История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Судьбу не изменишь

Познакомившись с вселенной Старкрафта в далеком 1998г., я и подумать не мог, что в ближайшие годы он станет одним из самых успешных проектов в истории компьютерных игр. Помню как сейчас, что последняя миссия кампании Brood War потрясла меня настолько, что я захотел воплотить её в литературном стиле. Это было давно. Я, как и многие из вас, едва узнав анонс второй части, жду её с огромным нетерпением.

Всего несколько недель назад, получив заветный ключ SC2 Beta, я понял, что пора написать новую историю. Ведь между событиями первой и второй части прошло целых четыре года. А это и есть то самое затишье перед бурей, где извечные противники накапливают силы перед решающим броском, замышляют диверсии, где перекраиваются судьбы миллионов людей, испытывая их на прочность. Пришло время для новых героев. Грядет вторая война. И победителей в ней не будет.



Глава 1: Обыкновенное Утро


То утро на Мар-Саре было самым обыкновенным. Колония поселенцев давно уже проснулась. То тут то там сновали разносчики почты. C площади неподалеку раздавались голоса бойких торговцев, старающихся продать до обеда как можно больше различной мелочи. В воздухе то и дело натужно гудели летящие куда-то транспорты, с забитыми до отказа отсеками.
Поль Валенти, как всегда перед работой, сидел на кухне за чашкой горячего кофе, и просматривал последние новости, периодически косясь на видеопанель, висяющую прямо на стене напротив. Там какой-то веснушчатый репортер с жаром и пафосом возбужденно вещал о том, как отважные солдаты Конфедерации во главе с полковником Эдмундом Дюком дали достойный отпор неизвестным пришельцам. Хмыкнув, Поль усилил звук.
- А сейчас я передаю слово нашему герою, полковнику Эдмунду Дюку, - быстро проговорил репортер. Спустя мгновение, на экране появилось хмурое, покрытое глубокими морщинами лицо немолодого вояки.
- Скажите пожалуйста, полковник, как вам удалось столь малыми силами повергнуть в бегство превосходящего числом противника? Кто они? Чего они хотят? - спросил репортер.

Вояка вытянулся, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

- Видите ли, - пробасил он, - Все мы с вами считали, что терраны — единственная разумная раса во космосе. Недавно выяснилось, что это не так. Как вы знаете, неизвестные доныне существа недавно появились на орбите Чау-Сары, и без предупреждения уничтожили на планете всё живое. Мы были к этому не готовы. Проведя разведку, мы выяснили, что их корабли ушли в сторону соседней Мар-Сары. По приказу генералитета, немедленно были мобилизованы все имеющиеся в этом секторе военно-космические силы. В результате успешного превентивного удара, армия Конфедерации заставила их с собой считаться. Мы никому не позволим безнаказанно уничтожать наши колонии. И мы это доказали!
- Скажите, полковник, а правда, что эта неизвестная раса имеет более совершенные технологии? - уточнил репортер.
- Да, действительно, их корабли довольно мощные, и прекрасно защищены - с неохотой согласился Дюк. - Но мы захватили один из них, и над ним уже работают наши лучшие специалисты.
- Полковник, ходят слухи, будто вас собираются повысить до генерала!

На лице Дюка появилась кривая улыбка, словно улыбался горный хребет.

- Поверьте, это только слухи, и ничего более.
- Что ж, спасибо, что уделили нам минуту. С вами был репортер седьмого канала, Майкл Смит. Следите за новостями.
Фыркнув, Поль выключил видеопанель. Допив одним глотком кофе, он отложил газету, и с наслаждением потянулся. В этот миг в дверях показалась высокая, стройная женщина, на ходу причесывая огненно-рыжие волосы.
- Привет дорогой, - промурлыкала она. - Что нового говорят?
- Да ничего особенного, - буркнул Поль. - Эти идиоты радуются тому, что отогнали флот пришельцев, словно дети в рождественскую ночь. Кстати, о детях. Ты Жана будила? Он же в колледж опоздает.
- Два раза, - вздохнула женщина. - И оба раза он меня уверял, что уже встает.
- Ладно, я сейчас сам к нему поднимусь, - отмахнулся Поль.
- Не надо подниматься, я уже встал, - сонным голосом пробормотал скатившийся кубарем по лестнице мальчишка, лет двенадцати.
Беспрестанно зевая, и протирая глаза, он подошел к столу, и, налив стакан молока, ловко плюхнулся на табуретку. Склонив голову, он уставился на сковороду, стоящую на плите. Внезапно сковорода приподнялась, и поплыла в его сторону. Увидев это, Поль побагровел.
- Жан! Сколько раз тебе можно повторять! Нельзя использовать свои способности просто так, от скуки! Руки тебе на что?!
- А что такого? - насупился мальчишка. - Подумаешь, это же всего лишь сковорода.
Поль, прикрыв глаза, покачал головой.
Женщина, подойдя к мальчику, взъерошила ему волосы, и ласково произнесла:
- Пойми, сынок. То, что ты умеешь, дано далеко не каждому. Это твой дар, и пользоваться им надо аккуратно.
- Почему? - возмутился Жан. - Ведь я это могу? Могу. Тогда почему нельзя этого делать?
- Потому, что многие этого не могут. А чего не могут — того боятся, - терпеливо ответила она. - А если боятся, значит избегают. Ты же не хочешь, чтобы у тебя не было друзей, верно?
- Не хочу, - пробормотал Жан, лениво ковыряя вилкой в каше.
- Ну вот, другое дело, - кивнула женщина. - Давай, быстренько доедай, и собирайся, а то опоздаешь. Отец отвезет тебя в колледж.
Через несколько минут, Жан уже сидел в мягком кресле аэромобиля, и с любопытством рассматривал мелькающие за окном огни огромного мегаполиса.
- У тебя сегодня экзамен, верно? - спросил Поль, не поворачиваясь.
- Да, геология, - кивнув, ответил Жан.
- Надеюсь, ты хорошо помнишь то, что мы вчера с тобой учили?
Фыркнув, Жан скривился.
- А как же. У меня до сих пор перед глазами цифры с таблицами.
Усмехнувшись, Поль произнес:
- Поверь, сынок, лучше сейчас напрячь мозги, чем через десять лет напрягать руки.
Пожав плечами, Жан не ответил. Вскоре он сам не заметил, как уснул под тихий, убаюкивающий гул двигателей.

***



- Жан, просыпайся, мы уже почти на месте, - раздался голос отца.
Раскрыв глаза, мальчик зевнул, и заметил вдалеке быстро приближающееся здание колледжа. Это было большое, разбитое на четыре блока семиэтажное строение. Каждый блок венчала крыша в форме головы ворона, направленной на определенную часть света. Чтобы попасть из одного в другой, приходилось пользоваться хитросплетением подземных переходов со своим уровнем доступа. Это было обусловлено тем, что здание, помимо самого учебного заведения, вмещало в себя еще и военный научно-исследовательский институт, и крупную лабораторию по производству медикаментов.
Едва аэромобиль плавно остановился у входа, Жан, попрощавшись с отцом и прихватив свой лаптоп, выскочил на улицу. Прищурившись от яркого солнца, он стремглав помчался ко входу.
- Ни пуха тебе сегодня, сынок. Постарайся сделать так, чтобы я потом не краснел перед твоими преподавателями, - донесся позади удаляющийся голос отца.
- К черту, - пробормотал Жан, перепрыгивая через две ступеньки по лестнице, ведущей ко входу.
Толкнув широченные, украшенные витражами створки дверей, он едва не врезался в стоящего истуканом морпеха, закованного в боевой скафандр.
- Эй парень, а поаккуратней никак? - недовольно произнес он.
Не слушая его, Жан в считанные секунды преодолел длиннющий, заставленный по обеим сторонам всевозможными скульптурами коридор, едва успев проскочить между закрывающимися дверьми в лифт. Они мягко захлопнулись. Тело вдруг приобрело необычайную лёгкость, в ушах зашумело. Спустя несколько мгновений створки бесшумно распахнулись, по глазам резко ударил яркий свет ламп еще одного, на этот раз совершенно безлюдного коридора.
Добежав до двери с табличкой «317», Жан пару раз глубоко вдохнул, пытаясь унять дрожь. Кое-как пригладив волосы он постучал, и вошел. В аудитории, забитой до отказа склонившимися над лаптопами студентами, стояла мертвая тишина.
- Опаздываете, Валенти, - произнес немолодой преподаватель, строго посмотрев на него из-под очков.
- Прошу прощения, мистер Фортис, - вполголоса сказал Жан, внимательно изучая при этом свою обувь.
- Берите билет, и садитесь.
Кивнув, Жан подошел к столу, оборудованному встроенной видеопанелью, и наугад ткнул. На экране высветился тринадцатый номер. Нервно сглотнув, он уселся на первое попавшееся свободное место, и раскрыл лаптоп. Перед глазами побежали строчки первого вопроса...
С легкостью расправившись с первым вопросом — надо было всего лишь указать кем и в каком году был открыт газ Веспен, Жан приступил ко второму. С ним пришлось повозиться подольше, описывая как именно этот газ повлиял на развитие экономики в последующие пятнадцать лет. Справившись с третьим, практическим заданием, требующим рассчитать необходимое количество полезных минералов, и газа Веспен для производства одной станции жизнеобеспечения, Жан позволил себе расслабиться. Быстро просмотрев свои ответы, и не найдя ошибок, он отправил их на сервер проверяющей комиссии, и, прикрыв лаптоп, с облегчением откинулся на спинку кресла.
Время, отведенное на экзамен подходило к концу, когда тишину вдруг разорвал донесшийся с улицы грохот. Под ногами дрогнуло, сверху посыпалась штукатурка. Студенты, озираясь с опаской, повскакивали со своих мест.
- Сохраняйте спокойствие, - медленно произнес преподаватель. - Наверняка это всего лишь подземный толчок. Но, на всякий случай, я проверю, в чем дело. Вернусь через пять минут, и если увижу кого-то, ведущего себя неподобающим образом, то он без разговоров отправится на переаттестацию!
Замолчав, преподаватель обвел аудиторию пристальным взглядом, и, не произнеся больше ни слова, покинул её.
Стоило ему выйти, как студенты, не сговариваясь, начали перешептываться, бурно обсуждая произошедшее. Жан, напротив, сидел молча. Лоб покрылся испариной, пальцы дрожали, а сердце билось так, словно хотело выпрыгнуть из груди. Он чувствовал, что снаружи что-то творится. Что-то очень нехорошее. Краем глаза он заметил, как кто-то тычет в него пальцем, но ему было не до этого. Минуты ожидания тянулись как часы. Наконец дверь распахнулась, и в аудиторию ворвался побледневший мистер Фортис. На лице явно читалась тревога.
- Экзаменация окончена, - запыхавшись, выдохнул он. - Всем немедленно проследовать за мной.
Построившаяся за несколько секунд колонна двинулась. Жан шел в конце, и, не обращая внимания на тесноту, сосредоточился на маячившей впереди фигуре мистера Фортиса, уводящего детей узкими коридорами куда-то в самую глубину комплекса. Про себя он успел отметить, что никогда прежде здесь не бывал. Устланный коврами мраморный пол остался далеко позади, сменившись железными решетками. Из-под них неприятно веяло холодом. Вместо стеклянных дверей всё чаще попадались металлические, которые и дверьми то назвать было сложно. Скорее бронированные заслонки. Перед ними неизменно висела, тихо жужжа, камера наблюдения, всякий раз останавливаясь, и нацеливаясь на мистера Фортиса, стоило ему приблизиться. Яркий свет исчез, теперь коридор тонул в полумраке. Вскоре колонна втянулась в огромное помещение, заполненное высокими, уставленными ящиками стеллажами.
Преподаватель, быстро пересчитал детей, и, удовлетворенно кивнув, произнес:
- Значит, так. Слушайте меня очень внимательно. Сейчас я вынужден покинуть вас. Я запрещаю всякому покидать это место, слышите? Всякому! Каждый, кто ослушается, пусть пеняет на себя.
Заметив, что дети смотрят на него с неприкрытым страхом, он смягчился:
- Не волнуйтесь, здесь вы в полной безопасности.
- Мистер Фортис, случилось что-то ужасное, правда? - внезапно спросил Жан.
Помедлив, раздумывая над словами, преподаватель ответил:
- Кое-что действительно произошло. Но, поверьте, бояться нечего. А теперь, прошу меня простить, мне надо идти.
Стоило ему выйти, как сверху с металлическим лязгом опустилась широкая плита, наглухо закупоривая выход.
В помещении было холодно. Побродив немного между стеллажами, Жан уселся в углу, сунув ладони в подмышки. Спустя некоторое время снаружи послышался неприятный шорох, усиливающийся с каждой секундой. По потолку дробно застучало. Дети, сгрудившиеся в центре, боялись пошевелиться.
- Там что-то есть, - прошептал Жан, смотря наверх. - Я чувствую его. Это что-то очень хочет попасть сюда.
В такой атмосфере минуты тянулись мучительно долго. Студенты озябли. Их трясло, наполовину от холода, наполовину от ужаса. Жан уже потерял счёт времени. Прошло, наверное, не меньше трех часов, так как в животе давно урчало от голода. Вдруг и шорох и стук прекратились, в помещении повисла гробовая тишина. Через мгновение её нарушил сухой треск. Потом что-то грохнуло прямо у двери, раздалось жуткое шипение, прерванное яростным криком. Затем опять треск, и тишина. Дети, давно уже забившиеся от страха под стеллажи, смотрели, как металлическая пластина, служившая надежной защитой, со скрежетом медленно поднимается.
За ней во мраке показался крупный, бесформенный силуэт. Едва он, шатаясь, шагнул внутрь, как Жан узнал того самого морпеха, на которого налетел сегодня утром. Только теперь его бронекостюм был весь измят. Местами зияли дыры. Забрало шлема, сделанное из прозрачного, сверхпрочного сплава, оказалось разбито. По лицу морпеха стекала струйка крови.

- Есть кто живой? - зычно проревел он, выдергивая из плеча застрявший там здоровенный шип, и отбрасывая его в сторону.
Услышав его голос, дети стали потихоньку выползать из укрытий.
- А-а-а, ученики, - протянул он. - Ну что ж, повезло вам, ребята. Пошли, я выведу вас отсюда.
- Мистер Фортис приказал ждать его здесь, и мы никуда не пойдем! - Набравшись смелости, выпалил Жан.
Медленно переведя на него взгляд, морпех хмыкнул.
- Парень, если хочешь жить, поверь, лучше тебе пойти со мной.
- Что это значит? - недоверчиво спросил мальчик.
Морпех только кивнул в сторону прохода.
Жан, осторожно выглянув, хотел закричать, но рот тут же накрыло ладонью. Пол снаружи оказался залит кровью, вперемешку с какой-то зеленой, булькающей гадостью. Стены пестрели рваными дырами, словно кошка размером со слона пробовала точить о них когти. Рядом валялось напополам разорванное тело мистера Фортиса, а возле него лежал окровавленный труп неизвестной твари. Задние лапы ей заменял змеиный хвост, а вместо передних торчали жуткие тройные шипы в метр длиной. Пасть, усеянная сотней клыков, раскрылась в смертельной агонии. Зеленые, горящие неистовой злобой глаза, немигающе уставились в потолок.
- Она сдохла, не волнуйся, - прогудел морпех. - Но чёрт знает, что еще может скрываться в этих проклятых коридорах. Так что уходим. И чем быстрее, тем лучше.
Жан, боясь пошевелиться, стоял и смотрел на мёртвую тварь. Ничего страшнее и отвратительнее он в своей жизни никогда не видел. Ноги словно приросли к полу, отказываясь повиноваться.
Остальные дети, желая понять, что происходит, тихонько подошли к двери. Морпех, резко обернувшись, не терпящим возражений голосом произнес:
- Слушайте меня очень внимательно. Времени у нас мало. Сейчас мы двинемся на выход. Вы идёте вслед за мной. Шаг в шаг. Смотрите только мне в спину! Не под ноги, не по сторонам, не на потолок, а прямо в спину! Вам всё ясно?
Дети медленно закивали. В глазах читалось непонимание, и страх.
- Ну, раз всё ясно, тогда пошли, - буркнул морпех, забрасывая гауссовую винтовку за спину.
Дети старались не отставать от быстро шагающего морпеха, но ноги то и дело скользили по чему-то липкому. Под ботинками противно хлюпало. В полумраке коридоров Жану постоянно мерещились жуткие чудовища, готовые в любую секунду прыгнуть, и разорвать его. Однако минуты шли, но никто не появлялся. Наконец, впереди забрезжил свет. Одновременно с этим неподалеку послышался шорох, будто неведомые жуки хотели прогрызть металлическую стену. Морпех, мгновенно развернувшись, одним движением сбросил винтовку в руки. Дети, не сговариваясь замерли. Шорох усилился, на этот раз ближе. Не поворачиваясь, морпех вполголоса проговорил:
- Все. К выходу. Быстро.
Донесся треск, затем застучало.
- Кому сказал?! К выходу, быстрее! Бегом!!! - проорал морпех, уже не таясь, и прыгнул во мрак.
Жану больно наступили на ногу. Кто-то ударил в спину так, что перехватило дыхание. Повинуясь инстинкту, он, следом за остальными, побежал вперед. Позади раздались выстрелы, ругань. Не обращая на это внимания, Жан бежал, видя перед собой только мелькающую искорку спасительного света. Выскочив наружу, он увидел в паре десятков метров впереди садящийся транспорт. Не успев приземлиться, транспорт распахнул люки. Оттуда, как горох, посыпались морпехи. Спустя секунду, они рванулись к нему, уже с оружием в руках. Не отдавая себе отчета, Жан помчался навстречу.
- Быстрее в корабль! - прокричал кто-то из них, беря на прицел вход.
Жан и остальные, не споря, поспешно забирались в транспорт.
На мгновение обернувшись, он увидел, как из темноты проёма вынырнул тот самый морпех, который и нашел их. Его шатало. Стреляя с одной руки, он сорвал с пояса гранату, зубами сорвал чеку, и швырнул. Изнутри здания грохнуло, раздался пронзительный визг. Не переставая стрелять, он медленно отступал. Внезапно оттуда выплеснулась волна ужасных тварей. Размером с крупную собаку, они походили на ящериц. Две из них прыгнули, вонзив когти ему прямо в грудь. Бешено работая всеми четырьмя лапами, они разрывали бронекостюм, словно лист бумаги. Еще одна, взвившись в прыжке, вцепилась в шею. Брызнула алая кровь. Пальцы морпеха разжались, винтовка упала на землю. Покачнувшись, он рухнул. Другие на бегу открыли огонь, оттесняя тварей обратно ко входу. В этот момент чьи-то сильные руки затащили Жана в транспорт. Подняв голову, он встретился взглядом с женщиной в светло-коричневом костюме пилота. Ей было около тридцати. Из-под шлема выбивались густые, черные волосы. Крылья носа хищно раздувались, над верхней губой выступили бисеринки пота. Она тяжело дышала. Когда последний студент оказался на борту, она сорванным голосом прокричала:
- Эрик, уходим!
Один из морпехов, не переставая стрелять, прокричал в ответ:
- Нет! Мы не успеваем! Улетайте без нас!
Что правда, то правда. Жан своими собственными глазами видел, как из недр комплекса появляется всё больше и больше тварей. Если бы не ураганный огонь десятка винтовок, они в два счета добрались бы до транспорта. Перед морпехам уже выросла настоящая гора изрешеченных трупов, вынуждая тварей карабкаться по ним.


Покачав головой, пилот одним прыжком оказалась в кресле. Пальцы запорхали над мигающими тумблерами. Двигатели взревели. Синее пламя, вырывавшееся из сопел, плавило землю. Наконец, дрогнув, транспорт взмыл в воздух. Жана вжало в пол. Кое-как поднявшись, он, с трудом переставляя ноги, подошел к окну. И тут же зажмурился. Некогда сияющий буйством красок город, теперь охватило огнем. Половина небоскребов пылала. Другая превратилась в нагромождение камней. Небо заволокло клубами чёрного дыма. Повсюду, куда хватало взгляда, витали черные хлопья пепла. В висках заломило от боли. Пелена опустилась на глаза, и Жан упал, потеряв сознание. Через час на орбиту Мар Сары вышли корабли протоссов, и сожгли её дотла.


Глава 2: На Краю


Прошло четыре года. «Война Выводка», как её окрестили средства массовой информации, подходила к концу. В ходе ожесточенных боев трех непримиримых рас, добрая половина заселенных планет превратилась в дымящиеся руины. Один из лучших оперативников сверхсекретного подразделения «Призрак», Сара Керриган, перерожденная Зергом, захватила власть над Роем, и затаилась на Чаре, скапливая силы. За это время Жан Валенти успел побывать в десятке приютов, откуда благополучно сбегал при первой же возможности. Жизнь в приюте казалась ему слишком скучной и однообразной. И еще слишком зависимой. А он ненавидел, когда приходилось по часу стоять в очереди за скудной порцией отвратительной, безвкусной еды. Ненавидел, когда сразу же после ужина воспитатели разгоняли детей по комнатам, а сами тем временем всю ночь напролет резались в карты. Ненавидел, когда его заставляли идти на прогулку, неважно, хотел он этого, или нет. Он научился жить в жестоком мире мародерства, предательства, и выстрелов из-за угла, где было единственное правило - «не верь никому, кроме себя». Он научился принимать удары, и бить в ответ. В свои неполные семнадцать лет, он разбирался в оружии не хуже матерых офицеров космической морской пехоты. Умел вскрывать хитроумные замки в считанные секунды, и с лёгкостью уходить от погони. Что произошло с родителями, он так и не узнал. И, если честно, боялся правды. Для него они навсегда остались чем-то вроде надежды, и разом потерять её, было хуже смерти. Наконец, он прибился к банде таких же, как он, беспризорников, промышлявших мелкими кражами. Через несколько недель, проявив недюжинные способности, хитрость и изворотливость, Жан по праву стал их неформальным лидером, хотя и уступал некоторым по возрасту. Только Лео, здоровенный двадцатилетний детина, был недоволен. Впрочем, одного удара сконцентрированной псионической силы, которым Жан швырнул его об стену хватило, чтобы отбить у того всякое желание спорить.

***



Жан не спеша шагал по улице, насвистывая нехитрую мелодию. В руках лежал бесформенный сверток. Пояс брюк приятно оттягивал надежно скрытый под кожаной курткой пистолет. Модель старая, произведенная еще до войны, но, тем не менее, очень надежная. Слабый ветерок гонял по земле старые газеты. Едва выглянувшее солнце тут же стыдливо спряталось за хмурые, низкие тучи. В воздухе пахло гарью — всего в двух кварталах отсюда расположился металлообрабатывающий завод, провонявший своими трубами всё окрест. Остановившись у запыленной витрины магазина, он сделал вид, что что-то рассматривает. Взгляд тем временем блуждал по сторонам, выискивая возможную опасность. Не почувствовав ничего, он спокойно двинулся дальше. Пройдя пару переулков, Жан свернул. Прильнув спиной к стене обшарпанного дома, он, прикрыв глаза, сосредоточенно прислушался в ожидании топота армейских сапог. Вместо этого, тишину нарушал лишь заунывный вой ветра, да скрип разбитых рекламных вывесок. Удовлетворенно кивнув, Жан вышел на пустырь. Здесь стоял полуразрушенный бункер, чудом уцелевший во время вооруженных столкновений между Конфедерацией, и Доминионом, служивший беспризорникам неплохим убежищем. Подойдя к оплавленной, покрытой пятнами копоти двери, Жан пару раз двинул по ней ногой. Послышалось шарканье.
- Кто там? - донесся хриплый голос.
- Угадай с трех раз, умник, - буркнул недовольно Жан.
- А-а-а, это ты. Сейчас открою.
Звякнул замок, дверь с жалобным скрипом отворилась. Изнутри пахнуло спертым воздухом. Из темноты проступило круглое лицо Ронни — одного из членов их небольшой компании. Мясистые губы расплылись в улыбке.
- Входи. А то я уж было перепугался, - произнес он.
- Дурень ты, - вздохнул Жан. - Если бы это были морпехи, то они попросту вышибли бы дверь, а не стучали в неё.
Пожав плечами, Ронни отступил. Жан шагнул внутрь, запирая за собой дверь. Обернувшись, он цепким взглядом окинул помещение. По центру стоял скособоченный стол, заваленный всяким хламом. Над ним болталась тусклая лампочка, грубо примотанная к потолку. Слева в углу скорчился Ник, которого все звали «Эйнштейн», за его любовь ко всякого рода технике. Он мог ковыряться в ней часами. Сейчас он пытался настроить сломанный приемник, который Жан давно уже собирался выбросить. Приемник шипел, как всегда не подавая признаков жизни. У противоположной стены на колченогом стуле ерзала Элис. Перед ней стоял кусок разбитого зеркала, через который она старательно рассматривала что-то у себя на лице. Поискав глазами диван, Жан обнаружил, что на нём развалился Лео, бездумно уставившись в потолок, и от скуки болтая ногой.
Пройдя к столу, Жан швырнул на него пакет. Три пары глаз с надеждой уставились на него.
- Принес немного. Думаю, на пару дней должно хватить, - сказал он, усаживаясь на гору спальных мешков, сваленных у входа.
- Отлично! - просипел Ронни, запихивая в рот здоровенный бутерброд, который уже успел вытащить из пакета.
Остальные, поделив еду, принялись жевать. Жан сидел, и смотрел на голодный блеск в их глазах, на худые, изможденные фигуры, на грязные, нечесанные волосы, и в очередной раз думал, почему он никак не решится уйти. Ведь он, по сути, был одиночкой, а они - скорее обузой. Все они — и Ник, вечно возящийся со своими железяками. И Ронни, для которого главным было набить живот. И Лео, ловящий теперь каждое его слово. И даже Элис, бросающая на него украдкой влюбленные взгляды, которые, как она думала, Жан не замечает.
«Наверное потому, что они единственные, кому я по-настоящему нужен», - размышлял Жан. «Нет, я не уйду. По крайней мере, не сейчас», - подумал он, а сам вслух произнес:
- Есть кое-какие новости.
- Надеюсь, хорошие? - спросил Ник, вытирая грязные руки о не менее грязную футболку.
- Это как сказать, - вздохнул Жан.
- Дружище, не тяни, а? - просительно застонал Лео.
Жан встал, и, закинув руки за голову, заходил взад-вперед.
- В общем,ситуация такая, - начал он. - Думаю, вы сами прекрасно понимаете, что жизнь у нас не сахар. Рано или поздно, но нас найдут, и отправят или на рудники, или в тюрьму. Ни туда, ни туда, я, если честно, попадать не хочу. Да и вы, наверняка тоже.
- Ты что-то предлагаешь? - спросила Элис, отбрасывая со лба надоедливую прядь каштановых волос.
Кивнув, Жан продолжал расхаживать.
- Да. Здесь недалеко есть завод, а рядом с ним — старый склад. Я заметил, что раз в три дня, к нему прилетает битком набитый минералами транспорт.
- Откуда ты знаешь, что это именно они? - раздался недоверчивый голос Лео.
- Во-первых, завод металлообрабатывающий, - ответил Жан. - А это значит, что для работы ему нужны минералы высокого качества. Во-вторых, их перевозят в специальных контейнерах, которые я видел как раз позавчера. В-третьих, при плавлении, они вырабатывают особый запах.
- По-моему, самая обыкновенная вонь, - поморщилась Элис.
- Для вас, может быть, - усмехнулся Жан. - Поверьте, я кое-что в этом понимаю — мой отец работал на минеральных месторождениях, и когда приходил с работы, от него пахло точно так же. Так вот, - продолжил он, усевшись на диван. - Если мы украдем пару контейнеров, то потом сможем их неплохо продать.
- Ты что, собираешься ходить с ними по улице, предлагая каждому встречному? - фыркнул Ронни.
- Нет конечно, - удивился Жан. - Я же не идиот. У меня есть знакомый, работающий на Кел-Морийский синдикат. В принципе, он готов дать за них хорошую цену.
- А ты с ним разговаривал? - не унимался Ронни.
Задумавшись, Жан ответил:
- Нет, но я уверен, что он не откажется.
- Жан, а как же охрана? Ведь наверняка это очень опасно, - неожиданно тихо произнесла Элис.
- Риск есть, не спорю, - согласился Жан. - Но я думаю он не настолько велик, как вы думаете. На ночь склад закрывают, а внутри будет только один дежурный, который скорее всего, будет храпеть без задних ног.
В бункере повисла тишина. Каждый думал о своем. Наконец Лео нарушил молчание.
- Да ладно, чего уж там, - хмыкнул он. - Я согласен.
- Всё равно это лучше, чем гнить тут, - буркнул Ник, протерев запотевшие очки, и нацепив их на нос.
Почесав в затылке, Ронни сказал:
- Ну, если так, то я за.
- Элис? - произнес Жан, вопросительно посмотрев на девушку.
- Куда вы, туда и я, ты же знаешь, - пожав плечами, ответила она.
Сказав это, она как-то сразу обмякла. Взглянув, Жан увидел, что в глазах у Элис стоят слезы. Присев рядом, Жан приобнял её, и тихо проговорил:
- Всё будет хорошо, поверь мне.
Поймав его взгляд, Элис слабо улыбнулась.
Этой ночью Жан не спал. Лежа в спальном мешке на ледяном, металлическом полу, он смотрел в потолок, думая над тем, что ждет их завтра. В тишине раздавался беззаботный храп Лео, недовольное бормотание Ника. Тихо посапывала Элис. Чмокал губами Ронни, явно поедая во сне аппетитную курицу. Мертвенно-бледный лунный свет, проникающий в бункер через бойницы, постепенно сменился предрассветным полумраком. Вскоре и он исчез, уступая место робким лучам утреннего солнца. Наконец, веки Жана смежились, и он провалился в темноту.

***



На утро, тщательно подготовившись, ребята отправились к складу. Затаившись на крыше двухэтажного заброшенного дома, расположенного на другом конце улицы, они принялись ждать. Вскоре, по грязному тротуару заспешили по своим делам люди. Изредка, с утробным рыком, проносились приземистые мобили, разбрызгивая лужи. Время шло. Солнце, с трудом взобравшись по небосводу, облегченно покатилось вниз. В животе Жана урчало. Припасы, взятые с собой, были давно уже съедены. Слева зашуршало, Жан напрягся. Но это оказался всего лишь Ник, решивший подползти поближе.
- Ты уверен, что транспорт сегодня будет? - жарко прошептал он.
- За две недели они ни разу не нарушили график. Думаю, будут и сегодня, - так же шепотом ответил Жан.
- Скорей бы, - тихо застонал Ник, стуча зубами. - А то так и окоченеть можно.
В этом Жан с ним согласился. Затекшие мышцы ныли от боли. Вдобавок крыша отсырела после вчерашнего дождя, и лежать на ней было сущим наказанием. Он сам продрог до основания, только не подавал виду. Вдруг откуда-то сверху послышался едва различимый в шуме городской суеты гул двигателей, постепенно становясь всё отчетливей.
- Есть, - радостно воскликнул Жан, когда из-за туч вынырнул, сверкая огнями, транспорт. Кто-то хлопнул его по плечу.
Транспорт сел прямо у склада, подняв пыль. Двигатели затихли. Люки плавно распахнулись, оттуда спрыгнули двое морпехов. За ними выехало штук пять погрузчиков. Деловито жужжа сервомоторами, они, захватив ящики, скрылись в нёдрах склада. Морпехи тем временем отошли в сторону, и закурили.
- Считайте ящики, - приказал Жан, не сводя с них глаз.
Они, размахивая руками и хохоча, что-то втолковывали друг другу. Закончив работу, погрузчики заехали обратно в транспорт. Морпехи, докурив, последовали за ними. Через секунду корабль взлетел, и пропал в облаках.
- Сколько насчитали? - спросил Жан.
- Они сделали три ходки. Каждый таскал по два ящика за раз. Получается тридцать ящиков, - тихо проговорила Элис.
Жан потер руки.
- Неплохо. Думаю, никто не заметит пропажи одного из них — наверняка решат, что это какая-нибудь ошибка.
Когда на улицу опустилась темнота, Жан с остальными тихонько спустился вниз. Прокравшись к складу, он вполголоса приказал:
- Ронни, стой тут. В случае чего, предупредишь нас. А мы пойдем проверим, что там как.
Система идентификации на удивление оказалась довольно сложной. Жану пришлось взламывать её минут двадцать, прежде чем дверь бесшумно распахнулась. Зайдя внутрь, ребята разделились, осматривая помещение. Из темноты проступали очертания блестящих контейнеров. Жан почувствовал исходящий от них холод. И почему-то непонятную опасность.
- Джекпот, ребята! - возбужденно зашептал Лео. - Вы только посмотрите! Никакой охраны! Прямо бери и уноси!
Позади вдруг раздался грохот. Выхватив из-за пояса пистолет, Жан мгновенно развернулся. Перед ним, съежившись, стоял Ник. За его спиной валялся поваленный стеллаж. Сердце Жана бешено стучало, в ушах били молоты. Через минуту, шумно выдохнув, он яростно набросился на Ника:
- Идиот! Неужели нельзя смотреть, куда идёшь?! Если нас тут поймают, мало не покажется!
- Простите, я не хотел, честно, - оправдывался Ник.
Махнув от досады рукой, Жан подошел к одному из контейнеров. На нём еле виднелась выбитая надпись «Минералы класса «А». Собственность Доминиона». Пальцы пробежали по кнопкам. Щелкнул замок, крышка контейнера поднялась. Оттуда вырвались клубы белого дыма. Когда он рассеялся, Жан остолбенел. Из-за плеча тихо охнула Элис.
Перед Жаном лежала новенькая, разобранная на части снайперская винтовка.
- Какого черта, Жан? Что это? - потрясенно пробормотал Лео.
Придя в себя, Жан с трудом выдавил:
- Ясно одно — это точно не минералы. Похоже на одну из винтовок спецназа. Я слышал про такие, но считал выдумкой.
- Что же нам теперь делать? - трясясь от страха, спросил Ник.
- Думаю, надо уходить. И чем быстрее, тем лучше, - ответил он.
Внезапно чувство опасности многократно усилилось. По телу Жана побежали мурашки. Волосы на руках поднялись дыбом, зрачки сузились.
- Мы тут не одни, - заявил он, одним движением снимая пистолет с предохранителя.
- О чем ты говоришь? Мы всё проверили, здесь чисто, - возразила Элис.
Жан молчал. Его колотило. Лоб покрылся холодным потом. Адреналин в крови зашкаливал. Казалось, еще чуть-чуть, и он выплеснется из ушей.
- Для начала я бы посоветовал бросить оружие, - раздался позади холодный голос.
Мгновенно развернувшись, Жан увидел, как от стены бесшумно отделилась неясная фигура. Затем еще одна. И еще. Жан насчитал семерых. Мышцы вдруг сковало. Тело отказывалось ему повиноваться. Скосив глаза, он заметил, что остальные тоже не могут пошевелиться. Их взяли в кольцо. То, как двигались эти люди в черных, как ночь, костюмах, напугало Жана до ужаса. Ни одного лишнего действия. Совершенно беззвучно. Медленно, неторопливо, со змеиной грацией. Но по движениям Жан отчетливо понимал, что, как и змея, они готовы в любое мгновение нанести молниеносный, смертельный удар. Один из них вдруг прямо у него на глазах исчез, а через секунду тащил уже бездыханного Ронни, которого Жан так беспечно оставил стоять на улице. Сконцентрировавшись так, что заломило в висках, он ощутил, как силы постепенно возвращаются. Собрав всю свою псионическую мощь в один кулак, Жан ударил. Он ожидал, что человека отшвырнет, размажет по стене. Вместо этого высокая фигура перед ним только дёрнулась.
- Ого, ничего себе! А малыш сопротивляется! - удивленно произнес человек.
Когда он вплотную подошел к Жану, у того подкосились ноги. Хоть он и не видел лица из-за гладкого, оборудованного тепловизором шлема, всё равно почувствовал, будто на него смотрит сама смерть.
Спустя мгновение в голове словно разорвалась граната. Каждую клеточку тела пронзила нестерпимая боль. Глаза жгло, как в огне. Из носа потекла кровь. Выгнувшись дугой, Жан захрипел, и повалился навзничь, потонув в собственном крике.

***



Полковник Дейв Симондс, командир подразделения «Призрак», неспешно шел по узкому, мрачному коридору. Эхо уверенных шагов, отражаясь от голых стен, уносилось куда-то вперед, теряясь в глубинах подземного военного комплекса. Всех его секретов не знал наверное никто, ведь он был построен еще задолго до его рождения. Подойдя к широкой, массивной двери, Дейв протянул паре безмолвных охранников руку. В ладони одного из них появился из ниоткуда небольшой шприц. Взяв кровь, охранник повернулся к анализатору. Дождавшись, пока результаты покажут, что это именно он, Дейв постучал в дверь, и, не дожидаясь ответа, вошел.
Перед ним за небольшим столом склонился пожилой мужчина в строгом костюме, внимательно изучавший какие-то бумаги. Волосы поблескивали проседью, у глаз собрались морщинки. На левой, чисто выбритой щеке, белел небольшой шрам. На столе сиротливо стояла наполовину пустая бутылка коньяка. Мужчина, не поднимая взгляда, молча указал на кресло напротив. Пройдя по мягкому ковру, Дейв с удовольствием уселся в него, вытянув ноги. Он нечасто бывал в кабинете генерала Энстоуна, но помнил тут всё до мелочей. У стены стоял книжный шкаф. Дейв при желании даже мог точно сказать какие именно книги, и в каком порядке там расположены. Слева от него пара картин неизвестного ему автора. На одной была изображена гора с шикарной снежной шапкой, на другой небольшой корабль отчаянно сражался с морской стихией. Подвешенная к потолку люстра, выполненная в старинном стиле, заливала мягким светом весь кабинет.
Генерал, вздохнув, отложил бумаги, и вперил в него острый, как клинок взгляд серых глаз.
- Рассказывай, что там у тебя стряслось.
- Всё шло согласно плану, - начал Дейв. - Через месяц назначена крупная операция по устранению лидеров Кел-Морийцев. Нам понадобилась партия новых, незасвеченных винтовок. Под прикрытием горнодобывающей компании, мы перебросили их сюда. Всё было выполнено тихо, и без лишнего шума. Даже сами пилоты, перевозившие оружие, думали, что у них в трюмах обыкновенные минералы. Спрятали винтовки в одном из наших старых хранилищ, которое никогда не использовалось. Завтра их должны перевезти в другое место, подальше от любопытных глаз. А сегодня ночью туда забрались подростки, и попытались стащить один из ящиков.
- Что?! - лицо генерала побелело от гнева. - Ты хочешь сказать, что какая-то кучка детей проникла в наш склад?!
- Сэр, со всем уважением, но я не думал, что кому-то вообще могло взбрести в голову туда сунуться, - виноватым тоном проговорил Дейв.
Энстоун, встав, подошел к шкафу, и достал из хранящейся за стеклом коробки сигару. Вспыхнул огонек, по кабинету потёк терпкий аромат.
- Где они сейчас?
- Мы накачали их транквилизаторами, и перевезли сюда.
- Они что нибудь видели? - затянувшись, спросил Энстоун.
- Да, один из ящиков им удалось открыть до того, как мы их нейтрализовали.
Генерал чертыхнулся. Стряхнув пепел на роскошный ковер, он уселся обратно. Пальцы нервно барабанили по столу.
- Ладно, - вздохнул Энстоун. - В любом случае, это свидетели. А свидетели нам не нужны. Думаю, ты знаешь, что делать.
- Помедлив, Симондс неохотно произнес:
- Сэр, есть еще кое-что.
- Я слушаю.
- Один из них, прежде чем мы среагировали, почувствовал меня.
Брови генерала взлетели на середину лба.
- Тебя, проникавшего на ядерные базы конфедератов, и уходившего оттуда незамеченным? Тебя, выследившего и уничтожившего в одном бою троих темных храмовников протоссов? Тебя, с легкостью подбиравшегося вплотную к Ульям Зерга так, что они даже ничего не поняли, пока им на голову не свалилась атомная бомба?
- Сэр, я серьезно. Этот парень очень сильный псионик. Думаю, потенциально он намного сильнее меня.
Выдержав паузу, Симондс добавил:
- Я считаю, что во всём мире существует только один псионик, равный ему.


- Керриган, - с отвращением произнес генерал.
- Именно.
Налив в запотевший бокал коньяк, Энстоун откинулся на спинку кресла, и задумался.
- Ты о нем что-нибудь узнал? - спустя минуту, спросил он.
- Его зовут Жан Валенти. Семнадцать лет. В колледже проявлял неплохие способности к точным наукам. Один из немногих выживших на Мар-Саре. Родители погибли. Отец занимался разработкой залежей минералов. Мать работала военным хирургом. Высоко ценилась среди руководства.
- Сирота, значит, - отстраненно пробормотал Энстоун. - Продолжай.
- После инцидента на Мар-Саре много раз попадал в приют для несовершеннолетних. Постоянно сбегал. Последний год жил здесь, на Тураксисе III. Ни в чем более-менее серьезном замечен не был.
- То, что он сирота, конечно, хорошо. Никто не будет задавать лишних вопросов. С другой стороны, ему уже семнадцать. А в таком возрасте начинать курс поздновато, ты лучше меня это знаешь. Ладно, попробуй. Но только держи его под контролем. Надеюсь, как поступить с остальными, объяснять не надо?
Полковник неопределенно хмыкнул.
- Всё, свободен.
Поняв, что разговор окончен, Симондс встал, и вышел из кабинета.


Глава 3: Предложение, от которого невозможно отказаться


Жан лежал в каком-то темном, затхлом помещении. Отовсюду несло сыростью, и чем-то таким, что заставляло сердце биться сильнее, а мышцы вздрагивать. Голова раскалывалась от боли. Казалось, он ослеп. Закашлявшись, он попытался подняться. Руки подломились, и Жан упал лицом вниз на холодный, металлический пол. Живот скрутило. Через секунду его вырвало. Скорчившись, он перекатился на спину. Нащупав негнущимися пальцами стену, Жан с облегчением привалился к ней. Спустя мгновение, он вновь потерял сознание.
Очнулся он от звука приближающихся шагов. Лязгнуло, дверь с противным скрипом отворилась. По глазам больно ударил яркий свет. В проеме показались двое. Зажмурившись, Жан отполз в сторону. Не обращая внимания на стоны, его подхватили, и поволокли к выходу. Он попробовал сопротивляться, но в шею кольнуло, и он опять провалился в темноту. Придя в себя, он первым делом осмотрелся. Руки и ноги оказались прикованы к причудливому креслу. Над головой висела мощная лампа. Сфокусировав взгляд, Жан увидел перед собой одетого в простую черную футболку и брюки, мужчину. На плече красовалась татуировка в виде перекрестья прицела с дымящимся черепом в центре. Закинув ногу на ногу, он внимательно его изучал. Хоть Жан и не видел, но отчетливо чувствовал, что прямо за его плечами стоят еще двое.
- Какого черта? Где я? Что вам от меня надо? - прохрипел он.
- Для начала, позволь представиться, - произнес мужчина. - Меня зовут Дейв Симондс. Понимаю, что это бесполезно, но всё же прошу извинить за такое обращение. Мы не любители подобных методов, но иногда ничего другого не остается. Отвечу на первый вопрос — ты находишься на одной из военных баз Доминиона. Что касается второго... Ты когда нибудь слышал о подразделении «Призрак»?
- Сказки для детей, - фыркнул Жан.
- Да, слухи часто преувеличивают, - согласился Дейв. - Но всё же иногда они говорят правду.
Поднявшись, Симондс закинул руки за спину, и заходил по комнате.
- Попав на склад, вы спутали нам все карты, - заявил он. - Полагаю, вы ожидали там найти нечто другое, но это неважно. Неприятно осознавать, но на самом деле, вы оказали нам услугу, указав на слабые места. Конечно, пришлось менять местоположение, и заново планировать всю операцию, и всё же это было не зря. Кстати, дверь взламывал ты?
Отведя взгляд, Жан неохотно кивнул.
- Признаю, работа высшего класса, - неожиданно похвалил Симондс.
- Что с моими друзьями? - хмуро спросил Жан.
- С ними всё в порядке. Ну, насколько это возможно. Пришлось их ненадолго усыпить, чтобы не создавали лишних проблем, - спокойно ответил Дейв.
- И что дальше?
- Как бы глупо это ни звучало, - произнес Дейв, - но я хочу предложить тебе пройти спецподготовку, и присоединиться к нам. Там, на складе, ты доказал, что кое-чего стоишь. А мы не привыкли разбрасываться ценными кадрами.
- А зачем это мне?
- Ну неужели ты хочешь прожить всю жизнь, копаясь в грязи, и бегая от каждого патруля? - искренне удивился Симондс. - Ведь те ребята, с которыми тебя поймали, далеко тебе не ровня, ты сам это прекрасно понимаешь. Ну хорошо, представь себе, допустим, что с вами было бы через несколько лет. Сначала мелкие кражи. Потом вы взялись бы за что-нибудь посерьезней. Рано или поздно, но дело дошло бы до убийства. Потом тюрьма, а оттуда только две дороги — либо на урановые рудники, либо в «Головорезы». Ни там, ни там больше полугода еще никто не протягивал. Как тебе перспектива?


Жан вздрогнул, вспомнив рассказы о батальоне «Головорезов». Он формировался из отъявленных преступников, которым давали простой выбор — либо смертная казнь, либо военная служба. Как правило, туда попадали полнейшие отморозки, плюющие на всё и вся. В том числе, на собственную жизнь. Их обычно забрасывали в самое пекло с одной единственной целью — оттянуть на себя максимальное количество живой силы противника до подхода основных войск, не озаботившись даже путями отступления. Самое настоящее пушечное мясо.
- Если я не соглашусь, убьете меня прямо здесь? - поникшим тоном поинтересовался Жан.
Симондс усмехнулся.
- Нет, зачем? Сотрем память, и отправим на все четыре стороны. Пойми, мы не психи, не фанатики, и не убийцы. Мы — последний довод терранского Доминиона. Когда другие аргументы исчерпаны, мы беремся за дело. Мы профессионалы, и выполняем свою работу так, как умеем, а умеем мы многое. У нас нет врагов, нет друзей. Есть только мишени. Мы могли бы накачать вас до такой степени, что вы до конца жизни пускали бы слюни в подушку. Но, повторюсь, стараемся избегать такого, хотя порой по-другому никак. Конечно, ты можешь гордо отказаться, и закончить свою жизнь через пару лет где-нибудь в трущобах с перерезанным горлом. Я же предлагаю тебе шанс, который выпадает раз в жизни. Шанс прикоснуться к тайнам, за которые многие отдали бы жизнь. Шанс испытать себя. Шанс отомстить тем, кто виновен в смерти твоих родителей.
- Это неправда! Мои родители живы! - выкрикнул Жан.
Не произнося ни слова, Симондс повернулся к стене. На ней зажегся экран. Лампа над головой потухла. Жан с болью в сердце узнавал очертания родного города. Он безумно хотел зажмуриться, сказать Дейву, чтобы тот выключил, но продолжал завороженно смотреть. Небо потемнело от мириад черных точек. Изображение приблизилось. Точки оказались мерзкими тварями.

Сотни кожистых крыльев издавали монотонный, ровный гул, будто стая гигантских москитов. Из длинных зобов, превратившись в нескончаемый поток, выстреливали шары зеленой кислоты, превращая некогда цветущие улицы в зловонные клоаки. Один такой шар прямо на глазах у Жана попал в спину несчастному. Одежда мигом расплавилась, кислота начала разъедать кожу. Человек, крича от ужаса упал, забившись в агонии. Немногие выжившие в панике пытались убежать. Те, кто думал, что ему это удалось, попадали в лапы вылезших прямо из-под земли гигантских созданий. Метра четыре в высоту, они были закованы в самый настоящий панцирь, с выступающими повсюду костяными наростами. Их огромные бивни-лезвия с одинаковой легкостью разрывали на части всех, кто попадался на пути, и крушили прочные стены домов. Жан смотрел на эту бойню с неподдельным ужасом. В считанные минуты город был уничтожен. Затем панорама сменилась. Экран показал возникшую среди бескрайнего космоса планету. На орбите вдруг из ниотдкуда появилась армада странных, продолговатых кораблей. В корпусе каждого из них неземным светом блистало энергетическое ядро, словно там поместилась маленькая сверхновая. Нос представлял собой силовую установку, похожую на закрытый бутон. Внезапно «лепестки» начали медленно раскрываться. Установки пришли в движение, раскручиваясь всё быстрее. Жан с холодком понял, что сейчас произойдет нечто страшное. По «лепесткам» побежали яркие разряды. Через секунду сотни слепящих лучей чудовищной мощности ударили по поверхности планеты, выжигая океаны, и плавя горы.
Жан молча наблюдал за происходящим. Ужас внутри сменился нарастающей холодной, расчетливой яростью. Когда всё было кончено, и корабли также безмолвно исчезли, он повернулся к Симондсу.
- Я согласен, - произнес он с леденящим спокойствием.
- Хорошо, - кивнул Дейв. - Забудь всех, кого знал раньше, и всё, что с ними связывало. С сегодняшнего дня официально тебя больше не существует, и никогда небыло. Потому, что ты - «Призрак».

Всё, что отложилось в памяти Жана за последующие несколько лет — это постоянные, выматывающие до полного изнеможения тренировки. В первый год инструктора учили простейшим, казалось бы, способам незаметного передвижения. Жан удивлялся, насколько тонкая на самом деле это была наука. Ведь влияло множество самых различных факторов — и верно подобранная экипировка, и угол освещения, и различные типы почвы — всё это было теми маленькими кусочками, которые, сложив воедино, позволяли настоящему специалисту подобраться к своей цели незамеченным. Это давало огромное преимущество, и от него зачастую зависела жизнь. Затем программа усложнилась. На первый план вышло вооружение, начиная от элементарных пистолетов армейского производства, и заканчивая сложнейшими, сверхтехнологичными снайперскими винтовками различных модификаций.

Жан учился стрелять стоя, лежа, на бегу и с поворота. Учился безошибочно стрелять в полной темноте, ориентируясь лишь на слух. Учился по сорок восемь часов лежать неподвижно, с винтовкой в руках. А это было настоящим испытанием. Обычно на вторые сутки такого теста большая часть курсантов не выдерживала, но только не Жан. Хотя мышцы деревенели, а в глазах мутнело, всплывающие временами перед внутренним взором картины пылающего города помогали не потерять ясность ума, и твёрдость духа. Тех, кто смог пройти это, обучали работать в тройке. Такая тройка могла с легкостью проникать на хорошо охраняемые объекты, проводить идеальную разведку, выполнять различные диверсии вне зависимости от времени суток, погодных условий, или особенностей местности.
Потом пришло время изучения различных форм организмов как зергов, так и протоссов. Особенное внимание уделялось новым видам.

Если вначале у Жана болело тело, то в этот период голова готова была разорваться на части в попытке запомнить, чем отличается хитин гидралисков от хитина таракана, какие патроны способны их пробить, а какие просто бесполезны, с какой скоростью передвигаются зерглинги, на какое расстояние способны телепортироваться протосские сталкеры, какое принципиальное отличие пси-лезвий зилотов от пси-лезвий темных храмовников. Где и как любят прятаться гиблинги, или как высшие храмовники преобразуют свою псионическую энергию в ужасающий шторм, сметающий всё живое на своём пути. Всё это требовало настолько громадного психологического напряжения, что по ночам Жана терзала бессонница. Постепенно он стал осознавать, что на самом деле имел ввиду Симондс, когда говорил о том, что у «призраков» нет друзей, и нет врагов. Для того, чтобы безукоризненно выполнить свою работу, им приходилось максимально концентрироваться, отстраняясь от всех внешних факторов. Любая малейшая эмоция, любое промедление, могло обернуться провалом. А провал одного «призрака» мог привести к чудовищным последствиям.

***



Жан сидел у себя в комнате, удобно расположившись в мягком, подогнанным под его фигуру кресле. Перед ним, рядом с широкоэкранной видеопанелью, дымилась чашка кофе. Искусственных тонизирующих напитков, равно как и внутривенных стимуляторов, он не признавал, предпочитая давно испытанное средство. На экране сменяли друг друга различные изображения новейшего штурмового комплекса «Викинг» Доминионского производства, пришедшего на смену давным-давно устаревшим «Духам».

Пока он еще находился в стадии разработки, но уже сейчас Жан с предельной ясностью понимал, что в самое ближайшее время эти машины, способные эффективно вести огонь в воздухе, а в наземной модификации осуществляющие прекрасную поддержку пехотным частям, скажут своё веское слово на поле боя. Главым козырем этих систем являлось то, что переход от наземного режима к воздушному составлял всего около пятнадцати секунд. Таким образом одна эскадрилья «Викингов» по сути могла решить исход сражения. Под изображением проскакивали сухие цифры, говорящие о бортовом вооружении, типе брони, максимальной и минимальной дистанции атаки, дальности полета, и многом другом.
Вдруг в нижнем углу экрана запищал огонек. Перед Жаном возникло лицо Симондса.
- Валенти, открой.
Повиновавшись, Жан отстучал по клавиатуре комбинацию. Лязгнуло, позади с шипением распахнулась дверь. В проеме появилась фигура полковника. Повернувшись, Жан настороженно спросил:
- В чем дело?
Махнув рукой, Симондс успокаивающим тоном ответил:
Не нервничай, всё в порядке. Собственно, я зашел, чтобы сказать, что твоё обучение подходит к концу. Ты, друг мой, делаешь очень большие успехи. Осталось добавить пару штрихов.
- Вы о чём? - удивился Жан.
- Скоро сам всё увидишь, - сказал Дейв. - Пошли за мной.
Симондс привел его в какую-то лабораторию, больше похожую на операционную. В середине, прямо под огромной лампой, виднелась кровать. Вдоль стен на узких, длинных столах, расположились десятки мониторов. За ними, не обращая ни на что внимания, сидели люди в странных, отливающих серебром халатах, и тихо переговаривались. Услышав что-то вроде «нейроблокировка», и «ускорение синапсических сигналов», Жан поежился. А когда увидел стоящую рядом с кроватью тумбу, заваленную подозрительного вида инструментами, напоминающими скорее орудия мясника, ему и вовсе стало не по себе.
- Добро пожаловать в наш хирургический центр, - улыбнулся Симондс.
- Смахивает на пыточную, - пробормотал Жан, опасливо озираясь.
Услышав его, полковник ухмыльнулся.
- Порой это она и есть.
- Зачем мы здесь? - спросил Жан.
- Тебе необходима маленькая операция. Ничего особенного, просто нужно вшить в мозг кое-какой чип, и всё.
По спине Жана побежали мурашки.
- Вы хотите сказать, что эти ребята будут копаться у меня в голове?!
- Не волнуйся, риск минимален. Они знают, что делают, - произнес Симондс, хлопнув его по плечу. - Поверь, результат придется тебе по душе.
- Что-то не верится, - буркнул Жан.
Вокруг него уже суетились врачи замеряя пульс, дыхание, зачем-то светили ярким фонариком прямо в глаза. В плечо кольнуло, по телу прошла судорога. Жан понял, что не может сопротивляться. Его бесцеремонно уложили на кровать. Над ним нависло усталое, морщинистое лицо пожилого хирурга в маске. Ассистенты быстро подключали различные аппараты, звякали инструменты. Справа что-то противно зажужжало. Скосив глаза, Жан увидел в руках хирурга крохотный резак.
- Пульс девяносто семь, давление сто тридцать на восемьдесят, - донесся мелодичный женский голос. - В пределах нормы. Давайте наркоз.
Чьи-то руки всадили ему в левое предплечье здоровенную иглу. Перед глазами поплыло. Затем слепяще вспыхнула висящая над ним лампа. Спустя мгновение, Жан отключился.
Проснувшись, он обнаружил себя там же, где и был. Только теперь вокруг стояла тишина. Люди в халатах куда-то подевались. Забинтованная голова немилосердно болела, язык во рту царапал нёбо. Оглядевшись, он увидел сидящего в паре шагов Симондса.
- Как ты? - участливо спросил полковник, заметив, что он пришел в себя. - Голова разваливается? Ничего, через пару часов отпустит.
Встав, он подошел к Жану.
- Попей, я знаю, каково тебе сейчас, - сказал он, протягивая ему небольшую пластиковую бутылку.
Сорвав дрожащими руками крышку, Жан жадно припал к горлышку. Осушив разом наполовину, он вернул её Дейву.
- Какого черта они со мной сделали? - прохрипел Жан.
- Сейчас покажу, - произнес Симондс, помогая ему подняться.
Придерживая за плечо, он подвел его к зеркалу.
- Взгляни на свою ладонь, сосредоточься, и представь, что она невидима.
Жан, вытянув руку, сконцентрировался. В затылок будто вонзили нож. Возникло ощущение, что руку окатило ледяной водой. Зато ладонь начала постепенно таять в воздухе.
- Ничего себе! - ошеломленно выпалил он.
- А теперь представь, что стал невидим целиком, - предложил полковник.
Сердце заколотилось, перед глазами заплясали огненные мухи. Едва не потеряв сознание, Жан посмотрел в зеркало, и увидел... что исчез. Спустя мгновение, в нём вновь проявилось отражение.
- Как такое может быть? - потрясенно спросил он.
- Наши спецы вживили тебе микрочип, позволяющий псионикам образовывать вокруг себя искажающие поля. Таким образом мы маскируемся от врагов. Правда, ненадолго — это прилично изматывает. Сил хватает максимум на пару минут. Рекорд по нахождению в невидимом состоянии был поставлен давным-давно Сарой Керриган. Разумеется, когда она еще была человеком. Слыхал про такую?
- Слыхал, - машинально ответил Жан, припоминая жуткие слухи про Королеву Клинков.
- Что-то около тринадцати минут. После этого её сутки откачивали. Ладно, отдыхай, а у меня еще дел по горло.
Когда Симондс ушел, Жан нетвердыми шагами дошел до кровати, повалился на неё, и тут же уснул.
Через неделю начались окончательные тесты, и Жан чувствовал себя вполне сносно. Голова иногда немного побаливала, но это не помешало ему с отличием сдать взрывное дело, маскировку, и системы наведения. Оставался только зачет по стрельбе, но тут Жан не волновался — уж что-что, а стрелять он умел.

***



Энстоун вместе с Симондсом стояли у широкого, прозрачного только изнутри окна. За ним находился огромный, с установленными повсюду скрытыми мишенями тренировочный зал. Вдруг с потолка ударил столб света. В круг вышла одинокая фигура в форме курсанта. В правой руке блеснул пистолет.
Не сговариваясь, полковник с генералом перевели взгляд на стоящий рядом монитор.
- Начинай, - произнес Энстоун.
Симондс прикоснулся к клавиатуре. На мониторе вспыхнула красная точка. Курсант мгновенно вскинул оружие, мягко хлопнул выстрел. Точка тут же погасла. Затем появилось сразу две. Пара хлопков, и они тоже исчезли.
- Увеличь скорость, - фыркнул Энстоун. - Так даже улитка сможет.
Пожав плечами, Симондс пробежался пальцами по кнопкам. Точки на экране замелькали в бешеном темпе. Фигура снаружи вертелась в безумном танце. Стрельба слилась в частую сухую дробь.
- Неплохо, - проговорил генерал, внимательно следя за каждым движением курсанта. - Фамилия?
- Валенти, - отозвался Симондс.
- Валенти, Валенти.., - нахмурился генерал. - Это тот, который четыре года назад чуть не сорвал нам операцию?
- Именно он, - ответил полковник.
Почесав подбородок, Энстоун произнес:
- Вижу, ты хорошенько его натаскал. Думаешь, пора его выпускать?
- Да, я считаю, что он уже готов.
Стрельба тем временем прекратилась. На экране появились строчки результатов. Глянув на них вскользь, генерал, выходя из обзорной комнаты, бросил через плечо:
- Ладно, отправь его на Каллендис. Там недавно засекли небольшую группу зергов. Пусть разузнает, в чём дело. Мне не нравится, что я не имею ни малейшего понятия, что там делают эти твари. Заодно проверим, что он на самом деле умеет.


Глава 4: Затерянный Храм


Жан сидел в небольшом кафе, находящемся на окраине города. Посетителей почти небыло — всего пара человек с унылой миной ковырялись в тарелках. Бармен за стойкой в сотый раз протирал один и тот же стакан. За окном на улице моросил мелкий дождь. Напротив него, держа в руках бокал, вальяжно расположился Симондс. Его прицельный взгляд тем временем незаметно сканировал происходящее вокруг.
- Поздравляю, твои вчерашние результаты подтверждают, что я в тебе не ошибся. Как бы то ни было, но руководство решило поручить тебе кое-что.
- Что за дело? - поинтересовался Жан.
- Ты отправишься на Каллендис, - вполголоса продолжил Симондс. - Это одна из ближайших планет нашего сектора. Она давно заброшена — несколько лет назад Конфедерация вбухала целые миллиарды в её разработку. Ни минералов, ни Веспена они в итоге так и не нашли, и вскоре поняли, что делать там абсолютно нечего. Только голый песок, да камень. А теперь туда заявились зерги, и что-то вынюхивают. Ты должен узнать, что именно.
Жан медленно кивнул.
- Только не надо геройствовать, - произнес полковник. - Мне нужна информация, а не твой труп.
- Когда вылет? - спокойным тоном спросил Жан.
Поставив в уме вчерашнему курсанту плюсик за отсутствие нервной дрожи, присущей всем новичкам перед первым заданием, Симондс ответил:
- Сегодня вечером. Даю тебе три часа на сборы. Обо всём, что найдешь, доложишь лично мне.
Сказав это, полковник поставил на стол стакан, к содержимому которого даже не притронулся. Затем встав, мягкой походкой вышел на улицу, и растворился в толпе. Жан поразмыслив, пришел к выводу, что времени еще предостаточно, и захотел потратить его часть на плотный обед.
Через три часа он уже летел в небольшом транспортном корабле сквозь открытый космос.

Набрав крейсерскую скорость, двигатели почти затихли. Жан лежал в одиночной, наглухо задраенной капсуле. Закинув руки за голову, и уставившись в потолок, он думал над тем, что ему предстоит. То, что конфедераты ничего не нашли на Каллендисе, еще ничего не означало. Они могли не заметить у себя под носом что угодно, как в той истории с пси-излучателем на Антиге-Прайм. С другой стороны, вряд ли зерги решились бы обосноваться на близкой от колоний Доминиона планете, если бы на то не было серьезных оснований. Правда, кто знает, что происходит у этих тварей в голове? Может, им просто стало нечего жрать. Видимо, дельце предстоит непростое.
- Приблизительное время подлета — пять часов тридцать семь минут, - раздался уверенный голос пилота.
Вздохнув, Жан решил, что разберется со всем на месте. Перевернувшись на бок, он почувствовал, как проваливается в темноту.
Его разбудил звук сирены. Корабль тряхнуло.
- Входим в плотные слои атмосферы, - произнес по внутренней связи пилот. - Держись, скоро будем на месте.
Корабль вздрогнул, на этот раз сильнее. Жан вскочил, одним прыжком оказавшись в металлическом кресле. Вжикнуло, тело затянуло толстыми ремнями. И вовремя, потому что буквально через секунду началась такая болтанка, что вены вздулись, а в глазах полопались сосуды. Сердце заколотилось, во рту пересохло. Стиснув зубы, Жан терпел. Спустя минуту тряска закончилась, в пол мягко толкнуло, и корабль замер. Неверным движением отстегнув ремни, Жан, шатаясь, выбрался из капсулы. Перед ним открылся люк, по лицу хлестнул холодный ветер. Выйдя наружу, он передернул плечами. Повсюду стоял густой туман. Вдалеке угадывались очертания горного хребта. Под ногами расстилалось плато, ведущее прямо к нему. Внизу располагалась широкая равнина. Там изредка сверкали неясные огни.
- Я выхожу на орбиту, - сказал по рации пилот. - У тебя ровно сутки.
Позади взревели двигатели, унося транспорт в небо.
Не оглядываясь, Жан начал спуск. За спиной висела надежно закрепленная винтовка С-10. На поясе болтался пистолет, и пара запасных обойм. Поправив шлем, Жан отрегулировал температуру внутри защитного комбинезона. Этот особый костюм, выполненный при помощи передовых технологий из легкого, прочного сплава, был способен выдержать прямое попадание иглы гидралиска, или энергетический разряд сталкера. Конечно, сфокусированный огонь быстро выведет его из строя, но обычно противник умирал не успев даже заметить «призрака», не то что выстрелить. Плюс к тому же костюм снабжался сложнейшей сетью искусственных мышц, позволяя владельцу двигаться с невероятной скоростью, и точностью. Хотя на деньги, потраченные на создание одного костюма можно было вооружить целую роту морпехов, руководство Доминиона считало такие расходы вполне приемлемыми.
Спустившись, он осторожно двинулся навстречу мерцающим огням. Когда Жан подошел поближе, до ушей донесся непонятный звук, больше похожий на повторяющийся свист. Спрятавшись за валуном, Жан аккуратно вытащил из-за плеча винтовку, и залег. Метрах в пятистах впереди что-то копошилось. Настроив резкость, Жан увеличил кратность прицела до восьми.
- Черт, - прошипел он сквозь зубы от неожиданности.
Впереди на равнине пятеро зилотов, встав в круг, отбивались от наседающих гидралисков. Энергетические щиты иссякли, теперь каждый пропущенный выпад оставлял на защитных пластинах вмятины. Гидралисков было меньше, но благодаря прочной броне и своему росту, они заставляли зилотов всё плотнее смыкать кольцо. Вдруг один из них бросился вперед. Сверкнуло псионное лезвие, отсекая клешню. Жан даже со своего места услышал пронзительный визг. Второй удар, и еще одна клешня, разбрызгивая кровь, упала на землю. Присев, зилот крутнулся на месте, вонзая оба клинка в брюхо мерзкой твари. Остальные гидралиски отползли назад, и развернулись. По телам прошла судорога. Трое зилотов сразу рухнули, пронзенные десятками острейших как бритва игл. Оставшиеся каким-то чудом еще держались. Еще один зилот повалился наземь с разорванным горлом. Последний, упав на одно колено, смотрел прямо в глаза неминуемо приближающейся смерти. Обнажив сотни клыков гидралиск распахнул пасть, и уже собирался его прикончить. Вдруг шипастая голова дернулась, хлынула фонтаном кровь. Зилот недоуменно наблюдал, как тварь, покачнувшись, упала на спину.
Со звоном отскочила пустая, дымящаяся гильза, затерявшись где-то в тумане. Перезарядив ружье, Жан перевел прицел на другого гидралиска. Выстрел, и еще одной тварь стало меньше. Выживший гидралиск, почуяв неладное, попробовал уползти, но пуля нашла и его, пробив грудную клетку навылет.

С интересом наблюдая, как он пытается закопаться, Жан, подождав пару секунд, спокойно добил его.
Осознав, что всё кончено, Жан забросил винтовку за спину, и со всех ног помчался вперед. В считанные секунды добежав до места схватки, он внимательно огляделся. У ног, растянувшись во весь свой немалый рост, лежал протосс. Его уже почти потухшие глаза изредка вспыхивали, словно в такт бьющемуся сердцу. Некогда сверкающая броня теперь была изорвана. Из десятка трещин сочилась кровь. Почувствовав его присутствие, зилот с трудом повернул голову.
- Никогда бы не подумал, что буду обязан жизнью человеку, - раздался в голове у Жана голос с легкой тенью презрения.
Подав руку, Жан помог зилоту встать на ноги. Покачнувшись, тот оперся на него. Жан охнул — протосс весил килограмм триста, не меньше. Мерцавшие пси-лезвия растаяли.
- Раз ты помог мне, я не думаю, что они сейчас понадобятся, - произнес зилот.
Жан не знал, что сказать. Он впервые видел представителя одной из древнейших разумных рас во Вселенной. Разумеется, он изучал её основных представителей, как возможного противника, их сильные и слабые стороны, но никогда еще не сталкивался с ними лицом к лицу. И никогда не общался исключительно с помощью мыслей. Голос протосса показался ему каким-то отстраненным. Каждое слово звучало размеренно, без интонации.
- Моё имя Ларагос. Скажи, что человек делает на земле наших древних богов? - спросил зилот.
- Меня послал командир узнать, что здесь делают зерги, - ответил Жан.
- Командир? Кто это?
- Ну... - замялся Жан, подыскивая сравнение. Скажем так, наш Высший Судья.
- Ах, ясно, - произнес зилот. - Эти твари хотели осквернить наш храм, - пояснил он.
- Храм? Что за храм? - удивился Жан. - Недавно здесь побывали мои собратья, и не нашли абсолютно ничего.
Тем временем они добрались до какого-то заброшенного строения, напоминающего бывший жилой модуль. Бывший потому, что сейчас уже добрая его часть утонула в песке. В пустых выбитых окнах завывал ветер. Видимо, когда-то здесь размещались члены исследовательской экспедиции. Покореженные створки двери, скрипнув, с третьего раза распахнулись, впуская их внутрь. Войдя, Жан попробовал включить свет. Половина лампочек, расположенных на голых стенах пару раз вспыхнула, и загорелась ярким светом, изредка мигая. Оглядевшись, он помог Ларагосу устроиться на широкой скамье.
- Тысячелетия назад, - начал зилот, постепенно приходя в себя, - здесь царствовали Ксел-Нага. Эта древняя раса создала нас. Они помогли нам, дав очень многое. Фактически, они научили нас всему, что мы умеем. На этой планете скрыт один из храмов, который мы для них выстроили. Мы молились им, как богам. Затем, мы от них отвернулись. И они ушли. Куда — не знает никто. Многие утверждают, что Ксел-Нага вымерли. И теперь во Вселенной осталось только два наследника их былого величия. Мы, и те, кого вы называете зергами.
- Они создали зергов? - с отвращением произнес Жан.
- Да. Мы и зерги — в каком-то смысле братья. И давно уже бьемся с ними не на жизнь, а насмерть. Если они победят — то везде воцарится хаос.
- А если победите вы? - напряженно спросил Жан. - Что будет тогда?
- Тогда воцарится порядок, - ровным голосом ответил Ларагос.
- Ваши корабли сожгли Мар-Сару! Тысячи ни в чем неповинных жителей погибли! Это вы называете порядком?! - вспылил Жан.
- Дитя, ты не понимаешь. По той планете уже распространялась зараза. Болезнь, отрава. Если бы мы её не уничтожили, то половина ваших миров сейчас превратилась бы в их колонии. Вас использовали бы для корма личинок, или превратили в послушных рабов. Ты ведь знаешь, что нынешняя Королева Роя когда-то была человеком?
Решив не спорить, Жан категорично заявил:
- Если зерги разыскивают храм, значит, я должен узнать, что они там ищут.
- Ты не сможешь, - просто ответил зилот.
- Почему?
- По той же причине, по которой твои братья не смогли его найти. Открыть вход в храм способен только прямой потомок Ксел-Нага. Остальные его не увидят, даже если будут стоять прямо перед вратами.
- Ты поможешь мне? - напрямую спросил Жан.
Ларагос замолк. Жан уже решил, что израненный зилот умер. Но он, спустя несколько минут, заговорил:
- Я обязан тебе — ты спас мне жизнь. Но пускать чужаков в храм запрещено Кхалой.
- Что такое Кхала? - непонимающе спросил Жан.
- Кхала — наш кодекс, - объяснил Ларагос. - Кхала даёт нам ответы на все вопросы. Она — смысл нашего существования.
Подумав, Жан осторожно произнес:
- На моей родине есть правило, звучащее как «враг моего врага — мой друг». Вы воюете с зергами уже очень давно. Мы тоже бьемся с ними. Если ты поможешь мне узнать, что замышляют наши общие враги, я не думаю, что это нанесет вред твоему народу.
- В твоих словах есть истина, - признал Ларагос. - Но откуда мне знать, что после всего вы не обратите своё оружие против нас?
- Клянусь, что никто из людей кроме меня не узнает, где находится храм.
- Я отведу тебя туда, - после долгого молчания, сказал зилот.
На следующее утро, когда туман растаял под жаркими лучами солнца, зилот повел Жана к маячившей на горизонте горе. Сняв шлем, Жан с удовольствием вдыхал полной грудью свежий, прохладный воздух. Слабый ветерок гнал куда-то на восток тонкие, перистые облака. Крохотные зеленые ростки, с трудом пробившись сквозь трещины в каменистой земле, жадно тянулись к небу. Повсюду царила такая тишина и покой, что Жан впервые за очень долгое время, позволил себе расслабиться. Только гулкие шаги Ларагоса, шедшего впереди напоминали, что он всё еще здесь, на этой планете, а где-то далеко-далеко, на расстоянии световых лет, плодятся бесчисленные полчища прожорливых тварей, имя которым — зерги. И их необходимо остановить.
- Почему ты сражаешься? - неожиданно спросил протосс.
Жан, запнувшись, на секунду задумался.
- Несколько лет назад мои родители погибли, - сказал он. - Я сам чудом выжил. Тогда я впервые узнал о существовании зергов. Если бы не они, меня ждала бы совсем другая жизнь. Может, я стал бы ученым, или продолжил дело отца. У меня появилась бы жена, и дети. Не пришлось бы бояться, что в любую секунду твой город могут стереть с лица планеты. В один миг всё это оказалось перечеркнуто навсегда. Я стал тем, кем стал. Я буду уничтожать этих тварей до тех пор, пока руки держат винтовку, а пальцы еще способны нажать на курок.
- И всё же, что тобой движет? Забота о собратьях, или простая жажда мести?
Жан замолк, пытаясь разобраться в собственных чувствах.
- Мое будущее уничтожили зерги. Да, я всего лишь один единственный воин, который вряд ли сможет сильно повлиять на исход приближающейся войны. Но я буду стараться изо всех сил, чтобы это будущее не исчезло у моего народа. До последнего вздоха, до последней капли крови.
- Поверь, порой один воин может гораздо больше, чем целые армии, - возразил Ларагос. - Когда зерги изгнали нас с родного Аиура, мы были сломлены. Никогда еще протоссы не бежали с поля боя. В тот миг нам казалось, что всё кончено, и мы обречены. Тогда великий Тассадар, которого мы считали предателем, пошел наперекор судьбе. Он один отказался верить в поражение. Развернув свой корабль, он направил его прямиком на Сверхразум зергов, и уничтожил его. Тассадар пожертвовал своей жизнью во имя народа, отвернувшегося от него, и вернул нам веру в победу. Его подвиг вечно будет жить в нашей памяти.
Жан молчал, потрясенный рассказом протосса.
- Что вы, терраны, будете делать когда всё закончится? - поинтересовался Ларагос, не оборачиваясь.
- Восстанавливать то, что разрушено, - уверенно произнес Жан. - И попытаемся забыть эту чудовищную войну.
В голове Жана промелькнуло что-то вроде усмешки.
- А зачем? - сказал зилот. - Мы незримо наблюдаем за вами уже сотни лет. Вы странный народ. Ваш жизненный цикл настолько краток, что вы даже не успеваете увидеть как пересыхают русла рек, как леса превращаются в степь, а степь — в пустыню. Вместо этого вы проноситесь по планетам как саранча, пожирая все, до чего можете дотянуться. Вы набрасываетесь друг на друга при первой возможности, и безжалостно уничтожаете то, что создавалось поколениями. Ответь мне человек, чем вы лучше зергов?
- Да, мы иногда воюем друг с другом, не спорю, - сказал Жан. - Но каждый раз, падая в пучину жестокости, мы взбираемся чуточку выше. Иначе я не стал бы стрелять в гидралиска, позволив ему тебя убить, а сам наслаждался бы зрелищем.
Теперь пришел черед Ларагосу замолчать. Через минуту, он с горечью продолжил:
- Раньше мы были очень похожи на вас. Давным-давно наш народ раскололся. Не все приняли Кхалу. Тех, кто отказался, мы отвергли, вынудив покинуть родину. Мы назвали их темными храмовниками, и запретили приближаться к ним. После нападения зергов на Аиур, когда протоссы стояли на грани гибели, они вернулись. Они не забыли нас. Они смогли простить. Темные храмовники дали выжившим убежище на Шакурасе, и бились с нами плечом к плечу, подарив надежду, что настанет день, и мы вместе вернемся на Аиур. Теперь мы осознали, что различия веры в истинный путь — ничто по сравнению с кровными узами братства. Надеюсь, когда-нибудь это поймете и вы.
Жан, размышляя о сказанном, не заметил, как они с протоссом уже подошли к широкому каньону. Под ногами хрустнуло. Опустив взгляд, он увидел торчащий из песка череп. Пустые глазницы с немой яростью смотрели ему прямо в лицо. По спине пробежал холодок. Внимательно оглядевшись, Жан заметил повсюду сотни белеющих, заметенных песком костей. В голове нарастала тупая боль.
- Мы уже близко, - произнес Ларагос. - Семьсот лет назад на этом месте произошла жестокая битва. Десять высших храмовников защищали проход в каньон от несметных полчищ зергов. Когда храмовников осталось трое, и они осознали, что удержать проход не удастся, они обрушили на головы врагов ужасающий шторм, похоронив и себя, и зергов заживо.
Протосс вдруг остановился, и Жан едва не налетел на него. Осмотревшись, Ларагос произнес:
- Мы пришли.
- Но здесь же ничего нет, - недоуменно сказал Жан.
Не говоря ни слова, протосс подошел к скале, начертив на ней символ, напоминающий восьмерку, вписанную в треугольник. Символ вдруг засветился. Под ним вспыхнул еще один, возникли непонятные буквы. Через секунду под ногами дрогнуло, по скале пробежала трещина, постепенно становясь всё больше. На голову посыпался песок, мелкие камни. Жан отступил, глядя, как прямо перед ним расширяется щель, ведущая в святилище протоссов.
- Следуй за мной, - приказал зилот, шагнув внутрь
Жан, не раздумывая, последовал за ним. Не прошел он и десятка метров, как за спиной загрохотали камни, запечатывая вход. По бокам зажглись факелы, рассеивая темноту узкого, изобилующего поворотами прохода. Уходящие вниз ступеньки привели его к длинному мосту. На другой стороне угадывались очертания гигантской пирамиды, почти касающейся верхушкой свода открывшейся перед Жаном пещеры.

Осторожно шагая по мосту, он изо всех сил старался не смотреть вниз. Но раскинувшаяся под ним зловещая пропасть притягивала взгляд, словно магнитом. В глубине что-то недобро поблескивало. Подойдя к храму, Жан подивился, насколько он древний. Массивные, в два его роста двери, покрывал толстый злой зеленоватого мха. Шероховатые с одной стороны стены, с другой были абсолютно гладкими. Жан вдруг понял, что небольшой ветерок, гулявший по пещере сгладил её, как волны сглаживают прибрежные скалы. Ларагос протянул руку, глаза на мгновение вспыхнули. Створки дверей нехотя поползли в стороны. В нос ударил затхлый воздух. Жан закашлялся. Переступив порог, он огляделся. Впереди, на возвышении, стоял алтарь. Вокруг расположились пять светящихся колонн, образуя форму звезды. Перед каждой из них сверкала, переливаясь всеми цветами радуги, исполинская статуя архонта.Даже среди самих протоссов они были крайней редкостью. Когда два высших храмовника перед лицом опасности объединяли свой разум, они превращались в единое, пребывающее исключительно в форме чистой энергии существо — воплощение духа, и мощи протоссов. Так рождался архонт.

За тысячелетия на это решались единицы. Жан каждой клеточкой тела ощущал, как от статуй и алтаря исходят волны псионической энергии.
Зилот, подойдя к алтарю, преклонил колено, и замер в молчании. Стараясь его не потревожить, Жан встал рядом. Поднявшись, Ларагос произнес:
- Здесь находится то, за чем охотятся зерги. Поклянись еще раз, что всё, что ты сейчас увидишь, останется в тайне.
- Клянусь, - заверил его Жан.
- Прикоснись к алтарю.
С каждым шагом сердце билось сильнее. Жана одолевал страх, и благоговейный трепет. Наконец, протянув руку, он дотронулся до холодной поверхности.
Спустя миг, он закричал. Голову пронзила сильнейшая боль. Упав на колени, он обхватил её руками. Мозг плавился, словно в огне. Перед глазами замелькали в сумасшедшем ритме изображения поистине громадного, куполообразного космического корабля.


В центре прозрачного купола сверкал гигантский кристалл. Вот он, зависший прямо над Ульем Зерга, сжигает его пучками плазмы, превращая в пепел. Сотню муталисков, посмевших напасть, затягивает в закручивающуюся спиралью черную воронку. Вот целая армада протосских авианосцев, вышедших на орбиту планеты исчезает, накрытая невидимым полем корабля.
Не в силах сдержать боль, Жан катался по земле. Горло охрипло от криков. Вдруг всё закончилось. Грудь бурно вздымалась. С губ сорвался клекот. Когда в глазах прояснилось, Жан увидел нависшего над ним протосса.
- Теперь ты понимаешь, насколько опасно то знание, что здесь хранится?
Подав руку, Ларагос помог ему встать. Внезапно он замер, словно прислушиваясь к чему-то. В руках зажглись псионные клинки. Зилот напряженно произнес:
- Мы тут не одни.
Протосс принял боевую стойку.


Глава 5: Павший Воин


У самых стен вздыбилась земля. Изнутри полезли омерзительные твари. По четырем отросткам, заменяющим лапы, и толстому двойному панцирю, Жан безошибочно узнал в них тараканов — вид зергов, выведенный совсем недавно.


Отростки, едва не переламываясь под весом туловища в несколько сотен килограмм, с противным хрустом пропахивали в камне целые борозды. Ларагос, оглядываясь, медленно отступал к алтарю. У Жана на затылке зашевелились волосы, когда он увидел, как из панциря ближнего таракана высунулась отвратительная трехглазая морда. Распахнув пасть, тварь зарычала. Ударила тугая струя зеленой, остро пахнущей кислоты. Жан едва успел отскочить, краем глаза заметив, как кислота с шипением разъедает камень. Сразу три струи, выплеснувшись в протосса, растеклись по замерцавшему вокруг него голубоватым светом барьеру. В ответ зилот, широко разведя руки, кинулся на них. Пробив двумя точными ударами хитин, Ларагос вонзил правый клинок в раскрытую пасть. Таракан завизжал, попробовал попятиться. Резкий взмах, и голова твари покатилась по земле. Мгновенно повернувшись, протосс принял на плечо очередную порцию кислоты. Взвившись в прыжке, он оказался на спине второго зерга. Ухватив его за гипертрофированные жвалы, Ларагос рванул их на себя. Затрещало, хлынула кровь. Таракан встал на дыбы, намереваясь сбросить зилота. Зацепившись за щелкающую прямо у его лица челюсть, зилот, ловко перекувыркнувшись, оказался прямо под ним. Псионные клинки распороли мягкое, незащищенное брюхо. Из широкой раны повалились внутренности. Перекатившись, Ларагос вскочил на ноги.
Жан тем временем осознав, что от винтовки будет мало толка, выхватил пистолет. Перебив двумя выстрелам передние лапы мчащегося на него таракана, он мягко шагнул в сторону, позволяя твари пронестись мимо. Крутнувшись, Жан за три секунды высадил всю обойму, и таракан замер навсегда. Чутье заставило пригнуться. Над головой пронеслась струя кислоты. Падая на спину, Жан молниеносным движением перезарядил пистолет. Палец лёг на курок. Почти не целясь, он выстрелил назад. Пуля, попавшая в глотку, заставила таракана захлебываться собственной кровью. Через секунду вторая, пробив глаз, вошла в мозг. Не теряя времени даром, Жан прыжком оказался на ногах. В спину сильно ударило, его отшвырнуло на стену. Развернувшись, он увидел, как на него несется припав к земле еще одна тварь. Жан замер, лихорадочно соображая. Когда до таракана оставалось всего пару метров, он ловким кувырком ушел влево. Таракан, не успев затормозить, с грохотом приложился о скалу. Сверху рухнул валун, придавив его своим весом. Глаза Жана расширились от удивления, когда валун зашевелился. Стряхнув его, зерг с трудом поднялся. По телу прошел холод, и Жан исчез. Таракан кружился на месте, неуверенно водя сяжками, пытаясь отыскать добычу. Жан сконцентрировался. На лбу выступил пот. Выставив руку, он послал в сторону твари псионический заряд. Заметавшись, зерг вдруг завизжал. Упав, он забился в конвульсиях. Влажно хлопнуло, и его разорвало на мелкие кусочки, забрызгав Жана вонючей слизью. Через секунду он снова возник в воздухе. Его трясло от напряжения. Заметив, как в нескольких шагах Ларагос отчаянно сражается сразу с двумя тараканами, Жан попробовал прицелиться, но пистолет плясал в дрожащих руках. Пальцы едва удерживали норовящую выскользнуть рукоять. Зилота шатало. Барьер вокруг него мерцал всё слабее, а через миг пропал совсем. Кислота, попавшая в грудь, плавила доспехи. Он пятился к дверям. Вдруг у стен вылезли новые твари, и с ходу кинулись на протосса. Жан понял, что всё кончено.

- Человек, уходи отсюда. Это ловушка. Зерги знают, где хранится наша святыня. Не дай им воспользоваться ей! - возник у него в голове спокойный голос Ларагоса.
- А как же ты? - неверяще спросил Жан.
- Обо мне не беспокойся, - произнес зилот умиротворенным тоном. - Я дам тебе время, и покажу этим тварям, чего стоят истинные сыны Аиура. Эн таро Адун, человек!

Глаза зилота зажглись ярким пламенем ярости. Подняв клинки, он завертелся в безумном вихре смерти, словно обретя второе дыхание. Псионные лезвия с легкостью разрубали толстый панцирь, кромсая плоть. Кровь веером плескалась на стены, и заливала пол. Выскочив их храма, Жан с болью смотрел, как врата медленно закрываются. Вдруг из спины протосса с хрустом высунулось зазубренное жало. Ларагос выгнулся дугой. Встряхнувшись, он одним ударом отсек его. Раздался пронзительный визг. Упав на колено, зилот нашел в себе силы подняться, и снова броситься в бой. В этот миг створки с чмоканьем закрылись.
- Прощай, - прошептал Жан, и развернувшись, помчался прочь, всё еще слыша, как изнутри доносятся звуки боя. - Я позабочусь, чтобы твой народ узнал о подвиге, который ты сегодня совершил.
Выбравшись на поверхность, Жан с жадностью глотнул свежего воздуха, и глянул на часы. До прибытия транспорта оставалось девять минут. Не теряя времени, он побежал в точку высадки. Мышцы стонали, ноги увязали в песке. По спине больно била винтовка. Глаза застилала пелена, потрескавшиеся губы обжигал соленый пот вперемешку с кровью. Добравшись до плато Жан, вконец обессилев, рухнул на землю. С трудом достав сигнальную ракету, он запустил её в воздух, и принялся ждать, с надеждой влядываясь в синее небо. Наверху показалась светящаяся точка, увеличиваясь в размерах. Не прошло и минуты, как транспорт мягко сел. Жан заслонился ладонью от хлеставшей по лицу пыли. Поднятый двигателями ветер утих. Люки распахнулись, изнутри на землю соскочил пилот, едва ли старше его самого, и помог Жану залезть внутрь. Пробравшись в кабину, он с облегчением снял шлем, швырнув его на небольшой сейф, в котором хранился продовольственный запас на двое суток, и гауссовая винтовка на случай непредвиденных обстоятельств. Усевшись в соседнее кресло, Жан дождался, пока пилот займет свое место. Двигатели зашумели, корабль поднялся в воздух. Жана вжало в спинку. Глянув в боковое окно, он увидел уменьшающиеся внизу с чудовищной скоростью горы. Промелькнул слой облаков. Через несколько секунд пилот, переведя корабль в форсажный режим, вывел его на низкую орбиту.
- Как красиво, - прошептал Жан, глядя на раскинувшиеся перед ним мириады сверкающих звезд.
- Это еще что, - усмехнулся пилот, - Вот выйдем в открытый космос, там увидишь что такое настоящая красота.
- Мне нужно срочно связаться с Симондсом, - опомнился Жан.
Щелкнуло, на лобовом стекле появилось изображение полковника. За спиной угадывались стойки с оружием, суетились какие-то люди. Сам полковник, одетый в боевой комбинезон, настраивал тепловизор.
- Слушаю, - недовольно бросил он.
- Это Валенти, - выпалил Жан. - Я выяснил, что зерги искали на Каллендисе.
Услышав его голос, Симондс заметно оживился.
- Да? И что это было?
- Древняя реликвия то ли протоссов, то ли Ксел-Нага. Точно я не понял. Но знаю одно — мощь этой штуки просто невероятна.
- Интересно, - пробормотал полковник, просчитывая в голове десятки вариантов. - Насколько велика опасность?
- Если она попадет в лапы зергов, последствия будут катастрофическими.
- Вот значит как. Ты выяснил, где она находится?
- Да. Передаю координаты, - ответил Жан.
Пальцы застучали по приборной панели. На экране вспыхнула надпись «Сообщение доставлено», и тут же погасла.
Полковник громко выругался.
В чем дело? - спросил Жан.
- Да это черт знает где! - вне себя от ярости прорычал он. - На самой окраине сектора. Там только старый форпост, да и то почти без гарнизона. А у нас как назло сейчас нет свободных оперативников.
- Что будем делать?
Полковник на мгновение задумался.
- Слушай меня внимательно, - сказал он. - Лети сейчас прямо туда, и постарайся отыскать эту штуку. Если что, на рожон не лезь. В общем, действуй по ситуации. Я с тобой свяжусь в ближайшее время. Всё, выполняй!
- Есть! - отрапортовал Жан, и экран потух.
Пилот уже прокладывал курс, что-то бубня себе под нос.
- Не нравится мне эта идея, - пробурчал он.
Жан повернулся к нему, по лицу скользнула тень презрения.
- Да ты никак струсил?
- Причём тут струстил? - огрызнулся пилот. - Чтобы долететь туда, необходим гиперскачок. На маршевых двигателях пока доберешься - состаришься. А топливо на нуле почти. Если ничего там не найдем, можем застрять на месяц, если не больше. Меня что-то совсем не радует подобная перспектива. Особенно когда в качестве добрых соседей выступят зерги.
Захохотав, Жан хлопнул его по плечу.
- Расслабься, всё будет в порядке.
- Угу. Только если они вдруг постучат в дверь, и скажут, что им нечего кушать, кормить их будешь сам, договорились?
Договорились, - разом помрачнел Жан, передергивая затвор пистолета.

***



- Ладно, приготовься, сейчас будет весело, - вздохнул пилот.
Сверху свалилась кислородная маска, болтаясь на шнуре. Жан немедленно нацепил её на лицо. Кресло, выпрямившись, съехало в горизонталь. Грудь туго стянуло ремнями. Металлические пластины бесшумно накрыли лобовое бронестекло. Пилот потянул штурвал, ведя транспорт по приборам. В ушах нарастал писк, тело обрело непривычную легкость. Корабль затрясло. Громовой рык двигателей сменился постепенно истончающимся свистом. Жан ощутил, будто падает в пропасть. Дышать стало трудно, глаза вылезали из орбит. Сжав кулаки, он до крови закусил губу. Вдруг раздался хлопок, и всё прекратилось. Кресло вернулось в исходную позицию. Отстегнувшись, ремни втянулись обратно.
- Ничего себе, - отдышавшись, прохрипел Жан.
Хмыкнув, пилот на удивление спокойным тоном проговорил:
- Да, с непривычки тяжеловато. После тридцатого прыжка привыкаешь.
Пластины, закрывавшие стекло, убрались. Спустя мгновение Жана пробил холодный пот — они оказались посередине астероидного поля.
- Господи, - непроизвольно вскрикнул пилот.
Прямо на них несся громадный камень, раза в два больше их корабля.

- Максимальную мощность на нижний двигатель, - проревел пилот, рефлекторно дернув штурвал влево.
- Ну же, давай! - стиснув зубы, простонал он, изо всех сил вытягивая штурвал на себя.
В салоне вдруг замигал красный свет.
- Достигнут предел боковых перегрузок. Внимание! Опасность разгерметизации! Советую снизить угол тангажа. Внимание!.. - возник прохладный женский голос.
Грохнув по панели кулаком, пилот закричал:
- Молчи, без тебя знаю!
Астероид неотвратимо приближался. Жан уже успел рассчитать, что до столкновения осталось секунд десять, не больше. Семь секунд. Три. Одна. По днищу заскрежетало, и корабль выбросило в пылевое облако. Последующая минута стала самой настоящей гонкой со смертью. При нулевой видимости, пилот каким-то чудом умудрялся маневрировать, избегая выныривающих прямо перед ними валунов, проносясь от них в считанных метрах. И всё же не смотря на его мастерство, пару раз корабль чувствительно задело. Наконец облако рассеялось, и их вынесло на открытое пространство.
- Фу, ч-ч-ерт, - выдохнул пилот, дрожащими руками вытирая со лба пот. - Кажется выкрутились. Руки бы оторвать тому, кто делал карту сектора. На ней здесь все чисто, - злобно прошипел он.
Жан только облизнул разом пересохшие губы.
- Дай информацию о состоянии всех систем, - откинувшись в кресле, потребовал пилот.
Тот же женский голос через миг доложил:
- Правый посадочный двигатель поврежден. Система связи выведена из строя. Шасси заклинило. Степень функционирования закрылков шестьдесят пять процентов. Советую дождаться ремонтного модуля.
- Обязательно дождемся, - буркнул он. - После посадки.
- Ты уверен, что это безопасно? - поинтересовался Жан.
- Безусловно, - заверил его пилот, не уточнив, в чём именно он уверен.
- Ты когда нибудь садился в таких условиях?
- Конечно, - хмыкнул пилот, а затем шепотом добавил:
- На тренажере.
Видя, что Жан побледнел, он усмехнулся:
- Да не дрейфь. Я был лучшим в учебном корпусе. Сядем как-нибудь.
Жан смотрел, как раскинувшаяся под ним светло-коричневая планета постепенно разрастается, занимая собой весь обзор. Проявились голубые нити рек, маленькие лужицы морей. Грубым рельефом очертились горные цепи.
Корабль вздрогнул, его начало раскачивать, как щепку посреди океана.
- Как тебя зовут? - заорал Жан, перекрикивая поднявшийся шум.
- Зачем тебе? - так же громко спросил пилот, стараясь вести корабль прямо.
Глядя на струящиеся по стеклу языки пламени, Жан ответил:
- Хочу знать, с кем буду лежать в общей могиле!
- Харви! Харви Флетчер!
- А меня Жан Валенти!
- Очень приятно! - крикнул пилот. - Обнялся бы, да руки немного заняты!
Корабль трясло всё сильнее. Если бы не обвившие тело надежные ремни, Жана давно уже вышвырнуло бы из кресла. Он даже не успел заметить, как транспорт проскочил белую шапку облаков. Поверхность планеты приближалась с ужасающей быстротой.


- Внимание! Скорость превышена на семьсот процентов. Внимание! В данных условиях совершать посадку не рекомендую, - снова возник в салоне бесстрастный голос.
- Да ну? Правда чтоли? - притворно удивился Харви, отчаянно пытаясь вывести транспорт из пике.
Когда до земли осталось не больше двух километров, корабль всё-таки выровнялся, и стал постепенно снижаться. Жан не отрывал взгляда от высотомера. Полтора километра. Километр. Семьсот метров. Пятьсот. Триста. Сто. Барханы внизу слились в сплошную желтую полосу.
- Держись! - закричал пилот. - Посадочка будет жесткая!
Через мгновение корабль потряс мощный удар. Затрещала обшивка. По стеклу побежала змейка. Пропахав носом, транспорт пару раз перевернулся, и замер.
Жан сидел неподвижно, не веря, что он еще жив. Слева хрипло дышал Харви. Переглянувшись, они оба дружно заржали, снимая напряжение.
Отсмеявшись, Жан расстегнул ремни. Едва показавшееся на востоке злое палящее солнце тут же яростно набросилось на плечи, стоило ему выбраться наружу. Ноги сразу по щиколотку погрузились в горячий песок. Прищурившись, Жан различил на горизонте среди плывущего марева одинокую башню.
- Что там? - спросил Харви, спрыгнув рядом.
- Думаю, тот самый форпост, который нам нужен, - поразмыслив, ответил Жан. - Миль двадцать.
Пилот только застонал, запрокинув к небу голову.

***



К вечеру они грязные, злые, и вконец уставшие, кое-как добрели до форпоста. Это оказалась небольшая крепость с четырьмя вышками по краям. Из бойниц торчали дула спаренных пулеметов, похожих на те, что Жан раньше видел на «Голиафах». За невысокой бетонной стеной мерно крутилась ракетная турель. У ворот их встретил морпех. Заросшее двухдневной щетиной лицо скривилось в недовольной гримасе, когда он увидел Жана.
- Интересно, какого черта понадобилось «призраку» в нашей дыре? - неприязненно бросил он.
Глянув на него исподлобья, Жан холодным тоном спросил:
- Ты что-то имеешь против?
Поймав его взгляд, морпех вздрогнул. Кровь отхлынула от лица.
- Да черт с вами, мне то какое дело - буркнул он, опустив глаза.
- Расслабься, сержант, - усмехнулся Жан. - Никого тут строить я не собираюсь. Мне просто надо поговорить с комендантом.
- Он как раз ужинает у себя, - повеселев, сказал морпех. - Да и вам судя по виду не мешало бы перекусить.
- Ты прав, - кивнул Жан. - Но сначала дела. Всё остальное — потом.
- Как скажешь, - развел руками морпех.
Ворота заскрипев отворились, впуская их внутрь.
- Он там, - махнул рукой морпех, указывая на небольшой двухэтажный домик на другом конце крепости.
Жан остановился, внимательно осматривая форпост. Слева вплотную к баракам пристроился небольшой ангар. Рядом с ракетной турелью расположилась посадочная площадка. На ней неподвижно замер двухвинтовой геликоптер, сверкая отполированной броней. Солнечные зайчики весело прыгали по высунувшимся из подкрыльевых пилонов боеголовкам ракет.
- Да это ж «Баньши»! - обрадовался Харви. - Отлично! Всегда мечтал познакомиться с такой малышкой поближе!
У геликоптера на куче сваленных ящиков сидели двое морпехов, лениво потягивая пиво. Скользнув по Жану взглядом, они тут же потеряли к нему интерес.
Харви умчался проверять, есть ли там топливо. Жан недолго думая направился прямиком к дому коменданта. У дверей явно скучал «головорез». Жана передернуло, когда он увидел лицо. От брови к подбородку его пересекал жуткий, до самой кости шрам. Вместо правого глаза белел протез. Сломанный в трех местах нос жадно втягивал воздух. Жан уже хотел пройти мимо, как он железной хваткой схватил его за руку.
- Куда? - проревел «головорез», с ненавистью уставившись на него.
Смерив его оценивающим взглядом, Жан процедил:
- Не твое дело.
Жан попробовал вырваться, но «головорез» держал его будто в тисках.
- Отпусти. Иначе...
- Иначе что? - гулко захохотал «головорез». - Мамочке побежишь жаловаться?
Мгновенно вспыхнувшая злость тараном ударила в голову. Свободной Жан двинул без размаха ему в челюсть. Было ощущение, словно бьет по граниту. «Головорез» дернулся, но устоял. Медленно повернувшись, он сплюнул красный сгусток. В его глазах Жан прочел обещание скорой смерти.


Глава 6: Наследие войны


- Да я тебя на части порву, - прорычал «головорез», одним движением сбрасывая реактивный ранец.

В подбородок ударило, в глазах заплясали искры. Небо и земля дважды поменялись местами. Жан почувствовал, что куда-то летит. Он упал на спину, дыхание с всхлипом вырвалось из груди. Через мгновение Жан, не обращая внимания на боль, был уже на ногах. «Головорез», набычившись, шел на него. Тот хоть и был выше всего на полголовы, зато шире почти вдвое. Плечо занемело от очередного удара, левая рука повисла безжизненной плетью.
«Либо я его сейчас вырублю, либо он меня прикончит», - промелькнула мимолетная мысль.
Ловко увернувшись от широкого замаха, Жан поднырнул, и мощным апперкотом заставил «головореза» пошатнуться. Чувствуя, что тот «поплыл», он ухватил его за голову, и изо всех сил приложился коленом по лицу. Хрустнуло, «головорез» рухнул на землю как подкошенный. Усевшись сверху, Жан, вымещая скопившуюся ярость, бешено заработал кулаками.
Услышав звуки драки, из бараков повыскакивали морпехи, и попытались его оттащить. Жан, отмахнувшись, продолжал избивать уже не сопротивляющегося «головореза». На плечо легла рука. Жан,оскалившись, резко повернулся.
- Эй, эй! Это я, Харви!
Пелена с глаз упала, Жан увидел перед собой пилота. Тот, подняв руки, со страхом смотрел на него.
- Ты чего, озверел чтоли?
Прерывисто дыша, Жан перевел взгляд на «головореза». Единственный глаз заплыл, из разбитого носа сочилась кровь. Губы превратились в кровавое месиво. Несмотря на всё это, на его лице играла безумная улыбка.
- Неплохо, - прохрипел он. - Но я только начал разогреваться.
Жан замахнулся. За руку кто-то схватил.
- Достаточно, - послышался властный голос.

Остыв, Жан поднялся. Офицер морпехов, глянув на лежащего в луже собственной крови «головореза», только покачал головой.
- Трое суток ареста, - коротко бросил он.
- Да пошел ты, - пробулькал «головорез», выплевывая крошево зубов.
- Десять суток, - спокойно произнес офицер. - Скажи спасибо, что не расстрел. Я сегодня добрый.
«Головорез» благоразумно замолк.
- Эй, унесите это тело в карцер. Только сначала засуньте под холодную воду, пусть очухается, - прокричал он зычным голосом. - Что касается тебя, - холодным тоном обратился он к Жану, - то тут у меня нет полномочий. Но поверь, рапорт о твоих геройствах сегодня же ляжет на стол Энстоуну.
- Он первый начал, - оправдывался Жан.
- А мне плевать.
Поняв, что спорить бесполезно, Жан махнул рукой, и шагнул в дом. Потирая все еще саднящую скулу, Жан взбежал по ступенькам на второй этаж. Толкнув дверь, он вошел в просторный, уставленный дорогой мебелью кабинет. За накрытым столом в одиночестве сидел непомерно толстый мужчина, лет пятидесяти. Чуть ли не лежащие на плечах щеки придавали сходство с хомяком. Короткими волосатыми руками он хватал прямо со стола куски жареного мяса, и отправлял их в рот.
Жан негромко кашлянул.
Увидев его, комендант разом сделался белым как мел. Маленькие глазки забегали из стороны в сторону.
- Чем обязан? - просипел он, с трудом проглатывая кусок пахучего стейка.
- Для начала меня интересует общая ситуация в гарнизоне. Очень может быть, что в самое ближайшее время здесь будет жарко, - сказал Жан, усаживаясь на подвернувшийся стул.
Комендант медленно вытер салфеткой жирные губы, обдумывая слова.
- А что именно?
- Всё. Сколько солдат, чем вооружены, какая в наличии техника, ну и так далее.
- Хм, - помялся комендант. - Ну, солдат человек тридцать, из них семеро «головорезов» - прислали совсем недавно. Вооружение самое обыкновенное — гауссовые винтовки, да несколько гранат. Что касается техники, то и тут негусто. В ангаре пылятся пара танков. Еще есть несколько «Геллионов», но они почти без топлива.
- Куда ж оно делось? - удивился Жан.
Комендант нервно жевал губы.
- Ну, как сказать, - пробормотал он. - Тут недалеко есть старый командный центр. Он давно заброшен. Когда жителей единственного здешнего города эвакуировали, он стал ненужен. Ну, мы туда наведывались иногда, и...
- Понятно, можешь не продолжать, - оборвал его Жан. - А со связью что?
- Передатчик сломался буквально позавчера.
- Я так полагаю, вы его выбросили?
- Угу, - закивал комендант.
Жан, уже заранее предугадывая ответ, всё же безнадежным тоном спросил:
- Боеприпасы то хоть есть?
- Есть, но немного.
- Господи, чем же вы воевать то собрались? - простонал он.
Комендант непонимающе посмотрел на него.
- Воевать? А с кем тут воевать?
- С кем? Может быть, с зергами? - прошипел Жан, медленно свирепея. - Или ты скажешь, что они тут не водятся?
Комендант заерзал.
- А чего с ними воевать то? - Ну да, есть тут небольшой рой. Так они сидят тихо в безлюдном городе, никого не трогают. Нам то он не нужен — там всё равно кроме развалин ничего нет.
- А вы не думали, почему эти вечно голодные твари ведут себя на редкость мирно? - съязвил Жан.
Комендант только развел руками.
Поднявшись, Жан направился к выходу.
- Подумайте. Может, это хоть как-то прочистит вам заплывшие мозги, - бросил он через плечо, стоя уже на пороге. Хлопнув со всей силы дверью, Жан уловил позади облегченный вздох.

***



Спустившись на улицу, Жан направился к казарме. Если здесь и был хоть кто-то, способный внятно разъяснить ему что тут вообще творится, так это офицер. Запах крепкого пота, смешанный с сигаретным дымом шибанул в ноздри, едва он зашел внутрь. В бараке было душно. Рубашка под комбинезоном моментально прилипла к спине. Оглушительно грохотала какая-то жуткая музыка, больше похожая на нечленораздельный рев. Слева за барной стойкой боролись на руках двое раздетых по пояс морпехов. Тугие мускулы перекатывались под лоснящейся кожей. Разноцветные лучи от привязанных к потолку самодельных стробоскопов выхватили впереди бильярдный стол. Возле него столпилась целая куча бойцов, что-то бурно обсуждая. Поймав проходящего мимо морпеха, Жан проорал ему на ухо:
- Где ваш командир?
- Что? - спросил морпех, явно не расслышав.
- Говорю, командир ваш где? - крикнул Жан.
- А-а-а, - понимающе кивнул морпех. - Вон там, учит очередного смельчака, - указал он за спину.
Протолкнувшись к столу, Жан увидел склонившимся над ним офицера с кием в руках. В зубах дымилась сигарета. Прицелившись, он точным ударом отправил черный шар в лузу.
- Партия! - рыкнул офицер, положив кий на зеленое сукно.
Морпехи одобрительно зашумели. Заметив Жана, он с ухмылкой спросил:
- Сыграем?
Отрицательно качнув головой, Жан ответил:
- Как-нибудь в другой раз. Поговорить можем?
Вздохнув, офицер с сожалением произнес:
- Жаль. А то половина этих сосунков не знает с какой стороны за кий браться. Ладно, пойдем поговорим.
Офицер привел его в мрачную, но на удивление относительно чистую комнату.
- Не желаешь? - поинтересовался он, доставая из небольшого сейфа бутыль с подозрительного вида прозрачным пойлом.
Глядя на его ехидную улыбку, Жан неожиданно для самого себя, согласился. Офицер, плеснув пойло в стакан, протянул ему. Выдохнув, Жан одним глотком выпил содержимое. Глаза выпучились, по горлу словно прокатился огненный ком. Усмехнувшись, офицер похлопал его по плечу.
- Хорошо продирает, верно?
- Господи, что за дрянь? - прошептал Жан. - Из чего вы её гоните?
- Не спрашивай, всё равно не поверишь. Итак, ты хотел со мной поговорить?
Жан кивнул, пытаясь прийти в себя.
- Если насчет рапорта, то зря. С одной стороны то, что ты отделал этого психа — неплохо. Он давно нарывался, да всё некому было. С другой, и оставить это всё так просто я тоже не могу. Если мы начнем друг другу бить морды, ничего хорошего не выйдет.
- Да чёрт с ним с этим рапортом, - отдышавшись, сказал Жан. - Мне нужно знать, что здесь происходит. Как добраться до города, где расположен заброшенный командный центр. А также, черт возьми, почему у вас тут нет ни оружия, ни связи, ни боеприпасов!
- Что касается первого, - промычал офицер, закуривая очередную сигарету, - сейчас покажу.
Вытащив старую, запыленную карту, он расстелил её на столе.
- Вот здесь, - ткнул он в небольшой красный кружок, - находимся мы. Тут — город.
- Миль семьдесят, не меньше, - прикинул Жан.
- Семьдесят семь. Отсюда к нему ведет только одна дорога. Но когда оттуда уходили танки, они раздолбали её своими гусеницами напрочь. Так что это не дорога, а одно название.
- А командный центр? - спросил Жан.
- Вот. В принципе минут двадцать езды на «геллионе». Зачем тебе?
- Надо съездить в город, навестить зергов.
Офицер, остро взглянув на него, удивленно произнес:
- Ты в своем уме? Надеюсь ты понимаешь, что это билет в один конец?
- Вся моя жизнь — билет в один конец, - хмуро ответил Жан. - Я жил на Мар Саре.
Офицер отвел взгляд. В глазах промелькнуло сочувствие.
- Ладно, с этим уяснили. А командный центр на кой тебе сдался?
- Раньше в таких хранились ядерные боеголовки. Боюсь, они могут понадобиться, - неохотно сказал Жан.
Присвистнув, офицер вскинул брови.
- Что, всё так серьезно?
- Более чем.
- Хорошо. Что касается второго, - продолжил офицер, туша окурок. - Здешний комендант — та еще сволочь. Внаглую продает всё, что плохо лежит.
- Теперь я понимаю, почему он чуть в штаны не наложил, когда меня увидел, - хмыкнул Жан. - Почему не отправили его под трибунал? За такое ему лет двадцать казенной жизни обеспечено.
Вздохнув, офицер налил себе еще стакан.
- Я пытался. Но у него то ли брат, то ли друг детства — какая-то большая шишка из Генштаба. Так что сам понимаешь. Мне ясно намекнули, что если буду дергаться — либо самого посадят, либо еще чего похуже. Лучше уж я тут ребят поберегу.
Узнав всё, что нужно, Жан крепко пожал твердую, мозолистую руку, и направился к выходу.
- Эй, «призрак», - окликнул его офицер.
Замерев у двери, Жан обернулся.
- Удачи.

***



На утро Жана разбудил доносящийся с улицы раскатистый смех. Встав, он быстро оделся, привел себя в порядок, и вышел наружу. Двое морпехов с хохотом тащили третьего к широкой бадье с водой. От него жутко воняло чем-то резким. Передернувшись, Жан размеренно зашагал к ангару. Широкая створка перед ним поползла вверх. Он насчитал десять «геллионов», стоящих колесо в колесо вдоль стены. На крыше каждого торчал покрытый копотью пугающих размеров огнемет. Присмотревшись, Жан с удивлением обнаружил Харви. Тот, не замечая его, копался в двигателе одного мобиля, тихонько насвистывая что-то до боли знакомое.
- Привет. Ты что тут делаешь? - спросил Жан.
Пилот, подняв взгляд, расплылся в улыбке.
- Здорово! Да вот, искал топливо.
- И как, успешно?
- Если честно, не очень. - виновато произнес Харви. - Для нашего корабля его точно не хватит. Но зато одну машину я залил под завязку.
- Отлично, это мне как раз и нужно.
- Собираешься на прогулку? - осведомился пилот.
- Да. Прокачусь до города. Хочу своими глазами посмотреть, как там обстоят дела.
Харви, не терпящим возражений тоном, заявил:
- Я с тобой.
- Не говори ерунды, - буркнул Жан.
Пилот мигом посерьезнел, с лица слетело всё напускное веселье.
- Я не шучу. Во-первых, я прекрасно разбираюсь в технике. Во-вторых, стрелять я тоже умею. В-третьих, я вожу эту штуку так, как никто другой.
Жан, внимательно глядя ему в глаза, заколебался.
- Ладно, как хочешь, - сдался он, уже садясь в «геллион».
Соседняя дверь распахнулась, рядом в кресло плюхнулся Харви. Защелкали переключатели. Чихнув пару раз, двигатель завелся. Выехав наружу, Жан подал знак. Повиновавшись, морпех открыл ворота. Спустя секунду, «геллион» с рокотом выскочил на простор. Асфальт под колесами мягко шуршал. Ветер, врывающийся в раскрытое окно приятно обдувал лицо, слизывая со лба капельки пота. Вскоре на горизонте вырос командный центр.


Через несколько минут оба стояли уже у входа. Приложив ладонь к панели, Жан дождался, пока система опознает его. Наконец могучая, бронированная плита с дребезжанием отъехала в сторону.
- Кажись, здесь всё обесточено, - произнес Харви, с опаской вглядываясь в темноту коридора.
- Не беда. На нижнем уровне должен быть резервный генератор. Пошли, отыщем его.
С этими словами Жан растворился во мраке. Боясь отстать, Харви поспешил за ним, ориентируясь по звуку шагов.
- Не волнуйся, зергов тут нет, - заверил его Жан. - Я бы почувствовал.
- Это радует, - с облегчением вздохнул пилот.
Спустившись по узкой лесенке вниз, Жан вошел в небольшое помещение. Сверху свисали, потрескивая, оголенные провода.
Отлично, - удовлетворенно проговорил он, увидев огромный агрегат, занимающий собой почти всё пространство. Пальцы сами пробежались по кнопкам, запуская генератор, и выводя его на полную мощность. Агрегат зашумел, медленно разогреваясь. В маленьком прозрачном окошке заметался бесформенный пучок плазмы. В следующий миг в помещении зажегся яркий красный свет.
Вернувшись обратно, Жан и Харви на лифте поднялись в центр управления.
- Включить главный информационный узел. Запустить проверку всех систем, - бросил Жан на ходу.
Центр управление мгновенно ожил. Замигали, попискивая, десятки экранов. В полу открылся люк, оттуда бесшумно появился длинный, ровный пьедестал. Над ним вспыхнула виртуальная карта планеты.
- Проверка завершена. Все системы работают в штатном режиме, - раздался из ниоткуда механический голос.
- Теперь проверим, есть ли здесь то, что мне нужно, - сквозь стиснутые зубы выдавил Жан, пулеметной дробью стуча по клавиатуре, сидя за широченным монитором.
- Есть! - воскликнул он.
Харви из-за плеча тихонько смотрел, как на экране сменяют друг друга изображения чудовищных размеров ракеты в разных ракурсах.
- Что это? - не удержавшись, со страхом спросил Харви.
Обернувшись, Жан зловеще улыбнулся.
- Наш сюрприз зергам.
Пол дрогнул. Подойдя к обзорному окну, Жан наблюдал, как возле командного центра песок начинает осыпаться. Под ним показались гигантские, медленно раскрывающиеся створки.
- Ракетный комплекс «Немезида» приведен в полную боевую готовность, - сухо отчеканил механический голос.
- А вот теперь, поехали в гости к зергам, - ласковым тоном произнес Жан.

***



На этот раз вел Харви. Жан молча смотрел на расстилающуюся впереди дорогу. Пальцы нервно теребили лежащую на плече винтовку.
- Ты точно уверен, что хочешь пойти один? - в который раз спросил Харви.
- Да. Высадишь меня за пару миль до города. Иначе зерги могут засечь. Вот, держи, - протянул ему свой лаптоп Жан.
Зачем это мне? - спросил пилот, бросив мимолетный взгляд.
Здесь оптический датчик движения дальнего радиуса. Будешь моими глазами.
Жаркий день тем временем плавно перетек в сумерки.

Когда на горизонте возникли развалины, «геллион» резко остановился.
- Будь на связи. Всё, начали, - отрывисто выпалил Жан.
Выскочив наружу, он забросил винтовку за спину, и бегом помчался к городу.

Глава 7: Осиное Гнездо


Жан бежал, сберегая дыхание. Перед ним постепенно вырастали руины. В воздухе висела напряженная, давящая тишина.
- Харви, как там у тебя? - прошептал он в рацию, не сбавляя скорости.
- Нормально, - раздался в ухе отчетливый голос пилота. - Вижу тебя хорошо. Пока всё чисто, никаких признаков зергов.
- Они уже рядом. Я чувствую их своей кожей.
И впрямь, по всему телу словно пробегали маленькие электрические разряды. Волосы на затылке встали дыбом. Подошвы ботинок вдруг влипли во что-то мягкое. Опустив взгляд, Жан увидел под собой слой расползающегося фиолетового гноя, источающего жуткий трупный запах. Отсюда начинались границы владений зергов.
- Я на их территории, - бросил он.
- Продолжай движение.
До входа в город оставалось метров триста. Упав на землю, Жан осторожно вытащил винтовку, и всмотрелся в прицел. У крайнего дома двое гидралисков мощными челюстями жадно рвали тушу какого-то несчастного животного. Не теряя их из поля зрения, Жан быстрым движением прикрутил к стволу глушитель. Выровняв дыхание, он тщательно прицелился, и спустил курок. Послышался едва различимый хлопок. В плечо мягко толкнул приклад. Голова гидралиска разлетелась в клочья. Вторая тварь, как ни в чем ни бывало, продолжала вгрызаться в сочную плоть. Через миг её настигла та же участь.
Проскочив незаметно в город, Жан замер у стены полуразрушенного здания. Судя по надписи у входа, когда-то это был шикарный отель. Выбитая дверь валялась тут же. Стараясь не производить лишнего шума, он проскользнул внутрь, и огляделся. На полу лежала сорванная с мясом дорогая люстра. В левой стене виднелась дыра, ведущая в столовую. По всему холлу были разбросаны осколки битого стекла вперемешку с бетонной крошкой. Деревянная лестница пронзительно заскрипела, стоило ему шагнуть на ступеньки. Жан сжался, ожидая, что в любой миг его разорвут на части. Но минута прошла, а вокруг было тихо. Выдохнув, он двумя прыжками взлетел на второй этаж. Пройдя быстрым шагом по длинному коридору, Жан вышел на балкон. Поднявшись по пожарной лестнице, он оказался на крыше, и пришел в ужас. Впереди, где-то на расстоянии чуть более километра, посреди площади гигантским нарывом пульсировал Улей.


Над ним, как мухи над свалкой, вился рой муталисков. А рядом был вкопан тот самый корабль, который Жан видел в храме протоссов. Сбросив винтовку, он залег, рассматривая корабль через прицел. Его со всех сторон облепили твари, омерзительней которых Жан еще не видел. К горлу подкатила тошнота. Твари больше всего напоминали пчелиных маток. Непомерно раздутые брюха едва удерживались на тоненьких, длинных лапах. На морде блестели в темноте шесть мутноватых глаз. Прямо возле неё торчала пара изломанных клешней размером в два его роста. Из яйцеклада сочилась густая, зеленая слизь.


Вдруг одна тварь задрожала, по телу прошло утолщение. Из яйцеклада вывалился комок какой-то дряни, и тут же прилип к борту корабля, распространяя фиолетовый гной. Мысли скакали в сумасшедшем темпе. Надо было что-то решать, и чем быстрее, тем лучше.
- Харви, я нашел, - прошептал Жан.
- Что собираешься делать? - сквозь треск помех, спросил пилот.
Нащупав в грудном кармане небольшой металлический шарик, Жан достал его, и взвесил на ладони.
- Я попробую навести сюда ракету. Но ты должен мне помочь. Придется подобраться очень близко.
- Понял тебя.
Чтобы система наведения активировалась, требовалось установить три маячка, каждый из которых становился вершиной своеобразного треугольника. В центр такого треугольника и должна была по замыслу конструкторов, попасть ракета. Но они не учли одной маленькой детали. После установки третьего маячка у человека, выполнявшего наведение, было максимум десять минут, чтобы покинуть эпицентр. В противном случае, он мог с легкостью заработать себе лучевую болезнь, или вообще погибнуть при взрыве. Так что Жан прекрасно понимал, что вполне возможно не успеет выбраться. С другой стороны, он также понимал, что если ракета не будет запущена, то очень скоро всё на свете перестанет иметь значение.
Выскочив на улицу Жан, почти не оглядываясь, рванул к площади.


***


Приблизившись к ней, он не сбавляя бега включил на часах секундомер, перешел в режим невидимости, и начал гонку со временем.
- Харви, что-нибудь видно? - хрипло дыша, спроси он, мчась незримой тенью вдоль стены высотного здания.
- Вроде чисто, - ответил пилот.
Успокоившись, Жан выметнулся на открытое пространство. В следующий миг его неожиданно ударило сзади по ногам, повалив на спину. По телу пробежала целая стая зерглингов втаптывая в землю, не обратив на него ровным счетом никакого внимания. Вдруг одна тварь остановилась, и медленно развернулась. Жан замер, боясь пошевелиться. Зерглинг подобрался вплотную, и наклонил рогатую голову, будто обнюхивая его. Клыкастая пасть распахнулась у самого лица, обдав Жана отвратительным смрадом гниющего мяса. Спустя секунду зерглинг, словно что-то услышав, захлопнул её, и скрылся в темноте. Нервно сглотнув, Жан яростно прошипел:
- Твою мать! Меня тут чуть не сожрали!
- Так на датчике никакого движения, - оправдывался Харви.
- А сейчас как?
- Хм. Вроде чисто, - снова произнес пилот.
Жан поднялся. Улей был настолько близко, что уже можно было различить копошащихся вокруг толстых, откормленных личинок. Прихрамывая, он ввалился в небольшой одноэтажный дом, больно ударившись плечом о косяк. В глаза бросились развешанные повсюду фотографии. Особо не всматриваясь, Жан ногой выбил дверь, ведущую в подвал. Швырнув в темноту металлический шарик, он дождался короткой красной вспышки. Первый маячок установлен. Не теряя времени, Жан выбрался наружу. Пробежав пару пустых кварталов, он наткнулся на непонятно как уцелевшую неоновую вывеску. Было по меньшей мере странно наблюдать, как посреди всего этого хаоса весело мигают огоньки, особенно когда под ними зияла развороченная дыра.

Жан осторожно, мелкими шагами, подошел к ней. Прижавшись спиной к стене, он аккуратно выглянул. На полу угадывались ошметки разломанной скорлупы. Медленно подняв взгляд, он заметил едва различимые очертания замерших гиблингов, прицепившихся своими маленькими, но удивительно цепкими лапами к потолку. Эти твари являлись самыми настоящими живыми мешками с кислотой, и очень любили прятаться где-нибудь в темноте, или под землей. Участь того, кто попадал в подобную засаду, была поистине незавидна. Гиблинг набрасывался на него, тонкая пленка, удерживающая десятки литров кислоты разрывалась, и человек погибал в считанные мгновения. Не делая резких движений, Жан достал из кармана еще один шарик, и бросил его внутрь. Вспыхнуло, гиблинги недовольно зашевелились, и затихли. Оставался последний.
Отойдя на приличное расстояние, Жан развернулся, и бросился со всех ног к расположенному неподалеку строению. Пребывание в невидимом состоянии уже сказывалось. Мышцы отказывались повиноваться. В ушах нарастал звон. В голове застучали молоточки. Добежав до строения, он услышал волнующийся голос пилота:
- Жан, вижу зергов.
- Сколько? - прохрипел он.
- Впереди тебя. Двое слева, семь метров. Три справа, двенадцать метров.
«Только этого мне нехватало» - проскочила в голове лихорадочная мысль.
- Размеры?
- Один точно таракан, остальные по всей видимости зерглинги.
Глубоко вдохнув, Жан подпрыгнул, и ухватился за карниз. Подтянувшись, он забрался в разбитое окно. И мысленно выругался — комната, куда он попал, оказалась наглухо запечатана.
- Внимание Жан! Движение! Они явно что-то почуяли! - истерически закричал Харви.
Через миг под ногами гулко ударило. По полу побежала трещина. Жан отполз в угол, и затаился. После второго удара трещина расширилась, показалась уродливая голова таракана, перемазанная побелкой. Крохотные тупые глазки обшаривали комнату. Не долго думая, Жан вскинул винтовку. Полыхнул в темноте огонек. В лицо плеснуло кровью, и таракан бездыханно провалился вниз. Зацепившись ногами, Жан свесился, и хладнокровно почти в упор расстрелял ничего не подозревающих зерглингов. Третий шарик звонко покатился по полу.
- Всё. Пора уходить, - прошептал Жан.
Глаза заволокло пеленой. Крупные капли пота, скатывающиеся со лба, струями текли по щекам. Отдельные участки тела уже начинали ненадолго проявляться. Неуверенно спустившись на улицу, он, почти ничего не видя перед собой, кое-как добрался до окраины города, и перевел дух. Когда «геллион» был уже в нескольких метрах, у Жана подкосились ноги. Его трясло. Боль раскаленным ножом пронзила затылок. Сердце колотилось, разламывая ребра. Спустя мгновение, его вытолкнуло из невидимости. Циферблат застыл на отметке в двенадцать минут тридцать девять секунд.


***


Распахнув дверь, Жан повалился в кресло.
- Ты цел? - спросил Харви. Пощупав пульс, он только озабоченно покачал головой.
Не говоря ни слова, Жан вытащил дрожащими руками огромный шприц.
- Ты что, собрался заколоться этой штукой? - ужаснулся пилот, глядя на иглу.
Сорвав зубами колпачок, он всадил шприц себе в ногу. С губ слетел стон. По телу прошла волна, словно его целиком окунули в кипящую воду. Вены на шее вздулись, и посинели. Зубы заломило от боли. Прикрыв глаза, Жан прерывисто дыша откинулся на спинку, пережидая приступ.
- Жан, кажется, у нас проблемы, - обеспокоенно произнес Харви.
Бросив взгляд на экран лаптопа, лежащего у того на коленях, Жан увидел на нём множество приближающихся точек.
Пальцы сами повернули ключ зажигания. Мотор взрыкнул. Покрышки завизжали, «геллион» крутнулся на месте, поднимая пыль, и прыгнул во мрак, набирая скорость. Боль постепенно стихала. Жан сосредоточенно вел мобиль, проскакивая мимо ям и воронок, выныривающих из темноты. Вдруг позади раздался оглушительный взрыв. Вокруг стало светло, как днём.
- Получите, твари, - заорал Харви, глядя, как на месте города вырастает чудовищный столб всепожирающего огня.

Дома рушились один за другим, превращаясь в прах. «Геллион» подбросило, Жан едва успел отловить его резким движением руля. Фары выхватили впереди торчащий столб. Руки рефлекторно дернулись. Справа противно заскрежетало, посыпались искры.
- Жан, - потряс его за плечо Харви. - Жа-а-а-н. Жан! Господи, они догоняют! - вне себя от страха, закричал он.
В зеркале показалась стая зерглингов, мчащихся прямо за ними.
- Меняемся, - напряженно произнес Жан.
- Что?
- Садись за руль! Ты вроде говорил, что умеешь водить эту штуку, как никто другой?
- Нет, нет! Я не смогу!
Схватив его за локоть, Жан прорычал:
- Сможешь! Иначе мы с тобой оба пойдем на корм зергам!
Послушно пересев на его место, Харви неожиданно успокоился. Высунувшись по пояс в боковое окно, Жан прицелился. Стрелять было чертовски неудобно. В живот упёрся какой-то рычаг. Первая пуля проскочила в считанных сантиметрах над головой ближайшего зерглинга. Вторая взметнула у его когтистой лапы фонтанчик пыли. Зато третья, попав точно в лоб, размозжила череп. Брызнули осколки костей, зерглинга отшвырнуло, и он замер на дороге. Твари неумолимо приближались. Переведя прицел на второго, Жан дождался, пока он подбежит вплотную, и спустил курок. Зерг, взвизгнув, кубарем покатился по земле. Заметив, что их начинают обгонять со сторон, Жан мгновенно все осознал.
- Они хотят взять в кольцо!
- Есть какие-нибудь предложения? - прокричал Харви, бешено крутя руль.
- Да! Остановиться!
Харви приоткрыл рот, намереваясь возразить. Но, поняв замысел, ударил по тормозам. Спустя пару секунд «геллион» остановился, как вкопанный. Зерги мигом окружили мобиль.
- Замри, - прошептал Жан, не сводя пристального взгляда с осторожно подбирающихся зерглингов.
Рука Харви медленно потянулась к выступающему под рулем рычагу.
- Нет. Еще рано.
Зерглинги были совсем близко. Казалось, вот-вот, и они набросятся. Наконец первая тварь, осмелев, взвилась в прыжке.
- Давай! - заорал Жан, всаживая пулю ей в брюхо.
Харви, выкрутив руль, вдавил педаль газа до упора в пол. «Геллион» завертелся волчком. Ствол огнемета изрыгнул струю синего пламени. Целая куча зерглингов превратилась в живые факелы. Жан не переставая стрелял, пустые гильзы звенели под ногами.
- Сматываемся отсюда!
«Геллион» вломился в стену огня, раздался визг. Под колесами захрустело. Мобиль, прорвав окружение, помчался вперед, стремясь уйти как можно дальше, пока зерги не сообразили, что желанная добыча ускользнула из их лап.
- Всё, сбавь скорость, - вполголоса проговорил Жан через минуту. - Они не решатся преследовать.
- Откуда ты знаешь? - недоверчиво спросил Харви.
- Эти твари стараются не уходить подальше от своих нор.
- Ну, тебе виднее.

Неторопливо плывущие на востоке облака уже приобрели алый оттенок, когда они въехали в расположение форпоста. Жан не заметил, как буквально в нескольких метрах позади ярко вспыхнула пара немигающих глаз.


***


На плацу рысцой бегала рота морпехов, затянув какую-то бодрую песню. Проскочив мимо них, Жан ворвался в казарму, чуть не сбив при этом зевающего во весь рот морпеха.
- Где командир? - нетерпеливо спросил он.
- Э-э-э, - протянул морпех, почесывая затылок. - У себя вроде. - А что?
Не ответив, Жан со всех ног бросился по коридору.
Офицер сидел за столом, с аппетитом поедая нехитрый завтрак. Стоило Жану войти в комнату, как вилка в его руках застыла, глаза расширились от удивления, словно он смотрел на выходца с того света,.
- Честно говоря, не думал, что снова тебя увижу, - пораженно пробормотал он.
- Я сам не думал, что вернусь, - хмуро буркнул Жан. - У меня есть новости плохие, и хорошие. С какой начать?
- Давай лучше с хорошей. Не люблю с утра портить аппетит, - сказал офицер.
- Хорошая новость — рассаднику этих тварей на планете пришел конец.
- Хм. А плохая? - набитым ртом пробубнил офицер.
- Плохая — очень скоро они придут, чтобы сровнять это место с землей. Если не сегодня, то завтра уж точно.
Поперхнувшись, офицер с трудом сделал глоток и медленно отложил в сторону вилку. Вытерев губы тыльной стороной ладони, он внимательно посмотрел на него.
Рассказав вкратце произошедшее прошлой ночью, Жан замолк. Офицер, нервно куря одну за одной, ходил из угла в угол. Затем, видимо придя к какому-то решению, точным броском отправил окурок в пепельницу, и спокойным тоном произнес:
- Ну, это мы еще посмотрим.
Выстроив морпехов, офицер двинулся вдоль колонны, всматриваясь в суровые, будто вырезанные из дерева, лица.
- Бойцы! - зычным голосом начал он. - Нам с вами наконец-то выпала редкая удача! Мы давно ждали этого момента. В ближайшие часы сюда заявятся зерги!
Гуляющий по рядам шепоток мгновенно утих. Морпехи вытянулись по струнке, ловя каждое слово.
- Вы давно меня знаете! Шутить я не привык. В эту самую минуту они готовятся к нападению. Скажу прямо — шансы выжить равны нулю! Я сражался с вами бок о бок на Браксисе, и смотрел прямо в лицо смерти! Мы вместе прошли кровавую мясорубку на Чаре, где погибли тысячи наших друзей! Я знаю, что каждый из вас стоит сотни этих тварей! Сейчас отступать нам некуда, и помощи не будет. Поэтому у меня только один приказ — не жалейте патронов! Помните, зерги не берут в плен! Так давайте встретим их со всем гостеприимством, и пусть они почувствуют на своей долбаной шкуре, что такое космическая морская пехота!!!
Морпехи довольно загудели.
- Всё, разойтись, - приказал офицер. - Сбор через пятнадцать минут.
Жан до самого вечера помогал морпехам скручивать с «геллионов» огнеметы, и укреплять их на стенах. Сами мобили вручную выкатили из ангара, забаррикадировав ими ворота. Расчистив плац, морпехи за пару часов соорудили там неплохой бункер. Умудрились даже снять с танка башню, и затащить на крышу. Так что, если зерги прорвутся, то их ожидает горячий приём. Остатки топлива залили в единственную «Баньши». Проделав короткую вылазку, «головорезы» зарыли по периметру десятки растяжек.
- Как думаешь, надолго хватит? - устало спросил Жан сидящего в кабине Харви.
- Треть бака, - мрачно ответил пилот, изучая приборы. - Минут двадцать, может чуть больше.
- Тогда потрать их с толком, - хлопнул его по плечу Жан.
Повернув голову, Харви слабо улыбнулся.
- Не сомневайся, я заберу за собой в ад столько тварей, сколько смогу.
Беспокойная ночь прошла почти без сна. Жану удавалось ненадолго забыться, но он каждый раз просыпался, видя во сне пылающую Мар-Сару, и полчища зергов, бегущих по её улицам, сметая всё на своём пути. Стоило солнцу едва выглянуть, как он уже был на ногах. Поднявшись на самый верх ракетной турели, Жан облокотился на парапет, поеживаясь от утреннего холода, и до рези в глазах всматривался в горизонт, ожидая в любой миг появления зергов. Минуты тянулись невыносимо долго. Наконец, вдали что-то мелькнуло. Сердце учащенно забилось. Сорвав винтовку, Жан глянул в прицел, увеличив кратность до максимального предела.


Глава 8: Оскал Смерти


Сзади послышались гулкий грохот армейских ботинок. Узнав по шагам офицера, Жан, не отрываясь от прицела, спокойным тоном проговорил:
- Прикажи своим занять позиции. Они идут.
- Много?
Помедлив, Жан ответил:
- Жить нам осталось час. От силы два.
Не говоря ни слова, офицер ушел. Вскоре снизу донесся его уверенный голос, раздающий последние приказы.
- Давайте, идите ко мне, - прошептал Жан, не сводя взгляда с приближающихся тварей. Их было столько, что задрожала земля. Впереди неслись сотни зерглингов, утаптывая её до плотности камня. За ними ползли гидралиски, вперемешку с тараканами. А позади медленно и неотвратимо, шагали закованные в броню ультралиски.


Этих чудовищных монстров невозможно было остановить даже прямым попаданием из стодвадцатимиллиметрового осадного орудия танка. В довершение всего форпост накрыло тенью от надвигающегося роя муталисков.
Прикрыв глаза, Жан сосредоточился, полностью отгораживаясь от внешнего мира. Внешние звуки исчезли, уступив место холодной, бесконечной тишине. Мощно бухающее сердце замедляло свой ритм. Дыхание почти остановилось. По коже забегали мурашки. Веки распахнулись, зрачки мгновенно сузились, и Жан вновь приник к прицелу, рассматривая движущуюся массу. Дальномер показывал расстояние в три с лишним километра. Но теперь для Жана это абсолютно ничего не значило. Палец любовно поглаживал курок. Отсчитав в уме до пяти, он выстрелил. Щелкнул затвор, выбрасывая пустую гильзу. Спустя секунду дальний ультралиск вздрогнул, и, пошатнувшись, завалился на бок. Последовал второй выстрел, и еще один монстр рухнул на землю. Поймав в перекрестье третьего ультралиска, он послал пулю ему в глаз. Лапы чудовища подломились, и оно упало, раздавив своим весом ползущих рядом тараканов.
С такой скоростью Жан еще никогда не стрелял. Каждая пуля ложилась точно в цель. Но всё же это была капля в море. Когда обойма опустела, Жан молниеносным движением перезарядил оружие. Во внутреннем кармане лежали еще три.
«Еще шестьдесят патронов. А значит, шестьдесят мертвых зергов. Всё не так уж плохо», - вспыхнула мимолетная мысль.
Винтовка в его руках пела песнь смерти. Он играл на ней, как музыкант исполняет на любимом инструменте свое лучшее произведение в миг просветления, уничтожая зергов одного за другим. И не заметил в пылу боя, как налетела стая муталисков, едва успев спрятаться от обрушившихся шаров кислоты. Справа с шипением сорвалась в небо ракета. Муталиск попытался увернуться, но раздался взрыв, яростный клекот, в боку возникла широкая обугленная рана, и он камнем свалился у подножья турели. Остальных снизу ураганным огнем встретил взвод морпехов. Твари заметались в панике, визжа от боли, и падая на землю.
Выглянув, Жан пришел к выводу, что ситуация критическая. Зерги накатывали единой, несокрушимой волной. Их можно было различить уже невооруженным глазом. Что им какой то жалкий форпост. Таким количеством они могли бы целый город сровнять с землей, даже не заметив. Вдруг, разом повернувшись, сухо застрочили на вышках пулеметы, выкашивая ряды зергов, словно гигантской косой. Землю на подступах усеяли десятки трупов, кровь потекла настоящими реками. Атака захлебнулась, как волна разбивается о скалы. Жан не поверил своим глазам. Зерги закапывались.


***


- Прекратить огонь! Не стрелять! - донесся властный крик офицера.
Спустившись вниз, Жан подошел к нему.
- Неплохо мы дали им прикурить, а? - ухмыльнулся офицер. На грязном лице играла довольная улыбка.
- Да, но это только начало. Эти твари явно что-то задумали. И мне это очень не нравится.
- Согласен, - кивнул офицер. - Но я знаю, как заставить их сыграть по нашим правилам.
Жан вопросительно посмотрел на него. Офицер молча кивнул в сторону «Баньши».
- Хм. А это неплохая мысль, - задумчиво сказал Жан.
Отыскав у бункера возящегося с танковым орудием Харви, Жан тронул его за плечо. Тот, не оборачиваясь, пробормотал:
- Подожди минутку. Так. Ага. Вот, теперь замечательно! Посмотрим, как вам это понравится, гады! - добавил он, злорадно хохотнув.
Повернувшись, пилот встретился с ним взглядом, и предупреждая вопрос, заговорил:
- Я тут подумал, что дальнобойность в полтора километра нам сейчас вроде как ни к чему. Поэтому я добавил в снаряды в три раза больше взрывчатого вещества, плюс смешал всё это дело с обедненным ураном. Поверь, если пальнуть сейчас из этой штуки, то можно запросто разнести к чертовой матери целый квартал. Мне даже почти жаль зергов, которые осмелятся показать сюда свою наглую рожу.
- Молодец, - похвалил его Жан. - У меня есть к тебе кое-какое предложение. Оно придется тебе по душе, я уверен.
Поднявшись на стену, Жан указал пилоту точки, куда необходимо выпустить ракеты. Тот, внимательно дослушав, что-то записал на листочке, и, пригнувшись, побежал в кабину. Через несколько секунд винты геликоптера, зашумев, начали раскручиваться. Взметнув мусор, «Баньши» оторвалась от земли, и, поднявшись в воздух, полетела в сторону ничего не подозревающих зергов. Рокот винтов постепенно удалялся. Жан с надеждой смотрел, как машина подлетает точно к их местоположению. Пулеметы в бойницах замерли в ожидании. С кончиков стволов вился дымок.
- Внимание! - прокричал офицер. - Всем приготовиться!
Приказ был явно лишним. Морпехи и так не сводили взгляда с песчаных дюн. Машина снизилась на несколько метров. Сорвалась дымным росчерком первая ракета, за ней тут же еще четыре. Загрохотали оглушительные взрывы. Взметнулись тонны песка, вперемешку с кровавыми ошметками. Выползающие с визгом зерги попадали под обрушившийся на них дождь из пуль. Заложившая крутой вираж «Баньши» выпустила еще несколько ракет, заставив тварей сбиться в кучу.


Вдруг что-то сверкнуло, Харви услышал хлопок. Машину резко повело в сторону, оставляя позади черный след. Ругнувшись, он, мельком глянув в окно, заметил в почти остановившемся левом двигателе дрожащую на ветру иглу гидралиска. В пол застучало, посыпались искры. Еще одна игла, пробив лобовое стекло, вонзилась ему в живот.
Жан в бессилии сжал кулаки, наблюдая, как в беззащитную «Баньши» летят десятки игл.
- Хрен вам! - прорычал Харви, чувствуя, как по телу расползается холод. Лоб мгновенно покрылся испариной. - Не на того напали!
Сбросив на головы незадачливых гидралисков весь оставшийся боекомплект, он, каким то чудом выровняв машину у самой земли, направил её к форпосту.
«Баньши» мотало из стороны в сторону. Видя дымящийся геликоптер, летящий на них, морпехи залегли. Перед глазами Харви всё плыло. Рану на животе невыносимо жгло. Машина почти не откликалась на движения штурвала. Жан затаив дыхание смотрел, как «Баньши» упала на брюхо. Заскрежетали отламывающиеся шасси. Машина перевернулась на бок, её протащило через весь форпост. Ударившись о стену, геликоптер замер. Подбежав, Жан прикладом разбил окно, и выволок потерявшего сознание пилота. Из живота торчала игла, весь комбинезон пропитался кровью. Черты побледневшего лица Харви заострились, на губах пузырилась тяжелая пена. Пощупав пульс, Жан облегченно выдохнул:
- Живой.
Разорвав зубами медпакет, он обильно полил рану обеззараживающим раствором. Харви застонал, веки приподнялись.
- Молчи! - приказал Жан. - И не вздумай тут подыхать. Я тебе еще за ту посадочку отомстить должен!
Наложив жгут, Жан оттащил пилота к бункеру. Вложив в ладонь пришедшему в себя Харви пистолет, он строго проговорил:
- Всё. Лежи тут, и не высовывайся. Ты своё дело сделал.
Пилот хотел что-то сказать, но, закашлявшись, только слабо махнул рукой.
- Держись, мы с тобой еще повоюем. - ободрил его Жан, и умчался обратно.
Зерги тем временем перешли в наступление.


Пулеметы вновь застрочили. Но твари, не считаясь с чудовищными потерями, упорно ломились вперед, как обезумевшие. Из-за стены раздались взрывы растяжек, подняв тучи пыли. Морпехи громко матерились, вынужденные стрелять вслепую. Пятеро, побросав гауссовые винтовки, встали за огнеметы. По стенам защелкали когти. Вырвавшаяся струя пламени подожгла первую показавшуюся тварь. Распахнув пасть, зерглинг, визжа от боли, скатился вниз.
- Отходим! - заорал офицер, паля из винтовки.
Попрыгав со стен, морпехи медленно продвигались к бункеру, стреляя во все, что движется. Зерги лезли со всех сторон. Оставшиеся за плавящимися от безостановочной стрельбы огнеметами бойцы героически оборонялись, выигрывая для отступающих драгоценные секунды. Но зергов было слишком много. Вот один зерглинг, забравшись на стену, вцепился в морпеха, исступленно прогрызая бронекостюм. Огнемет, звякнув, упал на землю. Дуло пулемета развернулось, стрекотнула очередь, превращая зерглинга в решето. Вторая тварь незаметно влезла в узкое окно бойницы. Изнутри донеслись вопли ужаса, хруст, и пулемет замолчал навсегда.
Взвесив в ладони последнюю обойму, Жан, полный мрачной решимости, перезарядил ружье.
Шестеро морпехов сгрудились у бункера, образуя кольцо. Зерги уже заполонили форпост, но подобраться к нему никак не могли. В ворота страшно грохнуло, створки выгнулись, будто снаружи ударили тараном.
- Давайте все в бункер, я прикрою! - прокричал Жан на ухо «головорезу», с которым сцепились буквально на днях.
- Да пошел ты! - в ответ заорал он. - Сам туда лезь!
- Я не шучу!
В этот миг его что-то больно ударило. Жан упал на спину. Над ним нависла жуткая, шипастая голова гидралиска.


Навалившись всем весом, гидралиск с шипением распахнул пасть. Спустя мгновение клыки вонзились в грудь. Увидев на них свою кровь, Жан задохнулся от боли. Он пытался разом ослабевшими руками оттолкнуть ненасытную тварь, но она, не обращая внимания, терзала его тело.
Вдруг гидралиск вздрогнул. Сквозь пелену в глазах Жан недоуменно смотрел, как «головорез» с рычанием оторвал от него гидралиска, и швырнул на землю. В руке сверкнул армейский нож. Усевшись сверху, «головорез» молниеносным движением перерезал твари глотку. Гидралиск, забившись, захрипел. «Головореза» обдало брызгами крови. Захохотав, он вогнал гидралиску клинок по рукоять в глаз, и с наслаждением провернул.
Вокруг кипел бой. Свистели пули. Яростно кричали вконец озверевшие, не верящие в скорую смерть морпехи.


В паре шагов от него трое почти одновременно пошатнулись. По костюмам потекла, прожигая насквозь, кислота. Морпехов сбили с ног, и волна тварей накрыла их. «Головорез» подхватил Жана, и пинком распахнул дверь бункера. Он пробовал сопротивляться, но это было бесполезно. Сильные руки закинули его внутрь, створки с лязгом захлопнулись. Обведя взглядом помещение, Жан увидел тихо стонущего Харви, лежащего рядом. Через бойницы отчаянно отстреливался залитый кровью офицер в паре с еще одним «головорезом».
Через секунду снаружи раздался чудовищной силы взрыв. Крыша бункера заходила ходуном, стены прогнулись. Офицера с «головорезом» отбросило назад. Жана ослепило, он кое-как отполз, зажав кровоточащие уши руками. Проморгавшись, он с трудом поднялся, и заковылял к бойнице. Все звуки исчезли. В голове усиливался противный писк. Выглянув наружу, он обомлел. Половину форпоста разворотило взрывом. В усеянной обугленными трупами земле дымилась воронка, метров пять в диаметре. Противоположную стену снесло начисто.
- Хорошая работа, Харви, - прохрипел он, не услышав собственного голоса.

Сплюнув кровь, и стараясь не обращать внимания на боль, Жан просунул ствол винтовки в маленькое окошко. На горизонте зашевелился осыпаясь песок. Выжившие зерги выкапывались, собираясь перейти в последнюю атаку. Харви снова застонал.
- Потерпи, скоро всё кончится, - не оборачиваясь, мягким тоном произнес Жан.
Сгруппировавшись, твари смертоносной лавиной понеслись к бункеру. Он уже видел оскаленные морды. Блестели в лучах клонящегося к закату солнца длинные когти. Жана качало, ноги подгибались. Винтовка в руках потяжелела, норовя выскользнуть. Прицел скакал, никак не желая держаться ровно. Собрав остатки сил, Жан выпрямился. Звучно хлопнул выстрел, ползущий впереди таракан свалился на землю. На его месте тут же выросли двое. Три пули ушли высоко в небо. Четвертая свалила наповал гидралиска. На лбу следующего через миг заплясала красная точка. Жан спустил курок, но выстрела не последовало. Зазвенело по полу ружье. Зерги уже успели подобраться к бункеру вплотную. Злобно зашипев, внутрь попытался забраться зерглинг, но окно оказалось слишком узким. Засунув ему в глотку пистолет, Жан расстрелял всю обойму. Захлебываясь, тварь рухнула вниз.
- Всё, - прошептал Жан, медленно сползая по стене.
Со всех сторон гремели частые, сильные удары.
- Не так быстро! - хотел он закричать, но с губ вместо этого сорвался невнятный всхлип. - Обед еще надо заработать!

Ладонь оттягивала ручная граната. Жан перекатывал её, сидя на холодном, залитом собственной кровью, полу. В потолке появилась трещина, увеличиваясь в размерах. Противно заскрежетало, показалась голова мерзкой твари. Увидев Жана, она в предвкушении утробно зарычала. Жану померещилось, будто он слышит снаружи чьи-то резкие выкрики.
«Пора заканчивать», - балансируя на грани между сном и явью, подумал он.
Пальцы, задрожав, разжались, не в силах выдернуть чеку. Проводив безнадежным взглядом покатившуюся по полу гранату, Жан расслабился. Пол прыгнул навстречу, в глазах померкло, и темнота поглотила его.


***


Жан ощущал, что куда-то летит. Доносился тихий гул двигателей. Вокруг царила непроглядная тьма. Мышцы отказывались повиноваться. Нестерпимая боль разрывала грудь. В лицо впилась маска.
- Пульс нитевидный. Давление падает, - прорезал тишину сосредоточенный женский голос. - Он впадает в кому. Срочно двадцать милиграмм адреналина.
Жан почувствовал, как в вену вонзилась игла.
- Подготовьте его к переливанию. Черт! Остановка сердца! Необходима дефибрилляция!
Затрещала ткань, на грудь легло что-то холодное.
- Внимание. Разряд!
Его подбросило.
- Никакого эффекта. Увеличить мощность до пяти тысяч вольт. Разряд!
Его снова подбросило. Жан хотел сказать, что он устал, сказать чтобы от него отстали, и дали наконец-то отдохнуть, но не мог разомкнуть губ.
- Он уходит! Поднять мощность до семи тысяч!
- Даже если это поможет, вы сожжете ему сердце! - возразил чей-то волнующийся голос.
- Я сказала семь тысяч!!! Курсант, не надейся, что я тебя так легко отпущу! Разряд!!!
Перед внутренним взором мать с отцом улыбались. Ему было десять лет. Только что Жану подарили игрушечный звездолет. Он в полном восторге носится по дому. Дом вдруг запылал. Он в страхе подбежал к окну. За ним ползли зерги, уничтожая всё на своем пути. Видение исчезло. Теперь на его глазах погибал Ларагос, приняв последний бой. Затем картина сменилась залитым кровью Харви, пронзенным иглой гидралиска. Кричали умирающие под бешеным натиском зергов морпехи. А потом во весь рост предстала объятая огнем хохочущая Королева Роя.

Жан сделал судорожный вдох, глотнув сладкого воздуха, и провалился во мрак.


***


Кто-то приподнял ему веки, посветив ярким фонариком прямо в зрачок. Сфокусировавшись, он увидел нависшую над ним девушку, лет двадцати. Из-под марлевой шапочки выбивались черные, длинные волосы. В глазах от напряжения полопались сосуды. На воротнике проступали пятна крови.
- Как он? - донесся слева участливый голос Симондса.
- Более менее в порядке, - отвернувшись, устало сказала она. - Состояние тяжелое, но стабильное. Если учесть то, что он потерял литр с лишним крови, и яд гидралиска, расползшегося почти по всему организму, я удивлена что он вообще так долго оставался в живых. Здесь конечно не полноценный хирургический центр, а всего лишь мобильный госпиталь, но мы делаем всё, что можем. Думаю, он выкарабкается.
- Рад слышать. Дайте мне знать, когда он придет в себя.
- Хорошо.
Жан вновь потерял сознание. Очнувшись, он ощутил дикую жажду. Губы потрескались, во рту всё горело. Рядом с головой тикали медицинские агрегаты. По экрану бежала размеренно кардиограмма, вместе с кучей других показателей. От рук к пластиковым мешкам, заполненным различными препаратами, вились тоненькие провода. Увидев стоящего у кровати Симондса, он просипел перехваченным горлом:
- Воды.
Тот, усмехнувшись, протянул ему запотевшую прозрачную бутылку, и коротко произнес:
- Добро пожаловать обратно в мир живых.
Подтянувшись, Жан осторожно сел, опираясь на спинку, и вперил в полковника вопрошающий взгляд. Тот, усевшись на стул, сложил руки в замок. Вздохнув, полковник заговорил:
- Когда мы потеряли с вами связь, я тут же отправил навстречу разведочный модуль, хотя руководство считало, что вы погибли. Никаких следов, кроме разбитого транспорта, он не нашел. Признаки жизни отсутствовали.
- Ну да, - слабо ответил Жан. - Мы ж к тому времени уже ушли.
- Вот именно, - кивнул Симондс. Посылать его к форпосту было слишком рискованно. Это во-первых могло выдать наши координаты в случае перехвата, а во-вторых означало бы излишний интерес «Призраков» к данной планете. А это в свою очередь могло повлечь за собой нежелательные действия как со стороны кел-морийцев, так и со стороны зергов, или протоссов. Учитывая, что там оставались еще засекреченные ядерные боеголовки, подобный риск был недопустим. Ну а после, когда модуль засек выброс радиации в атмосферу, пришлось анализировать результаты еще около суток. Когда стало ясно, что это именно ядерный взрыв, я понял, что ты по крайней мере жив. Потом пришлось добиваться разрешения на спасательную операцию, а ты не поверишь, насколько это тяжело. Так что мы едва успели вас оттуда эвакуировать.
- Харви жив? - спросил Жан.
- Да. Ему досталось меньше, чем тебе. Выжили еще трое. Один правда ослеп навсегда — взрывом ему выжгло сетчатку.
Жан вздрогнул, вспомнив выстрел из осадного орудия. Попрощавшись, Симондс ушел. Растянувшись на кровати, Жан забылся глубоким сном.

ЭПИЛОГ


Жан провалялся в госпитале три недели. Оставшиеся на груди шрамы до конца жизни будут служить напоминанием о цене, которую порой приходится заплатить, чтобы остаться в живых. У него завязались теплые отношения с той девушкой хирургом, которая буквально вытащила его с того света. Звали её Мари. Она часто приходила, и в долгих разговорах обо всём на свете помогала забыть те ужасы, через которые он прошел. Но разумеется, она никогда так и не узнала, кем он был на самом деле, и что делал на той планете. Харви, как он впоследствии узнал от Симондса, отстранили от полетов, и посадили под домашний арест. Как говорилось в отчете - «за нецелесообразное использование дорогого транспортного средства, а также за пренебрежительное отношение к советам бортового искусственного интеллекта». Не смотря на врученную медаль «за храбрость», Жану влепили строгий выговор за уничтожение ценного артефакта, в перспективе способного дать революционный скачок военным технологиям.
Сейчас он стоял в своей, ставшей за периоды тренировок родной комнате перед зеркалом, примеривая новую форму. На плечах красовались погоны лейтенанта. Вдруг Жан ощутил чье-то незримое присутствие. Рука незаметно потянулась к кобуре.
- Не надо, - возник в голове спокойный, размеренный голос.
В зеркале появился протосс.


Жан обомлел, узнав в нём темного храмовника. С плеч колыхаясь, ниспадал до самого пола тёмно-синий плащ. В руке блистал длинный псионический клинок. Понимая, что с таким могучим противником ему не совладать, Жан медленно, не делая резких движений, повернулся, и посмотрел ему в глаза.
- Я пришел не для того, чтобы драться, - произнес протосс.
- Тогда зачем?
- Я пришел, чтобы поблагодарить тебя. Недавно ты оказал всей Вселенной большую услугу, не дав зергам захватить нашу реликвию.
- Вы знали об этом? - недоверчиво спросил Жан.
- Конечно знали, - усмехнулся храмовник. Мы тоже там были.
- Тогда почему вы позволили нам умирать, и даже не помогли?! - яростно набросился на него Жан, напрочь забыв о том, кто перед ним стоит.
- Вообще то помогли, - спокойно сказал протосс. Неужели ты думаешь, что зерги дали бы тебе просто так прогуливаться по их Улью? Мы расчищали перед тобой путь так, как только могли. Потому что мы знали — артефакт надо было уничтожить. А это мог сделать только ты. Мы бы не осмелились занести над ним меч, даже под угрозой смерти. Затем мы ушли. Если бы твои собратья нас увидели, разгорелась бы бойня. Мы этого не хотели.
Жан ошарашенно замолчал, пытаясь осознать то, что сказал протосс. Спустя секунду, он выдавил:
- Я дал обещание, что протоссы узнают о подвиге, который совершил Ларагос. Там, на Каллендисе, он пожертвовал своей жизнью ради меня. И ради вас.
- Спасибо, - поблагодарил его храмовник. - Он был достойным братом. Мы запомним это. И если когда-нибудь судьба сведет нас на поле боя, я не буду искать с тобой встречи. Прощай.
С этими словами протосс растворился в воздухе, словно его и не было. Жан с улыбкой смотрел в зеркало. Он прекрасно понимал, что своими действиями только отсрочил неизбежное. И знал, что судьбу, о которой говорил протосс, изменить невозможно. Вторая великая война уже на пороге. Он - «Призрак». А значит, у него впереди много работы.

КОНЕЦ
© Sk1FF
Статья написана: 2010-05-22 00:19:06
Прочитано раз: 6234
Последний: 2016-12-02 14:06:59
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  Tri
Гость @ 2010-11-17 20:58:25


ip: 78.153.159.*
очень интересный расказ, автор молодец
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 04.12.2016 @ 21:22:24 MSK. Страница загружена за 0.11427 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта