История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Падение (часть 1)

Экспортировано из коллекции Blizz-Art.Ru
Написал фанфик по СК? Добавь его в самую большую коллекцию!




Эпизод 1


1


Если вы гуляли когда-нибудь по лугам и чувствовали тот свежий воздух, то легкое касание солнечного тепла, то неописуемое состояние невесомости… Если ваши руки касались золотых колосьев или высокой травы, и в этот момент вам хотелось прилечь на землю и кинуть взгляд на ясное синее небо, то умиротворенность, что воцарилась над Мулгором, была именно такой…

Дикие поля на равнинах, где таурены спокойно осели и начинали новую жизнь, были отданы во власть легкому ветру, что доносился с Пустошей, неся тем самым теплый сухой воздух. Вот мирный таурен, сидел на возвышении и смотрел как пасутся громадные носорогоподобные существа - кодои. Кодоев можно было использовать как еду, вьючных животных, а также в качестве источников молока. Молоко кодоев очень вкусное, оно было чуть слаще коровьего и намного питательней, что поднимало ему цену в Азероте. Таурены, первое время после падения Пылающего Легиона, через орков, которые имели флот, переправляли это молоко в Менесил, а оттуда в города Стормвинд и Айронфордж. С этой сделки они имели неплохой доход, с которого фактически была отстроена столица их маленького государства. Но времена изменились, и люди с орками, что-то не поделив, снова начинали вражду. История описывала очередную спираль. Мохнатые гиганты состояли в блоке Орды еще со времен ее пришествия в Калимдор, когда Кэрн Кровавый Рог в обмен на кое-что вступил с орками в кровный союз. Вобщем поставки прекратились, и таурены спокойно тратили золото, что было заработано всего за пару лет.

Бык сидящий на траве был воином-учеником, он еще не мог без разрешения Совета носить оружие, но к легким доспехам этот запрет не относился. Обычно воинов-тауренов готовят в три этапа: рукопашный бой и борьба, занятия в доспехах и со щитом, занятия с оружием (топор или молот, так как бывшие кочевники не славились великими кузнецами, а эти виды оружия делать было относительно легко). Но на протяжении всей подготовки уделялось много времени и духовному единению с природой. Они учились понимать ее, учились помогать ей и принимать ее дары. Особо прогрессирующих воинов отправляли на оттачивание боевых навыков в Огриммар - столицу Даротара, государства орков. Там бывшие кочевники могли познать новые виды оружия и новые стили ведения боя. Закончив обучение, воины либо пускались в путешествие, либо возвращались домой служить своим вождям…

Молодой Тор, а именно так звали таурена, тем временем сидел и наслаждался редкими и сладкими минутами отдыха. Со следующего дня он переходит к занятиям с холодным оружием, но об этом он думал меньше всего. Топот далеко пасущихся кодоев, отдавался в землю, которая в свою очередь передавала вибрацию таурену. Но он сидел невозмутимо, вглядываясь то в холмы, то в леса, что расстелились подле. Неожиданно на синем небе показалась звезда. Это было удивительно, ибо звезд днем видно не бывает… Светлая точка постепенно переросла в маленький круг. Затем начала обретать форму близкую к шару, облизанную ярким пламенем. Огненное тело начертило в небе черную полоску дыма и, постепенно увеличиваясь, упало за холмами, подняв через некоторое время клубы пыли и черного дыма. Полоса, что разрезала голубизну небес, вскоре рассеялась, будто и не было ее вовсе. Немного времени прошло, чтобы и горизонт за холмами вновь стал безмятежен.

Тор оглянулся назад, там находился Тандер Блафф, названный так наполовину из-за условий, в которых проходило строительство города (постоянные грозы), а также места, где располагался город - это были отвесные холмы, представляющие собой высокие и широкие плато. Там, пока, никакого оживления не наблюдалось: видимо падение огненного шара осталось не замеченным в городе. А молодой таурен, тем временем боролся со своим любопытством: пойти ли посмотреть, что же рухнуло за холмами? Рассказать ли остальным?

Когда Тор сидел погруженный в мысли, на руку ему сел взявшийся из неоткуда орел. Он сел довольно жестко, даже поцарапал руку таурена. Воин-ученик, почувствовав слабое дуновение и резкую боль левого запястья, вынырнул из мыслей и переместил взгляд на птицу. Он не мог говорить с животными, но отчасти понимал их поведение: когда они напуганы, когда они голодны или находятся не в лучшем настроении. Орел глядел в глаза таурену, намериваясь вот-вот что-то сказать, но неожиданно взлетел и гордо полетел в сторону холмов, будто призывая идти за собой. Тор поднялся с мягкой травы и все таки двинулся к месту падения шара. Идти до туда было около одного-двух часов, но быки-кочевники особо не пользовались изобретением восточных народов называемых часами, поэтому чувство времени у них было свое - природное, хотя и календарь у них был общепринятый с Ордой и Альянсом. Только эльфы, тролли и другие мыслящие расы, оторванные от цивилизации, определяли конец или начало месяца по луне. Лишь раз, в отрезок времени, схожий с обычным месяцем, луна не показывалась на небосводе. Фазы были не устойчивы, поэтому ориентироваться по ним не было смысла. Вобщем, «нет луны - новый месяц начинай».

Орел гордо порхал над головой, иногда затмевая солнечный диск, Тор бежал по мягкой траве, слегка поднимая придорожную пыль. Но пришло время свернуть с проторенного участка и двинуться к подножию холма.

Продираясь сквозь редкий лес, что закрывал нижний и средний пояс возвышения, молодой бык не забывал посматривать наверх в поисках своего пернатого спутника. Орел часто улетал далеко вперед от таурена, но всегда ждал его на верхушке какого-нибудь дерева, и, удостоверившись, что мохнатый и немного неуклюжий гигант добрался до него, тут же вновь срывался с веток и скрывался за зеленью леса.

Наконец таурен преодолел лесистое покрывало и с легкой отдышкой устремился к самому верху, где по непонятным причинам леса не было, только лишь трава. Видимо раньше здесь было какая-то постройка, а может, просто так распорядилась природа… Тор взобрался на самую вершину, и его взору предстали южные равнины с редкими и маленькими поселениями тауренов, разбросанных среди редких лесов и озер. Некоторые из них были окружены бревенчатым забором высотой в два, а то и в три тауреновых роста - это были опорные пункты на случай войны. Сюда стекались мирные жители близлежащих деревень и пережидали нападение, будучи в безопасности. Единственные, кто мог их потревожить в данное время, это кентавры, или как их называют местные - «конелюды». Эти убежденные кочевники, похожие больше на зверей, чем на разумных созданий, изредка позволяли себе нападать на ставшие уже плодородные земли. Но таких случаев бывает один-два раза за год, можно сказать посезонно. Были также и простые охотничьи и рыбацкие деревеньки. Те просто жили своей жизнью: добывали животное сырье, а излишки продавали в Тандер Блаффе или поставляли на своеобразный экспорт в Огриммар.

Тор почувствовал в воздухе запах гари, смешанный с чистым равнинным воздухом. Орел кинулся с неба в глубину лесного пояса уже на этой стороне холма. Лесной покров в том месте имел маленькую плешь. Таурен, забыв об усталости, кинулся вниз со всех ног, будто пытаясь обогнать птицу. Но ноги его заплелись, и тяжелая туша опрокинулась на землю, покатившись кубарем. В этот момент все в глазах Тора слилось и представляло собой размытое изображение из леса, неба и травы с землей, которое внезапно прекратилось - он ударился головой и потерял сознание.

Молодой воин очнулся от глухого скрежета в голове - это орел пытался его пробудить: он стучал по рогам своим мощным клювом.

— А… черт, должно быть много времени прошло пока я тут лежал! - таурен приложил левую руку ко лбу и обратился к птице. - Что молчишь? Куда ты нас привел… - Тор закрыл глаза и медленно лег на спину. - …Ну и боль, да тут еще и рана.

На голове исполненной длинными волосами была ссадина от касательного удара о дерево. Тор медленно встал и начал искать растение с нужными листьями, дабы приложить их к ране. Орел взмахнув крыльями поднялся именно на то, которое было нужно.

— Молодец, искупай свою вину… - Тор медленно зашагал к нужной кроне. - Вот то, что мне нужно… Хм… Ну ка сорви лист мне! - приказал, ожидая неудачи таурен.

Но орел покорно спрыгнул с ветки и на бреющем полете сорвал аж три листочка и приземлился на мощное плечо воина-ученика.

— Спасибо… Коготь… - Тор улыбнулся и посмотрел на левое запястье - ранки уже были царапинами, затем он перевел взгляд на глаза птицы, вытаскивая листья из клюва. - Я буду звать тебя Коготь.

Орел громко крикнул, видимо он был согласен с таким именем. Но тут же сорвался с доспеха из слоеной кожи и ринулся на далекое дерево. Тор приложил один лист себе на рану и что-то произнеся, убрал руку с головы. Остальные два листика он решил поберечь, убрав их в маленькую сумку на поясе. Коготь продолжал поиск, и Тор следовал за ним. Они были совсем близко, запах прожженного дерева чуялся все отчетливее. Наконец они достигли той самой проплешины. Дюжины две поваленных деревьев, некоторые из которых были вырваны с корнем, обуглены и припорошены серым пеплом. Они лежали строго кронами в одну сторону, будто кто-то их просто сжег и сложил как дрова, приготовленные для дальнейшей обработки. Кроны смотрели в стороны небольшой горы из грязи, перед которой была вырыта длинная траншея по пояс глубиной. Коготь сел на горку и снова заголосил. Тор никак не мог собрать воедино все эти детали - они были огромны, и разглядеть общую картину можно было только взобравшись на дерево. В этот момент таурен завидовал тому, что птица уже видела все это сверху и возможно знала, куда подевался огненный шар и здесь ли он вообще упал.

Тор осмотрел траншею. Огромная грубо вырытая канава, из которой торчали тонкие корни деревьев, была полна залы, принесенной ветром с догорающей древесины. Земляная горка была черна, так как земля, выкопанная из траншеи, была очень плодородной. Искусственная канава с противоположной от горки стороны постепенно набирала высоту, плавно переходя в обычный покров - можно было спокойно из нее выйти, не взбираясь на края. Складывалось впечатление, что кто-то собирался аккуратно спустить, например катапульту или телегу, в траншею, а потом спокойно закопать.

Солнечный свет потихоньку становился оранжевым, сам диск лениво тонул за горизонтом, отдавая тем самым право на небеса звездам и луне. Но пока еще было довольно-таки светло, и таурен, перегруженной беспорядочной информацией, двинулся в сторону Тандер Блаффа. Останков огненного шара не было, лишь большая траншея с подъемом с одной стороны и горой земли на другой. Тор спокойно шел сквозь лес, а над его головой покорно летал его новый друг, будто следя, чтобы ничего с мохнатым гигантом не случилось.


2


После тренировки с бревнами у Тора ломало плечи и запястья. Уж больно сильно нагрузили его и пару других учеников. Он знал, что на него сделана ставка, как на способного воина, но говорить об этом открыто было не принято. Тор положил свое орудие на специальный стеллаж и двинулся к выходу из огромного душного шатра. Свежий воздух обволок своим холодом тело таурена и немного его расслабил - он спешил на обед.

В столовой гильдии бойцов «Айрон Бим» Тор спокойно принимал пищу с другими учениками.

— Я потянул свое плечо прямо на разминке, потом всю тренировку не мог нормально работать, - пожаловался Грилод, огромный даже по тауреновым габаритам.

— Сегодня было тяжело, слишком сильно за нас взялся наш мастер, - улыбнулся Наил и хлопнул по плечу Тора.

— Да… это так, было не просто, - Тор ответил без интереса, уставившись в одну точку. - Да…

— Соберись, Тор, ты сегодня весь какой-то… как будто в другом мире, - Наил снова ударил Тора по плечу и засмеялся. - Может быть ты…

— Влюбился? - прервал Тор, переведя взгляд на Наила, а потом на Грилода. - Нет, просто какое-то у меня настроение плохое, не знаю почему… - молодой таурен снова отвел глаза и фыркнул.

— Мы сегодня пойдем смотреть бой между каким-то орком и нашим Харумом, с нами не хочешь? Говорят, будет интересное сражение, даже с магией! - сказал Грилод, изображая мага пускающего какое-то заклинание в сторону Наила.

— Нет, наверное я дома посижу, отдохнуть мне надо, а то наслоились у меня наши тренировки и все эти имитации боя… - Тор вновь взглянул на друзей и улыбнулся. - Если будет настроение, то приду.

— Вот это другое дело! - Наил в третий раз хлопнул по плечу Тора, а тот в ответ сильно, но мягко ударил его в грудь, и Наил упал со скамьи - раздался смех. Все, кто сидел за этим и соседними столами захохотали. Наил лежал на полу, и казалось, смеялся громче всех.

— Настроение… плохое? - Наил захлебывался от смеха. - Думаю, теперь… ты до конца… дня… заряжен доб…ротным настроением! - Тор помог встать Наилу сесть за стол.

Плотный обед заполнил ни только едой желудок тауренов, но и положительной энергией их души. Наил и Грилод двинулись в сторону деревни Бладхуф, Тор, в свою очередь отправился в Тандер. От тренировочного лагеря до города было рукой подать, ведь плато, где находился город, всегда были видны во время тренировок на свежем воздухе. Тор шел и все думал о вчерашнем огненном шаре. Молодой таурен принял решение к вечеру пойти туда снова. Внезапно с гор послышался знакомый крик орла, будто услышав мысли о данном решении - это был Коготь. Тор взглянул на небо, и в этот момент орел спокойно сел на его левое плечо и принялся хлопать крыльями, выражая свою радость.

— Тише, тише… Я тоже рад тебя видеть дружище! - Тор посмотрел на птицу. - Мы сегодня снова пойдем на поиски нашей упавшей звезды. Как жаль, что я не загадал желание… - таурен улыбнулся и зашагал к деревянным лифтам.

Тандер Блафф находился на высоких плато и сначала имел обычные спуски, по которым на возвышения возили строительные материалы. Но местные архитекторы, если их так можно назвать, решились на смелый шаг: они засыпали подъемы, создав тем самым искусственные отвесы, которые нынче никак не выдаются. Также они воспользовались интересным ходом, коем было создание системы канатных лифтов, которые в случае нападения спокойно можно было поднять и демонтировать. Эти лифты работали на механизмах, созданных гномами в те спокойные времена перемирия. Автоматическими, как было задумано, они не стали, поэтому в движение лифт приводился с помощью силы нескольких кодоев. Столица государства бывших кочевников была практически не преступной для наземных войск, против воздушных агрессоров у города в рукаве были свои козыри: секретный орден друидов, представители которого, по слухам, могли контролировать разум животных. Против катапульт была система «сеточной защиты» - у построек, что находились близко к обрывам, имелись торчащие бревна, на которые натягивалась прочная сетка из неизвестных волокон. При прямом попадании снаряда, сеть немного отпружинивала его, сохраняя постройки в сохранности. Единственное слабое место - это центр города, так как сеть натягивалась не достаточно высоко.

Не смотря на все предосторожности, город-крепость противостоял лишь учебным и проверочным атакам, но тем не менее дух великого города витал в нем все время. Широкие площади, соединенные огромной тотемной башней в центре и подвесными мостами на периферии, были по истине впечатляющими. Город, как это было принято, делился строго на районы, где жили таурены, посвятившие себя определенному делу: охоте, войне, магии и так далее. Каждый район представлял собой площадь с широкими лавками и уютными гостиницами, аккуратно возведенными из благородных пород деревьев. Находиться было здесь приятно, хотя в первые минуты желание осмотреть окрестности с обрыва или моста куда-то сразу пропадало, а те, кто боялся высоты и вовсе дальше главной площади старались не ходить, и ездили они на лифте с закрытыми глазами.

Тор поздоровался с некоторыми кузнецами, продавцами, кто-то расспрашивал про красавца-орла на плече. Так, не спеша, таурен дошел до своего дома, спрятавшегося около подножья Великого тотема и пары деревьев.

Он посадил Когтя на торчащий из стены кусок бревна, и дав кусочек крольчатины, прошел в свою комнату. Она была небольшая и особым шармом не отличалась - обычное место обитания бывших кочевников. Деревянный свод, стены, стулья, стол. Спали таурены на полу, поэтому в углу комнаты всегда лежала теплая медвежья шкура - гномы подарили ее отцу Тора, когда тот плавал в Айронфордж. Отец Тора - Хавр Черное Копыто - был в хороших отношениях с Кэрном Кровавым Копытом. Он состоял в охране легендарного каравана, повстречавшего Орду в суровых пустошах. Пару раз Хавр ходил морем к берегам Азерота - не многие таурены могли увидеть те земли. Там он побывал в столицах людей и гномов, откуда и привез немного сувениров любимому сыну. Сейчас, в тяжелые времена, Черное Копыто часто ездил с высокими представителями Орды на различные собрания, где был командиром охраны послов. Дома он бывал редко, да и Тор, повзрослев, не был так привязан к своему родителю. Мать Тора была убита еще во время кочевых переходов молодого племени, что было задолго до вторжения Пылающего Легиона.

Тор прошел в большую комнату, увешанную знаменами некоторых ордынских временных соединений, которые быстро распались за ненадобностью после битвы у горы Хиджаль: Орда вернулась к кланам. Молодой бык взял пару факелов и прошел к выходу, занавешивая за собой все проходы: «Ну что, друг, пошли - разберемся, в чем там дело!»

Вечерело, и город постепенно готовился ко сну: торговцы, пылко обсуждая минувший день, убирали свои прилавки и закрывали магазины, простые горожане уже не толпились на маленьких площадях, стражи Тандер Блаффа, не торопясь, зажигали факелы.

Тор спускался на лифте, похолодевший вечерний воздух выдыхался уже паром, а солнце начинало погружаться за горизонтом. Коготь покорно сидел на любимом левом плече и спокойно оглядывался вокруг. Кабина достигла земли и чуть-чуть дернулась, таурен быстро соскочил с деревянного дна и легким бегом направился в сторону Бладхуфа. Камни мощеной кое-где дороги были немного влажными, и не поскользнуться на них было некоторым достижением, особенно для бегущего неуклюжего таурена. Но Тор умудрился пройти это препятствие без особых усилий и, дойдя до места, где вчера днем он любовался кодоями, зажег свой факел и ринулся за холм. Коготь оттолкнулся от плеча спутника, прыгнул вперед, раскрыв свои большие крылья, и плавно полетел вперед таурена. Тор забежал в уже знакомый лес и, ускорившись в горку, ринулся к пику холма.

Движения повторялись точь-в-точь как вчера. Быстрый подъем в гору и не менее быстрый спуск, но на этот раз таурен избежал ненужных падений, и это сыграло некоторую роль в составлении картины объекта. Тор замедлил свой шаг, когда возле него свет от факела обозначил тень от какого-то куска железа. Это видимо был доспех, но только слишком грубой работы и почерневший от огня. Но Тор поднес факел ближе, и освещенные детали стали рисовать в голове абстрактные картины. Это был искривленный лист металла, напоминавший расколотую кирасу. Молодой таурен провел пальцем по поверхности и соскреб бурую копоть. Запах ее был резким и неприятным: вобщем ничем не отличающимся от обычной залы в костре. Тор предположил, что «разорванная кираса» оказалась здесь с легкой руки беглых торговцев… Мало ли кто кому задолжал и решил скрыться вместе с товаром, ну и пара сырых заготовок, видимо, утяжеляли колесницу беглеца. Такие случаи были редки и чаще это были хитрые люди или обезумевшие орки. Только они могли позволить себе утопиться в долгах на здешних ярморках… Оставив железо и мысли о нем в покое, Тор ринулся к траншее. Все было как и вчера: спуск в траншею с одной стороны и гора земли с другой. Бык воткнул два факела по двум сторонам траншеи близь кучи земли и зажег их. Теперь можно было спокойно осматривать место и искать что-то новое. С темного неба послышался орлиный крик - Коготь решил спуститься и для приземления он выбрал верхушку земляной кучи. Тор вынул из-за пазухи что-то похожее на маленькую лопату и начал рыть кучу у подножья. Плодородная земля обветрилась и загрубела, поэтому раскопки были не очень простыми. После одного часа упорной работы, Тор продвинулся где-то на полтора метра в глубину и нашел куски синего стекла, а точнее оно становилось синим лишь на свету… Таурен не поверил своим глазам, стекло меняло свой оттенок, как только ты смотришь через него на яркий свет, тем самым не давая ослепить глаза от света факелов. Тор много слышал про Азеротских стекловаров, особенно о гномьих мастерах, которые варили лучшее стекло на своем материке… У них был секрет перекраски этого самого стекла, поэтому можно было, фактически, заказать любой из двадцати семи цветов, среди которых был серебряный и золотой. Лишь цвет. Сам таурен этих стекл не видел, но он был уверен, что в руках осколки именно такого ремесленного продукта.

Внезапно из-за спины послышался глухой топот. Таурен, не задумываясь, потушил все факелы и лег на землю, скрывшись в чреве траншеи. Коготь вспорхнул высоко вверх и скрылся в темном небе. Наступила мертвая тишина, и лишь шаги ломали сухие веточки и вдавливали камни в мягкую землю. Послышалась незнакомая речь, разговаривали два мужских голоса. Тор немного приподнялся и выглянул из-за укрытия - его взору предстали два человека. Оба они были в легких доспехах и смахивали скорее на разведчиков, чем на воинов ближнего боя. У одного из них был маленький факел - в их положении довольно-таки рискованная вещь в тылу врага. Разведчики о чем-то живо говорили, один из них разгоряченно жестикулировал. Тор пытался прислушаться к разговору, но все таки языковой барьер скрыл информативность речи. Внезапно, глубоко из под кучи земли послышался звук, похожий на органный перезвон. Разведчики повернулись в сторону траншеи, таурен тут же припал к земле. Прозвучал еще один перезвон и звук шипящего воздуха - все из под кучи и прямо около Тора. Шаги звучали все ближе и ближе. Молодой воин вооружился маленькой лопатой и притворился мертвым, повернувшись на спину и раскинув руки. Один разведчик аккуратно спрыгнул с факелом в траншею и, увидев лежащего таурена, решил проверить, мертв он или нет. Тор неожиданно вскочил и сделал выпад, ударив разведчика лопатой по шее. Человек не почувствовал сначала боли и ринулся из канавы, Тор бросился за ним и не заметил как сзади подкрался второй разведчик. Подкравшийся подпрыгнул и тут же огрел рукоятью меча по затылку таурена, и тот зашатался, потеряв равновесие. Первый человек тут же нанес резкий удар ногой в верхнюю челюсть, и Тор окончательно потерял сознание. В это же время на спину свалился получивший перелом ключицы разведчик.

Тор очнулся где-то в лесу. Было уже утро, и солнце слегка разрезало лучами лесные массивы на востоке. Свежий воздух прошел через разбитый нос к легким и наполнил жизнью молодого быка. Открыв глаза, он увидел на дереве везде успевающего орла, и Тор стал вспоминать вчерашние события. Затылок ужасно болел, а из носа можно было выковырить корочку спекшейся крови. Первым же делом таурен проверил свои вещи - ни факелов, ни лопатки. Затем он встал и понял, что рядом нет той траншеи и кучи земли из-под которой вчера слышался странный перезвон. Было странным, как такую увесистую тушу два человека смогли перетащить в другое место, тем более, что один из них был фактически неработоспособен. Тор сразу смекнул, почему его не убили. Смерть таурена от рук убийцы вызвало бы огромный общественный резонанс в этих землях, и тогда бы разведчики оказались бы в безвыходной ситуации. Но также было бы не вероятным, чтобы кто-то мог заслать их сюда, поэтому молодому ученику скорее всего никто бы не поверил, если бы он стал твердить о двух людях, рыщущих в местных лесах. Холодный расчет разведчиков Альянса казался безупречным.

Тор вынул из маленькой сумки на поясе два листка, что он припас днем ранее, но вскоре понял, что они ни чем не помогут и решил убрать их обратно. Молодой таурен ринулся искать хоть какие-нибудь дороги, дабы сориентироваться. Через полчаса утомительного бега, Тор все таки достиг одного тракта, ведущего в Южные Земли - дикий край, покрытый мертвыми пустынями, огромными каньонами и все еще неразведанный быками-кочевниками. Коготь кружил над головой, будто ожидая приказа от Тора, но вскоре, медленно планируя, сел на плечо таурена. В этот же момент на небе послышался глухой гром, потом еще один. Затем на небосводе показались вспышки огоньков различных цветов. Эти цвета были приглушенные, казалось, что огни плясали за синим небосводом, где-то на внешней высоте, но где именно, молодой воин знать просто не мог. Внезапно на небе показалась звезда, подобная той, что падала день назад. Черный дым резал чистое небо пополам тонкой линией, которая затем уперлась в горизонт - в том месте, где было Море. Тут же на небе зажглись еще две-три звезды, и они тоже начали падать в район воды. Завораживающее зрелище. Казалось, что время замирало и огненные шары еле скатывались с небосклона, но это было не так. Все происходило молниеносно и сопровождалось еле слышным свистом… Мерцание огоньков постепенно тускнело - солнце тянулось к зениту. Тор тряхнул головой и закрыл глаза: увиденное казалось ему сном. Но рассеивающееся черные полоски дыма над горизонтом уверяли в обратном. Данный звездопад нельзя оставлять без надлежащего оглашения и Тор кинулся на север в сторону Тандер Блаффа.

Дорога до столицы тауренов заняла часа три, и Тор еще раз задался вопросом, кто мог так далеко выкинуть от места падения первой звезды? Таурен быстро забрался на лифт, который не разделял его рвения и медленно поднимался, раздражая пассажира. Наконец Тор достиг площади и кинулся на другую сторону плато, где метрами выше находился дом вождей, который в свою очередь пустовал, ибо населяющие его таурены были в Огриммаре. Молодой бык кинулся внутрь и наткнулся на женщину, которая в отличие от Тора была одета в представительскую мантию.

— Приветствую…вас - сказал Тор, запыхавшись. - Я должен сообщить вам об увиденном мною… событии!

— Продолжайте, юный воин, - сказала, выразив заинтересованность, представительница власти.

— В небе над Мулгором сегодня с утра показалось странное свечение… - Тор тяжело выдохнул и снова набрал воздуха в грудь. - И с неба стали сыпаться немногочисленные огненные шары.

— Неужели, Альянс прошел сквозь восточные болота и решил атаковать… - женщина-таурен задумалась.

— Один из шаров… упал неподалеку отсюда. Могу провести. Также рядом с ним я видел двух разведчиков людей… - Тор отдышался и стал говорить нормально. - Они оглушили меня и перетащили каким-то образом к Южным землям. Один из них должен быть ранен.

В этот момент холодный расчет разведчиков Альянса оказался просчетом… Таурены были сплоченным народом, обманщиков было немного, поэтому словам друг друга они верили не так как люди. Женщина-таурен подозвала охранника, стоявшего у выхода из Дома вождей и что-то прошептала ему на ухо, указав на Тора.

— Как зовут тебя молодой воин? - спросила женщина.

— Тор, - неуверенно ответил тот, поправляя пояс. - Полного имени пока не имею…

— Не важно, - тут же произнесла таурен. - Ты отведешь небольшую группу наших стражей к месту, где упал огненный шар. Это Куранд Древесный, - женщина показала на стоявшего рядом с ней таурена, и тот прислонил кулак к груди, салютируя Тору. - Он будет старшим в вашей экспедиции, - наступило молчание, затем женщина продолжила. - Мы не ожидали, что маги Альянса начнут столь ненужную войну… Ступайте.

Тор и Куранд молча покинули Дом вождей и направились к площади Охотников, где располагался корпус городских стражников. Там Куранд собрал еще троих воинов и они с Тором направились в небольшой загон ездовых кодоев, что находился у подножья города и среди мелких кустарников. Загон наполовину находился в скале - там кодоев укрывали от дождя и отправляли на ночь спать.

Куранд оседлал кодоя по больше, чтобы сзади мог сесть молодой Тор. Трое других воинов запрягли ездовых размерами чуть меньшими. Группа передвигалась к холму, что указал Тор. Сверху за ними наблюдал орел, летающий широкими кругами, а по бокам пробегали редкие дикие звери, которые исчезали при первом же зрительном контакте с быками-стражниками.

Наконец они достигли места падения звезды, и, не торопясь, слезли со своих кодоев. К удивлению Тора, здесь уже было много тауренов из соседних деревень - кто-то уже наткнулся на странную деталь ландшафта. Молодой воин протиснулся сквозь спины стоявших и увидел причудливую картину. Четыре мощных кодоя тащили из раскопанной уже кучи земли какой-то металлический футляр размером вполовину меньше дирижабля. Около футляра причудливой формы валялось битое стекло, совсем как то, что могло менять окраску на свету. Сам металл был где-то черным от земли и копоти, а где-то начищенным до блестящего стального цвета. На корпусе виделись какие-то полустертые цифры, плавно скрывающиеся за слоем грязи, который в свою очередь покрывал разодранное железо. Футляр наполовину торчал из земли, и кодои еле-еле его тащили. К железной громадине подбежали два таурена с лопатами и принялись еще глубже подкапывать объект.

Теперь в голове Тора все беспорядочные мысли и фрагменты собирались воедино, как будто умелый мастер завершал свою мозаику. Звезда - это та груда металла, что кодои и пара тауренов тащили из земли. По всей видимости, она загорелась по чей-то ошибке, и возможно внутри кто-то был. Та траншея - это место, где футляр упал на землю, и из-за большой скорости закопал себя землей. Но ответы на одни вопросы порождали бред других: неужели гномы научились летать на столь огромные расстояния, неужели эта кованая махина долетела с берегов Азерота и почему она упала?

Гномы славились своими техническими изобретениями: механическими роботами, танками, своеобразными вертолетами и пусковыми установками типа мортир. Живя в подземельях и имея широкий доступ к железной и другим рудам, гномы принялись развивать своеобразную металлургию, которая при слиянии с кузнечным делом порадила зачатки машиносторения. Когда маленький народец вошел в состав Альянса, у них уже было чем усилить армию последнего, тем самым, создав армию и технически совершенную и магически просветленную. Появление стрелков и мортирных команд дало серьезное преимущество в борьбе с Ордой десятилетия назад. Потом последовало изобретение вертолетов, танков, механических роботов. Кстати последних, говорят, что гномы позаимствовали у гоблинов, которые, кстати, тоже умели разбираться в винтиках и болтиках. Гоблины отличились изобретением пороха (заметьте - не гномы) и первых простых моторчиков, что дало толчок к созданию самой полезной вещи путешественника - дирижабля. На дирижаблях до сих пор стоят моторы от другого не мало важного изобретения - гоблинского резака. Это хорошо всем известный, человекоподобный робот, который прекрасно справлялся с деревьями своими ручными бензопилами. Вобщем заочное противостояние двух технических школ ведется и сегодня, возможно, что кто-то из них сделал первый шаг к абсолютному доминированию над техникой…

Тут мысли Тора прервал знакомый звук, похожий на органный перезвон, затем послышалось шипение, и в двух местах из корпуса выстрелили струи пара. Таурены отошли на шаг назад, кто-то обнажил оружие.

— Гномы очередные игрушки куют… до добра не доведет это! - крикнул кто-то из толпы

— Альянс послал на нас железную смерть! - послышался женский голос, который затем поддержал громкий гомон.

В этот момент кодои предприняли сверхусилие и, рухнув вперед на землю, вытянули металлический корпус из ямы, им же созданной. Послышался треск стекла, и из задней части стал виднеться безжизненный человеческий силуэт с весящими руками. Тело повисло на рамах, которые крепили стекло уже можно сказать кабины. Таурены ринулись к задней стороне и увиденное их шокировало…




3


Небольшая комната. Запах благородного дерева наполнял ее воздух, а мягкий ветер, что легко стелился по полу, разносил лесные запахи, полные эфиров. Стены помещения были из дерева, покрытого кружевами какого-то растения. Атмосфера была наполнена необыкновенным спокойствием, именно в таких условиях медитировали друиды. Один такой друид сидел на ковре в центре комнаты. Его ноги были скрещены, а ладони опущены на колени. Светло-голубая кожа друида была покрыта морщинами, кое-где были вздутые от старости и душевных нагрузок вены. Да именно от старости, эльфы отказались от бессмертия, чтобы победить врага, чтобы вбить серебряный кол в сердце Пылающего Легиона. Глаза эльфа под морщинистыми веками живо бегали - он был погружен в видение. Внезапно друид открыл глаза и из них хлынул слепящий свет. Глаза моргнули и нежно-голубой свет уже покорно ютился в глазницах эльфа. Он быстро вскочил и, взяв рядом лежащий посох бросился к балкону, что был освещен лунным светом. Друид разбежался и прыгнул вниз, мгновение спустя его охватили языки синего пламени, которые, почернев, ослабевали и превращали руки в крылья, покрывая черно-синими перьями уменьшающееся тело эльфа. И вот уже полноценный ворон пролетал над домами ночных эльфов, стоящих где-то под покровом матери-ночи и отца-Ашенваля. Он огибал одно мощное дерево за другим, постоянно, то набирая высоту, то планируя к земле. Наконец птица достигла одного дерева, увешанного домами друидов - это была их школа, названная в честь хранителя Кенариуса. Несколько огромных деревьев стали домом для тех эльфов, что признавали магию и хотели познать ее смысл и силу. На каждой мощной ветви ютились скромные домики, окна которых излучали, казалось, теплый свет. Ворон залетел в один из самых больших и наиболее вычурных домиков, и будучи объятый черно-синим пламенем, предстал снова эльфом, держа в правой руке деревянный посох. Друид зашагал в глубь постройки, где был огромный круглый зал, украшенный резьбой и магическими светильниками. В дальнем конце зала витали два небольших камня синего оттенка, друид спешно приближался к ним. Два камня несли на себе трех эльфов, мантии которых светились тусклым светом, казалось, готовым в любой миг ослепить неприятеля, а затем сжечь его в своих объятиях. Их сила чувствовалась на расстоянии, их взгляды были тяжелы и в тоже время остры, они видели насквозь любого, заставляя чувствовать себя неловко молодых магов.

Один эльф был одет в красную мантию с желтой окантовкой, которая прятала белые тусклые руны. Длинные черные волосы его были аккуратно расчесаны и заключены в косу, что висела за спиной. Эльф, что стоял слева был одет в синюю мантию с серебряным орнаментом, вытканным на левой половине туловища и рукаве. Правая рука была одета в черную перчатку с рубиновым браслетом, которая держала золотой посох, вокруг которого витали три сферы причудливых оттенков.

— Мне было видение, о великие магистры - друид приклонился и сел на одно колено.

— И мы тоже лицезреть его пытались, друид, молви слово свое, - медленно, но чинно произнес эльф в синем.

— Наша магическая сфера, наша природная сущность дрожала под механической силой. Я видел яркие золотые лучи, что нашу сферу испепелить пытались. Я видел, что мир наш снова кто-то тревожит, и кто-то уже проник сюда.

— Легион Пылающий навеки из мира сего низвергнут… - молвил эльф в красной мантии. - И как мы уже знаем, пришел Легион из нашего же мира.

— Кроме нашей сферы нет больше порождений магии, что жизнь дает, - добавил первый магистр. - Даже Великие Создатели заключили себя оковами этого мира.

— Значит есть другой мир… - друид встал. - Значит, Создатели экспериментировали и создали подобные миры.

Наступила тишина. Учение эльфов о единстве и уникальности своей магической сферы казалось незыблемым, ведь его давали сами Создатели. Была создана сфера, в которой был образован мир под названием Калимдор, породивший в последствии раскола Азерот. Был в той же сфере создан мир, который получил название Потусторонний, где в последствии осел Пылающий Легион и его ужасные предводители. Все это существовало в едином доме, и вот кто-то постучался в его двери.

Внезапно послышался карабкающийся звук со стороны окна, друид ринулся в его сторону, за ним, на парящем камне, проследовал эльф в синей мантии. Когда друид достиг окна из него был виден только женский силуэт спрыгивающий на землю с нижних веток.

— Нас могли слышать - узнай, кто это… - сказал магистр.

Друид вылез из окна и кинулся камнем в сторону убегающей, в полете превратившись в ворона. Эльфийка увидела приближающегося перехватчика и, прочитав про себя заклинание, неестественно выпрыгнула вперед, оставляя позади клуб серого дыма и маленьких искр. Приземлилась на землю уже черная пантера, которую догнать по прямой было не так-то просто, тем более ворон летел уже горизонтально. Пробегая между редких домов, пантера свернула в сторону густых зарослей, ворон, немного отставая, ринулся за ней. Заросли кончились внезапным обрывом, который упирался в небольшое озеро. Пантера кинулась вводу, друид, приняв человеческий облик, решил поймать ее в созданный тут же вихревой поток воздуха. Пантера, плюхнувшись в воду, внезапно исчезла. Друид прекратил действие неудавшегося вихря и стал осматривать озеро: когда же выйдет из него беглец? Но никто не выходил, и тела не всплывало. Неожиданно друида в спину ударили тяжелой палкой. Второй удар пришелся в блок посиневшего от освобождающейся энергии посоха, который осветил нападавшего. Это была та самая молодая эльфийка, которая не знала, что тягаться с одним из лучших друидов ночных эльфов было бесполезно. Глаза его сверкнули ярким светом, ослепив девушку. Затем друид легким движением посоха выбил палку из ее рук. Вторым движением он совершил подсечку тем же посохом, направив затем его к лицу рухнувшей на спину девушке.

— Говори, кто ты и как ты смеешь подслушивать чужие разговоры? - лицо друида покрыли гневные черты.

— Я… - набирая воздуха в грудь, сказала эльфийка. - Я Эвин Виспграсс, постигаю тайны школы друидов, думала, что вы простые маги, который в рядовой вечер решили собраться и поговорить…

— Неужели? - друид усмехнулся. - Ты хочешь сказать, что перепутала Дом Магистров с таверной?

На этот вопрос у Эвин не было ответа. Она просто проследила за торопящимся магом и решила из любопытства узнать, о чем же говорят в легендарном доме.

— Я не учусь в школе друидов, я не знала ни про какой дом, а о магистрах понятия не имею… - Эвин оглядывалась вокруг, будто выискивала ответ.

То, что молодая Виспграсс не состояла в школе Кенариуса - это правда. Всему, чему она научилась - это были лишь подслушанные уроки. Родители Эвин, как и большинство ночных эльфов отвергали существование магии, и всячески препятствовали изучении ее своей дочерью. Но, как это бывает, запреты лишь усилили ее желание научиться искажать магическую сферу мира. Она знала как превращаться в пантеру, а для самоучки постижение столь сложного заклинания уже можно считать подвигом.

— Это я заметил - вас бы научили отличать, кого можно бить деревянной палкой, а кого не стоит, - друид отвел посох от лица Эвин и помог ей подняться. - Твоя сноровка похвальна, признаю пантера двигается быстро, но работать есть над чем… Так что ты слышала из разговора и лучше не врать, ибо, как я понял из твоих мыслей, ты дорожишь своим ничтожным магическим умением, а я могу лишить тебя этого, - друид пристально посмотрел в глаза девушке, четко выговаривая последние три слова.

— Там было что-то о нашем мире… - Эвин рылась у себя в памяти, подогретой после погони. - Вы говорили, что нам угрожает опасность…

Внезапно друид загорелся темно-синим, затем и черным пламенем, и обратившись в ворона того же цвета, устремился назад к школе Кенариуса.

Эвин села у берега озера и взяла маленький камень. «Что-то там не так… что за испепеляющий луч и сила не похожая на легион демонов?» - эльфийка кинула камень в воду, взяла другой. Серьезность вопроса, серьезность погони, которая могла стоить ей жизни - все это подогревало интерес к ситуации. Но этого интереса не разделяла окружающая девушку умиротворяющая природа: высокие зеленые деревья, не пропускающие почти солнечный свет, светлячки в кустах и травах, жужжащие букашки неподалеку, даже ветра не было - все было спокойно и безмятежно. «Нет… я должна узнать всю правду!». Эвин кинула камешек в воду, и ее гладь вновь покрылась рябью, отражая лес, небо и пантеру бегущую уже вдоль берега. Черная кошка так ловко умела избегать коряги и корни, торчащие из земли, избегать столкновения с многочисленными лесными препятствиями, что, казалось, это был не бег, а полет.

Когда в лесных дебрях стали виднеться очертания эльфийского поселка Маэнэре (на севере от озера Фалатим), внезапно послышался странный гул, неприятно давящий на уши. Эвин остановилась и замерла, дабы спрятаться в невидимой тени. Звук становился отчетливее и доносился он сверху. Вскоре где-то впереди послышался треск ломающихся веток, затем раздался взрыв, дрожь которого даже по земле передалась. Эльфийка скрылась в темном облаке, которое превратилось в черную пантеру, устремленную в Маэнэре.

Эвин достигла деревни, и увиденное шокировало ее. Несколько эльфийских трупов лежали под железными обломками, припорошенными различными предметами обихода. Дерево, на котором было несколько домов, накренилось к центру поселка и в любой момент было готово упасть. У его корней вздыбились обугленные корни, охваченные слабым пламенем, как будто кто-то кинул на них заряд катапульты с зажигательной смесью. На центральной площади, вокруг которой стояли деревья с домами, лежал какой-то обтекаемый железный короб, окрашенный в почти содранную серебристую краску. От него исходил гул, и многие эльфы решили к нему подбежать, дабы изучить его. Эвин взглянула вдаль - в то место где возвышалась величественная крона школы Кенариуса. От туда тоже бежала группа эльфов во главе с магистром Эльдаром, который носил черную мантию, белый платок на лице и две катаны за спиной. Эвин решила подойти к гудящему коробу поближе, но раздался оглушающий взрыв, и все покрылось клубами непроглядного дыма и пыли. Эвин сбило с ног, упав на спину, она не могла произнести ни звука, дыхание было сбито… В глазах потемнело от дыма, запах которого явно говорил, что взорвалась горючая смесь. «Орки…» - промелькнуло в голове эльфийки, и ее зубы оскалились от гнева и боли. Шум эльфийских голосов нарастал - была даже некоторая паника. В деревню вошел отряд охотниц, на мясистых черных пантерах, видимо они ожидали нападения: думали, что орда решила атаковать.

Одна из охотниц слезла с животного и направилась к телам, что лежали вокруг взорвавшегося объекта. Навстречу ей двигался магистр.

— Слава Элуне… - сказал тихо Эвин. - Верховный охотник жив…

— Тихо, тихо… - проговорил присевший рядом на одно колено эльф-лекарь. - Тебе нужно закрыть глаза… - руки эльфа загорелись зеленым свечением, которое внезапно проникло в грудь эльфийки.

— Тепло… я чувствую тепло…

— Теперь можешь вставать, юная леди…

Эвин приподнялась, эльф уже бежал к другим пострадавшим, а магистр Лаар, тот что носил красную мантию и имел черные волосы, пытался каким-то заклинанием восстановить силы пострадавших. Над небольшой площадью на высоте в три роста появилось серо-розовое свечение, которое ниспускало лучи того же оттенка на землю. Эльфы, что были серьезно ранены, приходили в себя, но те кто, был бездыханен, уже не вставали…

— Приготовиться к обороне! - скомандовал магистр с катанами, опустив белый платок на шею.

— Есть приготовиться к обороне, - приняла команду одна из эльфиек-всадников. - Занять оборонительные позиции!

Группа охотниц, оказывается, была не одна. По крайней мере Эвин насчитала где-то до полсотни серебряных шлемов. Молодая Эльфийка встала и побежала к школе Кенариуса. По дороге она слышала всевозможные военные команды и речитативы заклинаний, что увеличивали силу воинов. На встречу ей внезапно вышел тот самый друид, что преследовал ее некоторое время назад.

— Не время обсуждать… они уже здесь… - друид запыхался. - Принеси это письмо в Астранаар! Посыльный погиб, к тому же я видел, на что ты способна в беге… Отнеси же его поскорее! - Эвин взяла протянутый запечатанный конверт.

— Хорошо, хорошо, а что… - не успела договорить эльфийка.

— Скорее! Нет времени для объяснений. - друид превратился в ворона и улетел в сторону моря.

Эвин превратилась в пантеру и двинулась на восток - в Астранаар. Через дорогу идти было нельзя, ибо уже корпус эльфийских наездниц перекрыл подходы к деревне. Эвин неслась изо всех сил по Ашенвальскому лесу, никакие голодные волки, заприметившие одинокую добычу не могли угнаться за прыткой пантерой. Казалось, что окружающий мир всячески помогал эльфийке скорее добраться до Астранаара: почти не было разгневанных медведей, вездесущих громадных пауков и прочей опасной живности. Эвин представляла, как за деревню уже идет ожесточенный бой, как сестры Луны сражаются с кровожадными орками, а магистр Эльдар одну за другой отсекает головы бросившим ему вызов… От этих мыслей она чувствовала важность доставки письма, она чувствовала как в момент наступления усталости сил становилось больше, а скорость и без того не малая -увеличивалась. Но в один момент ее голову замкнула неожиданная мысль, пантера мгновенно остановилась, проскользнув по земле пару шагов. «Кому нести письмо? Ах… сатиры хвостатые…» - Эвин вытащила письмо из своей маленькой сумки, что крепилась на спине. Сероватый конверт был закрыт: на нем стояла странная печать с вороном, обнимающим крыльями полумесяц. «Да где же он…» - эльфийка ворочала письмо в поисках адресата, словно младенец, изучающий новую игрушку. Но конверт был абсолютно чист, кроме печати никакой информации. И тут молодую девушку начал охватывать соблазн открыть конверт и прочитать послание, но тут промелькнули в голове слова друида «ты дорожишь своим ничтожным магическим умением, а я могу лишить тебя этого». Они включили расчетливость эльфа, и Виспграсс продолжила путешествие к городку.

И снова кроны молодых деревьев, многочисленные кусты засвистели близ ушей быстроного гонца. Неожиданный поворот направо, огибает болото. Бег в гору, небольшой заросший холм скрылся в чреве леса. Затем река. Еще одна по больше. Низины, полные отвратительных насекомых, которые водились меж гнилых корней порченных какой-то болезнью деревьев. И снова куча барьеров из коряг и поваленных редкими грозами крон. Наконец продвижение вдоль хребта, вот уже скоро откроется озеро, в центре которого находится срубленный из старых деревьев городок. Так и случилось, и через мгновение эльфийка плыла к берегу острова с поселением эльфов, самому крупному из приграничных.

До событий, предшествующих очередному расколу Альянса и Орды, а именно во времена перемирия после сражения у горы Хиджаль, Астранаар был торгово-пропускным пунктом в Ашенвале. Орки свозили туда товары, что хотели продать в Аубердин и Дарнассус. Вобщем край был богатый, но в лесах таилось множество банд со смешанным происхождением (орки, люди, тролли, эльфы), поэтому караваны частенько не доходили до точки назначения. Данный торговый путь, кстати, стал одним из спорных вопросов, которые привели возобновлению конфликта. Орки стали строить форты, дабы караваны не были так беззащитны. Данную систему фортификаций эльфы расценили как подготовку к войне, к тому же оркам нужно было много древесины, и священное «ашенвальское древо» стало материалом. Орда настроила множество лесопилок, что окончательно вывело эльфов из себя. Экономическая выгода с продажи дерева, дешевизна этого ресурса внутри Орды, привели к тому, что уступать лесопилки было бы безумием. Грянули пограничные сражения, которые изредка повторяются и по сей день. Эльфы уступили часть северного Ашенваля, но грядут темные времена, и хозяева леса преисполнены желанием вернуть свои земли.

Эвин Виспграсс вылезла из воды и, отряхнувшись, снова достала письмо из кожаной сумки. «Сухое» - эльфийка набрала воздуха в грудь и, выдохнув, двинулась в сторону дома хранителя (аналог людского/гномского губернатора). Покои главы городка были неприметны - одноэтажный дом, с парой террас и фонтаном на каменной площадке, давно некрашенные стены из редкого темно-синего дерева. У входа стояли два охранника с метательными звездами в руках.

— Приветствуем вас, что привело вас к хранителю Астранаара? - спросил один из охранников явно уставшим голосом.

— У меня для него послание, я должна передать его лично, Маэнэре атакован, - Эвин хотела было пройти, но охранник вытянул руку со звездой, преграждая путь.

— Простите, но гонец из школы Кенариуса уже прибыл, - охранник хотел мягко отодвинуть эльфийку от входа, но тут показался хранитель Калеар.

— Я приветствую вас, юная леди. Позвольте узнать ваше имя? - хранитель приклонился перед Эвин.

— Меня зовут Эвин Виспграсс, я принесла вам письмо из осажденного Маэнэре.

— Как? - хранитель удивленно посмотрел сначала на Эвин, потом на конверт. - Но я получил только что послание, что тревога была ложной… только лишь падение каких-то железных коробов произошло… верно? - сказал внятно Калеар, принимая конверт. - Вы, я полагаю, именно оттуда?

— Да… но… - эльфийка засомневалась как никогда. - Посмотрите письмо, сказали, что нести в Астранаар.

— Кто?

— Не знаю точно, но помню, что это был друид, - Эвин снова опустила глаза в землю и вспомнила момент у озера, когда деревянный посох друида угодил ей в ногу и она упала.

— Но друиды обычно не доверяют гонцам, ведь многие из них могут становиться воронами - сами, знаете ли, могут донести… - размышлял вслух хранитель, отрывая печать. - И печать странная… Где наша метательная звезда да стрела?

— Да… я тоже заметила… - Эвин погрузилась в воспоминания, чтобы детально вспомнить, что говорил ей друид и куда он отправился…

— Это вам, - прервал мысли неожиданной фразой Калеар. - Держите, - добавил он улыбаясь.

Ошарашенная Виспграсс протянула неуверенно руку и взяла распечатанный конверт.

— Ну, да благословит вас Элуна, а мне пора отдохнуть… нынче с Ордой проблем много стало, - хранитель поклонился и отправился в свои покои.

— Элуна дэ эова ни… - ответила Эвин и направилась к ближайшей скамье, которая стояла у маленького фонтана.

Эльфийка села и, раскрыв письмо, принялась его читать. В левом верхнем углу письма красовались слова «Письмо адресовано тому, кто вам его принес». Ниже красовался текст, написанный каллиграфическим почерком, которым обычно заполняют книги с заклинаниями:

« Учитывая твой характер, могу предположить, что ты сейчас в Астранааре. Если это так, то твоя честность похвальна, и испытание любопытством ты прошла успешно. Во время недавней погони я чувствовал твой энергетический потенциал - ты одаренный эльф и можешь с легкостью осваивать различные заклинания, тем более, что тебе это очень интересно. Я предлагаю тебе сделку, ставка которой бесценный магический опыт, которым я тебя наделю. Предупреждаю, что то, чем тебе предстоит заняться - опасное дело, связанное с риском для жизни, но, думаю, цену я установил справедливую.

Отныне у тебя есть два пути, которые предлагает судьба на бумаге этого письма. Первый - ты рвешь письмо, и возможность нашей встречи становиться более чем призрачной, и твоя жизнь останется прежней. Второй - следовать моим инструкциям, которые изменят твое будущее:» - тут Эвин остановила чтение письма. Закрыв глаза, она быстро провернула в голове события в Маэнере: взрыв, прикосновение эльфа-лекарая, командный клич магистра Эльдара и конечно же вручение письма, которое теперь было распечатано и находилось в нежных ладонях с несколькими царапинами. Девушка прочитала письмо еще раз и до конца:

« Найди в Астранааре мастера гиппогрифов и направляйся в Аубердин. Там встреться с эльфом по имени Коготь Медведя. Удачи и не теряй времени.»

Эвин перевела взгляд на фонтан, который умиротворяющее играл водой, создавая ласкающие слух звуки. Виспграсс погрузилась в раздумья, которые спровоцировало письмо друида. Она была молода и перспектива уйти из жизни раньше срока ее не радовала, но также она думала и над самим сроком, ведь когда он истечет - не знает никто. Эльфийка снова посмотрела на текст письма и обратила внимание на то, что некоторые буквы были написаны жирнее других: а н у л а н я л о п. Эвин сложила письмо и аккуратно положила в конверт, который тут же убрала в сумку. Она не порвала и не выкинула его - решение было принято.




4


Море. Его величество море. Оно хранит в себе больше тайн, чем все секретные организации Азерота и Калимдора вместе взятые. Его бескрайние просторы хранили мудрость множества поколений, обломки различных союзов и останки древних рас. Его дно, если оно вообще есть, хранит историю этого мира, его легенду, которая повествует о едином некогда куске суши. Один раз эльфы слишком неосторожно распорядились силой этого мира, что привело к катастрофе, последствия которой были необратимы. Они поклялись предать магию забвению и, вырастив Мировое дерево, обеспечили себе бессмертное существование навечно. По крайней мере, они так думали. Но угроза второго пришествия Пылающего Легиона заставила эльфов отказаться от сего качества. Эти события были лишь страницами в книге истории, которые перелистывали населяющие его существа.

Двухметровая волна ударилась о борт корабля. Наконец-то штилю пришел конец, и сотня кораблей Альянса продолжили путь из Менесила в Терамор. По приказу хайд-варлорда Джейсона, боевой флот людей и гномов вышел из портов к берегам Калимдора с военной целью, ибо готовилась грандиозная операция. Солнечный диск парил второй день, и утреннее волнение моря пришлось кстати. Повеял восточный ветер, наполнив паруса прохладным воздухом, а людей на кораблях надеждой на успех. Дуновения неслись над водной гладью, они спешили к берегам западного материка, чтобы насытить его свежим морским воздухом. Альянс находился в неделе пути от этих берегов, впереди будут утомительные дни путешествия…

По другую же сторону Калимдора, вдоль северо-западного берега, летел гиппогриф, оседланный двумя эльфами. Это была Эвин Виспграсс, сопровождаемая одним из гиппогрифовых наездников. Их путь лежал в межгосударственный порт Аубердин, который соединял берега двух великих материков этого мира.

Под гибридным телом гиппогрифа красовались живописные линии песчаного берега, омываемого безмятежными волнами Моря. Где-то среди камней бродили морлоки: кто-то из них сторожил добычу, сложенную под срубленной хижиной, кто-то просто решил прогуляться по окрестностям. Вот небольшая группа забавных, но опасных тварей тащила тело пойманного детеныша кита, еще парочка морлоков что-то не поделила, и началась драка. Жизнь кипела…

Морлоки были амфибиями, достигшими наибольшего интеллектуального уровня, о чем свидетельствовала коллективная жизнь, орудия труда и охоты, а также возможность строить сложные логова. Никто на них внимания особого не обращает, но именно этот вид господствует в прибрежных районах любого материка или крупного озера. Возможно, через десять тысяч лет, появиться новая раса на карте этого мира; а пока, «морлочье», как их называют крестьяне из Вестфолла, просто принимало дары моря и пыталось защитить свое право на существование.

Морской бриз продолжал ласкать шерсть летящего животного, Эвин, в свою очередь, пыталась вглядеться в лесные заросли, где горели маленькие огоньки. Разглядеть ничего не удалось, зато мастер порадовал, что порт уже близок. Эльфийка пыталась посмотреть вперед, но сильный ветер, заставил ее прослезиться и отвернуться, лишь какие-то контуры башен отпечатались в памяти. Виспграсс закрыла глаза и вцепилась в спину мастеру, так как гиппогриф резко пошел на снижение, заставив эльфийку почувствовать невесомость. Вдруг произошел легкий удар и, открыв глаза, Эвин увидела улыбающегося эльфа, который принимал гиппо, дабы накормить его и почистить запачканную песком шерсть.

— Мы прибыли, юная дочь Луны, надеюсь, вас не сильно укачало? - сказал гиппмастер, поправляя уздцы зверя.

— Скажу по правде, вы один из маневренейших наездников... - Эвин ступила на землю, немного согнула ноги и развела руками, будто теряя равновесие. - Давненько я так... Не летала...

— Я вижу, что вы не частый гость на спине гиппогрифа. Могу дать совет - не летайте с закрытыми глазами - сильно укачивает, теряешь ориентацию...

— Спасибо за совет, - улыбнувшись, сказала Эвин. - Удачи вам!

— И вам!

Эльфийка спустилась с воздушного причала по деревянной лестнице, и со скрипом ступенек вошла в пределы таверны, которая была пристроена тут же. Запах старого благородного дерева и соленого бриза смешался в этих обдуваемых стенах. Эвин достала из сумки свое письмо, дабы вспомнить имя нужного эльфа. "Когодь медведя..." - прочитала молодая эльфийка и, не убирая письма, подошла к трактирщику.

— Я приветствую вас в этот пасмурный день, не подскажете, где я могу найти друида по имени Коготь Медведя? - эльфийка задала вопрос, рассматривая барную стойку, на которую оперлась своими нежными локтями.

— Друида? Вероятно это те чудные мужи, что обладают способностями обращаться в зверей? - медленно отвечал трактирщик, осматриваясь по сторонам.

— Именно...

— Тихо... - шепотом произнес трактирщик, оглядываясь по сторонам. - Когтя сейчас нет, да и врятли придет сюда когда-нибудь... - взгляд плавно перешел на Эвин. - Вас кто-то послал за ним?

— Да, мне пришло письмо, где указано явиться в Аубердин к Когтю Медведя.

— Разрешите взглянуть... - трактирщик протянул руку, и Эвин вручила ему конверт.

Эльф посмотрел на печать, затем, явно подделывая безразличие, окинул взглядом Виспграсс.

— Что-то не так? - спросила она, чувствуя замешательство трактирщика.

— Вам нужно лететь в Дарнассус и посетить Дом Друидов, - сказал серьезно эльф, протягивая письмо обратно. - Это все, что вам нужно знать...

— Но, позвольте... Где Коготь Медведя? - спросила Эвин, делая удивленное лицо.

— Летите или плывите до Тельдрассила, там у пристани будет портал в Дарнассус, именно там вы найдете ключ к смыслу письма... - трактирщик, открыл дверь в барной стойке и направился к выходу, который вел в деревню.

Эвин даже не пыталась его остановить, ее мысли окончательно перепутались... Лишь звон бортового колокола корабля разбудил ее ото сна раздумий. "Эх... Бежать же на корабль надо! Хватит с меня гиппогрифов на сегодня!" - подумала девушка и кинулась к выходу из таверны, ведущему в порт.

Заплатив немного монет, Эвин вступила на борт расписного эльфийского корабля из черного дерева. На его нижней палубе сидели еще с десяток эльфов и людей, желающих попасть на дерево-остров Тельдарассил.

Шел где-то третий час пути, когда посреди тумана стали виднеться деревянные отростки громаднейших размеров, которые бережно оплетали маленькую деревушку. Это корни дерева колоссальных размеров, которые, казалось, одними концами пронзили гладь воды, а другими вплелись в ствол, который упирался в серое туманное небо. Видимых объектов становилось все больше: тут и фонари различного света и формы, деревянные хижины, что-то похожее на рынок, стоянка гиппогрифов, при виде которой Эвин тут же отвернулась. Наконец корабль мягко ударился о пристань, а где-то спереди послышался звук крутящейся цепи: якорь брошен. Слух вновь наполнил гомон спорящих о чем-то людей, эльфов и гномов. Виспграсс ступила на деревянную пристань и, поправив кожаную сумку на спине, двинулась в сторону портала, который уже манил своими розово-красными лучами. Эльфийский портал представлял собой купол вышеуказанного оттенка, постояв в котором через некоторое время оказываешься в чудеснейшей эльфийской столице. Молодая эльфийка, испытав чудеса телепортации на себе, очутилась на маленьком островке, от которого три каменных широких моста уводили на другие островки. Дарнассус стоял одной половиной на озере в виде островов, с небольшими постройками и объединенных сетью красивых белокаменных мостов. Другая же половина стелилась по берегу и была защищена высокой каменной стеной, запертой огромными стальными воротами с некоторой позолотой. С берега элегантно над озером выдавался храм богини Элуны, где жила легендарная Тиренд Виспервинд, являющаяся на данный момент единоличной правительницей ночных эльфов.

Немного ошеломленная красотой города, Эвин пытаясь не заблудиться, начала искать городскую стражу, дабы выяснить, где же тут загадочный Дом Друидов... Но одно выдающееся среди остальных дерево, чья крона была "обвита" лестницей и чьи окна светили синим приглушенным светом, прямо таки манило зайти туда, как будто невидимые силы тянули Эвин внутрь. Она прошла внутрь сквозь арку, сделанную в самом низу дерва.

Внутри убранство было не из богатейших: простые столы и стулья, стены украшали лианы, свернувшиеся в спирали и кружева. Внезапно откуда-то взялся эльф, который, молча, показал на потолок указательным пальцем. Эвин подумала, что этот странный тип указывает куда идти, и двинулась по лестнице наверх. Ступеньки и перила через несколько шагов выходили наружу, оплетая крону дерева с внешней стороны. Когда эльфийка снова оказалась на свежем воздухе и на высоте, взору предстал чудесный вид на город и белокаменный храм Элуны. Наконец Эвин поднялась почти до самого верха и лестница плавно проводила ее до зала, где стоял высокий эльф, одетый в странную одежду из черных перьев. Зал освещался тремя магическими светильниками, и когда молодая эльфийка вошла в него, то свет стал ярче, а синие оттенки сменились на теплые красные и оранжевые. Более яркое освещение помогло разобрать черты лица эльфа - с одной стороны оно было молодое, но глаза говорили об обратном. И действительно, эльфийка стала замечать редкие морщины, которые, казалось, помнили еще древних предков... Гордая стать, пронзительный взгляд и раскошные доспехи из слоеной кожи, утыканной множеством черных вороньих перьев говорили о высоком ранге друида. Его магический потенциал казался безграничным: Эвин почуствовала себя маленьким существом - букашечкой, которую легко можно было раздавить. Но как только друид заговорил, чувство это покинуло девушку.

— Здравствуй, юная эльфийка, - сказал он, улыбаясь. - Меня зовут Фэндраг, и я рад видеть тебя в наших древесных стенах.

— Ивэ аме. Как я поняла... Я в Доме Друидов? - спросила с осторожностью Эвин.

— Да, именно так, - ответил Фэндраг.

— Тогда помогите мне с одним письмом, по-моему, оно написано одним из ваших магов...

— Друидов, - тут же поправил эльф, улыбнувшись.

— Друидов... - согласилась Виспграсс и продолжила, чувствуя дружескую атмосферу. - Мне было велено найти некого Когтя Медведя в Аубердине, но я встретила там странного трактирщика, который направил к вам...

— Позволь взглянуть... - эльф протянул руку, и Эвин дала ему письмо.

В следующий миг, Фэндраг Стагхельм сел за небольшой стол и, взяв клочок бумаги с пером, принялся что-то переписывать.

— Присаживайся, вот стул, - друид указал на деревянный предмет. - Сейчас все объясню...

Пока девушка перетаскивала маленький деревянный стул, она заметила, что друид выписывал какие-то буквы. Потом она догадалась, что это те самые выделенные...

— Взгляни пожалуйста сюда... Как тебя называть? - неожиданно спросил эльф.

— Эвин Виспграсс...

— Эвин, - продолжил друид. - Обрати внимание на печать - это герб тайной организации эльфов - "Вороны Луны". Занимаются они тем, что используют силы высококлассных друидов для выполнения секретных поручений. Вобщем организация тайная. В самом же письме, - друид развернул письмо и показал Эвин. - простейшим способом зашифровано место, куда ты должна прибыть...

— Зашифровано?

— Ну выделенные буквы видишь?

— Да, вот "а", "н"...

— Читай с последней - задом наперед.

— "По-л-я-нал-уна".

— "Поляна Луна", - поправил вновь Стагхельм. - Что есть деревня друидов и расположение Воронов Луны - это Мунглейд, или Лунная поляна.

— Невероятно... и в тоже время так просто... - удивленно сказала Эвин. - А трактирщик...

— Это и есть Коготь Медведя, - перебил Фэндраг. - И он послал меня к вам, потому что только я могу телепортировать непосвященных в сокрытое место... Тебе оказана высокая честь, юная леди, тем более, что грядет великий конфликт, - тут друид погруснел и встал из-за стола. - Но об этом позже. Сейчас я должен тебя переправить в Мунглэйд. Возьми письмо, встань и закрой глаза.

Эвин в спешном порядке сложила рукопись, положила в конверт и встала напротив друида. Фэндраг взмахнул руками, и его ладони загорелись зеленым светом, который играл с комнатным, проэцируя кленовые листья золотого оттенка. Затем эльф прошептал что-то и, закрыв глаза, направил мягкий свет на Эвин. Золотое свечение стало обволакивать ее, и в считанные секунды превратил Виспграсс в воздух. В зале остался один друид, который вновь погрузился в раздумья и тусклые синие оттенки фонарей...

Эвин открыла глаза, когда почувствовала дуновение ветра.

— Приветствую вас! - сказал громкий и низкий голос из-за спины.

Эвин обернулась и от страха отскочила назад, взяв с земли какую-то палку. Перед ней стоял таурен, фактически враг Альянса, и фыркал при виде реакции эльфийки.

— Я вам ничего не сделаю, леди, вас ждет магистр ордена "Вороны Луны", я проведу вас.

— Но... вы же... торрен, мы же враги... - недоверчиво произнесла Эвин, ощущая неладное.

— Врагами нас наши правители сделали. Или вы считаете, что мы кровные враги? Между прочим, таурены поклоняются матери земле и почитают природу. Знакомое чувство?

— Я слышала, что торрены кровожадные твари, которые едят лошадей и живут группами... И что вы сражались у горы Хиджаль под страхом истребления со стороны Орды, - сказав эти слова, Эвин отошла еще дальше, ожидая негативной реакции таурена.

— Кто вам такое сказал? - таурен засмеялся. - Мы вообще-то преимущественно растительную пищу употребляем. Мясо так, в основном мужчины и то, только воины, - незнакомец развернулся и пошел вниз по мощеной тропинке по направлению к маленьким домикам. - Вобщем как хотите, а я иду к друиду, что вам письмо отдал.

— Постойте! - страх и недоверие сменило любопытство. - Пока мы идем, расскажите мне о торренах? Какие они на самом деле?

— Эвин, - таурен положил тяжелую руку ей на плечо. - Меня зовут Кодаиль Грозовой Удар, немного длинно и не понятно для тебя. Нам дают полные имена по достижению тридцати лет или за выдающийся поступок. Когда таурен достигает нужного возраста, он получает приставку деревни, в которой родился. Или, как в моем случае, приставку действия, которым ты заслужил сей почет. Я друид и могу обращаться в черного медведя, в форме которого одним ударом лапы способен повалить дерево средней толщины. Когда я в первый раз сломил деревянного гиганта, другие таурены подумали, что это молнией его поразило. Когда же я продемонстрировал сей прием, мне почетно дали приставку "Грозовой Удар", - тут Кодаиль остановился и указал пальцем на дверь в неприметной хижине. - Он ждет тебя.

— Спасибо, Кодаиль Грозовой Удар! Надеюсь, мы еще встретимся...

— Обязательно.

Виспграсс, открыла дверь, ощущая некоторый дискомфорт в голове от мыслей о таурене, который говорил на языке людей. Но мысли прервал знакомый и немного хриплый голос друида.

— Наконец-то ты нашла меня, Виспграсс, я уж решил, что ты вообще не придешь, - эльф встал из-за стола и продолжил. - Какие-то проблемы в пути?

— Вообще-то проблема была только одна - это ваши несмешные "загадки" в письме... - Эвин решила высказать, все что думала. - Нелепые указания, из-за которых я здесь позже чем ожидали...

— Коготь Медведя разве не помог?

— Почему нельзя было сразу сказать, что нужно отправляться в Дарнассус? - вскипятилась эльфийка.

— Что насчет "Воронов Луны" сказал верховный друид Фэндраг Стагхельм?

— Ну... - услышав слова "верховный друид Фэндраг Стагхельм ", Эвин убавила пыл, она не могла поверить, что тот легкий в общении эльф верховный друид Калимдора. - Что они тайная организация...

— Если бы ты была растяпой, - друид показал на Эвин посохом. - То могла бы потерять письмо прямо в пути, а кругом... слежка. Представляешь, чтобы было, если Мунглейд был раскрыт? Если бы некто узнал, что здесь мирно уживаются истинные хранители природы и покоя: таурены и ночные эльфы? - друид вновь сел за стол. - Между прочим, мастер гиппогрифов, что вез тебя из Астранаара посланник хранителя этой деревни - за тобой была слежка. Благодаря тому, что ты принесла к хранителю письмо, мы теперь знаем об этом. Ладно, отдай рукопись мне, у выхода тебя ждет Кодаиль, вобщем, отведет он тебя в покои учеников. Тебя ждет месяц подготовки к серьезным делам, поясню все завтра, ступай.

Уходя, Эвин заметила, что магистр "Воронов" положил письмо на ладонь и в следующий миг спалил его ярким пламенем.

— Все хорошо? - поинтересовался Кодаиль, приблизив факел к ногам Эвин, дабы та в темноте увидела ступеньки.

— Ну, не знаю даже... Вы отведете меня в покои...

— Учеников, - подсказал таурен. - Конечно, это не далкеко, вон с той стороны озера.

Над тихим поселком друидов раскинула свои крылья темная ночь, небосвод был утыкан множеством звезд. Тишина вокруг нарушалась лишь плеском воды, который создавали небольшие рыбы, да пением вездесущих сверчков. В свете факела, который двигался близь озера, можно было разглядеть грузный силуэт таурена и легкие черты эльфийки, которая ловко перепрыгивала через распростертые на дорожках корни деревьев.

— Месяц, говоришь? - послышался голос таурена.

— Так сказал этот друид...

— Называй его просто магистр, его имя держится в секрете и знает его лишь один эльф...

— Тиренд?

— Да, только она может приказывать "Воронам Луны". Наша же задача, в основном, - это вычисление шпионов орды, а также контроль тайной почты, которой пользуются некоторые лица... Есть у нас правда еще сегмент... - Кодаиль подошел к внезапно появившейся деревянной двери и принялся ее открывать. - Убийцы.

— Среди друидов есть убийцы?

— Убийцы есть везде, но наших отличает "святость миссии", хотя о их деятельности даже я не осведомлен... - Таурен вошел внутрь и зажег немногочисленные свечи. - Пока вот так, светильники завтра тебе поставим. Здесь кровать, там шкаф для одежды, это стол, два стула... Располагайся и не забывай свечи гасить. Завтра новый день, Элуна дэ эова ни!

— Как на языке торренов благославляют? - спросила, неожиданно Эвин.

— Звучит так "дар данл Заваль", что значит, "Мать-земля помогает тебе", - Кодаиль улыбнулся.

— Дарр данэ Завай, Грозовой Удар! - еле выговорила Эвин, что вызвало смех у таурена.

Дверь захлопнулась, и взгляд эльфийки перевелся на стол, где были два кувшина и глубокая чаша. Виспграсс набрала воды в чашу и, намочив руки, протерла лицо и шею. "Тяжелый день миновал... Ничего, сейчас посплю, и ночь восполнит мои силы."




5


Над Пустошами, что пролегали к востоку от Мулгора, зазвучал низкий зов горна. В лагерь Турайо, который находился на пути из Тандер Блаффа, прибывало мобилизованное подразделение тауренов под командованием Герхадона Стального - лучшего из боевых командиров армии быков-кочевников. Под командование Герхадона было призвано около восьмисот воинов: почти половина от всего боевого состава. Среди этой внушительной армии был и молодой бык Тор, чей поход был первым боевым. Задачи тауренов - прибытие в лагерь Турайо, объединение с тысячным отрядом Орды и дальнейшее продвижение на юго-восток к оплоту Альянса в Калимдоре - крепости-порту Терамор, что находилась под командованием Джайны Праудмур. Как известно, верховный вождь Орды Тралл разрешил своей союзнице отстроить город близь его земель, тем самым подчеркивая теплые отношения бывших врагов. Но сегодняшняя тяжелая обстановка в мире, ухудшение отношений с Ночными Эльфами, атака некоторых поселений с применением летающих горящих машин повлияли на решение Тралла о блокаде города, как крупнейшего оплота Альянса на материке.

Солнце лениво выползало из-за холмов, когда таурены расположились около Турайо. Многочисленные шатры, костры и походные вещи устлали теплую землю саванн. Некоторые таурены приводили в порядок, покрывшиеся пылью и песком доспехи. Кто-то варил суп из трав и мелких животных, чей запах обволакивал лагерь. Тор сидел у шатра и, молча, разглядывал догорающие угольки костра. Трое его товарищей отдыхали в шатре, откуда доносились низкие голоса и редкий смех. Молодой таурен был погружен в раздумья: он почти с рождения учился сражаться, а когда наступало время применить изученное, убивать не хотелось. Он представлял поле боя: мягкую траву под ногами, доспехи людей блестящие на солнце, их лица полные ненависти... а как дело доходило до битвы - закрывал глаза и тряс головой, дабы прогнать кровавые мысли. "Неужели все решает война? Зачем же мы тогда строим... выходит, чтобы разрушать и строить заново... Почему люди никак не поймут, что мы не хотим им зла, почему орки не могут помириться с ними раз и навсегда? Не пойму я никак." Тут Тор перекинул взгляд на синее небо, где плавали редкие облака. Там он увидал знакомую птицу, что спускалась с неба, описывая круги. Коготь облетал окрестности в поисках еды, но кроме маленькой змеи видимо ничего не урвал. Тор с умилением наблюдал за орлом, что так старательно разделывал чешуйчатую тушку. Молодой таурен взял немного дров, и подсев ближе к костру, подкинул в огонь, который тут же немного ослабил свое обжорство, а потом запылал с новой силой.

Неожиданно раздался глухой топот, который довольно таки чувствительно отдавался в землю. Среди шатров, на темно-синем кодое о белых полосках вдоль тела и двух рогах у носа, следовал вождь Герхадон. Он, как всегда, осматривал расположение воинов: следил за дисциплиной в быту и затем, чтобы боевой дух воинов был высок. Его пронзительный взгляд осматривал каждый костер, каждый шатер и каждого кодоя на привязи. Все должно было быть под контролем у этого полководца. Его доспехи были посеребрены и блестели на солнце, ослепляя смотрящих со стороны освещения. Наплечники были утыканы мощными трехгранными шипами, из-за спины над головой выдавались две серебряные дуги, которые крепились к доспехам у лопаток. Мощная кираса с изображением топора защищала туловище, кольчужные штаны с железными набойками и серебряные ботинки с большими заклепками у подошвы и шкурой медведя по бокам - ноги. Эти доспехи были заслужены в кровопролитных боях с конелюдами и Пылающим Легионом. Будучи простым воином, этот таурен достиг вершины командования. Его храбрость и отвагу можно было увековечивать в легендах. Герхадон был жесткого характера, но также был легок в общении и мог советоваться с простыми воинами. Он был крайне дисциплинирован и требовал четкости от своих подчиненных. Герхадон Стальной был сильным тактиком, пожалуй, одним из лучших во фракции Орды, поэтому его и снабдили молодой армией, которую он должен был испытать в «несложной» операции. Основные же силы сынов Мулгора готовились к куда более важным сражениям...

Безмятежность тауренов нарушил барабанный бой, доносившийся с севера. Походный ритм содрагал землю так, что даже крупные животные, типа рогатых жирафов и ящеров решили покинуть эти места. На багровом горизонте появилась точка, которая постепенно превратилась в небольшую полоску, что толстела с каждым мгновением. Стали различаться контуры войск Орды: над колонной от сильного ветра трепыхались знамена, по бокам шли кодои с барабанами, впереди всю армию вели всадники на больших волках, которых было около сотни. В самом конце колонны плелись вьючные кодои, которые помимо палаток и провизии тащили на привязи скрипящие катапульты. Постепенно до лагеря тауренов ветер стал доносить гомон приближающихся войск, которые уже третий день пути шагали по бесконечным землям, опаленным солнцем и скупостью неба на дождевые облака. От колонны отделились четверо наездников, которые прибавили хода к тауренам. В свою очередь, Герхадон и двое его помощников двинулись им на встречу, заставив кодоев двигаться быстрее. Наконец, полководцы Орды встретились:

— Приветствую Герхадона Стального и его верное войско! - орк в массивных доспехах черного оттенка слез с волка.

— И вас с прибытием! - сказал таурен, приложив кулак к груди и оглядывая колонну, которая достигла Турайо.

— По распоряжению Верховного вождя, мы выдвинемся завтра на рассвете. Мои войны сильно устали, вы уже расположились? - сказал орк, указывая на Турайо.

— Да, мы готовы с вами поделиться некоторой приготовленной едой и помощью по быстрейшему созданию лагеря. - Герхадон слез с кодоя и пожал руку орку в темных доспехах и убрал из речи официальность. - Насчет задания переговорим позже, ты еле на ногах стоишь. Отдохни в моем шатре, а я за лагерем вашим прослежу.

— Спасибо тебе, Герхадон. Я действительно изможден... Вчера к полудню пекло так, что политая на доспехи вода тут же превращалась в пар... - орк взял флягу, прикрепленную к седлу волка, и отпил немного.

— Ладно, эти таурены отведут тебя к шатру, а я к Турайо пойду. Локтар огар, Курбал! - Герхадон залез на кодоя и, дернув за уздцы, помчался к войску орков.

— Локтар огар, Герхадон! - орк, не спеша, оседлал своего черного волка, закованного в потертую броню и, в сопровождении двух тауренов, двинулся в их лагерь.

Тор продолжал сидеть около костра, который спокойно догорал, пытаясь до конца обжечь все угольки. Коготь где-то летал в поисках достойной пищи, а генерал орды Курбал появился в лагере, где, при виде высокопоставленного орка, все вставали и салютировали ему привычным жестом - приложенным к левой груди кулаком.

Курбал был известен своими подвигами во время сражений с адмиралом Праудмуром. Тогда множество воинов Альянса пало под его мечом. Говорят, что он бился в одном отряде c Рексаром, который пользовался авторитетом у Тралла. После победы над кровожадным адмиралом, Рексар предложил Верховному вождю присвоить Курбалу звание генерала, так как последний обладал острым умом и характером лидера. Полуогр оказался дельным советчиком. Всего за полгода Курбал создал сильное войско, насчитывавшее около трех тысяч высоко тренированных воинов. Сегодня армия орков располагает девятью тысячами воинов под командованием трех генералов. Вся же фракция собрала под знамена четырнадцать тысяч бойцов, куда входит еще полутора тысячный контингент тауренов и три с половиной тысячи воинов нежити, что находились в основном разрозненно в Азероте. Курбал имел непосредственное отношение к созданию столь громадных военных ресурсов. Он автор нескольких методик, что позволяли за три недели достичь достаточного мастерства для ведения боя. Его трехтысячная армия является самой опасной для противника, ибо смекалистый генерал не всегда действует стандартно. Но сегодня в колонне была лишь половина его войска, что обуславливалось тяжелым переходом и несложной для него и Герхадона стратегической задачей - блокадой крепости. Его черные доспехи, с изображением знамени Орды на наплечниках и кирасе, были выполнены из очень старого, но прочного сплава, подаренного гномами. Такие доспехи носили все генералы орков, а отличали их лишь барельефы наплечников.

Из шатра, у которого сидел Тор, вышел, потягиваясь, мощный таурен Грилод.

— Тор, сколько можно сидеть у этого костра? Ты огонь решил взглядом поддержать?

— Нет, - Тор улыбнулся. - Просто думаю о грядущем...

— О будущих сражениях мысли будоражат? - Грилод подошел к ведру с водой и зачерпнул ладонями, дабы умыться. - Рано еще. Может, мы вообще не вступим бой, помяни мое слово.

— Хм, - Тор вновь заулыбался. - Нет, я думаю, что грянет бой. Ведь столько орков здесь, - Тор указал на Турайо, около которого разбивали лагерь воины Орды. - Их там свыше тысячи. А Герхадон? Легендарнейший из воевод, ну после Кэрна Кровавого Копыта, пошел с нами. Врятли мы идем в бескровный поход... - Тор снова поглядел на костер.

— Это да... Все говорит о том, что будет битва, но что-то подсказывает мне - кровь не прольется...

— Горн еще раз умылся и подошел к Тору. - Чего ты боишься? Ты один из лучших учеников Мулгора. Ты большую часть своей жизни учился воевать.

— Все же не знаю, смогу ли я убивать. Я все время думаю об этом. Все время... - Тор встал и пошел в шатер.

Внутри было прохладно, ткань шатра плохо пропускала солнечное тепло, а специальные отверстия давали свежему воздуху проникать внутрь. На застеляной черной тканью земле лежали два таурена, один из которых говорил о деревне Бладхуф, два неубранных одеяла из кожи львов (Тора и Грилода), а слева от входа лежали доспехи, среди которых были и Тора из слоеной кожи. Наплечники и нагрудник из этого материала держали удар выпущенной стрелы с двухсот метров - не каждое железо так прочно.

— Приветствую вас. Замечательное утро сегодня, - сказал Тор, одевая защитные штаны, покрытые деревом на бедрах.

— Ты, что ли не ложился? - спросил Наил.

— Да не спалось ночью, все сидел снаружи у костра. Кстати, там орки прибыли - по ту сторону Турайо расположились. - Тор принялся закреплять нагрудник и наплечники.

— Уже полдень? - спросил Наил, потягиваясь.

— Почти... Лучше вставать, а то вождь Герхадон уже на ногах - проверяет все ли в порядке в лагере.

Наил встал и, замотавшись по пояс шкурой раптора, пошел на выход. Тор поприветствовал Холдора, немого таурена. Несмотря на то, что он не мог говорить, Холдор был известен тем, что мог общаться с животными. С раннего детства его окружали различные зверушки, с которыми он любил играть - в это время он наверно и заложил в себе основные понятия о поведении животных. Когда Холдору пришло время выбирать идти в школу воинов или магов, невозможность говорить закрыла ему дорогу к друидизму, ибо некоторые заклинания требовали прочтения вслух. Но Холдор не отчаивался, тем более, что его окружали верные друзья, которые со временем стали понимать его жесты и часто прислушивались его совета.

— Мы сейчас будем готовить завтрак, посмотришь как кодои? - сказал Тор, выходя из шатра.

Холдор кивнул и, встав с лежанки, окутался в шкуру, дабы выйти на свежий воздух, где Грилод во всю варил какой-то суп. Приближался полдень, и таурены спешили поесть к этому времени, так как Герхадон мог свернуть лагерь в любой момент. Но вместо этого войсковой вождь собрал группу из двадцати добровольцев, куда также вошли Холдор и Наил. Задачей была переброска некоторой горячей еды уставшим оркам.

Один таурен съедал столько же, сколько три орка, но в рацион последних обильно входило мясо, поэтому супы из трав хоть и были вкусными, но казались без животной пищи немного пресными. Орки радушно поблагодарили помощников, а также выделили несколько кодоев с едой, взамен приготовленной. К середине дня лагеря немного смешались в расовом составе: орки и таурены ходили друг к другу в гости, создавая атмосферу веселья и радости. Маги забавлялись безобидными заклинаниями, воины, соревновались в беге, стрельбе, владении мечом, кто-то просто отдыхал за разговорами. Но если среди рядовых бойцов царил мир и спокойствие, то в шатре генерала Курбала военоначальники готовились к войне. В просторной палатке, при масляных лампах, они стояли вокруг деревянного стола, на котором была расстелена карта южных владений Орды.

— Если мы войдем в топи через буферную деревню Брэкенвол, то гарнизон Северной башни доложит о нашем появлении раньше, чем мы успеем занять позиции. - Герхадон провел пальцем по старой карте от рисунка башни с надписью "Северный пост" до рисунка замка на острове - "Терамор".

— Тем более у нас слишком большая армия, чтобы быстро пробраться через заболоченный лес, полный чудного зверья, - заметил один из помощников Курбала.

— Соответственно мы должны или взять этот пост, - таурен ткнул пальцем снова на башню. - Либо, пройти незамеченными, что представляется маловероятным...

— И то, если мы будем его штурмовать, возможность полной изоляции выглядит нереальной, - вступил офицер тауренов.

— Именно так, - вздохнул Герхадон. - Штурм требует крови и опыта, а мои воины слишком молоды для операций такого рода... Да и не хочется терять братьев на пустяке.

— А мы и не будем! - воскликнул радостно смекалистый Курбал. - Как насчет южного пути? Смотрите… - орк провел пальцем от северной башни до южной, что следила за югом топей. - По сообщениям разведчиков этой башни уже нет. За ненадобностью от туда гарнизон сняли, ибо юг полон опасных тварей, которые часто нападали на него. Учитывая, что мы имеем достаточное войско, предлагаю двинуться, не входя в топи, с севера дальше на юг. Там нас будут ждать только дикие звери да развалины южного поста. Мы теряем лишь один день, но обходим дозор и незаметно подходим к стенам Терамора с юга. - тут Курбал стукнул кулаком по островку с замком.

— Не плохая идея, Курбал. Позволь, добавлю кое-что. - Герхадон тоже зажегся планом генерала орков. - Нам не дали флот...

— Верно, Верховный Вождь держит его на севере у столицы. - тут же вставил Кубал.

— Без флота взять город-порт в полную блокаду мы не сможем. Поэтому армию нужно будет поделить на три отряда. Также нам понадобятся твои тролли-разведчики. - Герхадон посмотрел на Курбала, а затем снова уткнулся в карту. - Смысл таков. Тролли проникнут в порт за день до прибытия основных сил. Там они должны будут вывести из строя все корабли, ну или те, что смогут: повредит штуртросы, надпилить мачты и прочее - средства любые. Первая армия, которую поведу я, будет состоять из двухсот-трехсот воинов и двинемся мы через Брэкенвол. Северный гарнизон подумает, что это отряд по укреплению деревни и передаст об этом Праудмур. Курбал, ты двинешься по своему плану с большей частью войска дальше на юг. Остальные, под командой одного из наших офицеров, двинутся вдоль холмов на севере, огибая незаметно северный гарнизон, который будет занят нами. В определенный день, а именно через два дня после разделения мы возьмем их в блокаду. Поврежденные корабли не смогут выйти из доков, а те, что смогут, ничего кардинального не внесут.

— А смысл северной группы в чем? Мы бы могли за ночь, перекинуть воинов на их место... - предположил Курбал.

— Все эти дни "северные" будут держать прибрежный район, дабы не было случайных пополнений из Северной крепости, что находится за холмами в Пустошах. - Герхадон указал на нее пальцем. - Поэтому север наш должен идти стремительно и как можно раньше выйти к воде. Почти все таурены пойдут на юг с тобой, Курбал. И эти командиры тоже. - Герхадон окинул взглядом двух тауренов, что стояли напротив.

— Ты предлагаешь все самое тяжелое вести через юг... - Курбал смотрел на карту и чесал подбородок.

— А всех самых быстрых и лучших - пойдут севером. Молодых - беру с собой, хотя и немного.

— До топей идти половину перехода, - напомнил один из орков-командиров.

— Кто из твоих сможет повести северную группу? - спросил Герхадон, наконец-то выпрямившись над столом.

— Несомненно, это Зарил, - Курбал посмотрел на орка в грубой стальной броне и с горизонтальным шрамом на подбородке. - Бесстрашнейший из моих помощников, который готов выполнять любые задачи.

— Зарил, ты слышал план в общих чертах, теперь о деталях... - и Герхадон с Курбалом продолжили ваять форму для будущей операции, обозначив каждую мелочь и ход. Закончили они к вечеру, когда солнце с час как скрылось за горизонтом, а лагеря стали освещаться многочисленными факелами да лампами.


***





Тем временем десятки километров восточнее флот Альянса готовился услышать долгожданные крики "Земля". Сотня кораблей, боевых из которых было около двадцати, а остальные перевозили в своем чреве войска, двигались поддуваемые легким ветром, который видимо уже уставал служить парусам и терял свою силу. Близилось утро, и дозорным на мачте кораблей стал виднеться надоедливый, но красивый пейзаж: морская гладь играла с утренним солнечным светом, образуя блестящую золотом дорожку. Но постепенно чистый едва заметный горизонт стал отчетливо виден, точнее четкая полоска стала разделять море и небо.

— Земля! Земля-я! - раздался радостный крик матроса на мачте одного из ведущих кораблей.

— Земля! Братцы, земля! - подхватил дозорный на другом корабле.

Схожие восклицания захватили позже все корабли, а сонные моряки и воины-пассажиры высыпали на скрипучие палубы. Не сдерживая радости, они принялись плясать и петь, а капитаны кораблей лишь улыбались и думали про себя: "Наконец-то, минуя шторма и безветрия, мы достигли его." Многие из людей и гномов видели этот материк впервые, а кто-то, особенно на транспортных кораблях, частенько бывал на том берегу.

Адмирал флота Гаррис Холдоу, будучи капитаном флагманского корабля, приказал выстрелить из сигнальной пушки три раза, что означало "прошу разрешения причалить в вашем порту". Флот Альянса явился без предупреждения, даже Джайна Праудмур была не в курсе. Как раз на это и рассчитывался дерзкий план внезапной вылазки под Оргиммаром.

По прошествии получаса, когда полоска на горизонте превратилась в широкую полосу суши поросшую лесами с белым пятном в центре - крепостью Терамор, стоящую на одноименном островке, сигнальная пушка линкора "Штормовой" выстрелила три раза. Ошарашенная Джайна, уже стояла на крепостной стене, и при виде такого количества кораблей, закрывающих горизонт, мысли ее сбились.

— Что отвечать? - спросил пехотинец, нарушив молчание.

— Гнолье лесное, - выругалась она, стиснув зубы, а потом спокойно ответила, - Ответ - «нет», и готовьте мне лодку.

Пехотинец, лязгая доспехами, побежал по крепостной стене до сторожевой башни и там скрылся за дверью. Через минуту с пристани раздался выстрел, и в небе произошел красочный взрыв, окрашенный в черные оттенки. Джайна спешно спускалась по лестнице в сторожевой башне, стараясь не задевать посохом ступеньки.

Тем временем адмирал Холдоу пришел в недоумение, при виде черных дымов в воздухе, что означало "нет".

— Запросите еще раз! - крикнул он в гневе. - Немыслимо, что эта девчонка о себе возомнила? - добавил он шепотом.

— Есть запросить! Заряжай пушки! - подтвердил старший помощник. - Огонь!

Снова раздались три сигнальных выстрела. Капитаны других кораблей были тоже в недоумении. Моряки же поднимали возмущенный гомон, который приходилось заглушать старпомам, давая различные команды.

Садясь в ботик, украшенный флагами Терамора и Альянса, Джайна вновь приказала дать отрицательный ответ. Раздались выстрелы с пристани: снова черные клубы в небе.

— Вперед к тому кораблю, - Джайна раздраженно указала на "Штормовой", а затем провела посохом над головой, и над лодкой вспыхнули огненные контуры головы льва.

— Адмирал! - крикнул старпом, преподнося подзорную трубу. - Взгляните туда.

— Это госпожа Праудмур, и она на ботике движется к нам... - прищурившись от утреннего солнца, произнес Холдоу. - Приготовиться к принятию губернатора, - крикнул он. - Спустить паруса на всех судах.

— Есть спустить паруса! - подтвердил старпом и дал отмашку дозорному на мачте, чтобы тот дал знак другим кораблям.

Спустя пятнадцать минут, разгневанная Праудмур пришвартовалась к флагману и поднялась на палубу, где ее встречал не менее раздраженный Гаррис Холлдоу, одетый в парадную форму, утыканную различными орденами.

— Я требую от вас объяснений, адмирал! - начала без вступлений Джайна.

— Мне поручено высадить на берега Калимдора пять тысяч воинов для ведения боевых действий с Ордой, а также закрепиться на побережье Даротара в районе залива Блэйдфист, для поддержки наземных сил. - адмирал произнес эти слова с некоторой издевкой, так как знал, что Джайна находилась в хороших отношениях с вождем Орды.

— Постойте, каких "боевых действий"? Против войск Тралла?

— Так точно. Против Тралла.

— Почему вы прибыли ко мне? - тут же спросила женщина-маг.

— Вы единственный дружественный порт на данном побережье. Мы должны пополнить у вас некоторые ресурсы и продовольствие, ибо путь был долог. Также, мне приказано выставить вам в гарнизон дополнительные отряды.

— Мой порт закрыт для тех, кто хочет воевать с Траллом! - огрызнулась Джайна. - Мой гарнизон не нуждается в пополнении. Я не даю разрешение на остановку здесь.

— Начинается война. Правом, данным мне королем...

— У нас с Траллом договор о вечном мире, закрепленный кровью в боях за эти земли! - не дала договорить Праудмур. - Убирайте свои деревянные посудины, или моя крепость будет первой, кто даст вам бой... - глаза ее загорелись, посох засветился красным светом, испугав стоящих рядом моряков.

— Вы будете жалеть об этом, губернатор Терамора... - ехидно ответил адмирал. - Проводите, губернатора к лодке!

Джайна развернулась и, спустившись к ботику, отбыла на берег. В это время к флагману пришвартовалась шлюпка с лордом Локкером - командиром наземной операции. Он приплыл без помощников, одетый в неполный комплект брони.

— Доброе утро, адмирал! - улыбнувшись, сказал он.

— "Доброе", - прошептал Холдоу, усмехаясь. - Оно было доброе, если бы мы, наконец, стояли на твердой земле.

— Из-за чего мы не движемся? До порта еще вон как далеко. - Локкер указал рукой на берег.

— Все из-за этой упрямой Джайны Праудмур... - адмирал показал на ботик мага и предложил подзорную трубу лорду.

— Дочь сильно отличается от своего отца. - сказал Локкер тихо, всматриваясь в окуляр. - Она налаживала отношения с кровными врагами, превращая их в друзей...

— Из-за этого мы и не можем зайти в порт. Она резко отозвалась о войне и заявила, что нас в порту ждать будут только мечи да стрелы. - адмирал повернулся в сторону флотилии. - И из-за этого нужно все менять! Я бы в сравнял бы эту крепость с землей! Эх... Нужно беречь силы к Огриммару…

— Да, господин Холдоу, ваш гнев мне ясен, как и ее. Никто не хочет предавать друзей. Она человек чести, молода к тому же и наивна.

— Но своим шагом она предает короля и весь Альянс! Меняет земляков на зеленокожих тварей из портала! - Гаррис ударил по капитанскому мостику.

— Я готов высадиться где угодно, адмирал, ибо понимаю, что чувствует эта девушка. Если мы пройдем вдоль берега где-то день, то появиться прибрежная крепость - "Северная".

— По карте там нет порта, но берег песчаный... - адмирал, что-то прикинул в уме и добавил. - Мысль уловил, причалить сможем.

— Сейчас нужно на землю сойти где угодно - боевой дух снижается, а разрядка на земле будет очень кстати. - варлорд отошел от капитана и стал разглядывать другие корабли, полные народа.

— Поднять паруса. Право на борт. - сказал Холдоу.

— Поднять паруса! Право на борт! Скорее, скорее! - крикнул старпом.

Джайна достигла берега и победоностно улыбнулась, когда увидела, что корабли подняли паруса и стали поворачивать на север. Но с другой стороны в душу закралась тревога: грядет новая война. И первым делом она послала гонца к Траллу с ценной информацией, подключив тем самым себя и свой порт во фракцию Орды. Человек в кожаных доспехах с красными полосками на рукавах (знак дипломатической пересылки), помчался к стоянке грифонов, где его ждал самый быстрый и выносливый грифон - опять таки дипломатический. Его голова была закована в шлем, цепи опоясали спину и живот, дабы держать броню птицы. На щитке живота был выгравирован герб Альянса, заключенный в три красных круга: таких грифонов нельзя атаковать ни под каким предлогом, ибо они могли нести решения о войне и мире... Человек оседлал грифона, Джайна Праудмур вручила ему запечатанный конверт и прибавила:

— Доставь это Траллу любой ценой и возвращайся с ответом!

Человек задвинул забрало шлема, дернул за уздцы, и птица, взмахнув крыльями, устремилась вверх, оставляя за собой белокаменную крепость, спрятавшуюся в лесах.




6


Начинался второй день пути. Герхадон Стальной и молодой отряд тауренов углублялись в леса, где властвовали дикие звери, топи и гарнизон Альянса. Двести с лишним воинов и около сорока кодоев, ведомые ими двигались по редким и узким тропинкам, вдыхая болотный смрад. Некоторые предусмотрительные быки, среди которых был и вождь, закрыли нос плотными платками, дабы не потерять сознание от странных смешанных запахов. Кодои иногда могли взбеситься, но мудрые друиды, коих было около десятка, все время их успокаивали.

— Как думаешь, отряд, что двинулся на юг, не попадет в засаду? Странно, что они стали делать такой крюк... - тихо произнес Грилод, нарушив лесную тишину, что после рассвета еще не спала.

— Я думаю, что по таким болотам, узким дорогам, вся армия шла бы где-то год, - улыбаясь, подметил Наил.

— Это точно, мои ноги со вчерашнего дня болят, особенно после того, как мы кодоя тех недотеп помогали из трясины вытаскивать... - смеясь, сказал Грилод.

— Кодой в трясине - это что-то... - подметил Тор, уворачиваясь, от вездесущих веток, которые пытались выколоть путникам глаза.

— Тише сзади! - крикнул Герхадон, а потом тихо прибавил, перепрыгивая через поваленное дерево - Вот и деревня.

Брэкенвол походил на заброшенные в чащах владения лесника, только вместо цветущего леса - гнилые болота, полные трупов, которые затянуло в трясину, вместо лесника уставший орк, который медленно бродил по небольшой площади вымощенной крупным камнем. Выйдя на нее, некоторые таурены зацокали железными ботинками, а один даже, поскользнувшись, упал на влажные гладкие камни.

— Осторожнее, таурен, - сказал орк, подавая копье, чтобы помочь встать.

— Рана… - таурен схватился за копье и привстал, осматривая бок.

— Как звать тебя, одинокий орк, и где остальные жители деревни? - спросил Герхадон, поклонившись незнакомцу.

— Зовут меня Зелгур - я хозяин местной таверны, остались в Брэкенволе лишь пара воинов да немного торговцев, которые и так собирают шмотки.

— А где весь гарнизон? Почему деревня опустела?

— Сказать точно не могу. Все случилось ночью, - сказал Зелгур, оглядываясь по сторонам. - Поднялся сильный ветер. В окно мне стал литься приглушенный свет синего оттенка. Я встал и побежал к окну. В темноте я разглядел какой-то то ли дирижабль, то ли дом… - орк отошел от Герхадона, поглядел на прибывающий отряд, и встал посреди площади с распростертыми руками. - Это были люди - Альянс, клянусь жизнью. Они без доспехов были. Дирижабль стоял здесь и… они отнесли почти двадцать орков в него… И потом под оглушающий рев улетели, сверкнув синим светом. В молодости я видел дирижабли, но звук от этого был не такой. Ночь была, из-за поднявшейся пыли виделось мне плохо, но это люди были. Несомненно! - орк указал себе на глаза.

— Понятно… Зелгур, я вождь тауренов - Герхадон Стальной. Позволь расположить мой отряд в этих домах. - Герхадон положил руку на плечо орку, который, услышав слова «Герхадон Стальной», немного выпрямился, пытаясь отогнать страх и дрему.

— Конечно, вождь, там еще несколько воинов есть - они в башне. На охоте были тогда - повезло…

— Все это странно… чересчур. Далеко здесь Северная башня?

— Альянса? Нет… тут час где-то идти, могу показать… - сказал Зелгур, рассматривая, кодоя, который неподалеку щипал цветы и траву какой-то клумбы.

— Скажи лучше, частенько ли они прочесывают ваши края?

— Обычно три раза в сутки. Иногда в деревню заходят - не боятся. Да кто бы боялся будучи под покровительством чародейки… - орк опустил глаза.

— Джайна Праудмур?

— Именно… Это может вам показаться странным, но мы в хороших отношениях с Терамором. Вчерашнее нападение меня просто опустошило, как, как вот эту деревню… - заикаясь, сказал Зелгур.

— Ладно, можешь идти домой - отдыхай, попробуй поспать. Ты и все, кто остался, под защитой, отряд у меня большой, так что дадим отпор кому угодно. - Герхадон улыбнулся и, развернувшись, дунул в походный рог.

Таурены принялись разгружать кодоев, ставить шатры и разжигать костры - в общем, организовывали дневной привал. В самой деревне запаха болот не ощущалось, но неприятный осадок в памяти все же остался, тем более после привала, придется пробираться еще дальше. Брэкенвол сегодня представлял маленькую деревеньку в чреве леса, состоявшую из десятка жилых домиков, таверны и двух срубленных из дерева башен, которые больше напоминали худосочного дикобраза. Раньше здесь жили огры, но во времена пришествия адмирала Праудмура покинули эти земли. Герхадон решил проверить одну из них: разбросанное оружие, вскрытые сундуки с одеждой и два спящих орка, которые, видимо, решили забыться в кружке с ромом, ибо две пустых кожаных походных фляги из под рома валялись рядом. Вождь тауренов поднялся на дозорную высоту, которая высилась над лесом. Воздух там стал как будто чище, солнечные лучи тут же стали нагревать серебряные доспехи, а абсолютно синее небо, такое впечатление, что забирало с собой туда - на высоту. Герхадон глянул вокруг и узрел белокаменную башню Альянса, которая под синим флагом с золотым пятном, стояла невозмутимо на севере. Больше однообразный пейзаж из двух цветов ничем не нарушался…

Тем временем, внизу, какой-то орк в серой мантии выезжал из деревни на волке, который тащил за собой обоз с различной домашней утварью. Перед ним появился таурен-друид и характерным жестом руки приказал остановиться.

— Куда путь держишь, торговец? - спросил он.

— В ближайшую населенную местность, - орк наклонился к друиду и добавил. - Здесь оставаться опасно - уходите отсюда.

И миновав таурена, погнал волка по мощеной дороге ведущей на север. Герхадон в это время спустился со смотровой башни и призвал семерых добровольцев, дабы те привели внутренности постройки в порядок и собрали лежащее там оружие. «Орков не торогать - я с ними еще потолкую…» - сказал он вслед уходящим. Затем военный вождь подозвал нескольких друидов и приказал им осмотреть окрестности.

Время уже перевалило за полдень, но жары как в пустошах не было - деревья укрывали от невыносимого зноя. Герхадон ухаживал за своим синим кодоем: подчищал его доспехи, осматривал подошвы ног, кормил с руки, поглаживая по морщинистой голове. В это время смотровая башня была приведена в порядок, с военной демонтировали минибаллисты и взяли немного провизии.

Тор и Наил бродили по странной деревушке, заходя в пустые дома с открытыми дверьми. Там можно было обнаружить брошенные предметы быта. Кто-то подшивал накидку и бросил ее на столе вместе с воткнутой иголкой и нитками, на столах стояли недопитые кружки какого-то напитка, недоеденное мясо…

— Такое впечатление, что их кто-то погнал неожиданно. Наступление что ли было? - предположил Наил, осматривая деревянные шкафы.

— Что-то типа того, говорят, здесь трактирщик выжил, и он говорил о каком-то огромном ревущем дирижабле. Люди без доспехов выскочили от туда и всех как-то внутрь затащили… - сказал Тор, оглядывая комнату.

— По-моему бред все это, может орк перебрал? Вон, двоих спящих в смотровой нашли - так те в обнимку с кожаными флягами рома спали. - Наил улыбнулся. - Может все ушли к людям? Праздник какой мож?

— Не думаю, загадывать сложно, после событий под Тандер Блаффом может быть все что угодно.

— Это точно. Та штука… как думаешь что это?

— Внутри были два человека - это странно, мне всегда говорили, что люди технически не выдавались никогда, - сказал Тор, выходя из дома. - Если ты помнишь они какие-то еще не очень мясистые были, помню в Тандер послы Альянса приезжали, так те, не будучи воинами, по здоровее были… Может народ другой?

— Как гномы, только люди?

— Да, - засмеявшись, сказал Тор. - Как гномы… только люди.

— Стекла-то были гномов, это точно - сказал Наил. - Только там такие цвета делают.

— Да, но те стекла на свету свой оттенок меняли. Затемнялись. Там еще магией какой-то скрипело - внутри. Искры были, дым.

Разговор был прерван несущимся из леса львом, что находу, образуя зеленоватые клубы дыма и пыли, превратился в друида с причудливым посохом за спиной в форме ветки. Он несся в сторону Герхадона, который поправлял шлем своего кодоя.

— Вождь, - призвал он задыхаясь. - Там в низине… человек и еще кое-что странное!

— Не торопись, отдышись. Что там скажи внятнее, - сказал спокойно Герхадон.

— Нужно видеть это… скорее - я проведу вас.

— Хорошо, друид, веди, - таурен одел свой шлем, с выдающийся защитой скул и красным рубином во лбу.

Герхадон указал на Тора и Наила, чтобы они шли с ним. Кроме этих двоих тауренов никто не заметил бегущего друида: кто отдыхал, кто сидел в таверне Зелгура, кто был занят едой у своего шатра.

Продираясь сквозь заросли кустов, которые устлали землю и намертво закрывали корни деревьев, четверо тауренов двигались к открытию друида. Полоски солнечного света проникали сквозь плотно стоявшие деревья, освещая землю, которая также была полна корягами, скользким мхом и шипастыми кустами, которые наносили мелкие царапинки. Внезапно путь стал устремляться в гору - становилось труде идти, тем более после дневного перехода, который немного зацепил ночь, ноги у тауренов болели от не совсем удобной обуви да и вообще от нагрузок. Наконец они достигли обрыва, и взору предстала интересная картина: короб причудливых обтекаемых форм размером с четырех больших кодоев, переливался своей зеркальной окраской, отражающей солнечные лучи и окружающий пейзаж. На корпусе виднелся короткий текст и эмблема, представляющая собой пересекающиеся лини, которые образовывали какой-то символ, заключенный в круг. Также была видны синие стекла, при виде которых Тор вспомнил про Тандер Блафф. Как будто читая мысли, откуда не возьмись с неба прилетел Коготь и сел рядом с молодым тауреном. Никто этого не заметил, все были в неком оцепенении от увиденного, лишь по Герхадону нельзя было сказать, что он в смятении, но это было лишь внешнее спокойствие. По команде вождя все тихо легли на землю.

Около железного короба ходили два человека в черной облегающей одежде. На головах у них были цельные шлемы также черного цвета, которые были отполированы до блеска. Они суетливо бегали вокруг короба, пока один из них вошел внутрь: в корпусе была дверь, которая куда-то отодвинулась. Второй человек остался один и присел на лежащий рядом валун. Внезапно раздался низкий звук, который был не громок, но уши от него закладывало. Таурены стали закрывать их массивными ладонями. В это время короб оторвался от земли, повисел в воздухе и ринулся со свистом в небо, обламывая ветки деревьев.

— Взять его! - крикнул Герхадон, выхватив свой топор, который тут же зажегся серебристым светом.

Друид свел ладони вместе, прочитал заклинание на дарнассиане (эльфийском языке) и направил ладони в сторону человека. Вдруг корни дерева, стоящего рядом с валуном, раскидывая куски вскрытой земли, оплели камень и сидящего там человека. Тор, вытащив одноручный топор, висевший на поясе и Наил, выхвативший молот, ринулись во главе с вождем к человеку. Они бежали быстро, перепрыгивая через камни и торчащие корни. Спустя мгновение, корни отпустили человека, предав его полуживым в руки быков-кочевников. Те, в свою очередь, не снимая с него шлема, связали руки и ноги. Наил, взвалил человека на плечо и таурены поспешили в лагерь, ибо Герхадон опасался, что здесь могут быть еще люди.

В лагере таурены во всю варили себе обед - запах еды обволок деревню, привелкая даже диких зверей, которых тут же отлавливал единственный оставшийся орк-торговец. Его промыслом была охота, и таурены привлекли своими похлебками много съедобной дичи. В это время в палатке вождя друид пытался вернуть к жизни потерявшего сознание человека, но неожиданно над лагерем стал реветь тот самый низкий звук. Герхадон, как и спавшие таурены выбежал на улицу и, заприметив железный короб, кружащий над деревьями, приказал атаковать его. Тут же несколько тауренов, спохватились и, приведя минибаллисты в боевое положение, принялись стрелять. Тяжелые стрелы лишь наносили касательное повреждение, и то, только сдирали краску, издавая скрежет. Тут пара шаманов, погрузив себя в синие потоки видимой энергии, которая летала вокург тела и рук, призвали большого синего орла, походившего на призрака, так как он оставлял в небе шлейф голубоватого мягкого дыма. Магический зверь мигом ринулся в сторону короба, который было решил улететь. Магия проникла внутрь машины, что скрипнула в небе, и короб стал бешено дергаться меняя направление каждую секунду, пока красочный взрыв не прекратил его существование. Один из обломков со свистом отлетел в сторону лагеря и подобно осадной метательной звезде эльфов снес пару шатров и впился в землю, ниспуская пар. В этих коричневых, похожих на лоскутное одеяло шатрах, находились несколько тауренов, которых позже извлекли лишь по частям… Ненужные потери привели Герхадона в ярость, и казалось он разорвет лежащего у него в покоях человека на части голыми руками. Но мудрость его взяла верх, кровь остыла, и он подбежал к разрезанным палаткам, где уже стояло несколько друидов и тщетно пытались воскресить умерших. Лишь паладины могли воскрешать недавно погибших, и то, только тех, кто был цел телом, а таурены, что лежали под плотными тканями больше походили на лавку мясника.

— Заверните останки в ткань, - сказал тихо Герхадон. - Собрать лагерь! Выступаем! - и сняв с пояса походный рог, дунул в него короткими выдохами.

Таурены забегали по лагерю, в спешке складывали шатры, собирали оружие, грузили кодоев и одевались в полный комплект доспехов. Зазвучал гомон суетящихся воинов. Пленного человека погрузили на обоз, на котором лежали вещи Наила, Тора, Грилода, Холдора и пары других рогатых воинов. С него все также не снимали шлем, да Герхадон и не собирался этого делать. Теперь этот странный представитель Альянса был заложником, и военный вождь, ссылаясь на необычность его одеяния, решил, что обмен может произойти выгодный. А пока, главный таурен в этом походе, следил за свертыванием позиций и подгонял замедлившихся.

Дорога из грязи и камней, по которой таурены шагали уже пол дня, постепенно становилась чище и ухоженней. Через некоторое время она плавно вливалась в широкий и утрамбованный тракт, по которому ехать на тележке было только в удовольствие: почти не трясло, да и завязнуть было негде. По дороге в ряд могли шагать четыре кодоя, что заметно поднимало обороноспособность колонны. По бокам дороги были вырыты канавы, поэтому опасность свалиться с дороги все-таки существовала. Герхадон Стальной, да и другие таурены думали, передвигаясь по шикарной дороге, о том, что сейчас приключается с основными группами, которые пересекали неблагоприятные и не разведанные местности лесов. Именно в это время Курбал и его войско из полутора тысяч воинов вошли в леса, после боя со зверьми южных пустынь, которых было в достатке. Без потерь выйти не удалось, но эффект неожиданности был дороже жизни нескольких тауренов и орков. Северная «быстрая» армия немного задерживалась с выходом к Морю. Множество неудобных подъемов и низин, кишащих чудным зверьем и комарами, замедляли продвижение, но именно в эти минуты, они почувствовали мягкий и приятный бриз, сопровождаемый звуками плюхающихся волн.

Рев нескольких походных рогов, заглушили петухов Терамора, что встречали рассвет. Джайна Праудмур проснулась от раскатистых звуков, устлавших пространство за крепостными стенами. Надев свою синюю представительскую мантию, взяв старый, но надежный посох, выскочила она на площадь крепости, где во всю бегали, трубившие тревогу пехотинцы.

— Госпожа! Орда у ворот! - крикнул один воин, пробегая мимо.

— Орда у ворот! Орда у ворот! - начали кричать люди, разбегаясь в панике.

— Спокойствие люди Терамора! - раздался мягкий, но громкий голос мага. - Воины! Занять позиции! Готовить баллисты! Укрепить ворота!

Затем Джайна побежала к ближайшей башне, заключенную в крепостную стену, и по ступенькам, вместе с воинами выбежала на западную сторону. К острову уже были свалены самодельные мосты из бревен, которые в любой момент могли помочь штурму, помимо каменного моста, что соорудили люди. До ближайших деревьев леса была около трехсот метров, и было хорошо видно плотные ряды орков и тауренов с луками и арбалетами. Джайна взглянула вперед - над лесом возвышалась белокаменная башня центрального гарнизона, и все было бы хорошо, но над ней реяло красное знамя орды: укрепление захвачено.

— Госпожа, еще войска стоят на севере и юге, лишь с моря мы не окружены. Точное число всех воинов пока не ясно, минимум тысяча. Они взялись непонятно откуда, такое количество воинов не могло остаться незамеченным… Что прикажете делать? - доложил запыхавшийся командир гарнизона.

— Постарайтесь погрузить мирных людей на корабли… - сказала Джайна, вглядываясь в лес. - Курс пусть держат на север - к крепости.

— Будет сделано! Еще приказы?

— Пока просто готовьтесь к обороне… - ответила Джайна, посмотрев на командира. - Ступай.

Неожиданно в небе засвистела горящая стрела - сигнальная, орки предпринимали какой-то маневр. Немного севернее показалась еще одна. Две тысячи с лишним воинов засели в лесах и ждали агрессивных действий Альянса, который в спешном порядке расставлял своих стрелков на крепостной стене и бастионах. У ворот послышались жесткие звуки падающего железа: ворота подпирали специальными стальными балками. Джайна по крепостной стене подбежала к воротам и, призвав на помощь магию, заморозила балки, дабы были они крепче стояли.

— Госпожа! - крикнул вновь прибывший командир гарнизона. - Исправны лишь два корабля. Кто-то проник к нам в порт и вывел из строя восемь кораблей!

— Немыслимо… - произнесла себе под нос Праудмур. - Обыщите все возможные места! Найти лазутчиков!

— Боюсь, что сейчас этого сделать не удастся… Ночью в порт можно было безнаказанно проникнуть - скорее всего они уже покинули эти места.

— Погрузите женщин и детей. Оставшиеся два на ходу?

— Так точно.

— Выполняйте! - Джайна посмотрела в сторону моря и стала корить себя в мыслях за потерянные корабли.

Наконец все воины Альянса были готовы к бою. Белокаменные стены, посеревшие у основания от воды и грязи, гордо держали округлые бастионы, где развивались на утреннем бризе синие флаги с золотой головой льва и белым якорем. Пехотинцы следили за лесами, в которых без движения стояли войска Орды. Наступила тишина, лишь морской прибой нарушал ее владения, которые в любой момент могли прекратить стоящие друг против друга. Внезапно из леса, неспешно, вышел огромный синий кодой, закованный в броню и оседланный не менее массивным всадником о двух рогах. За спиной таурена виднелись несколько орков, которые вели связанных по рукам и с мешками на голове нескольких человек. Из-за деревьев показались еще один бык на кодое более привычного светло-зеленого цвета и орк на черном волке. Джайна пыталась вглядеться, кто незнакомец в черном, что был в плену у врага, но понять этого никак не могла. Внезапно крикнула она на оркише (язык орков, который она немного знала):

— Что привести вас сюда, братья Тралла? Кто в плен у вас?

— Отныне город не принимает корабли, Джайна Праудмур! - крикнул в ответ Курбал. - Верховный вождь Орды приказал заблокировать ваш славный град.

— Все эти люди схвачены в лесах, некоторые из них защитники башни. Мы можем обменять их жизни на лояльность в отношении наших целей! - крикнул Герхадон Стальной, показывая на леса.

— Позвольте узнать, почему Тралл прислал воина ко мне?

— Вы крупнейшее поселение людей в Калимдоре. - Скоро начнется война. Это решение Верховного вождя Орды.

— Мы объявляем блокаду Терамора! Не один из кораблей не прибудет в сей порт. - с последними словами из лесов послышался барабанный бой, который стал вселять чувство страха в защитников города-порта. - Не один человек не покинет его…

— Я отказать стоянке большого флота - сотня судов! Мы никогда не нарушать мира с Траллом. Мне письмо должно прийти от него.

При словах «сотня судов», Герхадон и Курбал неожиданно остановили напор. Сто кораблей Альянса прибыли в Калимдор. Дело принимало неожиданный оборот, если верить Джайне, и если бы она разрешила им бросить якоря близь города - войска Орды, что посланы на Терамор, могли бы погибнуть…

— Нужно отдать им пленных - нам он не нужны. - сказал Курбал военному вождю тауренов.

— Если только правду говорит она…- ответил Герхадон, оглядываясь назад. - Сто кораблей и так рано…

— Пленные будут с нами. Мы передадим их, если вы говорите правду. - крикнул Курбал.

— Я показать вам письмо, сразу как придет. - ответила Праудмур, чувствуя некоторое облегчение.

Всадники развернулись и ушли в лес. Джайна двинулась к стоянке грифонов, чтобы быть самой первой, кто получит заветное письмо.

Орки и таурены расположили свой лагерь в форме полумесяца, закрыв наземный подступ к городу. На внешней стороне (ближе к крепости) стояли дальнобойные орудия и стрелки. На внутренней стороне находились патрулирующие отряды и уже отличившиеся незаметные тролли, которые выполнили миссию по захламлению водного пространства порта неисправными кораблями. Троллям помогали друиды, которые в форме зверей сливались с живностью леса. Подойти к Орде с тылу незаметным стало невозможно.

Блокада продолжалась вот уже целый день - письмо не приходило. Небо стало быстро чернеть, из-за туч не было видно над лесом чудесного Тераморского заката. Но воздух был по прежнему свеж и чист: море постоянно гнало его со своей успокоившейся к вечеру глади. Постепенно тучи стали рассеиваться, открывая звездное небо, которое не смотря на конфликты было также прекрасно, как и всегда. Из-за водного зеркала, что предалось штилю, вдалеке на горизонте стала выползать луна, рисуя прямо до порта полосу серебряных блесток.

Стражники Терамора, зевая, бродили по крепостной стене с факелами. Им приходилось постоянно прочесывать взглядом однообразные леса, где кроме тусклых огней и многочисленных столпов дыма над деревьями ничего не было видно.

За день не один корабль так и не вышел из порта - штиль продолжался, и это было на руку нападавшим. Внезапно с севера послышался голос грифона, который в вечерней тишине был подобен грому. Джайна быстро выскочила из ратушы и помчалась к стоянке грифонов, где на соломенных "гнездах" спали с щитками, закрывающими глаза, остальные десять полульвов-полуптиц. Рядом с ними на деревянном стуле дремал уставший мастер грифонов, державший одной рукой воткнутый в землю факел. Наконец с неба спустился грифон, у которого при свете факела на животе мелькнул железный барельеф с гербом Альянса и тремя красными кругами.

— Держите! Как получил, сразу к вам, - сказал гонец и вручил конверт из красной бумаги. - Позвольте на отдых отойти...

— Конечно, ты свободен, тебя согреют и накормят! - сказала Джайна, указывая на ратушу. - Ступай с миром, ибо твое письмо его принести должно... - добавила Джайна, сорвав печать Огриммара с заветного конверта.

"

Здравствуй, дорогая Джайна!

По моим подсчетам письмо должно придти в уже осажденный город. Альянс вновь готовится к войне, и это повиляло на мое решение в отношении Терамора. Как видишь, город не берут штурмом - этой мой приказ, лишь блокада... Не хотел я, чтобы ты воевала и тем более против меня. Но теперь, благодаря тебе, я знаю, что Альянс готовит десантирование огромной армии прямо у Огриммара. Мы ожидали атаки минимум через месяц. Спасибо за то, что помогаешь мне, за то что спасаешь очень много жизней этой информацией…

В конверте два письма, как ты заметила. Второе адресовано моему генералу Курбалу - там новые приказания, включающие отмену последнего. Эта армия станет твоим гарнизоном на время войны. Твой город будет вдвойне не преступен. Я постараюсь дать Альянсу бой, хоть это будет не легко: стены Огриммара не падут!

Надеюсь это не последняя наша переписка. Желаю удачи!

С лучшими пожеланиями Тралл.

"

Снова радость и тревога завладели сердцем Джайны Праудмур. Она радовалась тому, что ей не придется воевать с Ордой и, в тоже время погрустнела, перечитав слова "...стены Огриммара не падут. Надеюсь это наша не последняя переписка..." Девушка разбудила спящего мастера грифонов и попросила приготовить одного. Через мгновение крылатое создание уже перелетало через стену, а Джайна слышала вслед обеспокоенные голоса стражников. Наконец грифон сел на траве близь деревьев, где два орка уже с натянутыми луками ожидали вторжения.

— Я Джайна Праудмур, - сказала девушка, не слезая с грифона. - Я принести генералу Курбал приказ Тралла.

Удивленные орки опустили луки, и один из них крикнул кому-то, что некая Джайна хочет видеть генерала. Через некоторое время из леса показался невысокий орк в черных доспехах, которые при свете факелов казались слепленными из затвердевшей смолы.

— Я вас слушаю, - сказал Курбал, удивившись.

— Тралл прислать, - сказала на ломаном оркише Джайна и протянула красный конверт с сорванной печатью.

Курбал принял конверт, достал письмо и медленно стал вчитываться в текст, который вдалеке от огня был плохо виден. Затем он поднял голову и улыбнулся.

— Мир вам, Джайна. По приказу Верховного вождя мы переходим под ваше командование, - сказал Курбал, присев на одно колено.

— Выполнять приказ, генерал, - сказала, улыбаясь Праудмур. - Завтра открыты врата Терамора!

— Что делать с пленными? - спросил генерал Орды.

— Завтра отпустить их в город.

— Будет сделано, - сказал радостный Курбал. Ведь не было ничего лучше для толкового военоначальника, чем избежать кровопролитной войны. Пусть даже проделали путь этот долгий воины Орды, пусть потеряли они немного бойцов, но мир был дороже любой битвы...

Джайна вновь оседлала грифона, который после легкого удара в бока разбежался и взлетел. Курбал в свою очередь, двинулся в сторону шатра вождей. Он решил обрадовать воинов завтра с утра и, ничего не объясняя, снял дозорных у стен. Курбал понимал, что не все поймут решения Верховного вождя, ибо в войсках много было таких, кто просто-напросто ненавидел людей, но слово Тралла было законом, а приказ есть приказ.

Курбал медленно зашел в шатер, где Герхадон при свете факелов, что-то писал на бумаге. Генерал Орды победоностно кинул на стол открытый красный конверт, который таурен тут же взял в руки.

— Что это? Послание Тралла как я понимаю...

— Это мир с Джайной Праудмур. Теперь мы гарнизон Терамора.




7


Ашенвальский лес тонул в пасмурных тонах летнего вечера. Высокие деревья все также старались возвыситься, закрывая небо, одинокие совы урчали и пристально следили за каждым живым существом, что пребывало в поле их зрения. Но даже эти всевидящие птицы не узрели невидимый силуэт пантеры, что проносилась меж деревьями подобно молнии. Внезапно шорох прекратился и, как будто из воздуха, предстала молодая эльфийка в своем первичном облике, оставляя за собой рассеивающиеся клубы темно-синего магического дыма. Ее образ немного изменился за последние три недели с тех пор, когда она ступила в Мунглэйд. Некоторая наивность ушла из ее характера, но не смогла она с собой забрать сильное природное любопытство, которое в итоге и сделало ее фельдъегерем и разведчиком «Воронов луны». Тело эльфийки было покрыто изящной легкой броней, которая не стесняла движений, но все-таки защищала большую часть голубоватого тела. В тусклом свете эти доспехи отражали серость неба и зелень леса, но блеск их не выдавал крадущегося в стан Орды шпиона. Задача Эвин заключалась в наблюдении за оркским расположением Сплинтертри. Эльфийка должна была узнать состав войск, там стоящих, не ожидалось ли подкрепление с юга.

Тиренд Виспервинд наконец-то получила послание от лорда Джейсона о том, что огромный флот будет способствовать штурму Огриммара. Пришло время ночным эльфам освободить Ашенваль от орков, которые нещадно уничтожали дерево за деревом. План нападения предполагал отчистку юга Ашенвальских лесов, уничтожение некоторых фортификаций Орды на границе с Пустошами. Затем планировался поход на Огриммар, где при поддержке воинов Альянса, который решил контролировать все богатое рыбой восточное побережье Калимдора, будет нанесено сокрушающее поражение Орде. Эта победа также должна будет ослабить агрессию Отвергнутых (нежити) в Азероте, где Альянс вел мелкие сражения с попеременным успехом. Эльфы лишь помощники в этой осаде, так как к этому времени все их земельные вопросы будут уже решены, а падение оплота Орды близь лесов станет гарантом от последующих вторжений на их территории. Верховный вождь Орды - Тралл - знал о том, что эльфам не по душе от злостной древодобычи на границе, также он знал, что этот народ не будет терпеть продолжающегося истощения природных ресурсов. Но молодое государство нуждалось в источниках существования, и Тралл понимал, что его мечта построить государство (без агрессивной политики) рухнет. Вобщем столкновение интересов во многих областях неумолимо двигало Орду и Альянс к новой войне.

Эвин осторожно продвигалась меж могучих желто-зеленых зарослей, что приятно благоухали и радовали глаз, не смотря на утомительный путь. Но чем ближе эльфийка двигалась на восток, тем меньше зверей можно было встретить, тем теплей и неприятней становился воздух. По этим признакам было легко распознать опорный пункт орков или одну из многочисленных лесопилок. Поблизости находилось Селение Сплинтертри, которое было комбинированным районом, где сеть лесосборочных пунктов (включая крупнейшую лесопильню Варсонг) защищал внушительный гарнизон в пол тысячи воинов, так как он был первым преграничным заслоном к Пустошам. Второй, как известно, - фортификационные сооружения, что находились немного севернее. И вот в природную тишину, где-то вдалеке, стал закрадываться шум пилы гоблинского резака, а воздух стал нести запах выжженного горючего, от которого у эльфийки немного прослезились глаза. Эвин ловко передвигалась от дерева к дереву, пока не услышала грубое, как эльфам и людям казалось, наречие орков. Два местных охранника вышли в дозор по ближним местам. Эвин могла разобрать лишь отдельные слова, которые ничего не разъясняли - ей трудно давался этот язык, поэтому беглое произношение, а тем более рядовых воинов было просто набором низких звуков.

Виспграсс замерла у одного из деревьев, постепенно пропадая из виду, будто выцветающий рисунок. Орки прошли мимо, и эльфийка тут же бросилась ближе к поселению, которое находилось в сырой низине, прилегавшей к отвестному каменистому возвышению, с которого все было видно как на ладони. Девушка медленно на него заползла и снова как будто растворилась воздухе: даром эльфов она стала владеть в совершенстве. Вдалеке прекратились звуки пил и послышался грохот упавшего дерева, который тут же спровоцировал продолжение работ. Орки внизу даже не обратили на это внимание, ведь каждый день здесь валили множество деревьев, а последний месяц так и вообще держался ударный темп. Эвин же эти звуки будто полоснули по слуху острым клинком. Ее охватил даже некоторый гнев, который мог выдать в любой момент... Но спокойствие быстро вернулось в ее душу, и она принялась запоминать, кто что делает и сколько народу пребывает нынче здесь. Учитывя, что деревья дальше по обзору были спилены, легко просматривались местные деревянные форты с гордо реющими красными знаменами, на которых черным пятном выделялся герб орков. Около него стояли с два десятка больших палаток, вокруг которых шатались орки да тролли. Тауренов было меньшество - так далеко забредал редкий рогатый гость, в большинстве своем воины и шаманы кочевников служили в Мулгоре. Эвин насчитала около двух тауренов на весь лагерь, и то, один был торговцем какой-то снеди. Палатки, тем временем, говорили о том, что здешний гарнизон усилили и не спроста. Видимо орки уже подозревали, что ночные эльфы во всю точат мечи и заполняют колчаны. Тем временем в небе прозвучал раскат грома и душный неприятный запах стала очищать влага ашенвальских дождей. Вдалеке замолчали пилы, так как дождь выводил резаки из строя и их попросту берегли, останавливая работу и укрывая тканью от влаги. Посмотрев, на затянувшееся тучами темное небо, Виспграсс поняла, что дождь сей будет идти минимум сутки, давая шанс некоторым деревьям пожить подольше. Но теперь и саму эльфийку найти было легко, из-за чего пришлось искать место для укрытия. Дело в том, что лежа на земле во время дождя невидимый эльф оставляет сухой силуэт, а орки, которые здесь не первый год несут службу, ни раз карали таких просчитавшихся лазутчиков. Но то были не "вороны луны", а малообученные диверсанты, которые еще в "спокойные времена" старались подорвать деятельность лесопилок и механических резаков.

Эвин нашла немного мрачный навес: нору под деревом, которая подошла бы даже кодою, так как то углубление под корнями было очень большим. Дождь стал лить еще сильнее, заглушая звуки Сплинтетри, небо становилось более темным, и день неумолимо стал клониться к своему завершению. Засыпать в этой большой норе было опасным, ибо вполне возможно, что там жил какой-нибудь зверь или хуже того - хищник, который использует эту нору как паук свою паутину. Конечно в этих местах не обитало чудное зверье сродни фелвудским видам, но рисковать Эльфийке не хотелось, ведь мелькала еще мысль, что это чей-то тайник... Так или иначе Виспграсс обратилась в свою любимою темно-синюю пантеру, которая тут же приняла положение сфинска, позволявшее отдыхать и держать под наблюдением местность близь дерева.

Наступила ночь, и дождь стал как будто громче. Эвин пыталась не смыкать глаз, но усталость после пешего перехода клонила в сон. Уже хотелось ей выпить бутылочку маны, чтобы зарядиться энергией, но все таки она решила поберечь ее на обратный путь. Мана в жидком состоянии представляла собой энергию в удобном для употребления виде. Секрет этого напитка был известен лишь бессметрным, но во времена образования Альянса был открыт людям высшими эльфами. Затем люди-алхимики произвели некоторые доработки, которые максимально улучшили свойства фиолетовой жидкости. Емкости с ней очень дороги в создании, поэтому воины не снабжались этим напитком, хотя маленькая бутылочка заменяла по энергетической ценности трехдневный паек. Воины тратят меньше энергии, чем маги, которые, сотворив пару сильных заклинаний, валятся в бессилии.

Жажда отмщения все таки поглотила уставшую Эвин в середине дождливой ночи. Она приняла решение уничтожить хотя бы пару укрытых от дождя резаков, уж больно грузно в ее груди стало, когда она вспоминала звуки пилы и поваленного дерева. Выбравшись из бод корней, Виспграсс, изображая непринужденность, стала спускаться с возвышения. Она предполагала, что черную пантеру будет сегодня сложно заметить - даже с факелом. Дождь заглушал поступь мягких подушечек по скрипучим веткам, темнота вливала в себя едва заметный силуэт черной кошки. Внезапно Эвин увидала на ветке одного из деревьев едва заметный образ белой совы. "Сестры следят?" - подумала эльфийка, пробираясь меж крон. Тут ее взгляд привлекли еще две совы, которые покорно следили за лагерем орков. Вдалеке, сквозь ветки и лесные проплешины, виднелся еще десяток дозорных птиц. Тут Эвин сорвалась, будто ужаленная, и побежала в сторону, откуда начинался ее путь. Оббегая деревья, эльфийка наткнулась на медведя, на плече которого красовалась едва заметная луна с тремя лучами. Это был друид. Виспграсс превратилась в свой первичный облик и пробираясь дальше наткнулась на целый отряд эльфиек: они медленно шли с луками, сопровождаемые белыми тиграми, оседланные охотницами в серебрянных шлемах и одетыми в легкие изящные доспехи, которые усиливали дробь разыгрвашегося дождя. Эвин насчитала в темноте около двадцати тигров, чьи белые шкуры еще как-то были видны. Группа проходила мимо, но состав ее не иссякал! Эвин тут же кинула на землю маленький, умещавшийся в ладони, магический камень, который из белого цвета принял оттенок расстилавшейся травы. Затем Эвин отошла в сторону и, воздав к небу левую руку с раскрытой ладонью, покрылась синим пламенем, которое в миг поглотило ее, ничего не оставив.

Перед глазами Виспграсс предстал лунный колодец умиротворенного Мунглейда, погрузившегося в ночь. Эльфийка ринулась к домику, где находился загадочный магистр. Но великий друид опередил ее: двери отварились, и оттуда выбежал эльф с посохом из толстой ветки, чье лицо было сокрыто тенью капюшона.

— Началось... Началось! - крикнул он, вздымая руки к небу.

— Что происходит, магистр? - спросила эльфийка, подойдя ближе.

— Ты видела начало... начало войны. Я ожидал ее, но думал, что минует...

— Почему так рано?

— Наши лазутчики под Огриммаром доложили, что флот Альянса пристал. Виспервинд решила не медлить, магистр школы Кенариуса, великий охотник и великий жрец решили атаковать, - друид наклонился к земле и погладил траву. - Север наш в огне будет, а средь огня великий охотник в белом платке на лице...

— Великий охотник Эльдар? - тут же предположила Эвин.

— Именно. Но не иссякли загадки моих ведений... - сказал друид, выпрямившись, - Самое важное витает вне конфликта. Будущее, я смог заглянуть в него, и видел там ни орков или людей. Древняя раса в золотых доспехах уже здесь, нужно лишь их знак завидеть...

— Летающие машины? - снова задала вопрос девушка.

— Машины - творение гномов. Гномереган вновь в руках своих создателей, которые становятся все умнее, - магистр повернулся к Эвин спиной и продолжил. - Есть куда более причудливые существа. В ведении они беседуют с эльфийкой и тауреном. Эльфийка - это ты, - друид вновь развернулся и пристально стал вглядываться в глаза Виспграсс.

Девушка в очередной раз оцепенела от слов магистра, который снова и снова не переставал удивлять.

— Торрен - это Грозовой Удар?

— Нет, но судьба укажет тебе кто это.

— Что же мне делать?

— Отдохни... Судя по всему, в эти мгновения ночные эльфы возвращают себе весь Ашенваль, тебе нет смысла наблюдать за этой бойней. Чуть позже тебе придется навестить магистра Эльдара, а пока попробуй поспать, - друид положил руку эльфийке на плечо и через мгновение ушел в свои покои.

В ночном лесу, что шумел от дроби дождя, несколько орков с факелами осматривали окрестности. У каждого дозорного на поясе висел железный рог грубой работы, который издавал характерный высокий звук тревоги. Но сейчас никто из них не успел дать сигнал, ибо невидимые убийцы эльфов подкрались со спины и отрубили головы зеленокожих. За ними из дремучего леса медленно пробирались медведи, воины в тяжелых доспехах, лучницы на тиграх и без. Среди смешанной армии виднелись маги, что на ходу читали заклинания, усиливающие силу войск. Ночную тишину едва нарушала тихая поступь многочисленных войск Ночных эльфов. Вел армию легендарный эльф Эль Орхантер, именуемый чаще магистром Эльдаром или великим охотником. В далекие времена, когда Иллидан был охотником на демонов, магистр Эльдар уже превосходил его по силе и ловкости. Будучи также охотником, Орхантер избежал участи остальных борцов против демонов: в нем нет ни капли демонической крови. Эльдар был и остался чистым эльфом, ставшим после битвы у горы Хиджаль, верховным охотником, что приравнивалось к генералу армии у других рас. Если и есть воины лучше и быстрее магистра, то это только сам Иллидан, ставший демоном, и Король мертвых, чья сила черпается из души Нер-Зула и клинка Фростморн. Эльдар отличается жестокостью в боях, и сильной привязанностью к эльфийской расе, которую он готов защищать от любых напастей. Он очень предприимчив и не удержим, не смотря на то, что бессмертие его иссякло. Для него нет большей чести, чем сражаться за родную землю и за свой миролюбивый народ, у которого к этому моменту чаша терпения была переполнена.

Четырех тысячную армию вела также великая жрица богини Элуны Тиренд Виспервинд. Ее гвардейский полк «Сестры луны», на белоснежных тиграх, закованных в серебряную броню, шел рядом с ней. Чуть впереди шли жрецы и маги, чьи пояса были обвешаны бутылочками маны. Еще дальше пробирались миниатюрные по эльфийскими меркам лучницы, прикрываемые наездницами с метательными звездами, друидами и воинами ближнего боя.

Внезапно войско остановилось, а дождь прекратился. Эльфы вслушивались в ночную тишину, которая делала громче речь орков неподалеку. Деревьев стало заметно меньше и сквозь ветки, утыканные большими листьями различных цветов, виднелось безоблачное небо, с россыпью звезд. Остановившееся войско в миг стало невидимым. В небе засвистела огненная стрела, которая дала знак, чтобы сотня медведей и полсотни лучниц с Эльдаром во главе атаковали Сплинтретри. Остальное же войско стояло неподвижно, не выдавая свое присутствие.

Первым из лесных дебрей выбежал эльф в облегающей черной мантии, в белом платке на лице и белых перчатках, которые держали покрасневшие от магии катаны. Стоявшие неподалеку орки в миг лишились ног, а десяток стрел из леса накрыл их. Вокруг Эльдара возникла едва заметная сфера белого оттенка, которая разбивала попадавшие в нее стрелы эльфов и орков. На сторожевой башне, освещаемой несколькими факелами, задвигались тени, которые в миг выпустили несколько стрел в сторону леса, поразив лишь одного медведя из толпы, что со звуком рогов тревоги вынырнули из потемневшей зелени. Рев друидов смешался с криком лишавшихся конечностей орков, которых время от времени посыпал град стрел из леса. Пол тысячи орков и троллей быстро покинули палатки и бараки, гоблины стали заводить резаков и пускать их в бой. Магистр Эльдар ловко забегал в толпу орков, покрывался пламенем и стал искусно рубить ошеломленных воинов острыми катанами. Вот он запрыгнул на наплечник одному здоровому орку, который тут же поднял голову, и эльф с легкостью вонзил клинок в открытое горло, забрызгав пульсирующими потоками крови стоящих рядом воинов Орды. Пока тело падало на землю, Эльдар спрыгнул на землю и в кувырке отсек одному громиле обе руки, которые держали два одноручных топора. Орк не успел ничего понять, так как сзади мощной и мохнатой лапой медведя был сломлен пополам. На медведя, с торчащими из спины стрелами, накинулись два ловких тролля, один из которых в прыжке лишился стопы, отсеченной вездесущим Эльдаром. Медведь с легкостью растерзал целого тролля, а второму, который упал с жалобным криком и обрубком ноги, просто наступил на голову, вдавив в сырую землю расколотый череп. Но тут мощного медведя поразила массивная железная стрела баллисты, которая пронзила его насквозь. Эльдар запрыгнул на медведя, и, вытерев катаны от мяса и крови о шерсть павшего, снова пустился в гущу сражения, увернувшись от второй мощной стрелы пущенной со сторожевой башни. Несколько шаманов, стоящих поодаль от битвы, ставили магические тотемы, способствующие скорейшему заживлению ран воинов Орды. Пара из них призвали огненных лошадей, что помчались тут же в гущу исполинских медведей, чья шерсть тут же вспыхивала, превращая друидов в живой факел, беспорядочно бегавший по мокрой траве. Несколько медведей были спасены, друидами, что обратились в эльфов и использовали заклинание покоя, которое призвало розово-серый туман, изливающий над головами эльфов мягкий свет, мгновенно заживляющий раны и наполняющий силой. Несмотря на старания Эльдара и бесстрашных медведей, потери были большими. Воинов орды было в пять раз больше, а среди них было в достатке хорошо обученных орков из Огриммара, что были присланы недавно. Тролли-маги накладывали проклятье на одного за другим медведя, которые тут же уставали и валились без сил, добиваемые быстрыми воинами, чьи некогда стального оттенка доспехи, были покрыты слоем запекшейся крови и засохшего мяса. Орки выигрывали бой, и магистр Эльдар, скомандовал медведям отступать в глубь леса. Меткие, но малочисленные лучницы старались их прикрывать как могли, пробивая своими острыми стрелами, броню догоняющих воинов-троллей. Эльдар также помогал отступавшим, отсекая резвым троллям голову за головой, которые валились словно кожаные камни, попадая под ноги, другим оркам. За спиной Эльдара раздался рог победы, чей низкий раскат содрагал землю. Орки решили нагнать кучку выживших друидов и лучниц. Но как только весь гарнизон Сплинтертри вошел в зеленые чащи, откуда не возьмись, появились белые тигры, эльфы-воины в тяжелых доспехах, а с деревьев стали сыпаться меткие стрелы, протыкая кричащих от боли орков. Эльфы окружили малочисленный по сравнению с ними отряд и просто стали истреблять всех защитников. Один из них, как только обернулся в сторону поселения, тут же пал с вонзенной в шлем метательной звездой. Шаманы в центре защищающихся поставили множество лечащих и атакующих тотемов, которые через мгновения испарили маги эльфов. Наездницы и воины рубили Орду безжалостно, а магистр Эльдар доводил личный счет убитых до сотни, пронзив грудь одного из шаманов обоими клинками.

Разгневанные эльфы стали топить Сплинтертри в крови орков, умывая ею свои клинки и доспехи. Белоснежные тигры, что успели поучаствовать в бойне, покрылись красными засохшими полосками и пятнами, которые стали дурно пахнуть. Армия Виспервинд двигалась все дальше на восток, и достигнув низины Варсонг, принялась расправляться с одиночными деревянными башнями, малочисленными гарнизонами и даже безоружными рабочими, которых приказал убить впавший в ярость Эльдар. Атака эльфов была молниеносна и кровава: они ни кого не брали в плен, но и не обращали постройки в кучу испепеленной древесины. Война началась…

Эвин проснулась в своем двухэтажном домике, где еще жил ставший другом таурен Кодаиль. В данный момент он находился в Тандер Блаффе и помогал тренировке местных начинающих друидов. Раздался стук в дверь, и Виспграсс мигом спрыгнула с кровати. Пробежав вниз по лестнице, она вдруг заметила, что даже не снимала доспехи. После очередного стука дверь, ее сам открыл знакомый друид, закрывавший на пороге свет утреннего солнца.

— Вот послание великой жрице, - друид протянул небольшой конверт с черной печатью, где красовался ворон, закрывающий крылом полную луну. - Здесь говорится об обстановке в Огриммаре и Тандер Блаффе.

Эвин взяла конверт, на котором тонким пером было выведено: «Тиренд Виспревинд».

— Они еще в Сплинтертри? - спросила она, посмотрев на магистра.

— Неподалеку… там есть широкая тропа, ведущая до бывших лесопилок в Варсонге. Пройдешь туда и увидишь белокаменные арки в лесах - . Жрица остановилась там.

— Все сделаю, уже лечу! - Эвин быстро побежала наверх и, одев пояс с несколькими бутылочками маны и кинжалами, встала перед окном, которое представляло прекраснейший пейзаж низины с большим озером, купающимся в свете и тенях от гор, что огораживали Мунглейд цепью вокруг.

Виспграсс заключила свои длинные волосы в косу, и украсившись серебряной диадемой, закрыла глаза и вскинула руки вверх, которые тут же утонули в потоках желтоватой энергии, что радужно осветили комнату и испарили эльфийку.

Девушка не успела открыть глаза, а обоняние наполнилось смрадом гнилого мяса, от которого внутри немного воротило. Наконец она открыла глаза и ее взору предстала ужасная картина. Вчерашний лес, который был влажен от прохладного дождя, сегодня был прохладен от запаха смерти и трупной гнили. Кое-где пара эльфов грузила тяжелые туши орков на повозку ведомую волками, вдалеке такая же повозка уже скрывалась за лесом: эльфы свозили трупы к близлежащей бурной реке и скидывали их в бурлящий поток. Оружие они собирали и, заворачивая в тряпки, складывали в почти не тронутых сторожевых башнях. На открытой местности, где еще вчера стоял палаточный лагерь, лежали медведи, завернутые в ткань от походных палаток Орды. Эвин была просто поражена при виде такого количества крови и тел. Она ходила будто по горячей сковороде, боясь наступить на чью-нибудь отрубленную руку или голову. Лицо она прикрывала рукой, дабы неприятный запах не так сильно терзал ее обоняние. Наконец страшный путь был пройден, и Эвин выйдя на широкую тропу, которая заворачивала где-то вдалеке, прочитала про себя знакомое заклинание, и уже темно-синяя пантера бежала по некогда владениям Орды.



Продолжение
© Mr Melee
Статья написана: 2008-05-15 04:24:08
Прочитано раз: 4365
Последний: 2016-12-03 03:32:03
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  Savva
@ 2008-05-15 17:49:57

Местный


Интересно, за сколько я это прочитаю?
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 20:37:10 MSK. Страница загружена за 0.243117 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта