История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Кодекс Роя

Экспортировано из коллекции Blizz-Art.Ru
Собираем фанфики.


Тишина. Что может быть страшнее тишины. страшнее, чем истошные крики умирающих, страшнее, чем грохот лопающихся от избыточного давления переборок, чем приближающийся гул огня. Те, кто видел, на что похож огонь в невесомости, поймут. Он живой. В тот момент, когда отключаются гравитационные пульсаторы на обречённом крейсере, огонь…он поднимается, всплывает, сливается в жуткое полыхающее нечто, протягивающее смертельные бурлящие неукротимой неистовостью щупальца. Он охватывает всё, и кажется, что горит воздух. И нет никакого спасения, живой пламя — последнее, что видят люди, они видят, как огонь открывает врата Ада.

Сара, вздрогнула, ощущая, как её затягивает всё глубже и глубже в пучину бредовых бессвязных видений. Тело было расслаблено, ничего вокруг словно не существовало, только знакомое чувство, чувство утопающего в трясине собственных кошмаров. Сколько прошло времени, сколько его могло пройти, имеет ли значение время сейчас, когда ничтожную его часть назад…всего ничтожную часть, несравнимого с вечностью…



— Третий взвод прорвался, — бледное бесцветное лицо, лишённое всякого выражения, и Хост снова оборачивается к следящим приборам. Этого человека нет, есть только короткий позывной, маленький и колючий как укус комара. Ничего не нужно, ненужно слов, мыслепоток более информативен и более плотен. Третий взвод, при поддержке тяжёлой техники и двух крейсеров прорвался к главной базе протоссов. Чёткие шаги, раздающиеся даже на ментальном уровне, чтобы все вокруг могли услышать приближение командира, лёгкий сканирующий спектр, как легкое запах озона. Ощущаемый не всеми, а только теми, кто может ощутить, способен и поэтому так нужен. Нужен сейчас. Когда пришло время действовать, когда слова лишь эхо уже сказанного, возвратившегося из под сводов бесконечности.

Чёткие шаги, всегда лучшая из лучших, притягательная и жёсткая, властная и последовательная. Уверенная, потому что нельзя по другому, нельзя быть иной, когда на тебя смотрят столько ментальных взоров, мечтающих лишь об одном — прорваться за псионные заслоны разума и, сломив волю, стать таким же лучшим. Зависть, ненависть и надежда. Надежда, на неизбежное. Надежда то, что лучший не может подвести.

— Молитесь своим богам, чтобы на базе не было темпларов, — холодная мысль пугающей искрой пролетела по командному мостику.
— Мы должны успеть, уничтожить основные базы протоссов, до отхода основных сил Менгска, тогда у нас будет уверенность, что Тарсонис падёт…от сил зергов…

Она поднималась над координаторами решающей схватки, на металлическою площадку около парящего голографического экрана, на котором отображался ход битвы. Гордая и непреклонная, силу, которой ощущали все Хосты вокруг, та единственная, способная лишь отдав частицу своей решительности, одержать так нужную сейчас победу. Сара. Сара Кериган.



— Сара, — шёпот из ниоткуда, нет, не зовущий не принуждающий…но ждущий, ждущий чего то неизбежного. От него не уйти, потому что шёпот не чужой, он не извне, а изнутри. В глубине, того, что зовут сознанием.
— Это конец Сара, — не голос, а мыслепоток. Зачем врать и притворяться сейчас, балансируя на грани пропасти, на дне которой ждёт смерть. Слова чужды, ничтожные имитация человеческого поведения, от которого осталась только внешность и…и что-то ещё в глубине, но что.
— Мы остались одни, — сквозящее через затхлую пустоту. Ден сидел не шелохнувшись, ничто не выдавало его чувств, лишь на губах застыла грустная улыбка.

Сара напрягла все свои силы, погрузившись в самое глубокое сосредоточение, пытаясь найти оставшихся. Кто-то должен её услышать. Но как можно искать в пустоте. Страшной, подступившей к самому горлу пустоте. Тишина в эфире. Страшные слова для Хоста, который привык, слушать мир, привык жить в этом эфирном шуме вокруг. Не различимом, непонятном шуме мыслей других людей.

Напряжение возрастало, оно конденсировалось в воздухе, проникая в сознание и мешая отстранённости.

Отчуждение. Жестоко оттолкнуло Сару, отбросило прочь, прочь от маленькой частицы жизни в этом холодном, лишённым атмосферы мире. Кто-то очень далеко умирал, пытаясь окровавленными губами, схватить последнюю частицу воздуха, последнюю молекулу кислорода, ту, которая затерялась в недрах регенерационной системы разодранного когтями зергов, но ещё функционирующего скафандра. Кто-то оттолкнул, ощутив её присутствие, выпустив бесплотную колючку ненависти. Отчаяние возврата в нормальное состояние. Умирал не Хост, а далёкий от псионики человек и он был готов разделить свою смерть с кем угодно, кроме…кроме неё.

Сара задохнулась от подступившего к горлу чувства. Отчаянье. Впервые. Здесь.

Ден, почувствовал, как вспыхнул и угас сверкающий силой цветок в противоположном углу командного мостика. Погас, рассыпавшись маленькими холодными и солёными каплями. Но это только внутри, нельзя показывать это всем. Только внутри себя. Боги, какая условность, когда тебя видят насквозь. Когда видят, как плачет сильная духом, та, которая плакать не может…не имеет права.

— Ты устала?

Устала ждать смерти. О, да, конечно, но не на только.

Ден передвинулся ближе к ней, но не совсем, ещё на несколько шагов. Ровно на столько, на сколько угасла её сила.

Ненависть. Она снова выползла, подобно древесной гадюке и устроилась на солнцепёке самоупрёка. Он даже сейчас, на пороге Ада ненавидит меня, с тоской возникает в мыслях Сары. Ненавижу ли его я? Глупый и странный вопрос, на который страшно отвечать, страшно, потому что страшно осознать одно — ответ Да.

— Зерги притаились, Сара, они чего-то ждут, — ничего не значащие образы разрушенной базы людей и звёздное небо в мириадах холодных точек, которые острыми иглами пронизывали насквозь, пронизывали сердце и наполняли пустотой.
— Ты слышишь эту пустоту? Даже они молчат, — лёгкий ментальный кивок в сторону зергов, наполненный пониманием и сочувствием. Сара улыбнулась. Ненужное. Ден играл до конца. Играл плохо, но с чувством, хотя и знал, что Сара видить насколько лживы его сочувствие и понимание.
— Она тоже наполняет тебя?

Главное ничего не говорить, не дать ему повод атаковать. Страшные слова, но неизбежность такова. Зов шепчущий на ухо её имя, должен был звучать для Дена, как рёв дьявола. Принадлежит ли он себе, принадлежу ли я себя. И кто мы, двое существ разного пола, брошенные судьбой перед воротами Ада.

— Адрэ, проверяет, нижние шлюзы, они должны были закрыться…

Что кроется за ничего незначащими словами, за пустыми образами. Ничего не стоит ворваться в его разум, ничего не стоит, если бы не страх. Страх встретить там, то что так сладко шепчет.

— Сара, — касается как лёгкий океанический бриз. Тёплое течение воздуха, изнутри сознания.

Ден тяжело поднялся с пола и, качаясь, подошёл к узкому бронебойному окну командного центра.

— Я не хочу больше лгать, — медленные, как бы через силу слова. Слова, сказанные вслух и о чудо, сказанные про себя. Искренность
— Ты чувствуешь их, — Ден повернулся, ему с трудом удавалась сохранять внешнее спокойствие. Условность.

Внутри телепата кипел хаос чувств и мыслеобразов.

— Я не могу больше ненавидеть, Сара, — отчаяние, наконец-то проступило на его лице.

Тишина, как кислота вливается в душу, разъедая и оставляя за собой безликую и серую пустоту. Жизнь, лучившаяся в глазах человека, тускнеет и угасает. Тусклый, мутноватый свет глаз. Страшное опустошение внутри.

Как просто, все преграды блеф, если Хост командует другими, то он сильнее, сильнее настолько, чтобы сломать все их ментальные заслоны, иначе… Иначе это сделает другой и станет лидером. Сара это умела лучше всех…

Страх и ненависть движут телом. Движут разумом и поступками. Как страшно слушать пустоту и тишину, потому что тогда можно услышать себя. Невзначай обратить взгляд внутрь себя.

Редко, но бывает. Когда Хосты, натренированные и сильные сходят с ума увидев самого себя изнутри, увидев свой собственный Ад, который обычные люди увидят лишь находясь на грани жизни и смерти.

Глубина подсознания устрашает. Коридор, бесконечный коридор с одной в самом конце…в конце бесконечности….открывая которую ты видишь..свой собственный Ад, сотканный из страхов и ненависти, не нашедших выхода и обращённых теперь только на тебя.

— Даже сейчас, зная о смерти, я хочу убить тебя, — Ден стоял всего в двух шагах.

Сара обернулась. Непроизвольно, поддавшись реакции тела, а не разума, наконец-то, разрывая узы внутреннего кошмара и возвращаясь в реальность. Осознание мира в ту же секунду вернулось к ней. Успевший остыть, после жаркой схватки узкий ствол пистолета Гаусса молча смотрел на неё. Символ власти, слабый в дальнем, да и ближнем бою, пистолет Гауса выдавался офицерам, только для того, чтобы угрожать…своим, пресекать попытки бунта, не более того.

— Сара, — сладкий шёпот в ушах. Завораживающий и колдующий. Словно чья-то сильная невидимая рука мягко опустилась на её плечо, погружая в ощущение защищённости и умиротворённости, — Верь мне.



Ден застыл на секунду, не понимая, что он делает с пистолетом, направленным на Кериган. Смогу ли я это сделать, шевельнулось в его сознании слабая и далёкая мысль. В его ушах бушевал чудовищный сомн — эхо, чужое, нечеловеческое, заставляя его мозг и нервные окончания вибрировать в такт странной песни. Она была перед ним, застыв на коленях, спрятав своё лицо в ладонях. Сара рассматривала пол перед собой. Выражение её лица менялось от умиротворённого до жуткого напряженного. Кто-то пытался ворваться в её сознание, и кому то это удавалось. Нужно было действовать очень быстро. Нужно было нажать на спусковой крючок, нажать всего один раз.

Не хочу, прошептало, внутри. Ноги подкосились и Ден тяжело сполз около Сары, опираясь на холодную скользкую металлическую стену.

— Вся моя жизнь это война, — прошептала Сара, беззвучно, не обращаясь ни к кому, кроме себя.
— Ты не должен дать зергам, забрать меня, — шёпот слипшихся губ и быстрый просящий взгляд. Взгляд отчаяния.

Ден улыбнулся, частица счастья шевельнулась в нём, в секунду осознания, какой тяжёлый груз Сара переложит со своих плеч, когда он нажмёт курок. Груз ненависти неверия, одиночества. Рука сама собой поднялась на уровень её головы, сжимая несущее смерть.

— Ты этого хочешь?

Тишина вновь сомкнула свои воды над их головами, а на её лице появилась улыбка, лёгкая женская улыбка. И Ден, внезапно осознал, что никогда не относился к ней — такой властной и сильной, такой недоступной, как к женщине, она всегда была для него лейтентантом Кериган, правой рукой Артуроса Менгска, но не больше, не женщиной.

— Ты этого хочешь….Сара, — как трудно произнести это имя, сейчас…или произношу его не я, а то, что во мне осталось человеком, — Сара… В её глазах отстранённая пустота, он для её глаз ничто, пешка какой-то большой игры. Пешка, которая должна сделать ход, обязана…не более того. И всё это игра, как всегда.

В груди рождается боль, старая и казалось залеченная временем.

— Зачем ты меня просишь, — чужие мысли, но они искрение.
— Я человек, я не хочу быть иной…., — не хочу? или всё не так?
— Не могу, — словно пьяный, заплетаясь, прошептал Ден, — Там Ад…Сара, ты, я, его видели…остальные не знают и поэтому проклинают нас, мы видели сущность человеческого существа, мы видели нас самих…Мы не_люди, выродки, ничтожества для которых нет Любви, нет Чести и Достоинства, а есть лишь Игра…Сара…



Игра, она требует мужества и цинизма, чтобы играть, чтобы жить. Горечь, холодной солёной волной захлестнула Сару. Отвращение, которое нужно преодолевать… преодолевать и делать вид… Делать вид, что ты любишь….

— Но любовь, в её основе тоже некоторая степень лжи и не досказанности…страх раскрыть себя, реальное лицо любого человека безобразно в своей порочной природе…, — слова Дена. Снова и снова это непроизвольное погружение в себя, всплывающие слова и образы прошлого и настоящего, бушующие в безумном хаосе… Как страшно видеть…не смотреть на поверхность вещей, а видеть их суть…видеть как ложь переполняет человека, который признаётся тебе в вечной и прекрасной любви, видеть обоснование его поступков. Счастливы те, кто не способен касаться пси, кто пребывает в неведение, пребывает во лжи.
— Ложь, она повсюду, она основа нашего общества, — жаркий, воспалённый голос Дена, жаркий от напряжения и ужаса, открывшегося ему.
— Мы проклятье человеческого рода, — губы разжимаются и шепчут страшные, запретные слова, — Мы видим суть человека, то что его ведёт злоба, ненависть и ложь. И мир весь основан на лжи и самодовольствии.
— В этом есть одиночества человека, — врывается в уши шёпот, уже неважно кто это говорит, главное ощущение уверенности и правильности слов. Мораль человечества предназначена лишь для того, чтобы удержать того Зверя на цепи, что обитает в каждом человеке и которого человек не видит. Самосожеление, гордыня и все самые страшные грехи человека, очевидны телепату. Казалось бы одно только присутствие всевидящего, должно заставить человеческое общество самосовершенствоваться и избавляться от лжи….но это не так…
— Мне страшно Сара… — Ден обхватив голову руками припал к металлическим плитам пола, — Должен ли я убить тебя. Должен ли я погрузиться в человеческий Ад. Нажав на курок?
— Ты так боишься Ада…своего личного, где будешь ты один и твои личные кошмары, — Сара рассмеялась, жестоким, чужим смехом.
— Чего они ждут?, — Ден со стоном поднялся и заорал, — Чего вы ждёте?
— Тебя, — вновь ворвался шёпот в уши, — Тебя Сара…
— Сара, неужели ты не видишь…или ты специально закрываешь глаза на этот мир. Неужели ты не видишь кошмара сплетённого из человеческой ненависти, лжи и алчности, что есть природа нашего мира…. Сара, разве мы достойны жить… Мы, те, кто отправляются в Ад, после своей смерти..жалкие и несовершенные.
— Ты сам видел, во что превращают нас совершенные зерги, в самоубийц…Ден..
— Но я больше не могу…Не могу делать вид, что люблю свою жену, которая ненавидит меня, моих детей, которые бояться меня и больше всего бояться пройти тест на телепата…. Меня разрушает этот мир Сара…я не хочу видеть людей.

Мы уроды, проклятые. Мы те, кого бояться. Мы скучны этому миру и безразличны, потому что под безразличием скрывается…

— Ты хочешь, что бы я нажал на курок?



Да, хочу…или нет. Нет, этот мир ничто, в нём меня всё равно нет…нет и не могло быть, я есть само отчуждение, ничто в глазах других…пустота Бездны, пугающая и неизбежная…человек ли я? Но если человек есть ложь, если вся человеческая цивилизация основанная на пороке и животном инстинкте..если даже самое святое и личное — Любовь есть ничто…виртуальный образ и разочарование, человек ли я…? И это страшное и жуткое одиночество…в отличие от обычного человека нельзя не поверить, обмануть себя. Среди телепатов это равносильно смерти…если даже закрыть глаза, всё равно не уйти от этого мира, которое пронизывает ментальное зрение.

Чего я хочу? Неужели весь мир заполнен ненавистью и презрением, неужели во всей Вселенной нет места для меня, для маленького слабого существа, которое тоже хочет любви.

— Нет, — холодное равнодушие внутри. Самый простой ответ, не требующий никаких размышлений, опрокидывающий все мысленные построения.
— Сара, — это я, сама, шепчу сама…сама, Высшее и ментальное, что руководит миньёнами зергов вокруг лишь касается меня, а говорю сама с собой лишь я, потому что ЕМУ не нужно говорить со мной, ЕМУ нужно лишь прикоснуться ко мне и, что-то внутри меня произнесёт ответ…
— Ты должна решить Сара, — пистолет уже давно гуляет около виска Дена, он сломлен чужой волей, — мы нужны ему…Мы чужды этому миру, но выносить это одиночество невозможно…

Как прекрасно, когда тишину разбавляют шумы, но не хаотичные, а упорядочные. Не Хаос, а порядок идёт вперёд, наступает и захватывает разум и погружается в подсознание… Они все разумны, все вокруг, они думают, но мысли их синхронны, с одной волей и с одним стремлением…Они все проводят единую Волю и все они способны на Осознание, но только в данный момент, когда это необходимо.

— Сара, — всеобщее единение врывается внутрь человеческого существа, словно часть Разума передаётся огромному и вездесущему. Словно ты ВСЁ и НИЧТО одновременно. Ты сливаешься с Бездной и становишься соучастным ей.
— Сделай шаг, — оно ждёт, не требует, а ждёт…пришло его время и оно готово дать ей принять решение.
— Если я скажу нет?
— Тогда скажи, — эхо в голове, многократно отражается от черепной коробки.

Решение уже давно принято, но произнести его, это, значит, оборвать всё, что было до….

Прервать свою судьбу, свою жизнь, начать всё сначала с тем грузом, который свалился за предыдущую жизнь… Решение принято в момент рождения или даже за долго до того в далёком двадцатом веке в Северной стране название, которой уже и не вспомнить…когда то давно..родилась девочка, потомок которой будет владеть судьбами миллиардов.

— Моя королева, — Ден глупо улыбался, он сдался…не смог противостоять самому себе.
— Тебе дан выбор королева, ты его сделала сотни лет назад…произнеси его…

Сара поднялась на ноги, тяжело и не понимая, что происходит вокруг.

— Сделай шаг, — в сознание ворвался знакомый хаос ментальных шумов, в внутри возникло потрясающее умиротворение. Я есть одно целое с ними, не машина, не робот, мучающийся над вечным вопросом..что есть я? Я знаю..потому что ОН знает..тот кто касается меня сильными и властными прикосновениями. Он зовёт меня, потому что знает, что этот шаг неизбежен….



— Я человек, — твёрдые слова, которые каждый Хост привык говорить с гордостью и верой. Я человек. И слушать шумы вокруг, погрузиться… утонуть их, смеяться, шутить, делать вид, что всё в порядке. Делать всё лишь бы не слушать себя, где…там в глубине осознаёшь..что нет, неправда. Не человек.
— Касаясь пси, человек разрушает своё предначертание, он выходит за рамки, установленные для его цивилизации, — Ден сдался. Вот и всё, его сознания, Воли хватило лишь на жалкое подобие сопротивление, прежде чем, мягкое прикосновение чужого Поля решило раз и навсегда извечный спор двух Я.
— Я не хочу никому мстить, все религии говорят, что это путь саморазрушения, у меня есть мораль, честь, достоинство, — лишь бы добраться до пистолета одиноко поблескивающего хромированной рукояткой на полу в вете скудных неоновых ламп. Там должно остаться всего немного энергии, для одного выстрела, самого точного, потому что попасть себе в висок так…просто…
— Мораль и религиозные нормы, есть не что иное как ограничения, заставляющие быть человека не_животным…Сара
— Разве мы не этого хотим Ден, — шаг вперёд, но Ден уже ничего не видит, он полностью в себе, весь мир для него сошёлся лишь на этом споре, который уже вышел из него…
— Ограничения нужны, чтобы ты могла контролировать своин инстинкты Сара…то, что ещё роднит тебя с животным миром. Страх, потребность в воспроизведении рода, инстикнт самосохранения.
— Да, я знаю, мы все телепаты много об этом говорили, что большинство людей есть не что иное как разумные животные…животные. Животные…как забавно, животные управляемые эфимерным страхом наказания, после смерти…за неизвестным. Животные, которые совершают ошибки, а потом ползают на коленях вымаливая прощения, которые лгут, а потом раскаиваются, совращают…и бояться…бояться. Страх есть Высший правитель нашей цивилизации.
— Страх и Ложь, это есть мы Ден, это наша цивилизация..человечество, — как странно произносить запретные слова, запретные мысли, за которые тебя «друзья» телепаты тут же бы сдали властям для промывки мозгов, хотя это знали все. И все соглашались…Как странно. Но пистолет уже в руках, приятно холодя рукояткой ладонь руки. Ден подошёл к тусклому зелёному стеклу и застыл наблюдая за чем то, там на останках базы.
— А если нет инстинктов, нет инстинктов Сара, нет страха, нет боязни пожертвовать собой, нет любви, которая есть суть размножения, а не духа…ничего этого нет. Нет того, что нужно было бы ограничивать. Нечего ограничивать, — спокойные слова, под которыми скрыт рокот океана, Чужого океана…

Абсолютная свобода, свобода от ограничений, от ложной морали, от внутренних комплексов, нет разъединения, которое разрушает, но и созидает человечества, когда две половинки слиты в одну, в одну всегда гармоничную и самодостаточную. Нет это всё равно рабство. Хотя может и свобода. Рабство Воли, но свобода от человеческих ограничений.

— Все заражённые люди делают выбор, не все же коконы порождают заражённых, некоторые открываются пустыми. Это сражение духа Сара…воли…

А он прав… Прав и не так силён Сверхразум. Зерги совершенны лишь в своём непреодолимом стремлении к совершенству, а сейчас они имеют и слабости и недостатки. Но… они поглощая вид за видом становятся лучше, предельнее и прекрасней…не вид а…даже не объяснить. Главное не сдаваться, а сражаться…Обычные люди не готовы, они поднимают лапки вверх лишь только кто-то касается их сокровенных грязных мыслишек…а Хост…может…может, если конечно, если захочет терпеть муку подчинения…не_единения. Потому как единение дарует радость и свободу мыслей, мыслей которых нет. Ведь доказано, что каждый из зараженных сохраняет сознание до самого момента смерти от собственного взрыва. Искажённое, разрушенное..но сознание…

— Нужно бороться Сара, — жаркий шёпот, безумца около самого уха, — Ты способна победить в этой схватке Сара…
— Я могу, — во рту пересохло от напряжения и внутренней боли, — Я всю жизнь терпела невыносимую боль и готова была терпеть её ещё долго, играя роль уверенной!

О боги, это она произнесла ещё и вслух. Да уверенной и твёрдой, хотя была ли она самом деле такой? Неужели она сильная и последовательная не хотела всё забыть и потерять способность к пси. И для чего? Всего лишь для то, чтобы спокойно заснуть в одной постели с сильным и твёрдым, как она сама, но только сильней, мужчиной…самцом. О нет, это непереносимо, это проклятье павшее на её голову. Желание стать не_знающей, и отдаться инстинктам. Всего лишь…как странно. Как быстро распадается убеждённость в правоте агитаторов, постоянно обрабатывающих выпускников Академии. Как низки её желания. Но это не она, нет, это всего лишь Всесильный инстинкт Быть. Всё просто и преодолимо.

— Если я проиграю, если Он будет сильнее чем я?
— Но Сара,..никто ещё не пытался Ему противостоять. Противостоять по настоящему..никто. Ты всего лишь сможешь уничтожить один, всего один бункер Сара, будучи заражённым терраном. Ты ничего не теряешь.

Трудно, труднее чем вся жизнь до этого, потому что впереди другая или смерть. Решение есть, оно на языке и готово сорваться с губ, а тело готово сделать шаг. Но остатки человека внутри готово драться до последнего, но это не совсем то..это ограничения, не согласные расставаться со своим владычеством.

— Сара… Сара, что ты говоришь, что ты думаешь? Если ты слаба, если ты человек, то в твоих руках орудие смерти, почему же ты не разрешишь эту задачу, почему Ты до сих пор жива …Сара?, — это уже моё второе Я, или первое..не знаю…но победа внутри ещё не одержана.
— Что мне делать, — по щекам стекают солёные капли, наверное чужие, потому что Хосты не плачут, никогда…но я плачу…Сара Керриган, здесь на заброшенной платформе над опустошаемой зергами Тарсонисом в бункере командного центра.
— Обязана ли я кому ли я противиться своей воле, своему риску, который способен утопить Вселенную в крови? Я которая видела всю низость и всю кровь. которую люди проливали ради своей прихоти и грязных целей, поддаваясь своим инстинктам…запрещая быть мне..быть тем..кто я есть…

Ден около створок главного шлюза, он стоит неподвластный своей воли. он ждёт её приказа.

Не боюсь….готова…готова принять судьбу и Единение, потерю и подчинение..готова принять вечный Бой…только пусть он заметит меня…пусть удивиться и выделит меня как своих Серебратьев как самую лучшую, как непоколебимую и я Сара Керриган принесу в эту проклятую Вселенную Шторм, Искупляющий огонь чистой незамутненной ненависти, которая острыми иглами выходит из меня…

— Ден, открывай шлюз, мы выходим. Мы не боимся Роя. — твёрдые и уверенные шаги и осознания победы над самой собой. Сверх Разуму нет дела до неё сейчас, но потом. Потом когда, двое выйдут из командного центра беззащитные и открытые, пройдут мимо замерших, словно от удивления зерлингов, гидралисков и торжественно трубящих ультралисков к странной королеве зергов. Таких тысячи. но эта особенная, толи цветом, толи странноватой формы. А та раскроет свои крылья выпуская зеленоватую массу, как обычно, накрывая командный центр, но не как обычно. Ведь перед ней стоят двое. Один склонённый на одно колено, а вторая гордая и непреклонная, принимающая ужас морфирования прямо стоя на ногах. Но это не как обычно, что-то пойдёт не так, ведь один из них будет просто заражённый терран, который разрушит в неописуемом прыжке бункер на Тарсонисе, а про вторую…

Про вторую Сверх Разум на далёком мире Чар, скажет новому Серебрату ещё тогда слабой стаи Джормунганд:
— Я нашел ещё одного сильного агента, которого я поставлю наравне со всеми Серебратьями….

Сражение внутри неё продлиться ещё вечность и лишь разорвав кокон, на Чаре, она, позволит себе одну единственную слабость, одну единственную, когда отпустит того, кого любила когда-то давно в прошлом, когда была человеком…или старалась им быть…

© K@rgan
Статья написана: 2008-05-15 03:49:59
Прочитано раз: 4017
Последний: 2016-12-02 13:38:22
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  k@rgan
Гость @ 2014-12-30 11:09:17


ip: 85.236.29.*
Фанфик написан в качестве небольшой литературной дуэли с Achenne (Кодекс Совершенства).
  k@rgan
Гость @ 2014-10-03 09:12:46


ip: 85.236.29.*
Из того что я написал по вселенной СК, есть два моих любимых фанфика, один из них Кодекс Роя, второй Начало пути. Даже удивительно, что когда то у меня было время и желание писать... Сегодняшнее поколение старкрафтеров в большей степени киберигроки, вселенная и сюжет уже мало кого интересуют...
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 03:21:09 MSK. Страница загружена за 0.240828 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта