История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Падение (часть 2)

Экспортировано из коллекции Blizz-Art.Ru
Не трать время на поиск! Мы - уже поискали!




8


Темный зал Дворца Вождей, осветили лучи солнца, проникнувшие из открывшихся дверей. К Верховному вождю, что сидел в самом конце помещения, со всех ног несся орк с какой-то бумагой в руках. Тралл поднялся с трона и двинулся к нему навстречу, скрепя тяжелыми кожаными сапогами.

— Верховный вождь! Послание из Мор-Шана! Эльфы уже захватили восток Леса и часть севера, - орк приклонился, вытянув скомканную бумагу с кровавыми следами.

— Спасибо тебе, Даротарец. Ступай, - Тралл устало взглянул на орка и, взяв письмо, снова направился к трону, справа от которого был приставлен его легендарный молот.

«[стертые буквы и заляпано кровью] …. Вождю

Мы потеряли все лесопилки. Лесодобычи больше нет. Эльфы …. …. север …. Без подкрепления …. …. и дня! Их слишком много, они атакуют …..чью, армия где-то в две тысячи. Будем биться до конца во имя Даротара! ….»

Тралл понимал, что орки погибают по его вине и едва сдерживал слезы. Но подкрепления он послать не мог: день два и к воротам столицы подойдет Альянс. Тяжелое понимание того, что хрупкий мир все таки рассыпался, был невыносимым. В голове вождя мелькали моменты из прошлого: смерть Грома, испепеленный Хиджаль, война с адмиралом Праудмуром. И вот судьба преподносит новые испытания уже зрелому вождю. Тралл аккуратно свернул письмо и послал за генералом армии Назгрелом, который в эти минуты был в новом порту Орды - Дар-Биллак, где недавно на воду спустили два новейших джаггернаута (аналоги линкора людей).

Палящее солнце продолжало жарить высушенные земли Пустошей, заставляя почву трескаться и сворачиваться мелкими кусками. Сухой воздух доносил издалека рев животных, которые с самого утра большими группами уходили на восток. Гарнизон Кроссроадс заметил это, но особого внимания, в отличие от суеверных мирных жителей, сему странному поведению не предал.

Кроссроадс был крупнейшим перевалочным пунктом на Великом тракте между Огриммаром и Тандер Блаффом. Этот поселок, чьи жители были в основном торговцы, был заключен в бревенчатую ограду, которую, кстати, создавали из дерева, добываемого в Ашенвале. Ночью за ее пределы выходить было опасно, так как вокруг было полно голодных хищников, которые частенько поедали одиноких странников. В мощном деревянном кольце было три прохода, которые охраняли три небольшие башни - ворот не было. Гарнизон состоял из хорошо обученных, атлетичных и здоровых воинов, ведь условия службы были очень тяжелыми: песчаные бури, набеги конелюдов и на все это накладывалась невыносимая жара. Но довольствие здесь было приличное, поэтому охраняющие поселок ордынцы не жаловались. Начальником небольшой группы защитников (около ста пятидесяти воинов), был весьма пожилой, но полный сил тролль Зульбан. Он часто скрывал лицо черным платком, чтобы мелкий песок не мешал дышать, так как песчаный климат был неприемлем для его легких, которые были поражены какой-то болезнью. Но не смотря на это, его земляки-знахари каким-то образом сохранили его низкий голос, который лишь изредка похрипывал.

Зульбан в компании одного орка бродил по узким и коротким улочкам в поисках лотка с фруктами: почти каждый день шатры с товарами обновлялись, ведь торговцы здесь задерживались максимум на две ночи. Почти одновременно с двух разных концов улочки стали подбегать орки посыльные, которые, закашлявшись в поднятой пыли, вручили два запечатанных свитка. Один был из Огриммара, второй доставили из лагеря Турайо. Зульбан передал последний свиток помощнику, а послание с печатью Тралла медленно раскрыл и стал читать:

«

Приветствую тебя, Зульбан.

С прискорбием сообщаю о начале новой войны. Наши небольшие войска на севере были разгромлены - Ашенваль теперь полностью перешел к эльфам. Уже с неделю как Альянс причалил к берегам Калимдора. По данным лазутчиков, сегодня-завтра они будут проходить через вашу землю, и скорее всего вы будете атакованы. Пятитысячное войско людей передвигается ночью - днем переходы для них тяжелы. Уходите из Кроссроадс.»

Тролль свернул свиток и отдал его орку, стоящему с посланием из Турайо.

— А что здесь? - спросил он, глядя на руки орка, который спешно разворачивал лист бумаги с двумя сухими словами.

— «Турайо пал», - сказал орк с дрожью в голосе.

— Вывезти всех гражданских в Огриммар, - сказал, Зульбан, сдвинув платок на шею.

— Будет сделано, - ответил орк и, салютировав, скрылся в конце маленькой улочки.

— Почем эти яблоки? - спросил спокойно тролль у продавца фруктов.

— Ну… - орк-продавец явно не ожидал такого диалога и, ничего путного не придумав, ответил. - Вам бесплатно…

Зульбан улыбнулся и закашлял и, выбрав пару яблок, которые умещались в его тонкокостной руке, положил на стол серебряную монету. Затем тролль откусил от одного яблока и двинулся в сторону одной из сторожевых башен.

Сверху на поселение открывался хороший вид: оно напоминало оазис с желанной холодной водой посреди жестоких и непроглядных пустынь. Но вот от северного входа показался ручеек, который неспешно стал течь к горизонту - мирные обыватели и торговцы покидали поселение. К тому времени, как солнце наполовину скрылось за западными холмами, лишь часть воинов оставалась в Кроссроадс: столбики, на которых еще днем спал десяток виверн, опустели - лишь ветер бренчал на свисающих цепях, в местной таверне не было ни души, средь пустых лотков бегала мелкая живность. Основная часть гарнизона ушла, лишь пожилой тролль да десяток орков все еще оставались.

Зульбан спускался с южной смотровой башни, когда вдалеке, в потемневшей саванне, увидал своим ухудшающимся зрением какое-то движение. Не спуская глаз с еле видимого объекта, передвигающегося явно на двух ногах, тролль подозвал орка с арбалетом и попросил дать ему заряженный. Через мгновение опытный воин уже держал под прицелом движущийся объект, который через секунду рухнул пронзенный стрелой. Немного дальше виднелись еще несколько передвигающихся теней, которые выдали себя после меткого выстрела. Орк быстро принял арбалет, зарядил деревянной стрелой и снова дал Зульбану.

— Альянс уже здесь - пусть отряд будет на готове, - сказал тролль, целясь в движущихся людей.

— Есть! - ответил орк и, положив стрелы на пол, двинулся вниз по лестнице.

Раздался еще один глухой звук выпрямившейся тетивы, который закрыл жалобный вопль издалека. Тролль, приложив максимум усилий, все таки зарядил арбалет, вставив в него только что просмоленную в ведре стрелу. Затем он укрыл ее острие ладонью: стрела загорелась в стремительно приближающейся ночи. Через мгновение ее огненный след прочертил в воздухе полоску дыма, которая заканчивалась трупом в кожаной броне, который немного освещался горящей стрелой, пробившей грудь. Очень быстро наступила непроглядная темь. Тролль спустился с башни и приказал не зажигать факелов, а также встать по двое у входов. На центральной площади, с которой виделись все ходы стояли четверо орков с арбалетами.

— Север! - неожиданно раздался голос орка-стрелка, который тут же отправил стрелу в бедро неудачливому лазутчику, показавшемуся в северном проходе.

— Восток! - крикнул другой, выстрелив в бревенчатую стену - совсем рядом с головой пробегавшего у соответственного прохода.

Прошло довольно много времени, прежде чем, мелкий гарнизон расслабился. Оставшиеся лазутчики ушли. Зульбан в это время вновь поднялся на башню у южного входа. Далеко в темноте, где даже не различался горизонт, показались мелкие огоньки, которые постепенно стали сливаться в яркую желтую линию. Внезапно тролля отвлекли странные звуки, доносившиеся где-то над головой. Он посмотрел наверх и увидал маленький летающий вытянутый шар размером с боевой шлем. Его обтекаемая продолговатая форма купалась в едва заметной светящейся синеватой оболочке, которая тут же вспыхнула ослепив Зульбана. Когда тролль пришел в себя, шара уже не было, а огненная линия сменилась второй, третей… Стали различимы войска Альянса поделенные на корпуса (двести человек), первый ряд которых шел с факелами. Зульбан быстро рванул вниз, где уже никого не было! Его феноменальное спокойствие пошатнулось. Сбежать эти воины не могли, исчезнуть тоже. Тролль выбежал через северный вход на дорогу. Вдруг из неоткуда появился человек в черном капюшоне, который с двумя обнаженными клинками подкрался со спины и пронзил старого тролля по обе рукоятки.

В темном зале с высоким потолком, который освещался стройным рядом факелов, висевшими вдоль округлой стены, прорезанной узкими, но высокими окнами, три орка и таурен склонились над массивным каменным столом, который был покрыт картой Даротара и прилегающих земель. Поодаль на скамьях сидели руководители некоторых отрядов, среди которых были два тролля и орк.

— Мы ожидаем атаки в двух местах сразу, - сказал Назгрел, указывая на море и город-крепость, - Альянс пришел сюда с боевыми кораблями и сегодня, как всем известно, порт Рачет был взят под контроль адмирала людей Холдоу. Следовательно, они уже знают, что мы имеем боевую верфь севернее и будут ее атаковать. Туда будет направлен джаг-генерал Храак, - орк указал на вставшего тролля в черной рубашке.

— Альянс объединится южнее крепости. Я готов препятствовать этому! - отрезал напористый Рувгашар.

— Спокойствие, - сказал тихо Тралл. - Ты рискуешь завести армию в тески. Мы будем держать бой здесь, ибо скалы помогут нам.

— Это верно, - подтвердил Назгрел. - Западный ход укреплен намертво. Южный будет готов уже к полудню.

— Попробуем измотать их… - сказал Кэрн, вздохнув. - Жара нынче стоит невыносимая, давно, мне припоминается, не было подобного…

— Чем дольше мы будем держать удар, тем быстрее они примут решение к решающему штурму, который обескровит их в любом случае, - добавил Назгрел.

— Отсиживаться за стенами! Нет больше мучения для меня, чем сидеть и выжидать! - снова заводился Рувгашар.

— Их много будет - на три-четыре тысячи больше, - вставил Назгрел.

— Чем гуще трава, тем лучше косить… - сказал себе под нос Рувгашар и добавил вслух. - Не надо было уводить Курбала, сейчас бы встретили их в чистом поле!

— Если бы мы не взяли Терамор, у людей появился бы сильнейший тыл - место для отступления и накопления сил! - Тралл вступил в полемику с неугомонным Рувшагаром.

— А так у них лишь мелкая крепость и выжженная солнцем земля за спиной, - добавил Назгрел. - А Курбал, между прочим, не пошел бы в лоб.

Рувгашар потерпел поражение в споре и, посмотрев на Тралла и Назгрела ударил кулаком по столу и покинул зал:

— Прошло время «Боевой песни»… - сказал он вслед.

Тралл даже не взглянул в его сторону, такие выходки пылкого генерала были не редки. Вождь Орды держал его лишь из-за огромной преданности своему знамени, к тому же он был лидером тех орков, кто не переваривал Альянс и тем более союз с ними. Сейчас наступало их время, и терять таких яростных воинов было бы болезненным для армии. Рувгашар был отважен в битве и беспощаден к людям. Он никогда не посещал заседаний, куда приглашались представители Альянса. Его идеалом вождя был храбрый Гром Хэллскрим, который был закален в боях Третьей войны. Кстати говоря, Рувгашар носил так же титул блейдмастера и состоял как раз в клане Грома «Боевая песня», который наряду с другими кланами после войны переорганизовали. Сегодня в армии орды насчитывалось десять кланов: восемь от орков («Огриммар», «Дуратон», «Боевая песня», «Ледяные волки», «Красный щит», «Песчаные охотники», «Черное око», «Хиджаль») по одному от троллей («Черное Копье») и тауренов («Кровавое копыто»). Армия Отвергнутых строилась по другому принципу. Клан «Огриммар», например - это все стражники столицы Орды, охранники дворца и так далее. Вождь клана - Назгрел, который еще до прибытия в Калимдор был в оппозиции к юному вождю (не всем по душе, когда тобой командует юнец, которого посещают странные видения). Сейчас он также один из трех генералов Орды (Назгрел, Курбал и Рувгашар) и является преданным и опытным помощником. Львиная доля воинов, всего их чуть больше девяти тысяч, состояла кланах «Дуратон» (Рувгашар), «Хиджаль» (Курбал) и «Огриммар». В клане «Ледяные волки» состояли в основном маги и шаманы. «Черное око» - это что-то типа «Воронов луны» у эльфов: узнавали и доставляли информацию высокой важности, но убийствами не занимались.

— Так когда Альянс прибудет сюда? - спросил Тралл, нарушив тишину после ухода Рувгашара.

— Или сегодняшним вечером явятся, или завтра с рассветом. Времени совсем мало, - сказал Кэрн, поправляя какую-то побрякушку на одной из кос.

— Предлагаю воспользоваться одним из ходов Курбала, - сказал Назгрел, проведя пальцем по местности перед южными воротами столицы. - Постараемся выкопать небольшие канавы и замаскировать. Люди будут применять немногочисленные, но опасные осадные машины - танки, которые действуют лишь с близкого расстояния. Думаю, несколько угодит в эти ямы.

— Дай распоряжение своим, пусть уже начинают копать, - произнес Тралл.

— Мои таурены будут рады помочь, Назгрел, - молвил Кэрн.

— Итог: будем биться исходя из поведения атакующих. Жара будет на нашей стороне. Все свободны и удачи вам. - сказал Тралл, выпрямившись.

День постепенно клонился к своему завершению - на южных воротах города зажигались огни факелов, а отряды, копавшие ямы неподалеку, устало возвращались домой. Городские жители постепенно готовились ко сну, а неутомимые стражники, наоборот, только начинали важнейшую часть службы. Пара лазутчиков покинула в город и направилась на юг в сторону Разор-Хилла. Маги и шаманы собирались в пещере и обсуждали планы действий, которые помогли бы биться армии Орды как можно эффективнее. Сами воины заполонили городские улицы и бараки: кто-то пытался подавить волнение прогулкой, кто-то подтачивал свое оружие, кто-то вспоминал разящие движения меча, практикуясь на деревянных манекенах.

Тралл находился в дозорной башне северных ворот и постоянно следил за горизонтом, ожидая появление армии Альянса. Назгрел командовал расположением дозорных, которые находились на западных воротах. Рувгашар в это время читал пылкие речи среди дуратонцев, которые поддерживали его после каждого резкого слова пущенного в адрес людей. Таурены во главе с Кэрном сидели у западных ворот и, расставив несколько деревянных резных тотемов, проводили обряд, который они обычно устраивали перед боем. Вождь и несколько шаманов рассыпали какую-то зеленовато-розовую пыльцу, которая тут же покрывала тотемы, обволакивая их едва заметным огнем.

Наступила глубокая ночь. В черном звездном небе виднелись лишь мелкие облачка, которые растягивались тонкими полосками. Но Огриммар не дремал: орки, таурены и тролли сидели вокруг костров, которые согревали в это холодное время суток. Они продолжали о чем-то беседовать и даже где-то смеяться, сомкнули глаза не многие. Тралл все также сидел в дозорной башне и ждал сигнала, который должны дать лазутчики. И вот его усталый взор приковало звездное небо, мелкая часть которого странным образом сверкала. Кое-где виднелись маленькие взрывы и падающие звезды. Но самое примечательное, что одна звезда прямо с неба начала двигаться в сторону моря, и оставив далеко на востоке горящую полоску, погасла.

— Должно быть, это знак свыше… Предзнаменование? - сказал дозорный, увидевший ту же картину.

— Возможно, - ответил без заинтересованности Тралл, вспоминая про случаи с горящими летающими обломками железа, которые обе фракции приписывали друг к другу.

— Смотрите! - крикнул тут же дозорный, указывая на юг.

Тралл встал со скамьи и прищурился. Вдалеке виднелись две огненные дуги - след от магических стрел, пущенных лазутчиками.

— Передай Назгрелу, чтобы начал подготовку к обороне, - сказал Тралл, посмотрев на дозорного.

— Есть! - ответил орк и ринулся вниз по ступенькам.

В следующее мгновение несколько рогов трубили тревогу, которая предупреждала об осаде. Толпы мирных жителей тут же повели в глубь пещер, в которых все было приготовлено к тому, чтобы выждать длительный приступ. Сквозь гомон суеты внутри города послышались глухие удары в западные ворота: две осадные метательные звезды вонзились в деревянное покрытие. В это же время из-за северного горизонта показалась огненная полоса, которая затем сменилась следующей, третьей и так далее - корпуса людей маршем двигались к Огриммару. Через некоторое время боевые порядки Орды были в полной готовности, наступила полная тишина, в которую все вслушивались. В восточные ворота ударились еще четыре звезды, но две угодили в железные набойки и отскочили. Вид на запад был ограничен: в восьмистах шагах от стен начиналась густая лесистая местность, в которой ночные эльфы были хозяевами. С юга раздался раскат горна, кованного явно в кузнице Дан Мороха, о чем говорил характерный низкий звук. Армия людей остановилась вдалеке - чуть дальше зон досягаемости катапульт и стрел. Пять тысяч воинов, четверть которых передвигалась верхом, встали как вкопанные, не разрушая четкий строй из двадцати корпусов.

У Альянса армия делилась на корпуса, куда входили двести человек. По полю брани люди ходили четкими фалангами, стороны которых варьировались в зависимости от потерь и типа ландшафта. Конница передвигалась строем, но атаковала кучно или шеренгой - опять таки зависело от ситуации. Ночью, первый ряд любого корпуса шел с факелами в руках: армия легко различалась в темноте и, соответственно, освещение по ходу движения. Каждый корпус снабжался синим знаменем, на котором красовалась голова золотого льва и большая цифра (номер отряда). Но некоторые соединения носили знамена своих городов. Например, четырнадцатый корпус, состоящий полностью из дварфов, держал над собой черное полотно с золотой кузницей, а семнадцатый корпус имел даже свое имя «Воины Лордерона», и держал старое знамя, где на синем выцветшем полотне красовалась черная буква «L» с дугой в виде ограды. Вел армию людей лорд Стам Локкер, известный своими симпатиями к политике Джайны Праудмур. Вообще было странным, почему сам хайд-варлорд Джейсон не повел войска. Возможно, это было связано с пропажей короля, и Джейсон, как второй человек в государстве, стал исполнять его обязанности. Но тем не менее, получив власть, хайд-варлорд спустил с цепей военоначальников, что таили гнев к Орде все эти годы мира (многие считают, что этот шаг должен привести к укреплению его власти и авторитета). Самым главным из них являлся, как это ни странно, адмирал. Гаррис Холдоу был, если можно так выразиться, аналогом орка Рувгашара. Он также желал превратить в руины города врага, а самих орков собрать в большие кучи и предать пламени, да так, чтобы столп дыма виднелся с любой точки Калимдора. Адмирал Холдоу был лучшим из тех, кто когда-либо ходил в море - это бесспорно, и в этом у Альянса было огромное преимущество. А сейчас же небольшие группы людей и гномов, обслуживающих осадные машины, развертывали баллисты и катапульты, вкапывали в землю мортиры и заряжали танки смертоносным грузом.

— Заряжай! - послышался голос человека в тяжелых доспехах, что сидел верхом на вороном коне.

— Стрелять по моей команде! - крикнул человек, закованный в позолоченные латы с изящной росписью и оседлавший коня в светлых доспехах, укрытых синей тканью. Это был лорд Локкер.

— Го-товсь! - крикнул снова первый человек.

Армия замерла в ожидании первого залпа. Люди и гномы видели лишь темноту да несколько огоньков в ущелье скалы.

— Огонь, - сказал Локкер.

— О-гонь!!! Баллисты за-ряжай! - прокричал воин на черном скакуне, который являлся командующим осадными орудиями.

Двадцать катапульт выпустили горящие снаряды, что осветили сначала пустоши перед воротами Огриммара, а потом и сами ворота, рухнув прямо у их подножья. Теперь армия людей отчетливо видела громадные деревянные врата в столицу Орды, оббитые тяжелым железом, с торчащими массивными шипами.

— Готовить воду! - крикнул Тралл, своему помощнику, который тут же скрылся с криками «готовь ведра!». Через мгновенье на укреплении над воротами стояло с пол сотни орков, готовых в любое время потушить, горящую массу внизу, дабы вновь скрыть Огриммар.

Через некоторое время несколько железных стрел воткнулись в ворота, а одна угодила в неосторожного орка, который, не заметив смерть из темноты, был проткнут навылет и сбит со стены внутрь города.

— Ложитесь, тупоголовые! - крикнул, разозлено Тралл. - Гасить костры у ворот!!!

Орки тут же опустошили свои ведра, затушив почти все пламя.

— Гасить факелы! Укрыться в башне - готовьте воду! - добавил Тралл, стоя на смотровой площадке башни.

В это время Альянс готовил залп из мортир, но наводить было не на что - огни вдалеке погасли.

— Катапульты. Горящими, но чуть дальше от ворот, - сказал спокойно варлорд.

— Есть, - принял командующий орудиями и крикнул. - Катапульты го-товсь! Навести поближе! Быстрее быстрее!!!

Гномы подставляли небольшие деревянные блоки под основание катапульты, чтобы траектория пошла выше и ближе. Один за другим наводчики поднимали правую руку к верху, что говорило о готовности.

— О-гонь!!!

Еще четырнадцать огненных шаров разрезали темноту своими желтыми хвостами, рухнув неподалеку от ворот, осветив их слегка. Два шара ударились о сами ворота, быстро погаснув, один угодил в скалу.

— Мортиры, - сказал Локкер.

— Мортиры, о-гонь!!! - крикнул командир орудий.

Вспышки огня осветили ряды людей, и раздался залп, который отдался в землю так, что даже Тралл, стоявший в укрепленной смотровой башне на высоте, почувствовал вибрацию. Не успел Верховный вождь приказать держаться в укрытиях, как ворота содрогнулись от тяжести тридцати ядер, которые оставили неглубокие ямки в мощном дереве.

— Заряжай баллисты! - крикнул Тралл, привстав с пола. - Целься много выше факелов!

Тут последнее слово заглушил еще один залп из мортир, некоторые снаряды которых пересягнули через ворота, угодив в пару домов, которые чуть было не обрушились. На обеих башнях северных ворот было около тридцати дальнобойных баллист, которые еще никогда не применялись.

— Стреляй!!! - кринул Тралл, глядя на орков, готовых к выполнению приказа.

Стрелы со страшным свистом ринулись в боевые порядки людей, которые ничего не видели сквозь тьму. Девятнадцать стрел достигли цели, сразив восьмерых всадников и тринадцать пехотинцев. Ошеломленные люди, которые даже не подозревали, что Орда будет бить так далеко, по приказу варлорда начали отходить назад.

— Отвести всех, - сказал он.

— Кру-гом!!! - крикнул помощник Локкера, и корпуса по выученной схеме начали отходить (первые два ряда, укрывшись щитом отступали спиной, остальные поворачивались и шли походным шагом).

Но тут отступавших накрыл еще дождь стрел, которые были зачарованы магией холода. Четверть сотни магов «Ледяных волков» поднялось к баллистам по приказу Тралла и стали применять магию. Массивные железные стрелы, походившие больше на копья, с легкостью пробивали щиты вместе с броней, протыкая воина и приковывая его к земле. И тут в действие вступало заклинание: попавшие в землю стрелы покрывали песчаную землю снегом, замораживая людей, находившихся в зоне действия. Останавливались словно памятники всадники-гномы на баранах и несколько пехотинцев со стрелками. Сами же стрелы пронзили с двадцать воинов. Тралл, завидев, что люди отходят на недосягаемое расстояние, решил перевести дух, выпив немного воды из ведра для тушения пожара.

У восточной стены, тем временем, эльфы предприняли дерзкий ход, который предупредили защитники крепости во главе с Назгрелом. Метательные звезды выстреливались в ворота с тонким расчетом. Они должны были образовать ступени для подъема элитных убийц, которые могли бы проникнуть за крепостную стену. Но вездесущие шаманы, по приказу, прочесывали врата на наличие невидимых воинов. Завидев десяток отважных эльфов в темных кожаных доспехах и черных платках, маги тут же заточили их в глыбы льда, которые незамедлительно были расколоты разрушающей магией, раздробившей воинов на мелкие осколки. Эльфы, как и люди, держались позиционно, и первая ночь осады проходила относительно спокойно, лишь редкие ядра, перелетающие через южные врата, нарушали спокойствие внутри осажденного города.

На выше указанный проход, тем временем, обрушился последний залп этой ночи. В общей сложности около ста метательных орудий угодили в массивное дерево и железные набойки. Несколько ядер повредили одну из двух смотровых башен, что врастали в короткую крепостную стену и черные скалы. Около полусотни осадных стрел торчали из мощных врат, остальные же снаряды валялись у подножья - они не смогли нанести вред фортификационному искусству Огриммара.

Время близилось к рассвету, и звезды на черном востоке стали медленно, но верно тускнеть, а темные тона постепенно становились синими. Альянс отошел к горизонту, но армия его все равно виднелась как на ладони, что не могло не внушать страх в рабочих, которые принялись в момент затишья обламывать стрелы, торчащие из северных ворот. Люди буквально за час организовали довольно таки внушительный лагерь, который был защищен наспех вырытым рвом с тонкими, но прочными кольями, обмазанными ядом. Палатки различных цветов, в основном белые, устлали выжженную солнцем землю, похолодевшую за эту промозглую ночь. Очевидно, что люди не торопились брать крепость штурмом, и это насторожило Тралла, который решил с утра передохнуть в своих покоях, но мысли о битве не давали расслабиться. А повод для беспокойства был - к единственному порту орды приближалась эскадра адмирала Холдоу, движимого жаждой уничтожения кровного врага.


***





Когда солнце чуть выглянуло из-за водной глади Моря и полоснуло светом по воде и небу, залив Блейдфист уже был полон кораблей под синим стягом. Почти тридцать судов, вооруженных мощными баллистами и бесстрашными абордажными командами, вел единственный линкор Альянса "Штормовой". На его борту было пятнадцать баллист и двадцать две пушки, которые били далеко и разрушительно. Гавань охранялась пятью башнями с катапультами и двадцатью кораблями, среди которых было два джаггернаута (оркские линкоры «Огриммар» и «Адский крик»), вооруженные по восемнадцать пушек каждый! Это был прорыв, так как орки не делали пушки из-за нехватки железа - его в основном тратили на доспехи и укрепления зданий.

— Бьем ближние посудины, - адмирал Холдоу указал старпому на два небольших корабля с красно-черными парусами, что стояли на входе в гавань.

— Поворот!!! Выкатить орудия! - крикнул старпом, жестикулируя матросам, которые живо забегали по палубе. "Штормовой", накренившись в правую сторону, предстал левым бортом к двум оркским кораблям, которые торопились повернуться к атаке кормой.

— Половину кораблей пустить севером, - сказал адмирал, чувствуя приближение долгожданного боя.

— Будет сделано, - старпом устремился к правому борту и сказал связующему о маневре. Последний докричался до ближайших кораблей, что потом передали приказ дальше.

— Огня! - крикнул Холдоу, ударив ладонью по деревянной ограде.

— Жа-ру!!! - крикнул старпом протяжно, утопив голос в залпе десяти орудий, который немного наклонил "Штормовой" в противоположную сторону.

Первые выстрелы были неудачны. Адмирал посмотрел в подзорную трубу сквозь быстро рассеивающийся от ветра дым: корабли почти развернулись, и к тому же маги на их борту дали предупредительный сигнал берегу.

— Огня! - вновь крикнул Холдоу, опустив трубу.

— Жару, братцы!!!

Левый борт вновь сокрылся в сером дыму. Рассеявшись, он подал ожидаемую адмиралом картину: на одном из кораблей обвалилась главная мачта, что несла большие паруса. Второй же корабль продолжал отходить к порту, а чуть севернее неспешно тянулись фрегаты людей, посланные Холдоу некоторое время назад.

— Убрать орудия, входим в гавань! - приказал он, осмотрев песчаную полоску берега через подзорную трубу.

— Откатить орудия! Поднять паруса! Лево на борт!

Через некоторое время эскадра адмирала Альянса уже бесчинствовала близь порта. За спиной море разносило обломки семи кораблей, смешивая их с телами орков. Два бойких фрегата блестящим маневром взяли Джаггернаут «Адский крик» на абордаж в два борта. "Штормовой" истощал свои запасы пороха и ядер, уничтожая башню за башней, которые в свою очередь, сожгли горящими зарядами катапульт четыре корабля людей. Джаггернаут, безнадежно взятый на абордаж, был снабжен очень боевитой командой, которая решила дать залп на оба борта и взорвать свой пороховой погреб. Таким образом, с оглушительным взрывом, от которого у некоторых бившихся неподалеку лопнули барабанные перепонки, три корабля превратились в щепки, которые, разметавшись вокруг, повредили два корабля Альянса и один фрегат Орды.

Кровопролитная битва на море, которая длилась до полудня, смешалась с высадкой третьего "морского корпуса" на берег молодого порта. К этому времени у орды оставался боеспособный джаггернаут под командованием джаг-адмирала Храака. Оставались еще два корабля, но они вскоре были взяты на абордаж и сменили принадлежность. Альянс потерял двенадцать кораблей, два нуждались в серьезном ремонте. На джаггернауте закончились ядра, и капитан принял решение сделать прорыв к "Штормовому". Ветер удачно дул с суши, и "Огриммар" полным ходом двинулся на защищавшие линкор фрегаты. Те, в свою очередь, стали осыпать корабль орков огненными и осадными стрелами, превратив часть палубы в деревянные заросли. Массивный джаггернаут, набравший приличную скорость, с легкостью протаранил один из фрегатов, развернув его параллельно ходу орков и повредив весь правый борт. Ведь корабли орков снабжали железными зубцами по борту, которые при касании либо срезали обшивку противника, либо намертво врезались. В это же время, когда суда расходились бортами, тролли закидывали палубу людей ядовитыми мешочками, что источали гнилой смрад вызывавший тошноту и временную слепоту. Соседние корабли стали обстреливать "Огриммар" абордажными баллистами (их стрелы были привязаны канатами). Но как только они достигали цели, ловкая команда обрубала торчащие стрелы.

Защитное кольцо вокруг "Штормового" было прорвано и два массивных судна сошлись в очном бою. Оба они исчерпали свой боекомплект, и "Огриммар" открыто шел на абордаж, спустив паруса. Корабль по инерции шел на скорости, и виртуозный рулевой джаггернаута повернул штурвал так, что корабль намертво скрепился бортовыми зубцами со «Штормовым».

Под дикий ор и звуки заклинаний две команды сошлись в ближнем бою. Приготовившиеся матросы линкора дали залп из ружий, который тут же положил нескольких орков, перепрыгнувших через борт джаггернаута. Из-за стрелявших, сквозь дым, выбежали воины ближнего боя, часть которых пала под стрелами, пущенными лучниками с мачты «Огриммара». На границе между палубами была настоящая кровавая мясорубка, так как матросы носили минимум защиты. В ход шли длинные копья с причудливыми наконечниками, мечи, цепи с заточенными грузиками. Все это разбавляла редкая магия: вот молнией поразило одного гнома, который расставаясь с жизнью выстрелил в рядом стоявшего орка. Палубу «Огриммара» вмиг накрыл снег, который тут же был растоплен стрелой, пущенной в голову вызвавшего мага. Адмирал Холдоу стоял на капитанском мостике в окружении двух мощных воинов в полной броне, которые вместе с ним через мгновение спустились в гущу сражения. Джаг-генерал Храак предпочитал дальний бой и поэтому стрелял с дальнего конца своего корабля ядовитыми стрелами. Орки и люди уже перемешались в стремительном бою, когда один из подданных короля прорвался на палубу джаггернаута с бочкой смолы и, пробив ее топором, покатил вдоль. Затем он метнул топор в толпу и, увидев, как он задел одного из троллей, упал на колени, проткнутый двумя стрелами. Один из магов, завидевший прорыв вызвал шар огня и направил его в протекающую бочку, которая тут же вспыхнула, дав начало стремительному образованию огненной стены. По команде Гарриса Холдоу, воины альянса ритмично стали теснить окров в огонь, тем более «Штормоврой» вмещал около восьмидесяти человек, по сравнению с полусотней «Огриммара». Кто-то из гномов низким голосом стал задавать ритм: «И - раз!!!». С каждым шагом плотный ряд людей оттеснял разрозненных орков, с каждым шагом ритм становился громче - все подхватывали его. Тем временем пожар на корабле пытались затушить два орка-мага, которые морозили огонь. Но меткие стрелки с соседней палубы сначала сняли двух снайперов с мачты, а потом и магов. Джаг-генерал с ужасом заметил, что в его колчане, висевшем на поясе, остались только две стрелы, а рядом уже не было живых лучников. Вход в погреб был охвачен огнем, поэтому пополнить колчан представлялось невозможным. Бой переместился полностью на «Огриммар», а задний ряд наступавших уже срезал часть борта, чтобы отцепиться от джаггернаута. Храак заметил в толпе высокого человека в синей адмиральской форме и черной треуголке с золотой нашивкой, которую разглядеть было трудно. Джаг-генерал моментально натянул лук и, прицелившись в голову, выстрелил. Адмирал Альянса случайно оступился в переходе на палубу оркского корабля, и стрела угодила ему ключицу, надломив кость. Холдоу завалился на палубу, скрывшись за спинами наступавших. Ритм мгновенно расстроился, и орки пошли в контратаку, понимая, что живыми они отсюда не уйдут. В это время сзади, со свободного борта, подплыл фрегат полный лучников, которые с двух залпов убили почти всех орков, включая джаг-генерала, который выронив лук, упал в горящий кубрик. Выживых осталось семь орков, которых по приказу еле живого адмирала отправили на дно.

Морской корпус прикрываемый фрегатами у берега, к окончанию получасовой бойни на «Штормовом», захватил порт. Над Дар-Биллаком теперь красовалось синее знамя…




9


Спустя три дня после того, как Альянс подошел к Огриммару и быстро захватил все порты орков, варлорд Локкер решил принять первую попытку штурма. По заверению раненого адмирала, который пребывал в захваченном порту, дополнительные войска подоспеют через неделю, что ни могло не обнадеживать осаждавших.

Когда палящее солнце стало лениво клониться к западному горизонту, в лагере людей начались приготовления к штурму. Гномы в последний раз проверяли надежность креплений в таранах и боекомплект танков. Лучники готовили горящие и отравленные стрелы, маги обвешивались бутылочками маны, воины ближнего боя начищали доспехи и готовили лошадей. Через час после мобилизации, к бою были готовы семь корпусов, все двадцать танков и два тарана. Когда на небе появились первые звезды, протрубил дан-морохский горн, который сменился строевыми командами и, в последствии, глухим шагом в ногу.

Дозорный, увидав движение к стенам, тут же послал за Траллом, который отвечал за оборону главных ворот. Через некоторое время Назгрел и Тралл были в смотровой башне, продуваемой сухими ветрами, доносившими запах горящей смолы с факелов людей.

— Штурм, - сказал спокойно Назгрел, глядя в подзорную трубу. - Все это время они копошились в своем лагере, дабы к битве подготовиться.

— Девятнадцать, двадцать… - сказал тихо Тралл, глядя вдаль. - По-моему около двадцати танков в наступлении. Передай Рувгашару, чтобы рассредоточил немного воинов во рвах - атакующие не должны отступить малой кровью…

Назгрел сорвался с места и направился в Зал вождей, где Рувгашар что-то обсуждал со своими помощниками. В Огриммаре было два потайных выхода к стенам, которые должны были помогать при вылазках. Вот и пришло время им проявить себя, как собственно и Рувгашару, который ждал битвы вот уже несколько лет - снова заиграет боевая песня клинка блейдмастера.

Когда армия Альянса подошла на границу расчетной зоны поражения баллистами, о чем свидетельствовали две стрелы, торчащие из земли с первой ночи, то в траншеях перед стенами, которые были замаскированы, уже сидело около восьмисот орков, троллей и тауренов. Люди внезапно остановились. Баллисты в смотровых башнях были заряжены и ждали команды Тралла. Наконец с места сорвались железо-деревянные конструкции - порождения умов и рук гномов. С оглушительным ревом они пронеслись мимо стройных фаланг, вздымая в вечернее небо облака пыли, от которой некоторые дварфы и люди чихали и плевались. Танки двигались чуть медленнее лошадей, но звук издавали устрашающий. Рувгашар, выглянул из-за маскировочного холмика, оценил ситуацию и приказал воинам во рвах сосредоточиться по краям.

И вот первые пять танков угодили в ловушку, наполовину провалившись в ямы. Другие решили их объехать, но тут еще семь машин угодили в трудно заметные канавы. Оставшиеся на ходу остановились. Тут, как будто из под земли выскочила туча воинов, которые своим боевым кличем заглушали моторы осадных машин. Впереди бежал генерал Рувгашар, который с ходу запрыгнул на танк и отрубил голову высунувшемуся гному. Массивные таурены принялись выламывать механиков из застрявших громадин, разрубая деревянную обшивку. В это время несколько танков не растерялись и стали давить зазевавшихся орков, которые думали, что остановившиеся машины не опасны. Несколько магов превратили три танка в факелы, откуда выбирались кричащие гномы, которых Рувгашар запретил убивать. Маленькие человечки испытывали страшные муки и умирали медленно, освещая мрачное поле боя. Буквально за мгновение Альянс лишился самого мощного штурмового оружия. Варлорд Локкер, завидев воинов, расправляющихся с танками как стервятники с падалью, двинул корпуса вперед. Четыреста людей верхом двинулись в гущу орков, сопровождаемые летящими и обгоняющими стрелами, коих было с каждым залпом столько же. Между лучниками и кавалерией двигался Локкер и «Воины Лордерона», те самые со старым знаменем. Со смотровых башен, которые почти скрылись в ночи, посыпались редкие стрелы баллист, которые, как копья, сбивали всадников с лошади или саму лошадь, проткнув насквозь, приковывали к земле. В месте, где кавалерия Альянса сошлась с разношерстной армией Рувгашара, разыгралась очередная бойня. Таурены валили лошадей топорами и бревнами, маги с обеих сторон лечили и воскрешали воинов, проклинали чужих и делали сильнее своих. Самой страшной мукой для человека, было воскреснуть после того, как тебя сразило стрелой. Если умирая ты не вытащил стрелу из плоти, то когда паладины возвращают тебе жизнь, пораженные ткани восстанавливаются и воткнутая стрела доставляет нестерпимые боли, от которых избавляет только вторичная смерть… В битву включились варлорд и семнадцатый корпус. Рувгашар так быстро метался меж врагов и исчезал, что казалось блейдмастеров было как минимум с десяток. Окончательно враги были сбиты с толку, когда появились его три иллюзии, которые бегали и привлекали внимание лучников и магов. Момент истины наступал, когда у магов кончалась мана и они валились от усталости без памяти, становясь легкой добычей. Тогда количество воинов каждые десять минут стремительно убывало с обеих сторон.

Тралл следил за битвой со смотровой башни, но разглядеть дельного не удавалось: почти все факелы людей погасли, а магических эффектов, что освещали довольно таки хорошо, становилось меньше. Лишь горящие танки обозначали, где идет битва. Рувгашар, понимая, что Альянс выигрывает бой, приказал отойти за горящие обломки - ближе к воротам. Там догоняющие всадники снова повстречались с зачарованными стрелами баллист, которые морозили наступавших. Орки развернулись и продолжили бой. Тут из подножья скалы послышался барабанный бой, который обычно раздавался на обрядах тауренов. Так и оказалось, Кэрн Кровавое Копыто со священным тотемом на спине вывел из Огриммара полтысячи тауренов, которые были подвергнуты «жажде крови». Быки-кочевники тут же ринулись в толпу лучников, которые почти не стреляли из-за плохой видимости. Локкер приказал отступить в лагерь: горн протрубил короткие пять раз. Лучники бежали врассыпную, так как навалившиеся таурены с огромными бревнами одним ударом по три человека убивали. Орки погнали отступавших до момента, пока туча стрел, посланная из укреплений близь лагеря, не накрыла около шестидесяти воинов Орды. Рувгашар скомандовал отход, и орки двинулись в город, попутно добив выживших гномов и доломав осадные машины. Тяжело раненых не добивали. Во время отхода южной группы по западной стене был открыт залп из пушек, что озадачило Назгрела, который не ожидал нахождения огнестрельного оружия у ночных эльфов. Но все было гораздо проще: люди перекатили пушки в лесистую местность к эльфам, к которым вылазка из крепости была бесполезна. Увидев беспомощность защищавшихся, Назгрела охватил гнев, который породил жестокий план. Командующий стражами Огриммара, они же одноименный клан, приказал подвести к воротам катапульты с зажигательной смесью, а также собрать на крепостной стене лучших магов, владеющих огнем. Генерал армии Орды решил просто-напросто сжечь лес, скрывающий эльфов. Когда катапульты перекинули через ворота первые сгустки пламени, отряд Рувгашара и Кэрна очищал доспехи от мяса и крови, промывая их в освежающих ручьях, протекающих внутри города. С приходом выживших воинов в Огриммаре поднялся запах, схожий с тем, что окружает мясную лавку.

Назрел скомандовал пятнадцатый залп и прекратил обстрел пылающей растительности. Уже через час пожар был виден из лагеря людей, а жар от него чувствовали даже дозорные сидевшие в смотровых башнях. Наконец в небе показалось грозовое облако, вызванное явно эльфами, а точнее величайшим лекарем Лааром. Красная мантия о желтой окантовке с белыми светящимися рунами хранила тело мудрого эльфа, чьи годы жизни перевалили за пятнадцать тысяч лет. Лишь с падением Легиона, он и другие ночные эльфы стали чувствовать приближение старости и слабости. Но, не смотря на это, магистр Лаар мог черпать магию прямо из воздуха, а не из своей энергии. Величайшие эльфы этим и отличались от других - способностью напрямую применять магическую оболочку мира. Но перенесемся в ночной Даротар, где вышеуказанный магистр вызвал дождь над разбушевавшимся пожаром. Ему помогали еще несколько магов, которые, объединив усилия, пытались хоть как-то победить пламя. Несколько сотен эльфов, засевших в непосредственной близости к западным воротам, покинули место расположения и отошли к основным силам, которые укрывали замолкшие пушки.

— Лучники! По местам!!! - крикнул Назгрел в сторону города.

— Лучники на стену! - раздалось в далеке.

Через пару мгновений над восточными воротами стояла уже сотня троллей с длинными луками наготове. По команде генерала они накрыли залпом горящий лес, среди которого бегали ошеломленные эльфы. Затем еще град обрушился на объятую огнем растительность. В это же время из огромного костра вылетели с полсотни ядер, которые угодили в ворота, смотровую башню и десяток лучников. Из огня, выбежала толпа высоких стройных воинов в серебряной броне, которая отражала огненный свет, покрывая пляшущими бликами крепостную стену. Нападавшие были под действием заклинания способствовавшего сопротивлению огню. Эльфов все прибывало и прибывало. Назгрел добавил еще лучников на вратах и призвал около двухсот воинов на стены. Ворота изнутри подперли деревянными балками и заложили разным хламом. Дети Элуны, перекинув деревянные мосты через речку, подносили к высоким стенам странные деревья, которые быстро вкапывали перед стеной и воротами. Среди наступавших был и великий охотник Эльдар, который руководил штурмом. Деревья, вкопанные некоторое время назад, стали источать приятный запах леса, а также отдавать светло-зеленым свечением, которое становилось все ярче. Тролли продолжали и продолжали сыпать на голову эльфам остроконечные стрелы с опасными зазубринами, которые при вытаскивании из плоти образовывали не затягивающиеся раны. Пока эльфы бежали к стенам, на землю бездыханно свалилась как минимум сотня воинов. Из-за их спин раздался залп пушек, и рой ядер снова поразил верховье ворот, убив десяток троллей и отколов кусок фортификации, который свалившись на землю, придавил пару наступавших. К посаженным деревьям подбежали маги и, прочитав громкие заклинания, подняли руки к верху, провоцируя быстрый рост молодых деревьев, чьи кроны вознеслись на высоту стены и оплели ее. По этим деревьям по команде магистра Эльдара стали забираться воины ближнего боя. Орки на стене и воротах удивились ходу эльфов, так они ожидали накидные лестницы или что-нибудь в этом роде. Деревья имели множество толстых веток, по которым было легко подняться наверх и нападавшие этим охотно пользовались. И вот первые эльфы залезли на восточные врата Огриммара и тут же были сражены стрелами. Защищавшие видели впечатляющий пейзаж: толстые ветки, по которым из огненной дали лезли статные воины в серебряных кирасах. Но их серебро быстро забрызгивалось бурой эльфийской кровью, которая через полчаса наступления залила стены и деревья. Орки стояли насмерть по голень в зловонных трупах и крови. Сзади их сменяли свежие силы клана «Огриммар». У западных ворот образовывалась куча тел, которая уже через час битвы была уже в два этажа людского дома. В это самое время в бой непосредственно включился магистр Эльдар, до этого руководивший не очень удачным наступлением. Он ловко запрыгнул на одно из четырех крон, выхватил катаны и в высоком прыжке приземлился в гущу сражения, объятый прозрачной сферой белого оттенка и кольцом огня, который обжигал бившихся рядом. Огонь леса подзадоривал обе стороны к бескомпромиссной битве на стене, в которой, казалось, перевес был на стороне Орды. Но тут из огня выбежал элитный корпус паладинов, которые принялись массово воскрешать еще теплые тела, лежавшие у стены неприступного города. Эльфы вставали и продолжали бой, забираясь в Огриммар огромным числом через небольшие врата. Магистр Эльдар отсекал голову за головой воинам Орды, обагряя клинки в крови павших. Неожиданно из толпы показался орк в черных матовых доспехах, которые не отражали света. В его руках было длинное копье с тупым наконечником, которое, угодив в великого охотника, столкнуло его со стены. Это был Назгрел. Он вырвал из рук трупа осадное копье, которым обычно сваливают лестницы с крепостной стены или иной фортификации. Генерал, обладавший не малой силой, принялся скидывать со стены всех попавшихся под руку эльфов. Эльдар свалился вниз, но магия магистра Лаара смягчила падение, и эльф с двумя катанами, переведя дух и уворачиваясь от других сорвавшихся эльфов, снова кинулся в бой.

Тем временем на южные ворота так же началось наступление. Пятнадцать корпусов двинулись плотным строем, укрывая два тарана, которые уцелели после атаки танками. Через час Огриммар по настоящему ощутил на себе осадную жестокость Альянса. Эльфы продолжали ломиться на западе, люди, гномы и дварфы во всю ломали ворота на юге. По команде Тралла, вниз вылили уже около пятидесяти бочек кипящей смолы, которая заливала гномов обслуживающих таран. Баллисты со смотровых башен продолжали атаковать стоявшие в двухстах метрах корпуса, которые отвечали залпами катапульт и горящими стрелами, освещавшими тьму. Несколько ядер с эльфийского направления угодили в город и повредили одну из кузниц, вызвав пожар, который стал стремительно охватывать соседние лавки. На вратах, где командовал Тралл сменилась уже третья группа лучников и воинов, которые, убирая тела погибших товарищей, принимались обстреливать врага и сваливать камни на менявшиеся расчеты таранов.

Битва продолжалась вот уже пять часов беспрерывно. Восток снова отдался утренней заре, которая постепенно освещала весь ужас ночного сражения, которое до сих пор продолжалось. Мастерство воинов с обеих сторон увеличивали время сражения, к этому еще прибавлялись положительные заклинания, продлевавшие мгновения жизни или возвращающие ее. Когда солнце почти выползло из-за восточных песчаных холмов, скрывающих Море, западные ворота приняли второй за время битвы «зведздопад», котороый Тиренд Виспервинд вызывала дабы помочь своим воинам. Южные же ворота стояли на мертво, и тараны никак не могли сломать их. Но тут несколько магов в синих мантиях с капюшонами и на гнедых лошадях выбежали из-за строя людей. Они подошли к таранам и вытянули правые руки в их стороны. Стрелы в магов не попадали, и по их рукам забегали огромные синие искры, превратившиеся в свечения и молнии, которые угодили в механические конструкции, заставив их с огромной силой врезаться в подножье ворот и выломать мощный кусок дерева. Проход в воротах тут же предался огню, дым от которого щипал глаза стоявшим на верху. В получившуюся брешь ринулись корпуса, составленные из молодых воинов, которые, не добежав, до цели повстречались с высыпавшими от туда тауренами, что под началом Кэрна решили сделать встречную вылазку. Первый ряд корпусов тут же пал под стрелами лучников со стены и его уже топтали мощные быки, что размахивали тяжелым оружием очень эффективно. В бой тут же вступила кавалерия Менесила, которая на закованных в броню баранах (гномы верхом ездят именно на них) врезалась в гущу тауренов. На западной стене ночные эльфы, во многом благодаря паладинам и магистру Эльдару, отчистили смотровые башни и всю стену. Назгрел приказал отступить в глубь, ближе к городу, где у орков было припасено множество сюрпризов для наступавших.

Был уже полдень, когда восточные ворота потеряли красное знамя, уступив синему с белым деревом. По команде Эльдара, ворота к этому времени, наконец, расчистили от мусора и трупов и готовились открыть их для армии передвигавшейся на тиграх и пантерах. Невосполнимые потери эльфов составляли где-то восемьсот воинов, которым в основном отрубили головы или просто разорвали на куски. Но тут из свода пещеры послышался злобный вой, который сопровождался грубой речью орков. Волчьи всадники, приготовив сети, ринулись в толпу осмелевших эльфов. Первому наезднику тут жу в голову угодила стрела, сбив с седла под лапы другим наездникам, которые изо всех сил бежали на врага. Ездовые животные безжалостно вгрызались в пойманных сетями эльфов, которые могли лишь ворочаться и кричать. Огромные и туповатые мечи орков наносили серьезные повреждения броне: несмотря на защиту, ломались кости, сбивалось дыхание, а получавшие по шлему теряли сознание. Тут же в бой вернулись Рувгашар с тремя иллюзиями, Назгерл на собственном волке в шипастых доспехах, которые уже зацепили одно эльфа за руку и протащили за собой, пока генерал не отсек конечность своим мечом. Из-за спины военоначальников также следовали огромные отряды, оседлавшие волков и кодоев.

Верховный вождь Орды, тем временем, в очередной раз применил свой магический молот, дабы цепной молнией убить несколько гномов, вбежавших в город. Узкий проем в воротах с каждым часом люди старались расширять. Пожар, вызванный с утра, был потушен, и деревянная конструкция с железными набойками стала украшать черная полоса, оставшаяся от языков пламени и копоти. Из тысячи тауренов, принявших бой у ворот уцелели где-то двести голов, которые успели лишиться роков, глаз и пальцев на руках, коих было всего три. Старый Кэрн частенько отступал за спины своих братьев, так как биться без перерыва на протяжении восьми часов он не мог. Тралл раскидывал нападавших направо и налево, применяя молот и верных духов волков, которые подбирались невидимо и разили безжалостно. Множество тотемов клана «ледяных волков», лечили защищавшихся, которые постепенно отступали вглубь.

В лагере людей на время штурма оставались два боевых корпуса, а также один корпус целителей и различных магов. Среди палаток бродил легкий ветер, вздымающий песок, который неприятно попадал в забрало шлема дозорных. Кто-то с ужасом смотрел на картину штурма, где поднимались черные скалы, которые слева были окружены редкими уже выжженными деревьями. Все это тонуло в черном дыму кострищ и пожаров внутри города и на крепостных стенах, где шли жесточайшие бои. Внезапно с юга, со стороны захваченного Разор Хила, подул морозный ветерок, который доносил странный запах. Через мгновенье на синем небосклоне показался орел, который облетал лагерь кругами как будто, что-то высматривая. Неожиданно с неба стали падать снежинки, которые тут же таяли, касаясь ткани палаток и снега. Снег стал преддверием сильного града, который сменился снежным бураном, покрывавшим огромную площадь в треть лагеря огромными кусками льда, насмерть забивавшими людей, которые остались в зоне действия. Под звуки оркских барабанов из-за высоких песчаных холмов на полном ходу двигалась еще одна армия Орды, причем смешанная с представителями Альянса. Рядом с лагерем показалася одинокий белый конь, на котором сидела женщина в синей мантии с красно-золотым орнаментом. Своим красноватым посохом она призывала буран, который, окончившись, дал войти в лагерь армии Курбала. Орки, таурены и тролли стали убивать оцепеневших воинов Альянса, превращая лагерь в кладбище. Один из дварфов успел отбежать от лагеря и протрубить пять раз, дабы штурмующие вовремя отступили.

Лорд Локкер, услыхав от помощника, что лагерь атакуют орки, остановил наступление, которое забуксовало под сводами широких южных ворот, плавно врезавшихся в скалу и извивавшихся подобно змее. Гномский рог протрубил пять раз уже среди атакующих, и по натренированной схеме люди стали отступать. Как обычно ряды воинов, находящихся под ударом прикрывали тех, кто, развернувшись, быстро покидал поле боя. Люди потеряли при штурме полторы тысячи человек, Орда недосчиталась примерно стольких же. При отступлении, у Альянса погибли еще сто воинов, которых удачно настигали стрелы баллист, луков и магические волки. На поле боя остались лежать, смешанные с песком и кровью знамена девятого и десятого пеших корпусов.

Увидав, что к лагерю приближается огромная армия Альянса, Курбал приказал сжечь лагерь и двинуться на запад в сторону реки. По палаточному расположению людей забегали тролли, которые, разведя огонь в кострах, принялись поджигать палатки горевшими поленьями и факелами. Вскоре лагерь был предан огню, а над Пустошами вновь расстелился черный дым, сдуваемый западными ветрами в сторону Моря. Армия из двух с половиной тысяч воинов под руководством Джайны Праудмур, Курбала и Герхадона Стального покинула лагерь, но варлорд Стам Локкер разгадал их маневр и направил на запад половину оставшегося войска (две тысячи человек). Сам варлорд с оставшимися людьми решил обойти армию Курбала и ударить с тыла: тем самым зажать его в тески у реки. Дозорный на смотровой башне южных ворот, заметив дым от лагеря на горизонте, доложил об этом Тралу, который тут же определил, что войско вдалеке - это Курбал, посланный им в Терамор. В Огриммаре тут же был пущен слух, что Курбал и Герхадон были уже здесь, и что они тоже сражаются за город. Это подстегнуло орков, которые из последних сил сдерживали эльфов в западном проходе.

Когда Курбал встретился у реки с войском Альянса, штурм Огриммара продолжался вот уже четырнадцать часов. Именно в эти мгновения жара в Пустошах становилась не выносимой и от долгого нахождения под пеклом некоторые просто теряли сознание. Джайна периодически пыталась вызывать над армией грозовое облако, но сил, чтобы окропить водой всех орков и тауренов не хватало. Эльфы на востоке решили закрепиться у ворот и лезть в город перестали. Основные баталии вновь перенеслись на юг, где Курбал потихоньку заходил в ловушку варлорда Альянса.

Именно в это время немного восточнее города, в порту Дар-Билак лекари боролись за жизнь адмира Холдоу, которому стало неожиданно плохо. Никто не знал, что стрелы джаг-генерала орков были отравлены, тем более яд там был неизвестный людям.

Именно в это время молодая эльфийка Эвин Виспграсс собиралась донести очередное послание магистра «Воронов луны» к верховной жрице.

Именно в этот момент, молодой таурен Тор, запачкавший свой топор в крови нескольких магов, вступил в бой у реки.

Именно в это мгновение в небе раздался страшный звук, похожий на скрежет металла, от которого закладывало уши, а внутренности трепыхались. В небе показался огненный шар, который становился больше и приобретал форму буквы «Т», охваченную огнем. Звук свистящего от трения воздуха содрагал даже город, который еле-еле выдержал второй приступ. Чем ближе огонь приближался к земле, тем яснее становилось, что объект был размером с пол скалы, в которой находилась столица Орды. И вот груда оптекаемого и надломленного железа, приковав взгляды всех живых существ, упала в трех километрах восточнее горящего лагеря, сотрясая землю так, что крепостная стена южных ворот треснула, а со скалы посыпались камни, которые разрушили пару зданий и придавили много воинов, стоявших в городе. Некоторых сражавшихся сбило с ног, кто-то смог удержаться. Столп пыли поднялся почти до небес, закрыв полностью восточный горизонт подобно песчаной буре. Тор поднял голову и увидел в небе мигающие огоньки, подобные тем, что лицезрел почти месяц назад, когда нашел горящую машину, упавшую неподалеку от Тандер Блаффа. Но тут его отвлек крик, сражавшегося рядом таурена, который помог вовремя увернуться от копья посланного всадником Альянса, сразившего сзади стоявшего Наила, который еще час назад друзьям поднимал настроение своими шутками. Тор поднял с земли маленький топор, который держал мертвый тролль, и метнул его в сторону всадника, который уже свалился с лошади, лишившейся двух передник ног: один из быков широким замахом с топора раздробил конечности животного. Убедившись, что вокруг нет людей, способных в данный момент нанести удар, Тор подбежал к Наилу, который бездыханно лежал на боку запачканный в песке.

Внезапно с неба прямо на войско Альянса упала еще одна груда металла, подобная тем, что видел Тор. Горящая машина накрыла обломками почти целый корпус, а оторвавшиеся при падении детали разметались вокруг со смертельно опасной скоростью. В этот момент молодой таурен понял, что эти «горящие машины» далеко не творение гномов… Он поглядел в потемневшие безжизненные глаза своего друга и молча ринулся в бой, охваченный пламенной ненавистью, которая магическим огнем неожиданно зажгла лезвие его топора…




Эпизод 2


1


«Космос. Его безразличный холод таит в себе жар миллионов галактик и миров. Он переваривает их жалкие проблемы и войны, словно ломтик масла в кипятке. Все эти мирки настолько ничтожны по сравнению с ним, что создается впечатление их ненужности. Зачем убивать за ресурсы? «Чтобы выжить», - скажем в ответ. Зачем жить? И здесь никто уверенно не скажет зачем…Наша жизнь и наши дела - это ничтожные понятия в круговороте событий, но именно эти понятия и составляют этот самый круговорот. Убери галактики - и не будет вселенной. Но тут же я задаю себе вопрос: «Зачем создана вселенная?». И порой эти мысли утешают меня в жаркие часы сражения, ибо, если я погибну, ничего существенного не произойдет. Возможно, я просто запутываю себе мысли и это помогает мне…» - это помогло только что увернуться от тепловой ракеты пилоту Космической авиации Доминиона - Самуэлю Моррвилю. Он в очередной жуткий миг задумывался о смысле существования всего, и в очередной раз это отпугивало непреодолимый страх: если электроника его штурмовика откажет, то бесполезную груду металла, в конце концов, притянет какая-нибудь планета из лавы и метана.

— Черное звено - атака лазероносца 01… - помехи, -… асное звено - прикрывайте черное звено…

— Черное… Принято...

— Красные - приняли!

Диалог в рации Самуэля в очередной раз предвещал наступательный маневр. Он развернул штурмовик, приняв сигнал к построению черного звена. Через кабину из обработанного сапфирового стекла, с надвинутыми затемнителями от яркого света, стал виднеться небольшой сектор столкновения двух группировок людей. С одной стороны было два звена (по 10 единиц) истребителей «Призрак», два корабля класса «Бегемот» и обесточенный из-за неудачного входа в подпространство лазероносец - некая самоходная артеллеристкая установка в космосе. Это была группировка «Новой Конфедерации» - приверженцы старого режима, которые в недавнем прошлом объединились, создав серьезный блок.

Придя к абсолютной власти над планетами конфедерации, Артур Менгс, лидер некогда оппозиционной организации «Сыны Корхала», стал сосредотачивать власть лично в своих руках. Жесткая политика внутри: форсирование экономики, диктатура, которые поначалу давали экономический рост, привели к тому, что часть планет объявили независимость, объединившись в выше указанную «Новую Конфедерацию». Они не желали подчиняться обезумевшему правителю, который провозгласил себя императором Артуром I. Новая Конфедерация боролась за свободу и, после смерти Артура I, была признана свободным сектором в составе Доминиона. Такой закон принял новый правитель - Колосс I Менгс (младший сын Артура; старший - Артур - погиб при необъяснимых обстоятельствах). Император, правда, разорвал все отношения с протоссами, так как полагал, что именно они причастны к странной смерти его брата. Лидер протоссов в «Секторе Доминиона» (расширенный Копрулу) - претор Оридас , отреагировал на это решение с чувством оскорбления и убрал свои гарнизоны с периметров «союзных планет». Зерги, которые временно ушли в тень, воспользовались моментом, и Рой Сары Кэрриган ударил по планетам Доминиона. В одной из битв за планету Бронтс, Кэрриган обнаружила и казнила императора Колосса, обезглавив тем самым все руководство империи. Временное правительство из сомнительных чиновников призвало Конклав протоссов к помощи, и те вновь отправили экспедицию Оридаса. Люди в это время разработали низкочастотные бомбы, которые, взрываясь в космосе, убивали владык на огромнейшем расстоянии, что вводило дезорганизацию в состав Роя. Это оружие было сравнимо с потерянным десятилетия назад пси-дизруптером. Протоссовские соединения, пришедшие на помощь, почти разрушенному Доминиону, помогли добить наступательные силы зергов, которые в последствии отступили. Оридас принял решение восстановить планеты Мар Сара и Чау Сара и сделать там протоссовские колонии. Доминион погряз в разбой и кризис, империя трещала по швам… В это время после серии громких убийств в правительстве, у руля государства встает молодой 24-х летний правитель - Рэймонд. Он не являлся потомком Менгска, но его яркая личность и решительный характер схватили империю за загривок и вытащили из пепла и обломков. Он построил новую империю, которая отличалась высокой культурой, духовностью и образованием. Рэймонд заключил официальный союз с протоссами, превратив большинство планет в союзные (на таких планетах протоссы жили и на космическом, и на земном периметре) - Хеимдаль, Хелиок, Корхал, Зенн и др. Столицей стала планета Тирадор IX. За время правления Рэймонда армия подверглась серьезной модернизации, экономика наладилась. Жесткая политика в адрес скользких чиновников, давала скачок к росту агрессии с их стороны, что выливалось в вооруженные восстания, так как многие высокопоставленные лица имели свои отряды во владении. Желание отобрать это право у чиновников, последние разрекламировали как ущемление прав и настроили часть народа против императора. И пара планет (Бронтс, Тимул IV) вышла из состава Доминиона, объединившись с Новой Конфедерацией, которая вышла из империи в смутные времена после войны. Образовалось два государства, которые жили мирно до поры до времени…

Красное звено Доминиона направилось к цели, на их перехват было выслано звено «призраков» НК (Новой Конфедерации). Черное звено, в свою очередь, не заставило себя долго ждать и обманным маневром двинулось к лазероносцу, а красные истребители неожиданно стали атаковать «призраков». Завязался скоростной бой. Моррвиль его не видел, он приложил большой палец к пусковому крючку тяжелой ракеты и стал ждать команды. Дыхание его участилось, в шлем стало поступать больше кислорода. «Черные пуск» - раздалось в наушниках. Самуэль нажал на кнопку, и штурмовик слегка тряхонуло, из кабины стали виднеться вытянутые блестяще силуэты, мигающие синим огоньком и которые устремленно двигались к кораблю. Самуэль перевел взгляд на лазероносец, который, разорвавшись пополам, парил в угнетающей темноте. «Цель поражена. Повторяем лазероносец 01 уничтожен. Черное звено - атака Бегемот 01, Красное-2 - атака Бегемот 02.» В динамиках послышались отчеты командиров звеньев, Самуэль нервно приготовил пятую и последнюю тяжелую ракету - палец снова на кнопке, взгляд метается между панорамой боя, где только что над ним пронеслись обломки крейсера, и приборами. Красное звено летело без потерь чуть выше, затем лазерный луч ямато все таки накрыл два их истребителя. «Черные пуск!» - палец хладнокровно скользнул по кнопке, рука потянула рычаг на себя, и штурмовик развернулся, а ракета, пущенная им, случайно поразила пролетавший мимо «призрак», создав неприятную ударную волну, которая задела штурмовик командира звена. «Норад 02 - цель поражена. Всем звеньям - возвращаться. Противник отступает.»

Моррвиль поставил машину на автопилот и включил микрофон:

— Как вы там ребята? - спросил он устало.

— Все нормально… - ответил кто-то.

— Потеряли двоих красных, плюс еще один фрегат, - прочитал командир.

— Неожиданно они напали… Как из неоткуда…

— Потери серьезные, но и конфедераты не вышли сухими из воды… Ползвена норадов как не бывало, - голос засмеялся.

— Теперь на базу, надеюсь, что не скоро придет час следующего сражения. Встречаемся в зале брифинга. Конец связи, - сказал командир, и мягкий скрип выключил его из эфира.

Черное звено сменило боевое построение на посадочное (боевые единицы движутся колонной и садятся по очереди). Крейсер «Маар» отварил посадочные шлюзы в задней части корпуса и был готов принять свои скромные военно-воздушные силы. Крейсера подобного типа, были похожи на корабли класса «Бегемот», лишь более обтекаемые формы и укрупненные размеры (из-за посадочных шлюзов у двигателей) отличали эти корабли от устаревших аналогов. Каждый «К» вмещал три звена самолетов, на «Мааре» - это были два звена истребителей и одно - штурмовиков. В КАД (Космической авиации Доминиона) была четкая система деления групп единиц. Звено - 10 единиц, 5 звеньев - фифтида (50 единиц), 10 фифтид - дивизион (500 единиц). Штурмовая авиация обозначалась черным цветом, истребители - красным, фрегаты - зеленым, тяжелые корабли (крейсеры, лазероносцы и т.д.) - синим. Самуэль состоял в экипаже штурмовиков, которые включались в группу из одного крейсера и 13 фрегатов. Задача колонны - патруль одного из внешних секторов Доминиона, причем не самого спокойного. Нынче отношения Новой Конфедерации и Доминиона ухудшились, ученые редко, но открывали новые планеты, что частенько становилось спором между двумя сторонами. Планеты были разные: от газообразных шаров до шарообразных кусков железа или магмы. Разумную жизнь никто не находил - лишь примитивные бактерии, да простейшие. Человеческая агрессия и чрезмерная неуступчивость продолжали затемнять разум, и поэтому локальные конфликты были не редки.

Самуэль спокойно сидел за огромным столом, который простирался метров на 30 и был искривлен подобно полумесяцу. Ниже на уровень было еще восемь таких столов. У самого нижнего и маленького сидели офицеры. Амфитеатр был повернут к высокой стене, где многочисленные лазеры, ткали различные изображения.

— Обратите внимание, джентльмены, что звено «бегемотов» во главе с лазероносцем возникли именно на этом рубеже, - на карте космического пространства появились схематичные корабли белого цвета. - Фактически, они зашли к нам сбоку, что поставило нас в невыгодное положение, - голос прекратил речь, на столе у одного из командиров загорелась лампочка.

— Разрешите доложить… - командир приподнялся.

— Мы вас слушаем, - ответил голос.

— Кроме командиров нашей эскадры и пары генералов верхнего рубежа, никто о маршруте не знал. Сей маневр говорит о подготовленном нападении…

— Вы предполагаете, что произошла утечка информации? - спросил голос.

— Не совсем, вполне возможно, что наши корабли нарушили границы сектора, и мы показали себя - раскрыт маршрут пограничной эскадры. Не хотелось бы повторения таких инцидентов, нужно скорректировать курс. Потеря экипажа фрегата и двух звездолетов - это, по-моему, преступная халатность, здесь нужно разбираться со штабом.

— Я постараюсь направить шифрованное послание в штаб Верхнего рубежа. Если вы правы, то надеюсь, что нам разъяснят почему нас повели по чужой территории - приподнялся человек у края стола - это был командор, именно его голос озвучивал проблемы эскадры. - Я продолжу, - командор медленно присел. - Обратите внимание, это было второе нападение в нашем секторе, и седьмое на всем рубеже. Следует предположить, что пограничные войска противника мобилизованы, думаю в этом есть какая-то причина. Поэтому… будьте на готове - нам придется не сладко в эти дни. Напомню, что срок нашего дежурства истекает через неделю. Будьте осторожны… Это все - все свободны, - командор отключил свой микрофон, карту на стене и в компании двух капитанов двинулся к выходу. В это же время к выходам из прохладного помещения потянулись и младшие офицеры.

Сегодня был четверг, на корабельных часах 18:30. Не смотря на то, что люди находились в открытом космосе, время мерилось двадцатью четырьмя часами. Это называлось корабельным временем, которое выставлялось по хронометру головного судна. Это одна из традиций быта, что осталась от первых колоний, которые привыкли к именно этой системе исчисления времени. Несколько лет назад, а именно во время правления Колосса I, император пытался принять закон «о летоисчислении», который заключался в том, что с правлением императора, начинается отсчет годов с нуля. Также было принято решение о 30 часовом дне, но эксперименты показали, что данная система очень не удобна. Вобщем шел 14 год правления Реймонда, месяц октябрь, число 17.

Самуэль сидел в скромной библиотеке «Маара» и читал книгу (электронный планшет с прокручивающимся текстом) про земных животных, которых кроме первых колонистов никто никогда не видел… Его удивляло все своеобразие того мира: климат, рельеф, обилие морей и их размеры. Ему казалось все настолько сбалансированным… А животные - они были прекрасны и в то же время странны, они жили в таких же условиях как организмы на Хеимдале, Хелиоке, старом Тарзонисе и Бронтсе, но были другими. Внезапно Самуэль загорелся мечтой посетить Землю, посмотреть на ее красоты, ее живность… Для молодого 22-летнего летчика эта мечта казалось реальной, и он даже побежал в свою каюту, дабы отметить в записной книжке свою мысль, продумать, каким бы образом можно попасть на желаемую планету.

— Полегче Сэм, только я спать завалился! - крикнул летчик на верхней койке.

— Да… я стараюсь, - тихо сказал Самуэль, подняв пустую железную кружку с пола.

— Куда ты так торопишься? Не уж-то очередное озарение?

— Да нет, Майк, - Сэм продолжал рыться. - Все нормально просто надо… Ты, кстати, что-нибудь знаешь о Земле?

— О земле? Ты меня удивляешь, - Майкл сел на кровать, свесив ноги. - Эта такая черная субстанция, иногда мягкая когда намочить…

— Да не-е-т… - Самуэль рухнул к себе на кровать и включил свою электронную записную книжку, похожую на старинные карманные компьютеры. - Я имею в виду планету в Солнечной системе.

— Хм… ну там, я знаю, что предки наши жили, Директорат вроде правил какой-то. Разве она не погибла?

— Врятли… По крайней мере я хочу узнать, где она точно и слетать посмотреть на ее красоты… - Моррвиль сделал серьезное лицо и принялся вносить записи.

— Сэм… не хочу тебя расстраивать, но до Земли лететь неизвестно сколько и неизвестно куда. Помнится нам в академии рассказывали, что при Артуре Менгсе земляне прилетали в наш сектор. Жерард Ду Галл вроде их командор был, но как я помню, зерги их уничтожили.

— Я постараюсь узнать… по крайней мере закончим дежурство и, получив командировочные, полечу к библиотекам протоссов, ну или что у них там… Может помогут. Тем более я слышал про организации, которые больны тем, что ищут Землю, может я прорыв сделаю! - Самуэль заулыбался и тут же погруснел, отложив записи в сторону. - Как ты думаешь, когда-нибудь оружие будет ненужным предметом?

— Этим вопросом ты задаешься каждый раз, когда о чем волнуешься, пилот-философ. Я, в очередной раз могу сказать, что где-нибудь лет через пятьсот.

— Ты прав, - Сэм снова заулыбался. - Ладно, давай спать, а то ломаный график без сна выдержать не реально…

— Давай, дружище… - Майкл погасил свет, а кондиционеры стали создавать приятный холодный воздух…

Такой же холодный воздух был и в других каютах, которые были рассчитаны на два человека. Апартаменты были у всех немного разные. Разработчики внедрили в каюты специальные проекторы, которые могли выдавать любое изображение высотой в 2,5 метра и длинной метров в 6. Вот такие своеобразные электронные обои, становились приятной отличительной чертой маленьких «сонниц». Также каюты были снабжены кондиционером, двухуровневой кроватью, туалетом и душем, шкафчиками и письменным столом со встроенным компьютером.

Но после сегодняшней вылазки флота Новой Конфедерации, в некоторых каютах ночевал лишь один человек. Те, кто не вернулся из космического сражения теперь оставались жить лишь в воспоминаниях соратников. По прибытию домой, о страшной вести узнают и семьи погибших, которые долго будут не верить в произошедшее и винить во всем руководство, которое допустило столь роковую ошибку. За последнюю неделю это было седьмое столкновение, но жертвой прошлых шести становились лишь детали от поврежденных звездолетов, которые благополучно возвращались. Обстановка на границе сектора Доминиона постепенно накалялась…




2


Пограничная колонна двигалась по бескрайнему космосу. Крейсер и тринадцать фрегатов двигались стройным ромбом, который являлся обычным боевым построением, защищавшим головной корабль. И вот неожиданно около колонны появились три светло-синих сгустка энергии, которые превратились в странноватые на вид корабли желто-золотого цвета. Это были посланники части протоссов, входивших в Доминион. Как известно, «перворожденные» обосновались в новом доме, именуемом Шакурас. Эта планета была некогда единоличным пристанищем Темных храмовников, но история повернулась круто, и бывшие изгнанники во главе с легендарным Зератулом и ныне покойной Расзагал, стали спасителями всей расы. Зерги заполонили дом протоссов Аиур и уничтожили Конклав вместе с большей частью населения. Оставшиеся протоссы, ведомые верховным судьей Алдарисом, были эвакуированы на Шакурас через порталы, которые впоследствии были уничтожены. На Аиуре же остались претор Феникс и союзник Джим Рейнор, которые после долгих боев уступили планету. Феникс и Алдарис были убиты. В результате весь народ протоссов остался под попечительством молодого претора Артаниса, который в годы войн стал мудрым и расчетливым лидером и во многом подражал легендарному Тассадару. Сегодня Артанис создал новый Конклав, и, не отступая от Кхалы (религиозного учения протоссов), назначил новых судей и храмовников. Один такой храмовник удостоился чести воссоздавать связи с людьми - это был Оридас. Сегодня он был главнейшим протоссом в секторе Доминиона.

Один из кораблей протоссов завис рядом с крейсером и заметно снизил уровень защиты псионного покрытия. Через несколько минут высокие гости вышли на связь и изъявили желание встретиться с командором.

От огромного корабля людей отделилась маленькая капсула, которая аккуратно проследовала в открывшиеся шлюзы протоссовского аппарата. На борт корабля ступил командор Темор Шелдон и пара капитанов из пограничной колонны с охранниками. На встречу им вышел низкий по меркам своей расы протосс, чей рост был 2,4 метра. Его тело было заключено в красную мантию с высокими и острыми плечами.

— Приветствуем тебя командор, - протяжно произнес протосс, сверкая желтыми глазами.

— И я вас, дорогие союзники. Что привело к нам в столь опасную и далекую часть сектора? - сказал Шелдон, заключив руки за спиной.

— Прошу пройти в следующий зал, там я все поясню, - ответил протосс, приглашая идти вперед.

Смешанная группа из протоссов и людей проследовала в высокий отсек корабля, который по праву называют залом из-за его широты и вычурности. Особое внимание гостей заслужили аквариумы в стенах, где "дрессированная" гравитация играла с водой. Тут и фигуры из воды, превращающиеся друг в друга, и падающие вверх водопады. Все это сверкало и отвлекало от, ставшего скучным, звездного пейзажа за бортом. В стороне сидел пилот, который был помещен в отдельный стеклянный саркофаг, напоминавший батискаф, наполненный какой-то жидкостью. Там к его головному отростку, с помощью которого протоссы общаются между собой, прикреплялись специальные провода, которые помогали управлять кораблем силой пси-энергии. По такому принципу управляется вся воздушная и наземная техника перворожденных.

— Обратите внимание, - сказал протосс, указывая длинными пальцами на карту Верхнего рубежа, которая проецировалась на выдвинувшимся из пола широком круглом столе, - по данным разведывательных зондов здесь формируется атакующая сила Новой Конфедерации.

Командор Шелдон медленно вглядывался в карту ухудшающимся зрением и что-то говорил своим капитанам.

— На нас как раз было совершено нападение, мы уже отослали запрос на укрепление своих границ, - произнес он, глядя на протосса в красной мантии.

— Ваша колонна уже была атакована? - удивленно сказал протосс, подойдя ближе к командору, который был ему чуть выше пояса.

— Именно.

— Значит мы опоздали, как раз о возможном нападении я и хотел вас предупредить… Имеются ли жертвы?

— Двадцать пять человек - они сбили фрегат и два истребителя… - голос Темора Шелдона стал тише.

— Мы скорбим вместе с вами, командор, - протосс положил, четырехпалую руку на ему на плечо. - Стойте, - глаза протосса зажглись ярко-желтым светом, и он быстро последовал к карте. Глаза его мигали - он говорил с кем-то из своих сородичей.

— Что случилось? - спохватился командор, который погрузился в воспоминания о битве, где ярким пятном был подбитый фрегат, чьи обломки улетели в небытие.

— Похоже, мы угодили в новую систему, перепроверить нужно…

— Это невозможно, - сказал один из капитанов, пришедших с Шелдоном, - наш курс полностью проработан и мы ходили по нему ни раз. Все давно разведано.

— Видимо не все, - протосс что-то искал на карте, постоянно меняя ее масштаб и угол зрения. Внезапно карта стала подвижной - включился радар, который работает за счет пущенных на далекое расстояние зондов, - тут четыре крупных тела, одно из них - звезда.

Люди, которые не могли поверить в эту новость тут же подбежали ближе к карте, где красовались уже пять шаров в синеватых оттенках различных размеров и одна сфера, границы которой были расплывчаты.

— Мы предупредим штаб Верхнего рубежа о находке, - нарушил беспорядочные мысли людей протосс.

— Нам велено выполнять приказ - будем держаться намеченного курса, - ответил командор и, отдав честь, двинулся к выходу.

— Осторожнее, командор, ибо вы первые в этой системе, но не значит, что единственные…

Когда капсула Доминиона снова присоединилась к крейсеру «Маар», командора уже встречал старший помощник с информацией об обнаружении новой планетарной системы. Быстрым шагом группа высокопоставленных офицеров двигалась в узких коридорах боевого корабля, дабы достигнуть капитанского мостика. Через мгновение, командор появился в своем привычном месте несения службы и, отпустив двух капитанов на свои корабли, принялся за работу.

— Опустить экран, - приказал он, нервно постукивая пальцами по железному столу, покрытым деревом, - Попросите у протоссов снимок системы…

— Да, сэр, - ответила женщина-оператор.

Через мгновение из потолка выдвинулась огромная узкая прозрачная панель, которая немедленно стала набирать яркость и проявлять карту маршрута колонны. Затем космическое пространство с белой жирной линией курса, сменилось на схематический снимок зондов протоссов: объекты голубоватого оттенка на темно синем фоне.

— Время до зрительного контакта? - поинтересовался командор, скрестив руки на груди.

— Десять часов при обычной скорости. Генераторы подпространства будут перезаряжены через 4 часа 37 минут, - ответила женщина, оживленно печатая что-то на главном компьютере.

— Дайте информацию о сборе офицеров в зале брифинга в 01:00, - приказал Шелдон, посмотрев на свои наручные часы, которые механическими стрелками показывали половину двенадцатого.

Темная каюта медленно стала освещаться загорающимися стенами, которые, постепенно становились все ярче. Первым проснулся Самуэль Моррвиль, на часах было около восьми утра. Летчик встал с кровати и медленно двинулся в душ, в это время на верхней полке потягивался Майкл Синг. Он взял с высокой тумбочки пульт для настройки проекторов и решил включить режим картинки за бортом. Все каюты были подключены к камерам, встроенным в обшивку боевого крейсера. Всего их было около десяти, и в любой каюте можно было сделать своеобразное окно, которое открывало любую из десяти панорам. Сейчас там виднелось пространство по правому борту крейсера - черная бездна с множеством разноцветных туманностей и звезд, на фоне которых виднелось строгое построение нескольких фрегатов, чьи темные силуэты были различимы лишь маленькими кормовыми огнями. Этот легкий вид больших кораблей Доминиона представлял собой уменьшенный корабль класса «Бегемот», не было лишь выдающихся массивных крыльев и широкой кабины. А так, это был квадратичный короб с различными загнутыми выступами, которые были выкрашены в светло-серый, а кое-где и отражающий зеркальный цвет. Фрегаты Доминиона более технически совершенны по сравнению с боевыми единицами Новой Конфедерации, и поэтому на борту служило лишь двадцать человек: всю основную работу выполнял компьютер. Боекомплект у фрегата очень разнообразный - это и лазерные установки, ракеты и фоновые бомбы, которые уничтожают ракеты противника. Несмотря на сотрудничество с протоссами, люди все еще не смогли оснастить свои корабли защитной оболочкой энергии, хотя попытки были.

Распорядок дня для летчиков высокого класса, а особенно для тех, кто служил в пограничной колонне, был относительно гибок. Но были и некоторые издержки, которые все компенсировали. Например, завтрак проходил с 8 до 9 часов утра, летчики могли приходить в любой момент данного промежутка или не приходить вообще. С 9 до 14 часов несущие службу имели свободное время, но одновременно находились в готовности к боевому вылету. Такая готовность получила названия «отложенной», и могла продолжаться весь период службы (4 недели) так и не превратившись в боевую. С 14 до 15 часов продолжался обед. В 16:00 каждый день корабли несущие на себе звездолеты должны были выгрузить их, дабы те были всегда в боевом тонусе. Разминка летчиков происходит полчаса, после чего они вновь входят в режим отложенной готовности. На первый взгляд, данный распорядок кажется несложным, но однообразность быта, а также опасность работы пилотов - все это сводит к нервозному времяпрепровождению, после которого они получают заслуженную путевку на Халкион - планету-курорт.

Самуэль и Майкл медленно двигались в кают-компанию, где уже завтракали остальные пилоты. На огромной стене, недалеко от которой стояли столики, выдвигающиеся из пола, красовалась панорама космоса, которая была проекцией с камер наблюдения снаружи корабля. Светочувствительность картинки была настроена так, что маленьких звезд почти не было видно, все закрывал свет от больших туманностей и галактик, которые были не так далеко. На переднем плане все также уныло шли светлые фрегаты. Но кое-где виднелась интересные детали, которую обсуждали летчики, пришедшие пораньше…

— Шесть штук? Во дела… - говорил длинноволосый летчик, опустошая тарелку с овощным салатом.

— Так говорят, мы уже, считайте, в ее пределах, - отвечал на вопрос сидящий рядом лысый человек с пустым стаканом из под сока.

В это время к основной массе подсели Сэм и Майк.

— О чем трете, парни? Доброе утро, - сказал Майк, усаживаясь за столик.

— Вы еще не в курсе? - переспросил длинноволосый.

— Нет, а что-то должно произойти? - удивленно произнес Самуэль.

— Мы новую систему планет открыли! - крикнул из-за спин атлетичный пилот.

— Как? Мы же вроде здесь неоднократно ходили, и ничего не было… - вспоминал Майкл.

— Тут так каждый думал, а ты сам повнимательнее на экран посмотри, - лысый встал из-за стола и подошел ближе к панораме, - вот за этим фрегатом смотри - синяя планета, а здесь, - летчик отошел к левому краю, - постепенно проступают контуры еще одной.

— Невероятно… - Майкл пролил немного сока на грудь и очнулся после звонкого падения вилки из рук Самуэля, который тоже оцепенел на время.

— Теперь, вот, ждем нового приказа - мы единственные в этом пространстве. Фактически временные короли шести планет, если не ошибаюсь, - сказал длинноволосый и под общий смех принялся доедать свою порцию.

— Это уж точно, короли… - подхватил Майкл и, посмотрев на пустые места в дальнем конце зала, замолчал. - За Крейга и Генри! Подарим это открытие им! - Майк встал и поднял над головой стакан апельсинового сока.

— Слава героям! - прокричали остальные, и опустошили свои емкости.

— Жаль, что они не увидят эти новые планеты, а ведь Генри так мечтал открыть какую-нибудь. За шаг до мечты пал…

— Ублюдочные конфедераты! - вскрикнул один из пилотов со шрамом на шее, и ударил кулаком по столу. - Таких людей загубили. Но мы все равно отомстим!

— Будь моя воля - собственноручно уничтожил бы все планеты с этими выродками! - крикнул атлетичный пилот. - За авиацию!

— За авиацию! - подхватили остальные и, осушив еще по стакану с углеводными напитками и соками, принялись громко обсуждать конфликт между Доминионом и его отколовшимся регионом.

К Самуэлю и Майклу вместе с едой подсел лысый пилот, имя которого было Бил Валентайн:

— Парни, как думаете, нас наградят за это открытие?

— Не сомневаюсь, - ответил, улыбаясь, Майкл и положил руку на плечо Билу. - Награда есть такая - «за открытие миров» - не помню, какие привилегии дает, но то, что она есть - это железно…

— Бесплатный билет до Земли? - подметил Майкл, отпив сока из кружки.

— Бесплатный билет до воды, - засмеялся Бил, - ты о чем вообще?

— Да, Сэм все хочет на Землю слетать, - сказал Майкл, откинувшись на спинку стула.

— Лучше по возвращении заведи себе девушку. Зачем тебе древняя планета, о которой вестей не было уже до нашего рождения?

— Баланс, мой друг, баланс - хочу красоту лицезреть невиданную.

— Женщины - вот истинная красота. Эх! Вернусь скоро к Джэни и Кэрролл, вот это деньки будут - оторвусь по полной… - Бил отпил из кружки и заулыбался.

— Это мой путь, Бил. - сказал Моррвиль, складывая тарелки в единую стопку.

— Ну не знаю, как хочешь, я тебе давал золотой совет, поверь мне, - Бил встал из-за стола хлопнул по спине Самуэля и пошел относить свою посуду к мойке.

— Одни бабы в голове, - засмеялся Сэм, - от того и лысый, наверное…

— Возможно, - улыбнулся Майкл и тоже пошел относить грязную посуду.

— Друзья! Мы короли! - вновь крикнул Бил на все помещение, что вызвало радостные возгласы.

В это время в столовую, что-то бурно обсуждая, спустились командиры звеньев. Летчики при виде старших офицеров встали из-за столов и, вытянувшись в струнку, отдали честь. Командиры их поприветствовали и сели за отдельный столик. В столовой тут же воцарилась тишина. Кто-то из пилотов уже управился с завтраком и двинулся в сторону своей каюты, когда на виду показалась еще одна из планет черного цвета, которая была изрезана оранжевыми полосками, напоминающими реки. Изображение космоса с тремя планетами поражало воображение и пленило своей красотой - уж больно близки были эти объекты.




3


В широкий молчаливый зал, пол которого был выложен морийским мрамором “3”, чей внешний вид напоминал черную бездну, усыпанную редкими белыми точками, так напоминающими космос со звездами вошел человек. Мрамор отражал высокий потолок, с которого на мелких веревках золотого цвета свисали огромные светильники в форме цилиндра. Тихий зал содрогался от тяжелой поступи высокопоставленного хозяина этого дворца, чьи шаги раздавались звонким эхом. Светловолосый император Доминиона Рэймонд I двигался к своему столу полный раздумий, которых ему каждый день подкидывало огромное государство. В руках его были бумаги с набросками каких-то планов - император любил писать ручкой, особенно свои размышления и указы. Рэймонд был одет в черный, с родни мрамору, костюм: узкие штаны, заключенные в начищенные запоги и свободную черную рубашку, цвет запястий которой постепенно переходил в белый. Воротник был слегка расстегнут, так как сегодня на Тиадоре IX было очень жарко - до 28 градусов тепла. Наконец 38-летний правитель достиг письменного стола и плюхнулся в кресло, закрыв глаза ладонями. «Как я устал, уж больно много работы сегодня, уж больно много…» - думал он. Рэймонд нажал на кнопку в столе, и из под зеркально полированного покрытия выдвинулся широкий монитор, который включившись, спроецировал на стол сенсорную клавиатуру. Слева от императора выдвинулся мелкий динамик, который загорелся желтым цветом - кто-то хотел говорить с ним. Палец скользнул по кнопке:

— Я слушаю…

— Просит разрешение на связь наместник Верхнего рубежа, - сказал, волнуясь, женский голос.

— Давайте… - ответил устало Рэймонд.

После нескольких секунд затишья в трансляцию вклинился низкий басистый голос Элиота Свонгера - главы одного из двух рубежей Доминиона:

— Здоровья желаю, император. Только что поступило важное сообщение от одной из пограничных колонн - на границе с Новой Конфедерацией найдена новая планетарная система. Данные проверены, ошибок быть не может. Для изучения нужно формировать экспедицию и специальный флот охраны.

— Известно ли о системе Конфедерации? - спросил, выйдя из угнетенного состояния Рэймонд.

— На данный момент мы не знаем о их осведомленности, информация только пришла. Но по первым сканированиям, космическое пространство абсолютно свободно: там лишь шесть тел и звезда.

— Даю добро на сбор исследовательских групп, также добавьте кораблей в том районе. Колонну, что открыла систему отправить на досрочный отпуск, представить всех к награде.

— Будет сделано, император. Желаю вам удачи.

— И вам тоже, Свонгер.

Рэймонд отключил связь и принялся рисовать на чистом листе бумаги цифру «6». Затем набросил вокруг несколько кружков. Он понимал, что в данные часы его империя могла стать еще больше, это отчасти его радовало, но также и огорчало - еще дальше границы - еще труднее управлять. И император тут же написал своим каллиграфическим почерком «Новая страница истории…жаль, что каждый новый лист становится все более дорогим…».

Тем временем пограничная колонна, находившееся в пока никак не названной системе планет, пребывала в полной боевой готовности и прочесывала каждый свободный квадрат космоса на предмет вражеского присутствия. Официально между Новой Конфедерацией и Доминионом войны не было, но все идет к конфликту, а тут еще и такое открытие, которое сулит минимум богатые месторождения. И вот из аппаратного отсека на пульт командира боевого крейсера поступила долгожданная информация - в двадцати километрах слева по курсу искажения космического пространства - типичное явление перед выходом людской техники из подпространства. Вдалеке стали появляться белые вспышки - корабли подкрепления очутились в заданном квадрате. Об этом проинформировали все каюты на всех звездолетах пограничной колонны, и кое-где даже было ликование, так как все уже знали о досрочном окончании несения службы и уже представляли себя греющимся на солнышке где-то на пляжах Халкиона. Но тут произошло странное - корабли прибывшие на столь близкое расстояние регистрировались радарными системами как вражеские. Командор Шелдон, попросил перепроверить данные, как вдруг увидел, что на пульте погас канал связи одного из фрегатов.

— Дайте картинку с левого борта! - крикнул он, быстро всматриваясь в загорающийся монитор.

Картина была ужасной: уже два подбитых фрегата боролись за свою жизнь. В следующий миг на борту крейсера была объявлена тревога, и дано разрешение на вылет всем звеньям легких звездолетов. Новая Конфедерация подтянула силы, и были они намного больше, чем кучка кораблей в дозоре. Подбитые фрегаты Доминиона, что четно пытались выправить курс, медленно отклонялись вверх, где их как коршуны терзали истребители врага. Но устаревшие «Призраки» были бессильны против современных легких звездолетов, что принялись защищать своих соратников. Завязался бой. Крейсер выпустил ямато-заряд в сторону звена истребителей Конфедерации, что неслись навстречу. Вскоре до обшивки корабля долетели лишь обломки: из десяти звездолетов выжило два, которые тут же были обстреляны носовыми пушками. Фрегаты, что находились по правому борту, искусно поменяли высоту и начали обстрел прилетавших навстречу фрегатов врага и крейсеров. Тем временем был безвозвратно потерян один из подбитых фрегатов, его корпус устремился резко вверх и раскололся на две части - лишь несколько спасательных капсул двинулись в сторону головного корабля. Командор мастерски справился с поставленной задачей - он не лишился кораблей, что могли потенциально стать металлоломом, мало того, был потерян только один фрегат, при условии, что атака была неожиданной и резкой. К тому же летчики Доминиона уже сбили три фрегата конфедератов и расправились с двумя звеньями легких звездолетов. Но баланс сил был не на стороне доминионской группы кораблей, так Конфедерация бросила в систему планет довольно мощный флот, который насчитывал фифтиду истребителей (50 единиц), три звена фрегатов и восемь крейсеров, которые уже были готовы испепелить врага. Но тут же разрозненный строй кораблей, который пытался восстановиться после прыжка в подпространство получил заряд ямато, выпущенный с трех километров крейсером космической авиации Доминиона «Маар». Были задеты два фрегата, один из которых и так был обесточен после прибытия и представлял внешне безжизненный кусок железа с резервным питанием. Флот Конфедерации, видимо, не был готов к тому, что в данном секторе кто-то присутствует. Но тем не менее спонтанная перестрелка вызвала настоящую бурю, в которой гибли мелкие истребители и фрегаты. После успешных ходов в контратаке, командор Темор Шелдон дал приказ на отступление за трехсоткилометровый радиус от флота конфедератов. На данный маневр у новейших звездолетов имелся интересный технический ход - резервные двигатели, которые выдвигались из днища и давали дополнительную тягу при реверсе. В результате крейсер и большинство кораблей уже развернулось и стало отступать.

В радиообмене Самуэля Моррвиля прозвучал голос командира звена штурмовиков, который призывал выпустить тяжелые ракеты и двигаться в хвосте отступающих, прикрывая их маневры. Но что могла сделать кучка звездолетов против армады врага? Моррвиль взял целью один из крейсеров врага, и запустил высокоточную тяжелую ракету прямо в смотровые иллюминаторы капитанского мостика, которые через секунд пять осветились ярким пламенем, затем оно быстро погасло из-за нехватки воздуха. Крейсер наклонился влево по курсу и на полной скорости задел пару мелких «Призраков», которые вспыхнули и погасли, оставляя в пространстве обломки сверхпрочной стали. Самуэль сбил крейсер, и это тут же заметили остальные участники «черного» звена.

— Молодец, Моррвиль! - вскрикнул радостно командир звена.

— Отличный выстрел, там еще два Призрака зацепило! - радостно заявил один из соратников, который тут же был сбит зарядом ямато. Его зеркально отполированный штурмовик, превратился в космический мусор без всяких вспышек. Ямато страшен… Сначала летчики думали, что это невозможно, но перебой в связи со сбитым, отрезвила их. Тут же повторно был дан приказ на отход. При развороте звену пришлось уклоняться от обломков союзного фрегата.

— Еще один… - грустно произнес командир «черных». - Держаться шире, следить за ракетами врага!!!

Тут одна из ракет пролетела буквально в метре от днища штурмовика Майкла Синга. Последний не растерялся и расстрелял пролетевший мимо объект, как только тот ушел достаточно далеко от его кабины.

Двигатели фрегатов были очень ярки в работе и ослепляли догонявшие истребители конфедератов, которые были слабо оснащены светозащитным остеклением. Отступавшие получили некоторое время на передышку, во время которой из подпространства в десяти километрах от крейсера «Маар» стали выходить боевые единицы Космической авиации Доминиона. Завидевшие подкрепление конфедераты, остановили погоню и рассредоточились у места своего сбора. Вспышка за вспышкой виднелись в черноте космоса, сопровождая появление тяжелых лазероносцев и крейсеров. Адмирал флота верхнего рубежа Чарльз Файтер лично вошел в систему, дабы разрешить конфликт. Его дивизион (500 единиц) прибыл в полном составе.

Авангард Новой Конфедерации также пополнялся кораблями различных классов. Вскоре свыше тысячи различных звездолетов витали друг напротив друга, выжидая решения своих командиров. В этот момент где-то в десяти километрах ниже двух флотов, стали появляться синие шары энергии, которые, вспыхнув, телепортировали несколько военных судов протоссов. Там было около двадцати скаутов и два тяжелых корабля, аналоги которых, носят «лазерный разрушитель» - оружие, которым можно испепелять планеты. Но то были суда противокорабельные и обладали куда менее опасным оружием.

Через несколько минут протоссы открыли канал связи с адмиралом Файтером.

— Приветствуем вас, адмирал, - раздался в динамиках капитанского мостика голос протосса.

— Приветствую, - ответил сухо Файтер.

— Через несколько минут в сектор прибудет претор Оридас. Постарайтесь не вступать в битву.

— Никто не собирался атаковать, по приказу императора, мы должны лишь прибыть сюда и ждать вас, - ответил адмирал, пытаясь вслушаться в тихий голос, раздающийся с того конца.

— Сэр, Конфедерация выходит на связь - принимать видео-обмен? - спросил молодой человек у компьютера связи.

— Разрешите лишь звук. Мне не хочется глядеть на этих людей… - адмирал сел в кресло и стал ждать человеческий голос из динамиков.

Спустя несколько секунд, слабый гул двигателей лазероносца был нарушен легким и оживленным женским голосом:

— Адмирал Доминиона, мы хотим вести переговоры, думаю, никому не хочется терять людей по пустякам...

— Вы считаете новую систему планет пустяком? - усмехнулся Файтер.

— Давайте все обсудим, возможно, это прекратит наши трения в отношениях, - добавил женский голос. - Сейчас мы можем цивилизованно разделить планеты и закончить конфликт...

— С чего вы взяли, что мы будем делиться открытой нами системой? - адмирал вытащил из кармана курительную трубку и, глядя на динамики, стал набивать ее табаком.

— Ну почему же вашей? - усмехнулась женщина. - Наши исследовательские суда уже неделю рыщут среди этих планет.

— А нам дали информацию о том, что кроме пограничной колонны, которую вы, кстати, атаковали, в системе никого нет.

— Колонна нарушила границы, и вы об этом знаете не меньше нас. И ваши радары не настолько совершенны, чтобы покрывать всю систему.

— Но не забывайте про зонды протоссов, - адмирал затянулся и выдохнул мощный клуб дыма, который тут был удален очистителем воздуха.

— Предлагаю еще раз - мы должны собраться и решить все вопросы очно.

Наступило молчание, на пульт инженера связи поступило сообщение о скором прибытии императора в данный секто. Затем адмирал встал с кресла и произнес:

— Подумаю над этим. Когда вы хотите встретиться?

— Наши высокие чины прибудут через полтора часа. Надеюсь, к этому времени вы не станете портить отношения между Новой Конфедерацией и Доминионом... - скрежет прекратил связь.

В это время на борту крейсера "Маар" старшие офицеры награждали выживших летчиков и боевые расчеты фрегатов, которые открыли систему для Доминиона. Перемирие длилось только час, но уже чувствовалась другая, менее напряженная атмосфера. Вылет Самуэля мог стать последним, но ему повезло, как и другим восьми летчикам, которые сейчас стояли шеренгой вместе с остальным летным составом крейсера и слушали поздравления. Но для тех, кто потерял товарищей в бою, слова о подвигах не грели душу. У некоторых летчиков наворачивались слезы от того, что собственное благополучие обменивалось на жизнь друзей. Помрачневшие они стояли и вспоминали утренний разговор в столовой, где лысый Бил Валенатайн оживленно жестикулировал и радовался тому, что вот они планеты - любуйтесь, это мы их открыли. Но теперь его нет, заряд ямато настиг незаметно. Из всей пограничной колонны, которая насчитывала четырнадцать фрегатов и тяжелый крейсер, в компании с "Мааром" остались лишь девять кораблей. Но для них, наконец, все закончилось. Награда "за открытие миров" по желанию обладателя освобождает от службы и дает приличную пенсию - это очень серьезная медаль.

— ...награждается Самуэль Моррвиль летчик-штурмовик! - громко произнес офицер, присланный вручать награды. - Также, награждается за сбитый крейсер противника "Молнией II степени"!

Тут Самуэль, наконец, сделал восемь четких шагов вперед, вспоминая слова из радиообмена: "Отличный выстрел, там еще два Призрака зацепило!". Моррвиль получил серебряный футляр для "молнии" и кожаный шарообразный футляр для медали за открытие миров. Затем он пожал руку награждающему офицеру и, повернувшись кругом, встал обратно в строй.

Когда Сэм и Майкл пришли в каюту, долгое время стояла гробовая тишина. Это был их второй дальний поход и впервые в бою они теряли товарищей. В прошлом походе были лишь вылеты с целью припугнуть нарушивших границу, и то, в основном, вызывались только истребители. А тут уже второй бой и уже больше пятерых погибшими. Майкл Синг удрученно лег на свой второй ярус, в то время как Сэм пошел к раковине в душ и, расстегнув ворот парадной черной формы, отложил фуражку в сторону и принялся умываться холодной водой. Когда он вернулся в «сонницу», Майкл все еще лежал в парадной форме и тупо глядел в потолок.

— Это наша работа с другой стороны… - сказал он, нарушив молчание.

— Да, но тяжеловато терять людей, с которыми вот уже несколько лет служишь… - Cэм замолчал и в тишине принялся убирать свои медали в какой-то выдвижной ящик.

— За открытие миров. Я все-таки был прав, - Майкл вытянул левую руку с круглым футляром к потолку, - есть такая награда.

— Жаль, что Бил ее получит, - Самуэль присел на кровать, - вот как бывает…

— И к своим девчоночкам не съездит... - Майкл замолчал на минуту и продолжил. - Ладно, у нас впереди отдых - все кончено. Ты можешь своей Землей до конца жизни заниматься, а я, наконец, съежу к отцу - давно не виделись, он болеет сильно.

— Только начали, - улыбнулся Моррвиль, - и уже все закончилось, будто заглянули в пасть зверю, и он тут же сдох.

— Ну лучше закончить как мы… - подхватил Майкл, - это, пожалуй, не самый худший вариант. Правда пять лет обучения пропадают практически…

— Куда это они пропадают? - начал философские рассуждения Самуэль. - Мы живы, значит, они не куда не пропали, значит, мы учились именно для этой награды, согласись не самой низкой.

— Это да… Ладно, нужно отдохнуть, много нервов… ух…

Майкл спрыгнул с верхнего яруса и, взяв из шкафчика повседневную форму пошел в душ. Самуэль же, погруженный в мысли, остался сидеть не кровати и наблюдать за стеной, на которой проецировался какой-то водопад в скалистом проломе.

Спустя еще час на огромном корабле протоссов, который окружали скауты, корсары и несколько фрегатов двух флотов, началось важное заседание. На нем присутствовали представители исследовательских групп Доминиона и Конфедерации, адмиралы, а также глава Конфедерации Найджел Левингтон, претор Оридас со своими помощниками и император Рэймонд.

— Господа, пришло время решить раз и навсегда наши территориальные проблемы, сказала женщина в красной военной форме адмирала Конфедерации.

— Так что вы предлагаете? - спросил, не вставая, Рэймонд.

— Здесь шестнадцать планет, и это окончательные результаты сканирования системы, - встав из-за стола сказал председатель парламента Конфедерации Найджел Левингтон. - Мы предлагаем поделить между нами эти планеты и мирно сосуществовать.

— Это возможно лишь при одном условии, - вставил Рэймонд, облокотившись на стол. - Вы возвращаете планеты Бронтс и Тимул IV, которые были захвачены в годы смуты. Нам известно, что местное население не очень любит ваше руководство - так зачем вам мятежники?

— Это наши блокпосты и ресурсные станции на отдаленных районах Конфедерации. Не уж-то мы откажемся от них? - ответила черноволосая адмирал.

— Эти планеты исторически принадлежат Доминиону, взамен вы можете получить в этой системе целых две ресурсных планеты, если таковы будут, - сказал за императора адмирал Доминиона Файтер.

— Вы хотите, чтобы мы совершили обмен? - переспросил Левингтон, - но для нас он невыгоден...

— Ну, это смотря, какие планеты будут в системе, - улыбаясь сказал император, - неужели невыгодным будет приобретение ледяной планеты или богатой рудой - вода и металл всегда нужные ресурсы.

— Мы обсудим это. Думаю, на следующем собрании решим все окончательно, - ответил бегло Левингтон, - а пока, давайте поделимся информацией, ведь система пока общая.

— Обратите внимание на карту, - раздалось у всех в мыслях - говорил протосс, сидящий рядом с Оридасом. - Наши зонды поверхностно изучили пять планет. В итоге карта системы отличается от привычных нам, - на карте с шестнадцатью шарами начали происходить изменения - самые нижние четыре планеты начали медленное движение к центру. - Мы рассчитали орбиту этих планет и дали им кодовые названия от П-013 до П-010. Одно из тел имеет два спутника, которые чуть больше размерами, но много раз меньше массой. Мы предполагаем, что в них есть полости.

— В планетах полости? Это невозможно! - удивился адмирал Файтер, глядя в желтые глаза докладчика.

— Вы считали невозможным нахождение этих планет, адмирал, а они, как видите, имеют место быть - сказал громко и протяжно Оридас, повернувшись к адмиралу Доминиона. Затем он поднял вверх руку, дабы докладчик продолжал.

— На данный момент известно, что планета на краю системы П-013 лишена атмосферы и следов от бомбардировки метеоритов, - карта сменилась трехмерной проекцией планеты. - Температура колеблется от -230 до -190 градусов, что сопряжено с положением относительно звезды. Состоит из непригодных для переработки элементов.

П-012 имеет два спутника, - вместо планеты появились три шара на одинаковом удалении друг от друга, образующие треугольник. П-012 имеет девять глубоких кратеров, в которых покоится твердый кислород. Несмотря на это, планета необитаема. Как и на спутниках атмосферы нет. Температура на дне кратеров -200-190 градусов. Можно добывать кислород, но технически это даже для нас невозможно.

П-011 находится на почтительном расстоянии от П-013 и П-014. Из-за обилия помех мы знаем лишь, что имеется атмосфера и ее температура +10 градусов, но поверхность почему-то охлаждена до -140 градусов. Пока это все наши исследования за последние 18 часов.

— Спасибо вам, - сказал председатель парламента Конфедерации Левингтон.

— Наши данные касаются планет в середине, - начал седоватый человек, сидящий рядом с адмиралом Конфедерации Таиной Бесклив. - Они являются восьмой и седьмой планетой от звезды. Назовем их как протоссы - П-007 и П-008. Первая богата рудами, о чем говорили вы, - сказал престарелый докладчик, поглядев на Рэймонда. - Могу с уверенностью сказать, господа, что данная планета может быть заселена при помощи станций. Атмосфера состоит из тяжелых газов, не буду забивать вам голову из каких, которые позволяют работать машинам и людям в специальных скафандрах.

Вторая планета очень примечательна. Сейчас там есть горные образования, реки жидких металлов. Фактически это сталелитейная, нужно просто черпать готовый металл! - исследователь оживленно жестикулировал, изображая ведро которое достает из реки. - Наши технические возможности позволяют использовать обе эти планеты. Думаю, что если протоссы помогут нам, то мы получим больше детальной информации…

— Спасибо, - вновь сказал Левингтон, вставая из-за стола. - Мы имеем представление о пяти планетах, и это только первый шаг. Нужно объединить усилия и закончить исследование системы в кротчайший срок.

— Моя группа ученых уже готова к отправке. Если мы хотим все решать сообща, давайте уберем основные силы из этого сектора, - предложил император, разводя руками. От этой идеи воинственные адмиралы немного насторожились.

— Кто даст гарантии... - неуспела вскрикнуть командующая флотом Конфедерации как ее перебил Найджел Левингтон.

— Оставляем только крейсера и несколько мелких звездолетов… идет?

— Согласен, - сказал молодой правитель, помнивший о коварстве Левингтона.

Потом беседа продолжалась еще полчаса - временные союзники обсуждали детали плана исследования системы. Также они заключили ряд важных пактов. Один из них и самый главный запрещал высадку на поверхность любой планеты без разрешения "союзника". Также было запрещено выводить на орбиту планет боевые корабли. Любое нарушение соглашений грозило серьезными последствиями.




4


— Через три часа мы отбываем домой, - сказал Майкл Синг, допивая вечерний чай.

— Да, а я, наконец, начну поиски Земли, - ответил Самуэль Моррвиль, разрезая кусок жареного мяса.

— Может лучше на Халкион полетим? Отдохнем как следует! Больно много напряжения накопилось...

— Ты прав, много... У меня до сих пор перед глазами наш расколовшийся пополам фрегат, который помнишь, при отступлении сбили...

— Сэм, давай не будем. Меня самого чуть ракетой не разнесло, не напоминай про бой.

Во время разговора, на панорамном изображении самые дальние корабли один за другим скрывались в подпространство.

— Куда это они? - поинтересовался Самуэль, встав из-за стола.

— Мы уводим почти все корабли отсюда, - сказал сидящий спиной к Самуэлю командир красного звена. - Приказ адмирала.

— Не понимаю, а за что мы бились? - глядя на спину командира, задался вопросом Моррвиль.

— Это столкновение ты назвал битвой? - седоватый командир повернулся лицом к Сэму и добавил, - твои битвы закончились, Самуэль Моррвиль, так и не начавшись. Представь себе четыре дивизиона, которые с огромными потерями пытаются отбить атаку Роя. Вот то битва! А здесь всего лишь перестрелка, и то не за что - политики все разрешили, и мы разошлись.

После речей командира, Самуэль замолчал и тупо стал вглядываться в картинку, где под белые вспышки пропадали из виду крейсер за крейсером. Затем он снова принялся ужинать, слушая планы своего друга на отдых. После окончания трапезы, Самуэль и Майкл двинулись в каюту, чтобы погрузиться в восстанавливающий сон. В это время на капитанском мостике царило спокойствие, командор допивал чай, сидя в наушниках и слушая классическую музыку. Батареи для прыжка в подпространство были давно заряжены, пилоты ждали, когда истечет заданное время и спокойно говорили о своих домашних проблемах. Наконец, командор выпрямился, поставив кружку на стол, где красовались капитанский пульт и карты систем, посмотрел на панораму перед крейсером и дал приказ к отходу.

— Есть сэр, уходим в заданный квадрат, расчетное время прибытия полтора часа! - сказал один из пилотов, набирая что-то на клавиатуре. - Активировать двигатели, даю курс...

— Двигатели активированы, меняю направление полета на заданное, - сказала женщина-механик. - Выключаем камеры наружного наблюдения... Стабилизируем курс, включаем основные двигатели.

— Выключить радарные системы, системы приема-отправки, - снова скомандовал главный пилот.

— Все системы выключены. Набираем скорость для перехода, - сказала женщина под перезвон различных датчиков.

— Включить двигатели перехода! - скомандовал командор, и на главном экране перед пилотом стали мигать цифры: "6, 5, 4, 3..."

Через две секунды корабли пограничной колонны, образуя белые вспышки света исчезли, оставив в системе отбывающие силы Конфедерации и несколько исследовательских судов, среди которых были и истребители протоссов - корсары.

Самуэль проснулся от сигнала боевой тревоги, которая разревелась довольно неожиданно. Пилоты в спешном порядке покинули свои каюты, оставив там все мысли, кроме тех, что были связаны с космическими боями. Моррвиль резво запрыгнул в свой штурмовик, который уже был заряжен и подготовлен к бою.

— Черный 08 готов! - тут же отчитался он по каналу связи звена.

— Черный 04 готов! - раздалось после.

— Слушай мою команду, - сказал командир звена, - вылетаем по приказу, штурмовая авиация еще не нужна.

— Что случилось, командир? - поинтересовался один из летчиков.

— Из подпространства мы вышли каким-то образом на орбиту запрещенной нам планеты. Мы остались в этой же системе и дрейфуем у шестой планеты от звезды. Никто пока этого не заметил, командор пытается выйти на связь с Доминионом, но мы слишком далеко.

— Если нас обнаружат не свои - плохо дело... - сказал Крейг, пилот со шрамом на лице.

— Надеемся, что мы выйдем отсюда как можно раньше, ведь батареи не могли так рано разрядиться... - сказал Самуэль.

— Не должны, а пока будьте готовы, - напряженно произнес командир.

Звездолетные ангары были открыты, и летчики могли видеть поверхность планеты, которая была покрыта густой беленой. Напряжение нарастало, красные звенья также стояли неподвижно, ожидая разрешение на вылет.

— Как это сгорели? - командор ударил по столу ладонями...

— Не можем понять, - сказал мужской голос, доносившийся из динамиков. - Перегрузка должна пресекаться системой... странно, что батареи прыжка сгорели...

— Какая-то ошибка в компьютере, - сказал главный пилот, повернувшись к капитану корабля.

— Сбит курс и ориентация относительно последнего места пребывания, - волнительно произнесла технический оператор и медленно добавила, - мы потерялись...

— Что с колонной? - спросил командор, нервно шагая около подиума капитанского мостика.

— Мы одни, сэр, - ответил офицер у радара и наблюдательных систем.

— Дайте картинку планеты, - сказал командор, глядя на выключенный широкий экран, который находился прямо перед постом капитана корабля.

Это был правильный шар, покрытый полупрозрачной беленой, сквозь которую сочился красный свет вперемешку с черным. Постепенно эти гаммы цветов сменялись на более светлые и умиротворяющие синие оттенки: планета медленно крутилась вокруг своей оси…

Наконец в радиодинамиках командиров звездолетов раздался голос старпома корабля, который дал задание облететь планету, дабы раздобыть хоть какую-то информацию о их местоположении. Убрав подпорки приземления, истребители с зеркальным покрытием, походившие на призраки конфедератов, сорвались с места, улетая из ангара. Через мгновение второе красное звено пустилось в открытое пространство. Штурмовики вылетали последними. На панорамном изображении командора стали виднется блестящие точки, которые разделенные на три группы рассредоточенно начали обследовать нижнюю орбиту планеты. Седовласый Темор Шелдон внешне был спокоен, но глубоко в душе он переживал, так как знал, чем грозит нарушение договора с Конфедерацией. А ведь его корабль, причем боевой, присутствует у еще неисследованной планеты.

Пока крейсер «Маар» витал на орбите неизвестного шара, звезда с их стороны стала освещать поверхность объекта. Что удивительно, белена стала развеиваться, и взору предстала красивая картина поверхности - два больших материка, разделенные синим-синим морем, по среди которого бушевал огромный шторм.

— Поглядите, сэр, - женщина-оператор переключила на увеличенный вид планеты. - Материки и вода.

— Неужели обитаемая? - Шелдон глядел как завороженный, за его пятидесятитрехлетнюю жизнь такого зрелища еще не доводилась видеть.

— Мы не можем выяснить, - ответила оператор, - мы все таки не исследовательское судно…

В этот момент желание узнать о жизни на планете было непреодолимым. Командор возбужденно бродил между пультов управления и капитанским мостиком. «Высадить или нет… Хоть один звездолет, можно будет разыграть поломку двигателей… Нет, нас отправят под трибунал… Нарушить приказ адмирала… Но мы уже его нарушили, возможно медали за миры нас спасут… может нет»

Тем временем звенья пролетали над обратной поверхностью планеты, которая была куда менее привлекательна и погружена во мрак. Сквозь туман огненных рек и озер виднелся огромный материк, похожий на остров, который слегка воздымался над кипящей лавой. Его поверхность была разрезана несколькими впадинами и ущельями, также виднелись кривые горные почерневшие хребты. В атмосферу входить истребители не могли, поэтому лик материка был изучен в общих чертах. Чем дальше истребители и штурмовики летели, тем светлее становилась поверхность - появлялась бархатная белена, которая походила на облака. Как только звенья стали появляться на освещаемой поверхности, белена исчезала, открывая темно-синюю гладь воды, омывавшую маленький белый материк, который судя по всему был покрыт снегом и льдом. Немного вдалеке, на орбите, висел крейсер, который медленно двигался в сторону темной стороны планеты. На поверхности среди океана виднелись грозовые образования и завихрения, которые сверкали каждые несколько мгновений. По бокам виднелись величественные материки, на которых, судя по цвету, были и пустыни, и горы, и, что самое главное, леса. В кабины летчиков плеснул свет от близлежащей звезды.

— Сэм! Смотри, вроде бы лес! - кричал Майк по каналу связи.

— Тише, не сбивай строй. Вижу… классно выглядит, давно я не видел такой красивой планеты…

— Явно зеленые растения, Синг, - сказал спокойно командир звена, - очевидно кислород там есть…

После облета планеты, звенья направились к выдвинувшимся ангарам «Маара», который ждал более подробных вестей от своих летчиков. Три командира, покинув звездолеты, ринулись в зал для брифинга, где уже сидел капитан корабля командор КАД Темор Шелдон и его старший помощник.

— Перейдем к делу, - сказал сходу командор, указывая на место, где бы офицеры сели поближе.

— Вобщем через некоторое время мы с вами окажемся с темной стороны планеты, - вступил командир красных Ален Виндер. - Там всего один материк, как мы поняли, он немного отделен от всей планеты и окружен черным провалом, куда также стекают лавовые реки. Много дыма: вулканы коптят очень сильно.

— Но, тем не менее, - вступил командир черных, - мы увидели какие-то пляшущие огоньки различных цветов, кое-где были растительные массивы и вода.

— На стороне, что вы видели сейчас, - продолжил Ален, - три материка: один покрыт льдом и два, так сказать, разношерстных - есть и горные районы, и пустыни, и леса. Жизнь очевидно есть, но слишком высоко, чтобы разглядеть хоть кого-то высокого организованного… И еще, - Виндер остановился и поглядел в глаза собеседникам, - атмосфера по приборам очень плотная - 98% верхних слоев, что были под нами - не пригодны для входа, похоже там есть какие-то лазейки или дыры, но их мало и их нужно точно вычислять…

Офицеры и капитан разговорились, и их речи плавно перетекли в русло политики, а точнее о последствиях от незаконной высадки на планету. Но им не пришлось долго обдумывать это проблему, так как из подпространства на отдалении восьмидесяти километров от «Маара» появились исследовательские суда двух государств, которые находились под строгой охраной Конклава. При появлении зондов Конфедерации, которые летели на отдалении от основной массы кораблей, последние стали улавливать сигнал бедствия с находившегося на орбите планеты крейсера. Наконец между судами установился неустойчивый радиосигнал, который позволил сообщить о поломках на борту «Маара». Исследовательские суда встали на дальнюю орбиту и ждали прихода ремонтников для крейсера Доминиона. Неожиданно для всех рядом с корсарами и скаутами протоссов появились два причудливых протоссовских корабля, которые тут же начали состыковаться, образуя планетарную пушку, способную сжигать поверхность планеты. Дюжина таких управилась с Мар Сарой и Чау Сарой, которые опасно кишили зергами. Абсолютно без предупреждения орудие направило массивный оранжевый лазерный луч на красивую планету. Свет от луча ослепил видимость камер наблюдения кораблей терран, но через несколько секунд он погас, и планета предстала какой и была до этого: красочной и невредимой! Орудие не повредило ее облику, и протоссы вторично проверили ее на прочность, но голубая поверхность океана и материки все также медленно отворачивались от своего местного Солнца. Через несколько минут планетарную пушку вновь разобрали на составные части, которые в последствии скрылись из вида так же быстро как и появились. Но вместо массивного орудия протоссов на отдалении пятидесяти километров от «Маара» и исследователей появились боевые фрегаты Конфедерации, которые ровным строем из двадцати кораблей двигались к стоящим на орбите.

В это самое время на борту крейсера Доминиона стали происходить странные вещи - батареи прыжка в подпространство стали стремительно нагреваться, и аппаратчики ничего не могли с этим поделать. Даже отключив основное питание корабля, батареи повышали свою температуру, хотя несколько часов назад они были выведены из строя. Очевидно, что какая-то химическая реакция заставила сначала перегореть контролируемые системы, а затем из «мертвого» состояния вновь запустить. Но проблема заключалась в том, что эти двигатели при чрезмерно высоких температурах становились взрывоопасными. Капитан принял решение поставить курс корабля от планеты, дал команду к эвакуации боевого расчета и звездолетов. В спешном порядке все люди на борту стали занимать места согласно плану эвакуации. Каждый член команды имел свою ичейку в определенной спасательной капсуле, походившей на стальной обтекаемый короб. Летчики же, в свою очередь, забрав личные вещи из кают, мчались к своим истребителям и штурмовикам. Со стороны «Маар» походил на улей, из которого постоянно вылетали маленькие летающие объекты, которые затем группировались на орбите. Сам корабль ринулся по намеченному курсу с возрастающей скоростью.

По стечению обстоятельств, курс «Маара» пролегал через место положения боевых фрегатов Конфедерации, которые недавно появились из подпространства. Они засекли несущийся на них крейсер, и, выйдя с ним на связь, приказали сбавить скорость, так как четыре их фрегата были обесточены и не могли сменить высоту полета, которая совпадала с доминионским крейсером. Не получив ответа, конфедераты приняли решение сбить корабль. Выстроившись дугой, они приготовили к пуску тяжелые ракеты, которые наводились на двигатели прыжка. Через мгновение «Маар» был уже в зоне видимости, и ему повторно посоветовали сбавить обороты. Ответа вновь не последовало, и, подойдя на расстояние трех километров, крейсер принял первый залп тяжелых ракет, половина которых лишь скользнула по обшивке, взорвавшись неподалеку. Но четыре ракеты достигли цели, и боевой крейсер слегка накренился, оставляя за собой тонны обломков. Броня его была велика, и, не достигая обесточенных фрегатов, он взорвался от перегрузки двигателей. Было повреждено пять фрегатов Конфедерации, два были уничтожены взрывом. К этому времени оставшиеся два обесточенных корабля восстановили питание. Об инциденте было доложено адмиралу Новой Конфедерации Таине Бесклив, которая незамедлительно ввела военный флот в систему. Фрегаты, что были случайно атакованы «Мааром» тут же ринулись к исследовательским судам, которые на радаре были окружены звездолетами Доминиона. Подлетев на расстояние ракетной атаки, они без предупреждения открыли огонь по истребителям. Ничего не понимающие доминионцы бросились в рассыпную, мгновенно потеряв множество соратников. Фрегаты продолжали палить, пока оставшиеся звездолеты не умчались на другую сторону планеты, скрывшись в ее тени. Капсулы с экипажем «Маара» также поспешили за истребителями, что спровоцировало командира фрегатов на приказ сбить их. Один за одним под гнетом носовых лазеров капсулы теряли управление и притягивались к планете, падая не ее поверхность. Даже спасательный шлюп командора Темора Шелдона направился на встречу землей, загоревшись от входа в атмосферу.

Из трех неполных звеньев, красным и черным пришлось создать единое звено из оставшихся восемнадцати звездолетов. Командиром стал истребитель Ален Виндер, и первым его приказом был уход в тень: все системы на звездолетах были выключены, дабы зонды Конфедерации их потеряли, что в последствии и случилось. В это время на другой стороне планеты протоссы принимали удар агрессивных фрегатов, которые умело разбирались с миниатюрными и юркими корсарами и немногочисленными скаутами. Синие сгустки энергии одни за одним вспыхивали на месте пораженных протоссов и тут же гасли. К планете стали стекаться основные силы Конфедерации, среди которых были три лазероносца, звено крейсеров и фифтида истребителей. В самый центр строя кораблей прямо на орбите из прыжка вышли ремонтные корабли Доминиона, сопровождаемые несколькими истребителями. Эти боевые единицы тут же были спалены ямато зарядами крейсеров «Бегемот». Становилось ясно, что при первой же возможности Конфедераты шли на конфликт, который было легко оправдать: крейсер Доминиона первым начал бой. Через час верхняя орбита была уже в руках Конфедератов. Исследовательские суда во всю сканировали поверхность атмосферы, и уже были готовы войти в атмосферу, но тут они были сбиты мощными лазерами фрегатов Доминиона: целый дивизион кораблей прибыл, чтобы ответить на дерзость врага. Вновь разгорелось сражение…


Продолжение
© Mr Melee
Статья написана: 2008-05-15 04:30:44
Прочитано раз: 5811
Последний: 2016-12-02 13:41:37
Обсудить на форуме

   Пока тут нет ни одного комментария, можете добавить первый.

  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 03:15:12 MSK. Страница загружена за 0.190533 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта