История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Эпизод 0: появление (4-6)

ГЛАВА IV. ОПЕРАЦИЯ «ОСВОБОЖДЕНИЕ». Фаза 2

ИНТЕРЛЮДИЯ 2: ТАРСОНИС

ГЛАВА V. ПОДГОТОВКА

ГЛАВА VI. ОТКРЫТИЕ

ГЛАВА IV. ОПЕРАЦИЯ «ОСВОБОЖДЕНИЕ». Фаза 2

Продвигаясь в указанном разведчиками направлении, через триста метров группа вышла к каньону, спустившись на дно которого, Рейнджеры увидели массивные ворота без всяких опознавательных знаков. Бойцы быстро просканировали территорию. Ближе двухсот метров никого не было – ни людей, ни зверей. Детекторы молчали.

Разглядывая дверь, за которой возможно скрывалась тайна Зергов, Стрелок сострил:

– Здесь видимо работали по принципу: «Теория – это когда вы знаете все, но ничего не работает. Практика – это когда все работает, но никто не знает почему. В этом месте – мы совмещаем теорию и практику – ничего не работает и никто не знает почему!» – Он треснул пару раз по металлу громадным кулаком. – Вылезайте сукины дети! Мы пришли!

Аннет с Ильей с удивлением уставились на него – юмор был явно не солдатский. На дерзкую выходку автоматика не среагировала. Ни предупреждения, ни стрельбы. Торчащие из прорезей над воротами дула автопушек молчали.

Тем временем Дэсмонд вытащил из «кармана» скафандра любопытный девайс и подсоединил его к порту на панели управления шлюзом. Створки дверей бесшумно скользнули в стороны, открыв доступ в шлюзовую камеру с еще одними дверями – теперь уже внутрь комплекса.

Глядя в открывшийся зев чрева смертельно опасного комплекса, Стрелок криво ухмыльнулся.

– Фигасе. Пришли тут, словно могилу древнюю грабить. Кладоискатели херовы.

– Да нет, – фыркнул Илья, – скорее как туристы в «Замок ужасов».

– Вы только пальцы с пусковых крючков не снимайте, туристы,– Скивер недовольно покосилась на Рейнджеров, – убью.

Капитан тем временем отсоединил устройство и, не проронив ни слова, первым шагнул за створку.

Проникнув внутрь, четверо бойцов еще несколько минут оставались на месте, прислушиваясь к звукам комплекса. Их было немного. Тишину нарушало лишь какое-то слабое потрескивание. Убегающий вглубь коридор был пустынен. Стены украшали всевозможные указатели и плакаты о соблюдении инструкций и мер предосторожности. Двери, (судя из надписей на табличках – в бытовые помещения), располагались через равные промежутки. Из освещения – проблески редких аварийных фонарей.

Разбившись на пары, Рейнджеры пошли вперед, быстро проверяя все комнаты. Ничего интересного. Однако вскоре коридор уперся в силовую шлюз-дверь, перекрывающую проход служебный сектор.

Волей-неволей группе пришлось остановиться.

– Чтобы пробить такую дверь простой гранаты будет мало! – оглядевшись вокруг, сказал Трейн. Кроме небольшой панели на стене, взгляду не за что было зацепиться – стены, пол, потолок – одна голимая неосталь. Никаких технологических лючков, приборов, терминалов. – Не дверь, а монолит какой-то. Взрывчатки у нас на всех не хватит. Очевидно только благодаря этим холерам, здесь кто-то выжил. Ну что ж, будем пробовать ю-коды и наши отмычки.

– Не думаю, что после аварии универсальный код будет работать, – пробормотал Илья, поглаживая вздутия на створке, – возможно, сработала другая система защиты...

– Вот и проверим. Все равно девайс сюда не подключить.

Капитан ввел несколько комбинаций, но замок даже не пискнул. Красная надпись «АВАРИЯ», на экране панели управления никуда не делась. Многозначительно хмыкнув, Дэсмонд поманил Стрелка к себе. Следующим движением руки огнелом опустил поляризованный щиток шлема.

Плазма управилась с работой за десять минут. Когда Церберы закончили, в дверях зияла дыра достаточная для того, чтобы человек в скафандре мог проползти на четвереньках. Раскаленный металл с потрескиванием остывал. Оранжевая лужа на полу по мере остывания постепенно темнела. Как только последние наплывы окончательно застыли, Трейн жестом указал Аннет первой перебираться на другую сторону.

– Отличный вид, – рассмеялся про себя Илья, созерцая металлическую задницу своего командира, покачивающуюся туда-сюда при форсировании отверстия. Но через секунду, как только девушка оказалась одна на враждебной территории, он уже был предельно собран и готов при малейшем признаке опасности стрелять из всех стволов.

Стрелок нырнул следом за Скивер. Выбравшись на другую сторону, они заняли оборону, поджидая остальных.

Пройдя вперед группа наконец обнаружила объект достойный внимания, – дверь с надписью: «ОХРАНА. Посторонним вход воспрещен!».

– Аннет, заходим. Илья, Стрелок – контроль коридора, – распорядился капитан.

Тут код сработал. Аварийная перегородка бесшумно ушла под пол. Скрывающаяся за ней обычная дверь была измочалена так, словно безумный маньяк топором пытался расколоть ее в щепки. В помещении стоял полный разгром. Одна вентиляционная решетка была пробита, двери в смежные комнаты сорваны с петель. Везде следы пуль и крови. Но ни одного трупа. Оружейная была открыта и пуста.

– Оружие разобрано… Вероятно, Зерги утащили все трупы и сожрали, – глухо бросил капитан. – Нам нужно просмотреть систему видео-наблюдения. Может, сможем увидеть яйцеголовых.

– Не похоже, чтобы жуки вошли в комплекс через парадный вход, – пробормотала Аннет.

Девушка достала портативный ноут и подключила его к пульту службы безопасности. Как и комнате, терминалу охраны тоже крепко досталось. Панель системы была разворочена, мониторы разбиты. К счастью сервер все еще функционировал и сигналы с камер наблюдения записывались. Но когда Аннет вывела картинку на экран компьютера, оказалось, что большинство камер показывают «белый шум». Пока данные копировались, оба Рейнджера осматривали доступные отсеки комплекса.

– Смотри лейтенант, – подал голос Цербер. – Там есть живые охранники. На крайняк прикроемся ими, как щитом, если Зергов будет слишком много! Гм?

– Кто кого спасает, капитан? Мы их, или они нас? – ухмыльнулась Скивер.

–  Ну… мы здесь гости, а они хозяева! Так пусть демонстрируют нам свои пенаты.

– Не знаю, что они смогут надемонстрировать… дела у них не очень…

Шорох. В мгновение ока огнемет и С-14 уже смотрели в проем двери, откуда донесся звук. За шорохом последовал грохот мебели и скрип хитиновых конечностей. Предупреждая атаку, Дэсмонд полыхнул из огнемета в маленькую кухню за дверью. В наполненной огнем комнате раздался стрекот больших инсектоидов, а затем звук стал смещаться в сторону двери. Аннет начала стрелять в проем, останавливая горящие тушки Зерлингов, которые пытались выбраться из огня.

– Уходим! – крикнул огнеметчик, – мы уже посмотрели все, что нужно!

Рейнджеры выскочили в коридор и, пока дверь закрывалась, успели дать еще несколько очередей по метающимся ксеноморфам. Как только дверь отрезала агрессоров, маленький отряд двинулся дальше. Надо было спешить.

– Да уж. В нашем деле, одна ошибка и мы покойники. – Переведя дух, Трейн выругался.

Бойцы прислушались. Дверь не пропускала звуков, но чуть заметно подрагивала. Четверка не стала дожидаться, пока Зерги совладают с массивным препятствием, и двинулась дальше. Инцидент прибавил адреналина в крови, и теперь каждое закрытое помещение рассматривалось как источник повышенной опасности.

Аннет поймала себя на мысли, что даже пустой коридор действует ей на нервы и не внушает доверия. А ведь еще совсем недавно здесь катались погрузчики с опытными материалами и прочими грузами. Ассистенты и лаборанты с важным видом сновали туда-сюда между лабораториями. Бегали ученые, со своими папками, пробирками, флэшками, чипами, концептами и проектами, лишь иногда останавливаясь, чтобы обсудить какое-нибудь открытие. «Ну да, – размышляла Скивер, – их уникальные исследования были направлены во имя интересов Конфедерации, и Конфедерация не осталась в долгу – пришла спасать своих героев».

Широкая полоса-путеводитель сворачивала вместе с коридором налево, а дорогу прямо перегородили большие двери. Надпись над массивной створкой говорила о том, что здесь можно спуститься  на другой уровень. Цербер попытался ввести код, но получил отказ. Испробовав безрезультатно свои варианты, он махнул Скивер, предлагая ей «поколдовать» над дверью.

Поковырявшись с дверной панелью, Аннет также махнула рукой:

–Не получается. Тоже, что и на входе. Наверно в связи с чрезвычайной ситуацией охранная система отключила терминал и наглухо заблокировала дверь. Поток информации однонаправленный. Мой взломщик не может восстановить соединение с централью. Поэтому отсюда ее не открыть.

– Я знаю, как работает система, – вмешался в разговор Илья. – Мне приходилось бывать в таких комплексах. Когда возникает нештатная ситуация, неавторизированный доступ или взлом, системы безопасности закрывают специальные перегородки, чтобы изолировать сектора друг от друга. Помимо мобильных отрядов охраны, существует секретное помещение с дубль-системой видео-наблюдения и пультом управления дверьми и ловушками. Оттуда операторы контролируют ситуацию и устраняют возникшую угрозу.

Аннет с легким удивлением посмотрела на своего заместителя:

– Глазов, ты удивляешь меня все больше и больше, – прищурилась она, – все-то ты знаешь…

Илья запнулся, но от необходимости отвечать его избавил Дэсмонд:

– Все ясно. Нужно найти эту комнату, – отрубил он. Похоже, его не волновало, откуда Глазов располагает такой специфической информацией. – Зуб даю, что пресловутые управленцы – покойники.

«Хм, а Маулер ничего не делает просто так. И об Илье он знает больше, чем я читала в личном деле». Аннет решила обстоятельно поговорить со своим заместителем по окончанию операции.

Надписи на стенах указывали, что группа движется в направлении лабораторий. Пройдя несколько десятков метров по коридору, Рейнджеры наткнулись на два разбитых погрузчика, в кабинах которых были пятна крови и лохмотья комбинезонов. Еще чуть подальше – кучи хлама, брошенное оружие, человеческие и жучиные останки. Все ловушки: два напольных пулемета, мини-ракетная установка и две горелки, – были уничтожены.

– Что интересно, так это то, что у выхода-то все чисто, – отметила Скивер, присев у разбитого пулемета, чтобы основательней рассмотреть его повреждения.

– Значит, не успели добежать до выхода, – откликнулся Стрелок, продолжая шарить глазами вокруг. Его взгляд уперся в очередную надпись, наполовину уничтоженную кислотой. – Уровень 1. Исследовательский центр №№1-1, 1-2. «Отдел исследования чужеродных форм жизни». «Биоморфа (1)», – прочитал он. – Да уж, емкое название, ничего не скажешь. Что-то разгулялась эта паршивая биоморфа.

Он выплюнул табачную жвачку. Как и большинство огнеметчиков Стрелок любил подымить, но на заданиях курево приходилось заменять жевательным табаком. Закончив с чтением, огнелом прошел вперед. Свет прожекторов его скафандра выхватывал новые подробности нападения.

– Нет, братва, вы гляньте! У Зергов в роду точно не было электриков!– расхохотался он, показывая на силовой шкаф, в котором, запутавшись в кусках высоковольтных кабелей, болтался труп Зерлинга. Растущие из спины серповидные жала уныло свисали. Фасеточные глаза выжгло высоковольтным разрядом.

Реплика немного разрядила обстановку. «Братва» подошла и тоже не сдержала смеха – мертвый жук действительно выглядел нелепо.

– А может, он это сделал специально, чтобы вырубить освещение? – не обращаясь ни к кому, высказала мысль Аннет.

Как она и ожидала, ответил Илья:

– Ну, если только локально. Каждая из зон запитывается отдельно.

– Возможно, в других местах мы увидим нечто подобное. Как сказал Маулер, они обучаются.

– Что-то я в это слабо верю.

Капитан прервал разговор жестом руки: «Вперед».

Не успели они пройти и двадцати метров, как внезапно раздался грохот опрокидывающегося погрузчика. Обернувшись, люди увидели, что на машину вскарабкались три Зерлинга и приготовились к прыжку. Аннет среагировала раньше всех и, дважды выстрелив из гранатомета, рванулась в сторону. Раздался взрыв. Остальные Рейнджеры проявили не меньшую прыть и спрятались от осколков за выступами из стен. Механизм подбросило и разорвало вместе с «наездниками».

Коридор наполнился инертным газом, предотвращая распространение огня. Когда стихли звуки эха, появился новый источник шума – стрекот и скрежет конечностей потревоженных ксеноморфов. Не дожидаясь их появления, Трейн рявкнул:

– Ставим растяжки и драпаем по коридору до первой лаборатории! Лишние стволы нам не помешают!

За пять секунд заряды были активированы и брошены на пол. Рейнджеры рванули вперед.

«Как бы нам потом завал не пришлось разгребать», – с этой мыслью Дэсмонд нажал кнопку. Только они свернули за какой-то очередной архитектурный выступ, как пройденный пролет коридора снова наполнился пламенем и грохотом. Никто не остановился, чтобы посмотреть на результаты взрыва – добежать до приснопамятной лаборатории осталось совсем чуть-чуть.

Через мгновение Трейн уже стучал по кодовой панели с монитором. Сначала система проскрипела, что доступ запрещен, но затем, в ответ на дополнительные манипуляции монитор засветился. На экране появилась лысая голова, внешним видом больше подходившая к уголовнику-рецидивисту, чем к охраннику:

– Хэй ребята! Мы ждали вас! Можно сказать, считали минуты, когда нас придут спасать!

– Откройте эту зловонючую дверь!

– Без проблем! В одну секунду!

Заработала пневматика, и бронированная створка поползла вниз, открывая доступ в лабораторию. Дверь еще не успела открыться до конца, как Аннет закричала:

– Всем приготовиться к бою! У нас на хвосте Зерги!

Пять из семи человек, которые находились в комнате, бросились обратно на свои импровизированные огневые точки. Дверной проем был широким, так что каждому достался свой сектор для ведения огня. Дэсмонд и Стрелок, припав на одно колено, заняли позиции около двери и зажгли горелки «Факелов». Аннет с Ильей расположились чуть подальше и приготовились прикрывать огнеломов.

Зерги не заставили себя долго ждать. Одна стайка двигалась с неисследованной части комплекса, а другая со стороны погрузчиков. Последствия взрывов не стали им помехой, или они воспользовались скрытыми коммуникациями. Ксеноморфы неслись прыжками с таким изяществом и легкостью, которым бы позавидовал любой атлет. Парочка изувеченных особей пытались не отстать от своих собратьев, чтобы принять участие в схватке.

Впрочем, они зря торопились – на бойню успели все. Излишнее рвение не пошло на пользу ни Зерлингам, ни Гидралискам, – огненная стена преградила им путь, а пули с урановыми сердечниками превратили их в решето. Один залп, который все-таки успели сделать Гидры, был настолько слаб, что его следы заметили только после того, когда все закончилось. Кислота оставила несколько безобразных дыр и пятен на мебели и стенах, да еще вытекло содержимое их двух разбитых резервуаров с образцами.

В комплексе снова воцарилась тишина.

* * *

Молчание.

Через пять минут после последнего выстрела:

– Больше никого нет?

– В смысле выживших или Зергов?

– Зергов.

– Если органы чувств меня не обманывают, то нет.

– Ты старший?

– Да. Старший контролер первого уровня – Виктор Харриган.

Отвечал на вопросы капитана все тот же «уголовник», с которым он общался через видео-панель на двери. Когда представились остальные, он рассказал историю своей группы.

Рассказ оказался сумбурным, но вполне внятным. Группа находилась в осадном положении буквально с первых часов нападения на Фланнум. В том, что атака началась извне, можно было не сомневаться – внутри не могло содержаться столько жуков. Зерги появились отовсюду, в большом количестве. Охранные системы частью сработали, частью – нет. Организованного сопротивления оказать не удалось. Мелкие группы были отрезаны друг от друга и оборонялись, как могли. Коридор был просто забит Зергами. Пробиться к выходу не получилось. Все, чего удалось достичь, это добраться до лаборатории и забаррикадироваться. Благо помещение оказалось «чистым», то есть имело только один вход. Связь с остальными была утеряна, – что-то случилось в узле связи. На руках остались трое раненых, из которых один тяжелый. Один раз сделали вылазку до жилых отсеков, чтобы найти пищу.

– Все понятно Виктор, – подытожил капитан, когда Харриган закончил. – Пока нет новых жуков, дай пару ребят исследовать результаты нашего подрыва. Стрелок, – окликнул он бойца. – Вернись назад и посмотри, что там!

После того как Харриган распорядился, Дэсмонд задал главный вопрос:

– А где ученые из этой лаборатории?

– С учеными все просто. Когда началась возня, все ученые находились на нижнем уровне. У них там было типа собрания. Один раз в неделю они всей толпой собираются внизу и подводят итоги о проделанной работе. Мыслями там делятся, не знаю. Так что им повезло больше чем нам, – уровень защиты помещений там выше.

– Отлично! – Трейн не мог поверить такой удаче. – Господин случай благоволит нам!

– Что, очень важные шишки? – приподнял бровь охранник.

– Не прикидывайся. Ты должен понимать, что здесь занимались специфическими задачами. Конфедерация не может позволить себе потерять столько вбуханных в инсталляцию средств. Не говоря уже о результатах исследований.

Виктор понимал. Прежде чем попасть сюда он прошел десять перепроверок. Да и за работу здесь платили порядком.

Дэсмонд повернулся к своим:

– Аннет, пока я уточняю со старшим контролером планы комплекса, нужно собрать всю информацию из лаборатории. Илья – произведи разведку ближайших доступных помещений. Чуть что не так, сразу возвращайся назад. И будь всегда на связи. Это приказ. – Тот кивнул и растворился в тенях коридора.

Харриган снова обратил на себя внимание Цербера:

– Ладно, капитан. Что будем делать дальше?

– Два варианта. Первый – вы поднимаетесь наверх к нашей бригаде. Второй – идете с нами. От помощи мы не откажемся.

Охранник ответил без колебаний:

– Лично я выбираю второй вариант. Как говорится, надо же отрабатывать свою зарплату. К ответственности в любом случае привлекут но, если дело с ботаниками выгорит, то может быть, трибунал нас не так сильно будет иметь.

– Логично. А остальные?

– За время осады мы обсудили этот вопрос – никто из нас не хочет стать соцпером.

– Хорошо.

Дэсмонд повернулся к остальным и объявил:

– Так, бойцы! Вы слышали наш разговор. Так как я руковожу спасательной операцией, то с этого момента вы переходите в мое подчинение! Вопросы есть?

Вопросов не было.

– Отлично. А теперь пока ждем возвращения остальных. Если выход окажется чист, ты и ты, – он указал на двоих, – сопровождаете раненных наверх.

Скивер тем временем уже подключилась к главному серверу лаборатории. Хотя Аннет не понимала и половины использующихся терминов в названиях папок с файлами, информация была любопытной. В голове отложились лишь самые простые:

«Происхождение видов особей Зерга»;

«Воспроизводство и клонирование объектов»;

«Генетическая совместимость различных видов Зерга».

Вскоре ей надоело следить за мельтешением файлов на экране, и она стала осматривать помещение. Интерьер оправдывал название лаборатории – кругом находились резервуары с результатами препарирования и экспериментов над ксеноморфами. Тут же находились клетки, в которых держали живые образцы. На стенах имелись видео-панели, на которых по всей вероятности до аварии отображались различные результаты исследований.

Аннет заинтересовало устройство клеток: во-первых, они всегда были под высоким напряжением, о чем свидетельствовали таблички, а во-вторых, содержали скрытые камеры наблюдения и специальные механизмы-инъекторы, чтобы держать особей Зергов в пассивном состоянии. «Видимо когда электричество вырубилось, резервные генераторы не были рассчитаны на долговременное поддержание нужного напряжения тока на клетках. Интересно, а что сейчас творится в других лабораториях? Хорошо хоть здесь не было живых образцов», – отметила про себя девушка, продолжая осматриваться.

Капитан, под комментарии Харригана, изучал планы комплекса. Охранники тихо переговаривались, ожидая приказов нового начальства. Вид у них был унылый. Люди за время осады истратили и моральные и физические силы. А впереди еще рейд вглубь инсталляции. В углу валялись куски скафандра. Тяжелораненый находился в бессознательном состоянии. На его руках и груди зияли глубокие раны, нога по колено… отгрызена? Товарищи потратили все медпакеты, чтобы хоть немного подлечить парня. «Дона мы вытащили из дыры в полу, – объяснил Аннет Яцек, когда девушка подошла к пострадавшим, – Зерги пытались его утащить, а я и Читатель бросились выручать». В отличие от Дона, он отделался легкими ранениями. Правда био-консистенции уже не осталось и его перевязали обычными тряпками. Третий пострадавший, по прозвищу «Читатель», был не расположен к разговору и просто кивнул. Раны у него были поверхностными, и он держался наравне со всеми.

Аннет вернулась к компьютеру. Она практически закончила, когда вернулся Стрелок с подопечными. Огнелом доложил, что из-за взрыва действительно часть конструкции обвалилась, но проход есть. Это означало, что путь наружу свободен. Новость пришлась всем по душе. Бойцы приготовились к продолжению рейда, чтобы побыстрей закончить и вернуться. Не было только Ильи.

* * *

В это время Илья осторожно пробирался вперед, пытаясь обнаружить признаки спец-комнаты службы безопасности. Казалась, прошла не одна сотня лет, когда он в последний раз выполнял подобные задачи. Десант – это конечно хорошо, но он любил «тонкую работу». Как, например такую. Не хватало только костюма-хамелеона. В СМС-400 несильно-то развернешься. К тому же сзади «болтался» спец-контейнер с еще одной винтовкой, взрывчаткой и дополнительными боеприпасами. Давным-давно, когда Илья впервые увидел подобную штуку, он пошутил: «Это огнеломам положено таскать дополнительную тяжесть, а десант-то тут причем!» Но в армейском снаряжении никогда не бывает чего-нибудь просто так. И в этой истине не было ни грамма шутки.

Через каждые пять-десять метров он останавливался, и прислушивался к звукам комплекса одновременно беглым взглядом фиксируя где в полу или в потолке отсутствуют панели обшивки. Каждая из таких дыр вела в лабиринт технологических проходов, куда соваться было равносильно самоубийству. Сейчас это была территория монстров.

Мимоходом он заглядывал в служебные и жилые отсеки, чтобы не оставлять за спиной непроверенных зон. Такие комнаты, без дополнительной защиты, его мало интересовали – он искал помещения снабженные аварийными перегородками. Немного погодя он увидел одну такую дверь. С дырой посередине. Металл просто растворился от воздействия особой кислоты Гидралисков. «Уровень 1. Испытательный центр №1-3. Бионика (2)» – прочитал Глазов. «Час от часу не легче. А какие тогда названия на нижних уровнях…» Опыт прошлого вставал перед глазами. Потрогав оплавившиеся края отверстия, «совсем как мы недавно», он заглянул внутрь.

Из особенностей комнат лаборатории можно было отметить только наличие большего количества компьютерных систем, нежели хирургических столов, относительно первой лаборатории. Кругом валялись непонятные чертежи, схемы, модели будущих изобретений. Илья отметил разорванные вентиляционные трубы и на странные кучи мусора, состоящие из кусочков железобетона. Один баллон противопожарной системы был вырван с корнем. Наличие засохших луж крови, кислотных пятен и фрагментов трупов персонала Глазов старался не замечать. Он искал совсем другое.

Цепкий взгляд, перебегая с одного предмета на другой, остановился на большом стеллаже, который чуть-чуть, но не вписывался в интерьер комнаты. Не вписывался потому, что стоял не на своем месте. Возле него валялись останки трех охранников. Глазов тщательно осмотрел шкаф и понял, что не так – дурацкая мебель не закончила движение, так как что-то ее остановило. И это «что-то», по всей вероятности – смерть оператора, который хотел выйти из комнаты по ту сторону или запустить к себе подмогу.

Не долго думая Илья выстрелил из винтовки в крепления стеллажа к стене, а затем схватил своими «мощными лапами» за края и попытался его опрокинуть. Сервоприводы скафандра с легкостью справились с подобной задачей. Грохот, сопровождающий действия десантника, стоял приличный. И за свою беспечность Клинок чуть не лишился головы. Неожиданно внутреннее чутье заставило Илью резко упасть на колени, и в туже секунду там, где находилась его голова, просвистели когти. Раздался негодующий скрип существа, которого обманули. Спустя секунду, в бок человека ударился еще один Зерлинг и тут же пустил в ход свои смертельные конечности.

– Бля, ща уроют!!! – Казалось тело и разум Ильи разделились. Мозг еще матерился, а тренированное тело уже принимало меры по устранению угрозы для жизни. Впрочем, если ты служишь в десантуре, такое не редкость.

Илья вскочил, и, несмотря на то, что на руке висела туша килограммов так на 50-70, ему удалось сделать размах и приложить одним Зерлингом другого. Большого эффекта это не дало, но зато за эти пять секунд он успел выхватить пистолет, буквально ощущая, как вцепившийся в руку жук разрывает перчатку скафандра. По ком-линку пулеметной очередью посыпались вопросы Трейна. Отвечать на них не было времени. Три выстрела разрывными подряд – один в глаз, два других по когтям, заставили ксеноморфа отвалиться от руки, но второй уже снова атаковал. Его прыжок остановил металлический стол, который Глазов успел поставить перед собой, закрываясь от вредной твари. С-14 снова оказалась у него в руках, и как раз во время, так как выброс хлама из одной кучи «мусора» возвестил о том, что появляется еще один охочий до человечинки жук. Однако теперь хозяином положения стал хомо сапиенс. Несколько очередей и все закончилось.

Илья перевел дух. Сердце бешено стучало, температура в скафандре повысилась на два градуса. «Как можно быть таким разгильдяем! Видимо не зря меня турнули из агентов. Привык, что десант действует напором и силой, а голова нужна только для того, чтобы бутылки об нее разбивать!».

По коридору уже был слышен топот ног. Не теряя времени, Глазов быстро проверил все кучи с помощью подходящей трубы. Они были пусты. Он вернулся к опрокинутому стеллажу. Одного взгляда на стену хватило, чтобы понять, что за ней таится какой-то сюрприз – поверхность была не гладкой, а во вздутиях и трещинах. Словно с той стороны ее пытались пробить.

* * *

…Первой в лабораторию ворвалась Аннет, – от удара ее ноги остатки внутренней входной двери громыхнули так, словно взорвалась граната. Илья быстро поднял руки вверх, чтобы разошедшаяся фурия его случаем не подстрелила. Рефлексы у спецназа отточены до автоматизма – любое неосторожное угрожающее движение и можно считать, что ты труп. И не важно, свой ты, или чужой.

– Все чисто! Спокойно! Кроме меня тут никого нет! – крикнул он.

Ствол С-14 еще несколько секунд покачался туда-сюда, а затем медленно опустился вниз.

– Привет красавица! Соскучилась! – не смог сдержать себя Илья. После победы в смертельной схватке, эмоции били через край.

Смотровой щиток скафандра закрывал лицо «красавицы». Затем стекло соскользнуло под шлем.

– Ну ты даешь Глазов. Хочешь обрести тут вечный покой? – спокойно спросила она, не обратив внимания на реплику парня. Или сделав вид, что не обратила. В дверь уже вваливались остальные члены группы.

– Возникли непредвиденные обстоятельства, с которыми мне удалось справиться. Главное, что я нашел то, что мы искали!

Отпихнув Аннет, Дэсмонд вышел вперед:

– Скивер, осмотрите тут все, нужно забрать хотя бы что-то из этого погрома. Глазов, докладывайте.

– Судя по всему, эта поврежденная стена и есть вход в спец-операторскую. Наличие повреждений говорит о том, что за дверью имеется система охраны. Действующая. Чтобы проникнуть в комнату ее нужно уничтожить. Других вариантов нет.

– Черт бы побрал этих гребаных проектировщиков! Неужели они не предусмотрели пути обхода для своих? Мы еще только начали, а мне уже до смерти надоели эти головоломки! Надо взорвать чертову дверь вместе с ловушками и дело с концом!

Шутка в исполнении капитана получилась корявой. Было очевидно, что последствия от взрыва предугадать невозможно. А вдруг оборудование в секрете накроется и что тогда делать?

Все, кроме Скивер, начали осматривать лабораторию и коридор в поисках подходящей альтернативы проникновения в секрет. Заодно собрали оружие и медальоны-смертники убитых.

Первым высказал свои мысли Илья:

– Я вижу только один способ пробраться туда – через технологические проходы под полом. Используя их, можно проникнуть под операторскую и обойти ловушки.

– Идея, конечно, не лишена смысла, – сказала Аннет, подключая новый модуль памяти к серверу, – но не хочешь ли ты сначала проконсультироваться у Дона, каково там внизу?

– Другой альтернативы просто нет. – Парень повернулся к Трейну. – Я готов рискнуть.

– Нет. Глазов, ты остаешься, – отклонил предложение капитан. – Пойдет Стрелок. Я думаю, что огнемет в тесном помещении будет сподручней. С ксеноморфами он знает, как общаться. Если будет необходимо, сможет прорезать перегородку. Тем более у него скафандр СМС-660М, а значит защита выше.

– Чтобы поддать огоньку, меня упрашивать не придется! – воодушевился Стрелок.

Пять минут спустя, сверяясь с подробной картой участка, которую Скивер отрыла на компе в комнате охраны, он спустился в скрытый от постороннего взгляда лабиринт различных механизмов.

Путешествие по катакомбам обошлось без печальных последствий. В двух местах Стрелок наткнулся на Зергов но, как и рассчитывалось, теснота проходов оказалась для человека-одиночки преимуществом, так как жуки не могли атаковать одновременно. Огнелом просто изжарил их всех. Подвал операторской был изолирован мощной металлической перегородкой, но он быстро вскрыл ее, воспользовавшись огнеметом как резаком. За перегородкой Цербер увидел механизмы напольных ловушек, охраняющих спец-помещение, и люк в саму комнату. Разрядив ловушки, он выбрался через люк в «секретку», затем вручную открыл злополучную дверь.

– Встречайте, братцы! Жуков нет! – пригласил Стрелок, распинывая груду мертвых Зергов у двери. Его скафандр, потихоньку остывая, все еще дымился.

– Да уж, автоматические пушки неплохо поработали, чтобы очистить помещение – сказал капитан оглядываясь.

Деактивированные турели как бы оценивающе смотрели жерлами своих стволов на незваных гостей. Терминалы управления системами безопасности находились внутри образованного ими полукруга. Угол, где находилась электроника, был не сильно поврежден относительно другой части комнаты. Правда, около пульта лежали тела двух мертвых операторов, нашпигованных иглами Гидр. Из-за воздействия кислоты от них мало что осталось. Оба были в защитных масках.

– Пушки работали, пока в комнате находились посторонние объекты, то бишь Зерги. Вон сколько их тут полегло, – сказала Аннет, приступая к изучению аппаратуры. Илья вызвался ей помочь.

– А Гидры знали в кого стрелять – устранили главный для них источник опасности в комплексе. – Дэсмонд проверил содержимое карманов трупов, пытаясь идентифицировать их. – А то эти ребята рано или поздно очистили бы территорию от жуков.

– Эти твари проникли сюда через вентиляцию! Как будто специально искали! – Стрелок указал пальцем на искореженные заслонки воздуховода. Лопасти больших вентиляторов были смяты снарядами. В трубе находились останки нескольких Зерлингов.

– Что-то мне не хочется знать, куда ведет эта труба, – откликнулся Трейн. А гребаным проектировщикам – минус. Операторам могли бы поставить установку регенерации, а из-за вентиляционных шахт в обороне комнаты образовалась брешь.

Проверив все, Церберы вместе с Харриганом подошли к Клинкам. Те вовсю копались с программами управления различными системами инсталляции.

Немного погодя Скивер доложила капитану о полученных результатах:

– Нам удалось открыть двери, ведущие на нижний уровень! Всего их две. Одну мы видели в центральном холле, вторая находится на другом конце нашего уровня, дальше по коридору, около лабораторий «черт-его-знает-какой-номер». Лифты тоже разблокировали. Остальные перегородки пока решили не открывать. У нас есть три варианта – вернуться назад, идти вперед, или разделиться. Хотя в лаборатории нам все равно нужно попасть, чтобы забрать информацию.

– О’кей. Виктор, ты возьмешь своих и вернешься к первому лифту. На нем спуститесь. Мы пойдем через лаборатории. Встретимся внизу. Так мы никого и ничего не пропустим.

* * *

Коридор уводил дальше внутрь комплекса. В этой части первого уровня дохлых жуков было больше. Немалую роль тут сыграли охранные системы, сейчас уничтоженные Зергом. Вспышки аварийной сигнализации, блики от прожекторов во тьме, создавали ложное впечатление движения в коридоре. Воображение тут же услужливо дорисовывало скрывающихся в темноте ксеноморфов. Бойцы шли молча, постоянно ожидая нападения в спину или засады. При малейшем звуке или шорохе они автоматически готовились отразить возможную атаку.

Группа двигалась от отдела к отделу, которые шли уже целыми секциями, и каждый из которых имел название из какой-нибудь области знаний, с приставкой «БИО-»: Биофизика, Биохимия, Биополе, Биомеханика и т.д. Названия более мелких лабораторий входящих в их состав не то что запомнить, даже выговорить было сложно. Типа «Лаборатория клеточной нанохирургии нейрохимического отдела ксенобиологической репликации». Из изобилия информации, которую извлекла Аннет, ей в память врезались только несколько названий ведущихся исследований. Кое-что она зафиксировала у себя в бортовом компьютере скафандра, чтобы потом покопать во Внутренней Сети, что об этом слышно в других местах. Список получался малость зловещим. Что-то типа:

«Исследование зараженных людей»;

«Генетическая совместимость видов»;

«Реанимация человека с помощью метода “Zerg Infestation” (3) »;

«Манипуляции с генетическими цепочками Человек/Зерг»;

«Сохранение интеллекта в гибридах Человек/Зерг»;

«Изменение активности нервных центров объекта экспериментов»;

«Контроль и управление особью Зерга».

«Не похоже, что этих тварей придумали Сыны Корхалла, или даже сама Конфедерация. Вот уж действительно, загадка природы… будь она неладна…» Подобная мысль снова и снова посещала Аннет. Быстро осматривая интерьер вокруг, чтобы не пропустить засады, она пыталась избавиться от нервозности, которую внушала невидимая опасность. Уровень адреналина в крови зашкаливал. «Не рассчитали своих сил, уроды, теперь расхлебывай…»

Когда они зашли в очередное «святилище науки», то увидели привалившегося к стене охранника. Он был еще жив, но без сознания. На скафандре можно было разобрать корявую надпись на староанглийском: «John Doe» (4). После порции стимуляторов, он открыл глаза и просипел:

– Помещение в безопасности!

О состоянии «безопасного помещения», добавить было нечего, – оно имело плачевный вид.

Его звали Джон Во, а «Doe» он написал на скафандре в минуту отчаяния. Его рассказ «как я провел последние пять суток», принципиально ничем не отличался от другого, уже слышанного Рейнджерами.

Капитан помог подняться обессилевшему охраннику:

– Ну что, земляк, потерпи немного, сейчас мы проводим тебя до твоих коллег, и через пару минут ты будешь уже наверху, где тебя снова поставят на ноги!

Рейнджеры двинулись дальше. Харриган сообщил, что его команда уже ждет внизу и потихоньку осматривается.

С этого момента началась новая череда неприятностей. Как только люди Виктора осмотрели конференц-зал, и решили проверить соседние помещения, Зерги снова дали о себе знать. Что-то, а появляться неожиданно, они умели. Это, плюс количественное превосходство, привело к тому, что по окончанию стычки выжил только Харриган. Находясь в шоке, он продолжал стрелять в мерещащиеся тени, хотя жуков больше не было.

Услышав по связи крики о помощи, Трейн распорядился прибавить ходу. Последние метры до шахты группа преодолела бегом. Подбежав к лифтам, Дэсмонд начал тыкать кнопку вызова. Когда он с раздражением нажал ее несчетное количество раз, неожиданно одна из панелей пола приподнялась, и напольный пулемет открыл огонь по незваным гостям. Прежде чем гранаты заставили его замолчать, он успел обстрелять Стрелка и Джона, которые стояли за спиной Трейна.

Очереди, которые предназначались капитану, принял на себя охранник. Илья и Аннет находилась на другой стороне комнаты, контролируя коридор, поэтому не попали под обстрел. Буквально через секунды ловушка замолчала, но Джон Во был уже мертв. Аннет констатировала его смерть.

Капитан проклял все и вся, за свою беспечность и потерю контроля над ситуацией. Так подставиться!

Между тем створки дверей лифта мягко распахнулись, приглашая всех желающих спуститься на очередной круг ада.

– Харриган, мы идем! – капитан выключил микрофон. – Черт меня подери, за мою доброту!

Он грохнул кулаком по стене.

– Надо думать о задании, а не о расходном материале!

– Но капитан, похоже, ваши слова попали богу в уши, – сказала Скивер, когда поток ругательств иссяк.

– Какие еще слова?

– Да по поводу щитов из охранников.

Трейн вспомнил. Но ничего отвечать не стал. Вместо ответа, он повернулся к Илье:

– Илья! Может ты в курсе, почему сработала ловушка!? Вы же вроде че-то там отключали!?

– Да кто его знает, почему она сработала! Не я же эту штуку строил! – огрызнулся Глазов. – Может система глюкнула!

Когда лифт поехал вниз, все замолчали. Харриган тоже прекратил орать. Сказал, что занял оборону в узле связи и останется там, пока не придут остальные.

Лифт доставил Рейнджеров в центральный склад запасов. Как и везде, тут царил бардак: брошенные как попало погрузчики, разбитые контейнеры, опрокинутые стеллажи и следы Зергов. Казалось, сам воздух пропитан чувствами отчаяния и паники погибших здесь людей.

Симметрично относительно центра помещения располагалась четыре платформы грузовых лифтов. Их шахты можно было сравнить с четырьмя огромными шкафами глубиной в пару сотен метров, с многочисленными ящиками-комнатами. Причем на данный момент все платформы находились внизу.

Стрелок не удержался от соблазна посмотреть на дно шахты. Что, в общем-то, было не просто, учитывая его габариты в СМС-660М.

Где-то далеко внизу одиноко мигала лампочка аварийного питания. Свет наплечного прожектора осветил дно. На платформе стоял какой-то ящик, и валялись лохмотья комбинезона. Больше ничего.

– Может быть, персонал пытался спрятаться в лабиринте ячеек от своих преследователей, – сказал он. – Хотя вряд ли это им помогло… У жуков было время их найти.

Проверив, так сказать, свой вестибулярный аппарат, огнелом направился к выходу в коридор второго уровня. Когда он приблизился к двери, опять сработала ловушка. Теперь это были сопла настенного огнемета.

Струи пламени обдали Стрелка, раскаляя его скафандр до сотен градусов по Цельсию. Будь Цербер в более легком скафандре, он бы моментально изжарился. А так, модернизированному скафандру огнелома атака огнем страшна только при продолжительном воздействии. Чего в планах у Стрелка не было. Ударами кулаков он вмял горелки внутрь, нарушив устройства воспламенения топлива. Огонь потух.

Пока остальные бежали к нему, у парня еще хватило самообладания пошутить:

– Это ж надо, хотели меня поссорить с родной стихией! Да я больше боюсь в луже утонуть!

– Твою мать. – Лицо Трейна было мрачнее тучи. – Эти сюрпризы уже достали! Выходим в коридор!

* * *

Рейнджерам потребовалось несколько минут, чтобы найти выжившего союзника. Быстро проскочив мимо лифтов к силовым установкам и большой холл с валяющимися трупами, они ввалились в помещение узла связи. Виктор сидел за одним из терминалов и отрешенно вводил что-то с клавиатуры. Когда спасатели зашли, он повернулся к ним. Не дожидаясь расспросов, сказал:

– Насколько я знаю, в комплексе было два узла связи – один в комнате охраны, другой здесь. После атаки Зергов видимо оба накрылись, поэтому мы не могли связаться не то что с внешним миром, а даже друг с другом. Я не знаю, что осталось в верхней сторожке, а здесь сами видите, – железо шуршит лишь наполовину. Но сервак целый. Правда, пауки убили источник питания. Я уже все переключил на резерв.

Голос был ровным, но в глазах все еще отражалась пережитая бойня. От бронежилета и униформы остались только одни названия.

– Пока я вас ждал, то нашел на компе интересные сообщения. Судя по всему, оно поступило сюда по сетке до того, когда все окончательно накрылось. Есть еще одна команда выживших. Они находятся на третьем уровне, в самых дальних лабораториях. У них отсутствуют боеприпасы.

Он показал сообщения на компьютере.

Аннет кивнула:

– Да, я видела их, через камеры. Не зря мы взяли с Ильей по лишней винтовке и немного патронов. Мы дойдем до них. – Она положила руку на плечо охранника. – Ты сам-то как?

– Отпустило. Когда уроды начали нас крошить, еще ничего, а когда всех положили, я потерял голову. Не помню, как забрался сюда.

Аннет посмотрела на Трейна. Она догадалась, что сейчас тот просчитывает все варианты. «Он не пойдет дальше ученых». Увидев, что девушка смотрит на него, капитан покачал головой и сказал:

– Все. Перекур окончен. – Его палец указал на компьютер. – У нас мало времени. Скивер, у тебя пять минут, чтобы проверить содержимое этой жестянки! Илья остается с тобой, а мы пока проверим зал презентаций!

После распоряжения он вышел из комнаты. Стрелок и Харриган последовали за ним.

Илья посмотрел им в спины и присвистнул:

– Деловой мужик! Ходит, командует! Чтобы он без нас тут делал бы?

Отсоединяя перчатки от скафандра, чтобы заняться тонкой работой, Аннет возразила:

– Я думаю, он не так прост. Мог бы справиться и без нас. Мы нужны для подстраховки. – В ответ на ее манипуляции компьютер начал услужливо выплевывать порции информации.

– Что думаешь, Маулер бы ограничился одним специалистом? – продолжила она, – а если бы нас убили на подходе к этой пещере? Сам слышал, какие перлы выдает Стрелок. Потенциально каждый из нас может завершить задание в одиночку. Не согласен?

– Ладно, хорош. Я понял.

Илья подошел поближе, чтобы посмотреть, что там такое мелькает на экране. Со стороны процедура слива информации выглядела комично: два здоровенных механических монстра нависли над хрупкой электроникой, тыкая своими лапищами в хлипкую клавиатуру.

Глазова вдруг потянуло поговорить на «отвлеченные» темы. Он десять секунд обмозговывал свою мысль, а потом, («будь, что будет»), брякнул:

– Энн, а ты способна на тонкие чувства?

«Что за чушь?» Слишком занятая делом Аннет решила не заострять внимания на нахальном тоне вопроса. Не отрывая гл