История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Зеркальный дракон. Часть 3. Разбитое зеркало

Экспортировано из коллекции Blizz-Art.Ru
Собираем фанфики.



Переливчатый блеск моей пурпурной шкуры сливается с сияющим маревом великих песков. Я выдыхаю ужас пустынь. Я изрыгаю чуму. Я пожираю армии, когда они дерзают углубиться в пустыню. Когти мои изогнуты, как винты, а зубья подобны зубьям пилы…
Гюстав Флобер.


…Нельзя останавливаться. Только вперед, пусть даже и не видно конечной цели, пускай все залито нестерпимо ярким светом заходящего солнца, но только не останавливаться.

Дракон бежал вперед и вверх, ощущая пугающее чувство эйфории и свободы. Он не знал, зачем и куда, но не бежать нельзя. Все предметы кругом терялись в ослепительном, но абсолютно не пугающем его свете. Чтобы не ослепнуть, он время от времени отводил взгляд в сторону, и тогда единственное, что он смог отчетливо разглядеть — это заходящее оранжевое светило слева, и коричневые тучи, приобретшие такой цвет от этой неизвестной звезды… Внизу — море, настоящее море, чьи волны таят неизвестные тайны. Дракон ощущал запах соленого ветра, в свежести которого нет ничего равного. Все кругом было смазано, но Дракону было все равно. Он знал, что уже близок к чему-то очень хорошему, что окончательно поможет ему обрести счастье и спокойствие, которое он никогда до этого и не мог себе представить. Сияние в небе манило к себе все сильнее и сильнее, и он продолжал свой бег с усиленной скоростью.

И тут, словно бы в нем замкнулся ток.

Он спиной ощутил дыхание чудовища, которое все это время настигало его, бесшумно следуя за ним. Движение чего-то мощного, гладкого и черного до блеска, сияющего в лучах садящейся звезды казалось Дракону позади себя, и в следующую секунду он понял, что если он остановиться, тварь совершит прыжок, и его песенка будет спета. Неизвестное чувство, которое все время гнало его вперед, к сиянию в небе, оказалось страхом, который маскировался все это время. Дракон знал, что стоит ему обернуться, что бы наконец-то увидеть это аморфное, не понятное создание, его материализовавшееся чувство злобы, то единственное, что он увидит, будет лишь чудовищный оскал….

И тогда он потеряет себя. Будет лишь сияние светила, зычное рычание существа. Запах соленого морского ветра и крови.

Свет звезды уже казался ему мрачным и жутким, он больше ничего не находил умиротворенного в этой картине. Несоизмеримая тоска подкатила к горлу, и Дракон взглянул туда, куда он все это время бежал — свет исчез, и теперь перед ним зияла разверзнутая пасть чудовища…

…Дракон открыл глаза, резко выпрямляясь. Несколько секунд у него ушли на то, чтобы понять, где он находиться. Он, словно бы впервые, оглядел газон, небольшие дорожки со скамейками, несколько карликовых деревьев с Квадроины… Он всего лишь в одном из парков. Похоже, попросту задремал…

Протерев глаза, он с ненавистью посмотрел наверх, где, с высокого, невидимого в неясном мраке потолка, из специальных ниш светили яркие фонари-прожекторы, обеспечивающие круглосуточное освещение. Прямо перед ним, на противоположной стене, гигантский включенный терминал, по которому передавали новости с ближайших миров. Перевел взгляд на большое табло часов, на дальней стене слева — уже девять часов утра. Уже пять часов, как в здании Концерна ведется расследование той загадочной для Колониальной Милиции перестрелки…

Дракон наклонился вперед, закрывая лицо ладонями. Чувствовал он себя весьма скверно, отчасти оттого, что он узнал чуть более суток назад от порученца из Генштаба, отчасти из-за того, что он увидел и что пришлось сделать в здании Концерна.

«Если ничего не получиться, или если я все же смогу выполнить то, что мне предстоит сделать, свалю я отсюда… Вернусь на Ауронту. До смерти надоела Кереспи и этот мегаполис»…

Но ведь прежде чем он сможет улететь на Ауронту, он должен будет пройти через тяжелые испытания. Он вновь просчитался. Убивать все же еще придется, ведь Оларф еще здесь, на Кереспи. Он не даст уйти этому агенту, предавшему Концерн, как и его владелец, а потом и Дракона. Полковник Зёрон сказал, что он в Саракве, эта башня-район слыл дурной славой… Дракон поймал себя на мысли, что не доверяет даже полковнику, но тот, похоже, сдержал свое слово: если бы Зёрон выдал Дракона, он бы уже был схвачен.

Агент уже давно понял, что у него есть реальный шанс совершить все то, что когда-то было задумано Концерном. У него есть возможность попасть в Копралу… Дракон вспомнил о своих старых знакомых, которых он знал, когда еще был Призраком. Эти ребята вряд ли подведут его, к тому же, они неплохо подготовлены и каждый из них являлся специалистом в различной области техники боя и диверсии. Лишь одна догадка не давала Дракону все эти часы: а что, если они позабыли его? Ведь он не являлся постоянным завсегдатаем их компании, так, виделся иногда в длительных перерывах между заданиями… Но даже если они и не предадут его, кто знает, а согласятся ли они на столь дерзкое деяние?..

Как бы то ни было, Дракон не хотел терять драгоценное время, которое было на исходе. Сегодня он попытает счастья в Секретных Отделах, которые он покинул пять с половиной лет назад…

— …Как сообщил один из офицеров ставки командования при атаке Альянса на зараженный Зергом квадрат Квадроины, что, исходя из статистики, проведенной после завершения операции, численный перевес был все же на стороне Альянса и Протоссов, — вещал с гигантского терминала бодрый голос. — Очередная победа союзных войск полностью опровергает слухи о не боеспособности и не подготовленности Альянса в грядущей войне с новым малоизвестным и загадочным противником…

«Ага, как же…»

— …Итак, я повторюсь, что бы еще раз сообщить эту новость, которая получила огласку десять стандартных часов назад: квадрат планеты, зараженный Зергом, был полностью очищен от инопланетных захватчиков. В ходе военной операции, большая часть лесного массива зараженного квадрата была сожжена от бомбардировки термическими пакетами. Не смотря на ожесточенный бой, идущий в течение шестнадцати стандартных часов, Альянсу и Протоссам удалось избежать серьезных потерь в наземной операции. Потери со стороны Альянса составили двадцать девять космических десантников, и восемнадцать боевых единиц пехоты Протоссов. Из воздушных сил союзнических войск не было сбито ни одной машины. Потери со стороны Зерга приблизительно равны восьми тысячам существ и более четырехсот зданий-организмов. Битва закончилась полным разгромом врага на Квадроине, и, следовательно, полным устранением из сектора Своум…

Дракон бросил взгляд на экран видеотерминала, и там он увидел большую тушу одного из созданий Зергов. Размерами превышающими любой автомобиль, с мертвыми черными глазами-бусинками, чудовищными выростами и большими жвалами-клешнями, Зерг лежал на корке из собственной свернувшейся крови, и Дракон отвел взгляд. Казалось, будто это чудище, уже поверженное, никогда не могло быть живым — он даже не мог представить, каково оно в своей ярости и стремлении уничтожить все живое…

«Обратного пути теперь нет… Только вперед, и останавливаться нельзя. Слишком многое уже сделано, чтобы теперь лечь на дно, сделать вид, что я здесь не причем… И единственное, что у меня есть для выполнения своей миссии — только своя воля и опыт. Еще одна ошибка и мне уже будет все равно, успею ли я предотвратить деяния Лорда. Отодвинуть сроки крупномасштабного вторжения, разрушительной космической войны, дать шанс сильным мира сего принять правильное решение ударить первыми… Неужели это мне по силам?»

— …И мы вновь возвращаемся к таинственным событиям, произошедшим этой ночью на одном из ближайших островов от материка-мегаполиса. Несколько часов назад, когда на южном побережье царила ночь, в ближайшем отдельном строении от Кереспиана произошла жестокая перестрелка с участием одного из отделений четырнадцатого десантного полка. В живых остались лишь трое человек: пилот военного гравилета и раненый, пострадавший ранее в бою с охраной небольшого комплекса, и полковник Штаба Разведки, так же получивший ранение. Оказалось, что объект, в котором произошла кровавая схватка, ранее был закрыт для посторонних, и после этой чудовищной развязки, стало известно, что в этом отдаленном от иных строений мегаполиса здании был крупный центр по сбору информации, которая, к тому времени, как подоспели сотрудники Колониальной Милиции, была уничтожена…

Это сообщение передавали уже несколько раз. Дракон не выдержал, и поднявшись со скамьи, взял кейс и побрел к выходу из парка.

— …Командир четырнадцатого десантного полка уже дает показания, почему его подчиненные оказались внутри комплекса, и кто в ответе за поставленную для военных задачу. Свидетелей того, что произошло на объекте, и кто был противником солдат, которые проникли внутрь комплекса с четкой целью уничтожить всех, кто попадется на пути, нет в живых. Судя по показаниям выживших, они ни кого не видели, и неизвестному или неизвестным удалось скрыться…

Голос стихал по мере того, как человек удалялся от того места в парке. Дракон вышел на небольшую площадку с фонтаном. Подойдя ближе, он увидел картину, которая заставила его остановиться.

… — Эй, пап, кидай!.. Кидай!.. — парнишка, лет восьми, в пестрой безрукавке и широких штанах бежал по площадке, крича в сторону одной из аллей, которые вели к выходу из парка. Из аллеи показался молодой мужчина в ядовито-фиолетовой рубашке и брюках, держащий в руке белый серебристый диск.

— Ну, лови, — отец, смеясь, пустил диск вперед, и тот медленно полетел вперед, оставляя после себя тающий серебристый плоский след. Дракон, угрюмо глядящий на эту картину, почувствовал себя жалко и беспомощно. В голове все помутилось, и он, качнувшись, облокотился на край журчащего фонтана.

«Это все не настоящее… Подделка. Всего лишь подделка. Я потерял это. Я позволил самому себе потерять воспоминания об этом»…

Дракон зачерпнул воды и плеснул себе на лицо. Капли потекли вниз, оставляя пятна на белой сорочке и капая с галстука на площадку. Голоса отца и сына затихали, они уходили вглубь парка. Но эта картина. Отец и сын.

Еще один болезненный укол потерянных воспоминаний. Дракон понял, что здесь больше находиться не может, и он направился в другую аллею, прислушиваясь к затихающим голосам…

Пройдя аллею из кряжистых темно-зеленых стволов, он направился к выходу из парка, чувствуя подкатывающую тошноту. Мысли о том мальчугане не оставляли его: он силился, в который раз, вспомнить лица своих сыновей, вновь и вновь проклиная себя за то, что решился избавиться от этих воспоминаний. Уж лучше бы он спятил окончательно, или чудовище поглотило бы его, но он бы помнил. Дракон впервые раскаялся за то, что он когда-то натворил, впопыхах стремясь избавиться от страха и душевных переживаний, которые ему принесла гибель семьи…

Дракон вышел к автостраде, и пошел в сторону монорельсовой дороги. Теперь он должен проникнуть на Саракву, чтобы избавиться от одного из главных свидетелей того, что происходило в Концерне, который сегодня неофициально прекратил свое существование, избавиться от последнего предателя…

…Через пару часов Дракон прибыл в Саракву. Довольно таки мрачное и мало людное место. В принципе, обычный мини-город, только расположенный в высоченной и здоровой башне, но все же эта часть мегаполиса Кереспиан была одной из самых не благополучных. Здесь постоянно проводились зачистки со стороны Колониальной Милиции по поиску «регрессирующих элементов общества», которых здесь было хоть отбавляй. Здесь распростронялись наркотики, оружие, несколько предполагаемых притонов для мелких анархистских группировок. Подобные районы, как башня Сараква, являлись темными язвами на фоне остальных городских корпусов и районов, слившихся в единую сеть мегаполиса.

Дракон вышел на перрон из вагона метро, мрачно оглядывая неприветливые стены внутренних домов жилой секции, куда он прибыл. Перед ним была площадь, напротив — большие ворота, за которыми начиналась темная жизнь мегаполиса. Сверху, на площадь безучастно смотрели множество узких окон, напоминающих скорее бойницы или амбразуры боевых укреплений. Несмотря на то, что день был в разгаре, здесь было не многолюдно.

«Не самое удачное место для проведения отдыха».

Дракон знал, что Оларф между поручениями большую часть своего времени проводит здесь. Ему удалось узнать адрес, и теперь он напал на след. Только что он избавился от своего кейса со знаком Концерна. Теперь на ношение Увера у него было лишь липовое удостоверение военного инспектора, которое, однако, было на столько грамотно сделано, что пока еще не подвело ни разу.

«Очевидно, иные кварталы не более приветливы…» Дракон вышел на площадь и пошел к одному из входов в подсекцию. Именно там должен был находиться агент, предавший его и то, ради чего он рисковал своей жизнью последние две недели, после чего подло убивший человека, который был жертвой обстоятельств, не виноватый в том, что смел, и готовый пойти на трудности, чтобы донести правду до Дракона. К тому же, Оларф был весьма полезным источником информации для многих структур Альянса, что делало его дальнейшее существование опасным не только для Дракона, но и тем, кто смог выжить этой ночью, не попав под огонь десантников в здании Концерна лишь потому, что сегодня была не их смена…

Спустя минуту он уже стоял перед нужной дверью. Надев перчатки, еще раз сверился с адресом — все точно. Оглядев пустой коридор, он склонился над мини-терминалом и провел по щели индификатора своей карточкой с единственной командой-вирусом на вскрытие. Замок щелкнул, и Дракон вошел внутрь, закрыв дверь.

Он стоял в большом помещении, которое разделялось на три части лестницей, чьи ступени из прозрачных кристаллических плит. Несколько диванов, низких столиков, светильники в различных углах и на стенах комнаты. Дракон, достав из внутренней кобуры пистолет, прошел внутрь. Поднялся на верхнюю часть помещения, где он на столе увидел кейс черного света. Здесь же лежал и ноутбук Оларфа, а кейс оказался с меткой Концерна — молнией на боку. Дракон открыл его: внутри лежал пистолет с глушителем и несколько кредитных карт.

«Так, похоже, хозяин дома», Дракон огляделся, пытаясь еще найти что-нибудь полезное.

Оказалось, что слева от входной двери еще одна дверь из обычного пластика, за которой уже слышались шаги. Дракон бесшумно метнулся в сторону, пригибаясь, прячась за спинку дивана. Он услышал чьи-то шаги — кто-то вышел из двери, очевидно, там были другие помещения. Сняв тускло сияющий на свету Увер с предохранителя, Дракон аккуратно выглянул из своего укрытия. Это был не Оларф, а кто-то другой, в сером костюме и темных очках. Человек подошел к входной двери, и с недоумением уставился на дверной замок. Дракон понял, что неизвестные засекли поломку входной двери.

«Проклятье, надо было пистолет с глушителем из кейса взять… Теперь придется из этого греметь на весь район… Кто это?»

Неизвестный хмыкнул, и вновь направился к двери, из которой только что вышел. Дракон действовал моментально, практически на автомате. Он быстро сунул пистолет обратно в кобуру, и, выхватывая удавку, прыгнул с верхней секции вниз, за спину уходящему человеку. Тот успел лишь повернуть голову, как шнур захлестнул его горло. Дракон изо всех сил стянул концы черного шнура за затылком неизвестного, ломая хрящи горла. Тело обмякало, и сопротивления практически не было. Дракон уложил тело на пол, скинув шнур с шеи убитого, и вновь поднялся на верхнюю часть помещения, где взял из кейса пистолет с глушителем, принадлежащий Оларфу. Проверил магазин, снял с предохранителя, и неспешно направился вниз, к двери, ведущей к предателю.

За пластиковой дверью оказался длинный коридор, ведущий направо. Дракон неторопливо шагал вперед, слыша где-то поблизости приглушенный голос.

— Эй, ты там где пропал? — нетерпеливый голос впереди, и в коридор вышел еще один человек в темных очках и сером костюме. Дракон мгновенно вскинул руку с пистолетом, трижды нажав на спуск. Второй упал, разбрызгивая кровь на стену и пол, и Дракон вошел туда, откуда показался этот человек, перешагнув через содрогающееся тело.

Небольшая комната, очевидно, кухня. С баром и телевизором. Слева ему навстречу шагнул еще один в подобном одеянии, что и те двое, оставшиеся позади Дракона, вскидывая руку с пистолетом, но Дракон точным выстрелом поразил его в грудь, и тот опрокинулся назад. Пистолет поскакал по ковру…

Дракон увидел Оларфа. Тот, одетый в цветастую рубашку и черные брюки, стоял возле стойки бара, перед включенным видеофоном. При виде Дракона он посерел лицом, и оперся спиной на стойку, словно бы не удержавшись на ногах. Дракон в ярости вскинул пистолет в его сторону, но успел себя удержать — он должен узнать кое-что. Отведя руку в сторону, он нажал на спуск, и видеофон взорвался черными кривыми треугольниками стекла, с треском высвободившегося электричества на ноги Дракона полетели искры.

Дракон шагнул к Оларфу, опустив руку с оружием. Наступила минутная пауза, прерываемая лишь обиженным потрескиванием раздолбанного видеотерминала, и тихим шарканьем: подстреленный в коридоре охранник безвольно царапал стену ногой…

— Вообще-то я не хотел, так получилось, что мне пришлось придти сюда… — наконец произнес Дракон, — что это у тебя в доме охрана разгуливает?.. А понимаю, боишься теперь за свою шкуру…

Кажется, только после первых слов Дракона Оларф понял, что его ждет, и теперь на его лице недоумение и страх сменились лишь полным ужасом. Его можно было понять — ведь он считал, что Дракон уже мертв, погиб от пули снайпера на далекой космической базе… Впрочем, Оларф мог уже знать о том, что произошло в Концерне — подобный факт должен был натолкнуть его на мысль о том, что кто-то знает о заговоре, и что этот кто-то еще жив.

«Похоже, отдыхать намылился», подумал Дракон, оглядывая одежду бывшего агента Концерна.

— Где Змей? Я не видел его среди убитых в Концерне, — спросил Дракон таким тоном, будто произошедшее этим утром убийство и уничтожение Концерна было лишь всего лишь дружеской вечеринкой.
— Его перехватили по дороге домой, — ответил Оларф не своим голосом, — послушай, ты что, и впрямь задумал…
— Не стоило убивать порученца, — перебил Дракон, и быстро вскинув руку, с трех метров, в упор, вновь нажал на спуск. Жесткий хлопок глушителя — и на груди Оларфа рубашка взорвалась кровью, и он всхлипнув, сполз по стойке вниз, с изумлением в тускнеющих глазах уставившись на пол между своих ног. Дракон развернулся, и спокойно вышел прочь. Дело сделано…

Он вернулся в большое помещение, вновь поднялся наверх, и приставив глушитель к ноутбуку Оларфа, туда, где находился носитель информации, нажал на спуск. Выстрел прозвучал еще тише, но пуля оглушительно звякнула в гладкую поверхность ноутбука, оставив после себя аккуратное черное отверстие. Все, теперь носитель разрушен, вся информация на нем уничтожена. Дракон положил пистолет с глушителем на столик, вышел из квартиры, и спокойно отправился обратно к перрону монорельсового поезда, снимая с рук перчатки…

…Двери закрылись, и вагон с тихим урчанием двинулся прочь из этого района. Несмотря на рабочий день, в вагоне было довольно таки людно и очень душно. Однако были и свободные места, и Дракон, сев на скамью, оббитую кожей, и наклонился вперед, спрятав лицо в ладонях.

… — Победа на Квадроине, несмотря на малые потери со стороны сил Альянса, далась тяжелой потерей для Генштаба, — говорил голос диктора через динамики на потолке вагона, — среди двадцати девяти десантников погиб один из лучших образцовых офицеров Альянса. Подполковник Жан Голехарди, который, исключительно от своей храбрости и в стремлении защитить колонии нашего государства, оказался в самой гуще наступающих десантных отрядов. В ходе завязавшейся жестокого боя в одной из лесных рощ Квадроины, подполковник отдал жизнь, как и иной рядовой солдат, во имя очищения пространства от заразы Зерга. Но он и его подвиг доказали, что солдаты и офицеры нашей армии готовы ко всему во имя защиты Альянса.

— Этот человек знал, что такое жизнь, — заговорил другой, мрачный и усталый голос, — и он знал, за какую цену он сможет ее отдать…
— Подполковник Голехарди был представлен к награде Героя Альянса посмертно, а семьи погибших воинов получат письма с соболезнованиями из Конклава, подписанные самим Правителем и компенсации в размере ста тысяч денежных единиц, — вновь произнес диктор, — но мы возвращаемся к главным событиям…

Дракон закрыл глаза, чувствуя себя отвратительно.

…Вновь страшное чувство апатии и страха. Снова все кажется не настоящим, поддельным, будто жизнь уже расписана по всем пунктам, и знание этого не улучшало его положения. Дракон чувствовал тошноту и головокружение, как тогда, в парке… Опять кровь, он опять сделал это… Похоже, его участь предрешена — Дракон-Внутри поглотит его разум, если подобное повториться. Безумие очень близко, это только кажется, что оно невозможно или очень далеко. Не успеешь оглянуться, как ревущее кровавое создание внутри тебя станет тобой. Но это был последний раз. И это правда, убирать больше с дороги было некого. Все заговорщики мертвы, убийца порученца Генштаба так же мертв. Конечно же, остались мелкие сошки, но такие вряд ли располагают такой информацией, как Дракон, выполняющие задания по уничтожению других, кто знал о заговоре, но их время уже прошло. Теперь некому давать поручения. Дракона они вряд ли найдут — слишком мало информации он оставил о себе в различных компьютерах, слишком много раз он пользовался поддельными документами. К тому же, главный источник информации, компьютеры и терминалы Концерна — должны уже быть уничтожены полковником Зёроном. Все остальное погибло во взрыве той гранаты, которую Дракон кинул в кабинет Хоффа. И теперь он последний из агентов этой проклятой организации, которая, возможно, как полагал сам Дракон, скоро воскреснет в виде другой структуры.

Теперь осталось предотвратить катастрофу, дать время, которого у него самого нет. Он должен найти ребят из Секретных Отделов, Призраков, с которыми не виделся уже больше трех месяцев…

Спустя полчаса он уже стоял перед лужайкой на центральной площадке перед небольшим двадцатиэтажным зданием. Здесь ничего не изменилось за те пять лет, как Дракон покинул это высокое серое здание с длинными и узкими штандартами Альянса, свисающими от самой крыши вниз, по бокам к большому входу, который сейчас был закрыт. Мало кто мог подумать, что это невзрачное здание, отделенное от иных районов и мини-городов мегаполиса, является центром по подготовке и распределению спец-солдат, Призраков, во всем Альянсе.

Больше пяти лет назад Дракон не был здесь. В прочем, даже и сейчас здесь ничего не изменилось, и Дракон, оглядывая здание командования Секретных Отделов и внутреннее устройство закрытого парка, в котором оно находилось, пошел вперед по небольшой дороге от главных ворот, за которыми осталась станция монорельсового поезда. Внутрь попасть было не легко, снаружи, еще на перроне, дежурили охранники центра, и Дракону вновь пришлось прибегнуть к помощи своих поддельных документов.

Это был небольшой парк, со стороны линии монорельсовой дороги перехваченный высокой оградой. Внутри был все тот же газон и несколько деревьев-гигантов с Квадроины, всего лишь одна дорога вела от ворот к зданию Секретных Отделов. Дракон хорошо знал, где и когда собираются Призраки, помощь которых была ему нужна. Обычно, каждый третий день, который был выходным, они проводили здесь, на территории центра Секретных Отделов, и Дракон надеялся, что они и сегодня не изменят своим принципам. Кругом не было ни души. Шагая вперед, он подумал, что место кажется совсем не обитаемым, и даже брошенным, однако, порядок и чистота кругом говорили лишь о том, что, похоже, Альянс дал разрешение на отдых всем военнослужащим на различных базах, чтобы те как следует отдохнули и набрались сил для предвоенных тренировок и учений и предстоящей войной.

Он прошел к зданию, и стал обходить его, чтобы попасть на площадку позади здания. Именно там, на заднем дворе располагались те, кого он искал. Несколько мужчин в черных брюках и футболках, с необычным белым знаком на груди. Увидев их, Дракон почувствовал себя увереннее. Здесь больше никого не было. Подходя ближе, он различил знакомые лица тех, с кем он начинал свою карьеру Призрака. Это была обычная компания его знакомых, которые перезнакомились все вместе еще при поступлении в Отделы. Дракон, позже, получив все необходимые данные для наемного убийцы, был первым и последним, кто выбыл из этой компании, уйдя в Концерн. Но сейчас-то он вернулся: значит, можно все опять делать вместе.

Призраки сидели в белых пластиковых раскладных креслах, за столом, на котором были расставлены невысокие стаканы ядовито-оранжевого цвета, изредка отпивая из них. Дракон, приближаясь к ним из-за угла здания, уже узнавал их, как делал это всегда при встрече. Эвин, невероятно здоровый для Призрака по своей комплекции человек, со слабыми навыками телепата, что, правда, не мешало ему быть знатоком всех видов пехотного оружия. Стрелок, темнокожий выходец с Эскуэна, чье прозвище — позывной говорило само за себя — он был одним из лучших снайперов Отделов. Слон, самый молчаливый и спокойный Призрак с задатками телекинеза, был неким живым напутствием о сохранении самообладания и хладнокровия в любой ситуации остальным Призракам из их команды. Умник, специалист по всевозможным компьютерным системам, с невероятно большим умственным коэффициентом, про его возможности к математическим расчетам и вычислениям астрономических цифр за считанные секунды уже упоминали и в банке данных Альянса, куда вносили всех одаренных в подобном плане людей. Двое братьев-близнецов, один из которых был старше своего брата на две секунды, поэтому его и звали Старшим, а второго, естественно, Младшим. Поначалу, когда их приняли в Секретные Отделы Альянса, эти двое обладали практически неукротимой возможностью к пирокинезу. Они поджигали взглядом и силой воли, просто так, от нечего делать, и эту буйство с трудом удалось утихомирить при помощи некоторых препаратов. Братьев не смущало то, что их дар исследуют вместе с ними, как обычных лаборантских кроликов или крыс, понимая, что подобная игра с огнем в прямом смысле этого слова ничего хорошего для них не принесет. Взломщик — специалист по всем электронным замкам и матерый «медвежатник». Бывший гениальный вор, пока его не поймали спец службы, наслышанные о его способностях и не промыли мозги, после отправив на обучение в специальный отряд Альянса. И, наконец, Чистильщик, их командир, человек, вечно курящий вонючие дешевые сигареты — курить и употреблять спиртное Призракам было запрещено, но Чистильщик имел уже не одну награду и даже почетные грамоты, поэтому управление Секретных Отделов закрывало глаза на его выкрутасы — и говорящий хриплым придушенным голосом. Казалось бы, он был известен на все Отделы только за это, но мало кто знал, что Чистильщик был командиром отдельных групп Призраков еще десять лет назад, вместе со своими людьми, тихо уничтожая целые оппозиционные группировки. Эти же ребята были полноценными Призраками, с вживленными окулярами «зоркости» и полудюжиной вживленных под кожу различных датчиков и сенсоров. Дракон, когда проходил подготовку здесь, прошел лишь основной курс выживания в предельно опасных условиях, а так же основной курс обучения и методы действия Призрака, но официально Призраком он так и не стал. Он стал убийцей, избежав вмешательства со стороны врачей со своими препаратами и электронными нано-технологическими прибамбасами.

Подходя ближе, Дракон уже слышал знакомые голоса…

— …Долбаные правила. Долбаный отдел. Кто эту чушь придумал? — бубнил Старший, что-то царапая ручкой по прозрачному пластиковому бланку.
— Это что, твоя фотка?
— Угу. Два года назад на учениях на Эскуэне…
— Два года? Ну ты и урюк был… — ухмыльнулся Эвин.
— Да пошел ты… — Стрелок отобрал фото из его рук.
— Слон, давай завтра мысли майора Вотона прочитаешь, насчет нашей передислокации в иную систему?.. — лениво говорил Умник, глядя в темный купол потолка, с далекими и тускло светящими лампами.
— Охренел? Там же пси-детекторы везде понатыканы. Да и зачем тебе?
— Задолбали меня Отделы. Куда угодно, только не здесь… К тому же, на тебя все равно не подумают, у тебя за пять лет ни одного предупреждения…
— Ты здесь не заполняй, видишь, поля для указания места проживания?..
— Да заткнись ты, — огрызнулся Старший на брата, — а то я сам не знаю?
— Катай, катай, — кивнул ему Умник, — теперь еще не скоро выберемся…
— Это ж Дракон!.. — страшно прохрипел Чистильщик, метко выплевывая окурок в пепельницу, до этого рассматривая подходящего человека в черном костюме, видимо, никак не узнавая. Остальные взглянули на Дракона.
— Опа, точно Дракон…
— Здорово. Чего это ты к нам?..
— Кресло, кресло вон приготовь, — Умник протянул руку, и Взломщик подал ему сложенное кресло.
— Эге, Дракон, дай костюм поносить…
— Как-нибудь позже, — Дракон, подходя, криво улыбнулся, — тебе-то зачем?
— Да я кроме этих долбаных футболок и скафандров уже три месяца ни хрена ничего другого не носил, — ухмыльнулся Старший.

Умник протянул ему легкое сложенное кресло, и Дракон, рывком разложив его, поставил сбоку от столика и сел.

— Давненько тебя видно не было, — проговорил Чистильщик. Он так хрипел, что Дракон с трудом разбирал его слова.
— Ну как дела? — Стрелок отхлебнул от своего стакана, — будешь коктейль?
— Да нет, что-то не тянет… А дела… Хреново все как-то…
— Работа? — спросил Чистильщик. Дракон кивнул. Работы уже не было, и не будет…
— Слышал, что в Концерне случилось?
— Угу, — кивнул Дракон, однако внутри все сжалось, — там кто-то целое побоище учинил… Чем сами занимаетесь?
— Только что с Поядда, — Эвин хмыкнул, кивнув на рапорт, который заполнял Старший, — вон, теперь с писаниной нужно разобраться, кто где был… А завтра опять на тренировки. Ты же слышал, война на носу, сроки объявлены. Сейчас только все и твердят об угрозе целых полчищ гибридов и о победе наших на Квадроине. Флот и десантники там дали прикурить этим Зергам, теперь они сюда и носа не сунут… Теперь всех военных сверху трясут, чтобы были готовы к крупной драке.
— Отдохнули все же неплохо, — заметил Младший.
— Да уж… Но теперь опять тренировки. Эти козлы нормы и требования на три параметра повысили… — Взломщик кивнул на здание Отделов, — скоро сдохнем на этих учениях…
— Есть дело, — произнес Дракон, решив перейти к тому, зачем он сегодня сюда пришел.

Все вопросительно взглянули на него.

Дракон, в течение следующих пяти минут объяснил им все, что знал, и все то, что необходимо было сделать. Он умолчал обо всех своих злоключениях и предательстве Хоффа, и, похоже, Призраки уже знали о том, что сегодня произошло в Концерне. Дракон так же не обмолвился и о том, что он и есть тот неизвестный убийца, угрохавший отделение десантников и разнеся половину здания. Он дал им понять: за территориями, принадлежащим Альянсу, есть то, что нужно уничтожить. Он дал им понять, как это можно было сделать, и теперь замолчал, настороженно ожидая их реакции. Он был готов к худшему: что его пошлют ко всем чертям, что они не согласятся выступить на его стороне, перешагнув сразу через несколько законов Альянса, чтобы проверить все то, что он сказал.

— Мда… — протянул Стрелок.
— Концерн разгрохан, до войны остаются считанные дни, и ты теперь должен выполнить поручение уже несуществующего Концерна уничтожить Мозг Протозергов, который руководит всеми войсками противника, чтобы отодвинуть сроки начала войны, дабы Альянс подвел все необходимые резервы, — попытался подвести итог Эвин, — и теперь тебе нужна наша помощь, чтобы осуществить задуманное…
— Дело серьезное, — заметил Чистильщик, прикуривая новую сигарету.
— С ерундой я бы и не пришел, ты же меня знаешь, — отозвался Дракон, — теперь решайте. Я вас ни к чему не принуждаю: просто решите, нужно ли вам самим пойти на это.
— Действительно, тебе одному здесь не справиться…

Минутное молчание, которое для Дракона показалось вечностью. Призраки обдумывали его предложение.

— Я согласен, — неожиданно произнес Чистильщик, хмуро глядя в поверхность стола перед собой, и невозмутимо коптя сигаретой, — если мы не остановим эту штуковину, у Альянса, похоже, будут проблемы. Если же мы пойдем на это, возможно, мы вернемся обратно героями.
— Хрень какая-то… — пробормотал Эвин.
— Тебя не спрашивают, — отозвался Чистильщик, — что-то не нравиться или не устраивает — идите в задницу, вас за собой не потащим. Я верю Дракону, потому что знаю, что он не способен на такую подставу. Ну что, будете здесь сидеть, а завтра опять на турнике кувыркаться? Пожалуй, время немного оттянуться, и проверить, чего вы на самом деле стоите. И хреновые из нас Призраки, грош нам цена, если мы облажаемся в этом деле. Черт, мне уже почти интересно, как мы все это провернем…
— Точно, — кивнул Стрелок, — я с вами.
— Слоняра?

Слон, спокойно созерцая коктейль на дне своего бокала, кивнул.

— Делать нечего, только меня и вправду достала эта фиговина со сплошными тренировками… — пояснил он.
— Я согласен, — мрачно заявил Умник, — Подобное задание будет лишь нам в разминку перед предстоящей войной, только как мы добудем оборудование? Мы ж не полетим в Копралу с одними носками в чемоданах?
— Взломщик? — Чистильщик, перехвативший инициативу Дракона по «вербовке», взглянул на Призрака.
— Взломать цифровые коды на здешнем складе — раз плюнуть, — серьезно заявил Взломщик, — Да и вживленные датчики обнаружения заглушить легко… Правда, мне не понятны некоторые детали…
— Детали позже, — перебил Чистильщик, — ты согласен?
— Угу…
— Это дело. Эвин?

Призрак кивнул.

— Близнецы?
— Идем. Один хрен тут сидеть, достали тренировки.
— Мы с вами, — поддержал брата Младший.
— Отлично, — Чистильщик повернулся к Дракону, — теперь о плане побега. Предложения есть?
— Конечно. Нужно лишь определиться со временем встречи, и быстро убраться с Кереспи. Вас хватятся довольно таки быстро… В общем, предлагаю этой ночью, ровно в час. Буду ждать вас в космопорте. Насчет моей экипировки можете не волноваться, скафандр у меня есть. Захватите пушки, все необходимое, с охраной у вас проблем не будет. Наш отлет я обеспечу — у меня неплохо сделаны липовые удостоверения военного инспектора, подвести не должны…
— Сколько времени у нас на все это? — вопрос Слона застал Дракона врасплох.

«Черт!.. Время на исходе».

— Меньше недели… Протозерг ударит в период в семь дней, но мы должны придти к «Кэрену» до начала этого срока, чтобы быть уверенными, что мы успеем остановить существо…
— Идет, — Чистильщик повернулся к остальным, — а мы — чтобы заткнулись и языками не трепали. Даже думать об этом запрещаю — в Отделах больше трети народу мысли читать умеют… Никому не слова, что сегодня приходил человек из Концерна…
— Ух, чувствую и надерут же нам задницы, когда мы вернемся!..
— Спокойно, Умник, если нам удастся предотвратить сроки нападения со стороны Копралу, все будет не так уж и плохо… Каковы наши шансы на успех?
— Думаю, все должно сработать, — ответил Дракон, — если не будем мелькать перед глазами Колониальной Милиции, все должно сработать. К тому же, когда нас будут искать, они же не будут знать конечную точку здесь, в Своуме, и ту, куда мы отправимся потом. Даже я не знаю координат прибытия, но информацию мы сможем получить, у меня есть все необходимое… Но я не знаю точно, сработает ли это все так гладко на практике…
— Куда мы отправимся для начала?
— На одну из приграничных с Копралу космических баз.
— Отлично, готовимся…

Дракон подумал, что начало не такое уж и плохое…






…В течение следующих суток агент и семь Призраков готовились к совершению своего дерзкого плана. Изъятие всего необходимого из складского военного помещения Секретных Отделов прошло успешным, и теперь, нарушители, быстро покинув Кереспи, отправились на границу секторов. К тому времени, как в Отделах обнаружили пропажу семи комплектов боевого обмундирования Призраков, они уже были на полпути к своей цели. Дракон и остальные волновались. Сомнений не было — по их следу уже шли правоохранительные органы…

…Они в срок добрались до приграничного объекта, и теперь могли начинать действовать в открытую. База была огромна. Исполинское строение в открытом космосе, служившее заправочной станцией, пограничным постом и возможным пунктом штаба. Подобные базы и астероиды Фаутонов, отбуксированные и установленные на месте в виде их своеобразных баз, образовывали некую сферу вокруг территорий, принадлежащих Альянсу в секторе Своум, создавая таким образом оборонительный состав Альянса, делая космическое государство неприступным буквально со всех сторон. Дракон не мог себе представить, что Альянс способен сооружать космические станции-базы таких размеров. Чтобы обойти все помещения и посетить все залы этого сооружения потребовался бы месяц, если не больше. Но они сюда прибыли не на осмотр достопримечательностей. Когда они переоделись в скафандры и стали проверять экипировку, Дракон понял, что теперь развязка близка…

Этим же вечером они приступили.

…Транспортный отсек был намного больше, чем мог себе представить Дракон. Во время выполнения своих поручений ему много где пришлось побывать, но на военной пограничной базе-заставе он был впервые. Несмотря на довольно таки значимую роль в оборонительной системе Альянса, сейчас здесь было необычайно тихо. Чистильщик объяснил, что во время подготовки к войне со всех военных приграничных объектов убралась вся эта «бумажная шушера» и инспектора. Персонал теперь дежурил в несколько смен, но даже это не сказалось на количестве патрульных и часовых солдат. Это позволило Призракам пробраться сразу из дока в транспортный отсек, за которым располагались ангары и заправочные доки для тяжелых и легких кораблей. Сейчас транспортный отсек был пуст, и здесь было довольно таки темно. Хотя, это было даже на руку нарушителям…

Перед большой черной дверью, ведущей в ангар базы, в черных костюмах Призраков замерли три фигуры. Шлемы были сложены в гармошку на спине и плечах, наподобие капюшона, в полумраке светились темно-красным включенные огоньки окуляров прибора распознавания «свой-чужой», и один, окуляр наводки, зеленым. Они были откинуты наверх, так как особой надобности в них сейчас не возникало. За спинами — легкие портативные генераторы кислорода, через плечо вперед были перекинуты кислородные маски, а так же увесистые приборы «покрова», с небольшим энергоподвовдом к левой руке, где крепилось по небольшому мини-пульту. Дракон и Чистильщик смотрели в разные стороны, следя за тем, чтобы в зале не появился кто-то посторонний, а Взломщик, преклонив колено у большого пульта терминала, перебирал пальцами по своему мини-терминалу, подключенному несколькими проводами к системе охраны и допуска помещения. Дракон, взглянув на него, подумал, что в своем скафандре, с мерцающими во тьме окулярами наводки и распознавания, которые сейчас Взломщик поднял на лоб, чтобы они не мешали, опутанный длинными черными проводами в фигуре Призрака есть что-то страшное. Однако, вспомнив, что на нем такой же скафандр, он отбросил эту мысль, полностью переключившись на восприятие звуков и зрения. Кругом была тишина, причем такая, что Дракон слышал даже тихое гудение работающего терминала, с которым возился Взломщик. Поклажа Дракона существенно изменилась — теперь с ним был лишь черный футляр с энергометом, который сейчас стоял у его ног. Пистолет покоился в набедренной кобуре, и Дракон надеялся, что его сегодня задействовать не придется.

— Каковы наши шансы на успех? — хриплый, негромкий голос Чистильщика, который сейчас замер в напряженной позе, выставив перед собой автомат с глушителем, заставил вздрогнуть Дракона.
— Ты уже задавал этот вопрос. Я не знаю…
— О подобной пропаже они узнают сразу, там полно детекторов… Хотя их можно отключить. Главное не поднять на уши охрану внутри…
— Главное, чтобы экипаж был на месте… — Дракон оглядел пустой зал уже в который раз, — ты уверен, что там кто-то будет?..
— У них каждый вечер пробные тесты, — ответил лишь Чистильщик.
— Будет нелепо, если мы не успеем в самый последний момент…
— Да, тогда уже не оправдаемся… Хотя нас опознать они смогут, даже если все пройдет успешно, и мы смоемся отсюда. Вон, нас снимают, можешь передать привет, — Чистильщик кивнул куда-то наверх. Дракон пригляделся, и увидел, что на них сверху смотрит внимательный глазок камеры слежения.
— Они не сразу сообразят, что мы задумали… А у камер обычно никто не дежурит… Но тревога будет поднята сразу же после нашего отлета, — Чистильщик тихо рассмеялся, — вот они тогда и попрыгают!..
— Они будут способны пустить следом истребители? — спросил Дракон.
— Кто ж их знает… Может быть…
— А нельзя ли заткнуться, и так невозможно работать? — поинтересовался Взломщик, не отвлекаясь от своей работы.
— Давай, шевелись…
— Уже почти все…

Прошла еще одна минута, прежде чем дверь с тихим гулом стала открываться.

— Есть! — Взломщик стал быстро отсоединять провода от взломанного терминала, а Чистильщик включил дужку микрофона связи, прикрепленного к уху, и произнес:
— Отряд, путь чист. Шевелитесь!..

Чистильщик первым прошел внутрь, следом Дракон. Взломщик, на ходу убирая свой мини-терминал в бронированную сумку на поясе, вновь встал на изготовку у терминала уже с другой стороны. Дракон осмотрелся — это был неосвещенный коридор, в конце которого было знакомое красное свечение. Через несколько секунд внутрь вбежали остальные Призраки, экипированные так же, как и они, и Взломщик закрыл дверь, вновь склоняясь к терминалу в стене.

— Теперь я поставлю пару «замков». Это задержит тех, кто захочет пробраться сюда.
— Это сработает лишь в том случае, если это единственный ход в этот ангар, — заметил Дракон.
— Верно, — кивнул Чистильщик, — но это не меняет дела: нам надо как можно быстрее смыться с базы в любом случае.
— А как же охранные системы? — спросил Умник, — нельзя же идти вот просто так, вдруг там встроенные защитные системы?
— Здесь есть главный пункт охраны ангара, — произнес в ответ Взломщик, выпрямляясь и отходя от терминала, перехватывая оружие, — он где-то здесь, недалеко от входа… Командир, нам нужно вначале туда, если мы хотим добраться живыми до самого ангара… Я готов.
— Идем, — Чистильщик и Эвин пошли вперед первыми, держа наготове свои автоматы с глушителями. Следом пошли братья, потом Дракон. Замыкали цепь Взломщик Стрелок и Умник.

Они недолго шли в полумраке коридора — вскоре Чистильщик остановил отряд.

— Дракон, давай сюда, — тихий хриплый шепот, и Дракон тихо прокрался вперед отряда. Чистильщик и Эвин стояли возле входа в какое-то помещение. Чистильщик молча указал внутрь. Дракон приблизился к открытому дверному проему, откуда лился мягкий свет, и аккуратно заглянул внутрь.

Похоже, это и был главный пункт охраны ангара. Сейчас он был пуст, за исключением одного охранника, стоящего спиной к нему в нескольких метрах. Его автомат лежал рядом на кресле, возле большого пульта, у которого и стоял солдат охраны.

Дракон, поставив футляр на пол, скользнул внутрь помещения, тихо и быстро подскочив к солдату, на пути выхватывая из-за пояса иглу-парализатора вонзая ее меж лопаток в ярко-серый скафандр-"хамелеон". Нажал клавиш, и тело безвольно осело на пол.

— Чисто.

Призраки проникли внутрь.

— Умник, отключи все камеры в ангарном помещении, — Чистильщик оглядел терминалы в комнате, — и отключи сигнализацию и охранные системы…
— Догоню вас через пять минут.

Дракон и Призраки вернулись в коридор, и прошли до конца, где темное узкое пространство сменялось невероятно гигантским просторным залом. Это был один из ангаров этой космической базы — Дракон почти вырвался отсюда.

Здесь мог разместиться два мини-города мегаполиса, но это было практически ни чем не занятое пространство. Шесть малых крейсеров, каждый длинной в два с половиной километра были далеко впереди, но, казалось, что они совсем рядом. Все корабли находились в подвешенном состоянии. Задрав голову, стараясь сильно не высовываться, Дракон увидел мощные консоли, с несколькими десятками энергоподводов, каждый толщиной с человека, которые примыкали к верхним частям звездолетов. Сейчас можно было видеть лишь здоровые черные отверстия сопел крейсеров, которые были развернуты носами к прозрачной бронированной стене, за которой полыхало красное сияние туманности Фауту. Перед каждым из шести звездолетов было по большому «окну», ведущим наружу, которые перекрывались защитным полем, которое не впускало внутрь базы радиацию и не выпускала кислород. Вперед уводила неширокая решетчатая дорожка, ведущая к контрольным узлам механизмов и роботов ангарного помещения, и к входам внутрь самих звездолетов.

— Все готово, я пустил им в центральный компьютер вирус, — донесся позади тихий голос Умника, вернувшегося из пункта охраны, — теперь ангар лишен охранной и наблюдательной систем…
— Назад!.. — придушенно прохрипел Чистильщик, и они быстро метнулись внутрь коридора.
— Там охранник, — Чистильщик хмуро глянул вниз, где прозрачная стена описывала большой купол, соединяясь с внешним перекрытием и обшивкой базы, — идет сюда.

Они затаились: Дракон и вправду услышал негромкие шаги. Даже в полной тишине ангарного помещения были слышны неторопливые шаги приближающегося часового, тихо ступающего малошумными подошвами солдатских ботинок. Чистильщик замер у угла коридора, готовый сразить охранника из автомата с глушителем, как только тот подойдет к углу коридора.

Но в самый последний момент шаги затихли, потом часовой побрел вновь, но на этот раз обратно — шаги становились все тише и тише.

— Уходит, — прошептал Дракон. Он вновь достал иглу парализатора, и осторожно выглянул из-за угла. Солдат уходил, неторопливо оглядывая своды купола и другие навесные мостики. Дракон, низко пригибаясь, быстро побежал мелкими шагами следом. Настигнув ничего не подозревающего часового, он перехватил свободной рукой его через горло, и сунул иглу в бок. Охранник мгновенно обмяк, и Дракон, приняв на себя основную тяжесть оглушенного человека, умудрился перехватить его автомат, чтобы тот не загремел на весь ангар. Осторожно уложив солдата на решетчатое покрытие мостика, он выпрямился. В далекий потолок, мимо Дракона, глядели безразличные черные окуляры шлема. Дракон положил автомат рядом.

«Через пару часов очухается».

— Чисто, — негромко произнес он, повернувшись к входу в коридор. Призраки быстро побежали вперед, бесшумно отталкиваясь гибкими подошвами бутс от гулкого покрытия мостика.
— Ну, в какой идем? — Чистильщик протянул ему футляр с винтовкой.
— Да без разницы, главное, чтобы экипаж был на месте, — Дракон кивнул на ближайшую громаду, — давай туда. Гляди, там, похоже, габаритные огни на корпусе мигают… Да и в рубке свет есть…
— Отряд, вперед, — Чистильщик первым ринулся по мостику, ведущему к еще далекому крейсеру. Дракон побежал следом, оглядывая эту гигантскую махину. Преодолеть бегом два километра — неплохая разминка…

Сама рубка крейсера — массивный прямоугольный «выступ» на верхней части корабля — находилась ближе к хвостовой части звездолета. Это было единственное место в корабле, где были окна и иллюминаторы — остальная часть представляла из себя цельный корпус. Перед рубкой, в метрах трехстах, из корпуса словно бы «вырастала» орудийная башня, служащая для контроля над орудиями боевого корабля. Свет под круговыми узкими окнами там не горел, но слабое свечение было наверху со стороны рубки. И действительно, под небольшим козырьком-выступом, где было защитное узкое стекло, за которым, вероятно, был «мостик», был виден неяркий свет внутреннего освещения. Спереди, в сторону носа машины, со специальных выступов для поворотных турелей, с корпуса вперед смотрели два средних орудия, еще два — с другой стороны корабля. Верхняя часть носа плавно переходила в круглое отверстие, напоминающее турбину реактивного самолета, только диаметром в сотню метров. Каллопсарное орудие — гроза военной машины Альянса в космосе. Подобное орудие поражало любой объект, «сворачивая» пространство в точку на определенном радиусе. Такое оружие несли только крейсера военного флота Альянса — на тяжелом крейсере подобных орудия было три…

Дракон уже видел, где навесной решетчатый мостик примыкает к корпусу судна. Оставалось совсем немного…

Чистильщик с ходу вдавил клавиш на наружном терминале корабля возле закрытого шлюза.

— Взломщик, — Чистильщик кивнул на терминал, отступая к парапету мостика. Призрак вновь подсоединил к терминалу провода своего портативного компьютера. Остальные замерли, развернувшись по направлению к входу в ангар, ощетинившись стволами автоматов. Дракон оглядел корпус крейсера, уходящего вверх единой стеной без швов сплавов или иных мелочей. Он взглянул вперед, куда был повернут корабль, откуда бил яркий свет близкой гигантской туманности, которая, казалось, была в нескольких десятках километрах от базы. На самом деле до нее было несколько световых лет, и это неестественное, мертвое свечение далекой туманности и ближайших и дальних звезд смотрелись грандиозно на фоне черной бездны космоса, которая была практически закрыта красным светом Фауту. Защитное поле «окна» в защитном прозрачном куполе они преодолеют запросто, главное сейчас отсоединить все детекторы и энергоподводы, которые присоединены к верхним частям крейсера. Рядом придушенно пискнул терминал, и шлюз с шипением открылся.
— Живей, — Чистильщик первым вбежал внутрь, и Призраки и Дракон следом. Взломщик вновь заблокировал шлюз.
— Ладно, теперь быстро продвигаемся на мостик, — произнес Чистильщик, разглядывая отсек-переходник, куда они попали, — никуда больше не суемся, чтобы не нарваться на внутренние оборонительные машины… Возможно, экипаж еще не подозревает о нашем местонахождении. Всем надеть шлемы и окуляры, наши лица никто не должен видеть, пока мы не покинем док и сектор. Включить «покров»…

Дракон закинул руку за плечо и надел на голову и лицо черную универсальную материю шлема-маски с прорезями для глаз. Подобная эластичная материя была способна защитить повышенного фона радиации, присутствия токсинов в атмосфере и вообще в любой агрессивной среде, при этом оставаясь легкой и удобной для применения. Герметизировать шлем сейчас не было нужным, и Дракон просто пристегнул нижнюю часть «шлема» к воротнику скафандра. Потом он откинул на бок защитную панель мини-пульта на левой руке и утопил в нем ярко-лиловый клавиш «покрова». Он ровным счетом ничего не почувствовал, и себя он видел так же, как и прежде. Остальные Призраки сделали так же, и Дракон увидел, как они растворились в воздухе, оставив после себя лишь размытый прозрачный силуэт. Дракон накинул на глаза окуляры, и включил их — теперь все кругом приобрело темно-зеленый окрас, но теперь Призраки были видны четкими, ярко-желтыми силуэтами.

— Так, все в норме, — произнес Чистильщик, — начинаем движение.

Отряд стал быстро двигаться к хвосту корабля. Дракон, оглядывая предметы и коридоры с залами в зеленом цвете окуляров, думал, что здесь в полнее могут быть встроены детекторы, способные раскрыть их местонахождение. Но сигнал тревоги не включался, и они двигались дальше.

Внутри было безлюдно и тихо. Похоже, Чистильщик был прав, кроме экипажа на мостике, здесь никого больше не было. Впрочем, полный боевой состав подобного звездолета не мог быть большим, примерно в полсотни человек. Полная автоматизация и развитые компьютерные технологии выполняли три четверти всех работ крейсера. Люди были для постановления задач и контроля их выполнения, редко вмешиваясь в работу всех кибер-систем звездолета.

Отряд благополучно пробрался к лифтам и поднялся в рубку крейсера, представляющую из себя так же и жилую секцию для офицеров и экипажа.

— Отряд, внимание, — тихий голос Чистильщика — ярко-желтого силуэта, выставившего вперед дуло автомата, — стрелять только в случае смертельной опасности… Помните, тут не вооруженные люди. Стрелок и Дракон, держись чуть сзади, у вас не то оружие…

Они стояли перед большой дверью, за которой был «мостик». Дракон, перехватив футляр в левую руку, достал пистолет, прислонившись к стене. Теперь он почувствовал волнение: что, если экипаж окажет сопротивление и погибнет в схватке с Призраками? Ведь тогда они застрянут здесь, не способные покинуть базу, да еще с обвинением в убийстве экипажа крейсера военного флота Альянса… Подобный исход казался Дракону самым не желательным в его поручении…

Дверь с тихим шипением открылась, и Призраки бросились внутрь.

— Стоять! Ни с места! — хриплый голос Чистильщика.

Дракон и Стрелок, прижимающий к боку снайперскую винтовку, вбежали следом.

Дракон увидел ярко освещенное помещение. В центре — небольшое возвышение с высоким креслом капитана. По бокам, у стен — серьезная аппаратура, предназначенная для каких-то расчетных операций. Впереди, у окон был целый ряд управляющих терминалов. За ними сидели несколько человек в мундирах, слева от входа была капсула рулевого. Справа — большой терминал, очевидно, мощный радар с расчетной навигационной картой штурмана. Все сигналы людей из экипажа были не желтыми а красными, так как на них не было «покрова», и Дракон знал, кто из этих людей их возможные, но крайне не желательные цели.

На мостике царила тишина, прерываемая лишь тихим гудением вентиляторов подачи кислорода и шум работающих терминалов и центральной системы корабля.

— Убрать руки с пульта, живо! Никому не дергаться, мы шутить не будем.
— В чем дело? — спросил человек в длиннополом плаще и фуражке, поднимаясь из кресла в центре мостика.

«А вот и капитан».

— Нам нужно ваше судно, капитан. Мы должны провернуть определенную операцию, и Вам и вашим людям я бы не советовал усугублять положение дел… Отряд, снять «покров».

Призраки и Дракон сняли защитные поля невидимости и подняли с глаз окуляры. Дракон оглядел экипаж: люди, одетые в темно-синие мундиры с желтыми нашивками и погонами замерли в своих креслах, подняв руки. Штурман, пожилой человек в светло-синем комбинезоне, так же замер возле своего стола-терминала, настороженно глядя на фигуры в черных скафандрах с оружием наготове. Капитан был молод по меркам офицера — в черном плаще с фуражкой, с эмблемой космического флота, он напомнил Дракону полковника Зёрона. Капсула рулевого была полна тягучей полупрозрачной зеленой жидкостью, в которой замерло тело рулевого — человека, к телу которого были подсоединены многочисленные датчики. На голове был закреплен обруч со сверхчувствительной аппаратурой — при помощи него рулевой мог напрямую общаться с центральной системой компьютера корабля, задавая направление движения. Он никак не реагировал на происходящее на мостике — рулевой всю свою рабочую жизнь проводил в коме, контролируя деятельность звездолета.

— Какого черта?..
— Вы не поняли, капитан? Я всего лишь прошу Вас оказать нам небольшую услугу: слушаться. Нам нужен ваш крейсер и ваши люди. Мы не намерены убивать Вас и ваш экипаж, но если вы не будете провоцировать моих людей.

Капитан молчал, обдумывая слова Чистильщика. Наконец, он произнес:
— Что вы хотите?
— Начните отключение контрольных детекторов на внешней обшивке.

Капитан медленно повернул голову к одному из членов экипажа:
— Приступайте.
— Слон, Эвин — контролируйте их, — негромко произнес Чистильщик. Призраки быстро встали с обеих сторон терминалов, следя за всеми действиями экипажа.
— Мы должны быть уверены, что вы не поднимите тревогу, Капитан. Я и мои люди будут следить за всеми вашими действиями, пока мы не уйдем на достаточно далекое расстояние.
— Уйдем? Что вы задумали?
— Выполняйте, что приказано, — процедил Чистильщик. Капитан крейсера умолк, почти с ненавистью глядя в глаза в прорезях «шлема» Чистильщика.
— Делайте, что говорят, не идите против нас, — произнес Дракон.
— Я должен знать, что происходит, — упрямо ответил капитан, — кто вы?
— А что, так не видно?
— Это абсолютно не важно, капитан, просто мы должны покинуть… Альянс… — выдавил Дракон.
— Это неслыханно!.. Знаете, какие у вас будут проблемы после того, как нас поймают?
— Нас не поймают. И, что самое главное, как Вы подметили, проблемы будут у нас. Вы — всего лишь жертва обстоятельств. Просто слушайте, что говорю я и… этот человек, — Дракон кивнул на Чистильщика, — вот и все.

Капитан вздохнул, опустив голову. Спорить ему не хотелось: несколько стволов с глушителями были весьма весомыми доводами.

— Ну ладно, — произнес он, — вы можете убрать оружие… Отключайте наружные детекторы, — бросил он экипажу. Те, под зорким и внимательным присмотром Слона и Эвина и их автоматов начали свою работу с терминалами.
— Вот так-то лучше, капитан, — кивнул Чистильщик мрачному командиру судна, — возможно, Вы сами позже что-нибудь поймете. Но все же то, что мы затеяли, не должно коснуться Вас и ваших людей… Ни о чем не спрашивайте и ни чего не делайте, просто исполняйте все наши приказы.

Призраки и не думали убирать оружие: было еще рано. Дракон понял, что они будут способны предотвратить любые поперечные действия экипажа вплоть до стрельбы, пока крейсер не отойдет на достаточно далекое от границ расстояние. Расслабляться еще было рано.

Дракон убрал свой пистолет обратно в кобуру, поставил футляр на пол, и подошел к окну. Отсюда вновь открывалась нереальная панорама космического пейзажа. Внизу, вперед уходил гигантский корпус крейсера, выступ орудийной контрольной башни, слегка мешающий обзору. Впрочем, во время движения и боя полагаться надо не на вид с «мостика» а на радар.

— Умник, дуй в башню, будешь контролировать все вооружение, — произнес Чистильщик, так же глядящий за окно, — справишься?
— Конечно, чего там справляться… — Призрак повернулся и быстрыми шагами направился обратно к лифту.
— Зачем это? Неужели ты вздумал отстреливаться от своих же? — тихо спросил Дракон.
— Нет, но подстраховаться не мешает. Если что, пугнем. Обеспечьте безопасный путь моего человека к той башне, — сказал Чистильщик одному из членов экипажа.
— Сколько займет времени отключение детекторов и отсоединение от консолей? — спросил Дракон капитана.
— Минут пять…
— В самый раз, — Дракон вновь повернулся к окну, — не можем же мы здесь торчать целые сутки… Наверняка нас уже ищут на базе.

Экипаж быстро завершил свою работу.

— Детекторы отключены, — сообщил один из них.

«Может, уловка. Мы же ничего не понимаем в этих штуковинах. Вдруг они оставили один или несколько детекторов включенными, и спровоцируют тревогу?»

— Отсоединяйте консоли, потом все энергоподводы, поднимайте защитный экран, короче, выходите из ангара в космос, только живее!.. — произнес Чистильщик.

Работа продолжалась. Призраки, построившись веером позади экипажа, не опускали оружие, и вообще, как показалось Дракону, даже не шевелились. Напряжение не спадало, даже Слон, самый уравновешенный, растерял свою спокойность.

«Долго так продолжаться не может. Одно неверное движение и они откроют огонь. Тогда провал…»

Сзади раздавалось монотонное гудение, которое становилось громче и громче, пока, наконец, не остановилось в своем нарастании. Дракон понял: защитный экран, защищающий людей в рубке от смертоносного импульса энергонно-акроидного двигателя поднят, и сам двигатель уже почти задействован.

— Гравитационная подушка протестирована и готова к действию… Начинаем отсоединение энергоподводов, — сообщил один из работающих за терминалами.
— Валяйте. Отсоединяйтесь и выходите в космос, — произнес Чистильщик.

Еще несколько томительных минут…

Корпус гигантского корабля дрогнул, выходя из захватов консолей. Громкий грохот высвобождающихся тонн металла прокатился по всему ангару, и крейсер, слегка просев вниз, завис в воздухе. Теперь рухнуть вниз, на купол ему не давало лишь включенное гравитационное поле.

Штурман включил встроенный в свой стол-терминал микрофон и произнес:
—Рулевой. Начать движение на предельно малой. Выход из ангара.

Замерший в капсуле человек слабо пошевелился, перерабатывая информацию в сигналы и команды автоматизированным системам и агрегатам крейсера.

Крейсер медленно поплыл вперед, к слабо светящему на фоне красного пятна туманности защитному полю. Дракон увидел, как впереди, на башне медленно движущегося крейсера, зажегся свет.

— Умник, похоже, уже на месте.

Чистильщик включил микрофон.

— Умник, как дела?
— Я на месте. Готовлю системы.
— Давай, только смотри не пальни… Отбой.

Чистильщик вновь повернулся к экипажу.

— Перевести все вооружение на контроль башни. Отключить все автоматические системы наводки.

Дракон, не отрываясь, смотрел, как нос крейсера приближается к колышущемуся защитному полю ангара…

Огромная «труба» каллопсароного орудия, с которого и начинался крейсер, с полыхающим треском коснулась плоского сияющего призрачным синим огнем защитного поля. Треск был негромким, по мере приближения рубки к нему, он возрастал. Орудийная башня с Умником, резко вспоров своим выступом поле, исчезло внутри, и Дракон поймал себя на мысли, что смотреть на это приближающееся марево и знать, что сейчас оно пройдет совсем рядом не совсем приятно. Поле, казалось, поглотило все перед рубкой, и наконец, крейсер прошел через него. Треск резко смолк — крейсер был в космосе.

— Мы вышли, — произнес Чистильщик.
— Теперь берите курс в сторону Копралу, — произнес Дракон, обращаясь к штурману.
— Вы спятили? Изоляцию с этим участком космоса не отменяли…
— Я отменил, — произнес Дракон.
— Чушь. Меня отстранять от службы…
— Делайте, что говорят. Вся ответственность на мне, — не дожидаясь очередной реплики капитана, Дракон вновь повернулся к штурману, — на Копралу, идти на полной скорости.

Штурман, помедлив секунды две, отвернулся к своему навигационному столу-терминалу.

— Рулевой, курс на азимут двенадцать-четырнадцать, — произнес он во встроенный в терминал микрофон, — полный вперед…

Крейсер начал совершать маневр разворота. Панорама за окном стала меняться — свет туманности ушел в бок, и перед крейсером теперь распростиралось абсолютно пустое пространство, с множеством далеких звезд, которые были светилами миров сектора Копралу.

— Рядом с нами два дежурных крейсера, и база-астероид сил Фаутонов… Они могут нам помешать, если база свяжется с ними… — произнес Чистильщик.

Дракон прошел к терминалу в стене, оглядывая аппаратуру.

— Отключите связь, база наверняка будет нас запрашивать на несанкционированный выход в космос… Капитан, у вас здесь есть наружный распространитель сигналов? — спросил он, не оборачиваясь.
— Да, конечно, — мрачно отозвался капитан.
— Включите, будьте добры…

Капитан подошел к терминалу и выдвинул из стены небольшую нишу серебристого цвета.

— Это универсальный передатчик? — поинтересовался Дракон, доставая из набедренной сумки плоский золотистый диск, который дал ему Протосс.
— Да, разработан для всех видов носителей… А в чем дело?
— Для всех, говорите?.. Вот сейчас и посмотрим…

Дракон поместил «певун» в нишу, и задвинул ее обратно в терминал.

— Включайте. Настройте диапазон на самое дальнее расстояние…

Дракон вернулся к окну.

— Ну и что теперь? Как мы доберемся до Копралу? — спросил Чистильщик, глядя вперед на не меняющийся космический пейзаж.
— Осталось лишь подождать, — ответил Дракон, — я не один стремлюсь предотвратить приближающуюся катастрофу, — он повернулся к штурману, — доложите мне о любой активности сигналов Протосса на радаре, как только увидите.
— Что? Так здесь не обошлось и без Протоссов? — тихо спросил Чистильщик, слегка обескураженный подобным заявлением.
— Один из них в заговоре, — кивнул Дракон, — будем надеяться, что его план с сигналами сработает, и он скоро придет…

«А что, если он не придет?..»

Дракон переступил с ноги на ногу, думая, что, наверное, слишком доверился постороннему. Где гарантии, что Судья Коур прибудет вовремя?..

— Мы уходим от базы, движемся в сторону приграничной пустоши, — доложил штурман, — выйдем за границу Альянса через двадцать минут…
— Черт, слишком медленно… — произнес Чистильщик.
— Это максимальная скорость, на которую вы велели выйти.
— Как там база? — спросил Дракон.
— Тревога уже наверняка сработала, или же нас засекли их радары… — ответил капитан, с мрачным видом сидящий в своем кресле.
— Если будут выходить на связь, не отвечать… Отключите связь вообще к чертовой матери, — Чистильщик взглянул на Дракона, — похоже, счет пошел на минуты…

Дракон молчал. Чистильщик был прав — если в скорейшем времени не появиться Протосс, то их задержат. И это еще в лучшем случае: их могут принять за дезертиров, сматывающихся на крейсере в соседний сектор, и дать команду на открытие огня… Неожиданно, в левом окне ярко полыхнуло белое пламя. Кто-то выстрелил из орудий крейсера, дежурившего рядом в космосе у базы. Это означало лишь одно: база засекла несанкционированный выход в космос малого крейсера, и, связавшись другим, дала команду на первый предупредительный. Этим выстрелом им советовали снизить скорость и лечь в дрейф. Этого залпа хватило бы, чтобы полностью испарить одно из морей Кереспи…

— Ого, — Чистильщик выглянул в боковое окно, — предупредительный. В следующий раз пальнут по нам. Похоже, они уже вызывали нас на связь, раз решили открыть огонь…
— Мы уже слишком далеко, — мрачно произнес капитан, — они не способны попасть на таком расстоянии.
— Засек сигналы Фаутонов, — произнес штурман, — идут со стороны своей базы, шесть «истребителей».
— Продолжайте движение, — Дракон переглянулся с Чистильщиком, — зачем они послали Фаутонов?
— Их корабли быстрее… К тому же, возможно, на базе, откуда мы улетели, нет легких звездолетов, способных догнать крейсер…

Дракон подошел к карте-радару, экран которого был включен на терминале штурмана. К центральной зеленой точке, среди сложной структуры обозначения корабля в пространстве и ориентирующих космических тел, Дракон увидел приближающиеся фиолетовые точки. Рядом была поясняющая надпись в непонятном цифровом обозначении, но было ясно: их догоняют. Причем весьма быстро. Легкие звездолеты Фаутонов вряд ли смогут причинить большой вред такой громаде, как легкий крейсер, но их вид кристаллического излучателя, которые были установлены на истребителях, способен вывести из строя основные электронные и компьютерные узлы и системы внутри корабля, что привело бы к разрушению всей системы навигации и управления.

— Сколько им потребуется времени чтобы догнать нас?
— Минут восемь…
— Продолжайте движение.
— Мы можем уйти не дожидаясь Протосса? — спросил Чистильщик.
— Нет, — Дракон мрачно взглянул на него, — я не знаю координат нашей конечной точки.

Дракон теперь мог дать приказ на уход из сектора Своум на акроидном двигателе, сворачивающим пространство в узкий «коридор», и корабль в заданном направлении мог покрывать гигантские пространственные промежутки за малые сроки. Но что он будет делать в чужом секторе, без точных координат мира «Керан»?..

— Засечены сигналы с неизвестного звездолета Протоссов, — произнес штурман, — двигается нам наперерез с невероятно большой скоростью…

Дракон вздохнул: Коур не подвел.

— Включите голографический проектор связи в режим «прием».
— Это он? — Чистильщик подошел к терминалу штурмана.
— Да, это Судья. Теперь мы почти ушли.

Прошла еще одна минута. Звездолет все дальше и дальше уходил от базы, набирая скорость. Теперь крейсер был развернут носом к далеким звездам соседнего сектора. Судя по радару, да и по виду из окон крейсера, корабль подходил к пустоши, разделяющей оба сектора.

Проектор засветился и под ним появилось изображение Протосса-призрака, так как сквозь него Дракон видел все, что было за голограммой. Изображение было нечетким и иногда пробегала рябь, но Дракон узнал фигуру Протосса в фиолетовом плаще судьи.

— Судья Коур, рад видеть Вас…

«Приветствую, человек. Я, вижу, что ты не отказался от своего предназначения, не смотря на тот раскол, произошедший среди вас, когда в ваших рядах оказался предатель, тот, кто был раньше другом».

— Не совсем… Скорее наставником. Но, впрочем, это не важно. Нам удалось угнать крейсер, как Вы видите, но нас догоняют Фаутоны, и, возможно, они будут стрелять. Что нам делать?

«Приближайтесь на определенное расстояние. Мой корабль несет один из видов полей, способных скрыть ваш корабль от глаз и радаров посторонних. Слизни не станут преследовать меня. После чего следуй за мной — я приведу тебя к нужному миру».

— Штурман, курс на корабль Протоссов, следуйте за ним как привязанный, — произнес Дракон штурману, а когда повернулся к проектору, Коура уже не было.
— Рулевой, курс на объект, помеченный как семь дробь девять. Уравнять скорости и идти на сближение.
— Как там Фаутоны? — спросил Чистильщик.
— Догоняют. Войдут в позицию для эффективного ведения огня через три с половиной минуты… Судно Протоссов снижает скорость и меняет курс, провести корректировку?
— Валяй, — кивнул Чистильщик.

Дракон подошел к настенному терминалу и отключил «певун», больше он ему был не нужен.

… — Судно Протоссов в ста тысячах километров от нас, прямо по курсу. Похоже, что мы вошли в защитное поле Судьи, истребители Фаутонов сбились с курса…

Дракон вновь вернулся к терминалу штурмана.

— Они уходят, — штурман показал на шесть точек. Они и впрямь возвращались к базе.
— Похоже, погоня отменена… Следуйте за Протоссом, не вздумайте менять направление, иначе мы потеряемся. Когда мы войдем в пустошь?
— Через девять минут. Протосс увеличивает скорость…
— Готовьте акроидный движок. Нам потребуется около двое суток чтобы добраться до нужного нам места, идти будем только на нем, — Дракон взглянул на Чистильщика, — это все. Отбой.
— Отбой, ребята, — произнес Чистильщик, и первым снял с потного лица «шлем-маску», тут же доставая сигарету и чиркнув зажигалкой. Остальные Призраки так же вновь вернули «шлемам» форму капюшонов и откинули их на плечи.
— Акроидный импульс готов. Все защитные экраны подняты.
— Включайте.

В недрах крейсера ожил дополнительный генератор. Он должен был уровнять нормальную гравитацию внутри звездолета, когда тот будет нестись сквозь пространство на безумно дикой скорости.

— Акроидный двигатель приведен в действие. Полный набор скорости в трех с половиной последующих стандартных часа, — доложил один из членов экипажа.
— Послушайте, капитан, — Дракон, снимая «шлем», подошел к капитану, который все это время с безразличным видом сидел в кресле. Очевидно, смирился с участью быть заложником.
— Капитан, вы не стали нам мешать, спасибо Вам за это. Но наша работа еще не окончена. Я и Призраки должны осмотреть ваш корабль в поисках полезного, и Вы не должны препятствовать нам…
— Акроидного импульса не хватит, чтобы мы смогли вернуться обратно после двое суток полета туда и обратно, — мрачно заметил капитан, — на обратном пути мы застрянем у границ без топлива, и потребуется как минимум еще сутки, прежде чем мы вернемся к границам Альянса по инерции… И вряд ли нас будут встречать с цветами…
— Это наши проблемы, — ответил Дракон, — за то, что мы собираемся сделать, медали дают. Так что Вас еще может быть повысят в звании… А что касается топлива, то Вы же сами прекрасно знаете, что каждое судно Альянса снабжено необходимым маяком, который мы включим, как только закончиться топливо. Нас засекут и подберут. Не спорю, что сейчас там, на базе, вояки и ваши офицеры космического флота на себе волосы рвут с досады, но я не думаю, что они на столько разозлились, что откроют огонь по крейсеру, не способному маневрировать… Но до этого еще надо дожить.
— Что будем делать с ними? — Старший кивнул на работающих в креслах членов экипажа, — нельзя же их без присмотра оставлять?
— Вот ты с Младшим по очереди здесь дежурить и будете, чтобы они чего тут не учудили. Смотрите в оба — если задумают это корыто обратно повернуть, стреляйте их на хрен, — Дракон понял, что Чистильщик хочет припугнуть лишний раз экипаж, чтобы ни кто не вздумал им пакостить, — Слон, Эвин — можете отойти оттуда, свободны, — Чистильщик хмыкнул, бесцеремонно стряхивая пепел прямо на палубу, направляясь к выходу, — идем расквартировываться, что ли…

Они направились к выходу, уже спокойно, с опущенными в пол стволами автоматов. На мостике, кроме экипажа, теперь остались лишь братья…

Крейсер, находясь под покровом Судьи, покинул сектор Своум, неся на своем борту отряд из сбежавших призраков и экипаж. Протосс двигался к ближайшему звездному скоплению соседнего сектора, до которого было около трех световых лет. Технологии Протосса и Альянса позволяли покрыть это гигантскую пустошь в течение двух стандартных суток.

Приграничная пустыня космоса всегда служила неофициальной границей между секторами Копралу и Своум. За всю историю существования она пересекалась лишь редкими торговыми кораблями. Позже, после объявления изоляции, эту пустошь корабли не посещали годами. Тяжелые звездолеты людей стояли лишь в дрейфе перед этой пустотой, но никогда не заходили внутрь. Фаутоны вообще редко появлялись в космосе, практически безвылазно сидя в своей туманности, а их базы астероиды казались мертвыми камнями — Фаутоны показывались снаружи лишь при учениях. В пустошь было запрещено влетать даже разведчикам. Впрочем, это правило и закон об изоляции распространялись лишь на корабли Альянса, но ни как не на Протоссов. Возможно, что за эти годы их звездолеты пересекали границу, но об этом было никому не известно. И сейчас, глядя, как уверено Судья следует к той точке, известной лишь ему одному, Дракон подумал, что, возможно, Коур уже бывал в том районе космоса, куда сейчас провожает крейсер. Смотреть на пустынную черную бездну прямо перед окнами рубки было неприятно, к тому же, не хотелось мешать экипажу контролировать полет, и Дракон покинул рубку. Что касается членов экипажа, они уже договорились с Чистильщиком о том, что будут нести вахтенное дежурство, поставив все основные системы жизнеобеспечения и полета в автоматический режим. После этого рубку покинули практически все кроме рулевого, который в принципе и не мог этого сделать, находясь внутри своей капсулы, пребывая в коме. Так же там остались братья-близнецы, помирающие со скуки на своем посту. Чистильщик все приказал им оставаться внутри рубки, чтобы ни кто из членов экипажа тайком не поменял курс или не включил какой-нибудь маяк. Впрочем, последнее вряд ли помогло бы: теперь крейсер уже вышел из зоны действия средних сенсоров и радаров баз. Более мощный радар способен запеленговать сигнал маяка крейсера, но не способен различить его просьбу о помощи. Теперь уже Чистильщик опасался другого: как бы братья, намаявшись со скуки, не начали бы поджигать окружающие вещи своими экстрасенсорными способностями к пирокинезу. Сам Чистильщик, хмуро ворча, без дела слонялся по крейсеру, беспрестанно дымя сигаретами и мусоря пеплом. Иногда рубку посещали капитан и штурман. Капитан, смирившись с участью выполнять приказы «захватчиков», просто осведомлялся у близнецов, как идут дела, или делал запись в бортовом журнале. Штурман же просто сверялся с курсом, и вновь уходил. Остальные члены экипажа, видимо, чувствующие себя заложниками, редко попадались на глаза угонщикам-Призракам.

Умник приживался в орудийной башне звездолета. После того, как Чистильщик отдал ему приказ направиться внутрь, он до сих пор не показывался на виду у других Призраков, безвылазно сидя в башне. От нечего делать он залез в главный компьютер крейсера и теперь изучал принцип действия и стрельбы автоматического орудия, ручное управление пушками, листая набор электронных карт внутренних помещений корабля, и ища все то, что могло бы пригодиться при выполнении поставленной задачи. Иногда он выходил на связь с другими Призраками при помощи своего микрофона, что бы поболтать и немного отвлечься от своих схем и инструкций, или же чтобы попросту развеять скуку.

Взломщик, Стрелок, Слон и Эвин как ни в чем ни бывало разговаривали на всевозможные темы, между делом резались в карты, при этом не переставая спорить, у чьей девахи на их последнем курорте на Поядд объем бюста был больше. Наругавшись и наспорившись, они иногда обходили внутренние коридоры и залы крейсера, что бы через несколько часов вновь начать свой разговор с новыми силами.

Дракон понял, что многое изменилось с тех пор, как он нанес свой последний визит в Концерн. Время уже потеряло свой приоритет, словно бы остановившись в этой пустом звездолете, несущимся в черной беспросветной бездне к новым неизвестным звездам. Часы Дракона всегда подводились и переводились от нескончаемых поездок по контитненту-мегаполису и в межзвездных перелетах. Теперь, здесь, в них не было нужды. Но он смутно догадывался, что оно совсем на исходе, но теперь, когда половина задуманного реализовано, нет нужды отсчитывать последние часы, когда он так близок к своей конечной цели.

Дракон старался особо не высовываться. Чем ближе был злосчастный мир, где его ждал Лорд, тем нехорошее предчувствие захватывало его сильнее. Хандра навалилась на него, как никогда. С каждым часом и без того мрачный Дракон становился все хуже и хуже. Словно бы место, к которому они летели, вбирало его силы в себя, и чем ближе, тем больше. Спустя некоторое время Дракон понял, что боится. Страх забирал его силы. Что-то внутри почти убедило его в том, что он, ушедший из под носа спецслужб и Колониальной Милиции, рано надеется на успех. Что он, угнавший крейсер с пограничной базы — неслыханное преступление, не сколько от своей масштабности, сколько по оригинальности — не сможет завершить начатое. Он будет обречен на последнем шаге при выполнении своего поручения. Слишком уж все гладко прошло, слишком все удачно. Судьба не дает таких поблажек просто так. Но теперь отступать поздно. Он уже на пути к выполнению своей задачи, и если он ее не выполнит, то сделает себе лишь хуже, причинит себе еще большую боль. И тогда Дракон-Внутри завершит свою разрушительную работу…

— Чистильщик, это Эвин. Тут Умник на их транспортный и военный модули просмотрел…. Короче, пусть он говорит…
— Командир, я проверил все их системы вооружения и амуницию. Все на месте, четыре челнока, десять легких бронетранспортеров, даже пять бронированных катеров есть…
— А что с вооружением?
— Тут всего полно, хватит на целый полк… От ножей до средних гранатометов…
— Ладно, оружие у нас есть, не к чему еще это растаскивать… Я просто хотел быть уверенным на счет транспортных судов.
— Как минимум один из экипажа должен уметь управлять подобной штуковиной.
— Хорошо, позже найдем и водилу для челнока… Отбой.

Дракон прошел в столовую, понимая, что сидеть на одном и том же месте нельзя. Полет близился к завершению, хотя время в ожидании и напряжении тянулось очень медленно. Он прошел большой пустой зал с длинным столом, куда собирался весть боевой состав крейсера, но сейчас он был пуст. Дракон вошел в небольшое подсобное отделение, где Призраки уже обжились, пару раз перекусив. Возле стола, в тумане табачного дыма, у небольшого аппарата пищевого блока мрачно пыхал сигаретой Чистильщик.

— Кофе? — он взглянул на Дракона узкими щелками заспанных глаз. Тот кивнул.

Дракон сел за стол, пока Чистильщик, тихо ругаясь сквозь зубы, возился с блоком. Хотелось спать, и, похоже, подобная проблема была не только у Дракона…

— Разговор есть.

«Ну и?..»

Чистильщик поставил перед ним пластиковый стакан с черным дымящимся напитком.

— Давай на чистоту, какого хрена… Нас ни кто не слышит.

Дракон взглянул на Чистильщика. Тот стоял, облокотившись на соседний стол с пищеблоком, держа в руке стакан с кофе.

— Это ты разнес Концерн?
— Ты же у нас телепат, тебе лучше знать…
— Я и в правду узнал это, увидел в твоих мыслях тогда, на Кереспи… А спросил, что бы знать точно. Так это ты?

Дракон кивнул, обхватив ладонями горячий пластик стакана. Чистильщик молчал.


— Долбаные полеты… — наконец произнес он, — никогда не высыпаюсь при перелетах. Солнце встало — утро, солнце село — вечер. А тут ни хрена не разобрать.
— Похоже, что ты даже не удивлен… — помолчав, произнес Дракон, немного обескураженный тем, что Чистильщик все же догадался, кто тот неизвестный убийца.
— Чего тут удивляться? Я видел парня, который поймал пулю промеж глаз и остался жив, и слышал о ребятах, которые своим подсознанием могли ловить сигналы орбитальных спутников и телеканалы на других планетах. Тут уж разучишься удивляться… Больше об этом никто не узнает. Можешь быть спокойным…
— Меня немного настораживает то, что вы так легко согласились на столь опасное дело…
— Знал бы ты, что мы пережили за все эти годы, — зло прохрипел Чистильщик. Дракон бросил на него взгляд исподлобья: Призрак смотрел прямо пред собой, словно бы пытаясь силой своего взгляда разбить стекло широкого окна напротив, за которым была пустая столовая.
— …Конечно, когда мы потом все встречались на всяких курортах, об этом никто тебе не рассказывал. В увольнительной о чем угодно — только не про Секретные Отделы… Ух, какая же хреновина одна там сплошная!.. Вот так и прожили эти пять лет без тебя. Каждый день сплошной дурдом. Телепаты, ясновидцы, пироманьяки, жгущие своими мозгами все, что видят, подборка ребят, которые способны рассчитать за пару секунд траекторию полета зонда вокруг такой-то долбаной планеты, и еще дюжина, спокойно, сложив на груди руки, двигающие свей силой волей шкафы и автомобили. И потом среди них оказываешься ты… Черт, я свой первый день в Отделах как сейчас помню. От этих врачей и шизанутых офицеров уже воротило через сутки. Тебе еще повезло, ты просто потренировался, дошел до определенного уровня развития, и свалил в эту организацию. Представляешь, потом тебе ребята даже завидовали, и в открытую, и я кое у кого в мыслях прочел… Хреново же быть телепатом. В мозгах у чужих людей как у себя по квартире шастаешь, все на виду, все знаешь… Причем ведь сам-то знаешь, как это фигово, все равно как подглядываешь, как извращенец какой-то, а ничего поделать нельзя. А еще эти врачи ведь специально испытания устраивают, залезь в башку к одному, к другому. А еще на этих экспериментах… — Чистильщик зло припечатал окурок в пепельницу, — когда в начале тебе внутривенно столько всяких препаратов наколют, что уже иногда сомневаешься, настоящая ли кровь уже внутри течет, или это разноцветное дерьмо. Когда с тебя десятый пот сойдет, пока через мозг эти псионические волны пропускают, а ты лежишь на столе и думаешь, лишь бы не спятить. И товарищ по соседству бубнит: ты, мол, лежи спокойно, когда эти гады через тебя целым скопом проходят, тогда не так чувствительно. Не так чувствительно… По мозгам как кто-то ножом шкрябает… Единственное, что помню, как потолок перед глазами где-то высоко-высоко туда-сюда гуляет. И лежит так на столах в огромном зале целый взвод таких же счастливчиков, с телепатическими способностями. У каждого к башке датчиков с дюжину. А потом среди всех нас ходит в белом комбинезоне такая высокая вонючая сука, которая только и знает, что приговаривать «думайте сильнее, думайте сильнее!»… Понял, почему наши так легко согласились с тобой на это дело пойти?

Дракон молчал, слушая Чистильщика.

— Вот так-то. Чтобы несколько деньков выиграть, отойти от этого поджаривания изнутри. Я как тебя услышал, про этого Лорда, сразу же подумал «пора уже вылезать на хрен». Ты дал нам шанс… И про патриотизм мне не надо говорить… Какого хрена вытворяют эти ублюдки, если у меня дар читать и смотреть образы в башке других? За это я должен любить Альянс?..
— Вот, значит, как… Хреново.
— ..Хреново? И это все? Черт, Дракон, ты всегда отличался немногословностью, но сегодня побил все рекорды… Еще как хреново. Это обычные солдаты и матросы способны голыми руками порвать врага лишь за то, что будут знать, что после их смерти их семьи не подохнут с голоду. Нам же ничего не светит. Нас ни где нет. Мы «мертвы». Когда мы умрем о нас никто не вспомнит, и лишь при жизни нам с интересом и любопытством прожаривают импульсами пси, накачивают всякой дрянью и изучают, как лаборантских крыс. Так-то, Дракон. Мы несем в себе проклятый дар невероятных способностей, благодаря которому попали в этот прекрасный ад перед лужайкой с деревьями и свисающими вниз штандартами…

Чистильщик смолк. Дракон понимал его. Еще несколько месяцев назад его самого начинало воротить оттого, что он делает. Основная часть этих несдержанных мыслей, полных отчаяния и брезгливости ко всему, что есть в этом мире. И в первую очередь к себе. Когда ты утром спокойно, с непробиваемым холодностью напяливаешь костюм с иголочки, сияющие ботинки, прячешь внутрь пиджака, как холодного скользкого гада, шнур-удавку, берешь в руки черный кейс и ноутбук и, выщелкнув в рот освежающую конфету, спокойно отправляешься убивать неизвестных людей — конечно, легко сорваться. Призракам тяжелее — Дракон на своей шкуре испытал основные тесты и методы проявления экстрасенсорных способностей со стороны Секретных Отделов. Впрочем, он не был там все это время, может, он даже и не догадывается, каково это, вот так, каждый день… Но как быть иначе?.. Это жизнь. И как бы не было фигово, нужно мириться, в любом случае. Никому и никогда еще не жилось легко и свободно… А если и жилось — то совсем не долго, потому что такая жизнь явно не шла в руку с жесткими законами Альянса. В конце концов, для этого существовал Концерн…

За ухом Дракона пискнул вызов передатчика, и он включил микрофон.

— Это Дракон.
— Дракон, это Старший. Тут на связи этот Протосс, просит подняться.
— Понял, сейчас подойду, конец связи, — Дракон поднялся со своего места, выключая микрофон, — пошли, Судья хочет нам что-то сказать…

Они покинули столовую и прошли к лифтам, ведущим в рубку.

В рубке был в сборе весь экипаж. Кроме братьев здесь были и все Призраки, кроме Умника. Под проектором вновь светилось расплывчатое изображение голограммы Протосса. Дракон увидел, что за бронированным окном рубки уже совсем иная картина: звезды, которые еще перед отлетом были далеко впереди, теперь уже были рядом.

Дракон обошел проектор и замер перед изображением Судьи.

— Я здесь.

«Мы уже совсем рядом», вновь ожил мыслепоток, передаваемый через излучение проектора вместе с изображением, «теперь я расскажу тебе о мире, куда ты прибудешь. „Кэрен“ является планетой с пригодными условиями обитания на ней людей. Наши корабли, еще до того, как наш флот покинул сектор Терран, бывали на той планете. Похоже, что ваши истинные враги присмотрели это место, как идеальное для расположения на нем существа, которое будет направлять тысячи гибридов на территории вашего государства. Это пустынные и мало исследованные земли, что обеспечило неизвестным максимальную скрытность, спрятав существо от посторонних глаз. Впрочем, технологии Альянса позволили вычислить его, и вот мы здесь. Твоя цель на одном из маленьких островов гигантского моря. Я передам на борт вашего корабля нужные координаты того архипелага, после чего, ты и твои люди должны спуститься вниз. Мои сенсоры не засекли ни одного постороннего источника сигналов Протозергов, кроме импульса существа, идущего из под земли на том острове. Кроме этого я засек неизвестные сигналы Терранов, но они не многочисленны. Итак, я выполнил свое обязательство — я привел тебя к нужной цели. Как только мой корабль остановиться, вы должны будите остановить и свой. Помни, что мы прибываем на чужую территорию, и дальние сенсоры уже засекли множество отдаленных сигналов гибридов в соседних системах. Меня пока не могут различить, но рано или поздно существо будет способно увидеть мой корабль на орбите, так что после того, как вы спуститесь на поверхность „Кэрена“, поспеши, иначе будет поздно… Это все»

— Спасибо, Судья, как только мы закончим и вернемся, мы свяжемся с Вами… Еще раз спасибо за помощь.

«Да сохранит тебя фортуна», — голограмма исчезла, и мыслепоток прервался.

Дракон подошел первым делом к терминалу штурмана. Тот указал на звездную карту, и Дракона охватило неприятное чувство при виде совершенно незнакомой звездной карты чужого сектора.

— Мы входим в сектор Копралу, — пояснил штурман, — движемся к вот этой системе. Наша цель — пятая от звезды планета…
— Сколько нам еще лететь? — спросил Дракон.
— Тормозные двигатели включены уже четыре часа, мы постепенно выключаем акроидный двигатель, — ответил капитан, сидящий в своем кресле, — через шесть часов выйдем на орбиту…
— Ну так что сказал Протосс? — Чистильщик закурил, глядя за окно.
— Он передал координаты нашей высадки на центральную систему крейсера, — Дракон повернулся в сторону ряда сидящих за терминалами членов экипажа, — кто-нибудь, проверьте… Сказал, что его датчики улавливают сигналы людей с поверхности планеты, а сигналы иных Протозергов лишь из соседних звездных систем. Сказал, что существо находиться под землей, на одном из островов архипелага, куда мы прибудем…
— Есть полученные координаты, — сообщил первый помощник, — выдаю голографическое изображение на проектор.

Вновь засветился призрачный свет на том месте, где только что был Коур, только теперь вместо Протосса был увеличенная модель пятой планеты той звездной системы, к которой двигался крейсер. Дракон подошел к вращающемуся голографическому «глобусу». Было видна пара больших континентов, но основная часть планеты находилась под водой.

— Послушайте… Это можно остановить?

Шар замер.

— Спасибо, — Дракон указал на красную точку на «глобусе», которая стояла, как он сейчас разглядел, на маленьком скоплении островов в северном полушарии планеты. Шесть маленьких неприметных точек на темном фоне, обозначающих море, которых только эта красная точка, указывающая конечный пункт, выделяла их на фоне метровой голографической модели неизвестного мира.
— Приступайте к вычислению траектории полета и выхода на нужную точку орбиты для спуска транспортного средства к этой позиции, — капитан крутанулся в кресле от голограммы к ряду работающих людей.
— Кстати, о спуске, — Чистильщик обернулся к капитану, — мы знаем, что один из ваших людей может управлять транспортным челноком.
— Это я, — бросил через плечо один из экипажа, — нужна помощь?
— Конечно. Через несколько часов спустишь нас на поверхность…
— Командир, не думаю, что мы должны спускаться вот так вот, прямо под носом этих Терран, — вмешался Взломщик, — они наверняка наблюдают за этим Лордом, и будут защищаться. Вполне возможно, что там есть какой-нибудь мощный радар, способный засечь любую угрозу извне.
— Взломщик прав, — согласился Эвин, — если это изолированный от иных планет мир, где находиться как бы правитель этих гибридов, он должен быть хорошенько защищен различными системами безопасности.
— Ну и что вы предлагаете?
— Спроси у Умника, он наверняка должен соображать в этом…
— Точно… Умник уже наверняка порылся в центральной системе, что бы найти что-то полезное… Он уже связывался со мной, доложил, что нашел в транспортном и военном модулях. Займемся подготовкой сейчас, чтобы не дергаться перед выходом на орбиту…
— Пошли тогда в транспортный модуль, — предложил Дракон, — там все и обсудим… Вызывай туда же Умника, и ты, пилот, тоже пошли, без тебя тут справятся…

Человек, назвавшийся пилотом транспортного челнока, поднялся со своего места, взглянув на капитана. Тот мрачно кивнул, и он пошел вместе с Драконом и Чистильщиком.

— Умник, это Чистильщик. Выходи из свой орудийной башни, подходи к транспортному модулю, — Чистильщик отключил передатчик и взглянул на Дракона, — все, уже подлетаем к месту. Быстро время пролетело…

Дракон думал об этом же. Весь полет, который растянулся надвое суток, прошел как в тумане. Казалось, они никуда не неслись с бешеной скоростью, торча на одном месте во времени и пространстве, но лишь когда он сейчас взглянул на звездную карту на терминале штурмана, он понял, что их путешествие уже подходит к концу, казалось бы, только начавшись. Вести были все хуже и хуже: они в чужом секторе, кругом сигналы Протозергов, а мир, куда они должны были прибыть, контролируется местными людьми. Казалось совершенно непонятным, что им делать дальше, чтобы довести дело до завершения, не потревожив ближайшие скопления противника.

Транспортный модуль располагался в нижних секциях — на самом трюме корабля. Это был большой зал, максимально автоматизированный и готовый в любое время самостоятельно привести в действие любой вид транспортного средства, находящегося на борту звездолета.

Умник стоял перед одним из челноков, задумчиво разглядывая большую махину, подвешенную на двух консолях, с открытым люком пилота, куда вела лестница. Это был небольшой вид транспортного средства доставки, напоминающий своей формой больше снаряд. Передняя часть, где должна быть кабина, была просто закрыта броней, без всяких смотровых лобовых окон и резких углов. Подобная конструкция позволяла совершать спуск через плотные слои атмосферы намного быстрее, превращая этот процесс в практически падение вниз с неимоверной скоростью. Поэтому нос челнока представлял из себя цельную броню, способную противостоять тому страшному перепаду давлений и температур, которые погубили не мало летательных аппаратов до изготовки подобного сплава.

— Ну, что у вас? — повернулся он к идущим к нему Дракону, Чистильщику и пилоту.
— Наша точка прибытия — на одном из островов на поверхности планеты, к которой мы летим, — произнес Дракон, — там засели небольшие силы местных… Похоже, охрана и ученые, контролирующие Лорда. Возможно, что у них есть все средства защиты и обнаружения посторонних, так что надо решить, как мы будем проводить высадку…
— Вполне вероятно, раз уж у них там небольшое укрепление, то лететь в открытую с орбиты на прямо на поверхность острова полное самоубийство, — Чистильщик оглядел челнок, — как ты сам мне говорил, здесь есть катера, для высадки на воду. Воспользуемся одним из них. То есть: пилот высаживает нас на поверхности моря, недалеко от нужного квадрата… Оттуда ты довезешь нас до нужного острова… Ты ведь проходил курсы вождения военных транспортных средств. Справишься?
— Еще бы, — Умник небрежно хмыкнул, неторопливо шагая в сторону, — я уже изучил всю технику на борту крейсера, освежил старые данные…
— Ну вот и отлично, — Дракон повернулся к пилоту, — похоже, что этот челнок подойдет в самый раз. Можешь приступать к проверке и тестированию систем.
— Сделаю, — пилот тут же направился к челноку.
— Думаешь, им можно верить? — помолчав, спросил Дракон у Чистильщика, глядя, как пилот резво поднялся по лестнице и исчез внутри челнока.
— Я уже пробовал прочитать их мысли, несколько раз, после нашего захвата их посудины, — Чистильщик закурил, — все в норме. Похоже, они решили сотрудничать. В случае чего — свалят всю вину на нас.
— То есть на меня, — подвел итог Дракон, — но меня это мало волнует, по крайней мере, сейчас. Нужно остановить Лорда и уйти обратно, вот и все…

Дракон включил передатчик, обхвативший ухо у основания кольцом, и ко рту вновь выдвинулся ус с маленьким шариком микрофона.

— Эвин, это Дракон. Дай мне связь с капитаном.
— Угу, сейчас…
— Я слушаю, — голос капитана судна загремел под потолком, усиленный невидимыми динамиками.
— Капитан, прикажите вашим людям подготовить к погрузке на борт челнока номер… — Дракон взглянул на борт замершей в стальных захватах машины, — номер два бронированного катера.
— Какого именно?
— Без разницы. Главное чтобы смог довезти нас до необходимого места с расстояния в десяток километров. Сколько времени это займет.
— Успеем к подлету. Заправить и зарядить оружие на катере не составит труда.
— Тогда отбой.
— Как скажите, — голос утих.
— Ну все… Теперь есть время, чтобы немного отдохнуть… — Умник побрел к выходу.

Машины транспортного модуля начали оживать. Заключительная подготовка к высадке на новом неизученном мире началась.






…Поле, затормаживающее движение крейсера, теряя встречное сопротивление той инерции, развитой импульсом, постепенно выключалось. Звездолет вошел в звездную систему, где находился мир «Кэрен», являющийся его целью. Корректировочные двигатели, дюзы которых располагались по всему корпусу судна, начали уравнивать курс по высчитанной траектории, благодаря которой корабль смог бы достичь пятой планеты без лишних расходов энергии и топлива. До прилета оставались считанные часы, за которые тормозное поле должно было полностью рассеяться, предоставив звездолету возможность дальнейшего движения по инерции и по воздействию гравитационных полей.

Судья Протосс двигался уже не в десяти тысячах километрах от крейсера, а совсем рядом. Теперь автоматические системы навигации звездолета людей не нуждались в помощи по наведению на необходимый пространственный азимут. Но защитное поле, которое все это время держало крейсер под «покровом» все еще было необходимо. Это и впрямь были брошенные приграничные миры систем, принадлежащих сектору, в котором совсем недавно бушевала разрушительная космическая война. За пределами действия датчиков и мощных радаров обеих кораблей царила полная неизвестность, которая лишь сравнивалась и сопоставлялась мертвому безмолвью опустошенного района космоса. И в то же самое время, казалось, где-то рядом таятся невиданные илы противника, созданные для своей единой цели в этой Галактике — «чистки» поверхности миров. Скоро они дадут о себе знать…

…Сегодня страх, смешанный с каким-то отчаянным тоскливым ощущением обреченности, был внутри. Дракон устало смотрел вперед, и от неподвижности на его плечах и голове выросли белые холмики снега, все так же оседающего с несоизмеримых высот. От этого однообразного мельтешения начинали болеть глаза, и он их закрыл, ничего больше не ощущая, кроме как едва ощутимого покалывания холодных снежинок. Хотя никаких снежинок не было — всего лишь его убежденность в том, что они существуют на самом деле, давала это неприятное ощущение реальности происходящего.

— Ты думаешь, что ты способен остановить существо?

Вопрос, заданный двойником, никак не вязался с последним кошмаром, где преследующее его создание загнало его в свою же собственную пасть.

— Я должен.
— Погибнуть по особенному?..
— Не знаю. Я просто должен. Уничтожить то, про что я узнал совсем случайно. Какая разница? Тебя даже не будет рядом, когда я сделаю…
— Я всегда рядом.

Голос двойника жутким, нечеловеческим ознобом темной непроглядной зимней ночи продрал вдоль позвоночника, заставляя расправить плечи. Дракон не открыл глаз, и даже не понял, что его так испугало в этом ответе. Да, чудовище всегда тут. Но оно молчит, когда жизнь настоящего Дракона висит на волоске.

— Я понял… Конечно же, когда погибну я, исчезнешь и ты…
— Точно не знаю… — голос создания был неуверенным и печальным, и это пугало и настораживало еще больше. Дракону казалось, что Дракон-Внутри впереди, совсем рядом, в двух шагах, огромная нависающая черная туша чудовища с сияющими красным огнем глазами, разевает пасть, с острыми, как бритва, зубами. При этом оно шепчет в его голове печальным, заунывным голосом, ожидая, когда он наконец, не выйдет из ступора, чтобы с ревом обрушиться, смять, сожрать, разбрызгивая кровь дымящуюся на свежевыпавший снег, влезть в его пустую кожу и стать им самим. От этой догадки Дракона словно бы парализовало на месте. Тоска и страх смешались в единое месиво. Он не открыл глаза.

«Печальное чувство вины и печальная жажда крови… Это что-то новое…»

— Отступать уже поздно… — говорил Дракон в морозный воздух, уже словно бы различая во тьме, под веками, образ твари, открытая пасть которой уже нависла в нескольких сантиметрах от его головы, — Теперь, как в том сне, помнишь? Когда я бежал к свету, а оказалось, что бегу во мрак, преследуемый тобой… Только вперед.
— Даже если впереди я?
— Впереди не ты, другое. Жизни других важнее судьбы одного…
— Но жить все-таки хочется.
— Еще бы. Пусть даже с тобой. Страх и чувство самосохранения — едины, неразъемлимая штука, как мы с тобой. Одно и тоже…
— А смерть?
— Чушь. Я уже хочу, чтобы она пришла. Лишь бы не слышать тебя, — зло процедил последнюю фразу Дракон, уже где-то в глубине души желая, чтобы создание не тянуло, что бы уже стало им… Лишь бы все закончилось.
— Но ведь смерть — это пустота. Абсолютная тьма.
— Ну и что.
— Хорошо. Посмотри вперед. Открой глаза.

Дракон почувствовал тяжелое сердцебиение — вот оно. Сейчас, сейчас все кончится. Титаническим усилием воли он заставил себя открыть глаза.

Дракона-Внутри не было.

Впереди, во мраке зимней ночи, что-то неярко мерцало. Серебристый, приятный свет, который становился все ярче и ярче.

— Смотри.

Дракон покрутил головой, стараясь разглядеть чудовище. Высоко над собой, откуда падал снег, он увидел кружащие огоньки его глаз. Дракон-Внутри парил над ним, словно бы стараясь не упускать из виду ни его, ни то, что освещал серебристый свет.

Дракон сделал несколько шагов вперед, глядя на то, что возникло далеко впереди. Он не смог понять, что он видит.

В сияющем серебристом свете, который исходил из пустоты мрака, что-то беспрестанно кружилось в непонятном хороводе, какие-то блестки, какие бывают на масках несбывшихся праздников, или словно бы пепел сгоревших фотографий, который из цветных снимков превращались в горелые завитушки в ленивом пламени мусорного ведра, позже рассыпаясь в черные скрипящие под пальцами куски потерянной памяти…

— Что это?
— Прах.
— Чей прах? — тупо спросил Дракон пустоту, хотя ему уже было все понятно, и холод внутри его сравнялся с холодом зимы.
— Твой, — спокойно заявило чудовище.

Дракон резко обернулся, почувствовав движение и услышав далекий, непонятный, но знакомый звук. Чисто инстинктивно он вскинул руку в черной перчатке, в которой был зажат нереально сияющий пистолет… Неожиданно пространство словно бы затрепыхалось, пошло волнами, и Дракон понял, что что-то происходит…

— Это не я… — прошелестел Дракон-Внутри.

«Откуда пистолет? Я что, стоял тут все это время с ним в руке?..»

Перед ним было зеркало. Всего лишь большое черное зеркало, в котором он все же четко и ясно увидел самого себя. Не смотря на темень, Дракон увидел, что в черной поверхности двухметрового зеркала отражен лишь он сам, но не снег и не сияющее позади серебряное свечение. Лицо, перекошенное ненавистью. Глаза, с холодным и безразличным огоньком в глубине. Упрямо сжатые губы.

«Неужели это я?..»

Время было медленным, но Дракон был уверен, что все это происходит в течение одной секунды. Он не мог повлиять на исход — он словно бы потерял контроль, действуя уже по внутренним законам убийцы. Теперь он мог лишь наблюдать, хотя он силился остановить свою руку, понимая, что немыслимо стрелять в… самого себя. Но было уже поздно — Дракон с неким оцепенением глядел, как его зеркальный двойник вскидывает руку с пистолетом. Время уменьшило свой бег в еще несколько раз, словно бы стараясь продлить последний момент как можно дольше. Рука с оружием уже почти наведена прямо промеж глаз своего собственного отражения. И снова раздался непонятный звук, уже громче.

«Стоп-стоп-стоп!.. Нельзя… Это же я сам!»

— Это не я…

«Да я знаю, что не ты…»

Палец утопил курок, и выстрел в свое отражение грянул взрывом лопнувшего зеркала.

Дракон шумно вдохнул, открывая глаза. Снова тихо запищал зуммер вызова связи. Он поднес руку к передатчику.

— Это Дракон…
— Ну ты чего, уснул, что ли?..
— Угу…
— Давай в модуль транспортный дуй. Бери все вещи — мы выходим. Отбой.

Голос Эвина смолк. Дракон поднялся с узкой кушетки. Вот теперь пора.

Дракон накинул через плечо ремень генератора кислорода, перекинул через плечо шланг с кислородной маской. Потом — увесистый генератор маскировочного поля, подсоединение нескольких разъемов к мини-пульту на левой руке.

Он подошел к низкому и неудобному столу, где лежал футляр. Открыв его, он достал из него свое энергетическое ружье, и четыре плоских батареи к нему. Одну из них он подсоединил к своей нише в прикладе, остальные разместились в небольшой набедренной сумке. Достав из кобуры пистолет, он с трудом поборол желание достать магазин, и проверить, на месте ли тот патрон… который он выпустил в то проклятое зеркало своих кошмаров.

«Да это же просто сон».

Он снял пистолет с предохранителя и убрал обратно в кобуру. Вот теперь можно идти.

Перед выходом он умылся, вглядевшись в свое отражение на маленьком тусклом зеркале на стене.

«Ерунда. Я — это я. Хватит, меня ждут»…

Дракон, взяв свое оружие, вышел в коридор казарменной секции крейсера, направившись к транспортному модулю. Сон не выходил из головы.

«Похоже, тварь перестала контролировать сон… Выстрелил в зеркальное изображение… Неужели простое сновидение?.. К чему приснилась такая чушь? А хотя плевать. Еще и не такая ерунду видел. Пора задуматься над предстоящим делом. Я должен остановить организм Протозергов, направляющего все эти армии.»

Он спустился в транспортный модуль. Теперь челнок, с погруженным внутрь катером, был передвинут консолями, и теперь он висел над небольшой шлюзовой прямоугольной «ямой», к его открытому погрузочному шлюзу был приставлен трап.

Призраки были здесь же.

— Дракон, ну нельзя же так, до вылета считанные минуты а ты там дрыхнешь, — осторожно сказал Эвин, который вместе с Взломщиком стояли у отгороженного края шлюза.
— Я просто задремал, — подходя, отозвался Дракон, — ну, как подготовка? Закончили?
— Угу, — отозвался Взломщик, — сейчас Чистильщик из рубки с братьями вернется… И вылетим. Умник и пилот челнока уже на местах.

Дракон взглянул через ограждение вниз — десятиметровая широкая яма заканчивалась защитным полем, которое отсекало внутренние секции крейсера от космоса. Там, за слабым переливчатым волнением поля, была видна медленно плывущая поверхность планеты, с завитушками атмосферных вихрей.

«Черт, уже так близко».

— Мы почти над тем квадратом, куда нужно будет спуститься, — произнес Взломщик, так же взглянув вниз, — надеюсь, эти Терране не имеют достаточно мощных радаров, способных увидеть Судью… Не хотелось бы лететь вниз, зная, что там нас ждет горячий прием…
— Дракон, что у тебя с физиономией? Как будто готов целый полк порвать…
— А мы что, на отдых летим? — мрачно отозвался Дракон, мельком взглянув на Эвина, — поскорей бы это все закончилось…

К ним шли Чистильщик и братья.

— Все в сборе?
— Можем вылетать…
— Ладно, я еще раз предупредил капитана, чтобы он не рыпался после нашего отлета. Мало того, что он нас тут бросит, так еще и сами сдохнут.
— Как мы вернемся назад? — спросил Стрелок, стоящий у трапа у выхода из грузового отделения челнока.
— На катере должен быть маяк, после того, как закончим, просто включим его, и они спустят челнок. И вообще, давайте внутрь, если мы хотим еще хоть куда-то попасть, то нужно вылетать сейчас же. Крейсер выйдет из необходимой нам безопасной точки с орбиты через три минуты.

Призраки быстро поднялись внутрь по трапу. Внутри челнока, в полумраке Дракон разглядел шестиметровое гладкое черное тело катера, установленное на двух гладких полозьях, носом в сторону открытого шлюза. По своей конструкции он так же напоминал сам челнок, занимая почти все грузовое отделение в длину — никаких резких углов или узких окошек или хотя бы бойниц. Дракон, проходя к небольшому люку на боку этой длинной остроносой машины, в которой было нечто хищное, подумал, что, наверное, все оружие катера находится под броней в своих нишах. Крупнокалиберные пулеметы, возможно, стационарный энергомет или лазер, даже прожектор и камеры наблюдения — сейчас все это было внутри обшивки этой машины, отвечающей первым делом за быструю и надежную доставку боевого отделения на берег.

Внутри было посветлее, но не очень просторно. Из-за толстой брони и обшивки здесь был лишь узкий коридор по всей длине корпуса, с идущими вдоль бортов креслами на двенадцать человек. Место для водителя, роль которого исполнял Умник, было в кормовой части, и сейчас небольшой проход, отделяющий кабину от транспортного отделения был открыт.

Чистильщик захлопнул люк катера.

— Умник, запирай, — громко произнес он в сторону открытого хода, и сел в первое же кресло. Остальные Призраки в полной боевой готовности были здесь же. Дракон сел в кресло, спинка которого не создавал проблем, как ему показалось вначале. Она плавно прогнулась внутрь, позволяя нормально сидеть даже с выступающими со спины генераторами кислорода и «покрова». Люк, который Чистильщик только что запер, клацнул тяжелым замком.
— Так, все пристегнитесь, иначе после посадке воевать будет некому.

Дракон и Призраки перехватили себя ремнями безопасности. Дракон положил ружье на колени, и откинулся головой на специальную подушку, закрыв глаза.

— Пилот, мы готовы, — негромко говорил по рации Умник в своей кабине, — все на борту люк задраен. Можете приступать к выходу из дока.
— Связь с бортовым роботом-консолями почти установлена, идет герметизация внешнего шлюза, — сообщил по радио пилот челнока, — вылет — через полминуты…

Призраки ждали. Напряжение вновь возвращалось к ним, как тогда, когда они брали экипаж для угона.

— Все готово, предстартовый отсчет…

«Осталось немного. Время потеряло свое значение»…

— …Девять, восемь, семь, шесть…

«Я почти у цели».

— … Четыре, три, два, один, пуск.

Сильно качнуло, и дракон понял, что они падают с отпустивших их консолей вниз, на защитное поле. Ощущение не из приятных, но он не успел осознать этого, как челнок вспорол поле, и теперь генератор гравитации медленно уравнивал обычную силу тяжести с невесомостью.

Теперь Дракона преследовала дурацкая мысль, что сейчас одно из орудий, которые он видел тогда, на базе, когда они угоняли крейсер, пальнет им вдогонку. Началась болтанка — челнок уже входил в слои атмосферы неизвестной планеты, и сила тяжести стала наваливаться вновь. Перегрузок не было — все они гасились в носовой части целой сетью специальных полей. Тряска была довольно таки долгой и сильной, Но вскоре все стихло, и теперь челнок продолжал приближаться к поверхности планеты, рассекая воздух перед собой своим носом.

Призраки, сжав зубы, за время всего полета челнока не проронили ни слова; они и сейчас молчали. Похоже, любые важные события они воспринимали настороженно и с опаской, как и тогда, когда они еще летели на военную пограничную базу для угона крейсера. Дракон понял, что его компаньоны, как и он сам, понимают всю важность и опасность этой затеи. Там, внизу, была полная неизвестность…

Полет, казалось, длился нескончаемо долго, пока, наконец, пилот не сообщил:
— Приближаемся к поверхности моря. Я выпущу вас через две минуты, а то и меньше…

«Почти все».

…Челнок прошел над самой поверхностью моря, в десятке метров, натужено ревя корректировочными движками, идя на предельно малой. Шлюз открылся, и челнок медленно задрал нос кверху. Катер выскользнул со своих полозьев вниз, в открытый шлюз, и ухнул в море, подняв столб воды, исчезая в волнах моря…

Внутри транспортного отделения Дракон и другие Призраки навалились на подлокотники кресел, и ремни больно впились в плечо. Катер замер почти отвесно носом вниз — пугающее ощущение продолжения падения в неизвестную черную бездну… Дракон услышал лишь приглушенное бурление воды за бортом и броней, рассекаемой острым носом катера. Но потом катер выпрямился, и теперь в плечо впился другой ремень — теперь все перед глазами перевалилось в другую сторону…

Через несколько секунд катер выскочил на поверхность, как пробка, и закачался на волнах неизвестного моря неизвестной планеты. Дракон сглотнул — вроде как прекратилось. За бортом теперь отчетливо слышался плеск волн.

— Командир, все в норме, мы на поверхности, веду нас к точке прибытия, — быстро проговорил Умник, и тут же взревели движки катера, сильно качнуло в сторону кабины. Похоже, Умник не церемонился на определение курса и начало разгона. Он сразу же включил полный ход, разгоняя катер до практических «прыжков» по волнам, на ходу разворачивая катер в нужном направлении.

Чистильщик меланхолично закурил, с легким интересом оглядывая лица присутствующих, словно бы видел их в первый раз. Стрелок, сидящий от него справа, напротив Дракона, что-то тихонько напевал себе под нос, но из-за рева двигателей и ускорителей, перешедших почти на свист, нельзя было разобрать даже мотив.

— Умник, сколько нам? — проорал в сторону кабины Эвин.
— Минут за двадцать доберемся.
— Что видишь на камере? — спросил Чистильщик.
— Море кругом, что еще… Вроде как туман какой, или дымка… Больше ни хрена не разобрать.

«Черт, неужели это я двадцать дней назад, за миллионы километров отсюда, сидел в кабинете организации, к которой я был так привязан все эти годы… А теперь?..»

Дракону показалось, будто это не он, а кто-то другой получал инструкции от Хоффа и Зёрона, и вся эго жизнь за этот короткий промежуток времени — от его выхода на последнее поручение до этого момента — казалась прожитой во сне. А если и не во сне, то когда-то очень давно…

Призраки молчали, как убитые. Слон спокойно созерцал осветительную полосу над собой, но другие словно бы превратились в каменные изваяния. И вправду, это монотонное гудение и шум волн, рассекаемых на большой скорости катером, действовали угнетающе.

Снова закрыв глаза, Дракон положил голову на мягкую обивку. Почему-то они сильно болели, наверно, от недосыпания, за весь полет в крейсере он погружался в неприятную дрему всего лишь несколько раз на несколько часов. В последний раз, когда он уснул прямо перед отлетом на «Кэрен», ему привиделся непонятный сон, где, похоже, чудовище потеряло свою инициативу. Что-то случилось. Создание казалось странным в последнее время. Постоянные угрозы и почти что чуть ли не слезные умаления дать ему волю сменились размышлениями вслух о жизни и смерти. Дракон-Внутри боялся, что если он подставиться по-настоящему, то чудовище канет в лету. Он даже раньше не задумывался над этим, выполняя свои поручения с убийственной расчетливостью, меткостью с холодностью и трезвостью ума. Убивая других, он ни разу не становился лицом к лицу с такой проблемой — его собственная смерть. Кажущийся туманным, и неестественным способ избавиться от двойника — сегодня же умереть самому. Другой возможности не будет. Но он потеряет самого себя навсегда. Кажется, сейчас Дракон стал понимать, что означал тот последний отрывок сна, прежде, чем он проснулся. Тот выстрел в своего зеркального двойника, неподвластный влиянию Дракона-Внутри, и взрыв проклятого черного зеркала…

— Мы подходим, — сообщил Умник. Дракон встрепенулся. Кажется, он чуть снова не уснул. Свист ускорителей стих, катер шел на малой скорости.

Чистильщик недовольно покосился на немузыкально мычащего Стрелка.

— Слушай, заткнись-ка, а?

Стрелок, словно бы опомнившись, смолк.

— Осталось немного… Вижу архипелаг, уже отчетливо…
— Что там?
— Все острова какие-то маленькие, тут ни одна нормальная база не поместиться… Я подведу катер к одному из небольших островов, там и осмотримся.
— Только смотри, чтобы нас не засекли… — предупредил Чистильщик.
— Био-окуляры ничего не показывают.

Катер замедлял ход. Наконец, со стороны носа донесся глухой удар, и он остановился. Умник выключил двигатель, и наступила тишина. С глухим чмоканьем разблокировался люк.

— Готово, — сообщил Умник.
— Выходим, — Чистильщик первым отстегнулся от кресла, и поднажав, открыл люк. Внутрь из открытого проема повеяло свежестью и полился слабый свет, запахло озоном.

Призраки выбрались наружу.

Дракон, закрывая глаза от неяркого, но все же сильно по сравнению с внутренним освещением катера света, огляделся, шагая по броне в сторону суши.

«Ну вот мы и на месте».

Катер уткнулся носом в небольшой островок, который можно было шагами измерить. Серая почва, со скалистым витиеватым выростом прямо по центру островка. Но здесь были и иные — на западе виднелся еще один серый кусочек суши, горбом вырастающий из гладкой поверхности моря, по которой расходились волны лишь созданные самим катером. Еще коса суши, в метрах в двухстах от них, и совсем рядом с островком, на который высадились люди, виднелся самый большой остров из этого архипелага. Большая гора, возвышающаяся на сотню метров, с покатыми склонами и срезанной верхушкой.

«Похоже, там моя цель».

Прозрачная вода четко отражала небо, которое приобретало яркий зеленый окрас ближе к горизонту, растворяясь на западе в ярком желтом сиянии местного солнца. Над зеленоватым свечением плыли тяжелые светло-коричневые тучи, из-за которых выглядывали звезды, где небо над головой было черным. Дракон, шагая по гулкой броне катера, вгляделся в воду — она приобретала зеленовато-синий оттенок, и ее прозрачность поражала. Приглядевшись, он увидел недалеко в воде какой-то непонятный серый предмет, и он не сразу понял, что это отражение луны, которая замерла почти в зените, безразлично глядя своим серым круглым диском с едва заметными крошечными кратерами на прибывших чужаков. Порывы несильного приятного ветра, несущего свежесть моря, несли с собой непонятную белесую дымку, словно бы что-то далеко за горизонтом горело, донося до этого места лишь обрывки этого «дыма». Накрапывал мелкий дождик, капли тихо стучали по броне катера и шлепались на плечи и волосы. Дракон спрыгнул с носа катера на сушу. Бесплодная глинистая почва…

— Черт, красиво, — признался Чистильщик, уже стоящий на суше. Умник и Стрелок последними спрыгнули на сушу. Дракон мрачно осмотрелся: да, очень неплохо для мира, где таится существо, предназначенное для покорения его родины.
— Не унесет течением? — кивнул Эвин на катер.
— А оно здесь есть? — резонно заметил Умник, — к тому же, кажись, на мель немного сели… Тут еще постараться придется, чтобы эту тачку обратно в море столкнуть.
— Столкне-ем, — протянул Эвин, с опаской озираясь.
— Смотри-ка, — Младший, который с братом уже осматривали островок, на который они показал ему какую-то штуку. Жестянка, цилиндрической формы, похожая на противопехотную гранату, только… пустая.
— «Пиво Шорл», — прочитал Младший, и отбросил пустую пивную банку обратно на голый серый берег, — там еще две есть…
— Кто-то здесь оттянулся, — ухмыльнулся Взломщик, оглядывая пейзаж неизведанного мира, — итак, это значит, что Терране здесь есть, или, по крайней мере, были. Что дальше?
— Кажется, на эту скалу можно забраться, — задумчиво произнес Чистильщик, глядя вверх, — а ну-ка, всем быть наготове, а мы с Драконом заберемся и осмотримся, что здесь такое твориться…

Дракон и Чистильщик прошли к скале. Похоже, ее уже кто-то использовал в качестве дозорного пункта — здесь было некое подобие тропинки, а пустые пивные банки доказывали правоту этой догадки. Путь наверх был коротким, скала была невысокой. Это непонятное скалистое возвышение, смахивающее на причудливый шпиль, заканчивалась ровной, слегка наклонной на бок площадкой, венчающей узкую верхушку.

Отсюда открывался невероятно чарующая картина чужого мира. Зелено-синее море, тянущееся спокойным, безмятежным зеркалом неба до самого горизонта…

Но отсюда не было видно, что находиться на верхушке главного острова, куда они должны были прийти. Но было видно, что этот остров где-то в километр диаметром, скорее всего, круглой формы.

— Наверное, там под землей их главнее сооружения, — высказался Дракон, пока Чистильщик неторопливо осматривал поверхность главного островка впереди.
— Думаешь, что здесь кто-то есть?.. А, ну да, точно… Протосс ведь так сказал. К тому же, эти жестянки внизу…
— Здесь метров триста до главного острова, — прикинул расстояние на глаз Дракон, — как они добирались сюда, если здесь кто-то был?.. Вброд?..
— Скорее всего, — согласился Чистильщик, сдирая с головы маску с окулярами, — слишком уж хлопотно триста метров на катере гнать или на какой-нибудь летающей тачке лететь, чтобы здесь пивка хлебнуть… А хотя кто их знает…
— Предлагаю попробовать в брод добраться до главного острова, — предложил Дракон, хмурясь от мельтешашего мелкого дождика, — слишком рискованно туда катер подгонять, слишком уж громко… Удивительно, как они нас до сих пор не засекли, движки у катера ревут, как больные…
— Согласен. Раз уж отсюда ни хрена не видно, попробуем так…

Они спустились вниз.

— Пробуем протащиться вброд, — произнес Чистильщик, — всем включить «покров», врубить окуляры распознавания… Наверное, вряд ли здесь глубоко, если острова так рядом… Пошли!..

Члены отряда исчезли под маскировочными полями. Вновь окуляры, и Призраки шагнули в воду.

Дракон осторожно ступал по скользкому дну, держа ружье над головой, несмотря на то, что было мелко — поскользнувшись, пришлось бы купаться всему целиком, и он не знал, как это после скажется на боевых характеристиках энергетического оружия. Он думал, не водятся ли в здешних водах какие-нибудь хищные твари?.. Почему-то это сейчас казалось ему самым главным — дойти почти до конца и сдохнуть на этом потрясающем пейзаже в зубах какой-нибудь бестолочи. Это было немного странно — в воде не отражались ни он сам, ни его товарищи, а прямо сквозь него, через разгоняемые собственным телом волны, было видно отраженное звездное небо. Догадка оказалась верной — единственное глубокое место здесь было по грудь, а в остальном, основную часть пути они проделали чуть ли не по колено в воде.

Островок с катером остался позади, и налетающая дымка иногда скрывала его от глаз. Продолжал накрапывать дождь, капли разводили круги на гладкой поверхности спокойного моря.

— «Покров» не снимать, — скомандовал Чистильщик, когда они выбрались на сушу, — исследуем остров, ищите любые следы пребывания здесь Терран. Держим связь.

Дракон, как и другие, включил передатчик в режим «приема» и побежал вверх по склону, инстинктивно пригибаясь, хотя прекрасно зная, что его никто не видит из возможных посторонних. Остальные Призраки, если судить по ярко-желтым человеческим силуэтам, так же разбежались вдоль линии побережья, обходя центр острова и беря его в кольцо, чтобы позже так же двигаться вверх по склону…

Дракон, пригнувшись еще ниже, залег совсем. Он подозревал, что увидит нечто подобное, но как обычно, все было не так, как хотелось бы.

Это была не гора, а каньон. Скрытая от чужих глаз маленькая база неизвестных.

Дракон переключился с системы наведения на обычные окуляры шлема, и зеленая пелена спала перед ними, вернув все цвета. Прямо пред ним вниз уводил склон, подобный тому, по которому он забрался сюда. А внизу располагалась небольшая площадка прямоугольной формы, смахивающей на посадочную. Люди. Или кто-то, похожий на них. Несколько замерших на площадке часовых, и еще несколько прохаживались по темнеющей от накрапывающего дождя покрытию посадочной площадки базы. Очень массивные, одинаковые коричневые фигуры, полностью закрытые сталью… Два небольших здания незнакомой чужой конструкции… Одно из них, большое, смахивающее на куб, стоящее на нескольких опорах, с прямоугольными окнами и непонятными знаками на боках. Второе, намного меньше, скорее всего было тем самым, чего они так опасались. Небольшое серое здание с несколькими радарами на крыше. Впрочем, это мог быть и не пункт отслеживания, а здание с иным предназначением. Дракон подумал, что если бы их засекли, была бы объявлена тревога, но внизу все было тихо. Похоже, здешние Терране решили положиться на отдаленность и заброшенность этого мира, чем на надежную систему отслеживания… Вход внутрь непонятной пещеры, края которой отделаны стальными перекрытиями. Впереди зиял широкий ход, смахивающий на открытую пасть невиданного чудовища. Дракон почувствовал, как на лице, плотно закрытым маской шлема скафандра проступил пот — ему показалось, что он совсем один, лежит по-пластунски на острове, который, благодаря этому черному ходу внутрь, теперь казался замершим в засаде неизведанным чудовищем. Впрочем, это опять всего лишь воображение, воспаленное бессонницей и потом тем дурным сном.

Лежать на сероватой земле было приятно, мелкие капли едва ощутимо стучали по шлему, спине и ногам. Если закрыть глаза, то можно совсем забыть, что ты на чужой планете, в чужой системе чужого сектора…

«Ладно, не мешало бы осмотреться по подробней»…

Он коснулся передатчика, не отрывая взора от нескольких темных массивных человекообразных фигур, находившихся на площадке.

— Чистильщик, это Дракон. Я на возвышенности, вижу внизу несколько вооруженных людей… Вижу небольшую базу, два сооружения неизвестной конструкции.
— Отряд, всем внимание!.. Все наверх, соблюдать тишину. Полная боеготовность.

Дракон, регулируя масштаб увеличения, осмотрел площадку внизу, используя окуляр наводки, торчащий из лобовой части маски и передающий изображение владельцу скафандра целой системой отражающих элементов, как обычный бинокль. Похоже, сюда прилетали не часто — сейчас асфальтовое покрытие было довольно таки прочным и цельным на вид, не похоже, что здесь очень уж часть садились транспортные корабли. Тогда бы асфальт расплавился, были бы видны застывшие подтеки, но площадка была ровной. Дракон осмотрел одну из фигур, наконец, убедившись, что это все же человек, а не какой-нибудь андроид. Очень массивный, и, наверное, тяжелый скафандр, делающий все движения людей на поверхности какими-то неуклюжими.

«Этим недостатком технологии скафандростроения можно воспользоваться в бою с противником, на чьей стороне перевес. Однако, такую броню, возможно, наш калибр не возьмет».

Дракон увеличил изображение еще ближе, разглядывая оружие Терран. Массивные длинноствольные винтовки, и в этом преимущество было на стороне неизвестных. Такие винтовки с легкостью расправятся с легким скафандром Призрака в ближнем бою…

— Мы на месте, видим врага, — хрипло прошептал Чистильщик в передатчике, словно бы боясь, что его услышат. Дракон вновь включил окуляры распознавания, и вновь остался один цвет — зеленый. Дракон оглядел склоны каньона — там были видны маленькие желтые фигуры Призраков.
— Чистильщик, это Дракон. Вход в основной комплекс, где находиться Лорд, очевидно, в той пещере.
— Понял. Приступаем к уничтожению сил противника… Младший, Старший — закладываете взрывчатку. Младший — большое строение, Старший — здание с радаром. Осторожней, может, там детекторы есть… Стрелок, займи позицию слева от Слона, всем остальным — быть наготове. Дракон, ты лучше не высовывайся, если тебя подстрелят, то операция будет провалена, как обращаться с твоей пушкой и что делать дальше, мы не знаем…
— Понял, жду здесь… — Дракон вновь отключил окуляры распознавания, увидев, как две желтые фигуры — близнецы — побежали вниз по склону, стараясь не столкнуть вниз камни, чтобы их не услышали. Когда он отключил окуляры, вновь пропало зеленое марево, а на том месте, где только что были Призраки, теперь все было чисто. Они не оставляли следов.
— Подобная конструкция скафандра вряд ли удобна в ближнем бою, — заметил Взломщик.
— Возможно, там одна сплошная броня, — произнес Стрелок, — если это так, тогда у нас серьезная проблема.
— Внимание, еще группа Терран, быть наготове, — прошелестел Эвин, и Дракон увидел, как из стороны открытого шлюза пещеры наружу медленно выходят еще четыре фигуры. Теперь на тридцатиметровой квадратной площадке внизу стояло человек десять народу. Что ж, взрывчатка и быстрая точная стрельба снайпера и Призраков могли быстро убрать всех их в течение нескольких секунд. Но что, если внутри пещеры находится что-нибудь помощнее, чем обычная пехота?.. Тогда будет одна надежда на непредвиденные расходы энергии его ружья…

Дождь приятно успокаивал своим тихим шумом, слышным, если только лежать на земле. Дракон мотнул головой, отгоняя дрему.

— Взрывчатка заложена, — сообщил Старший, — может, осторожно убрать половину из часовых? У нас есть парализаторы…
— Отставить, — хмуро отозвался Чистильщик, — все равно большую часть их них взрывами накроет. Возвращайтесь на свои прежние позиции, ждите сигнала к применению детонаторов…

Примерно с минуту передатчик молчал. Дракона мало интересовало то, что происходит на краях каньона и внизу — в конце концов, убрать лишних — это дело Призраков, его задача заключена в другом.

… — Стрелок, бери любую цель. Братья, внимание — как только снайпер снимет первого, активировать детонаторы…

Дракон внимательно следил за Терранами ни площадке внизу.

— Стрелок, давай!..

Где-то рядом раздался едва различимый хлопок, и грохот падения тяжелого бронированного корпуса скафандра был оглушительным в сравнении с ним. Дракон увидел, как упал один из солдат противника у самого входа в подземелье; тут же с ярким сияющим маревом разлилось море огня, полыхнув, как ему показалось, на всю асфальтовую площадку базы. Он животом ощутил удар и вибрацию почвы от взрыва, грохот которого слился со звоном вылетевших бронированных стекол и треском разрываемых радарных установок…

Большое здание Терран было объято огнем, второе, с радаром, было разнесено на несколько больших пылающих обломков. Спустя несколько первых мгновений после стихшего грохота взрывов, слившихся в единую канонаду, сверху с оглушительным лязгом посыпались дымящиеся мелкие обломки — новый дождь брони и изувеченной стали…

И тут же в ответ полоснул треск автоматических винтовок. Оставшиеся Терране, которых не смела ударная волна, наугад палили по склонам каньона.

— Черт!.. — прохрипел Чистильщик, — Стрелка держите!
— Ну и что теперь? — возглас Взломщика, тонущий в практически непрекращающемся стрекоте оружия.
— Огонь… Открыть огонь!..

Дракон вновь активизировал окуляры распознавания — что-то случилось. Он увидел — внизу, у склона лежал желтый человеческий силуэт.

«Кого-то подстрелили…»

Призраки открыли ответный огонь, короткими и прицельными очередями поражая оставшихся противников. Тихое хлопанье глушителей автоматов заглушалось беспорядочными криками и падениями тел в тяжелых жестких скафандрах.

— Вижу дополнительное подкрепление! — тревожно прокомментировал Младший новые силы Терран. Дракон увидел, как из входа в комплекс, на взрывы и шум боя, выбежало еще с десяток человек в коричневых скафандрах. Эти уже были готовы к схватке: они не топтались на открытом месте, используя большие развалины от уничтоженного здания с радарами, как прикрытие, иногда постреливая вверх, и тогда пули с заунывным воем проносились в звездное небо, или же с визгом взрывали своими носами сырую серую землю. Дело принимало нежелательный оборот…
— Вперед. Не давайте им высунуться, — произнес Чистильщик. Дракон увидел, как желтые фигуры Призраков, находящихся под покровом, спокойно зашагали вниз, в полный рост, держа автоматы наготове. Едва кто-то из них видел мишень, он тут же поражал ее, стреляя от живота.

Лежать здесь дальше было лишено смысла. Дракон поднялся, перехватывая ружье, и тоже побежал вниз, несмотря на то, что он был не видим, чувствовал он себя неуверенно. Но он все же крутанул рукоятку подачи энергии на средний уровень, включив «луч», и все-таки слегка пригибаясь, продолжал двигаться вниз, где, кажется, все уже стихло.

— Внимание, они еще там… — Взломщик не успел договорить, как совсем рядом застрекотала винтовка, и Умник, захрипев, покатился вниз по склону. Призраки ответили дружным огнем из автоматов, поражая еще одного солдата, стрелявшего наугад.

Дракон полоснул лучом по развалинам, проведя ствол ружья по дуге. Наверное, со стороны это выглядело странно и непонятно — из неоткуда возникла толстая сияющая зеленая нить, высекающая сноп искр туда, куда она попала. Дракон, уже не дожидаясь остальных, побежал вперед, не особо заботясь о том, что его приглушенные шаги могут услышать…

Он забежал за один из больших куском металла, отвалившегося от цельной конструкции того небольшого здания с радарами. Луч мигом превратил скафандр одного из защитников в сияющее призрачное марево зеленого огня, быстро щелкнув переключателем на сгусток, он сшиб с ног прямым попаданием в грудь второго. Первый, окутанный разрушающим облаком энергии Сумена, сделал несколько шагов, и, покачнувшись, рухнул на колени и ткнулся лицом вперед. Из под открытого лицевого проема ни донеслось ни одного звука.

Здесь было уже все спокойно, а Призраки уже шли, сняв «покров», от горящего здания Терран, где, по-видимому, расправились с последними охранниками, к входу в предполагаемый комплекс.

— Похоже, здесь все тихо, — произнес Чистильщик, — Слон, посмотри, как там Стрелок и Умник, остальные за мной!..

Они побежали в темноту открытого проема. Внутри даже не было темно, окуляры распознавания уравновешивали любое освещение до максимальной четкости видимости. Широкий коридор заканчивался небольшой лестницей, ведущей вниз. Здесь уже было не так темно, и Дракон снял с потного лица маску, откинув шлем ан плечи.

— Отряд, к бою!..

В полумраке большого зала засверкали огненные вспышки очередей, сражая еще нескольких солдат противника. Призраки, освещаемые лишь этими вспышками, медленно, шаг за шагом двигались вперед, стреляя длинными очередями вглубь зала. В этом мерцании их фигуры в черных скафандрах с горящими окулярами казались чем-то нечеловеческим. Хлопки, которые эхом отдавались с потолка и звон раскатывающихся гильз утихли — все противники были ликвидированы.

Чистильщик и другие Призраки медленно разошлись по залу. Дракон, осматриваясь, пошел следом. Здесь ничего необычного, никакой культуры «других людей» — пустые голые стены пол и потолок.

— Похоже, боковые ответвления ведут в казармы или лаборатории, — произнес Чистильщик, включая небольшие фонари за обоими плечами.

Дракон увидел еще один ход, помимо тех, которые примыкали сюда по бокам от выхода.

— Но где же свет? — спросил Младший.
— Похоже, они вырубили генератор, — предположил Взломщик.
— Что дальше, Дракон? — спросил Старший.
— Я иду вперед, — он кивнул на закрытый шлюз напротив того хода, с которого они проникли сюда, — наверняка Лорд где-то там…
— Ладно, мы осмотрим остальные боковые ответвления здесь, — Чистильщик и Дракон подошли к входу ведущему вглубь комплекса. Чистильщик нажал клавишу, и тяжелая плита бронированной двери ушла вбок. Впереди — кромешный мрак, и фонари Призрака высвечивали лишь стены, пол и потолок коридора, ведущего вперед.
— Возможно, ты ошибся, — взглянув на Дракона, произнес Чистильщик, — что, если там все заблокировано, или еще прячутся эти…
— Пойду вперед под «покровом», — ответил Дракон, и ему его же собственный голос показался чужим, незнакомым. Или это из-за акустики в этом зале?..
— Найдите главный пульт управления. Будут закрытые двери — отоприте. Найдете план внутренних строений — подскажите по передатчику, если что…
— Ладно, этим и займемся, — кивнул Чистильщик, глядя в темный проход.

Сработал вызов передатчика.

— Чистильщик, это Слон. Стрелок и Умник мертвы.
— Понял, спускайся к нам, отбой, — ответил Чистильщик, и повернувшись к Дракону, оглядел его амуницию, — там слишком темно… Можешь воспользоваться окулярами, но лучше возьми пакет маркеров, будешь помечать свой путь… Мало ли, какой там лабиринт… — Чистильщик отстегнул от пояса небольшую упаковку с полусотней тридцатисантиметровых тоненьких палочек-маркеров. Дракон пристегнул ее к себе на пояс, и Чистильщик протянул ему специальный пистолет и «путник».
— Держи, осветительная пушка, понадобиться для осмотра каких-нибудь потайных углов. Стреляет жидким маркером, просто наведи и нажми на спуск. Ну, «путником» ты умеешь пользоваться…
— Спасибо.
— Может, возьмешь лучше автомат? — предложил Старший.
— Не думаю, что он мне понадобиться… Как только я закончу, я свяжусь с вами. Если я через час не отвечу по передатчику, улетайте, — Дракон оглядел фигуры Призраков перед собой, — ну ладно, я пошел.
— Удачи, — Чистильщик отвернулся и обратился к остальным, — ждем Слона и осматриваем остальные помещения…

Дракон убрал пистолет за пояс, накинул на глаза окуляры, включил их, и нажал лиловый клавиш маскировки. Перехватив поудобней ружье и «путник», он шагнул в темноту коридора, который должен был привести его к существу…

…"Путник", тихо попискивая, делал свою работу — показывал дорогу. На его небольшом экране отображалось свободное пространство, которое было там, куда направляли его своим эхо-излучателем. Сейчас от исправности этого мини-лакатора и окуляров зависела жизнь человека, прибывшего сюда с четко поставленной целью. Их отказ означал остаться одному в темноте среди этих пустых ходов. Дракон, наблюдая за растущими на экране линиями ответвлений ходов, продолжая движение вперед, не переставал озираться. Впрочем, здесь была такая тишина, что он слышал биение собственного сердца. Собственное дыхание, тихие шаги малошумных подошв бутс скафандра да попискивание прибора — и больше ничего. Интерьер был скуп, но правильнее было бы сказать, что его здесь вообще не было. Пустые стены, с редкими пересечениями кабелей и каких-то труб.

Количество ходов, отображаемых на экране, удручало. Дракон понял, что без «путника» он бы сразу же заблудился в этих одинаковых на вид коридорах. Чистильщик был прав, здесь настоящий лабиринт, к тому же, было абсолютно неизвестно, что он таит, в этих безмолвных темных коридорах. Смутная догадка начинала действовать на нервы: Дракону казалось, что он прошел несколько десятков метров, несколько раз спустившись по лестнице и миновав бесчисленное количество ответвлений и перекрестков коридоров, от того зала, где он расстался с Призраками. Это немного пугало и настораживало: подобное ощущение возникало лишь тогда, когда он вновь оставался наедине со своим двойником, где снежная пустыня была похожа на этот темный молчаливый лабиринт тем, что оттуда невозможно выбраться. Дракон разбрасывал маркеры на каждом повороте, прежде чем свернуть или спуститься по очередной лестнице, он оборачивался, чтобы проверить — видно ли свет предыдущего маркера? Эти тонкие палочки светились неярким, но стойким синим цветом, способные светиться в течение трех часов.

«Что же я буду делать, если они закончатся прежде, чем эти ходы и повороты? Неужели возвращаться?..»

Казалось, прошло уже много времени, как он ушел с поверхности. Его скафандр высох после того перехода вброд, и Дракон уже пытался хотя бы предположить, сколько времени он пробродил здесь, идя наугад, вперед, надеясь, что ход выведет его к нужной цели. Но тщетно: время здесь действительно не существовало. Если ты один в дурацком запутанном лабиринте неизвестного темного комплекса, такие вещи не только не удивляют, но и кажутся обычным делом. Про время можно было забыть — даже под покровом он опасался нападения. Но здесь никого не было, звуки здесь распространялись с сильным эхом, даже падение очередного маркера на пол, даже попискивание сканера, казалось, создавали эхо. Насколько Дракон мог судить, судя по звукам, он и есть их единственный источник.

За время своих блужданий он многое вспомнил и обдумал. Он воскресил в памяти все события, произошедшие с ним с того дня, когда к нему на Поядд пришло извещение о немедленном возвращении на Кереспи, в Концерн. Зёрон, в кожаном плаще и высокой фуражке, в очках, в чьих стеклах отражено кровавое сияние туманности Фауту. Запах легкого наркотика, полутемный зал с кругом света, горящие в сумраке глаза телохранителей Протоссов. Убийство Генуэя, полет в гравилете, вечернее море Кереспи, чьи волны окрашены в тот же свет туманности. Совещание в кабинете Хоффа, внимательный холодный взгляд из под темных очков человека из Генштаба, бывшего Призрака… Полет на Глоуд. Мерцающее покрытие стен и кабинок в кафе, кровь и скачущие по полу гильзы… Темные тучи надвигающейся бури… Гигантский черный червь на своем месте, леса Кадроины. Сумрачные влажные переплетения зеленых кряжистых стволов и ветвей, крупные желтые цветы и глаза бывшего Призрака. Тихие шаги по темному коридору-дороге в прозрачной трубе, ведущей к мрачному черному строению впереди, зданию Концерна. Пальба и кровь, свернувшаяся на покрытии пола, тела сотрудников, охранников и солдат. Парк, и бегущий по площадке с фонтанам мальчик. Снова убийство, изумленные глаза Оларфа, взрывающийся видеотерминал на стене… Призраки за столиком на заднем дворе Секретных Отделов. Побег и угон, полет… И сейчас Дракона мучил лишь один вопрос, лишь одно сомнение.

«Черт, да неужели это все провернул я?»

Тишина и безлюдье деморализовывали, Дракон, шумно дыша, думал, что лучше бы они кишели неведомыми созданиями или же на каждом углу его бы ждал здешний Терранин. Но здесь было ничего и никого. Пустые коридоры, сплетенные в причудливый узел лабиринта…

Когда у него оставались последние пять маркеров, он наткнулся на большую дверь, закрывающую проход далее.

«Ну ладно, попробую. Если не откроется, попробую вырезать в ее поверхности ход, чтобы пролезть внутрь. Если не сработает, вернусь назад, подумаю, что еще можно сделать..»

Дракон без особой надежды на успех склонился над терминалом. Освещения нет, но подобные терминалы, отвечающие за двери, люки и различные системы доступа должны иметь отдельное снабжение энергией…

Дверь, с гулом, который тут же пошел выделывать неестественно громкое эхо, начала открываться. Внутрь тут же устремился поток воздуха, очевидно, дверь была заблокирована уже давно. Дракон, бросив на пол еще один маркер, простоял с минуту на одном месте, держа «путик» впереди себя, чтобы, прежде чем идти, он просканировал путь. Наконец, на экран стали выплывать линия хода, и он шагнул вперед.

Похоже, он был близок к своей цели. На стенах и потолке были непонятные выросты, напоминающие жилы кровеносной системы непонятного монстра, внутри которого брел человек. Это сравнение не очень понравилось Дракону, и он почувствовал, что еще немного, и он не будет в силах сделать хоть шаг в том направлении, куда уводили эти полукруглые выросты-"канаты". Ламп здесь не было вообще — похоже, они здесь и не были нужны. Дракон догадался, что, скорее всего, только что прошел распределительный отсек, ту большую закрытую дверь, которая, возможно, была заблокирована уже давно… И вот он проник внутрь, совершенно не зная, куда приведет его этот темный коридор. Жилы на потолке делались все толще и толще, они уже опутывали покрытие пол, переплетались друг с другом в непонятные и странные фигуры.

«Путник» неожиданно изменил показания радара. Коридор резко оборвался, и потом нарисовал большое пустое пространство впереди себя. Дракон выключил прибор, чувствуя, как стучит сердце: теперь и без прибора было ясно, что он почти пришел, а коридор впереди, увитый этим непонятным нагромождением выростов, тянущихся вперед, словно бы указывающих дорогу, заканчивается. Дракон преодолел последний десяток метров, чувствуя лишь волнение, как артист перед выходом на сцену. Он уже ступал по этим непонятным отросткам, казавшихся окаменевшими, которые на выходе из коридора были настолько толстыми, что сужали проход едва ли не на половину. Осторожно пройдя внутрь, он замер.

Он пришел. Его путешествие закончилось. И сцена, на которую вышел артист, была на много больше, чем он мог себе представить.

Это был неширокий, но длинный и высокий зал. Дракон стоял на небольшом плоском возвышении, где находились четыре высоких плоских выроста. Приглядевшись, он понял, что это бывшая аппаратура, полностью покрытая этими непонятными жилами и их переплетениями. Дракон бросил и входа еще один маркер, поставил на пол уже не нужный прибор, и шагнул вперед, озираясь. То, что он увидел, смахивало на нехороший сон. Стены и пол внизу, где была большая пустая площадка, были полностью покрыты этими переплетениями. Толщина этих изгибающихся непонятных «шлангов» на глаз достигала в руку Дракона. Задрав голову вверх, он замер.

Вверху, под самым потолком, было подвешено нечто. В зеленом цвете и плохом освещении было трудно разобрать, что оно из себя представляет, но Дракон, осматривающий его, не сомневался, что это и есть Лорд. Большой овальный вырост, под которым висел непонятный морщинистый мешок. Приглядевшись, Дракон обнаружил, что нечто крепиться к потолку несколькими жгутами, каждый толщиной с человека, и эти жгуты на потолке разрастались в причудливую сеть этих жил, тянущихся по всему покрытию этого помещения. Догадка поразила его мозг, и Дракон почувствовал, как бешено колотится сердце — так значит, и в том коридоре, те тонкие извилистые прожилки есть отростки этого создания. Теперь ему стало понятно, почему та дверь была перекрыта, иначе бы существо разрослось бы на весь комплекс…

Дракон попытался собраться с мыслями и успокоиться. Нельзя было продолжать работу в таком темпе, иначе у него банально съедет крыша. Через минуту, отдышавшись и успокоившись, он решил довести начатое до конца. Присев на одно колено, и положив на пол, а точнее на переплетение отростков Лорда ружье, он достал пистолет из-за пояса, и стал присматривать цель.

Оно скорее напоминало растение, чем нечто животное, этот непонятный и ни кем не виданный гибрид. Эти вездесущие отростки, которыми существо разрослось на весь зал, да и этот массивный, податливый овал самого «тела», под которым висел морщинистый мешок напоминал больше бутон, завязь невиданного чудовищного растения, пустившего свои корни по этой непонятной запутанной базе. Теперь, успокоившись, Дракон даже не испытывал страха. Что сможет сделать эта непонятная и беспомощная штуковина, висящая на тридцатиметровой высоте, если он ее сейчас попросту сожжет…

Наконец, он, держа пистолет обеими руками, выстрелил маркером в стену справа от мясистого «бутона». Маркер вонзился в переплетения отростков и вспыхнул ярким пятном света. Дракон выстрелил еще два раза — в левую стену и прямо в потолок над висящим существом.

«Ого, кажется, я не оценил эту штуку до конца, она на много больше, чем кажется», Дракон отключил окуляры и поднял вверх маску, взглянув на три сияющих огня, чтобы ориентируясь по ним, он смог точно поразить свою цель. Несмотря на маркеры, было невозможно осмотреть Лорда полностью — тот был намного больше. Дракон видел лишь бока «бутона», и тут, он вздрогнул. Ему показалось, что существо шевелится, пульсирует, чего раньше не было заметно в зеленом спектре. Дракон поднялся с колен, приглядываясь…

Лорд, покоящийся на своих жгутах, зашевелился. Внутри бутона что-то булькнуло, и огромное тело, висящее в свету трех огоньков, казавшихся крошечными по сравнению с этой тушей, заворочалось, увесисто и тяжело закачавшись, потревоженное не то маркерами, вонзившимися в сплетение отростков, не то их светом. Неожиданно откуда-то снизу, из под мешка, свесился еще один отросток, и Дракон замер, как парализованный, когда вдруг на конце этого отростка вспыхнул неяркий, но отчетливо видимый во мраке огонь. Он светил слабым серебристым светом.

«Глаз», — понял Дракон, глядя, как это мерцание обретает необычный, непонятный отблеск, и спустя несколько секунд в глубине этого мерцающего эллипса-глаза возникли яркие огоньки, кружась в необычном, завораживающем, чарующем и тревожном хороводе. Дракон вспомнил, и он ощутил прикосновение такого ужаса, которого он еще не испытывал после того момента, как увидел то пепелище вместо своего дома на Ауронте: он вспомнил снежный черный простор своего сна, когда чудовище показало ему серебристый свет с кружащим в нем пеплом…

Дракон, чувствуя, как внутри все холодеет от настоящего страха, бросил пистолет, и подхватив ружье, вскинул его к плечу. Происходящее казалось не реальным — в свете трех светлячков-маркеров на глазах оживало создание, которое до этого казалось не живым, не способным реагировать на чье-то вторжение из-за того, что уже непохоже на то, что довелось видеть Дракону. На большой высоте, на своих жгутах покачивалось живое опровержение.

Яркая зеленая нить «живого огня» ударила в плотное мясистое тело мозга. Но что-то не сработало: Дракон увидел, что луч, бьющий прямо в центр чудовищного бутона, рассеивается в невиданных зеленых завитушках, не доходя до самого Лорда.

«Защитное поле», — мелькнула догадка. Он полностью выпустил в создание весь заряд первой батареи, и когда сияющий зеленый луч исчез, Дракон увидел, что эта атака никак не отразилась на Лорде. Создание, похоже, развеяло поток энергии, или же поглотило его. Но тогда получается, что он проделал весь этот опасный путь ради того, чтобы стоять здесь и пялится на это создание, и все потому, что догадки разработчиков ружья и тех, кто разрабатывал эту операцию, неверны. Энергия Сумена никак не связана с энергией Лорда.

«Черт, ведь операция была заранее сведена к провалу», Дракон понял, как ошибался. Неужели все это правда? Ведь по идее он не должен был дойти до этого места, он не должен был завладеть ружьем и бежать в Копралу… Почему же тогда он был так уверен в том, что эта винтовка будет работать?..

Вверху вспыхнул свет. Дракон, отсоединив пустую батарею, заменил ее на новую, и взглянул туда. В нескольких метрах от Лорда заискрились непонятные огоньки. Дракон пригляделся — нет, ему не кажется, Лорд что-то хочет предпринять. Огоньки начинали бешено крутиться, возникая прямо из тьмы, и Дракон услышал слабое потрескивание, какое может создавать лишь сгущающееся высокочастотная энергия.

«Пора сматываться», он шагнул было назад, как все искры слились в единое мерцающее месиво и обрушились вниз. Стало светло, и Дракон в этом приближающемся сиянии сумел разглядеть этот зал. К нему приближалась шаровая молния, внутри которой бешено кружила серебристая пыль невиданной чужой энергии. Дракон быстро попятился, споткнулся об отростки Лорда и растянулся на полу, а прямо перед ним с оглушительным взрывом взорвался шар, врезавшийся в то место, где он только что стоял. Дракон ослеп от яркого света, на него плеснула чужая энергия, он почти ощутил ее даже сквозь скафандр. Свет перед глазами был неярким, но он высасывал силы, и теперь кругом от того места, куда врезался сгусток энергии тихо сияла и кружила серебристая пыль. Он была и на Драконе, но он не решился стряхивать ее руками. Поднявшись, он снова поднял ружье, и ему показалось, что оно весит уже целую тонну. Эта пыль и впрямь была ядовита: он потерял силы, и можно было догадаться, чтобы было бы, если эта шаровая молния попала бы прямо в него. Он с трудом поднялся на ноги, перед глазами все плыло в непонятной пелене…

Морщинистый мешок с хлюпаньем ушел вниз, обнажая жуткую сердцевину, таящуюся под телом самого Лорда. От увиденного Дракон содрогнулся от отвращения — это была бесцветная, разверзнутая плоть. Лепестки цветка, показавшего свою суть, и цветок был жив. Гнев и ярость прилили к этой плоти, которая, содрогнувшись, словно бы в спазме, издала жуткий нечеловеческий рев-вой. Дракон отшатнулся, едва не упав и уже позабыв о всякой стрельбе — ему показалось, что сейчас его голова взорвется от громкости и невидимой энергии, хлынувшей на него из недр чудовища невидимым потоком, сметающим все чувства внутри него, ломая и круша его сознание. Его отбросило спиной на блок, и он тут же обнаружил, как слышимость резко упала, как если бы кто-то резко снизил громкость магнитофона. Из ушей тонкими струйками хлынула кровь, стекая вниз по подбородку. Теперь все звуки доносились сквозь отвратительный гул в голове…

Наполовину оглохший, сломленный подобной ответной агрессией неведомого монстра, человек, пошатываясь, забежал за один из блоков аппаратуры, ища за ним укрытия. Прислонившись спиной к блоку, он почувствовал, как силы покидают его. Ноги разъехались, соскальзывая с вездесущих отростков монстра, и он съехал по блоку вниз, чувствуя, что задыхается от сердца, которое билось где-то под горлом. Дракону показалось, что он доживает последние минуты жизни. Кто мог предположить, что чудовищный гибрид двух рас будет способен противостоять?..

«Сдаваться нельзя. Иначе все те, кто погиб за это дело, умерли напрасно. Нельзя сдаваться, нельзя дать этой твари победить…», Дракон почувствовал, как от подобного натравливания самого себя он теряет рассудок. Силы были на исходе. Сейчас он едва не потерял сознание, чуть не уснул… Перед пеленой перед глазами были видны слабо мерцающие пылинки после того взрыва, когда он едва не ослеп.

«Вставай…»

Ноги предательски разъезжались по отросткам, словно бы чужие, словно бы Дракон только начинал учиться ходить.

«Вставай!»

Дракон, опираясь спиной на блок, поднялся. Достал последние маркеры, и зажигая их, разбросал по этой площадке, чтобы лучше видеть то место, где он находился. Потом он переключил излучатель в режим «сгусток».

«Эта защита рано или поздно должна кончиться. Нужно полностью снять ее, иначе я не доберусь до Лорда…»

Ватными руками он вскинул ружье и вынырнул из-за своего укрытия, нажимая на спуск. В плечо ударила отдача, и ярко-зеленый сгусток разбился об поле Лорда. Дракон не давал ему передышки. Он раз за разом нажимал на спуск, посылая вверх зеленые кометы «живого огня», не давая созданию сконцентрироваться на создании новых энергетических сгустках. Лорд бешено закачался, его глаз все так же взирал на него, но теперь внутри этого сияющего омута серебристые огоньки закружили быстрее…

К тому моменту, когда он полностью разрядил вторую батарею в Лорда, он был уже уверен, что бой близок к завершению. Он был уверен, что поле уничтожено больше, чем на половину. Ружье издавало тревожные сигналы, на мини-панели мерцал красный цвет — перегрев. Но создание и не думало сдаваться: на этот раз оно выпустило целую очередь ярко-красных сгустков, которые с непонятным воющим звуком «влипали» в блок и пол, и Дракон покинул свое убежище, едва не попав под этот обстрел.

Дракон перебежал в дальний конец площадки, к самому выходу из коридора, по которому он сюда пришел. Он вновь спрятался за один из аппаратурных блоков, с недоумением глядя на винтовку. Сколько нужно ждать, чтобы ружье полностью обезопасило само себя?..

Дракон достал из кобуры Увер. Каждая минута, каждая секунда уходит у Лорда на восстановление поля. Любым образом предотвратить это…

Он вновь высунулся из-за своего укрытия, и разрядил обойму вверх. Выстрелы из мощного тяжелого пистолета в это создание прозвучали жалко и нелепо — игрушка по сравнению с этой живой машиной, все еще полной сил, умеющей управлять непонятным видом излучения и энергии. Пистолет смолк, и вновь перед Лордом стали активизироваться сгустки энергии.

«Глаз!.. Черт побери, глаз!» Дракон мысленно выругался, отбрасывая пистолет. Нужно было сразу поразить этот отросток с серебристым сиянием внутри. Хотя для создания, прожившего в полном мраке, вряд ли его это спасло. Похоже, Лорд не сколько видел его глазом, сколько ощущал его присутствие…

Новая шаровая молния ударила в соседний блок аппаратуры, обратив его в груду лома. Во все стороны со свистом разлетелись обломки и трухлявые микросхемы. Дракон понял, что чудовище хочет уничтожить все то, что сможет служить ему укрытием.

Ружье умолкло: самоохлаждение завершено. Дракон живо сменил батарею, и вынырнул из своего укрытия. Лорд предугадал его действия, вновь пустив россыпь сияющих красным огнем сгустков. Человек не успел уйти — один из них поразил правую руку, Дракон отшатнулся, задохнувшись от пронзившей боли, как следующий разряд с воем врезался ему в грудь, отбрасывая назад в яркое кровавое свечение…

Оглушительная тишина. Это не было похоже даже на разрыв барабанных перепонок. Исчез этот тошнотворный гул, через который были слышны остальные звуки. Теперь его не было, и Дракон рискнул открыть глаза. Непроглядная темень. Он попытался пошевелиться, и руки и ноги затрепыхались в этой темноте, по сравнению с которой даже под закрытыми веками плыли разноцветные круги.

«Я умер?»

— Я еще здесь.

Тревожный голос двойника. Дракон тут же увидел его — невдалеке горели два глаза Дракона-Внутри.

— Где я?
— Ты внутри самого себя. Здесь нет моих земель…

Двойник стал стремительно приближаться. Холод сковал человека — теперь он был уверен, что существо закончит свою работу.

— Пусти, я должен, иначе будет поздно…
— Нет, — Дракон затрепыхался, поняв, что задумка двойника почти осуществлена. Конечно же, хитрая тварь дождалась, когда он отключится, станет беспомощным — вот теперь его можно брать. Но чудовище не упивалось моментом — его заботило нечто иное.

Дракон затрепыхался в бездне, пытаясь хоть как-то сохранить остаток трезвости своего разума. Двойник врезался в него, и он почувствовал, что бездна разрушается. Он вновь возвращался назад.

— Пусти, пусти, пусти… Иначе будет поздно…

…Все равно было темно. Хотя нет, есть слабоватое свечение, да и ощущения вновь вернулись к Дракону. Он лежал на неудобном ребристом покрытии, которым оказалось пол с увитым узором щупалец-отростков Лорда. Тьма медленно отступала, в темноте было трудно понять, видит он это или нет. Вкус крови и черные круги, делающие и без того плохую видимость в полумраке еще хуже, говорили о легкой контузии. Он увидел сияющие светлячки разбросанных по полу маркеров. Силы возвращались, и Дракон поднялся на колени, а потом на ноги. Пелена и круги перед глазами пропали, лишь в голове пульсировала тупая боль, и теперь он с легким удивлением взглянул на грузно покачивающуюся массу под потолком.

«Сколько я провалялся? Что если эта штука восполнила свое поле?»

Дракон резво подхватил ружье. Его не волновало, что, возможно, три часа уже прошли, и Призраки, решив, что он мертв, улетели. Теперь — только убить. Любой ценой. Странное чувство безразличия и мертвой холодной ярости охватили его. Теперь он четко ощутил вмешательство двойника…

Он крутанул переключатель на луч и вновь полоснул по Лорду. Поле слабело, и Дракон понял, что еще немного, и оно падет. Лорд перестанет контролировать свое рассеивающее поле, и энергия Сумена настигнет свою цель…

Луч, рассеивающийся в нескольких метрах перед созданием, теперь приближался к его поверхности. Все ближе и ближе, пока, наконец, зеленая сверкающая нить не ударила в бутон, и Лорд закачался на своих жгутах, словно бы пытаясь увернуться от него. «Живой огонь» охватил создание, заливая пространство под потолком своим светом. Дракон перевел ствол оружия еще выше, и теперь полоснул по главным толстым переплетениям этих чудовищных отростков, напоминающих на окончания одной гигантской нервной клетки. Переключив излучатель на «сгусток», Дракон перевел ствол оружия на глаз, с бешено вращающимися искрами, и заряд поразил его, взорвав зелеными завихрениями взорвавшейся «кометы», отросток с глазом превратился в жуткую рану, разбрызгивающую темную кровь. Дракон отстегнул разряженную батарею, и подключил последнюю. Он снова и снова водил лучом по поверхности центрального узла Лорда, и теперь зеленое свечение охватило весь зал, безмолвно дергающийся от боли умирающий «цветок» отбрасывал на стены чудовищные тени. Кровь монстра била со свистом фонтанами уже из нескольких глубоких ран. Вниз ручьями текла темная жидкость, заливая пол нижней секции зала, Лорд был объят бесшумно горящим призрачным огнем.

Спустя несколько минут создание было мертво. Чтобы быть уверенным в своей победе, Дракон перерезал остатками заряда центральные жгуты, на которых была подвешена туша чудовища, и она с оглушительным грохотом обрушилась вниз, прямо в море собственной крови, и из страшных ран от удара выплеснулись фонтаны влаги…

Все. Все закончилось. Дракон, постояв немного, переводя дух, и, пошатываясь, повернулся к выходу и побрел вперед. Вспомнив о Призраках, он поднес руку к передатчику:
— Это Дракон. Дело сделано. Возвращаемся, отбой… — прохрипел он в микрофон и отключил передатчик, который тут же издал звук вызова, который показался ему неприятным и приглушенным из-за полученной раны. Через полминуты передатчик затих — видимо, Чистильщик понял, что его сейчас не стоит беспокоить…

Дракон заковылял к выходу, подхватив свободной рукой «путник», который был безмолвным свидетелем всего того, что произошло здесь, и побрел вперед по коридору.

Дорога назад показалась не такой уж и длинной. Особенно если идти по уже проложенному им же пути, на каждом повороте и после каждой лестницы были заметны сияющие синим огнем маркеры. Он возвращался, и сейчас темные мрачные коридоры не казались такими страшными.

Внутри была странная пустота. Дракон даже и не знал, чем она вызвана: тем, что он получил облучение той пылью, или же после этой контузии, от которой он свалился в глубокий мир своего подсознания… или же потому, что теперь он вовсе не Дракон. Он не ощущал в себе каких-то серьезных изменений, но теперь он точно знал, что что-то изменилось в нем, что-то не так. И быть точно уверенным в том, что Дракон-Внутри теперь под его кожей, или же что с его организмом все в порядке после такой встряски, он не мог.

Шагая к выходу, он вдыхал свежий воздух, после темного и глухого подземелья он казался самым чистым, не смотря на то, что к нему примешивался запах крови и дыма. Щурясь на неяркий вечерний свет, который после блужданий в темноте казался ослепительным, Дракон шагал вперед, к выходу из этого проклятого логова. Он вышел на площадку базы. Асфальт потемнел от части из-за дождя, отчасти оплавившись от температуры все еще полыхающих развалин. Тела в массивных и непривычных к взгляду скафандрах стали темными от падающих капель, и вода неба смешалась с их кровью на асфальте.

Теперь, при свете, он оглядел себя. Скафандр на груди и на руке, куда попали заряды неизвестной энергии Лорда, теперь приобрели тусклые выгоревшие следы. Пыль уже потеряла свое воздействие, теперь превратившись в какие-то песчаные крупинки, которые уже смывал накрапывающий дождь. Глядя вниз у Дракона закружилась голова, и он, пошатнувшись, удержал равновесие расставив ноги и раскинув руки. После чего, он, без резких движений, побрел наверх по склону, чувствуя, как в лицо приятно бьет морской ветер и легкий дождь…

Он поднялся наверх, где было видно садящееся солнце. Приближалась ночь, небосклон над ярко-коричневой полосой тяжелых грозных туч теперь пестрел другими звездами, но местная звезда еще только-только коснулась воды на горизонте. Дракон сел, положив рядом ружье и прибор, сложив руки на полусогнутых коленях.

Лорд пал, но есть и другие. Этому созданию сделают замену, и скоро полчища гибридов, под новым предводителем, хлынут на границы далекого и нереального Альянса, который казался таковым, если сидеть на склоне каньона неизвестного бесплодного мира, а кругом тихое спокойное море и садящаяся звезда. Но это не его проблемы. Он сам признал то, что он не солдат. Война все же будет, будут разрушения страшные жертвы, но намного позже. Сегодня он дал шанс сильным мира сего исправить свои недочеты, дав им свободное время. Если они извлекут пользу из этой передышки, то значит, что старания Дракона и ребят из Секретных Отделов не прошли зря. Он проник таки в подземелье и убил зверя, который мог в скором будущем появиться и на мирах Альянса. Он заглянул туда, куда не должен был заглядывать ни один человек, при этом оставшись в живых.

Теперь он понял, что означал тот сон, увиденный накануне. Дракон, глядящий на закат, подумал, что теперь зеркало уничтожено, и вместе с ним рухнула та преграда, держащая за ним его двойника. Теперь чудовище внутри, на этот раз совсем близко, но Дракон знал, что противостояние окончено. Страх исчез так же, как исчезла и ненависть.

Создание выручило его. Это было невероятным, но, проникнув внутрь, оно дало силы сражаться дальше, выкинуло из небытия назад в реальность, заставило взять оружие и продолжить работу. Дракон так и не понял, кто он теперь. Обычный человек, которому удалось сбалансировать на краю, что ближе к разумности, или бесчеловечное чудовище, подобное тому, что сейчас истекает кровью глубоко под землей… Время покажет, в какую сторону произошли эти изменения.

Теперь же, глядя лишь на солнце, он изредка бросал взгляд на свои руки, словно бы боясь вместо них увидеть черные гладкие блестящие лапы монстра.

Близившаяся ночь казалась полной новых тайн и неизведанных чувств, открывшихся теперь после вмешательства создания. И Дракон был уверен, что эти чувства покажутся ему новыми за несколько лет своего молчания. Сейчас ему это казалось главным, даже главнее его будущего. Его сейчас нельзя было планировать, как раньше, оно было как одна из этих капель, падающих на серую бесплодную землю, и нельзя было определить, куда она упадет. Будущее скорее казалось теми кругами на спокойной поверхности бесконечного сине-зеленого моря, которые расходятся, нарушая спокойствие, и в котором нельзя увидеть своего четкого отображения…

© desantNIK
Статья написана: 2008-05-15 03:24:21
Прочитано раз: 4614
Последний: 2016-12-02 13:37:00
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  Wild Dragon
@ 2009-08-16 09:29:15

Новичок


Классный рассказ, оч понравился! Автору реальная уважуха.
По началу напоминало Hitman но потом было кульно)))
  Я
@ 2008-08-14 08:34:51


+1
  [7x]~Zer@tuL~
@ 2008-05-15 03:25:35

One Winged Angel

St. Petersburg
Автору респект и уважение.
Очень понравилось.
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 03:20:43 MSK. Страница загружена за 0.210573 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта