История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Агрия

В тесной комнатушке, переполненной людьми, висела напряженная тишина. На их лицах я мог безошибочно угадать множество чувств: сомнения, надежду, уныние и страх. Больше всего страха. Страх, будто дешевый виски, опьянял людей, заставлял их тупо таращиться на пустой монитор, ожидая своего приговора. Мне было все равно, я уже ничего не ждал от судьбы, во мне осталось только одно чувство – ненависть к человеку, от которого сейчас зависела моя жизнь и жизнь всех людей, собравшихся в этом душном помещении. Меня зовут Каспер Хенсон, и вот моя история.


1

Планета Агрия была светлым и уютным мирком на задворках галактики, я всегда считал жителей, населявших планету, слегка простоватыми, но, в общем, весьма добродушными людьми. Основным занятием коренного населения было сельское хозяйство (чему, в основном, способствовал мягкий климат), однако на планете присутствовала и не слишком развитая промышленность и приличная сфера услуг и даже научный сектор. Агрия никогда не содержала собственных военизированных подразделений, не считая небольших отрядов местных дружинников-милиционеров, которые хорошо если смогут правильно одеть бронекостюм и взять винтовку Гауса с правильной стороны. Вследствие своей небольшой политической и экономической значимости Агрия не представляла особого интереса ни для старой Конфедерации, ни для новых властей Доминиона. На планете располагался гарнизон морпехов, которые, кажется, сами не понимали, для чего они тут находятся, и занимались, в основном, игрой в покер в местных барах. В столице Агрии находилось правительство планеты (представители Доминиона и местный глава), большая часть заводов и научные центры. Основная масса населения Агрии жила в небольших поселениях, расположенных в наиболее благоприятных, с сельскохозяйственной точки зрения, районах планеты. Во главе поселений традиционно стояли местные выборные представители, их называли просто старосты.

Я был одним из таких старост. Наше поселение располагалось не так уж далеко от столицы, так что его жители считали себя почти что горожанами и относились к людям из более отдаленных районов с легкой надменностью. Моя семья всегда считалось достаточно богатой, по меркам нашего поселка. Отец, человек грубоватый, но не злой и достаточно умный, всю жизнь упорно работал на земле, не растрачивал денег попросту и в итоге сделал так, чтобы работал уже не он, а на него. В семье нас было двое детей, я и моя сестра Ариэль. Я был старшим из детей, и поэтому на меня всегда возлагали ответственность за сестру. По правде говоря, я не слишком хорошо справлялся с этими обязанностями, рос непослушным мальчишкой, предпочитая проводить время не за учебниками в школе, а где-нибудь в окрестностях поселка с другими ребятами. Однако отца я всегда слушался и старался напрямую не перечить его решениям. Поэтому, когда по окончании школы отец сказал мне: «Сынок, нечего тебе маяться дурью в этой деревне – езжай в город, поступай в институт и становись человеком», я послушно собрал чемоданы и отправился в столицу. Если честно, мне понравилась эта идея, столичная жизнь манила меня все больше и больше. Благодаря небольшим отцовским пожертвованиям на развитие науки, я поступил в институт и начал учиться на ядерного физика. Никогда не мог понять, как из такого оболтуса как я мог получиться ядерный физик, однако, факт остается фактом: с горем пополам я окончил институт (естественно, не в первых рядах) и устроился на работу в небольшую фирму по производству высокочастотных-излучателей-сейчас-уже-не-помню-чего. В принципе, я был доволен своей жизнью, однако меня несколько утомляла однообразная работа.

В это время из моего родного поселка пришло известие о смерти отца. Он был еще не стар, но то обстоятельство, что он в молодости работал на ферме по 10 - 12 часов в сутки, не прибавило ему здоровья. Сердце не выдержало.

Я бросил все и приехал домой. Мать была убита горем, и мне пришлось взять руководство фермой на себя. Я не очень хорошо понимал, что нужно делать, в сельском хозяйстве разбирался «постольку-поскольку», но ребята, работавшие на отца, помогли мне разобраться, что к чему. Они очень уважали его и ко мне тоже относились весьма неплохо, хоть и считали жутким умником, «закончившим какой-то заумный институт». Постепенно я стал входить во вкус и решил уже никогда не возвращаться к моей старой, скучной работе в городе. Моя сестра Ариэль в это время тоже, как и я, окончила институт в столице и начала работать в исследовательском центре. Ей всегда нравилась биология, этим она и занималась. Кажется, Ариэль очень любила свою работу. Я предлагал ей вернуться и помочь мне с фермой, говорил, что матери очень не хватает её, что я и сам скучаю по ней, но она отказалась. Сказала, что очень занята работой в городе. Она приехала только на один день – на похороны отца.

Я как сейчас помню тот вечер, после похорон в доме остались только члены семьи. Лучи заходящего солнца играли в желто-красной осенней листве за окном, создавая ощущение, что весь сад охвачен пожаром. В комнате были я, Ариэль и мать. Сестра стояла спиной к нам и смотрела в окно на буйство красок в саду.

- Ариэль, - начал я. – я хотел бы, чтобы ты осталась с нами. Нам сейчас всем очень тяжело. Эта внезапная кончина отца стала для нас очень тяжелым ударом. Я думаю, мне придется на какое-то время взять на себя руководство фермой. Это трудно, маме тоже тяжело, прошу тебя, останься с нами.

Ариэль смотрела в окно и долго не отвечала. Наконец, она проговорила тихим голосом:

- Я не могу. Ты же знаешь, каких трудов мне стоило устроиться на работу в этот центр. Туда берут одного из тысячи студентов. Я готовилась к этому три года, корпела над книгами, знакомилась с нужными людьми. Я просто не могу вот так взять и уйти в длительный отпуск на пару лет. Меня не возьмут туда во второй раз. Прости, ничего не выйдет.

Я начал медленно закипать.

- Прошу тебя, Ариэль, всего пару месяцев, может, полгода, побудь с нами, пока все не устаканится!

- Каспер, как ты не понимаешь, меня отпустили всего на один день, я не могу остаться даже до выходных.

- Да тебе просто наплевать на свою семью! - я больше не мог сдерживать гнев и отчаяние, накопившееся за эти дни, он вырвался как птица из клетки, и я перешел на крик. – Тебе наплевать на своих близких! Мы для тебя ничто по сравнению с твоей карьерой! В нашей семье тяжелый кризис, а ты сваливаешь в свой гребаный город!

Сестра выглядела потрясенной и обескураженной. Мама попыталась успокоить меня:

- Каспер, ну не надо так, девочка просто…

- Нет, мама, девочка не просто! – я сверлил сестру взглядом. – Конечно, умненькая маленькая Ариэль всегда мечтала жить в большом городе, работать ученым, помогать людям, только вот происхождение мешало! А теперь, поступив в институт, благодаря помощи отца и успешно закончив его, можно и забыть о своей семье!

- Каспер, ты не прав … это не так … я просто не могу сейчас, - сестра плакала.

- Сынок, не надо так говорить, она ни в чем …

- Виновата! Она виновата! Ты чертова шлюха! Предательница! Бездушная стерва! Убирайся из нашего дома и не возвращайся никогда!

- Я тебя ненавижу, чертов идиот! – Ариэль выкрикнула это захлебываясь слезами и выбежала из комнаты.

Мать тихо плакала в углу. Я подошел и обнял её. Гнев понемногу утихал, и я тихо проговорил:

- Мама, не плачь, мы проживем и без этой предательницы, – она заплакала еще сильнее.


2

Прошло семь лет со смерти отца, жизнь на ферме понемногу наладилась. Мы провели несколько улучшений в хозяйстве, благодаря чему смогли получать еще большую прибыль от производства. Я нашел себе жену – местную девушку, её звали Лиза. Она была немного застенчивая, однако обладала сильным характером, благодаря которому могла помогать мне в управлении фермой. Главное, она любила меня и была привязана ко мне, потому что понимала, что я тоже люблю её всей душой. Вскоре у нас родилось двое детей – Эрик и Мартин. Эрик был старшим и больше походил на Лизу своим тихим характером и любовью к книгам (если честно, мне не очень нравилась эта любовь к учебе, наверное, это неуловимо напоминала мне сестру). А вот Мартин был вылитый я в его годы. Резвый и веселый мальчуган вечно попадал в какие-нибудь истории.

Местные жители относились ко мне с уважением, видимо, сказывалась моя учеба в институте, хотя эти знания никак не могли пригодиться мне в моей теперешней деятельности. И вот однажды, примерно года три назад, ко мне в дом пришла делегация от местного населения. Они сообщили, что староста поселка отошел от дел по причине почтенного возраста, и они хотели бы предложить мне занять эту должность. Я страшно удивился и сначала хотел отказаться, но поразмыслив, все-таки согласился. Я был молод и полон сил, меня уважали жители, думаю, никто не подходил на эту должность лучше меня. Сказать, что я «принял бразды правления», будет, наверное, слишком напыщенно - как оказалось, в обязанности старосты не входило практически ничего. Фермеры сами управлялись в своем хозяйстве, а все расчеты по уплате налогов производил за меня мой помощник. Все, что мне надо было сделать, это расписаться в нескольких отчетах.

С сестрой все это время я не общался – не мог простить ей того, что она не осталась с нами тогда. Мне говорили, что она добилась больших успехов в своем исследовательском центре, и руководство держит её на хорошем счету, но подробностей я не знал.

Тот злополучный день начался как обычно. Мы позавтракали вместе всей семьей, и Лиза отправила детей в школу, а сама принялась за какие-то свои дела. Я немного задержался дома. Предстоял нелегкий день. Мне надо было объехать практически всю ферму, проверить работу последнего технического улучшения.

Когда я уже собирался выходить из дома, в дверь настойчиво постучали. Я открыл, это оказался запыхавшийся от быстрого бега Стив. Стив был моим личным помощником. Молодой парень (я никогда не спрашивал, сколько ему лет, но на вид не больше пятнадцати) рос без семьи и, как только я занял должность старосты, пришел ко мне, спросил, не нужна ли мне какая-нибудь помощь, так как ему нечего есть, и он может, например, разносить письма или еще что-нибудь. Я ответил, что письма никому разносить не нужно, для этого есть компьютерная сеть, но если ему нечего делать, то, возможно, для него найдется пара поручений. Парень действительно оказался смышленым, он схватывал все налету и никогда ничего не забывал. Мне казалось, из него выйдет толк.

И вот сейчас Стив стоял в моей прихожей, и никак не мог отдышаться.

- Сэр, мистер Вестерс просит вас немедленно явиться в здание администрации, - наконец, смог он выдавить из себя.

- Стив, сколько раз я просил не называть меня «Сэр», я не настолько стар, как ты думаешь. Что там еще случилось, я сегодня весь день занят у себя на ферме, может, Энтони сам управится со своей проблемой?

Стив покраснел:

- Сэр, мистер Вестерс очень просил, чтобы вы немедленно приехали, он говорит, что дело срочное.

Я нахмурился. Энтони Вестерс был моим главным помощником (именно он составлял финансовые отчеты), он человек серьезный, лет на двадцать старше меня, и не станет зря поднимать шум.

- Ладно, поедем на моей машине, на выход! – я начал спешно одевать ботинки. – Почему Энтони не позвонил мне, если дело такое срочное?

- Проблемы со связью, сегодня много сбоев в работе компьютеров, - Стив уже не задыхался и говорил совершенно спокойно.

- Опять ребята на коммутаторном узле развлекаются?

- Не знаю, сэр, еще не выясняли.

Мы вышли из дома и забрались в машину. Этот внедорожник достался мне еще от отца. Конечно не осадный танк, но по пересеченной местности самое то. Я завел мотор, и через пятнадцать минут мы были уже около здания администрации. «Здание администрации», конечно, звучит солидно, но на самом деле это было небольшое одноэтажное строение, без каких-либо архитектурных изысков, более всего походившее на сарай с узкими, как бойницы, окнами. Когда колонизировали планету, думали в первую очередь о безопасности, а не о красоте. Мы зашли внутрь, я поздоровался с охранником на входе и проследовал в свой кабинет. Открыв дверь, на которой весела табличка с моим именем, я обнаружил внутри не только Энтони, но и Роберта Джонса – главу местной милиции.

- Привет, парни, - я усмехнулся. – Пришли наконец-то сместить меня с занимаемой должности?

Никто не улыбнулся.

- Привет, Каспер, - сказал Энтони. – Никому твоя должность не нужна, тут дело посерьезнее.

- Что случилось? – я больше не улыбался.

- Пусть Роберт расскажет, - Энтони кивнул на Джонса.

Роберт Джонс, вопреки расхожему мнению о представителях военизированных структур, не был двухметровым громилой с простоватым выражением лица. Среднего роста, достаточно скромного телосложения и, что больше всего поражало, носил необычайно глупо выглядевшие очки, т.е. являл собой полную противоположность тем ребятам, которыми он командовал. Он был бывший военный, офицер флота, уволенный из армии раньше времени. Это темная история, говорят, у него была интрижка с женой одного высокопоставленного офицера, однако, глядя на его отнюдь не располагающую к покорению женских сердец внешность, верилось в это мало. Может он просто проворовался, а теперь распускал слухи о произволе в армии. Я никогда не интересовался.

Роберт откашлялся и начал:

- Сегодня с утра с фермы Смитов пришло сообщение. Если не вдаваться в подробности, его смысл сводится к просьбе о помощи. Сообщение обрывается на середине, и невозможно понять, кто напал на ферму и что конкретно угрожает её жителям. Из-за проблем с работой сети нам так и не удалось установить с ними связь. Я хотел сразу послать спасательный отряд, но Энтони сказал, что надо посоветоваться с тобой. Эти слухи в последнее время…

Я раздраженно вздохнул. Жители поселка в отношении слухов были такими же тупыми и суеверными, как средневековые крестьяне на старушке-Земле. То на полюсе планеты приземлился корабль протоссов, и инопланетяне строят там секретную базу, то в реках развелась особая ядовитая рыба – результат экспериментов ученых из столицы, то правительство Доминиона собирается ресоциализировать все население планеты и завербовать его в пехоту. Последний слух был о том, что на планете, якобы, видели зергов. Практически у каждого жителя поселка был старый друг или дальний родственник, который сам лично рассказывал ему, что видел целые стаи зерлингов, кто-то даже видел пару муталисков, улетающих на закат.

Естественно, ползли слухи о таинственных нападениях и исчезновениях. Я не верил во все это. Мы знали о новом наступлении зергов, однако, Агрия находилась достаточно далеко от зоны боевых действий, и я чувствовал себя в безопасности.

- Что, ребята, в штанишки наложили? – я рассмеялся. – Вы как девочки – услышали от подружки какую-то чушь и перепугались до полусмерти. Если бы на планете были обнаружены зерги, нам бы об этом уже сообщили.

- Тогда как объяснить инцидент с фермой? – Энтони смотрел на меня с явным недоверием.

- Нападение бандитов, вот как, - я подошел к окну и окинул взглядом улицу. – Вы же знаете, что после свержения власти Конфедерации в секторе, как грибы после дождя, вылезли сотни пиратских группировок. Возможно, одна из них добралась и до Агрии.

- В любом случае, Каспер, мы должны поехать и лично проверить все, - Роберт хмурился и в упор смотрел на меня. – И ты тоже поедешь, чтобы потом к нам не было никаких претензий.

- Ладно, - согласился я. - Даже если это обычные бандиты, мне необходимо все самому проверить, чтобы потом сообщить обо всем в столицу – пусть там разбираются. Роберт, как скоро будут готовы твои парни?

- Уже готовы, на заднем дворе ждет транспортник.

- Отлично, тогда пошли, я хочу разобраться с этим побыстрее. Энтони, тебе лучше остаться здесь, я, конечно, не верю во всю эту чушь, но хочу, чтобы в поселке остался хоть кто-нибудь с мозгами, – Энтони понимающе кивнул. – Стив, ты тоже останься.

Мы с Робертом вышли из комнаты, прошли по коридору, нырнули в неприметную дверь (не иначе сделанную на случай экстренного отступления) и оказались на небольшом заднем дворе, посреди которого стоял грузовик с дюжиной дружинников внутри. Надо сказать, что правительство старалось держать местных стражей порядка в подобающем виде, поэтому на каждом бойце был приличный бронекостюм (конечно, не первой свежести, но и не ржавое ведро), а в руках они держали по винтовке Гаусса. Мы залезли в кузов, и грузовик тронулся. Я чувствовал себя несколько неуютно среди подчеркнуто брутальных фигур солдат, как будто забыл надеть какую-то важную часть одежды, или вовсе выбежал на улицу голым. Роберт, так же, как и я, не одевший костюма и не взявший винтовки, преспокойно курил, пристроившись на самом краю кузова. Он, видимо, не чувствовал никакого дискомфорта.

Неуютное путешествие в кузове длилось примерно полчаса, и до фермы Смитов осталось каких-нибудь пять – десять минут езды, когда Роберт властно скомандовал: «Стоп, на выход!». Грузовик резко остановился, и из кузова, как спелые груши, посыпались солдаты. Роберт легко спрыгнул на землю, и я последовал за ним.

- Так, ребята, – вовсю командовал командир ополченцев. – Дальше двинемся на своих двоих, ферма находится примерно вон там, растянемся цепью, расстояние – десять метров, идем осторожно, внимательно смотрим, если видим что-нибудь необычное - сразу сообщаем мне. Главное, помните, мы не знаем, с чем можем там столкнуться, так что смотрите в оба. Вопросы есть? Нет. Отлично, Каспер, ты пойдешь со мной позади колонны. Мэт, - он посмотрел в сторону водителя. – Не глуши мотор.

Последнее заявление мне не понравилось. Я никогда прежде не участвовал в полицейских и, тем более, военных операциях, и поэтому был явно не в своей тарелке. Однако Роберт выглядел абсолютно спокойно, и это внушало некую уверенность. Командир скомандовал: «Вперед!», и мы двинулись. Наш путь пролегал через негустой лесок. Эти бойцы были не самыми опытными солдатами. При движении сквозь кустарник и молодые деревца отряд производил столько шума, что я подумал, кто бы ни напал на фермеров, они уже точно знают о нашем приближении. Хотя не знаю, можно ли, облачившись в подобные костюмы, двигаться хоть с какой-нибудь толикой осторожности.

Через десять минут ничем не примечательной прогулки по лесу мы вышли на опушку. Перед нами простиралось большое поле, на другом краю которого виднелась группа одноэтажных строений – ферма Смитов. В центре этого сельского архитектурного ансамбля возвышалось более-менее приличное двухэтажное здание – жилой дом. Он выглядел очень ухоженно (признаюсь, мой выглядел куда хуже), видно, что хозяева заботились о своем жилище. Стены были свежеокрашенными, крыша, сделанная из неизвестного мне материала, похожего на старую-добрую черепицу, поблескивала в лучах полуденного солнца. Окошки были чисто вымыты. Ничего не говорило о том, что здание менее часа назад подверглось нападению. Если бы ферму атаковали бандиты, возможно, были бы видны какие-нибудь следы разорения. Дырки от пуль в стенах, или еще что-то. Тут не было нечего, дом стоял, как ни в чем не бывало. Ни я один оказался таким наблюдательным, солдаты нервно переглядывались, Роберт, справа от меня, тихо выругался. Повисла молчаливая пауза, никто не двигался.

- Продолжаем движение, - Роберт отдал команду нарочито уверенным голосом, специально, как я понял, чтобы подбодрить бойцов.

Мы двинулись дальше, на открытой местности я чувствовал себя еще более неуютно. Солдаты тоже как будто слегка пригибались при движении. Мучительные десять минут мы пересекали поле, снова не встретив никакого сопротивления. Наконец, отряд добрался до фермы.

Мы осторожно продвигались от строения к строению в поисках выживших. К моему разочарованию, ферма была абсолютно пуста, также мы не обнаружили никаких признаков нападения бандитов или сопротивления нападавшим. Следов зергов, правда, тоже видно не было. Я гадал, что же произошло с семьей Смитов, когда мы, наконец, добрались до двухэтажного дома. Аккуратная входная дверь была настежь открыта, коврик с надписью “Welcome” у порога лежал криво.

- Так, заходим внутрь по двое, - снова командовал Роберт. – Занимаем периметр комнаты. Майкл, Джозеф, останетесь на крыльце прикрывать на тыл. Если что – поднимайте тревогу. Каспер, иди за мной. Первые двое – вперед.

Две фигуры в бронекостюмах вломились в комнату, следом еще двое, и еще. Мы с Робертом вошли последними.

Уютная гостиная представляла собой гордость любой хозяйки – все было вылизано до блеска, на окнах висели аккуратные занавесочки, букет полевых цветов в пестрой вазе на столике пах чертовски приятно. В прихожей было две двери, одна, приоткрытая, вела в кухню и столовую, вторая, закрытая – видимо, вглубь дома. Также нашему взору предстала деревянная резная лестница, уходившая на второй этаж. Роберт осмотрелся, снял очки и протер их рукавом рубашки.

- Двоим остаться в прихожей, - приказал он. – Трое с нами на второй этаж, остальным осмотреть первый. Ищите все хоть сколько-нибудь подозрительное. Выполнять.

Пятеро солдат, выполняя приказ, ринулись на кухню и в коридор первого этажа. Мы поднялись на второй этаж и, открыв дверь, обнаружили длинный коридор, который, по всей видимости, пролегал точно над коридором первого этажа. В коридоре было шесть дверей, по три с каждой стороны.

- Надо найти кабинет хозяина, - заявил Роберт. - Именно оттуда было передано сообщение. Каспер, проверь двери справа. Мои – левые. Поехали.

Мы по очереди открывали двери, но не находили ничего подозрительного. Спальня хозяев дома, спальня детей, все очень чисто и аккуратно, никаких признаков разрухи.

На третий двери мне повезло. Я открыл её, сделал шаг внутрь, и сразу понял, что попал в кабинет. У окна стоял большой стол, на котором по-хозяйски, занимая половину стола, стоял большой монитор компьютера, с которого, по-видимому, и было отправлено сообщение о помощи. Еще в кабинете была пара шкафов с книгами - наверное, хозяин любил читать - и телевизор. Больше я ничего разглядеть не успел, потому как взгляд мой уперся в два предмета на столике перед рабочим столом.

Первым из предметов было окровавленное, лежащее на спине тело хозяина фермы – Оливера Смита. Я пару раз видел его в городе и сразу знал его дурацкие старомодные усы на пол лица. Впрочем, сейчас в мистере Смите гораздо более примечательной была другая деталь – огромная рана на груди, проходившая от левого плеча до паха. Я не врач, но сразу понял, что с такими ранениями не выживают. Вторым предметом, который занял меня гораздо больше, чем первый, был зерлинг, стоявший над телом Смита и пристально смотревший на меня. Так же, как я не врач, я и не биолог, но зерлинга я узнал сразу. Он был точно такой же, каким я видел их на рисунках в учебниках по биологии в школе. Низкое, приземистое тело, острые как бритва когти, полная смертоносных зубов пасть, но главное, пристальный взгляд горящих огнем глаз. Я не из трусливых, но от этого взгляда чуть не наделал в штаны. В нем не было разума, воли, ничего кроме бесконечного желания убивать.

Все эти размышления о дурацких усах и глазах зерлинга заняли у меня не более половину секунды, вторая половина ушла на то, чтобы издать совершенно позорный крик и выскочить в коридор. Ближайший ко мне солдат уже обернулся в мою сторону и вскинул винтовку, направив ствол прямо на меня. «Вот это реакция», - мелькнуло у меня в голове, - «не зря Роберт их тренирует!». Я ринулся по коридору прямо на солдата. Сзади раздался пронзительный крик зерга. В нем не было угрозы, скорее, это походило на сигнал о помощи. Что-то тяжелое плюхнулось на пол за моей спиной. Я понял – зерлинг одним прыжком выскочил в коридор и теперь разворачивается для второго, смертельного для меня прыжка. Солдат передо мной не мог стрелять – я находился как раз между ним и зергом. В этот момент я принял единственное верное в этой ситуации решение, заорав, что было сил: «Стреляй!», - я рухнул как подкошенный к ногам бойца. Прежде чем приземлятся на пол, я увидел искаженное гримасой страха лицо солдата – все-таки до настоящих морпехов им было еще очень и очень далеко – и, в противовес выражению лица, палец с усилием давящий на курок.

Тяжелые иглы с глухим звуком вошли в плоть зерга, и через мгновение я услышал, как позади меня на пол коридора валится увесистая туша. Все замерли. Немая сцена продолжалась секунд пятнадцать. Солдат со вскинутой винтовкой Гаусса стоял посреди коридора и тупо таращился на труп зерлинга в двух метрах от себя, я валялся у него в ногах лицом вниз без движения. Роберт и еще двое солдат, открыв рты, стояли чуть дальше по коридору. Первым очухался, естественно, Роберт. Он подбежал к солдату, со словами «Молодец, Майк» аккуратно взял винтовку из его рук (тот не сопротивлялся), подошел к трупу зерга и сделал два выстрела в голову. После этого он, всучив винтовку назад солдату, нагнулся ко мне. Перевернув меня на спину, он посмотрел мне прямо в глаза и четко произнес:

- Каспер, ты в порядке? Ты меня слышишь, понимаешь?

Я слышал и понимал, но ничего ответить не мог, – все еще не отошел от шока. Единственное, что я смог, с чувством моргнуть в ответ.

- Шок, - подтвердил Роберт мой диагноз. И вдруг залепил мне сильную пощечину.

- Ты что, совсем идиот?! – я был безумно возмущен.

- Психологический шок лечится вот так, ребята, - наставительно обратился к бойцам Роберт. Те неуверенно улыбнулись, даже стрелявший боец, который, похоже, был в шоке не меньше, чем я, неуверенно скривил рот.

- Поднимайся, - он подал мне руку. – Что там в кабинете?

- Труп Смита, его уже не спасти. Вообще, не думаю, что тут кого-нибудь можно спасти. Это, мать его, зерг!

- Да, и самое плохое, что он подал сигнал тревоги, пора убираться отсюда.

Все нервно переглянулись, и Роберт рявкнул:

- На выход! Что встали?!

Мы всей гурьбой повалили вниз по лестнице, на первом этаже уже собрался почти весь наш небольшой отряд, за исключением Майкла и Джозефа, которые остались снаружи.

- На ферму напали зерги, - Роберт окинул бойцов взглядов. – Выживших искать бесполезно. Мы узнали все, что нужно, теперь надо уходить. Двинемся по дороге к грузовику, так может и опаснее, но намного быстрее, чем через лес.

В этот момент с крыльца раздались тревожные крики и выстрелы. В прихожую вбежал один из караульных, кажется, это был Джозеф.

- Сэр, к дому приближается большая группа зергов, – протараторил он. – Около пятидесяти штук, они только что начали выкапываться прямо из земли!

Мы с Робертом, не сговариваясь, кинулись на крыльцо. Нам открылась ужасающая картина: Майкл, встав на одно колено, палил одиночными выстрелами по приближающимся зерлингам. Их действительно было штук пятьдесят, или даже больше. Позади них, на поле, остались ямы, из которых они только что вылезли.

- Внутрь, быстро, - скомандовал Роберт.

Ни я, ни Майкл не заставили себя ждать, и через секунду все были уже внутри.

- Забаррикадировать дверь! - голос Роберта не дрожал, но я почувствовал, что он явно внутренне не спокоен. – Занять оборону у окон, по два человека на каждое окно. Еще двое к задним окнам. Экономьте патроны, стреляйте, только когда будете на сто процентов уверены. Быстро, быстро, мать вашу!

Зерлинги приближались разрозненной толпой. Они старались не бежать по прямой, а постоянно лавировали из стороны в сторону, сбивая прицел солдат. Один из бойцов не выдержал и с криком высадил в надвигающуюся толпу не менее половины магазина. Один зерг упал, остальные продолжали бег, почти не потеряв скорости.

- Не стрелять без команды! – Роберт подбежал к окну. – По моей команде, я сказал! Приготовится.

Дюжина бойцов вскинули винтовки и прицелились. Зерлингам оставалось пробежать каких-нибудь двадцать метров до крыльца дома. Казалось, еще секунда, и они ворвутся в дом, и тогда всем нам конец.

- Огонь! - скомандовал Роберт.

От грохота выстрелов закладывало уши. Я посмотрел в окно – не менее двух десятков зергов осталось лежать на земле перед домом, остальные поспешно ретировались за ближайший сарай.

- Быстро, на выход, - рявкнул командир, откидывая наспех приваленный к входной двери стол. – Пока они не очухались, мы должны смыться.

Отряд высыпал во двор, и двинулся в сторону дороги. Удивительно, но благодаря умелым командам Роберта отступление не превратилось в массовое бегство. Отряд сохранял более-менее правильно построение со мной и Робертом в центре. Я никогда не подозревал о наличии у этого человека таких командирских качеств. Не зря парень служил во флоте, хоть и воровал что-то по-тихому, но кто сейчас без греха?

Мы почти достигли дороги, когда на другой стороне фермы из-за дома показались четыре высокие, гораздо выше человеческого роста, фигуры. Я невольно вскрикнул, узнав по характерным капюшонам на голове гидралисков. Это было посерьезнее милых «собачек»! В этот момент из-за поворота дороги на огромной скорости вынырнул грузовик, видимо, шофер услышал выстрелы и понял, что пора спасть то, что от нас осталось. Я никогда в жизни так не радовался простому грузовику.

- В машину, в машину! – командовал Роберт.

Двое бойцов остались на земле, прикрывать посадку, остальные спешно залезали в кузов. Я залез в числе первых, Роберт – одним из последних. Группа гидралисков быстро приближалась, один из них, самый здоровый, вырвался на два корпуса вперед и выпустил очередь смертоносных игл. В ответ он получил не менее смертоносную очередь игл из винтовок солдат. Гидралиск упал замертво, однако, и один из бойцов, прикрывавших посадку, завалился на бок – из его ноги торчало два здоровенных шипа.

- Заградительный огонь! - надрывался Роберт. – Вы трое, затащите его в кузов, быстро!

Двое солдат выпрыгнули из кузова и подняли тело раненного товарища, третий боец принимал тело сверху. Пара мгновений и все уже были в кузове, Роберт со всей силой вдарил по кабине водителя ногой и заорал: «Давай жми, если жизнь дорога!», - грузовик дернулся с места, так что я чуть не вывалился из кузова. Позади нас донесся разочарованный рев гидралисков. Они были слишком медленные, чтобы преследовать грузовик. А вот более быстрые зерлинги пытались бежать за машиной, но вскоре отступили под градом игл. Я с облегчением вздохнул и, улыбаясь, привалился к ржавому борту грузовика.


3

- Черт, черт, черт! – я никогда не видел Энтони в таком бешенстве. – Откуда эти проклятые Зерги взялись на Агрии?!

Мы вчетвером (я, Роберт, Энтони и Стив) сидели в моем кабинете и уже минут пять слушали бесконечную ругань Энтони. Роберт со спокойным видом курил, привалившись к стене. Стив тихо сидел в углу комнаты. Руки его откровенно тряслись от страха. Я не винил парня в трусости, любой мальчишка пятнадцати лет на его месте струсил бы. Сам я хлестал виски из большого стакана, пытаясь успокоить расшатавшуюся нервную систему. Роберт докурил свою сигарету, затушил её в пепельнице, посмотрел на бегающего по комнате и размахивающего руками Энтони и тихо произнес:

- Послушай, если ты сейчас не заткнешься, я точно встану и съезжу тебе по морде.

Энтони, опешив от такого тона (я думаю, так с ним никто не разговаривал лет двадцать), уставился на Роберта, потом пару раз мигнул, как бы приходя в себя, и заговорил нормальным голосом:

- Да, извините, парни, что-то я раскудахтался без толку. Давайте подумаем над тем, что нам теперь делать. Я предлагаю, прежде всего, сообщить о случившемся в службу безопасности столицы. Также следует связаться с военными, база морпехов находится не так уж далеко от нас. Доминионцы обязаны помочь нам.

- Доминионцы ничего никому не обязаны, - проговорил Роберт.

- Да? А зачем же они тогда торчат на Агрии?

- Для галочки, - Роберт достал еще одну сигарету и снова закурил.

- Все равно, мы должны попытаться, - сказал я, оторвавшись от стакана. – Как мы с ними свяжемся? Компьютерную сеть так и не удалось починить. Мне кажется, тут не обошлось без Зергов.

- Через резервный передатчик, - ответил Энтони. – Он передает сигнал, используя военный спутник. В обычной ситуации занимать эти волны запрещено, но, думаю, у нас ситуация как раз необычная.

Я кивнул, соглашаясь. В этот момент монитор моего компьютера ожил и послышался тихий писк – сигнал о входящем вызове. Я крайне удивился, что кто-либо смог дозвониться до меня, ведь сеть все еще не работала. Я подошел к монитору, и тут меня ждал настоящий сюрприз. В графе «От кого» значилось имя «Ариэль Хенсон». То, что сестра, с которой я не общался шесть лет, решила позвонить мне, да еще и не известно, каким образом, удивило меня не меньше, чем присутствие на планете роя Зергов.

- Кто это? – спросил Роберт, он не видел монитора.

- Сестра, - тупо ответил я.

Брови Энтони поползли вверх.

- Ты же вроде находишься не в самых теплых с ней отношениях? – спросил он. – Да и как вообще она смогла дозвониться до нас?

- Не знаю, - озадаченно ответил я. – Ребята, вы не могли бы выйти на пару минут, я хочу поговорить с ней один на один.

- Мы пойдем в подвал и попытаемся связаться со столицей и военной базой, – сказал Роберт.

Все трое удалились, и я нажал кнопку ответа на дисплее. Через секунду на мониторе появилось взволнованное лицо сестры. Она не очень изменилась за эти шесть лет, была все такой же милой и привлекательной, однако сейчас выглядела не лучшим образом – казалось, она не спала несколько ночей.

- Здравствуй Ариэль, - сухо проговорил я.

- Привет, Каспер, - она выдавливала из себя слова с трудом, видимо, как и я, не могла забыть той ссоры, что разлучила нас после похорон отца.

- Давненько тебя не было видно. С каких это пор такие выдающиеся ученые снисходят до нас, простых крестьян? – я понимал, что говорю глупости и веду себя как ребенок, но ничего не мог с собой поделать.

- Каспер, я звоню не для того, чтобы ссориться с тобой. Я воспользовалась военным спутником, чтобы связаться с тобой. Незаконно проникла в это помещение, если меня здесь увидят – мне конец. Пожалуйста, выслушай меня.

Я ничего не сказал. Ариэль недобро вздохнула (я уже почти забыл об этой ее привычке – пыхтеть как чайник, когда ей что-нибудь не нравится) и продолжила:

- На планете обнаружены Зерги, - я не выказал удивления. – Ты что уже знаешь?

- Да, сестрица, мы уже столкнулись с ними, так что твоя информация немного запоздала. Как раз сейчас мы связываемся с силами Доминиона, хотим запросить у них помощи.

- Помощь не придет, - тихо проговорила она.

- Что за бред ты несешь, почему это не придет?

- Потому что Зерги обнаружены на Агрии уже несколько дней назад, однако, никаких объявлений об эвакуации не последовало. Правительство планеты вместе с силами Доминиона или уже покинула, или в данный момент покидает планету. Мы предоставлены сами себе.

- Откуда у тебя такие сведения? – я нахмурился. – Если бы о Зергах стало известно так давно, правительство объявило эвакуацию – спасло бы хоть кого-нибудь.

- Эвакуация уже идет – эвакуация правительства, их семей и тех, кому хватило денег оплатить себе счастливый билет. Спасутся только они, остальные останутся тут на съедение Зергам.

Мы замолчали, я обдумывал сказанное сестрой. Картина вырисовывалась невеселая. Зная привычки Доминиона, вполне можно было ожидать от них подобных действий. Наконец, я нарушил молчание:

- И что же ты предлагаешь? Сидеть и ждать, пока нас всех слопают?

- Нет, конечно. Я связалась с Джимом Рейнором и попросила его помочь нашей колонии.

Я опешил. Джим Рейнор - известный пират и бунтарь, личный враг Императора. Говорят, что Рейнор раньше работал на Менгска, еще до того как тот захватил власть, но потом их пути разошлись. Может, это всего лишь слухи, но одно можно сказать точно - за контакты с Рейнором Доминион по головке не погладит.

- Ты уверена, что это правильное решение? У нас всех могут возникнуть проблемы с Доминионом из-за того, что ты якшаешься с пиратами и революционерами.

- У нас нет другого выбора! – Ариэль буквально выводили из себя мои сомнения. – Ты сам сказал, что тут нас просто сожрут. Лучше стать врагом Доминиона, чем остаться на одной планете с кучей Зергов!

- И что ответил Рейнор? – как ни крути, сестра была права, и мне волей-неволей приходилось с ней соглашаться.

- Он согласился нам помочь. Его флот уже в пути. Джим сможет обеспечить безопасность не более чем на день в точке эвакуации. Я передам координаты. Это недалеко от столицы и твоего поселения. Вам необходимо как можно быстрее собрать всех жителей и прибыть на место завтра к полудню, иначе вы можете не успеть.

- Хорошо, я подумаю над твоим предложением.

- Подумаю!? – сестра была на грани срыва, выглядело это феерично. – Ты, идиот, хочешь обречь целый поселок на верную гибель только из-за нашей ссоры шестилетней давности?!

Я молча смотрел на нее, а потом отчетливо повторил:

- Я подумаю над твоим предложением.

Ариэль издала звук, похожий на стон отчаяния, и прервала связь. Я крутил в руках стакан с виски и задумчиво смотрел на монитор. На нем отображалась карта столичного района и точка эвакуации, куда через двадцать четыре часа должны прибыть силы врага Доминиона номер один, Джима Рейнора. Это действительно было не очень далеко от поселка, но колонна с беженцами будет двигаться медленно – потратит на дорогу не менее шести часов. Если начать эвакуацию прямо сейчас, то все успеют. Или, может, Ариэль не права, и силы Доминиона все-таки помогут нам? Я надеялся на это. Мне очень уж не хотелось быть обязанным жизнью своей сестре.

В дверь требовательно постучали.

- Заходите, - равнодушно крикнул я.

Вошли Роберт и Энтони, оба мрачнее тучи.

- Связались с военными? – спросил я, хотя уже догадывался, какой будет ответ.

- Правительство и база доминиона не отвечают, и вообще, похоже, военный спутник скоро накроется, - выдохнул Энтони.

Я поднял глаза к потолку и тихо выругался. Что ж, Ариэль, видимо мне придется принять твое предложение, если я еще хочу пожить на этом свете.


4

- И пусть Стив соберет всех своих приятелей с улиц. Всю эту шпану. – Энтони на секунду задумался. Мы снова сидели в моем кабинете вчетвером. - Я думаю, им можно поручить оповестить близлежащие фермы об эвакуации. Ферм не так много, и расположены они близко, так что это безопасно. Справишься, Стив?

Стив с энтузиазмом закивал головой, парень явно хотел проявить себя. Энтони довольно улыбнулся и посмотрел на меня. Последние слово, как за старостой, было за мной, но я не хотел подвергать молодых парней опасности. Однако, по-видимому, другого выхода не было. Мы не могли связаться с фермами через компьютер и посылать солдат с поручениями тоже не могли – их было слишком мало, и все они были нужны здесь, для обороны поселка.

У здания администрации уже собралась приличная толпа взволнованных местных жителей, очень недовольных тем, что им пришлось в спешке покидать свои дома, и, естественно, требовавших объяснений. Назрела необходимость произнести речь. Я собирался поручить это Энтони – никогда не умел выступать перед народом.

Наконец, я кивнул:

- Хорошо, но будьте максимально осторожны. Постарайтесь сделать все как можно быстрее.

Стив снова кивнул, улыбнулся и быстро убежал. Парень, похоже, не понимал, насколько это серьезно. Пару минут мы сидели молча – каждый думал о чем-то своем. Я первый подал голос:

- Роберт, сколько у нас солдат?

- Из тех, что я постоянно тренирую, человек тридцать, но оружия на складе больше, при желании, мы сможем вооружить сотню человек.

- Хорошо, дадим по винтовке каждому взрослому мужчине.

- Надеюсь, они друг друга не перестреляют от накала страстей, - усмехнулся Энтони. Роберт только пожал плечами.

- Как скоро мы сможем выступить? – не унимался я.

- Я думаю, часа через три, в лучшем случае. – Энтони прикидывал в уме. – Пока соберутся все близлежащие жители, пока подготовят технику, солдат. Эвакуировать целый поселок - это дело непростое.

- Хорошо, - я посмотрел на свои наручные часы. – Выступаем в четыре часа, сейчас темнеет поздно, надеюсь, до темноты мы доберемся. Не хотелось бы мне столкнуться с зергами ночью в чистом поле. Энтони, я хотел попросить тебя выйти ко всем собравшимся там и объяснить ситуацию – тебя они послушают.

Энтони согласно кивнул и вышел из комнаты. Роберт тоже встал и направился к двери.

- Я пойду, у меня куча дел, если что, найдешь меня на заднем дворе, – сказал он.

Я остался один в комнате, вынул сигарету из пачки – их осталось всего ничего – и с наслаждением закурил. Моя семья была здесь, вместе с остальными беженцами, я уже говорил с ними, они выглядели взволнованно, но держались неплохо. На душе было тошно. Я не мог поверить, что придется расстаться со всем тем, что я знал и любил всю свою жизнь. Я трудился, обустраивал сначала свою жизнь, потом жизнь моей фермы, потом жизнь целого поселка, и вот теперь все это медленно, капля за каплей, секунда за секундой теряет смысл. Как будто кто-то льет растворитель на картину, которую ты усердно рисовал последние шесть лет, а ты стоишь в стороне, связанный по рукам и ногам и не можешь сделать ничего. И остается только маленькая надежда, что, может быть, тебе дадут шанс нарисовать другую картину, не такую красивую, не такую яркую, не такую мирную. Совсем другую картину, которую тебе ох как не хочется рисовать. Странно, но, несмотря на то что правительство бросило нас на смерть, я не держал большого зла на Доминион. Видимо, я никогда не ожидал от них геройских поступков. Всегда догадывался, что при первой опасности они бросят нас. В принципе, все логично – планета не представляла никакой ценности для Менгска, чему уж тут удивляться, что он не захотел тратить солдат на защиту глупых крестьян. Я не знаю, как я поступил бы на его месте.

Мои мысли плавно перешли от Менгска к Рейнору. Кто он, этот человек? Бандит, пират, убийца, как твердит об этом полностью контролируемая Доминионом UNN? Или революционер и борец за правое дело, как он сам величает себя? Я не знал, да и мне, если честно, было абсолютно все равно. Гораздо больше меня волновало то, что он с нами станет делать, когда мы, дай Бог, поднимемся на борт его корабля? Не думаю, что у него хватит ресурсов и желания кормить такую ораву. Куда нам деваться потом? Может, Ариэль предусмотрела и это? Одни вопросы, и ни одного ответа. Мои меланхоличные размышления прервал настойчивый стук в дверь. Я сказал: «Войдите», - и посмотрел на часы. «Ничего себе», - удивился я: «С тех пор как комнату покинул Роберт, прошел почти час!». В дверь вошел, а вернее, вбежал, взволнованный Стив.

- Сэр, у нас проблема, - начал он с порога. – Один из моих друзей, он побежал сообщать обо всем на ферму Кларков. Вообще-то, к Кларкам бежать должен был не он, а другой парень, но у того парня короткие ноги, и он сказал, что сейчас…

- Короче, Стив, - прервал его я. - Такими темпами мы доберемся до сути дела через пару-тройку часов.

- Простите, сэр. Так вот. Тот парень побежал к Кларкам, но Кларки уже и сами собирались уезжать. У них там есть один парень, его, кажется, зовут Майкл. Да, точно, Майкл Кларк его зовут. Так вот, этот Майкл с утра разъезжал на своем старом «Стервятнике» по окрестностям. Ну, вообще-то, «Стервятник» не его, он ему достался от брата, который…

- Короче, Стив!

- Эээ, простите, сэр! Короче, он заехал довольно далеко от фермы, час езды, наверное, и наткнулся на кучу зергов. Говорит, что еле ноги унес. Еще говорит, что их там было штук пятьсот, не меньше, и самые разные, не просто зерлинги. Они пока не двигались с места, может, ждали чего. Но только если они пойдут на город, то через пару часов будут тут. Кларки безумно перепугались и сразу же двинулись в город.

- Черт, этого только не хватало. Ты кому-нибудь еще говорил об этом?

- Нет, сэр.

- Молодец, держи язык за зубами. Теперь быстро беги к этому своему другу и скажи ему, чтобы он тоже не болтал лишнего. Сколько ферм уже оповестили?

- Почти все, осталась парочка самых дальних. Я думаю, ребята должны прибежать с минуты на минуту.

- Хорошо, теперь беги.

Он быстро вышел из кабинета, я встал и последовал за ним, предварительно заперев дверь на ключ. Спустившись во двор, я обнаружил там Роберта и Энтони. Роберт о чем-то оживленно спорил с водителем грузовика.

- … а я те говорю, что не влезут по столько в один грузовик, - донесся до меня, низкий бас водителя, - мне ль не знать. Да я энту дуру тридцать лет вожу. По пятьдесят человек не потянить ни в жисть, по сорок, и то с трудом, а еще ж пожитки там и все такое.

- Ты что, предлагаешь мне всех, кто не влезет, тут оставить? – тихо спросил Роберт, когда я подошел.

- О, Каспер! – водитель в надежде глянул на меня, - ну объясни ты ему, раз уж он меня не понимаить, что не влезет в грузовик по пятьдесят человек. Мне ль не знать, я эту шельму уже лет тридцать пять вожу!

- Надо облегчить грузовик, - подал голос Энтони, до этого молча стоявший в сторонке. – Смотрите, сколько тут железа на бортах, если его оторвать, может, и хватит еще человек на десять.

Водитель недоверчиво хмыкнул пару раз, потом саркастически произнес:

- Ну, попробовать-то можно, авось чего и выйдет. Вот учитесь, - он, ухмыляясь, мотнул головой в нашу с Робертом сторону. – У Энтони-то башка завсегда варит, это уж точно! Я его, подлеца, уже лет сорок знаю!

Водитель вылез из грузовика и направился в сторону гаража. Мы с Робертом обменялись мрачными взглядами.

- Пошли, отойдем, - сказал я. – Есть разговор.

Мы втроем отошли под крону высокого, раскидистого дерева, которое росло в углу двора. Здесь нас никто не мог услышать, и я тихим голосом пересказал все то, о чем мне недавно поведал Стив.

- Плохо дело, - подытожил Энтони после моего рассказа. – Сборы идут быстрее, чем я ожидал, думаю, мы сможем выдвинуться через час, но если Зерги настигнут нас в пути – нам конец. Мы не сможем защитить колонну на открытой местности.

Повисла недобрая тишина, даже птицы на деревьях, казалось, перестали щебетать.

- Надо оставить заградительный отряд в городе, – наконец сказал Роберт. Энтони согласно кивнул. – Это единственный шанс для беженцев. Ферма Кларков на противоположенной стороне от той дороги, по которой пойдет колонна. Зергам придется идти через город. Это будет идеальное место, для того, чтобы встретить их. Им трудно будет обойти нас с фланга, из-за болот и леса придется переть прямо в лоб.

Мы соорудим баррикаду. У нас есть тридцать солдат и еще семьдесят винтовок. Я думаю, для обороны города мы оставим двадцать солдат и еще человек тридцать взрослых мужчин-добровольцев. Остальных отправим охранять колонну. Вы вдвоем будете сопровождать колонну, а я останусь тут и буду командовать обороной. Мы возьмем себе один грузовик. Продержимся, сколько сможем – может, часа два или три, а потом будем удирать со всех ног по дороге к точке эвакуации. Еще мы найдем несколько стервятников – думаю, они нам пригодятся. Согласны с планом?

Мы слушали молча. Роберт говорил все просто и понятно, но я отнюдь не был уверен, что на практике все выйдет так же гладко.

- Согласны, - негромко сказал Энтони. – Это действительно наш единственный шанс. Только вот командовать отрядом в городе останешься не ты, а мы с Каспером. Ты должен сопровождать колонну, если на нее нападут Зерги, беженцам не обойтись без толкового командира.

Я согласно кивнул, мне тоже пришла в голову эта мысль.

- Ну уж нет, - Роберт отрицательно замотал головой. – Я не собираюсь прятаться у баб под юбками, пока вы тут воюете!

- Пойми, Роберт, - вмешался я. – Это ни какое не геройство, это разумное решение. Энтони прав, никто лучше тебя не справится с защитой колонны, а это самое важное. Если отряд в городе справится со своей задачей и потом найдет на дороге останки беженцев, это будет очень глупо.

Роберт все еще сомневался.

- В конце концов, я староста, и ты обязан выполнять мои распоряжения!

Бывший офицер флота мрачно взглянул на меня и, не говоря ни слова, кивнул в знак согласия.


5

Колонна выдвинулась ровно через час. Я простился с женой и детьми. Лиза безумно волновалась, не хотела уезжать без меня, но я заверил её, что со мной и с ней все будет в порядке.

- Роберт - надежный человек, - сказал я тогда. - Он позаботится о вас.

Она расплакалась еще больше.

- Ну что ты, - я ласково погладил ее по голове, - мы встретимся через восемь часов на корабле Рейнора, я обещаю.

Я нежно поцеловал ее в губы и помог забраться в кузов грузовика, а затем долго смотрел вслед колонны, пока та не скрылась за поворотом. Стив отправился с ними. Парень ни в какую не хотел уезжать, но я буквально силой запихнул его в грузовик и взял с Роберта слово, что он будет лично приглядывать за ним.

Ко мне подошел Энтони, он, как и все мы, облачился в бронекостюм и обзавелся винтовкой. Выглядело это чрезвычайно непривычно.

- Баррикада почти готова, - доложил он. – Мы успеем соорудить только одну, вон там, в начале улицы. Она будет достаточно прочной, чтобы сдержать натиск Зергов. Правда, если они прорвутся там, то последним местом, в котором мы сможем укрыться, будет здание администрации.

Я посмотрел за здание, в которое давно уже, почти каждый день, ходил на работу. Меня всегда раздражали толстые стены и маленькие окна-бойницы, которыми архитекторы снабдили его. Сейчас я так не думал.

- Надо поставить транспорт недалеко оттуда, - я указал на ворота заднего двора администрации. – Что у нас с личным составом?

- Мы набрали только добровольцев, так что, надеюсь, в самый ответственный момент они не бросят винтовки и не кинутся наутек. Солдаты займут баррикаду и здания вокруг, если что, ребята из зданий прикроют баррикаду плотным огнем. Пока у нас есть патроны - мы будем держаться, но это с учетом, что Зерги будут переть на рожон. Они хитрые твари…

- Энтони, - прервал я его. – Ты когда-нибудь сталкивался с Зергами?

- Если честно – нет, - признался он.

Я начинал жалеть, что мы так запросто отослали Роберта. Зерги, действительно, чертовски хитрые твари, никогда не знаешь, что они выкинут. Тем более если видел живого Зерга всего один раз. Как бы нам не пришлось сложить здесь головы в первые пятнадцать минут и тем самым обречь на смерть еще и беженцев, не успевших уйти подальше. Энтони, похоже, угадал ход моих мыслей.

- Нет смысла думать о смерти, - сказал он. – «Жребий брошен», как сказал один умный парень. Нам остается лишь сделать все, чтобы продержаться как можно дольше. Я приготовил для нас замечательный наблюдательный пункт, вон в том доме. Пойдем – посмотрим.

Я как-то совсем по-иному посмотрел на своего главного помощника. Да, у него было чему поучиться. Он явно боялся того, что может с ним случиться, однако не предавался панике, а просто делал то, что должен. Энтони не мог убить свой страх, подчинить его себе, но он делал все так, как будто страха нет вовсе. Пусть руки его иногда заметно подрагивали, но говорил он без запинки, твердым и уверенным голосом. Его разум не мог остановить страх, но и страх не мог остановить разум.

Мы поднялись на свой командирский наблюдательный пункт – комнате (очевидно, детская) на втором этаже самого обычного дома. Не знаю, кто здесь раньше жил, но, кто бы он ни был, его сын обожал машинки. Вся комната была завалена разнообразнейшими машинками, пластмассовыми, железными, деревянными, бумажными. На стенах весели плакаты с большими красивыми грузовиками. Даже кровать была сделана в виде красивого красного автомобиля. «Вырос – водил бы грузовик на ферме», - подумал я.

В комнате помимо нас было еще четыре бойца.

- Почетная гвардия, - сказал я, похлопав одного из них по железному плечу.

- Все лучше, чем на баррикаде, - усмехнулся он в ответ.

Я посмотрел в окно, действительно, тут открывался прекрасный вид на всю улицу и баррикаду по центру.

- Я послал пару парней на «Стервятниках» на разведку, - раздался голос Энтони у меня за спиной. – Так что о приближении Зергов мы узнаем заранее.

- Спасибо, Энтони, - на меня нахлынул порыв благодарности. – Без тебя я бы ни за что не справился.

- Такая уж работа, - улыбнулся он в ответ.

Мы остались на пункте наблюдения и с высоты смотрели, как солдаты занимают позиции на баррикаде и в окнах близлежащих домов. Прошло примерно полчаса, но Зергов не было и в помине. Разведчики тоже не возвращались. Я уже начал волноваться, не случилось ли чего, когда из-за поворота дороги показался «Стервятник». Только один. Он подъехал к нашему дому, и водитель быстро вбежал в двери. Через мгновение он был уже в комнате.

- Зерги идут, - начал он с места. Задыхаясь, как после долго бега, разведчик говорил короткими, рублеными фразами, делая паузы между ними. – Много. Около пятисот или больше. Скоро будут тут. В основном, зерлинги и гидралиски, но я видел и пару муталисков. Питера прижали. Окружили зерлинги. Я пытался помочь, но было поздно. Он погиб. Черт, это я виноват!

- Успокойся, - сказал я. – Ты не виноват. На войне такое случается. Спасибо за информацию. Можешь быть свободен, только держи свой байк наготове – он может понадобиться.

Парень ушел, низко повесив голову и ссутулив плечи.

- Теперь уже недолго ждать, - тихо сказал Энтони.

И действительно, буквально через пять минут все из-за того же поворота дороги на полной скорости выскочил зерлинг. Он был точно такой же, каких мы видели на ферме этим утром. Хотя, наверное, все они одинаковые, кто их там разберет, этих Зергов. Зерлинг на секунду остановился, окинул взглядом баррикаду и, не задумываясь, бросился прямо на нее. Он не добежал. Едва попал в зону прицельной стрельбы, как получил сразу три иглы, упал, как подкошенный, проехав по инерции еще пару метров. Солдаты на баррикаде встретили его смерть радостными воплями. Правда, вопли поутихли, когда на дорогу выскочили еще десятка три сородичей погибшего. Они неслись как подорванные, оставляя за собой шлейф пыли. Заработали винтовки, солдаты не жалели патронов, сменяя друг друга на огневых точках, давая товарищам возможность перезарядить обойму и просто передохнуть пару минут. На дорогу выскакивали все новые и новые зерлинги, однако, все их атаки успешно отбивались. В активной перестрелке прошло минут тридцать – сорок. Я начал думать, что война с Зергами не такое уж сложно дело. Тупые твари будто желали умереть, бросаясь под наши иглы. А игл у нас было много. На дорогу вылезла пара гидралисков, но эти успели метнуть лишь пару игл и сами упали замертво. В какой-то момент поток Зергов иссяк. Видимо они поняли, что их тактика не самая эффективная и решили дать нам и себе передышку. Солдаты смогли поднять головы и оглянуться. Они повылазили на самый верх баррикады и увидели впечатляющую картину. Мертвые Зерги по всей дороге до самого поворота. Трупы покрывали землю как ковер. Что-то еще шевелилось в этом ковре, но ни один из солдат не отважился спуститься и добить раненых.

- Весьма не плохо для начала, - прокомментировал Энтони.

- Да, я думал - будет сложнее, - улыбаясь, признался я.

- Если они не придумают ничего похитрее, то мы, пожалуй, сможем продержаться и отступить без потерь.

Однако долго эта передышка не продлилась. Уже через десять минут новые зерги поперли из-за поворота, и снова началась жестокая мясорубка. Гидралисков теперь стало заметно больше, и их иглы теперь не всегда летели мимо. Солдаты тоже умирали. Редко, забирая с собой не меньше трех десятков врагов, но умирали. И каждая потеря была для нас огромным ударом, оправиться от которого было очень сложно. За час мы потеряли пятерых бойцов убитыми и еще трое были сильно ранены и не могли больше вести бой, а натиск Зергов все не ослабевал. Энтони, который стоял чуть позади, тронул меня за плечо.

- Пора подумать об отступлении, - тихо проговорил он.

- Да, я думаю…

Тут снизу, с баррикады, раздался пронзительный крик, слышный даже сквозь шум сражения:

- Смотрите, это муталиски!

Все разом подняли головы и увидели в небе над лесом быстро приближающиеся черные точки. Присмотревшись, я разглядел очертания продолговатого тела, держащегося в воздухе при помощи пары перепончатых крылышек. Зрелище было бы весьма забавное, если бы не внушало панического ужаса.

- Черт, и эти твари тут, - выругался я, - неужели планета уже настолько заражена?! Надо уходить, и быстро, мы не сможем отбивать атаки с земли и воздуха одновременно. Прикажите подогнать транспорт к баррикаде – будем грузиться прямо там.

Стая муталисков была уже очень близко. Можно было рассмотреть каждую тварь в отдельности и во всех подробностях, но рассматривать почему-то не хотелось. Два солдата бросились исполнять мое поручение, а мы с Энтони остались на нашем наблюдательном посту и видели, как командир одной из групп бойцов на баррикаде приказал своим солдатам стрелять в приближающихся муталисков, как только они подлетят на расстояние прицельного выстрела. Команда была исполнена – от первой очереди на землю посреди улицы рухнули пара летунов, однако и их атака увенчалась успехом. От синхронного залпа замертво упало три или четыре солдата, а муталиски, не остановившись, пошли на второй круг.

- Давай спускаться вниз – нечего тут сидеть, - пробормотал Энтони. Я кивнул, соглашаясь с ним.

Лестница, ведущая на первый этаж, была слишком узкая для скафандров, и нам пришлось протискиваться боком, то и дело задевая плечами стены. Я шел первый и слышал, как сзади пыхтел Энтони. Казалось, он в любой момент может потерять равновесие, и мы оба кубарем покатимся вниз. Почему подъем вверх не казался мне таким утомительным? Возможно, потому что тогда я не спешил поскорее унести отсюда ноги. Наконец, мы справились с лестницей и вдвоем вылетели на шумную улицу.

Грузовики уже подогнали к баррикаде. Первые солдаты уже залезли внутрь и заняли позиции, приготовившись прикрывать других. До ближайшего транспорта было метров сто пятьдесят. Мы уже приготовились бежать, когда справа донесся звук, похожий на шум заводящегося мотора. Я обернулся и увидел человека, пытавшегося завести «Стервятник». Это был тот парень, который, как мне казалось, сто лет назад докладывал нам о волне надвигающихся Зергов.

- Брось его, парень, - крикнул я. – Брось и залезай в грузовик, скоро тут будет полно этих тварей!

- Ни хрена подобного, сэр, – на его лице читалась тупое упрямство. – Он мне от деда достался, я его не брошу.

Он снова нажал на кнопку запуска двигателя, «Стервятник» заворчал, потом протяжно скрипнул и опять затих. Парень выругался и врезал кулаком по корпусу.

- Надо бежать к грузовику, - Энтони стукнул меня по спине. – Ты его не переубедишь.

Я не послушал. Не мог бросить там этого мальчишку. Подойдя к нему, я развернул парня лицом к себе (это было не трудно – он был без скафандра) и пристально посмотрел в глаза.

- Как тебя зовут? – громко и отчетливо спросил я.

- Н-н-норман, - заикнулся он.

- Послушай, Норман, через десять минут тут все будет кишеть Зергами, поэтому ты сейчас бросишь на хрен свою развалюху и побежишь со мной в грузовик. Ты понял?

Он не отвечал, только тихо бормотал что-то типа «достался от деда» и «ни хрена, сэр».

- Каспер, у него шок, - надрывался сзади Энтони. – Оставь его, и уходим.

Я вспомнил, как Роберт лечил шок у солдат сегодня на ферме и отвесил парню несильную затрещину. Не помогло. Норман просто упал на землю, пролежал пару секунд без движения, а потом вскочил и снова бросился к своему «Стервятнику» безуспешно давить на кнопку запуска. Я выругался от бессилия.

- Каспер, черт тебя побери, давай сваливать! – снова крикнул Энтони.

Я развернулся и направился к нему. Мне казалось, я только что своими собственными руками убил человека.

Около Энтони уже собралась, непонятно откуда взявшаяся пятерка солдат. Мы молча переглянулись и, как по команде, бросились в сторону грузовиков. Энтони с солдатами бежал чуть впереди, я немного отстал.

Нам оставалось пробежать каких-нибудь пятьдесят метров, когда неожиданно земля под нашими ногами затряслась и начала покрываться трещинами как раз между нами и ближайшим грузовиком. Энтони и солдаты резко остановились, и я с разбега врезался в металлическую спину одного из них.

- Что это? - тихо спросил я.

Ответом мне послужил новый толчок в глубине земли и новые трещины на поверхности. Все непроизвольно попятились назад. Солдаты, сопровождавшие нас, явно перетрусили и нервно тискали свои винтовки.

- Спокойно, спокойно, - бормотал Энтони. - Мы просто обойдем эту штуку сбоку, а потом по-быстрому смотаемся отсюда.

Земля уже непрерывно подрагивала, и все согласно закивали. Возглавляемые Энтони, мы потихоньку начали обходить опасное место. Один из солдат снял винтовку с предохранителя и направил ствол в землю. Собираясь, видимо, в случае опасности, изрешетить иглами поверхность планеты. Руки его мелко подрагивали, а в сочетании с дрожью земли это давало довольно сильный эффект - винтовка дергалась, как пойманная дикая птица. Мы прошли уже примерно половину пути, когда землю потряс удар, намного сильнее всех предыдущих и каменная кладка площади перед нами лопнула, как яичная скорлупа. Сначала на нас обрушился град камней и комьев земли, от которого мы все инстинктивно заслонились руками и винтовками. А через секунду из образовавшейся воронки, как черт из коробочки, вылетело огромное, склизкое тело, больше всего напоминавшее дождевого червя размером с трехэтажный дом, снабженного в области головы абсолютно невообразимым клыками и рогами. Чудовище взметнулось ввысь на добрых полтора десятка метров над землей, при этом оставалось совершенно не понятно, каким образом ему удалось развить под землей такую скорость, чтобы так выпрыгнуть наружу. Тем не менее, оно определенно сделало это, так как сейчас торчало перед нами как столб, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Впрочем, покачивалось оно недолго. Не успели мы опомниться, как вся эта махина грохнулась на землю в нескольких метрах от нас. Чудовище упало пастью не в нашу сторону, поэтому мы спаслись от первого удара, но все же видели, как пасть монстра распахнулась, и из нее, как солдаты из транспортного челнока, полезли зерлинги.

Нам повезло, они побежали не в нашу сторону. Очевидно, приоритетной целью для них были грузовики. Вся орда маленьких зергов ринулась в сторону транспорта. Солдаты на грузовиках, ошарашенные такой картиной, едва успели похватать винтовки и сделать залп по приближавшимся монстрам. Так что первая волна не накрыла их. Но из пасти чудовища лезли все новые и новые зерлинги, кроме того, к ним начали присоединяться и вовсе непонятные существа. Предком их явно был обычный зерлинг. По крайней мере, передняя его часть была более-менее узнаваема. Дальше же начиналось нечто совсем не понятное. Все тело существа представляло собой один большой полупрозрачный шар, наполненный, казалось, ярко зеленой жидкостью.

- Помилуй Господи, - взмолился Энтони. - Гиблинги! В рассыпную!

И сам бросился куда-то в сторону от меня. Я был ошарашен происходящим и не двинулся с места, тупо уставившись на все появляющихся и появляющихся тварей. Этих новых "гиблингов" накопилось уже пару десятков, и неожиданно все они в едином порыве, как бы повинуясь неслышному приказу, двинулись в сторону грузовиков. Передвигались они достаточно забавно - поджимали лапы к туловищу и перекатывались, как бы превращаясь в один большой шар. Выглядело это смешно, но смеяться почему-то не хотелось. Солдаты на грузовиках нестройно выстрелили по приближающимся противникам, но попали только по зерлингам, сопровождавшим гиблингов. Я никогда не видел ничего подобного этим тварям, и не знал, что именно произойдет в ближайшее время, но предчувствие было самое отвратительное. Первый гиблинг уже подкатился вплотную к грузовику, с разгона врезался в железный борт машины и, к величайшему моему ужасу, взорвался облаком кислотно-зеленой жидкости. Вещество оказалось кислотным не только на вид и, попав на поверхность кузова, тут же прожгло в ней несколько дырок. Сидевшие в грузовике люди отхлынули от атакованного борта, толкая и давя тех, кто стоял в задних рядах.

Но им не суждено было убежать. Через несколько секунд в грузовик врезался следующий гиблинг, потом еще и еще. Та же участь постигла соседний грузовик. За несколько секунд две большие крепкие машины были буквально сожжены вместе со всем экипажем и пассажирами атакой безумных монстров-самоубийц.

А я по-прежнему стоял, пялился на картину этого кошмара и не мог пошевелить даже пальцем. Я понял, что все погибло. Погибли практически все наше солдаты, погиб весь транспорт, а с ним и последняя надежда на спасение. "Мы все погибли", - металась в моей голове одна единственная мысль.

Тем временем поток зергов из пасти огромного червя иссяк. Перед его огромной мордой хаотично катались всего лишь несколько гиблингов. Но вот один из них заметил меня - стоявшей в каких-то паре десятков метров привлекательной цели. Он быстро покатился в мою сторону, и остальные последовали за ним. Я стоял, понимая, что надо что-то делать - бежать, или стрелять по тварям, но тело не слушалось меня. В голове мелькнуло тупое: "У меня шок, кто-нибудь дайте мне по морде". Но никого не было рядом. Я стоял на пустой улице и смотрел на катящийся ко мне забавный зеленый шарик - мою смерть. Винтовка выпала из рук и со звоном ударилась о камни раскуроченной улицы. Шарик все приближался и приближался, и тут сзади донесся отчаянный крик: "Каспер, уходи!". Мне хватило сил на то, чтобы повернуть голову и увидеть Энтони, несущегося ко мне.

- Идиот! - крикнул он, подбежав и схватив меня за руку.

Я понял, что он тащит меня куда-то, и честно пытался переставлять ноги, помогая ему, но из этого мало что получалось. Несмотря ни на что, Энтони не сдавался, и вот мы уже оказались у какого-то деревянного, то ли сарайчика, то ли туалета на краю улицы. Я оглянулся и увидел, что гиблинг, катящийся за нами, уже совсем рядом. Он был только один – остальные направились в сторону оставшихся в живых солдат.

- Энтони, - негромко проговорил я.

Он тоже оглянулся, увидел приближающийся зеленый шар, который был уже в паре метров от нас, и с отчаянным криком толкнул меня в спину, с таким расчетом, чтобы я упал точно в этот сарай, а сам прыгнул в другую сторону. Он не успел. Я не видел, как гиблинг врезался в него, но услышал за своей спиной страшный крик и отвратительный звук плавящегося металла, как будто шипела кошка, ошпаренная кипятком. Спине вдруг стало очень жарко, и я понял, что часть кислоты попала и на меня. В тот же миг я протаранил своим бронированным телом маленький сарайчик, и тот, не выдержав такого напора, обрушился прямо мне на голову. Все поглотила тьма, и я потерял сознание.


6

Очнулся я от того, что кто-то с силой ударил меня по лицу. Потом еще и еще раз. Следом появился звук. Какая-то невнятная возня на заднем фоне и громкий крик прямо у меня под ухом:

- Мистер Хенсон, вставайте быстрее!

Я открыл глаза и увидел над собой бледное, испуганное лицо Нормана. Какое-то время мне понадобилось на то, чтобы вспомнить, где я и что со мной.

- Сэр, нам надо уходить отсюда, - быстрой скороговоркой заговорил Норман. – Зерги. Они совсем скоро будут тут. Уже перебираются через баррикаду.

Я попытался встать, но спину пронзила жуткая боль, и я рухнул обратно на землю.

- Не получится, - пробормотал я. – Надо сначала снять этот чертов костюм. Он такой тяжелый, что я в нем даже двинуться не могу.

На снимание костюма ушло несколько минут. Поврежденная броня не хотела расставаться с моим телом, и каждое движение сопровождалось невыносимой болью. Норман сделал последнее усилие и вытряхнул меня из скафандра. Спину обожгло. Я снова сделал попытку встать, но голова тут же закружилась, и ноги подкосились подо мной.

- Норман, я не смогу идти, - пробормотал я. – Да и идти-то некуда. Транспорт уничтожен, все погибли, мы обречены.

- Нет, нет, - горячо заговорил он. – Транспорт есть. «Стервятник». Я его завел, он работает. Обопритесь на меня, я вас донесу.

Он поднял меня с земли и потащил в сторону стоявшего невдалеке «Стервятника». Я еле передвигал ногами, и, кажется, больше мешал, чем помогал этим моему спасителю. Но, несмотря ни на что, мы успешно добрались до цели. Норман усадил меня на «Стервятник» и привязал к сидению какой-то веревкой.

В этот момент из-за недалекой баррикады показались несколько гидралисков. Увидев нас, они издали нечто, отдаленно напоминающее победный вопль и тут же выпустили десяток игл. Ни одна не попала в цель. Норман вскочил на «Стервятник», крикнул мне: «Держись!» и бросил машину вперед. В ответ на его призыв я уверенно прогнусавил: «Конечно» и тут же вырубился.



В следующий раз я пришел в себя нескоро. Когда открыл глаза, во-первых, понял, что потерял счет времени, во-вторых, понял, что времени прошло много. Я с минуту полюбовался на металлический потолок над собой, пытаясь вспомнить, что со мной произошло. Последним воспоминанием было упрямое мертвецки-бледное лицо Нормана.

- Кажется, он приходит в себя, - раздался женский голос откуда-то справа. – Позовите Ариэль.

Я не обратил на это внимание, погруженный в свои мысли. Память постепенно возвращалась. Я вспомнил безумный бой за баррикаду, атаку муталисков, спор с Норманом, появление огромного червя, уничтожение транспорта, смерть Энтони. Сердце неожиданно екнуло. Энтони погиб. Он ведь погиб! Осознание этого свалилось на мою голову с такой силой, что я чуть снова не потерял сознание. Он ведь погиб, спасая мою жизнь. Проклятый гиблинг расплавил его, так, что не осталось и праха. А я все еще жив, хотя должен был жить он. Я все еще переваривал эту мысль, когда надо мной появилось лицо молодой женщины в очках. Сестру я узнал сразу.

- Каспер, ты очнулся! – её лицо лучилось радостью. – Я так волновалась!

- Да, вроде очнулся, - вымолвил я и тут же почувствовал, что в горле жутко пересохло. – Дайте воды.

Я приподнялся на одном локте, прополз немного вверх по кровати и оказался в полу сидячем положении. «Уже не плохо», - подумал я. Мне протянули стакан воды, и я, сделав пару глотков, почувствовал себя несколько уверение.

- Где мы находимся? - спросил я.

- Это медицинский отсек «Гипериона», корабля Джима Рейнора. – Ответила сестра. – Можешь не волноваться, тут абсолютно безопасно. А скоро все будет совсем хорошо. Мы отправимся на безопасную планету и сможем начать все заново!

- Прекрасно, - не улыбнувшись, ответил я. – Надеюсь, Лизе это понравится. Кстати, где она?

Улыбка на лице сестры померкла, она смотрела мне в глаза, и неожиданно губы ее дрогнули.

- Ариэль, где моя семья? – я непроизвольно повысил голос.

- Каспер, мне так жаль … я просто хотела, так получилось… - из глаз сестры закапали слезы.

- Что с моей семьей?! – я уже кричал в голос.

- Их нет на борту, - давясь слезами, выговорила сестра. – Из всего вашего поселка на борт поднялись только ты и этот парень, который привез тебя.

Раздался хруст стекла, по ладони потекло что-то теплое. Кажется, я слишком сильно сжал ладонь, и стакан в руке лопнул, поранив меня.

- Господи, Каспер, аккуратнее, - Ариэль попыталась забрать у меня разбитый стакан. Я непроизвольно отдернул руку, и осколки стекла полетели на пол. Кровь и вода брызнули на белые простыни.

- Мы отослали всех мирных жителей в точку эвакуации, указанную тобой! – мой голос звенел в тишине медицинского отсека. – Они не могли не дойти!

- Каспер, послушай, вы последние, кто успели подняться на борт корабля. Солдаты Рейнора больше не могли ждать. Место эвакуации постоянно атаковали зерги. Они продержались столько, сколько смогли, а потом ушли.

- Значит, они продержались недостаточно! Кто отдал приказ покинуть планету!?

- Джим Рейнор, - ответила Ариэль.

- Я хочу поговорить с ним, надо немедленно спуститься назад на планету, я уверен, мы найдем выживших.

- Каспер, слишком поздно, – очень тихо проговорила сестра. – Мы ушли очень далеко. Ты был без сознания двое суток.

От бессилия, отчаяния, горя и злобы я откинулся на спинку кровати и почувствовал, как по моим щекам катятся горячие слезы.



Потом была Тихая Гавань. Уютная планетка, без всяких признаков зергов. Все радовались новому дому. Каждый пытался начать новую жизнь, забыть свои страхи. Мне было все равно. Я не хотел жить, не хотеть начинать что-либо заново. Я практически не с кем не разговаривал. Только один раз переговорил с Норманом, поблагодарил его за то, что он спас мне жизнь. Тот был убит горем, так же как и я и, по-моему, даже не заметил, что кто-то говорил с ним. Ко всему у меня появилось еще и чувство вины по отношению к этому парню, ведь я хотел бросить его на верную смерть, а, в итоге, именно он спас мою шкуру.

Постепенно скорбь по погибшей семье начала отступать и на первый план вышла ненависть. Я ненавижу всех вокруг. Ненавижу людей, окружающих меня, за то, что они могут жить и радоваться жизни. Ненавижу Доминион, за то, что они бросили планету, которую должны были защищать. Ненавижу сестру за то, что она где-то на «Гиперионе» с Джимом Рейнером спасает весь мир неизвестно от чего. Но больше всего я ненавижу Джима Рейнора. Того, кто отдал приказ покинуть планету, оставив всех моих близких на верную смерть. Я не знаю, правильно ли это, или нет. Возможно, если взглянуть на ситуацию трезвым взглядом, у него не было другого выбора. Возможно, я сам виноват в том, что покинул свою семью. Я не знаю, кто прав, кто виноват. Не хочу смотреть ни на что «трезвым взглядом» и рассуждать в рамках формальной логики. Я знаю только, что единственное чувство, которое осталось во мне это ненависть и если исчезнет и она, то не останется вообще ничего.

Поэтому, когда пришло известие о том, что на планете обнаружены зерги, о том, что протосы хотят уничтожить этот мир вместе со всем его населением, о том, что Джим Рейнор, возможно, снова придет к нам на помощь, и о том, что всем жителям нашего городка необходимо спустится в этот небольшой бункер до разрешения конфликта, я лишь горько посмеялся. Судьба снова шутит. Моя жизнь вновь зависит от решения Рейнора. Но какой бы выбор ты не сделал сейчас там, на орбите, Джим, я не перестану ненавидеть тебя.

Конец.


З.ы. Для знатоков Starcraft: я знаю, что текст не соответствует официальной истории Ариэль Хенсон. Считайте рассказ вольной трактовкой событий :)
© Macbeth
Статья написана: 2011-02-08 22:10:25
Прочитано раз: 8755
Последний: 2016-12-02 14:44:41
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  Kramarty
@ 2015-03-16 13:58:15

Новичок


очень интересный рассказ, даже берет за душу, но лучше автору не писать о героях которые упоминаются в к игре
  Noob
Гость @ 2011-04-10 13:52:41


ip: 109.254.67.*
http://eu.battle.net/sc2/ru/game/hero/ar iel-hanson Аффтар, учи матчасть, у Хенсон папа был далеко не колхозником:) А в остальном-ничего интересного, бред какой-то...
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 01:14:02 MSK. Страница загружена за 0.172838 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта