон успел многое обдумать за долгие часы полета.

Время продолжало свой стремительный и незаметный ход к конечной точке спокойствия. Тиканье стрелок, изменение теней, никому не заметное мигание «секундных точек» на экранах и наручных часах. Дракон, сидящий в кресле темного нутра военного звездолета, впервые ощутил зависимость своего успеха от этого невидимого бега времени неоткуда в никуда. Часы ожидания тянулись медленно, и Дракон то погружался в дрему, то смотрел в маленький круглый иллюминатор, за которым безмолвно сияли звезды. Сейчас он понял, что время — настоящий враг, неуловимый и беспощадный, беззвучно и злорадно смеющийся над ним в своей безмолвной смене секунд, минут и часов на циферблате дорогих наручных часов. Он в полной мере понял, что именно время и его удача теперь смогут противостоять чему-то неизвестному…

…Ослепительный в сравнении с внутренним освещением «грузовика» свет резанул по глазам. Раздался гул и шипение, и большая щель света стала расти, сверху вниз, вырисовывая прямоугольный проем выхода. Свет выхватил стоящие рядом фигуры солдат с автоматами, в одинаковых светлых костюмах, и свет отразился на их безразличных круглых окулярах. Ударивший из открывающегося проема ветер был горячим, но приятным. Дракон, глядя из под «козырька» ладони, увидел керамическое покрытие посадочной площадки, рассчитанное на серьезное пламя, которое бьет из под днища корабля, совершающего посадку. Наконец, шлюз открылся, и агент, сжимая в обеих руках ручки футляра и чемодана, шагнул вперед. Сейчас гул двигателей стихал, но когда Дракон спрыгнул на площадку, то почувствовал, как по ногам ударили горячие струи воздуха, идущие расплывчатым маревом из под приземлившегося звездолета. Он поспешно отошел в сторону, громко стуча каблуками ботинок по тяжелым черным плитам, из которых были выложена посадочная площадка, оглядывая открывшийся пейзаж, от которого у него захватило дух.

Транспортный корабль приземлился на большой поляне, окруженной со всех сторон деревьями-небоскребами. Непроходимая живая стена из кряжистых темно-зеленых и темно-бирюзовых стволов, корней, веток и цветов тянулась на высоту, превышающую сотню метров. Задрав голову вверх, он увидел над гигантскими верхушками фиолетовое небо, переходящее в черный купол космоса, прямо над ним. Несмотря на яркие краски и свет, уже становилось сумрачно — невидимое из-за высоченных плотных стволов деревьев леса, светило уже близилось к горизонту, и стена леса отбрасывала на сделанную людьми поляну гигантскую тень зазубренными краями. Цвета и запахи действовали одуряющее, особенно на человека, который большую часть своей жизни проводит среди стальных стен и потолков и шумящих машин. Агент помотал головой, чтобы прийти в себя, и после подумал, что на создание и вырубку подобной площадки, у рабочих, похоже, заняло много времени и трудов. Здесь были еще несколько пустующих посадочных площадок, предназначенных для спуска транспортных и грузовых кораблей, а так же гравилетов людей, баржирующих в этих воздушных просторах. Невдалеке виднелось большое здание с большим количеством радарных тарелок и частоколом антенн на крыше, очевидно, местный космопорт. Дракон увидел, как рядом с дорогой, уводящей в глухой лес, стоит плоский и длинный бронетранспортер. Сюда, к приземлившемуся транспортнику, неспешно катил большой грузовой робот на гусеничном ходу — в этом звездолете сюда привезли несколько тонн боеприпасов.

Дракон побрел к космопорту, оглядывая окружающие их громады неземного леса. Гравитация здесь почти на треть ниже обычного, и это являлось главной причиной столь необычной высоты и объема лесных массивов на Квадроине.

— Так, живо построились, пошли, хоп-хоп-хоп-хоп…

Солдаты, в одинаковых бледно-серых костюмах-скафандрах, с бронированными наколенниками и налокотниками, а так же с большой бронированной пластиной брони на груди и животе, способной отразить небольшой лазерный луч или удар малого энергомета, быстро освобождали транспортный отсек, выпрыгивая на посадочную площадку по двое из темного нутра «грузовика». Их лица скрывались за плоскими масками, обтягивающими лицо, а на месте глаз были встроены черные окуляры отслеживания. Подобные костюмы-скафандры серого цвета делали солдат на этой местности самыми заметными, но материал, из которого они были сделаны, позволял изменять окраску легкого но прочного скафандра на любой другой окрас, под цвет ландшафта или растительности, где этим солдатам приходилось действовать. Подобные скафандры были удобны, как для действий на мира, пригодных к обитанию, так и на планетах с агрессивными окружающими средами.

Десантники построились в шеренгу по два, и спокойно и размеренно, прижимая к груди короткие автоматы с толстыми глушителями, двинулись к бронетранспортеру, неслышно шагая бесшумными подошвами по звонким плитам площадки. Справа от шеренги шел офицер в таком же скафандре-"хамелионе".

«Вряд ли я задержусь здесь надолго» думал Дракон, глядя на живую зеленую стену в десятке метров от него, которая, как ему показалось, нависает над ним своим тихо шумящим покровом, «к тому же, не стоит светится в мегаполисе. Протосс просил быть осторожным… Что ж, я так и сделаю».

…Он остановился в жилой секции космопорта, сняв комнату на пару дней. Внутри он переоделся в скафандр Призрака, не взяв лишь окуляры и генератор кислорода — здесь они ему были не нужны. Оставив чемодан и внутри комнаты, и прихватив на всякий случай немного денег, пистолет Увер, который пришелся как раз к встроенной на бедре скафандра кобуру, а так же свое липовое удостоверение, он взял футляр с винтовкой и покинул комнату. Еще когда он вошел внутрь космопорта, его привлекла к себе вывеска на дверьми в главном зале терминала космопорта. Судя по ней, здесь можно было взять напрокат гравитационные модули, способные быстро передвигаться по поверхности при помощи малого гравитационного поля. Там же Дракон купил и карту жилого квадрата планеты, чтобы без труда найти обрыв Маулинса, у которого Судья Коур назначил встречу. На Квадроине было лишь одно поселение людей — небольшой мегаполис-курорт, который теперь, из-за повторного инфестирования Зергов и скорых боев, скорее всего был сейчас не многолюден. Наверняка многие отдыхающие покинули этот мир, вернувшись на центральные планеты сектора Своум.

…Управлять модулем было не трудно, а футляр помещался в багажное отделение. Дракон, сжимая ручки руля, старался сильно не гнать, так как не управлял подобной штукой вот уже несколько месяцев. Дорога вела среди леса вперед, и тяжелый и массивный модуль с легким гудением несся вперед, в полуметре паря над ровным покрытием из плит.

Здесь лес подступал с обеих сторон очень близко, и, несмотря на достаточно широкое полотно дороги, это почему-то рождало чувство быть раздавленным между этими живыми зелеными стенами. Свет сюда практически не пробивался, и небо было видно узкой черной полосой вверху, между краями сходящихся лесных массивов, между которыми лежала эта пустынная дорога. Здесь, внизу, уже было мрачновато, и Дракон на всякий случай включил фару, чтобы лучше видеть полотно дороги в этом цветущем и благоухающем царственном сумраке. Кое-где попадались «перекрестки» и ответвления в стороны, и иногда Дракону приходилось останавливаться и сверяться с картой, чтобы не сбиться с пути. Время, назначенное к встрече, подходило к концу, и нужно было спешить. Лучше прийти раньше, чем опоздать на встречу с Протоссом.

Через полчаса езды и множества поворотов, когда агент уже ехал по почти начинающей зарастать дороге, без покрытия, он выехал на обрыв. Здесь лес заканчивался, и прямо перед ним была небольшая полоса, заросшая темно-зеленой, почти черной травой. Эта полоса перед обрывом уходила влево и вправо, и Дракон остановил модуль.

«Куда теперь?»

Впереди и внизу была большая долина, так же полностью поросшая этим гигантским лесом. Желтое светило медленно исчезало за горным хребтом далеко впереди, окрасив эту часть небосвода в мертвенно-лиловый оттенок.

Его взгляд упал на небольшой, полутораметровый в высоту валун фиолетово-черного цвета, возле лесного массива, из которого он только что съехал.

«Что ж, сойдет и для испытания. Похоже, что кроме меня здесь никого нет…»

Он спрыгнул с седла модуля, и достал футляр. Достал винтовку, подсоединил одну из батарей, крутанул подачу энергии на средний уровень, и повернул тумблер на «луч».

После того, как он узнал, что винтовка будет стрелять энергией Сумена, эта затея начала нравиться ему все меньше. Откуда ему знать, что это исправный образец? Еще не хватало самому получить облучение «живым огнем», и загнуться здесь, так и не узнав правды. Но ему нужно убедиться, что прототип работает. Даже если он и не исправен, и Дракон погибнет, то какая уже будет разница, что ему предстояло выполнить?.. Директор Концерна, двенадцать дней назад, дал ему понять, что именно Дракон будет работать с этим видом сверх-секретного оружия. Но с любым оружием нужно быть знакомым, чтобы уже во время боя не сесть в галошу. Время знакомства пришло…

Чувствуя большое напряжение, Дракон, даже не поднимаясь с колен, поднял ствол оружия с мощным ребристым излучателем на конце дула, и наведя его на камень, нажал на гашетку.

Раздался какой-то скрежет, и агент отшатнулся, лишь усилием воли заставив себя не бросить винтовку на землю, когда увидел, что на излучателе, у самого дула вспыхнул зеленый шар огня. Через секунду шар превратился в луч, и ярко-зеленая молния рассекла пространство, сжигая на пути атмосферу, и ударила в валун. Дракон отпустил гашетку, и луч и скрежещущий звук исчезли. На камне осталось ярко-зеленое, медленно опадающее зеленое свечение.

«Работает».

Дракон поднялся на ноги, повернул рукоять на «сгусток», и снова вскинув ружье, уже смелее нажал на спуск.

Миниатюрная пылающая комета, оставляя после себя быстро тающий след, вырвалась из излучателя и вновь ударила в камень. Удар приклада в плечо оказался ощутимым, и Дракон, качнулся на месте. Взглянув на валун, он увидел, как тот бесшумно горит призрачным зеленым огнем…

«Что ж, работает».

Он взглянул на полоску, показывающей заряд батареи на небольшом табло, находящемся в середине ствола винтовки. Эти два небольших выстрела угробили почти четверть заряда.

«Да, тут сильно не постреляешь».

Отсоединив батарею и убрав все обратно в футляр. Дракон вновь взглянул на валун, который попал под раздачу. Призрачного огня уже не было, но он еще светился неярким, мертвым зеленым светом.

«Ладно, попробую налево», Дракон вновь сел за руль модуля, и повернул его налево от дороги, по которой он выехал сюда, «в конце концов, этот обрыв не может же тянуться вечно. Если что — вернусь».

Он не спеша поехал вперед, над короткой тусклой травой, которой здесь поросла вся полоса между лесом и обрывом, под последними, и поэтому особенно яркими лучами садящейся звезды. Теперь слева от него была неприступная стена нависающего леса, справа — крутой обрыв…

Дракон выехал на небольшой уступ, поросший все той же травой, на котором стояла знакомая высокая фигура Судьи. Коур стоял на самом краю обрыва, глядя куда-то вперед.

Дракон подъехал к уступу, и выключил движок. Модуль опустился на землю, и агент спрыгнул с сиденья, направляясь к Протоссу.

«Ты пришел», знакомый голос, возникающий в голове ниоткуда вместе с этой безмолвной фигурой и заката светила, немного пугал, и Дракон даже не мог понять, почему.

«Многое изменилось, человек. Пришлось поменять все ваши планы, во имя сохранения безопасности… Но ты пришел вовремя».

— В каком это смысле изменилось, Судья? — спросил Дракон, подходя к Протоссу, который даже не соизволил повернуться на встречу гостю.

«Ты встретишься с человеком, который передаст тебе вторую часть информации сейчас, и прямо здесь. Позже ты поймешь, почему все изменилось».

— Я вижу, что попал в передрягу… но больше я ничего не понимаю…

«Наша встреча важна. Я не знаю, как ты отреагируешь на те слова, которые тебе скажет прибывший порученец… Но я надеюсь, что ты будешь верен долгу, и выполнишь свою миссию».

— Конечно, Судья, такова моя работа… Конечно, — Дракон склонил голову, разглядывая траву под ногами. Поддел мыском тяжелой черной бутсы камешек, отшвырнул его в сторону, — я слушаю Вас…

Протосс обернулся. Дракон стойко выдержал его взгляд, спокойно глядя в ответ безразлично-холодными глазами.

«Ты должен взять в это», Коур показал ему небольшой диск-прибор золотистого цвета.

— Что это?

«Певун. Прибор, который может работать в любой компьютерном распространителе сигналов. Внутри него — музыка неба. Жар звезд и их тихое пение, в звуковом диапазоне. Когда тебе нужна будет помощь, включи его, при помощи любого излучателя сигналов. Я услышу и приду. Возьми его».

Дракон взял из сухих и тонких пальцев чужака диск. Протосс вновь отвернулся к обрыву, глядя на закат, а агент недоуменно взглянул на прибор в своих руках. Подумав, убрал его внутрь нагрудного кармана скафандра.

— Вас здесь привлекают закаты светила на Квадроине?

«Нет. Просто с этого обрыва это место похоже на Родину».

Агент взглянул на садящуюся звезду, которая почти достигла горного хребта. Он ничего не знал о Родине Протоссов, но теперь для себя отметил, что в случае чего он будет знать — покрыта лесами…

«Теперь ты знаешь, как позвать меня».

— Откуда же я знаю, что мне понадобиться Ваша помощь? — агент отступил на шаг назад, — к чему все это?..
— Вы даже не представляете, насколько все изменилась, — отдаленно знакомый голос за спиной заставил вздрогнуть, и Дракон обернулся, выхватывая пистолет.
— Да Вы, как я погляжу, в меня стрелять собрались? — немного удивленно поинтересовался человек, сидящий в нескольких метрах от них на маленьком камне у кромки густого леса. В голосе его звучала досада, Дракон недоверчиво отвел дуло Увера в сторону, вспоминая, где он его видел. Сидящий на камне человек был одет в цветистую красно-черную безрукавку и длинные серые шорты, он крутил в руке сорванную травинку, поглядывая на агента, замершего в напряженной позе.

Дракон узнал его. Это был тот человек, который присутствовал на брифинге на Кереспи, в Концерне, только тогда он был в фиолетовом костюме…

— Извиняюсь за столь не официальный вид, — словно бы прочитав мысли агента, произнес он, — но мне пришлось остановиться в мегаполисе, а там сейчас, чтобы не сильно бросаться в глаза, сильно в костюме или в скафандре не погуляешь… Хотел убедиться, что нет хвоста…
— Могли бы и предупредить, — произнес Дракон, убирая пистолет обратно в кобуру, — я же Вас едва не подстрелил… Кто знал, что координаты и время встреч сведутся сюда этим вечером?.. Надеюсь, хоть Вы мне объясните, что происходит…
— Несомненно, — человек поднялся, отбрасывая травинку в сторону, и повернувшись, побрел к лесу, — Вы захватили прототип?.. Берите его с собой, идемте…

«Войска людей и Протоссов напали, и битва уже началась… Я должен покинуть вас».

— Что ж, ступайте, Судья, удачи в предстоящем бою, — кивнул ему, обернувшись, порученец. Вокруг Судьи полыхнул призрачный синий шар, и когда он исчез, Судьи уже не было на обрыве этого возвышения.
— Зерг заразил долину, что за тем хребтом, куда садиться светило. Сегодня у Протоссов и десантных бригад нелегкая ночка, — пояснил порученец, шагая внутрь чащи, где, очевидно, среди ветвей и стволов был ход к какой-то поляне у самой кромки гигантского леса.

Дракон взял с модуля футляр, и побрел вглубь леса, вслед за человеком. Долго идти не пришлось: сразу же за первыми ветвями и стволами деревьев была небольшая поляна, на которой стоял такой же гравитационный модуль, как и Дракона. Здесь было сумрачно, прохладно и необычайно тихо, и агенту даже показалось, что он слышит скрипуче натянутый звук, с каким по тугим кряжистым стволам деревьев течет сок. Среди этого мрака на них глядели лишь большие желтые цветы со стволов и ветвей деревьев, но Дракон почему-то с тоскливым напряжением подумал о возможной засаде…

— Я думаю, представляться Вам мне не имеет смысла, — порученец подошел к сиденью модуля, на котором лежал небольшой чемодан, открыв его, — просто это наша последняя встреча, и после мы вряд ли увидимся еще раз. Скажу лишь, что я из Штаба Разведки, но не из того подотдела, в котором работает полковник Зёрон… Не желаете вина?

Дракон увидел, что у него в открытом чемодане мини-бар-холодильник, откуда он уже достал бутылку и наполнил бокал.

— Благодарю, выпью только тогда, когда я разберусь со всем этим…
— Что ж, как хотите… Хочу Вам признаться: я следил за вами. Нет, не ради какой-либо выгоды, а ради собственного интереса. Помните, тогда, в Концерне, я заинтересовался тем делом, которое Вы выполнили, устранение Георга Заннора, помните?.. После Вашего отлета я ознакомился с Вашим личным делом более подробно… Побывал и на Глоуде, сразу же после Вашего отлета после устранения Воулмеров… Я впечатлен, что сказать… Вы даже не представляете, на сколько все прошло гладко. Колониальная Полиция сбилась с ног, разыскивая странного человека, побывавшего вначале в кафе, а потом на конференции. Средства информации расписали общую картину в кафе как «кровавый ад», — порученец тихо засмеялся, обернувшись к обрыву, откуда, сквозь ветви, пробивались лучи садящейся звезды, — но сработано потрясающе…

Дракон хмуро молчал.

— Я могу Вас поздравить, Вы убили двоих самых опасных предателей Альянса. На этом поздравлять пока больше не с чем, — порученец взглянул на Дракона, и вновь обратился к оранжевым лучам, — как Вы помните, на брифинге упоминался еще и третий предатель, который тогда еще не был известен. Полковник Зёрон вычислил его, не отходя от здания Концерна и на сто метров, — порученец невесело усмехнулся, — директор Концерна, Ирлор Хофф, третий предатель…
— Почему я должен Вам верить?

Порученец, присев на край сиденья модуля, протянул ему небольшой плоский прямоугольник носителя информации записывающего устройства.

— Полковник Зёрон лично просил меня передать Вам это. Здесь запись разговора директора Концерна с одним из командиров стрелковой роты, которая дислоцируется недалеко от здания Концерна. По сути Хофф делает вид, что наткнулся не нелегальную организацию, над которой сам и владеет, и попросил оказать помощь, чтобы убрать посторонних и, забрав все необходимое, покинуть Концерн и Альянс. Послушайте как-нибудь, я думаю, Вас это заинтересует.
— Что еще? — Дракон убрал носитель в карман.
— До этого полковник провел собственное расследование внутри Концерна, и нашел весьма интересные секретные бумаги и файлы, — порученец вздохнул, отпив вина, — после этого он решился установить в кабинете директора прослушивающее устройство… Знаете, зачем Хофф пошел на согласие убийства Генуэя и Воулмеров? Ему не нужны были свидетели. Он был с ними в контактах, тайных, конечно же, но если бы они потом, после побега в Копралу, рассказали бы неизвестным о деятельности Хоффа, его бы ждала весьма печальная участь… Теперь он устранил участников заговора Вашими руками, и сбежит в Копралу один, прихватив полезную для неизвестных информацию о слабых местах Альянса. Похоже, он стал понимать, что его раскусили, и сбежит в Копралу не сегодня-завтра. За нами уже идет охота, Дракон. По крайней мере, за мной, именно для этого весь этот маскарад, — порученец кивнул на свою одежду, кстати, Вы были так же под наблюдением. Этот агент, Оларф, который раздобыл винтовку, два раза выходил на связь с Концерном. Он лично сообщал о Ваших действиях Хоффу, чтобы тот был в курсе, что Вы ничего не подозреваете…
— Я мог догадаться, — произнес Дракон, — раньше Концерн никогда не давал поручения агентам, которые должны были сотрудничать… Проклятье… Итак, план провален?
— Именно. С Вашей стороны — безусловно. Для Хоффа выйдет не так уж и плохо…
— Но если планы поменялись, изменилось время моего прибытия сюда, да и Вы встретились со мной раньше срока и в совершенно ином месте, — Дракон переступил с ноги на ногу, почувствовав знакомое раздражение, которое в любой момент могло смениться тихим приступом ярости. Кажется, его рассудок только сейчас стал понимать, что произошло, — тогда почему Судья передал мне прибор для своего вызова? Зачем? И он что, ничего не знает об этом, что Вы мне сейчас рассказали?..
— Конечно же знает, — невозмутимо ответил порученец, потягивая вино, — он же сам сообщил Вам об изменении в расписании вашего прибытия на Квадроину… Забудьте Протоссов, они упрямы и служат своей цели до конца, даже если исход предрешен. Он считает, что Вы не отвернетесь от задания, которое Вы еще в силах успеть совершить благородное дело…
— Он правильно считает, — мрачно перебил Дракон, — я не отступлю. Я понял, почему вы не стали мне рассказывать вторую часть — Вы решили узнать, решусь ли я продолжить свое дело…
— Верно, — так же спокойно кивнул порученец, — похоже, что я ошибался. Впрочем, я не вправе Вам указывать, но я бы советовал Вам переждать здесь дня три. Подумайте сами: Концерн на краю развала, Хофф приступил к уничтожению свидетелей, каковыми мы являемся. Пока Хофф не уберется из сектора, наши жизни, и жизни полковника и других сотрудников отдела в опасности…
— Давайте на чистоту. Что там во второй части поручения?
— Ну хорошо же, — порученец из Штаба Разведки снял затемненные очки, и взглянул на Дракона. Агент, приглядевшись, уловил, что его зрачки отсвечивают в сумраке неясным желтоватым оттенком.

«Призрак… Очевидно, бывший, вряд ли в Штабе Разведки сидят эти ребята»…

— Я расскажу Вам план второй части поручения таким, каким он должен был выглядеть в идеале. После этого разговора Вы должны были вылететь на космическую станцию «Зурвальд». Это военная база для легких крейсеров, служит своеобразным космическим блокпостом на границе Альянса с Копралу. В идеале Вас там должны ждать свои люди — экипаж из ребят, которые сотрудничают с Концерном. Сейчас же Вас там никто не ждет, если только снайпер от Хоффа на входе в ангар…
— Зачем мне крейсер?
— Только звездолеты подобного типа имеют достаточно мощные двигатели, что бы в краткие сроки преодолеть космическую пустошь-границу на стыке секторов. Вас должны были доставить в сектор Копралу, на один из миров в пограничной зоне. Этот мир никак не обозначен в каталоге, поэтому кодовое название «Кэран». Вы, конечно же, ничего не знаете о секретных сверхчувствительных и сенсорах нового поколения. Не буду вдаваться в детали. Две недели назад, мы просканировали тот квадрат «соседа». С поверхности «Кэран» идет мощные импульсы энергий Протозерга. Это их мозг. Биология Протозерга мало изучена, но мы точно знаем, что для создания этого вида были взяты два вида. Они дополняют друг друга, делая расу более совершенней. Наши исследователи сопоставляли разные импульсы и потоки энергий, которые им удавалось запеленговать в космосе и сохранить в различные периоды времени. После сопоставления, они обнаружили, что эти импульсы похожи на мозговые волны Мозга Зергов, вместе с потоками пси-энергий, которые используют Протоссы. Если Вы знаете биологию Зерга и Протосса, то Вы быстро поймете, что из себя представляет этот мозг. Мы назвали его Лордом. Ваша задача — уничтожить этот существо. Чтобы проникнуть на территорию враждебного сектора, Вам и понадобиться тот «певун», который Вам дал Судья. После Вашего угона крейсера, Вам оставалось бы лишь включить его и ждать появления Судьи. Корабли Судей Протоссов обладают защитным полем, которым они накрывают близлежащие дружественные объекты. Именно под таким покровом Коур должен был привести Вас к планете, чтобы не привлечь к себе внимания Протозергов. К тому же, он единственный знает расположение этого мира, что делало его участие в этом задании просто незаменимым. А что касается той винтовки… покажите мне ее…

Дракон перехватил футляр на сгиб локтей, щелкнул замком и поднял крышку. Порученец взглянул на тускло отблескивающую во мраке трубу ствола, и кивнул.

— Этот прототип будет способен уничтожить Лорда. Энергии, идущие с мира «Кэран», как-то взаимосвязаны с энергией Сумена, которую излучает этот новый вид оружия. Позже, мы выяснили, что эта энергия разрушительно влияет на вид смешанного пси и телепатических волн этого создания…
— Вы знаете даже про то, что прототип является излучателем энергии Сумена?
— Перед вылетом с Кереспи сюда я был хорошо проинформирован обо всем, что должно было произойти.
— Что ж, большая часть загадок теперь не существует, — Дракон закрыл футляр, — а теперь, как насчет того, что бы объяснить мне, зачем мне нужно лететь за тридевять земель, что бы рисковать собственной шкурой — и не раз — уничтожить какое-то существо, когда никто мне толком объяснить мне не может, как хотя бы оно выглядит?..
— О, это самое интересное, — порученец усмехнулся и надел очки, — ни один из адмиралов Альянса, ни один человек из Генштаба ни когда и ни за что ни признается Вам в том, что наших сил недостаточно. Прогнозисты и статисты пришли к выводу, который не получил огласки в обществе Альянса. Все те разговоры о полной боеготовности отразить удар — ерунда. За эти двенадцать дней, что мы с Вами не виделись, радары засекли, что численность сигналов по ту сторону границы возросла еще на треть. Сил людей, Фаутонов и Протоссов, скопленных на границе двух секторов, недостаточно, только если Альянс получит дополнительное время, чтобы стянуть сюда дополнительные флотилии с иных границ, появиться возможность не только отразить, но и самим нанести удар. Как известно, Мозг Зергов служит и неким транслятором собственной воли остальным организмам этого вида. Очевидно, что существо, которое вам нужно было уничтожить, обладает теми же способностями, это — своеобразный «полководец» Протозерга, а мир, на котором он находится — ставка командования для руководства войсками на ударе по Альянсу. Если существо уничтожить — все скопления Протозерга потеряют возможность выполнять приказы, потому что некому будет их ставить. Это не уклонит удар неизвестных, и война все же будет, но уничтожение Лорда даст Альянсу время, чтобы подвести дополнительные силы к границе с Копралу… Теперь Вы понимаете, насколько все важно?.. Это невероятно опасная затея… Была… К несчастью, все пошло в разнос, и нам остается лишь надеется на удачу, что сил Альянса на сегодняшний день, хватит, чтобы отразить удар противника.
— Почему Вы говорите обо всем этом в прошедшем времени?
— Не вижу выхода для Вас, Дракон…
— Вы знаете, надеется на удачу сидя на месте мне уже как-то поднадоело, — Дракон мотнул головой, — нет. Я найду выход из этой ситуации.
— Похвально. Но Вы даже не представляете, на сколько это опасно…
— Посмотрим.
— Что ж, Ваше дело. Я не буду Вам мешать, сообщать в Колониальную Милицию о Вас, или еще что-нибудь в этом роде… Похоже, у Вас теперь полная свобода, забудьте о Концерне. Хотя я даже и не представляю, что Вы сможете сделать, чтобы выбраться за пределы Своума и уничтожить это создание… По-моему, это настоящее самоубийство.
— Согласен, но не я в начале ставил перед собой такую задачу. Меня отправляли на выполнение поручения в полном неведении, что меня ждет дальше. Теперь все уже изменилось, и стало трудней, — Дракон почувствовал, что он выходит из этого ступора, в каком он пребывал, пока порученец из Генштаба вводил его в курс дела. Зло начало свое медленно рождение где-то глубоко внутри, вместе с просыпающимся чудовищем…
— Похоже, я узнал все, что надо, — произнес он, и шагнул к выходу из леса на обрыв.
— Решайте, Дракон, — бросил ему в след порученец, — теперь все в ваших руках. Ваша судьба и возможная судьба Альянса…

Дракон молча вышел на поляну перед обрывом. С мрачным, озлобленным чувством своей участи, он задумчиво взглянул вперед, где вечер близился к концу. Неяркий свет казался слепящим после нескольких минут, проведенных в тихом полумраке леса. Теперь, когда он узнал всю правду, зловещее эхо первых разрывов из-за далеких гор впереди, казались громом предстоящей бури, а диск светила, уже коснувшийся зубчатых вершин горного хребта казался чудовищным сиянием в первые секунды ядерного взрыва.

Только сейчас он понял, что попал в целый коллаж предательств, что его покровитель оказался первым врагом, предав его и послав на смерть. Теперь он попал в тупик: впереди его ждет лишь тот снайпер в ангаре космической базы, но есть шанс еще все исправить. Вернуться назад и отодвинуть катастрофу… Порученец прав: его судьба теперь не зависит от Концерна, который отправил его на задание, где у него нет шансов выжить. Отомстить за подобный исход и спасти Альянс от неожиданного удара Протозерга? Дракон даже и не подозревал, что путь настолько сложен. А ведь он не прошел самого опасного участка в этой безумно храброй затее. Убить существо, мозг Протозергов, так называемого Лорда, та еще проблема. Неужели все это правда? Разве он за этим сюда пришел?..

«Теперь все встало на свои места, и осталось лишь дойти до конца. Что делать, если мир безжалостен, а окружающие люди так трепещут за свои жизни, способные сделать все, что бы сохранить их и спастись… Кому нужны такие моральные уроды? Они заслуживают наказания. Только кара способна остановить начавшийся передел этого мира. Клянусь, я убью каждого, кто встанет между мной и справедливостью, кто попытается противостоять в этой борьбе, будь то человек, Фаутон или Протосс — неважно, кто еще в возможном сговоре с предателем и убийцей… Не следовало бежать от правды — это не оправдание тому, что я бессилен. Я был готов принять истину любой, но удар настоящей правды оказался сильнее… Теперь моя очередь, и я сам увижу, насколько силен окружающий правопорядок и страх перед моими возможностями и несколькими годами своей черной карьеры. Пришло время применить всю логику и расчет, что бы выполнить эту задачу».

…Наступила ночь, и тьма приобрела запах крови. Темноту пронзали длинные сверкающие заряды трассирующих пуль, энергетических всплесков из стационарных энергометов. Ослепительно разливались целые моря термитного пламени, пожиравшего все, и оставляя после себя лишь колышущееся марево, и ярко полыхающие звезды фотонных зарядов…

…Дул ветер, и хлопья снега все так же спокойно покрывали все вокруг. В этом спокойствии было нечто затаенное и нечеловеческое, но уже до боли знакомое. Опять ноги утопают в мягком снеге, который уже покрыл все вокруг, вырисовывая из тьмы лишь контуры мягких и холодных холмов. Дракон ждал, когда появится Дракон-Внутри, и он не заставил себя долго ждать. Красные раскосые глаза вспыхнули далеко впереди, из мрака непроглядной зимней ночи.

— Я рад, хозяин, уже близок час, когда твой разум сдастся. Сегодня ты сам себе поклялся в том, что убийство — есть единственный путь к истине, и теперь скоро я обрету свободу в твоем теле.

Дракон молчал. Ему до смерти надоела эта болтовня в собственном подсознании с этим чудовищем, медленно, раз за разом пожиравшего его и его жизнь, переделывая ее под свою…

— Иначе зима для тебя будет длиться вечно. Навсегда.
— Нет.
— Ты видишь иную перспективу развитий? Поделись со мной…
— Не хочу терять время…
— Время — невидимая грязь. Она засасывает в свою вечную воронку, откуда нет возвращения назад, нет шанса повторить упущенное… Но здесь, в моих землях, времени нет. Так что можешь рассказать, у нас есть только целая вечность.

Дракону почудилось, будто воздух перед ним всколыхнулся от чудовищной ухмылки двойника.

— У тебя нет другой перспективы. Есть только беспомощная борьба, попытка противостоять тому, что сильнее и объемнее — желание мести. Попытка балансировать на краю разумности, которая никому не нужна… Отомстить за свою семью. Отомстить за предательство. Неважно кому, и не важно, что за попытку оправдаться в своих целях, ты убил такое количество людей — глядя той же правде в глаза — лишь из-за того, чтобы выместить свою тоскливую злобу на весь мир…

Дракон настороженно молчал, думая лишь о том, что раньше Дракон-Внутри никогда не заговаривал с ним на эту тему.

— Взгляни правде в глаза, если ты уж решился на это сегодня — зачем тебе остаток рассудка, который приведет лишь к большим мучениям? Отдай его мне, и живи в вечной внутренней гармонии до конца своей жизни. Бессмысленная борьба, ведущая лишь к поражению.

Глаза исчезли, и голос утих, и Дракон остался один в этой снежной пустыне.

— Я уже иногда сомневаюсь, что я — это я, а не ты, — тихо прошептал он, закрывая глаза, подняв голову вверх, под бесконечно падающие снежинки, рожденные мрачностью и тоскливой безмолвной злобой зимы чувств, — Кто является отражением?
— Пока еще я.
— Проваливай из моей головы, — произнес Дракон, — проваливай из моей головы!..
— Ты сам породил меня — как же я смогу уйти?..

Дракон открыл глаза — пустыня снега исчезла, он остался в темноте, а сверху вниз, медленно кувыркаясь, стали пролетать предметы, которые были отчетливо видны, несмотря на кромешный мрак, сущность и взаимосвязанность которых Дракон не понимал. Старая выцветшая фотография, где Дракон увидел самого себя и свою семью — черт, ведь он же уничтожил это фото, сжег, и память о ней так же стерта — но каким-то образом этот предмет он еще помнил. Большое черное зеркало, наручные часы Дракона, на которых он отчетливо разглядел сменяющееся время, сияющий Увер, кувыркнувшись, глянул на него равнодушным зрачком дула, почерневший желтый цветок с одного из деревьев на Квадроине… Неожиданно все прекратилось, и порыв холодного ветра вновь вернул Дракона в пустыню.

Чудовища нигде не было видно. Лишь ветер, кружащийся снег вокруг и тьма вокруг…

— Я не сдамся, — произнес в пустоту Дракон, — я не сдамся…






…Море тихо шумело за защитной прозрачной оболочкой. Две звезды светила еще не взошли, но до рассвета оставалось еще два часа. Небо на востоке уже начинало окрашиваться в блекло желтый цвет, но небо все еще было черным, если не считать кроваво-красного изгиба, яркого шрама неба — туманности Фауту. Скоро, поднявшиеся из-за горизонта звезды дадут ей разрастись на большую часть небосвода… Подумав, что снаружи должно быть, страшно холодно, он содрогнулся от этой мысли. Дракон стоял, прислонившись плечом к стенке прозрачной трубы, ведущей к зданию Концерна. За его спиной шумел мегаполис, но взгляд Дракона был обращен на крышу Концерна, где отчетливо проглядывался силуэт гравилета. Впереди было темно — освещения в этой узкой и длинной трубе не было, и именно поэтому сейчас черный куб здания казался устрашающим. Дракон так и не зашел в свою временную квартиру, понимая, что если Хофф узнал о том, что он вернулся на Кереспи, то его там может ждать человек с бесшумным пистолетом. Хофф не оставит свидетелей — и в этом агент не сомневался. Дракон по пути на Кереспи прослушал ту запись, которую ему передал человек из Генштаба. Хофф разговаривал с кем-то из военных командиров, проболтавшись так же и о том, что он собирается сделать. Сомнения рассеялись: Хофф — третий предатель. Он даже не рискнул заходить в жилые кварталы мегаполиса, а все свои вещи и оборудование пришлось оставить в камере хранения в космопорте — единственное надежное место… Наконец, он отстранился от стены, махнул рукой по плечу, смахивая невидимые пылинки с дорогой материи пиджака, и шагнул вперед, направившись к зданию. Тьма действовала угнетающе, шаги гулко отдавались эхом о круглый прозрачный потолок трубы, но Дракон, спокойно глядя на Концерн своим тяжелым угрюмым взглядом, шагал в темноте прямой дороги к нему. Чем ближе он подходил, тем сильнее подкатывало знакомое волнение, однако увесистый кейс, с молнией на черном покрытии, придавал сил. «Зачем я здесь? Я способен сделать такое?» Наверное, да. Сейчас Дракон был спокоен, как никогда. Может, что-то внутри до сих пор сомневалось, что он идет в Концерн, который сейчас был для него казался прибежищем самых злых человеческих намерений, которые были присущи человеку. Скрытность, жадность, страх… Только сейчас, за все эти пять лет, Дракон понял это. И сейчас отвращение к самому себе и всем тем, кто был внутри, было неимоверно велико. Но это позже — сейчас нужно позаботиться о том, что бы Хофф не ушел живым. Дракон выполнит свое последнее задание, свое поручение для убийцы, которое он составил для себя сам. Сделать все тихо и бесшумно в последний раз. Он вышел на пустую площадку перед зданием. С тягостным предчувствием он поднялся по ступеням к дверям. Вошел внутрь через гидравлические двустворчатые двери, и прошел по светлому коридору к приемному залу. От открывшегося зрелища Дракон окаменел. Несколько мертвых тел на ярких плитах пола из дорого камня. Стена справа и одна из колонн вымазаны кровью. Темные лужи и брызги на полу, замершие тела сотрудников и охранников. В воздухе уже витал сладковатый запах разложения. В стенах и колоннах аккуратные черные дыры — очевидно, от пуль. Несколько терминалов разбиты — похоже, их так же расстреляли с близкого расстояния. На полу гильзы, и если судить по их количеству и пулевым отверстиям в стенах, то Дракон невольно предположил, что здесь побывали профессионалы, стреляющие точно и быстро. Агент сделал несколько шагов вперед, и услышав приглушенные голоса с верхних этажей, быстро метнулся к одной из колонн, и спрятался так, чтобы его не было видно с верхних двух этажей напротив. Почему-то он не ощутил ни малейшего волнения — просто был слегка обескуражен подобной картиной. Здесь кто-то есть еще… «Кто это сделал? Кто-то прибыл сюда буквально недавно, и уничтожил весь персонал Концерна?» Дракон присел, положив кейс на пол. Он вспомнил про гравилет на крыше здания, но кто сюда прибыл и совершил такую расправу, он не понял. Дракон быстро, стараясь не шуметь, достал из кейса пистолеты и обоймы. Было понятно, что здесь еще кто-то есть, и нужно было действовать быстро. Убрав запасной магазин и заряженный Увер во внутреннюю кобуру пиджака, он вскинул Зиммер, и тут же где-то на первом этаже открылась дверь. Дракон замер: кто-то неспешно шел к центру большого приемного зала, и только в полной тишине, царящей здесь, он с трудом расслышал мягкие шаги. Похоже, шли двое… — Последняя проверка, код — синий, — голос негромкий, приглушенный, словно бы кто-то говорил через подушку, — Первый уровень — минус ноль. Что там у вас за херня, пятнадцатый?.. Тихое скрежетание в наушников в ответ. — Вас понял. Один ранен, убитых — нет. Сопротивление оценено в пятнадцать процентов… — Итого двадцать шесть сотрудников и девять офицеров охраны… — голос второго, — приступаем к фазе зачистка, пароль пять-два-три-шесть-один. Дракон аккуратно пододвинулся к колонне, упершись в нее спиной, медленно, сантиметр за сантиметром, выглянул из-за угла. Солдаты армии Альянса. Две фигуры в центре зала, посреди мертвых тел, с автоматами с глушителями, в ярко-серых скафандрах, с масками на лицах и черными окулярами отслеживания на глазах. Дракону показалось, что один из них смотрит в его сторону, но тут же понял, что если бы его увидели, то по нему бы уже вели огонь. При помощи этих окуляров солдаты способны увидеть сигналы живых существ за несколько километров вперед. Дракон надел перчатки, достал из открытого кейса глушитель и присоединил его к пистолету. Он должен во что бы то ни стало отыскать и остановить Хоффа. Теперь нельзя терять время: один из них только что сказал, что они готовы убраться отсюда. Он метнулся к ним, позабыв обо всем, вскидывая руку с пистолетом. Хлопок выстрела показался ему даже через чур громким. Маска одного из солдат взорвалась кровавым всплеском, и тело безвольно и мягко, даже не выпустив оружия из рук, повалилось на пол. Второй тут же повернулся на звук и движение, и еще одна пуля разнесла ему плечо. Солдат выронил автомат, и тот с оглушительным грохотом упал на каменный пол, и этот звук слился со вторым выстрелом. Пуля угодила как раз между безразличных черных окуляров, превратив в страшное месиво то, что раньше было под лицевой маской. Солдат, безмолвно загребая руками воздух перед собой, повалился на спину. Дракон подбежал к упавшим телам, перебрасывая пистолет в левую руку, и подхватывая один из автоматов. Теперь нужно попасть на второй этаж… Он уже не скрываясь, пробежал под балконами верхних этажей Концерна. — Отряд! Внимание — гражданский! — донеслось сверху. — Уничтожить!.. Дракон проскочил опасное открытое место, и побежал вверх по ступеням на второй этаж. Навстречу ему уже спешили еще двое в серых скафандрах. Дракон вскинул дуло автомата на изгиб локтя левой руки, которая была занята пистолетом, нажимая на спуск, увидев их. В нос ударила вонь эниктодного газа, заменившего порох, и в сторону целым сверкающим звенящим потоком полетели гильзы. Дракон ослеп от вспышек перед глушителем автомата и стальной приклад больно бил по плечу, когда агент выпустил половину обоймы в нападающих. Два тела, орошая ступени лестницы кровью, с изрешеченными нагрудными бронежилетами, скатились вниз. Дракон перепрыгнул через одного из сползающих вниз мертвецов, рискуя переломать себе ноги, побежал дальше. На втором этаже он столкнулся с еще двумя. Один из них стоял к нему спиной, второй солдат глядел вниз, перегнувшись через заграждение второго этажа. Дракон налетел на ближайшего противника, который бросился на него, оказавшись слишком уж близко, оглушив его прикладом, проехавшись им по затылку, и солдат отлетел вперед, выпустив оружие из рук. Дежуривший у парапета обернулся, выставляя перед собой автомат, и Дракон едва успел среагировать, опередив противника на доли секунды. Еще одна длинная очередь и солдат, безмолвно откинувшись спиной на заграждение, полетел вниз. «Да откуда же вы взялись на мою голову?» Оглушенный солдат зашевелился, и стал быстро подниматься. Еще одна очередь, превратившая белую материю скафандра на спине врага в кровавые лохмотья, и тот затих. Дракон бросил пустой автомат на пол, перехватив Зиммер в правую руку. «Надо действовать быстрее, отрезать путь к отступлению на гравилет». Впрочем, судя по звукам, отступать неизвестные не собирались. Дракон огляделся, пытаясь найти укрытие. Он увидел тот самый коридор, ведущий к кабинету директора Концерна. «Туда»… Агент бесшумно метнулся в коридор, быстро пробежав его. В конце коридора лежали еще два тела охранников, но дверь была открытой. Дракон с ходу поразил выстрелом в грудь еще одного солдата, стоящего у стола, и тот опрокинулся на спину. Вторая пуля угодила в грудь человеку, склонившегося у стола, и тот, с коротким вскриком, упал на пол, взметнув полы своего пиджака. Дракон замер… Позади него, из зала доносилась приглушенная возня. Агент понял, что если хочет выбраться отсюда, то нужно спешить. Но вначале он должен убедиться… Дракон увидел, что упавший солдат все еще жив, и выстрелил еще раз. После чего агент обошел стол, и взглянул на тело Хоффа. Сомнений не было — это он, и он мертв. Под грузным телом этого человека, раскинувшего руки в стороны, уже росла лужа крови, стекленеющий взгляд, устремленный в потолок, выражал изумление… Дракон выпрямился, оглядев лежащие на столе информационные носители и кейс. Что ж, он успел. Похоже, что Хофф собирался покинуть отдел в ближайшем времени, а убийство всех сотрудников… очевидно, устранение свидетелей всего того, что творилось в течение всех лет существования Концерна… В коридоре были слышны шаги. Агент вернулся к телу солдата, и достал из наколенного кармана скафандра гранату. После Дракон подбежал к двери, и, выставив наружу руку с пистолетом, через равные промежутки времени нажал на спуск еще три раза, пустив пули в узкий коридор, где промахнуться даже наугад было затруднительно, опустошая магазин. «Плевать на них. Теперь нужно сматываться». Агент бросил Зиммер на пол, и достал Увер. Он выглянул в коридор, выставляя пистолет перед собой, и стал нажимать на спуск, медленно шагая вперед. На полу лежал один из солдат, убитый его выстрелами наугад, и он видел еще силуэты бегущих к нему противников. Пули сшибали их на пол, после первого же выстрела в ушах воцарился монотонный шум — Дракон понял, что глохнет. Сжав зубы, он все же не уклоняясь убил еще троих солдат, и прошел к выходу, разрядив остаток обоймы в лежащие бесформенной грудой тела. Потом, он крутанул на цилиндре гранаты предохраняющий элемент, и швырнул ее через весь коридор в кабинет директора. Убедившись, что цилиндр, прыгая по полу, скрылся за открытым проемом двери, он спокойно вышел на проход-балкон с лестницами на первый и третий этаж. От взрыва, кажется, содрогнулось все здание, позади него раздался оглушительный грохот и звон бьющихся стекол и аппаратуры, а после чего тихий, но яростный гул огня, пожирающего все то, что смог собрать Хофф. Теперь эта информация обращена в пепел… Дракон нажал клавишу, закрывая еще одну дверь, закрыв коридор, ведущий к кабинету директора бывшего Концерна, который после взрыва наверняка разгерметизировался. Теперь здесь вновь воцарилась оглушительная тишина. Или это после выстрелов мощного пистолета и взрыва ему кажется?.. Агент выщелкнул пустой массивный магазин, и он с лязгом упал на каменный пол. Нет, он слышит. Значит, это действительно так тихо… Сменив обойму, он спустился на первый этаж. Никаких ощущений… Даже того отвращения к себе, которое Дракон испытывал к себе каждый раз, совершая убийства… Словно сомнамбула, он побрел среди тел солдат и сотрудников к выходу из здания. Он не ощущал ни жалости, ни злорадства к убитым, но чувствовал лишь одно — сейчас Дракон-Внутри содрогался в экстазе, но сам Дракон даже не реагировал на происходящее. Неужели двойник все же заполучил его?.. Сейчас он уложил с десяток человек, и полная пустота. Хотя нет, он еще не безумен, и жажда крови ему не присуща. Значит, чудовище было право: он скоро, очень скоро станет им… — Дракон? — слабый голос позади него заставил его вздрогнуть. Но он не удивился, и даже не стал дергаться. Спокойно обернувшись, Дракон увидел полковника. Зёрон стоял, облокотившись плечом о стену, зажимая другое, из которого текла кровь. На голове не было фуражки, и левая рука висела плетью, на черной коже плаща застыла корка свернувшейся крови. — Я все слышал… Ты убил Хоффа? — Да, — Дракон шагнул к нему, — Вы ранены… — Все нормально, бывало и хуже… Главное, что ты остановил его… — Я все знаю, — кивнул Дракон, убирая пистолет в кобуру, — мне все рассказал порученец… Что здесь делают эти вояки? — Хофф вызвал их пять часов назад, решив убраться отсюда, — Зёрон вздохнул, — он совсем недавно получил информацию о том, что ты вернулся на Кереспи… — Об этом никто не знал… — Оларф знал… Он убил того порученца, с которым ты разговаривал… Я сам сегодня утром узнал… Очевидно, что Оларф узнал у него все перед тем, как убить… — Вот ведь сволочь, — Дракон зло сжал кулаки, — где эта паскуда? — Не знаю, если тебе так хочется, то наверное, он в Соракве, развлекается, — Зёрон шагнул в зал, и, дойдя до одного из диванов у простреленной колонны, тяжело сел. — Кто эти ребята в скафандрах? — Из одной из войсковых частей Кереспи, обычные солдаты… У Хоффа было соглашение с одним из командиров… Меня, как видишь, едва не пристрелили… Удалось спрятаться, пока эти ублюдки переворотили здесь все… Хофф собирался сегодня же отправиться к границе, что бы убраться из сектора. Особенно тогда, когда Оларф переда ему о том, что ты вернулся на Кереспи… — Похоже, что мне лучше уйти, — перебил Дракон и подошел к Зёрону, протягивая руку, — теперь я сам решу, что мне нужно делать… — Давай, Дракон, — Зёрон поднялся, протянул ему окровавленную ладонь, и они обменялись рукопожатием, — Сами военные уничтожили основную информацию и свидетелей, остальные, кого они не убили, теперь беспомощны… Когда выберешься отсюда, немедленно уничтожь свой ноутбук — там не мало улик и доказательств против тебя. Как видишь, Концерна теперь нет… — Я так и понял. А как насчет той информации, которую Хофф хотел передать неизвестным в Копралу? Я взорвал его кабинет, но, возможно, что что-то уцелело… — Ты, похоже, разнес главный терминал Хоффа и все, что он успел скачать на свой портативный компьютер, с которым хотел бежать. Я позабочусь об уничтожении улик — не хочу лишней головной боли… Уничтожу все, что осталось, перед тем, как вызову Колониальную Милицию… Скажу им, что был налет неизвестных убийц, или что-то в этом роде… Все равно я единственный, с кем они будут общаться. Расскажу им какую-нибудь сказку… Я дам тебе двадцать минут, что бы вернуться по дороге на большую землю, и скрыться в мегаполисе… — Вы ведь не выдадите меня, господин Зёрон? — Что ты, парень, ты спас мне жизнь… Я промолчу о тебе… Теперь тебя фактически ни где нет… — Я знаю, господин полковник, я — «мертв», — Дракон повернулся, и зашагал к выходу, — спасибо Вам за все… Вряд ли Вы увидите меня еще… — Удачи… Дракон положил пистолет в кейс, лежащий за колонной, снял перчатки, и вышел из Концерна. Перед тем, как войти в коридор, ведущий наружу, он обернулся. Изуродованный кровью и телами зал, с одинокой сгорбившейся фигурой, держащейся за простреленное плечо, уходящей вглубь мертвого здания… …Звезды должны были взойти с минуты на минуту, когда он зашагал обратно к мегаполису. Дракон молча и зло шел навстречу городу-материку, вновь ощутив бессмысленную злобу на мир, который не ведает о справедливости. Сегодня он восстановил это недоразумение, но еще много предстоит сделать, слишком многие еще способны навредить тому, что он задумал еще когда не решился вернуться с Квадроины сюда, на Кереспи. Еще есть люди, которых коснулось все то, куда влез Дракон, и этим людям придется заплатить за то, что они пытаются разбудить невидимое чудовище в нем. Пускай некоторые из них выживут — вычислить всех невозможно, и времени совсем мало, но Дракон знал, кто еще стоит перед ним и Лордом, неизвестным существом, которое будет являться последним звеном в цепи событий, которую уже выстроил агент. Бывший агент уже не существующей организации… Он понял, насколько близок к срыву, что теперь ярость стала его кровью, циркулирующей в кровеносной системе. Он знал, что это должно было случиться, но не знал, когда наступит момент пробуждения. Теперь он чувствовал, что оставалось еще немного, и Дракон-Внутри сломит остатки его воли и разума. Но что самое страшное и непонятное, он не испытывал противления. Бестелесное зло растеклось внутри него холодным огнем, который можно сопоставить лишь с невидимым и неосязаемым наркотиком… Возможно, позже он поймет всю опасность этого момента, но сейчас он ничего не ощущал, в миг замкнувшись, словно бы внутри него все чувства стали одним холодным кристаллом льда, с правильными резкими формами. Одним из тех кристаллов, что безмолвно кружась на тихом ветру, оседают глубоко в подсознании из бесконечной тьмы, где безмолвно ждет своего часа темная сторона сознания…

© desantNIK
Статья написана: 2008-05-15 03:21:41
Прочитано раз: 3651
Последний: 2016-12-02 13:36:45
Обсудить на форуме

   Пока тут нет ни одного комментария, можете добавить первый.

  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 01:16:08 MSK. Страница загружена за 0.144318 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта