История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Эпизод 0: появление (4-6)

ГЛАВА IV. ОПЕРАЦИЯ «ОСВОБОЖДЕНИЕ». Фаза 2

ИНТЕРЛЮДИЯ 2: ТАРСОНИС

ГЛАВА V. ПОДГОТОВКА

ГЛАВА VI. ОТКРЫТИЕ

ГЛАВА IV. ОПЕРАЦИЯ «ОСВОБОЖДЕНИЕ». Фаза 2

Продвигаясь в указанном разведчиками направлении, через триста метров группа вышла к каньону, спустившись на дно которого, Рейнджеры увидели массивные ворота без всяких опознавательных знаков. Бойцы быстро просканировали территорию. Ближе двухсот метров никого не было – ни людей, ни зверей. Детекторы молчали.

Разглядывая дверь, за которой возможно скрывалась тайна Зергов, Стрелок сострил:

– Здесь видимо работали по принципу: «Теория – это когда вы знаете все, но ничего не работает. Практика – это когда все работает, но никто не знает почему. В этом месте – мы совмещаем теорию и практику – ничего не работает и никто не знает почему!» – Он треснул пару раз по металлу громадным кулаком. – Вылезайте сукины дети! Мы пришли!

Аннет с Ильей с удивлением уставились на него – юмор был явно не солдатский. На дерзкую выходку автоматика не среагировала. Ни предупреждения, ни стрельбы. Торчащие из прорезей над воротами дула автопушек молчали.

Тем временем Дэсмонд вытащил из «кармана» скафандра любопытный девайс и подсоединил его к порту на панели управления шлюзом. Створки дверей бесшумно скользнули в стороны, открыв доступ в шлюзовую камеру с еще одними дверями – теперь уже внутрь комплекса.

Глядя в открывшийся зев чрева смертельно опасного комплекса, Стрелок криво ухмыльнулся.

– Фигасе. Пришли тут, словно могилу древнюю грабить. Кладоискатели херовы.

– Да нет, – фыркнул Илья, – скорее как туристы в «Замок ужасов».

– Вы только пальцы с пусковых крючков не снимайте, туристы,– Скивер недовольно покосилась на Рейнджеров, – убью.

Капитан тем временем отсоединил устройство и, не проронив ни слова, первым шагнул за створку.

Проникнув внутрь, четверо бойцов еще несколько минут оставались на месте, прислушиваясь к звукам комплекса. Их было немного. Тишину нарушало лишь какое-то слабое потрескивание. Убегающий вглубь коридор был пустынен. Стены украшали всевозможные указатели и плакаты о соблюдении инструкций и мер предосторожности. Двери, (судя из надписей на табличках – в бытовые помещения), располагались через равные промежутки. Из освещения – проблески редких аварийных фонарей.

Разбившись на пары, Рейнджеры пошли вперед, быстро проверяя все комнаты. Ничего интересного. Однако вскоре коридор уперся в силовую шлюз-дверь, перекрывающую проход служебный сектор.

Волей-неволей группе пришлось остановиться.

– Чтобы пробить такую дверь простой гранаты будет мало! – оглядевшись вокруг, сказал Трейн. Кроме небольшой панели на стене, взгляду не за что было зацепиться – стены, пол, потолок – одна голимая неосталь. Никаких технологических лючков, приборов, терминалов. – Не дверь, а монолит какой-то. Взрывчатки у нас на всех не хватит. Очевидно только благодаря этим холерам, здесь кто-то выжил. Ну что ж, будем пробовать ю-коды и наши отмычки.

– Не думаю, что после аварии универсальный код будет работать, – пробормотал Илья, поглаживая вздутия на створке, – возможно, сработала другая система защиты...

– Вот и проверим. Все равно девайс сюда не подключить.

Капитан ввел несколько комбинаций, но замок даже не пискнул. Красная надпись «АВАРИЯ», на экране панели управления никуда не делась. Многозначительно хмыкнув, Дэсмонд поманил Стрелка к себе. Следующим движением руки огнелом опустил поляризованный щиток шлема.

Плазма управилась с работой за десять минут. Когда Церберы закончили, в дверях зияла дыра достаточная для того, чтобы человек в скафандре мог проползти на четвереньках. Раскаленный металл с потрескиванием остывал. Оранжевая лужа на полу по мере остывания постепенно темнела. Как только последние наплывы окончательно застыли, Трейн жестом указал Аннет первой перебираться на другую сторону.

– Отличный вид, – рассмеялся про себя Илья, созерцая металлическую задницу своего командира, покачивающуюся туда-сюда при форсировании отверстия. Но через секунду, как только девушка оказалась одна на враждебной территории, он уже был предельно собран и готов при малейшем признаке опасности стрелять из всех стволов.

Стрелок нырнул следом за Скивер. Выбравшись на другую сторону, они заняли оборону, поджидая остальных.

Пройдя вперед группа наконец обнаружила объект достойный внимания, – дверь с надписью: «ОХРАНА. Посторонним вход воспрещен!».

– Аннет, заходим. Илья, Стрелок – контроль коридора, – распорядился капитан.

Тут код сработал. Аварийная перегородка бесшумно ушла под пол. Скрывающаяся за ней обычная дверь была измочалена так, словно безумный маньяк топором пытался расколоть ее в щепки. В помещении стоял полный разгром. Одна вентиляционная решетка была пробита, двери в смежные комнаты сорваны с петель. Везде следы пуль и крови. Но ни одного трупа. Оружейная была открыта и пуста.

– Оружие разобрано… Вероятно, Зерги утащили все трупы и сожрали, – глухо бросил капитан. – Нам нужно просмотреть систему видео-наблюдения. Может, сможем увидеть яйцеголовых.

– Не похоже, чтобы жуки вошли в комплекс через парадный вход, – пробормотала Аннет.

Девушка достала портативный ноут и подключила его к пульту службы безопасности. Как и комнате, терминалу охраны тоже крепко досталось. Панель системы была разворочена, мониторы разбиты. К счастью сервер все еще функционировал и сигналы с камер наблюдения записывались. Но когда Аннет вывела картинку на экран компьютера, оказалось, что большинство камер показывают «белый шум». Пока данные копировались, оба Рейнджера осматривали доступные отсеки комплекса.

– Смотри лейтенант, – подал голос Цербер. – Там есть живые охранники. На крайняк прикроемся ими, как щитом, если Зергов будет слишком много! Гм?

– Кто кого спасает, капитан? Мы их, или они нас? – ухмыльнулась Скивер.

–  Ну… мы здесь гости, а они хозяева! Так пусть демонстрируют нам свои пенаты.

– Не знаю, что они смогут надемонстрировать… дела у них не очень…

Шорох. В мгновение ока огнемет и С-14 уже смотрели в проем двери, откуда донесся звук. За шорохом последовал грохот мебели и скрип хитиновых конечностей. Предупреждая атаку, Дэсмонд полыхнул из огнемета в маленькую кухню за дверью. В наполненной огнем комнате раздался стрекот больших инсектоидов, а затем звук стал смещаться в сторону двери. Аннет начала стрелять в проем, останавливая горящие тушки Зерлингов, которые пытались выбраться из огня.

– Уходим! – крикнул огнеметчик, – мы уже посмотрели все, что нужно!

Рейнджеры выскочили в коридор и, пока дверь закрывалась, успели дать еще несколько очередей по метающимся ксеноморфам. Как только дверь отрезала агрессоров, маленький отряд двинулся дальше. Надо было спешить.

– Да уж. В нашем деле, одна ошибка и мы покойники. – Переведя дух, Трейн выругался.

Бойцы прислушались. Дверь не пропускала звуков, но чуть заметно подрагивала. Четверка не стала дожидаться, пока Зерги совладают с массивным препятствием, и двинулась дальше. Инцидент прибавил адреналина в крови, и теперь каждое закрытое помещение рассматривалось как источник повышенной опасности.

Аннет поймала себя на мысли, что даже пустой коридор действует ей на нервы и не внушает доверия. А ведь еще совсем недавно здесь катались погрузчики с опытными материалами и прочими грузами. Ассистенты и лаборанты с важным видом сновали туда-сюда между лабораториями. Бегали ученые, со своими папками, пробирками, флэшками, чипами, концептами и проектами, лишь иногда останавливаясь, чтобы обсудить какое-нибудь открытие. «Ну да, – размышляла Скивер, – их уникальные исследования были направлены во имя интересов Конфедерации, и Конфедерация не осталась в долгу – пришла спасать своих героев».

Широкая полоса-путеводитель сворачивала вместе с коридором налево, а дорогу прямо перегородили большие двери. Надпись над массивной створкой говорила о том, что здесь можно спуститься  на другой уровень. Цербер попытался ввести код, но получил отказ. Испробовав безрезультатно свои варианты, он махнул Скивер, предлагая ей «поколдовать» над дверью.

Поковырявшись с дверной панелью, Аннет также махнула рукой:

–Не получается. Тоже, что и на входе. Наверно в связи с чрезвычайной ситуацией охранная система отключила терминал и наглухо заблокировала дверь. Поток информации однонаправленный. Мой взломщик не может восстановить соединение с централью. Поэтому отсюда ее не открыть.

– Я знаю, как работает система, – вмешался в разговор Илья. – Мне приходилось бывать в таких комплексах. Когда возникает нештатная ситуация, неавторизированный доступ или взлом, системы безопасности закрывают специальные перегородки, чтобы изолировать сектора друг от друга. Помимо мобильных отрядов охраны, существует секретное помещение с дубль-системой видео-наблюдения и пультом управления дверьми и ловушками. Оттуда операторы контролируют ситуацию и устраняют возникшую угрозу.

Аннет с легким удивлением посмотрела на своего заместителя:

– Глазов, ты удивляешь меня все больше и больше, – прищурилась она, – все-то ты знаешь…

Илья запнулся, но от необходимости отвечать его избавил Дэсмонд:

– Все ясно. Нужно найти эту комнату, – отрубил он. Похоже, его не волновало, откуда Глазов располагает такой специфической информацией. – Зуб даю, что пресловутые управленцы – покойники.

«Хм, а Маулер ничего не делает просто так. И об Илье он знает больше, чем я читала в личном деле». Аннет решила обстоятельно поговорить со своим заместителем по окончанию операции.

Надписи на стенах указывали, что группа движется в направлении лабораторий. Пройдя несколько десятков метров по коридору, Рейнджеры наткнулись на два разбитых погрузчика, в кабинах которых были пятна крови и лохмотья комбинезонов. Еще чуть подальше – кучи хлама, брошенное оружие, человеческие и жучиные останки. Все ловушки: два напольных пулемета, мини-ракетная установка и две горелки, – были уничтожены.

– Что интересно, так это то, что у выхода-то все чисто, – отметила Скивер, присев у разбитого пулемета, чтобы основательней рассмотреть его повреждения.

– Значит, не успели добежать до выхода, – откликнулся Стрелок, продолжая шарить глазами вокруг. Его взгляд уперся в очередную надпись, наполовину уничтоженную кислотой. – Уровень 1. Исследовательский центр №№1-1, 1-2. «Отдел исследования чужеродных форм жизни». «Биоморфа (1)», – прочитал он. – Да уж, емкое название, ничего не скажешь. Что-то разгулялась эта паршивая биоморфа.

Он выплюнул табачную жвачку. Как и большинство огнеметчиков Стрелок любил подымить, но на заданиях курево приходилось заменять жевательным табаком. Закончив с чтением, огнелом прошел вперед. Свет прожекторов его скафандра выхватывал новые подробности нападения.

– Нет, братва, вы гляньте! У Зергов в роду точно не было электриков!– расхохотался он, показывая на силовой шкаф, в котором, запутавшись в кусках высоковольтных кабелей, болтался труп Зерлинга. Растущие из спины серповидные жала уныло свисали. Фасеточные глаза выжгло высоковольтным разрядом.

Реплика немного разрядила обстановку. «Братва» подошла и тоже не сдержала смеха – мертвый жук действительно выглядел нелепо.

– А может, он это сделал специально, чтобы вырубить освещение? – не обращаясь ни к кому, высказала мысль Аннет.

Как она и ожидала, ответил Илья:

– Ну, если только локально. Каждая из зон запитывается отдельно.

– Возможно, в других местах мы увидим нечто подобное. Как сказал Маулер, они обучаются.

– Что-то я в это слабо верю.

Капитан прервал разговор жестом руки: «Вперед».

Не успели они пройти и двадцати метров, как внезапно раздался грохот опрокидывающегося погрузчика. Обернувшись, люди увидели, что на машину вскарабкались три Зерлинга и приготовились к прыжку. Аннет среагировала раньше всех и, дважды выстрелив из гранатомета, рванулась в сторону. Раздался взрыв. Остальные Рейнджеры проявили не меньшую прыть и спрятались от осколков за выступами из стен. Механизм подбросило и разорвало вместе с «наездниками».

Коридор наполнился инертным газом, предотвращая распространение огня. Когда стихли звуки эха, появился новый источник шума – стрекот и скрежет конечностей потревоженных ксеноморфов. Не дожидаясь их появления, Трейн рявкнул:

– Ставим растяжки и драпаем по коридору до первой лаборатории! Лишние стволы нам не помешают!

За пять секунд заряды были активированы и брошены на пол. Рейнджеры рванули вперед.

«Как бы нам потом завал не пришлось разгребать», – с этой мыслью Дэсмонд нажал кнопку. Только они свернули за какой-то очередной архитектурный выступ, как пройденный пролет коридора снова наполнился пламенем и грохотом. Никто не остановился, чтобы посмотреть на результаты взрыва – добежать до приснопамятной лаборатории осталось совсем чуть-чуть.

Через мгновение Трейн уже стучал по кодовой панели с монитором. Сначала система проскрипела, что доступ запрещен, но затем, в ответ на дополнительные манипуляции монитор засветился. На экране появилась лысая голова, внешним видом больше подходившая к уголовнику-рецидивисту, чем к охраннику:

– Хэй ребята! Мы ждали вас! Можно сказать, считали минуты, когда нас придут спасать!

– Откройте эту зловонючую дверь!

– Без проблем! В одну секунду!

Заработала пневматика, и бронированная створка поползла вниз, открывая доступ в лабораторию. Дверь еще не успела открыться до конца, как Аннет закричала:

– Всем приготовиться к бою! У нас на хвосте Зерги!

Пять из семи человек, которые находились в комнате, бросились обратно на свои импровизированные огневые точки. Дверной проем был широким, так что каждому достался свой сектор для ведения огня. Дэсмонд и Стрелок, припав на одно колено, заняли позиции около двери и зажгли горелки «Факелов». Аннет с Ильей расположились чуть подальше и приготовились прикрывать огнеломов.

Зерги не заставили себя долго ждать. Одна стайка двигалась с неисследованной части комплекса, а другая со стороны погрузчиков. Последствия взрывов не стали им помехой, или они воспользовались скрытыми коммуникациями. Ксеноморфы неслись прыжками с таким изяществом и легкостью, которым бы позавидовал любой атлет. Парочка изувеченных особей пытались не отстать от своих собратьев, чтобы принять участие в схватке.

Впрочем, они зря торопились – на бойню успели все. Излишнее рвение не пошло на пользу ни Зерлингам, ни Гидралискам, – огненная стена преградила им путь, а пули с урановыми сердечниками превратили их в решето. Один залп, который все-таки успели сделать Гидры, был настолько слаб, что его следы заметили только после того, когда все закончилось. Кислота оставила несколько безобразных дыр и пятен на мебели и стенах, да еще вытекло содержимое их двух разбитых резервуаров с образцами.

В комплексе снова воцарилась тишина.

* * *

Молчание.

Через пять минут после последнего выстрела:

– Больше никого нет?

– В смысле выживших или Зергов?

– Зергов.

– Если органы чувств меня не обманывают, то нет.

– Ты старший?

– Да. Старший контролер первого уровня – Виктор Харриган.

Отвечал на вопросы капитана все тот же «уголовник», с которым он общался через видео-панель на двери. Когда представились остальные, он рассказал историю своей группы.

Рассказ оказался сумбурным, но вполне внятным. Группа находилась в осадном положении буквально с первых часов нападения на Фланнум. В том, что атака началась извне, можно было не сомневаться – внутри не могло содержаться столько жуков. Зерги появились отовсюду, в большом количестве. Охранные системы частью сработали, частью – нет. Организованного сопротивления оказать не удалось. Мелкие группы были отрезаны друг от друга и оборонялись, как могли. Коридор был просто забит Зергами. Пробиться к выходу не получилось. Все, чего удалось достичь, это добраться до лаборатории и забаррикадироваться. Благо помещение оказалось «чистым», то есть имело только один вход. Связь с остальными была утеряна, – что-то случилось в узле связи. На руках остались трое раненых, из которых один тяжелый. Один раз сделали вылазку до жилых отсеков, чтобы найти пищу.

– Все понятно Виктор, – подытожил капитан, когда Харриган закончил. – Пока нет новых жуков, дай пару ребят исследовать результаты нашего подрыва. Стрелок, – окликнул он бойца. – Вернись назад и посмотри, что там!

После того как Харриган распорядился, Дэсмонд задал главный вопрос:

– А где ученые из этой лаборатории?

– С учеными все просто. Когда началась возня, все ученые находились на нижнем уровне. У них там было типа собрания. Один раз в неделю они всей толпой собираются внизу и подводят итоги о проделанной работе. Мыслями там делятся, не знаю. Так что им повезло больше чем нам, – уровень защиты помещений там выше.

– Отлично! – Трейн не мог поверить такой удаче. – Господин случай благоволит нам!

– Что, очень важные шишки? – приподнял бровь охранник.

– Не прикидывайся. Ты должен понимать, что здесь занимались специфическими задачами. Конфедерация не может позволить себе потерять столько вбуханных в инсталляцию средств. Не говоря уже о результатах исследований.

Виктор понимал. Прежде чем попасть сюда он прошел десять перепроверок. Да и за работу здесь платили порядком.

Дэсмонд повернулся к своим:

– Аннет, пока я уточняю со старшим контролером планы комплекса, нужно собрать всю информацию из лаборатории. Илья – произведи разведку ближайших доступных помещений. Чуть что не так, сразу возвращайся назад. И будь всегда на связи. Это приказ. – Тот кивнул и растворился в тенях коридора.

Харриган снова обратил на себя внимание Цербера:

– Ладно, капитан. Что будем делать дальше?

– Два варианта. Первый – вы поднимаетесь наверх к нашей бригаде. Второй – идете с нами. От помощи мы не откажемся.

Охранник ответил без колебаний:

– Лично я выбираю второй вариант. Как говорится, надо же отрабатывать свою зарплату. К ответственности в любом случае привлекут но, если дело с ботаниками выгорит, то может быть, трибунал нас не так сильно будет иметь.

– Логично. А остальные?

– За время осады мы обсудили этот вопрос – никто из нас не хочет стать соцпером.

– Хорошо.

Дэсмонд повернулся к остальным и объявил:

– Так, бойцы! Вы слышали наш разговор. Так как я руковожу спасательной операцией, то с этого момента вы переходите в мое подчинение! Вопросы есть?

Вопросов не было.

– Отлично. А теперь пока ждем возвращения остальных. Если выход окажется чист, ты и ты, – он указал на двоих, – сопровождаете раненных наверх.

Скивер тем временем уже подключилась к главному серверу лаборатории. Хотя Аннет не понимала и половины использующихся терминов в названиях папок с файлами, информация была любопытной. В голове отложились лишь самые простые:

«Происхождение видов особей Зерга»;

«Воспроизводство и клонирование объектов»;

«Генетическая совместимость различных видов Зерга».

Вскоре ей надоело следить за мельтешением файлов на экране, и она стала осматривать помещение. Интерьер оправдывал название лаборатории – кругом находились резервуары с результатами препарирования и экспериментов над ксеноморфами. Тут же находились клетки, в которых держали живые образцы. На стенах имелись видео-панели, на которых по всей вероятности до аварии отображались различные результаты исследований.

Аннет заинтересовало устройство клеток: во-первых, они всегда были под высоким напряжением, о чем свидетельствовали таблички, а во-вторых, содержали скрытые камеры наблюдения и специальные механизмы-инъекторы, чтобы держать особей Зергов в пассивном состоянии. «Видимо когда электричество вырубилось, резервные генераторы не были рассчитаны на долговременное поддержание нужного напряжения тока на клетках. Интересно, а что сейчас творится в других лабораториях? Хорошо хоть здесь не было живых образцов», – отметила про себя девушка, продолжая осматриваться.

Капитан, под комментарии Харригана, изучал планы комплекса. Охранники тихо переговаривались, ожидая приказов нового начальства. Вид у них был унылый. Люди за время осады истратили и моральные и физические силы. А впереди еще рейд вглубь инсталляции. В углу валялись куски скафандра. Тяжелораненый находился в бессознательном состоянии. На его руках и груди зияли глубокие раны, нога по колено… отгрызена? Товарищи потратили все медпакеты, чтобы хоть немного подлечить парня. «Дона мы вытащили из дыры в полу, – объяснил Аннет Яцек, когда девушка подошла к пострадавшим, – Зерги пытались его утащить, а я и Читатель бросились выручать». В отличие от Дона, он отделался легкими ранениями. Правда био-консистенции уже не осталось и его перевязали обычными тряпками. Третий пострадавший, по прозвищу «Читатель», был не расположен к разговору и просто кивнул. Раны у него были поверхностными, и он держался наравне со всеми.

Аннет вернулась к компьютеру. Она практически закончила, когда вернулся Стрелок с подопечными. Огнелом доложил, что из-за взрыва действительно часть конструкции обвалилась, но проход есть. Это означало, что путь наружу свободен. Новость пришлась всем по душе. Бойцы приготовились к продолжению рейда, чтобы побыстрей закончить и вернуться. Не было только Ильи.

* * *

В это время Илья осторожно пробирался вперед, пытаясь обнаружить признаки спец-комнаты службы безопасности. Казалась, прошла не одна сотня лет, когда он в последний раз выполнял подобные задачи. Десант – это конечно хорошо, но он любил «тонкую работу». Как, например такую. Не хватало только костюма-хамелеона. В СМС-400 несильно-то развернешься. К тому же сзади «болтался» спец-контейнер с еще одной винтовкой, взрывчаткой и дополнительными боеприпасами. Давным-давно, когда Илья впервые увидел подобную штуку, он пошутил: «Это огнеломам положено таскать дополнительную тяжесть, а десант-то тут причем!» Но в армейском снаряжении никогда не бывает чего-нибудь просто так. И в этой истине не было ни грамма шутки.

Через каждые пять-десять метров он останавливался, и прислушивался к звукам комплекса одновременно беглым взглядом фиксируя где в полу или в потолке отсутствуют панели обшивки. Каждая из таких дыр вела в лабиринт технологических проходов, куда соваться было равносильно самоубийству. Сейчас это была территория монстров.

Мимоходом он заглядывал в служебные и жилые отсеки, чтобы не оставлять за спиной непроверенных зон. Такие комнаты, без дополнительной защиты, его мало интересовали – он искал помещения снабженные аварийными перегородками. Немного погодя он увидел одну такую дверь. С дырой посередине. Металл просто растворился от воздействия особой кислоты Гидралисков. «Уровень 1. Испытательный центр №1-3. Бионика (2)» – прочитал Глазов. «Час от часу не легче. А какие тогда названия на нижних уровнях…» Опыт прошлого вставал перед глазами. Потрогав оплавившиеся края отверстия, «совсем как мы недавно», он заглянул внутрь.

Из особенностей комнат лаборатории можно было отметить только наличие большего количества компьютерных систем, нежели хирургических столов, относительно первой лаборатории. Кругом валялись непонятные чертежи, схемы, модели будущих изобретений. Илья отметил разорванные вентиляционные трубы и на странные кучи мусора, состоящие из кусочков железобетона. Один баллон противопожарной системы был вырван с корнем. Наличие засохших луж крови, кислотных пятен и фрагментов трупов персонала Глазов старался не замечать. Он искал совсем другое.

Цепкий взгляд, перебегая с одного предмета на другой, остановился на большом стеллаже, который чуть-чуть, но не вписывался в интерьер комнаты. Не вписывался потому, что стоял не на своем месте. Возле него валялись останки трех охранников. Глазов тщательно осмотрел шкаф и понял, что не так – дурацкая мебель не закончила движение, так как что-то ее остановило. И это «что-то», по всей вероятности – смерть оператора, который хотел выйти из комнаты по ту сторону или запустить к себе подмогу.

Не долго думая Илья выстрелил из винтовки в крепления стеллажа к стене, а затем схватил своими «мощными лапами» за края и попытался его опрокинуть. Сервоприводы скафандра с легкостью справились с подобной задачей. Грохот, сопровождающий действия десантника, стоял приличный. И за свою беспечность Клинок чуть не лишился головы. Неожиданно внутреннее чутье заставило Илью резко упасть на колени, и в туже секунду там, где находилась его голова, просвистели когти. Раздался негодующий скрип существа, которого обманули. Спустя секунду, в бок человека ударился еще один Зерлинг и тут же пустил в ход свои смертельные конечности.

– Бля, ща уроют!!! – Казалось тело и разум Ильи разделились. Мозг еще матерился, а тренированное тело уже принимало меры по устранению угрозы для жизни. Впрочем, если ты служишь в десантуре, такое не редкость.

Илья вскочил, и, несмотря на то, что на руке висела туша килограммов так на 50-70, ему удалось сделать размах и приложить одним Зерлингом другого. Большого эффекта это не дало, но зато за эти пять секунд он успел выхватить пистолет, буквально ощущая, как вцепившийся в руку жук разрывает перчатку скафандра. По ком-линку пулеметной очередью посыпались вопросы Трейна. Отвечать на них не было времени. Три выстрела разрывными подряд – один в глаз, два других по когтям, заставили ксеноморфа отвалиться от руки, но второй уже снова атаковал. Его прыжок остановил металлический стол, который Глазов успел поставить перед собой, закрываясь от вредной твари. С-14 снова оказалась у него в руках, и как раз во время, так как выброс хлама из одной кучи «мусора» возвестил о том, что появляется еще один охочий до человечинки жук. Однако теперь хозяином положения стал хомо сапиенс. Несколько очередей и все закончилось.

Илья перевел дух. Сердце бешено стучало, температура в скафандре повысилась на два градуса. «Как можно быть таким разгильдяем! Видимо не зря меня турнули из агентов. Привык, что десант действует напором и силой, а голова нужна только для того, чтобы бутылки об нее разбивать!».

По коридору уже был слышен топот ног. Не теряя времени, Глазов быстро проверил все кучи с помощью подходящей трубы. Они были пусты. Он вернулся к опрокинутому стеллажу. Одного взгляда на стену хватило, чтобы понять, что за ней таится какой-то сюрприз – поверхность была не гладкой, а во вздутиях и трещинах. Словно с той стороны ее пытались пробить.

* * *

…Первой в лабораторию ворвалась Аннет, – от удара ее ноги остатки внутренней входной двери громыхнули так, словно взорвалась граната. Илья быстро поднял руки вверх, чтобы разошедшаяся фурия его случаем не подстрелила. Рефлексы у спецназа отточены до автоматизма – любое неосторожное угрожающее движение и можно считать, что ты труп. И не важно, свой ты, или чужой.

– Все чисто! Спокойно! Кроме меня тут никого нет! – крикнул он.

Ствол С-14 еще несколько секунд покачался туда-сюда, а затем медленно опустился вниз.

– Привет красавица! Соскучилась! – не смог сдержать себя Илья. После победы в смертельной схватке, эмоции били через край.

Смотровой щиток скафандра закрывал лицо «красавицы». Затем стекло соскользнуло под шлем.

– Ну ты даешь Глазов. Хочешь обрести тут вечный покой? – спокойно спросила она, не обратив внимания на реплику парня. Или сделав вид, что не обратила. В дверь уже вваливались остальные члены группы.

– Возникли непредвиденные обстоятельства, с которыми мне удалось справиться. Главное, что я нашел то, что мы искали!

Отпихнув Аннет, Дэсмонд вышел вперед:

– Скивер, осмотрите тут все, нужно забрать хотя бы что-то из этого погрома. Глазов, докладывайте.

– Судя по всему, эта поврежденная стена и есть вход в спец-операторскую. Наличие повреждений говорит о том, что за дверью имеется система охраны. Действующая. Чтобы проникнуть в комнату ее нужно уничтожить. Других вариантов нет.

– Черт бы побрал этих гребаных проектировщиков! Неужели они не предусмотрели пути обхода для своих? Мы еще только начали, а мне уже до смерти надоели эти головоломки! Надо взорвать чертову дверь вместе с ловушками и дело с концом!

Шутка в исполнении капитана получилась корявой. Было очевидно, что последствия от взрыва предугадать невозможно. А вдруг оборудование в секрете накроется и что тогда делать?

Все, кроме Скивер, начали осматривать лабораторию и коридор в поисках подходящей альтернативы проникновения в секрет. Заодно собрали оружие и медальоны-смертники убитых.

Первым высказал свои мысли Илья:

– Я вижу только один способ пробраться туда – через технологические проходы под полом. Используя их, можно проникнуть под операторскую и обойти ловушки.

– Идея, конечно, не лишена смысла, – сказала Аннет, подключая новый модуль памяти к серверу, – но не хочешь ли ты сначала проконсультироваться у Дона, каково там внизу?

– Другой альтернативы просто нет. – Парень повернулся к Трейну. – Я готов рискнуть.

– Нет. Глазов, ты остаешься, – отклонил предложение капитан. – Пойдет Стрелок. Я думаю, что огнемет в тесном помещении будет сподручней. С ксеноморфами он знает, как общаться. Если будет необходимо, сможет прорезать перегородку. Тем более у него скафандр СМС-660М, а значит защита выше.

– Чтобы поддать огоньку, меня упрашивать не придется! – воодушевился Стрелок.

Пять минут спустя, сверяясь с подробной картой участка, которую Скивер отрыла на компе в комнате охраны, он спустился в скрытый от постороннего взгляда лабиринт различных механизмов.

Путешествие по катакомбам обошлось без печальных последствий. В двух местах Стрелок наткнулся на Зергов но, как и рассчитывалось, теснота проходов оказалась для человека-одиночки преимуществом, так как жуки не могли атаковать одновременно. Огнелом просто изжарил их всех. Подвал операторской был изолирован мощной металлической перегородкой, но он быстро вскрыл ее, воспользовавшись огнеметом как резаком. За перегородкой Цербер увидел механизмы напольных ловушек, охраняющих спец-помещение, и люк в саму комнату. Разрядив ловушки, он выбрался через люк в «секретку», затем вручную открыл злополучную дверь.

– Встречайте, братцы! Жуков нет! – пригласил Стрелок, распинывая груду мертвых Зергов у двери. Его скафандр, потихоньку остывая, все еще дымился.

– Да уж, автоматические пушки неплохо поработали, чтобы очистить помещение – сказал капитан оглядываясь.

Деактивированные турели как бы оценивающе смотрели жерлами своих стволов на незваных гостей. Терминалы управления системами безопасности находились внутри образованного ими полукруга. Угол, где находилась электроника, был не сильно поврежден относительно другой части комнаты. Правда, около пульта лежали тела двух мертвых операторов, нашпигованных иглами Гидр. Из-за воздействия кислоты от них мало что осталось. Оба были в защитных масках.

– Пушки работали, пока в комнате находились посторонние объекты, то бишь Зерги. Вон сколько их тут полегло, – сказала Аннет, приступая к изучению аппаратуры. Илья вызвался ей помочь.

– А Гидры знали в кого стрелять – устранили главный для них источник опасности в комплексе. – Дэсмонд проверил содержимое карманов трупов, пытаясь идентифицировать их. – А то эти ребята рано или поздно очистили бы территорию от жуков.

– Эти твари проникли сюда через вентиляцию! Как будто специально искали! – Стрелок указал пальцем на искореженные заслонки воздуховода. Лопасти больших вентиляторов были смяты снарядами. В трубе находились останки нескольких Зерлингов.

– Что-то мне не хочется знать, куда ведет эта труба, – откликнулся Трейн. А гребаным проектировщикам – минус. Операторам могли бы поставить установку регенерации, а из-за вентиляционных шахт в обороне комнаты образовалась брешь.

Проверив все, Церберы вместе с Харриганом подошли к Клинкам. Те вовсю копались с программами управления различными системами инсталляции.

Немного погодя Скивер доложила капитану о полученных результатах:

– Нам удалось открыть двери, ведущие на нижний уровень! Всего их две. Одну мы видели в центральном холле, вторая находится на другом конце нашего уровня, дальше по коридору, около лабораторий «черт-его-знает-какой-номер». Лифты тоже разблокировали. Остальные перегородки пока решили не открывать. У нас есть три варианта – вернуться назад, идти вперед, или разделиться. Хотя в лаборатории нам все равно нужно попасть, чтобы забрать информацию.

– О’кей. Виктор, ты возьмешь своих и вернешься к первому лифту. На нем спуститесь. Мы пойдем через лаборатории. Встретимся внизу. Так мы никого и ничего не пропустим.

* * *

Коридор уводил дальше внутрь комплекса. В этой части первого уровня дохлых жуков было больше. Немалую роль тут сыграли охранные системы, сейчас уничтоженные Зергом. Вспышки аварийной сигнализации, блики от прожекторов во тьме, создавали ложное впечатление движения в коридоре. Воображение тут же услужливо дорисовывало скрывающихся в темноте ксеноморфов. Бойцы шли молча, постоянно ожидая нападения в спину или засады. При малейшем звуке или шорохе они автоматически готовились отразить возможную атаку.

Группа двигалась от отдела к отделу, которые шли уже целыми секциями, и каждый из которых имел название из какой-нибудь области знаний, с приставкой «БИО-»: Биофизика, Биохимия, Биополе, Биомеханика и т.д. Названия более мелких лабораторий входящих в их состав не то что запомнить, даже выговорить было сложно. Типа «Лаборатория клеточной нанохирургии нейрохимического отдела ксенобиологической репликации». Из изобилия информации, которую извлекла Аннет, ей в память врезались только несколько названий ведущихся исследований. Кое-что она зафиксировала у себя в бортовом компьютере скафандра, чтобы потом покопать во Внутренней Сети, что об этом слышно в других местах. Список получался малость зловещим. Что-то типа:

«Исследование зараженных людей»;

«Генетическая совместимость видов»;

«Реанимация человека с помощью метода “Zerg Infestation” (3) »;

«Манипуляции с генетическими цепочками Человек/Зерг»;

«Сохранение интеллекта в гибридах Человек/Зерг»;

«Изменение активности нервных центров объекта экспериментов»;

«Контроль и управление особью Зерга».

«Не похоже, что этих тварей придумали Сыны Корхалла, или даже сама Конфедерация. Вот уж действительно, загадка природы… будь она неладна…» Подобная мысль снова и снова посещала Аннет. Быстро осматривая интерьер вокруг, чтобы не пропустить засады, она пыталась избавиться от нервозности, которую внушала невидимая опасность. Уровень адреналина в крови зашкаливал. «Не рассчитали своих сил, уроды, теперь расхлебывай…»

Когда они зашли в очередное «святилище науки», то увидели привалившегося к стене охранника. Он был еще жив, но без сознания. На скафандре можно было разобрать корявую надпись на староанглийском: «John Doe» (4). После порции стимуляторов, он открыл глаза и просипел:

– Помещение в безопасности!

О состоянии «безопасного помещения», добавить было нечего, – оно имело плачевный вид.

Его звали Джон Во, а «Doe» он написал на скафандре в минуту отчаяния. Его рассказ «как я провел последние пять суток», принципиально ничем не отличался от другого, уже слышанного Рейнджерами.

Капитан помог подняться обессилевшему охраннику:

– Ну что, земляк, потерпи немного, сейчас мы проводим тебя до твоих коллег, и через пару минут ты будешь уже наверху, где тебя снова поставят на ноги!

Рейнджеры двинулись дальше. Харриган сообщил, что его команда уже ждет внизу и потихоньку осматривается.

С этого момента началась новая череда неприятностей. Как только люди Виктора осмотрели конференц-зал, и решили проверить соседние помещения, Зерги снова дали о себе знать. Что-то, а появляться неожиданно, они умели. Это, плюс количественное превосходство, привело к тому, что по окончанию стычки выжил только Харриган. Находясь в шоке, он продолжал стрелять в мерещащиеся тени, хотя жуков больше не было.

Услышав по связи крики о помощи, Трейн распорядился прибавить ходу. Последние метры до шахты группа преодолела бегом. Подбежав к лифтам, Дэсмонд начал тыкать кнопку вызова. Когда он с раздражением нажал ее несчетное количество раз, неожиданно одна из панелей пола приподнялась, и напольный пулемет открыл огонь по незваным гостям. Прежде чем гранаты заставили его замолчать, он успел обстрелять Стрелка и Джона, которые стояли за спиной Трейна.

Очереди, которые предназначались капитану, принял на себя охранник. Илья и Аннет находилась на другой стороне комнаты, контролируя коридор, поэтому не попали под обстрел. Буквально через секунды ловушка замолчала, но Джон Во был уже мертв. Аннет констатировала его смерть.

Капитан проклял все и вся, за свою беспечность и потерю контроля над ситуацией. Так подставиться!

Между тем створки дверей лифта мягко распахнулись, приглашая всех желающих спуститься на очередной круг ада.

– Харриган, мы идем! – капитан выключил микрофон. – Черт меня подери, за мою доброту!

Он грохнул кулаком по стене.

– Надо думать о задании, а не о расходном материале!

– Но капитан, похоже, ваши слова попали богу в уши, – сказала Скивер, когда поток ругательств иссяк.

– Какие еще слова?

– Да по поводу щитов из охранников.

Трейн вспомнил. Но ничего отвечать не стал. Вместо ответа, он повернулся к Илье:

– Илья! Может ты в курсе, почему сработала ловушка!? Вы же вроде че-то там отключали!?

– Да кто его знает, почему она сработала! Не я же эту штуку строил! – огрызнулся Глазов. – Может система глюкнула!

Когда лифт поехал вниз, все замолчали. Харриган тоже прекратил орать. Сказал, что занял оборону в узле связи и останется там, пока не придут остальные.

Лифт доставил Рейнджеров в центральный склад запасов. Как и везде, тут царил бардак: брошенные как попало погрузчики, разбитые контейнеры, опрокинутые стеллажи и следы Зергов. Казалось, сам воздух пропитан чувствами отчаяния и паники погибших здесь людей.

Симметрично относительно центра помещения располагалась четыре платформы грузовых лифтов. Их шахты можно было сравнить с четырьмя огромными шкафами глубиной в пару сотен метров, с многочисленными ящиками-комнатами. Причем на данный момент все платформы находились внизу.

Стрелок не удержался от соблазна посмотреть на дно шахты. Что, в общем-то, было не просто, учитывая его габариты в СМС-660М.

Где-то далеко внизу одиноко мигала лампочка аварийного питания. Свет наплечного прожектора осветил дно. На платформе стоял какой-то ящик, и валялись лохмотья комбинезона. Больше ничего.

– Может быть, персонал пытался спрятаться в лабиринте ячеек от своих преследователей, – сказал он. – Хотя вряд ли это им помогло… У жуков было время их найти.

Проверив, так сказать, свой вестибулярный аппарат, огнелом направился к выходу в коридор второго уровня. Когда он приблизился к двери, опять сработала ловушка. Теперь это были сопла настенного огнемета.

Струи пламени обдали Стрелка, раскаляя его скафандр до сотен градусов по Цельсию. Будь Цербер в более легком скафандре, он бы моментально изжарился. А так, модернизированному скафандру огнелома атака огнем страшна только при продолжительном воздействии. Чего в планах у Стрелка не было. Ударами кулаков он вмял горелки внутрь, нарушив устройства воспламенения топлива. Огонь потух.

Пока остальные бежали к нему, у парня еще хватило самообладания пошутить:

– Это ж надо, хотели меня поссорить с родной стихией! Да я больше боюсь в луже утонуть!

– Твою мать. – Лицо Трейна было мрачнее тучи. – Эти сюрпризы уже достали! Выходим в коридор!

* * *

Рейнджерам потребовалось несколько минут, чтобы найти выжившего союзника. Быстро проскочив мимо лифтов к силовым установкам и большой холл с валяющимися трупами, они ввалились в помещение узла связи. Виктор сидел за одним из терминалов и отрешенно вводил что-то с клавиатуры. Когда спасатели зашли, он повернулся к ним. Не дожидаясь расспросов, сказал:

– Насколько я знаю, в комплексе было два узла связи – один в комнате охраны, другой здесь. После атаки Зергов видимо оба накрылись, поэтому мы не могли связаться не то что с внешним миром, а даже друг с другом. Я не знаю, что осталось в верхней сторожке, а здесь сами видите, – железо шуршит лишь наполовину. Но сервак целый. Правда, пауки убили источник питания. Я уже все переключил на резерв.

Голос был ровным, но в глазах все еще отражалась пережитая бойня. От бронежилета и униформы остались только одни названия.

– Пока я вас ждал, то нашел на компе интересные сообщения. Судя по всему, оно поступило сюда по сетке до того, когда все окончательно накрылось. Есть еще одна команда выживших. Они находятся на третьем уровне, в самых дальних лабораториях. У них отсутствуют боеприпасы.

Он показал сообщения на компьютере.

Аннет кивнула:

– Да, я видела их, через камеры. Не зря мы взяли с Ильей по лишней винтовке и немного патронов. Мы дойдем до них. – Она положила руку на плечо охранника. – Ты сам-то как?

– Отпустило. Когда уроды начали нас крошить, еще ничего, а когда всех положили, я потерял голову. Не помню, как забрался сюда.

Аннет посмотрела на Трейна. Она догадалась, что сейчас тот просчитывает все варианты. «Он не пойдет дальше ученых». Увидев, что девушка смотрит на него, капитан покачал головой и сказал:

– Все. Перекур окончен. – Его палец указал на компьютер. – У нас мало времени. Скивер, у тебя пять минут, чтобы проверить содержимое этой жестянки! Илья остается с тобой, а мы пока проверим зал презентаций!

После распоряжения он вышел из комнаты. Стрелок и Харриган последовали за ним.

Илья посмотрел им в спины и присвистнул:

– Деловой мужик! Ходит, командует! Чтобы он без нас тут делал бы?

Отсоединяя перчатки от скафандра, чтобы заняться тонкой работой, Аннет возразила:

– Я думаю, он не так прост. Мог бы справиться и без нас. Мы нужны для подстраховки. – В ответ на ее манипуляции компьютер начал услужливо выплевывать порции информации.

– Что думаешь, Маулер бы ограничился одним специалистом? – продолжила она, – а если бы нас убили на подходе к этой пещере? Сам слышал, какие перлы выдает Стрелок. Потенциально каждый из нас может завершить задание в одиночку. Не согласен?

– Ладно, хорош. Я понял.

Илья подошел поближе, чтобы посмотреть, что там такое мелькает на экране. Со стороны процедура слива информации выглядела комично: два здоровенных механических монстра нависли над хрупкой электроникой, тыкая своими лапищами в хлипкую клавиатуру.

Глазова вдруг потянуло поговорить на «отвлеченные» темы. Он десять секунд обмозговывал свою мысль, а потом, («будь, что будет»), брякнул:

– Энн, а ты способна на тонкие чувства?

«Что за чушь?» Слишком занятая делом Аннет решила не заострять внимания на нахальном тоне вопроса. Не отрывая глаз от монитора, она рассеяно ответила:

– Это ты про то, чтобы заметить, как ты из кожи вон лезешь, чтобы подставить свою задницу? Или что ты совсем не простой хлопец с хутора, а какой-то «супер-пупер-мастер-на-все-руки»?

Не получив за проявленную вольность по морде, Илья воодушевился и повел себя совсем как мальчишка.

– Может быть, тебе еще придется спасать мне жизнь! Но пока… справляюсь сам. – Он подбросил вверх подобранный с пола энергоблок. – А на счет хутора, ты же понимаешь, с волками жить – по-волчьи выть!

Закончив с компьютером, Аннет посмотрела на якобы невинное лицо парня, и засмеялась:

– Вот как! По-твоему командир не должен знать, на что способна его боевая единица? Или выяснять это в процессе выполнения боевой задачи? По возвращению, я еще поговорю с тобой! Будь уверен!

Теперь засмеялся Илья.

– Я не против… хм… устроить различные тесты… можно даже специфические!

– Ах ты контра недобитая!..

Лед оказался слишком тонок. Невидимые молнии уже летели в нахала, как где-то затрещали выстрелы.

– Наши нарвались! – вместо ругательств выкрикнула Аннет. – Быстрее к ним!

Она не успела закончить, как Глазов уже открыл дверь и выскочил наружу. Присоединив обратно перчатки, девушка подхватила винтовку и протопала следом. Прогремевший взрыв указал путь.

Своих они нашли на складе. Помещение было задымлено, кое-где горел огонь. Еще совсем недавно тут на полную мощность работали два огнемета.

Капитан лежал на спине. Из лицевого щитка торчали конечности Зерлинга, отстреленные от хозяина.

Аннет вздрогнула. Появилось чувство неуверенности. Что она взялась за дело, которое ей не по зубам. Усилием воли она заставила себя принять тот факт, что с этого момента ответственность за успешное проведение операции лежит на ней. На такой случай имелся приказ Маулера.

– Матерь божья пресвятая богородица…

– Кто? – отрешенно спросил Стрелок, счищая с себя внутренности жуков.

– Поговорка такая…

– А-а… Стайка грязных полупокеров достала-таки нас… – подавленный Цербер пнул тушку Зерга, лежащую на краю грузовой шахты. Та с шумом упала вниз. Звук падения отразился многократным эхом от стен.

– Поганцы снова начали вылазить из вентиляции. Пока я не запечатал проход, – объяснил Харриган. Он показал Клинкам на остатки громадных вентиляторов и воздуховода, откуда вылезли Зерги.

– Капитан сжег четверых, но потом на него спрыгнули сверху и облепили как муравьи…

Не закончив фразы, Стрелок присел у трупа. Харриган подошел к нему:

– Если ни у кого нет особых возражений, я хочу воспользоваться скафандром капитана. Боюсь, что моя броня долго не вытянет против новых тварей.

Минуты две Стрелок молчал. Затем, что-то буркнув себе под нос, он открыл скафандр капитана и вытащил тело.

– На обратном пути, я заберу командира, – глядя в пустоту, сказал он. – А ты можешь забирать раковину.

Когда Виктор облачился, Скивер подозвала всех к себе. Слова сами пришли на язык:

– Ребята, когда-нибудь каждый получит свое. Видимо путь капитана заканчивался здесь. Но мы еще поживем! Так что держитесь парни – до ученых еще топать и топать! Это наша работа, и мы ее сделаем! И ни дай Бог, кому-нибудь оказаться у нас на пути. Разорвем, – во имя наших погибших товарищей!!!

– Да!!! – Психологический трюк был избитым, тем не менее, сработал.

Рейнджеры воспрянули духом. Если бы их рев слышали Зерги, то сразу поняли бы, что надо уносить ноги.

Когда всплеск эмоций утих, Стрелок сказал:

– В зале презентаций ничего интересного. Поехали на третий уровень!

Бойцы скупыми движениями проверили оружие и двинулись к лифту.

* * *

…Чувства обострились. Какая-то часть разума, может быть инстинкт самосохранения, кричала: «Рядом опасность! Она здесь! Убийцы рядом!»

Чувство было настолько сильным, что Илья даже остановился. Он посмотрел на пол, потолок, стены. По большому счету ничем не отличаются от других, виденных два часа назад. Или час. Или пятнадцать минут. Все тот же фальш-потолок, все тот же пол, – где-то из бетона, а где-то из металлических решеток и люков. Одно радикальное отличие от предыдущих коридоров все же было – здесь не горел свет. Рейнджеры не стали включать фонари и продолжили движение, используя режим ночного видения.

Глазов сделал десять шагов вперед. Снова остановился.

Одна стена в потеках слизи и дырах от пуль. У другой валяется опрокинутая каталка. На полу разные мелкие предметы. Противогазная маска с треснувшим стеклом – видимо, поэтому выбросили. Бурая полоса засохшей крови, обрывающаяся у отверстия в полу. В другой дыре застряла амуниция охранника – от трупа внутри остались одни кусочки.

Илья всегда доверял своим внутренним чувствам – ведь он проходил специальную подготовку. А в Академии его учителя относились к интуиции со всей серьезностью. Если спец-агент чувствовал, что что-то не так, он имел право отложить начало операции, если позволяли условия.

Сейчас разум говорил, что непосредственная угроза отсутствует. Чувства отвергали логику разума. Это состояние длилось с минуту. По истечении минуты он крикнул: «Опасность!» и внутреннее противоречие разрешилось с появлением врага.

Атака.

…По третьему уровню они блуждали уже без малого два часа. Схема работы оставалась неизменной: лаборатории, компьютеры, и поиск выживших. Иногда дела с информацией обстояли печально. В отдельных случаях собирать вообще было нечего. Видимо, когда жуков «вставляло», они крошили все без разбора. Наверно хотели основательно устроиться в новом месте обитания.

Но пока Рейнджерам везло. По крайней мере, две засады удалось вычислить. Илья вовремя увидел их «норы», такие же, как и в третьей лаборатории. В одном норе прятался Гидралиск, а в другом случае – три Зерлинга. Почему они не обосновались в проходах под полом, а «зарылись» в бетон, осталось неясным.

Аннет с тяжелым вздохом остановилась у следующей двери.

«Нас всего четверо… Так, что здесь? Исследовательский центр “Псионика”. Голова уже опухла от мудреных названий».

Вскоре банк данных пополнился новой информацией: «Результаты психической активности объектов исследования вида Z»; «Влияние психических эманаций на образцы видов Z и G». «Исследование био-энергетики образцов класса…»

И этому не было конца.

…В очередной лаборатории, пока копировались данные компьютера, выдалась свободная минутка. Опустившись прямо на пол, Аннет привалилась к стене и закрыла глаза. Она отдалась полету мысли, чтобы снять напряжение и успокоить натянутые как струна нервы. Мысленно отделившись от тела, она представила себе, что взлетает все выше и выше. Сначала она покинула лабиринт инсталляции, в недрах которого Рейнджеры затерялись как четыре маленьких букашки. Потом она поднялась выше, созерцая на гору, скрывающую комплекс. Ее боевые товарищи как мураши суетились на склонах. Затем перед ней открылась панорама поверхности планеты, – разноцветное одеяло, состоящее из лоскутов желтого, зеленого и синего цветов. Слой облаков скрыл и этот вид. Аннет очутилась в открытом космосе, остановившись в своем видении только тогда, когда Чау Сара уменьшилась до небольшого шарика. Обжигаемая лучами двух звезд-матерей и окруженная ворохом металлических песчинок. Вид показался ей зловещим. Она поняла, что ненавидит этот мирок …

Легкий толчок дал понять, – любование видами закончено, пора возвращаться с небес на землю. И двигаться дальше. Стрелок вышел из лаборатории первым…

…Мысли роились в голове черными осами, а настроение было, мягко говоря, ниже среднего. Раз за разом Стрелок прокручивал в памяти прошедшее за последние часы, пытаясь понять: КАК? Как они могли допустить столько ошибок! Погиб командир, да что там – душа отряда Церберов. И он, специалист по выживанию, виртуоз в обращении с оружием, не мог ничего сделать! Он не смог прикрыть капитана собой, хотя без колебаний сделал бы это. Но он был слишком далеко. Ребята не простят ему этой ошибки.

Семья Церберов понесла невосполнимую утрату. Капитан Трейн был суровым человеком, но настоящим отцом для своих бойцов.

Он оглянулся на двух молодых Церберов, которые шли за ним. Правда, они не еще не знали, что принадлежат новой семье. Это решение Маулера. Ребята хороши, быстро вникают в обстановку. Как профессионал, он не мог этого не признать. Если они все доживут до конца операции, он пожмет им руки, и они вместе помянут командира…

Разговаривать никому не хотелось. Чтобы хоть как-то разбавить затянувшееся молчание, Илья пошутил:

– Такое ощущение, что мы находимся в какой-то компьютерной игре. Кто бы в остальных мирах мог подумать, что мы воюем с настоящей враждебной расой насекомых! Да на других планетах мы прославимся и разбогатеем только за счет рассказов о наших похождениях!

Шутку никто не поддержал. Реплика утонула в тишине, как брошенный в воду камень. Только Виктор показал кулак с оттопыренным вниз большим пальцем…

…Харриган увеличил чувствительность микрофонных фильтров, надеясь уловить хоть какие-нибудь посторонние звуки. Но в чертовом комплексе было неестественно тихо. Шумовой фон составляли только их шаги, тихое жужжание скафандров, и иногда гул какого-то невидимого оборудования. А ведь были времена, что от гвалта и суеты хоть уши затыкай. Теперь большинство кормит Зергов. А он, даст Бог, еще поживет. А если кто будет не согласен, что ж, за старину Харригана скажет его новоприобретенный огнемет…

…Видя, что один остановился, трое других тоже встали.

– Что случилось? – спросил один из них.

– Я что-то чувствую…

– Где?

– …

– Стрелок! Полыхни из огнемета! Может, спугнем кого.

Закопченный, поцарапанный огнелом утвердительно хмыкнул и выпустил приличную струю пламени.

Вспышка света обозначила впереди четыре силовых двери по обе стороны от коридора. Две ближние были открыты. От надписей на дверях Рейнджеров пробил холодный пот:

«ОПАСНО! Живые образцы. Посторонним вход воспрещен!»

Пламя погасло. Стрелок скривился: «Остался один баллон».

Никто не появился. Группа приготовилась двигаться дальше, как вдруг за левой дверью вспыхнул свет прожекторов! После чего из «тюрьмы» вышли восемь охранников. Увидев людей в армейских скафандрах, они остановились. Никто не сказал ни слова.

Харриган вышел вперед:

– Как дела ребята? Узнаете меня? Я Виктор Харриган – старший контролер с первого уровня! Эти трое, – он показал на Рейнджеров, – пришли нас спасать!

Лицевые щитки поднялись. Выражение лиц бедствующих охранников с оживленно-радостных сменилось на затравленно-тоскливые.

– И это все?... – упавшим голосом произнес один из них, – похоже, вы не представляете с чем столкнулись! Если бы вы знали, куда идете, то пришли бы минимум ротой!

Он хотел сказать что-то еще, но Аннет оборвала его:

– Отставить разговоры! Ваше имя и звание солдат?! – Ей решительно не понравился настрой бойца.

Окрик подействовал. Желтое лицо немного порозовело и разгладилось. Тусклые глаза прояснились:

– Меня зовут Шу Вонг, мэм! Я не солдат, а лаборант из отдела видов! Ребята из охраны дали мне этот костюм!

– Неважно. В двух словах ваше положение!

– Два блока с образцами для экспериментов, при аварии не заблокировались! Ксеноморфы вырвались из клеток! Согласно данным, здесь их содержалось около ста особей! Мы оборонялись, как могли. Вот все, кто остался жив. Мне в голову пришла мысль, что раз жуки содержались тут, то они вряд ли сюда вернутся. Поэтому мы пришли сюда и, кажется, не ошиблись.

Вонг указал лейтенанту на инфо-панель на двери:

– Вот. Здесь находились образцы класса «G» и  «Z», количество 20 и 40 штук. Соответственно напротив, – он подошел к другой панели и прочитал,  – образцы класса «М» и «О», 15 и 5 штук. Летающим Зергам тут негде было развернуться, поэтому мы уделали без особых трудностей. А вот бегающие…

– Ясно. – Аннет пошла проверить две другие двери. – Вы идете с нами. Когда спасем остальных, вместе выберемся на поверхность.

Вонг проследовал за ней:

– Не дай бог, эти двери откроются…

– В каком состоянии находятся образцы?

– Обычно они хранятся в коматозном состоянии, иначе их никакая клетка не удержит!

– Хорошо…

Скивер изучила инфо-панель закрытой камеры: «Личинки… Дроны… класс «Q»… а это что за приблуда?».

Она обернулась к лаборанту:

– Объект класса «Q»! Это что-то новенькое! Шу, ты можешь вывести изображение с внутренней видеокамеры на панель?

– Сейчас.

Шу нажал комбинацию кнопок на панели. На экране появилось изображение отсека.

Освещения внутри не было. Камера работала в инфракрасном режиме. На серой картинке было видно, что Дроны сбились в кучу и методично «грызли» стену своими клешнями. Их успех был более чем заметен. Нишу проели изрядную.

– Э-ммм… Системы гибернации не функционируют, – простонал Шу. – Хорошо хоть дверь под напряжением, а то расползлись бы по всему комплексу…

– Хрен с ними, – оборвала его Аннет, – замочили бы их, и все тут. Смотри, что на заднем плане!

Она ткнула в тусклую картинку, где было видно, как шевелится задняя часть помещения. Бетон, насколько позволяла понять видеокамера, покрывал бурлящий компост, на который сползлись все личинки. Большие, с рост человека, они неспешно копались в своеобразном гумусе, может быть, готовясь к морфированию. Над ними, прицепившись к потолку, как королева над своими подданными, наблюдало паукообразное существо. Ее длинные конечности иногда вытягивались, чтобы тоже принять участие в копошении, или добавить новую порцию кишащих паразитов в кучу слизи.

Но это было еще не все! Среди этого безумства, среди этой ксено-вакханалии, находился человек! Он сидел около личинок, сжавшись в комок.

Аннет почувствовала, как волосы у нее на голове встают дыбом. Побледнев, она отшатнулась от монитора. Тихо выругалась.

– Что он там делает… Почему до сих пор жив? – Приглядевшись, она поняла, что ЭТО – уже не человек. Техник-лаборант стал «человекообразным Зергом».

Тем временем мутант расправил вырастающие из спины новые конечности.

– Не повезло бедняге…

Вонг активировал видеокамеру на другой двери и вернулся к девушке.

– Большой паук, это Матка, так сказать, интеллектуальный вид Зерга. У нас она одна. Имеет много интересных свойств. Другим видом «интеллектуалов» являются Оверлорды, так как у них очень повышенная пси-чувствительность. Согласно одной из гипотез, все вкупе образует «коллективный разум»… – Словно почувствовав наблюдение, Матка выстрелила в сторону двери комочком спор. Шу непроизвольно отскочил от экрана. Комочек ударился о дверь и сгорел.

– Вот зараза! Жрать хочет! – Лаборант нервно хихикнул. – Знаете лейтенант, чтобы было с вами, если бы выстрел достиг цели?

– Думаю, мало приятного.

– Не то слово! Буквально через час вас бы разорвало на куски, и вы бы стали матерью двух Брудлингов – маложивущих но, также как и другие Зерги, очень опасных инсектоидов!

– А ты шутник я посмотрю. – Про себя Аннет порадовалась, что нашелся хоть один человек знающий о Зергах больше, чем все тут собравшиеся вместе взятые. – Что можешь сказать о зараженном? Не так давно я уже видела таких. Своими когтями они машут довольно шустро!

– Ему повезло еще меньше чем мертвецам. Это другой вид инфекции, которым владеет эта паучья тварь. – Шу почесал в раздумьях лоб. – О них я мало знаю, их изучением занимался другой отдел.

Пока они разговаривали, остальные смотрели, что происходит в соседней камере. Там все системы работали в норме. Зерлинги и Гидралиски «спали».

В голову Скивер пришла одна идея:

– Скажи-ка лучше, Шу, неужели у этих камер нет какой-нибудь системы ликвидации, на случай аварии?

Вонг понял, куда она клонит:

– Согласно регламенту действий в экстренных случаях, персонал, имеющий специальный допуск, может активировать системы очистки. Тогда помещения стерилизуются огнем.

– Глупо спрашивать, почему это не было сделано. – Аннет глянула на экран другого отсека. – Мы можем попробовать исправить положение.

– Для этого нужно сломать систему защиты.

– Я попробую. Показывай, откуда это можно сделать.

Лаборант подвел Скивер, к терминалу, спрятанному в нише. Аннет достала свой декодер и подключила его к компьютеру.

– Помогай давай! Быстрей закончим!

Шу согласно кивнул. Все остальные как обычно, рассыпались по коридору.

* * *

…Рейнджеры снова шли вперед. Все смертельно устали. Хотелось есть. Новички отряда все это время вообще держались только на воде и на шоколадках, которые добыли из коридорных автоматов. До заветного зала совещаний, где находились ученые, осталось совсем немного. Теперь отряд состоял из одиннадцати человек. Радоваться особо было нечему. То, что задумала Аннет, сработало наполовину. Даже меньше. Им нелегко дался прошедший час…

…Когда они включили горелки в отсеке с Королевой, все опять пошло наперекосяк. Видеокамера успела зафиксировать, как техник-мутант рванулся к двери, после чего раздался нехилый взрыв! Все существа внутри мгновенно погибли, сам отсек разворотило полностью. Одного бойца, который стоял напротив двери, убило осколками, двоих ранило. Через несколько секунд раздался еще один взрыв – в резервуарах с топливом для стерилизаций упало давление. Включилась тревожная сирена, замелькали красные сполохи аварийных маяков, из струи инертного газа хлестали из противопожарных баллонов, внося еще больший хаос и сумятицу. Крики, стоны и проклятия снова разнеслись по этому мрачному месту. Если кто и сомневался, что попал в ад, теперь поверил в это безоговорочно и бесповоротно.

Илья в первую очередь бросился к Аннет. Ее отбросило взрывом, но она не пострадала. Он помог ей подняться. Парень в который раз воздал хвалу Всевышнему, (в отсутствии которого он нисколько не сомневался), что на задание они одели полноценные бронескафандры, а не легкую защиту. Иначе по ним бы уже пели панихиды.

Скивер первой осознала, какие могут быть последствия катастрофы. В четвертой камере до сих пор спали Зерги. И теперь их нечем уничтожить. Она поспешила к инфо-панели четвертого отсека но, увы, она разлетелась от взрыва вдребезги. Узнать о состоянии «заключенных» не представлялось возможным.  Осталось только надеяться, что системы гибернации после взрывов остались в порядке.

ЭТОГО НЕ СЛУЧИЛОСЬ.

Как скажет потом Илья: «Заговор судьбы».

Когда все успокоились, неожиданно снова взвыла сирена. На терминале посыпались сообщения о фатальных повреждениях систем «камер-холодильников». Вонг подскочил как ужаленный. Он метнулся к компьютеру и лихорадочно начал вводить комбинации команд. Но ответом на все действия была одна надпись: «SYSTEM FAILURE!!! (5)»

Он повернулся к безмолвно стоящим за ним четырем Рейнджерам, и не мог скрыть отчаяния:

– Нам конец. Совсем скоро наши соседи проснутся и выйдут на охоту. И никакие двери их не остановят!

У бойцов опустились руки. Но только на секунду. Затем Стрелок стукнул по шлему Скивер и проорал:

– Лейтенант, мы больше не имеем права на ошибки! Я думал, что пример капитана это ясно подтвердил! И вот, по твоей милости мы вляпались в охренезнейшее дерьмо! Может мы и выживем на этот раз, но еще один такой ляп, и я не посмотрю что ты за старшую! Ничего личного, понятно!

Илья наставил на него ствол:

– Стрелок, мы делаем то, что должны делать! И мы все добровольно согласились участвовать в этой операции! Если не будешь подчиняться приказам то, НИЧЕГО ЛИЧНОГО, но я прострелю тебе руки и ноги! Поверь, я знаю, куда нужно выстрелить! Так что не гони волну!

– Лейтенант, отставить! – Скивер не могла себе позволить показать слабину. – Я сама разберусь с сержантом!

Огнелом замер. В канале связи слышалось его тяжелое дыхание. Он справился:

– Извините меня, лейтенант. Наговорил лишнего. После смерти капитана сдали нервы. Он был нам отцом. Многое прошли вместе… Забудем о том, что я сказал. О’кей?

– Идет. И впредь, давай без эмоций! Договорились?

– Так точно, мэм!

Аннет повысила голос:

– Это касается всех! Кто не согласен, может засунуть свое несогласие в задницу! Приказы не обсуждать, а исполнять! Неподчинение – расстрел на месте! После сможете обжаловать. Если дело дойдет до трибунала, я отвечу по всей строгости военного времени!

Она видела, что некоторые сомневаются, но после того, как Илья, Виктор и Стрелок угрожающе приподняли руки, необходимость в дальнейших «увещеваниях» отпала.

Теперь можно было разговаривать спокойно.

– Так. Я представляю только один выход из положения. Чтобы избежать жертв, мы не будем открывать дверь. Мы ее заминируем. Коридор тоже. И пойдем дальше. Когда Зерги выберутся из своей тюрьмы, то пусть полетают! Уцелевших добьем на обратном пути! Еще есть предложения?

Добавить было нечего.

Свой план командир Рейнджеров утвердила фразой, которая всегда помогала ей в трудную минуту:

– Тогда за дело. И помните, мы должны быть СИЛЬНЫМИ, иначе, зачем нам быть!

Операция продолжалась…

* * *

… «Харриган молодец. Четко расставил приоритеты. Надо будет замолвить за него словечко, когда выберемся отсюда. Такому кадру нельзя пропадать».

Аннет искоса посматривала на нового и уже полноправного члена Рейнджеров. Не считая случая, когда его сотоварищи-охранники погибли у входа на второй уровень, выдержка ему не изменяла. Это было хорошо. Да о чем там говорить, за время проникновения в комплекс, каждый успел хоть раз потерять голову. Даже Стрелок.

Группа миновала еще пару лабораторий, а взрывов все еще не было. Видимо ксеноморфы не торопились на волю. Зато одна лаборатория, а чуть подальше часть коридора, представляли собой копию «камеры-зоопарка» – мощные взрывы уничтожили солидные площади.

– С чем они здесь работали, что так громыхнуло? – Вопрос лейтенанта был адресован Вонгу.

Тот немного подумал и ответил:

– Кажется, я все понял! В этой лаборатории изучали зараженных людей! – Маленький желтокожий человечек аж потирал руки от удовольствия. – Видимо на какой-то стадии мутации, несчастные приобретают возможность к самоликвидации путем взрыва. Но не бездумно, а только в случае смертельной опасности, когда уже нечего терять! Что мы с вами и наблюдали!

Илья толкнул Аннет в бок:

– Похоже, Маулеру не светит информация по этим камикадзе.

– Да… вряд ли ее восстановить… Это плохо.

– Что ж, придется заново ловить на природе! – Поглядев на оплавившиеся конструкции, он покачал головой. – Да уж, по сравнению с Зергами, наши «промыватели мозгов», что малые дети – это ж надо, такой эффект!

– Не смешно.

Преодолев разрушенную территорию, команда вышла из коридора в холл.

– Тут освещение работает… По-видимому, взрыв уничтожил силовую дверь, закрывающую вход сюда, – Аннет до сих пор тихо поражалась, что инсектоиды, пусть и переростки, могли устраивать такие разрушения.

– В мини-крепости была сделана брешь! – Глазов подошел к массивному столу, находящемуся в центре квадратного помещения. – А ничего дизайн!

Холл действительно был красиво отделан. Изящные двери, живые растения, маленький фонтан. По углам стояли статуи красивых девушек, на стенах висели картины с волнующими пейзажами.

Но так было когда-то. Сейчас большинство дверей было сломано, картины и стены в дырах, потеках слизи и засохших пятнах крови. Статуи расколоты пулями. Вода из разбитого фонтана практически вся испарилась. На полу валялся кусок настенной панели. Тело мертвого Гидралиска лежало на искореженном пулемете. Второй напольный пулемет валялся в метре от гнезда.

– Приемная начальников нашего комплекса – это двери в их кабинеты, – сказал один из охранников, выглядевший после всех передряг так, словно только вчера вылез из грязи. – Здесь еще должна быть огневая ловушка! Она установлена около той здоровой двери.

Он указал на закрытую силовую перегородку напротив выхода из коридора.

– Откуда ты знаешь?

– Однажды я видел, как техник ремонтировал ее. Горелка защищает терминал. Если неправильно введешь код доступа – пшик, – он крутанул пальцами, – и ты шашлык.

– Да… опять задача... – Скивер начала вытаскивать свой декодер, – а если горелка будет уничтожена?

– Тогда подключаются напольные пулеметы, и охране придет вызов о несанкционированном проникновении.

– А вместо пулеметов у нас хлам…

Пока Аннет искала решение, как пройти дальше, три ее верных помощника быстро обследовали все кабинеты.

– Ничего. Все, что представляет ценность, уничтожено, – подойдя к ней, сказал Стрелок, – ни одной паршивой бумажки или диска!

– У меня кое-что есть. – Харриган подал лейтенанту несколько инфо-модулей. – Нашел в одном сейфе вместе с рукой. Отсеченной. Тела нет.

Глазов отрицательно покачал головой – как и Стрелку, ему тоже не повезло в поисках.

В разговор встрял Вонг:

– Ничего удивительного. Видите это? Тут раньше стояла панель. – Он указал на массивную решетку и крышку. За решеткой можно было разглядеть вместительную камеру с соплами и пепло-заборниками. – Это утилизатор, а попросту мини-крематорий. Может, вы видели такие на других уровнях. На каждом примерно по два. В них сжигают отходы или… секретную информацию.

– На складе я в таком сначала хотел сжечь капитана, – мотнул головой Стрелок, – да вовремя передумал.

– Ну и порядки, – пошутил Илья.

Выслушав всех, Аннет объявила:

– Так. Кто поможет мне открыть эту дверь? Остальным отдыхать!

Стрелок вышел вперед:

– Давай я. Как на складе. Сделаю в лучшем виде.

Получив согласие, он подошел к двери. При его приближении боковая панель отъехала в сторону. Два огнемета уставились на Стрелка. Холодный женский  голос сообщил:

– Время на идентификацию – 20 секунд! Если Вы не имеете прав на доступ, выйдите из зоны, или будете ликвидированы!

– Имею, милашка. Еще как имею, – с этими словами Стрелок повторил трюк, проделанный на складе.

Система пискнула: «Тревога! Ликвидация!», – и замолчала.

– Другое дело! Я знал, что мы договоримся. – Огнелом пригласил к двери лейтенанта.

Взломать код оказалось просто. Помогли файлы из спец-операторской. Бронированная плита ушла под пол.

Закончив с дверью, Аннет позволила себе пять минут отдыха. Когда она взгромоздилась на стол, Илья посмотрел на нее и беззвучно рассмеялся. Предупреждая вопрос, он сказал:

– Не вчера ли я тебе выдавал новый скафандр! Совсем не бережем военное имущество! Выглядим так, как будто шарахались по самым сраным кабакам сектора и только вышли из месячного запоя!

Аннет поглядела на него, на себя, и тоже улыбнулась. Настроение немного приподнялось.

– Эй, Контра, что-то у нас ты в последнее время веселым ходишь? Шутишь постоянно. Раньше не примечала за тобой такого.

– Считай, что я так снимаю нервный стресс. Давно не попадал в подобные заварушки.

– Не надейся, что эта последняя.

Минуты спокойствия утекали сквозь пальцы.

– Нам бы эту добить.

– Добьем. – Аннет жестом показала, что отдых закончился. – Пошли.

* * *

Зерги присутствовали и в главном исследовательском отделе. Его название было простым: «Перспектива». Если на первом уровне в лабораторных клетках содержалось немного особей, то здесь их хватало. Отсюда они разбрелись по пустым помещениям, а также воспользовались лабиринтом скрытых коммуникаций и проникли в другие части комплекса. Поэтому ликвидация одиночных особей, что остались, прошла без жертв среди людей.

Скивер сверилась с картой комплекса – они были у цели. Ученые находились в примыкающем к лаборатории зале совещаний, и сейчас изолированным уже приевшейся за время похода силовой дверью. То, что Зерги не проникли к ним, можно было считать чудом.

Кроме «просвещенных интеллектуалов» осталось еще две задачи – собрать оставшуюся информацию, и выручить последнюю группу выживших.

Отдав свой спец-контейнер ближайшему солдату, девушка подозвала к себе Глазова:

– Илья, бери Харригана и еще четверых, и дуй в дальние лаборатории. Приведешь оставшихся. А я пока доделаю работу здесь.

– О’кей. Только открой все аварийные перегородки, которые мы можем встретить.

– Сейчас сделаю.

Используя терминал лаборатории, Аннет выключила систему аварийной защиты на уровне.

Когда группа Глазова ушла, она продолжила работу с главным компьютером:

Объем информации оказался внушительным, – ей потребовалось несколько модулей памяти, чтобы сохранить все. В основном данные касались исследований в области какого-то пси-излучения, и паранормальных способностей человека. Она не стала особо вникать в тонкости но, в общем, поняла, что Зерги реагируют на какие-то «пси-волны» и, судя по всему, бывают особо одаренные люди, которые могут контактировать с ними! Было еще что-то о манипуляциях с этими загадочными волнами.

– Ладно, – пробормотала Аннет, – пора пообщаться с главными виновниками всей этой канители.

– Всем приготовиться! Я открываю двери к друзьям-ученым! – объявила она, введя код.

Зал заседаний встретил их гробовым молчанием. Только журчала вода в фонтанчике. Не смотря на величину помещения, было душно. Кондиционеры не работали. Банкетный стол был девственно чист. Сервировку швыряли в стены – от бьющихся предметов остались одни осколки. В воздухе стоял устойчивый запах пота, мочи и СТРАХА. Часть кресел была сломана, кое-где виднелись пятна крови – видимо была драка. Когда Рейнджеры вошли, кто-то заворочался и несколько пар глаз безучастно посмотрели на них. Потом снова закрылись. Остальные тела даже не пошевелились. Люди, человек двадцать (были и женщины), находились на грани истощения.

«Очевидно хваленые нервы “ученых-изуверов” дали сбой», – быстро раздавая указания по оказанию первой помощи, подумала Аннет. – «Выживать самим, это вам не опыты над полудохлыми мутантами ставить!»

Спустя минуту, один полутрупов подал признак жизни:

– Зачем вы открыли двери! Зерги здесь! Они придут сюда! Мы все умрем! – голос сорвался.

– Спокойно мистер, их нет! Мы пришли вытащить вас отсюда! Сейчас мы быстренько поставим вас на ноги!

Но заросший, обезвоженный бедняга не желал успокаиваться. Или просто начал бредить:

– Де Марко, Молтон и Олаф пытались позвать помощь… Они вышли за двери, Олаф остался у компьютера, а Де Марко с Молтоном ушли к лифтам наверх… Потом снова появились ОНИ… Через видео-панель мы видели, как Олафа разорвали на части… Винс умер от инфаркта… Эти двери… мы закрыли их навсегда…

Его монолог оборвал глухой взрыв. Затем еще один и еще.

На секунду все замерли. У пяти человек сердца ухнули вниз, а затем заколотились со скоростью 120 ударов в минуту.

Скивер рванулась к выходу:

– Вонг, занимайся своими коллегами! Остальные за мной, приготовиться к обороне!

Стрелок уже стоял на одном колене под прикрытием косяка двери в зал. Огоньки на его руках подрагивали, готовые в любой момент превратиться в струи всепожирающего пламени. Незваных гостей он приготовился встречать по всем правилам. Два охранника заняли позицию с другой стороны. Оба имели ранения.

– Было бы неплохо, если Илья с Харриганом не задержатся, – бросил чернокожий Аннет.

– Придут. – Но особой уверенности в голосе не чувствовалось.

Прозвучал еще один взрыв.

– Четвертый. Последний. – Скивер переглянулась с напарником. – Они идут сюда.

Только она хотела связаться с Ильей, как ком-линк ожил:

– Лейтенант, мы атакованы! Пытаемся прорваться к … – фразу закончили взрывы гранат.

Решение было принято.

– Глазов, мы не можем вам помочь! Зерги выбрались из крио-камеры и двигаются сюда! Нам нужно их удержать! Справляйтесь своими силами!

Ответа не было.

У девушки на душе заскребли кошки. «Он должен справиться. Просто должен.»

…Маленький отряд Глазова действительно попал в серьезную передрягу. Взрывов они не слышали, но почувствовали. И, похоже, Зерги почувствовали их лучше. Уже знакомое шипение и клацанье когтей раздалось со всех сторон. Кто-то бегал в технологических проходах за потолком. Удары когтей пробивали металл, но у жуков не хватало терпения, чтобы проделать дыру в одном месте, и они снова бежали поверху за людьми. На уровне пола царила такая же картина. Несколько металлических решеток начали поддаваться напору агрессивных псевдонасекомых.

Илья не успел закончить фразу, так как перед группой появилось несколько Гидр и Зерлингов. Он разрядил в них обойму гранатомета, чтобы расчистить дорогу. Они пробежали мимо дергающихся в конвульсиях останков, стремясь вырваться из окружения и добраться до союзников.

Но ксеноморфы догоняли их. Ведь одно из достоинств Зерлинга – это его скорость, а человек в скафандре посредственный бегун.

Глазов выпустил в преследователей гранату. Она взорвалась прямо в центре стайки. Схлопотав контузию, ксеноморфы засучили конечностями, пытаясь сориентироваться и возобновить погоню.

«Не успеваем»!

Илья на ходу отцепил контейнер и вручил его бойцу бегущему рядом:

– Бери своих, и идите вперед! Найдите лабораторию № 3-12 «Реконструкция»! Там находятся несколько выживших. Отдашь им боеприпасы и БЕГОМ с ними обратно! Мы с Харриганом придержим жуко-пауков!

– Понял, сэр!

– Постарайся забрать какие-нибудь носители информации! И смотрите внимательней по сторонам! – Глазов резко развернулся и выпустил еще одну гранату. «Последняя». – Харриган! Беги ко второму выходу из этой секции лабораторий, я зайду отсюда! Жди меня там, я выйду через ту дверь! Будь готов меня встретить!

Когда все разбежались, Илья зашел в лабораторию и начал палить оттуда по приближающимся охотникам. Оставшись один, он получил полную свободу действий. Отчаянный Рейнджер решил сыграть в прятки со смертью. Встретив очередями первую волну, он заставил ксеноморфов играть по своим правилам. Как парень и хотел, Зерги полностью переключили внимание на него. Он вынудил жуков повторять за ним сложный маршрут, состоящий из комнат, дверей, столов, различного оборудования, с безукоризненной точностью кладя выстрелы в самых ближних врагов. Ксеноморфы не могли достать его, так как преодолевали возникающие препятствия напролом, теряя фору в погоне. Правда, это их нисколько не волновало. Их волновала только мелькающая жертва.

Наконец Илья выскочил к Харригану. Теперь настал его черед. Виктор загородил Глазова и устроил в помещении настоящую геенну огненную, компенсируя недостаток опыта яростью и отчаянием смертника. Он не выключал пламя до тех пор, пока датчики температуры не начали истерично верещать о превышении допустимого температурного предела раза в три. Металлические конструкции в комнате оплавились и потекли, все остальное превратилось в угли.

Рейнджеры переглянулись. Похоже, смерть миновала их. Они протянули друг другу руки, а затем, не сговариваясь, бросились обратно к главной лаборатории…

* * *

Наконец все закончилось. Лифт доставил выживших героев на первый уровень. До заветных ворот отделяющих проклятый комплекс Фланнум от внешнего мира осталось совсем чуть-чуть. Шли молча, изредка перебрасываясь необходимыми репликами при помощи друг другу. Стрелок нес труп капитана Трейна.

Для каждого из группы, время пребывания в инсталляции растянулось в вечность. И неважно, работали они там и пережили аварию, или спустились только вчера кого-то спасти.

Последние минуты внизу превратились в кошмар. Разъяренные Зерги каким-то чутьем определили, где находятся люди, и устремились к ним. Начало драки в зале заседаний Виктор с Ильей чуть-чуть пропустили но, когда подошла вторая группа, бойня уже разгорелась не на шутку. Двух ученых Зергам все-таки удалось убить. Когда один яйцеголовый запаниковал и начал метаться, то привлек к себе внимание Зерлинга. Существо среагировало быстро. Прежде чем умереть, располосовало еще одного.

Переход до первого уровня тоже помотал нервы. Как всегда, главные хлопоты доставляли гражданские: помимо того, что их практически пришлось нести на руках, они шарахались от каждой тени и нарушали дисциплину. Уже практически на выходе, Рейнджеров ждало последнее испытание…

«ОХРАНА. Посторонним вход воспрещен!»

Аварийная перегородка, которую они запомнили целой, теперь была пробита. Сначала раздался звук прыжков, появились «кузнечики», а вслед за ними полетели иглы.

Илья шел первым и принял весь удар на себя. Он еще простоял несколько секунд, а затем грохнулся на пол – системы скафандра отказали. Открыв глаза, он увидел брюхо Зерлинга, который сидел на нем. Буквально сразу же его куда-то унесло. Лицевой щиток залило внутренностями жука. После этого пришлось еще две минуты пролежать бревном, слушая звуки стычки.

Когда наступила тишина его начало трясти.

– Черт! Черт! Черт!

В женском голосе, который он привык слышать только в приказном или официальном тоне, звучали новые нотки. Искреннего переживания. Чьи-то руки торопливо нажимали на специальные замки, чтобы открыть скафандр.

– Не вздумай помереть! Слышишь меня, Контра!

«Значит, Контра…»

«А я и не собираюсь. Только скафандр придется на свалку выбросить», – хотел сказать Илья, как его уже вытряхнули из скорлупки.

– Живой. – Стрелок поставил его на ноги. – Ты, парень, везунчик!

Илья поднял винтовку, «ну и тяжелющая», и оперся на нее:

– Ну вот, лишили последнего удовольствия, – поучаствовать в заключительном фейерверке в честь нашего возвращения…

– Ага, или поприсутствовать на позднем ужине наших друзей ксеноморфов в качестве главного блюда! – сострил Виктор.

Кто-то даже засмеялся.

Створки главных ворот раскрывались очень и очень медленно. Когда первые лучи дневного света проникли в темное царство, люди не смогли сдержать эмоций и завопили от радости. Как только щель стала пригодна для того, чтобы протиснуться одному человеку, ученые, позабыв все свои «правила хорошего тона», ринулись вперед. Образовалась небольшая давка.

Рейнджеры не вмешивались. Они не торопились выходить. Минутой раньше, минутой позже – какая разница. Работа сделана. И самое главное – они смогли выжить. Хоть и не все. Перешагнув порог, спасатели оглянулись, словно ожидая, что неугомонные Зерги в последний момент снова набросятся на них.

Но никого не было.

 

ИНТЕРЛЮДИЯ 2: ТАРСОНИС

Город.

Большой, просто огромный, город сиял мириадами огней, не думая спать, когда ночь вступила в свои права. Его огни словно бросали вызов матери-звезде, превращая город в факел, который был виден даже из космоса.

Тарсонис никогда не спал. Он жил на всю катушку. Тратить время на сон было бы расточительно для такого гиганта. Люди, пешком или в разнообразных средствах передвижения – от наземных до летающих, спешили по своим, им одним ведомым делам, не задумываясь больше ни о чем. В этом колоссальном улье каждый знал свое место и делал свое дело. Никто из обывателей и не хотел знать, как живут в других мирах, а если и интересовались, так только планетами-курортами, когда подходило время очередного отпуска. Мало кто из этих «мурашей» задумывался, что творится за пределами их индивидуального мирка. Никому не было дела, например до того, откуда берутся многочисленные ресурсы, необходимые для поддержания города-гиганта.

Ночной мегаполис купался в свете неона и лазерных представлений под открытым небом. Он буквально тонул в изобилии красок и цвета. Громады жилых комплексов подпирали небесный свод своими крышами, многочисленные летательные аппараты роились между ними, как мотыльки вокруг свечек. Пейзаж из небоскребов то тут, то там разбавляли монументальные архитектурные сооружения, выстроенные в различное время во славу Конфедерации. Гигантские экраны с непрекращающейся рекламой, неисчислимое множество красочных неоновых вывесок, голографические шоу на крышах бизнес-центров постоянно напоминали гостям и жителям города, что они находятся в центре мира.

Между землей и небом с четкой периодичностью постоянно сновали атмосферные грузовые челноки, доставляя ресурсы с вспомогательных орбитальных платформ во всепожирающую печь потребления мегаполиса. Дороги-артерии, загруженные транспортом, сверкающими лентами разбегались в разные стороны, образуя светящуюся паутину грузопотока. И весь этот технологический рай, центр культуры и человеческого прогресса, охраняла специальная платформа, находящаяся в нижних слоях атмосферы прямо над городом. Этот щит надежно закрывал обитателей столицы Конфедерации от возможных агрессоров из космоса.

Представление о жизни внешней сферы сектора у большинства горожан складывалось из рекламы многочисленных турфирм, обещающих «невероятные скидки» и систему «все включено», фильмов, воспевающих торжество гражданина Конфедерации над природой «неизведанных миров», и слащаво-приторных новостей Внешней Сети. Ну и в лучшем случае, после вояжа на пляжи Хеймдэлла по приобретенной путевке.

Только некоторые, молодые и романтически настроенные люди, (особенно после планомерных пропагандистских кампаний Сената Конфедерации), бросали «сладкую жизнь» и стремились в космос, к новым неизведанным и суровым мирам, находящимся на границе исследованного сектора. И, к чести сказать, таких смельчаков было не мало.

Столица миров – Тарсонис. Сердце империи, сердце Конфедерации Терран. Золотой город, живая легенда. Эталон процветания, могущества и успеха. И не смотря на суетливую и в чем-то бестолковую жизнь большинства, именно здесь принимались решения и законы, влияющие на судьбу сектора Копрулу...

Когда ночь закончилась, и лучи солнца затмили великолепие огней города, заседание Сената началось в обычном режиме. Многочисленные «народные избранники» и различные фракции суетливо обсуждали текущие мелкие дела и законопроекты. Работы действительно хватало – например, требовалось утвердить увеличение бюджета научно-исследовательских институтов. Господа ученые постоянно плакались о нехватке финансов для разработки новых теорий и проведений перспективных исследований и слали письма о предоставлении новых грантов.

Другой, не менее важной задачей, являлось урегулирование коллизий с Синдикатом Кел-Мориа. Так как из-за последних инсинуаций «королей горнодобычи» трафик ресурсов идущих на нужды Конфедерации значительно снизился. Эти пройдохи постоянно балансировали на грани открытой конфронтации с Тарсонисом но, помня урок Войны Гильдий, пока вели себя корректно, не прекращая, однако, исподтишка творить мелкий саботаж.

Решение этих и других задач заняло почти весь день. Конечно, господа сенаторы отлично понимали всю важность этих вопросов но, – один вопрос их волновал гораздо больше – Чау Сара. У одной из основных колоний дела были из рук вон плохи: Колоссальные убытки от катастрофы на орбитальной платформе; убытки от нападения Сыновей Корхалла; убытки на восстановление обеспечение защиты планеты, – все это требовало принятия каких-то незамедлительных мер, чтобы закрыть дыру в бюджете, перераспределить поток ресурсов и не допустить резонанса общественных масс. Или хотя бы создать видимость решения проблемы.

Уже с десяток выступающих покинули трибуну, так и не сумев внятно сформулировать конкретные решения – все их речи сводились к общим фразам, типа: «Надо… Надо…Мы должны…». Хотя некоторые предложения одобрялись большей частью сенаторов, но никто не хотел брать на себя ответственность по контролю их исполнения. Утомленные «сотрясанием воздуха», в большинстве своем тучные, в дорогих одеждах господа-политики сетовали на беспомощность местной администрации колонии, армии и Коллинза в частности. Находились и такие, что с неприкрытым цинизмом требовали предоставить Чау Сара полную автономию, пока они «не разгребут то дерьмо, что наворотили», или на худой конец сместить с должностей весь административный аппарат и перевести колонию на военный режим. Кое-кто устав от словопрений умудрялся даже задремать. Другие с плохо скрываемым нетерпением поглядывали на часы, дожидаясь заветного сигнала завершения заседания, чтобы затем умчаться на весь уик-энд в свои загородные особняки или на какой-нибудь тропический островок играть в гольф. Даже представители от Чау Сара, которые по идее должны были больше всех ратовать за благоприятный для своей родины исход дебатов, действовали как-то вяло. Видимо закрутившись в столичном ритме жизни, они уже позабыли каково там – на периферии.

Под конец заседания, когда все-таки пара решений была принята, а остальные вопросы были перенесены на следующее после выходных заседание, слово взял молодой сенатор. Энергичной походкой он поднялся на трибуну, представился:

– Представитель от колонии Браксис, Боб Бёрд. Прошу вашего внимания господа!

Когда, наконец, все присутствующие обратили на него внимание, он начал:

– Джентльмены, вам не кажется, что первоочередной задачей, которую мы должны решить – это удержать людей от паники и предоставить им защиту? Финансовый вопрос конечно важен и требует значительной подготовки, но переброс нескольких военных корпусов в район бедствия, не отнимет много времени. Тем самым мы закроем границу от нападений пиратов и не допустим дальнейшей утечки средств из казны Конфедерации!

По залу пробежался шепоток. Люди одобрительно закивали головами. Простота решения всем понравилась. Видя, что ему удалось привлечь внимание, Бёрд продолжил.

– Колонисты, получив защиту, перестанут паниковать и нагнетать обстановку. А также мы предотвратим отток из колонии людских ресурсов, которые так необходимы нам для восстановления инфраструктуры! Для начала этого хватит. Но за этим шагом, последуют другие, уже более конструктивные! Я предлагаю отправить на Чау Сара и в ближайшие к ней колонии представителей из Сената, чтобы своим авторитетом они смогли вывести дисциплину на уровень, и проследить за выполнением последующих задач!

Большие настенные часы отбили шесть часов вечера. Сенаторы засуетились, убирая свои рабочие места. Оратору ничего не оставалось, как закончить выступление. Молодой человек поблагодарил всех за внимание и вернулся на свое место. Вскоре зал опустел. Господа-политики устремились по своим личным делам. Осталось лишь несколько человек, которые за все время заседания не произнесли ни слова. Они лишь слушали и фиксировали в своих КПК (6) интересные моменты заседания.

Эти люди вышли через другую дверь и перешли в специальный конференц-зал, где их ждал немного другой контингент власти – Совет Конфедерации. Здесь проходили совещания закрытого типа, обсуждались направления внешней политики и заслушивались сообщения особой важности из колоний Конфедерации. Сообщения, в которых содержалось значительно больше информации, и о чем Сенат узнавал только во вторую очередь или не узнавал вообще.

Список принятых Сенатом решений по Чау Сара был выведен на один из экранов в комнате. При желании члены Совета могли в любой момент запустить видеозапись того или иного момента хода заседания, когда решение только обсуждалось. Но пока этого не требовалось.

Когда «избранные» устроились, слово взял первый председатель Совета Филипп Дюбуа.

– Дорогие коллеги! Хочу представить вашему вниманию доклад мистера Ричарда Коллинза, магистра и полномочного представителя правительства Конфедерации в колонии Чау Сара!

Закончив вступление, он включил видеозапись сообщения. Присутствующие сосредоточились на просмотре.

Коллинз постарался на славу. Доклад о бедах колонии произвел эффект разорвавшейся бомбы. Из пятидесяти человек только единицы сохранили спокойствие, а остальные были в шоке от увиденного. Видеозапись была насыщена кадрами зверств, учиненных ксеноморфами, и во что превращаются территории, где они основали свои Улья. Коллинз проявил недюжинные способности оратора, комментируя факты нападений и прогнозируя новые проблемы. Отдельными темами прозвучали события с Сыновьями Корхалла и судьба инсталляции Фланнум. И цифры, цифры, цифры финансовых, материальных, и человеческих потерь…

Когда все немного успокоились, мистер Дюбуа призвал всех обсудить возможные решения этой проблемы. Следом за докладом Коллинза были просмотрены доклады генерала Уиллса, майора Маулера и основные моменты заседания Сената. После чего Совет начал формировать директивы реагирования.

Споры продолжались долго. Меры рассматривались разные, вплоть до радикальных. Ведь по большому счету членам Совета было наплевать на жителей колонии, – в конце концов, всегда туда можно депортировать новых. Но, политика – дело тонкое, и решать вопрос топорно, или закрывать глаза на новую угрозу никто не собирался. Причем вопрос о ксеноморфах даже ставился не как об угрозе, а как о перспективе – о возможном средстве давления и уничтожения диссидентских движений в колониях. Появление Чужих не было такой уж большой новостью – некоторые из собравшихся вспомнили, что в первый раз видели этих существ лет с десять назад. Несколько первых экземпляров доставила команда «Америго» вернувшись из очередной экспедиции в глубины космоса. Теперь же они пришли сами…

…Заседание закончилось только тогда, когда документ был готов. Он получился небольшим, но емким по списку предстоящих задач:

(СЕКРЕТНО)

30 ноября 2499 г.                                                                                                                                       Тарсонис.

АКТ № 1602

 о приятии мер по устранению чрезвычайной ситуации в колонии Чау Сара

Ввиду сложившейся ЧС в колонии Чау Сара, заседание правительства Конфедерации № 164 от 29.11.2499г. постановило принять следующие меры и провести следующие мероприятия по устранению последствий ЧС:

  • Усилить обороноспособность Чау Сара, а именно:
    • Установить карантин на космические перелеты за пределы системы;
    • Увеличить количество вооруженного контингента, базирующего на планете;
    • Произвести отселение гражданского населения из районов, где возможны боевые действия, и из зоны заражения ксеноморфов;
    • Обеспечить имеющимися в системе Чау Сара силами Военно-Космического Флота отражение метеоритного потока двигающегося к планете;
  • Довести до полковника Эдмунда Дюка новую директиву о решении вопроса ликвидации инвазии Зерга на Чау Сара, вследствие чего его деятельность в отношении ликвидации Сыновей Корхалла приостанавливается;
  • Ускорить демонтаж и утилизацию остатков орбитальной платформы DSPL-4P-1-015 и приступить к проектированию нового строительства;
  • Уцелевшие исследовательские данные и персонал из инсталляции Фланнум переправить на Тарсонис, для продолжения разработок в НИИ оборонной промышленности;
  • Ускорить исследование расы ксеноморфов в инсталляции Jacobs и НИС «Америго», путем выделения дополнительных средств и кадров;
  • Отправить агента класса «призрак», позывной «Вивисектор» в колонию Мар Сара, для обеспечения контроля исследований ведущихся в инсталляции Jacobs;
  •  Отправить агента класса «призрак», позывной «Следопыт» в колонию Чау Сара, для уточнения положения и поиска пропавшего без вести агента «Биолог» курирующего проведение исследований в инсталляции Фланнум;
  • Разработать политику поведения и подготовить официальную информацию для СМИ, касающуюся положения на Чау Сара;
  • В случае распространения инвазии ксеноморфов на ближайшие к Чау Сара заселенные колонии, отправить полномочных представителей правительства Конфедерации в очаг возникновения угрозы, для урегулирования положения, устранения паники среди населения, и выполнения директив Совета по данным вопросам;
  • В случае выхода ситуации на Чау Сара из-под контроля колониальных властей, снять с должности колониального магистра Р.Коллинза и передать полномочия полпреда Совета Конфедерации майору К.Маулеру, на время устранения чрезвычайного положения;
  • На всю информацию, касающуюся расы Зергов, наложить гриф секретности: «TOP SECRET! Class 7 Seal» (7).

Председатель Совета:            Ф.Дюбуа

Когда заседание по ЧС закончилось, и люди стали расходиться, к первому председателю Совета подошел Жан Леблан, один из цензоров Сената.

– Мистер Дюбуа, по поводу обсуждения кандидатур в пограничные колонии, где наиболее вероятно появление ксеноморфов. Я, кажется, нашел подходящего человека для стабилизации положения на Мар Сара, – Леблан достал органайзер, вывел небольшое досье на экран и показал первому председателю. – Идеальный кандидат!

Дюбуа внимательно прочитал информацию и рассмотрел фотографию.

– Бёрд?

– Да сэр! Боб Бёрд. – Цензор спрятал записную книжку-КПК в карман. – Он родом с Браксиса, а вы знаете, что эти «отмороженные» упрямы и бескомпромиссны.

Леблан поморщился.

– Он хороший человек и стойкий защитник интересов Конфедерации но, как политик… не достает ему той гибкости, что необходима в нашей работе… Вы понимаете?

– Да-да, я слушаю вас, – рассеяно пробормотал Дюбуа, вспомнив молодого энергичного сенатора, и листая в голове его досье, – действительно, кандидатура подходящая... может быть это станет для него хорошей школой. Он может сделать себе блестящую карьеру…

Приняв решение, Дюбуа повернулся к Леблану и подытожил:

– Да. Я отдам соответствующие распоряжения на счет мистера Бёрда. Спасибо.

– Главное, он сможет взять все под контроль, – довольный собой, ответил Леблан. – Близнецу Чау Сара нужен сильный лидер, а то их магистр постоянно «лечится» на курортах Хелиока.

Попрощавшись, коллеги покинули конференц-зал с мыслями о будущем уик-энде…

 

ГЛАВА V. ПОДГОТОВКА

Колонна уже стояла наготове. Как только «резиденты комплекса «Фланнум» погрузились, она тут же отправилась в путь. Остался только Харриган. Машина мигом домчала Рейнджеров до Маулера. Тот как обычно сидел и изучал какие-то планы и документы. Видимо у него дел всегда было выше крыши. Выслушав короткий рапорт о статусе операции, он кивнул, и пожал каждому руку:

– Поздравляю вас, бойцы! Ученые будут доставлены в безопасное место, а собранной информацией займутся компетентные службы и институты. Вас представят к правительственным наградам. Отпуска пока не обещаю, но как только проблема ксеноморфов будет решена, каждый из вас сможет провести свой законный в любой точке сектора. Не стесненный в наличности разумеется! – Он поглядел на четыре «Фотографа», лежащих на столе. – Сейчас не буду вас задерживать, идите отдыхать, а подробности обсудим позже. Когда я ознакомлюсь с материалами ваших самописцев.

Аннет выступила вперед:

– Сэр, если я правильно поняла, Харриган переводится в подразделение Клинков?

– Он… – майор посмотрел на «уголовника-рецидивиста», – я не возражаю. Можете направить документы о переводе с моей резолюцией в штаб.

– Разрешите идти, сэр?

– Да. – Маулер заложил руки за спину и добавил, – Стрелок, останься.

Остальные вышли на улицу.

Но отдохнуть не довелось. Через полчаса, после того как бывшие Рейнджеры вернулись в расположение бригады, был сыгран общий сбор. Лагерь свернулся, и Клинки убыли на основную базу в Лос-Танатос.

Очутившись на базе, Скивер отправила Харригана к сержанту Брайнсу, а сама решила в первую очередь принять душ. «Будь по возможности чистым», – гласит одно из правил солдата. В оружейной комнате, куда она пришла, чтобы избавиться от своей «универсальной защиты», был только Илья.

– Ты что тут делаешь? – Сняв скафандр, Аннет с удовольствием потянулась.

Парень уставился на ее обозначившиеся выпуклости и уронил себе на ногу перчатку:

– Да так, новый скаф под себя подлаживаю.

– Ну давай-давай… – мыслями девушка уже была в душе.

– Гм… – чертыхнувшись про себя, Илья поторопился закончить возню со скафандром, так как Аннет уже направилась в душевую.

Он завалился в предбанник в тот момент, когда та начала снимать легкий комбинезон. «Сейчас или никогда». Парень проскользнул к ней за спину и прошептал на ухо:

– Мадам, а вам не помочь потереть спинку в душе?

– Лейтенант, Вы уверены, что справитесь?

Аннет попыталась достать его с локтя, но Глазов успел обхватить ее руками и, укусив легонько за шею, добавил:

– С меня ужин и культурная программа!

Аннет взвесила положительные и отрицательные моменты. По окончанию операции, она уже могла точно сказать, что ей нравился этот парень. В конце-концов, у нее не было определенных планов на вечер. А после смертельных опасностей, так хотелось ласки и любви…

– Черт с тобой! Уговорил! – хмыкнула девушка, – смотри только, чтобы все было в лучшем виде! А то самого живьем съем.

– Есть мэм!

Льющаяся вода заглушила все остальные звуки…

…Вечером, когда Мар Сара взошла над горизонтом, они нашли уцелевший ресторанчик, хозяином которого был старый ветеран, в свое время участвовавший в битве за Тарсонис. Переселение не коснулось его, так как он изъявил желание практически даром кормить доблестных воинов Конфедерации. В заведении было полно народу, солдаты и офицеры скрашивали свои невеселые армейские будни. Кто-то смотрел новости, кто-то напивался, кто-то вел задушевные беседы. Женщин тоже хватало – точно таких же вояк, как и мужики. Официантов не было, каждый обслуживал себя сам. Наскоро перекусив, парочка посовещалась и решила двинуть в какой-нибудь отель. Маячить в обществе не особо хотелось.

Хозяин гостиницы, как и владелец бара, предпочел сотрудничать с силовиками, чтобы не потерять свой бизнес, поэтому номер удалось снять довольно просто. Всю ночь любовники отрывались по полной, словно пытаясь наверстать упущенное и отхватить от будущего. В коротких паузах разговаривали мало, а просто лежали, слушали шум ветра за окном и наслаждались человеческим теплом друг друга. И в этом не было ничего удивительного, – когда практически каждый день стоишь на краю гибели, чувства обостряются и, если в мирное время на ухаживание можно потратить месяцы и годы, то на войне прелюдия может занять несколько часов. «Бери от жизни все!» – этот девиз становится особенно актуальным, если эта самая жизнь может кончиться в любой момент.

Только под утро молодых людей потянуло на «лирику». Они начали потихоньку разговаривать, делясь друг с другом какими-то эпизодами из своей жизни, сравнивать вкусы и увлечения. Оказалось, что общих интересов не так уж мало. Когда часы показали 5 утра по местному времени, Аннет включила ком-линк. На ночь он был выключен, чтобы своим непрекращающимся бубнением не отвлекать от «культурной программы». В конце-концов, случись какое ЧП, движуха на улице сообщила бы об этом не хуже. На данный момент, в поступающей сводке не было ничего важного.

В комнате царил бардак. Все, что можно было разбросать – было разбросано. На полу валялась пара пустых бутылок. Илья с восхищением следил за своей богиней, которая курила сигарету, стряхивая пепел прямо на пол. То, что Аннет богиня, прошедшая ночь доказала на триста процентов. Он провел рукой по стриженым русым волосам, шутливо сжал девушке горло и закончил движение, достигнув груди. Успокоившееся было сердце, снова забухало в груди как выстрелы «Арклайта». Давно он не получал столь качественной эмоциональной и физической разрядки. Теперь в жизни появился якорь, за который стоит держаться. И будь он проклят, если умудрится каким-то образом потерять эту женщину. И, похоже, Аннет испытывала что-то подобное. Ее серо-зеленые глаза светились внутренним огнем, какой бывает, если женщина получила все, чего хотела.

– Поздравляю с новой страницей в нашей жизни! – провозгласил Илья, чмокнув девушку в губы.

Потушив сигарету, девушка подмяла его под себя и пригрозила:

– Контра, предупреждаю – в бригаде ни слова, ни эмоций! Иначе будет больно!

– Естественно! Без вопросов! – Парень сделал слабую попытку сбросить Аннет, но она держала его крепко. Впрочем, он не особо-то и старался. Тем более в данном ракурсе открывался шикарный вид на голую грудь красавицы.

– Энн, а как думаешь, надолго нас хватит?

По лицу Аннет пробежала тень:

– Не знаю. Если повезет, поживем немного… или пока не откроется новая перспектива…

Илья резко напрягся и через мгновение оказался сверху.

– Да я кого угодно положу за тебя! – Во взгляде парня проявился хищный зверь.

– Не против, – усмехнулась девушка и притянула его к себе…

* * *

Четверо суток пролетели незаметно, словно их и не было. На пятый день, после очередной ночи любви, ком-линк все-таки дал о себе знать тревожным сообщением.

– Внимание! Всем бойцам подразделения «Клинок» вернуться в расположение бригады! Проведение поверки личного состава и строевой смотр! Готовность – через два часа! По завершению, – подготовка к рейду! Готовность плюс один час!

Костеря всех и вся, расшвыривая подушки и простыни, молодые люди бросились собирать одежду и одеваться. Когда они выскочили на улицу, Глазов удивленно посмотрел на Аннет и озвучил вслух неожиданно появившуюся мысль:

– Надо же, как четыре ночи меняют человека! Никогда не думал, что буду мечтать о тихой спокойной жизни!

– Пять. – Заведя машину, Скивер дала по газам, и они рванули к Командному центру. –  Рано расслабился. Тихую спокойную жизнь надо еще отработать, солдат!

Когда они прибыли, база уже гудела как развороченный муравейник. Бойцы выстраивались на плацу, сержанты проводили проверку на наличие личного состава, снаряжения и оружия. Сержант Брайнс – новый командир вновь созданной ГБР «Молния», в красках расписывал подчиненным, что будет со всеми и с каждым в частности, если они позволят каким-то «экспонатам ботанического музея» осилить суперменов из «Молниеносных Клинков».

– …Дисциплина, Ответственность, Единство – вот три главных составляющих, которые должны быть у солдата в крови… – донеслись до Аннет обрывки речи сержанта, рявкающего на всех без разбора наводя порядок в строю.

В общем, речь была убедительной и способствовала поднятию морального духа группы. Несмотря на новый состав, Молния не была сформирована «с нуля», (что считалось плохой приметой), – в строю остались двое из первого состава, которые чудом выжили во время обороны Л.Т. Снайпера Вилли Фореста и огнеметчика Дэна Кейса откопали в развалинах магазина «Арсенал Трейси», где они держали оборону. Ребята показали собой пример мужества и героизма, и было бы несправедливым предать забвению их подразделение. Тогда и встал вопрос о восстановлении группы.

Посовещавшись с Глазовым, Скивер решила немного расширить функциональные обязанности группы, ориентировав ее больше на мобильную разведку. Молния отошла в подчинение лейтенанту Глазову, как начальнику разведки, и он лично подобрал себе людей, включив в штат обоих выживших. Своим замом Илья назначил Брайнса, который отлично показал себя в последних рейдах и лично прихлопнул трех Гидр и одиннадцать Зергушат, не считая коллективной работы и других видов жуков. Тут же в строю красовался и Виктор Харриган, получивший прозвище-позывной «Рецидивист», за то, что бросил охрану и вернулся на стезю вояки. (Самого Глазова, с легкой руки Аннет, братья-разведчики сталь называть Контрой).

А красовался Харриган потому, что его скафандр был особой модели – СМС-200. Такие скафандры носили соцперы. Эта модель от  других отличалась тем, что в ней не предусмотрена система аварийной герметизации повреждений. Этот недостаток компенсировался тем, что боец получал возможность стрелять с одной руки, а на другую закрепить специальный щит. И, как ни странно, но броневой щит являлся не такой уж и плохой идеей. Так как присев за ним, солдат мог стрелять из-за такого пусть небольшого, но укрытия, а значит, у него появлялся шанс прожить чуть дольше – ведь соцперы всегда идут в первом эшелоне. Завершал комплект специальный вибро-штык, крепившийся к винтовке – в рукопашном бою неоценимая вещь. Еще одной особенностью СМС-200 было то, что человек экипировался в него с помощью специального оборудования, для которого имелся специальный отсек в казарме.

Осматривая подразделение, Скивер остановилась напротив него:

– Как дела Виктор? – спросила она у бывшего охранника.

– Все в норме лейтенант! – бодро ответил он, отсалютовав своему командиру.

– Почему выбрал эту модель скафа?

– Опыт, мэм.

Видимо Харриган уже не раз объяснял свой выбор новым сослуживцам.

– Раз воюем в планетарных условиях, то герметизация не особо важна, а при лобовых стычках с жуками, щит послужит отличной защитой от их конечностей.

– Ну, смотри. Я рассчитываю на тебя. – Лейтенант двинулась дальше по строю.

Другие бойцы были кто в «трехсотках», кто в «четырехсотках», исходя из личных предпочтений. Эти модели были похожи, только трехсотка отличалась более сглаженными формами и расположением энерго-реактора.

– Эй! А это кто там прячется за спинами и не докладывает о прибытии? – воскликнула Аннет, заметив ухмыляющуюся рожу последнего разведчика. – Скорострел!

– Так точно, мэм! Макс Битюцкий из командировки прибыл! Время прибытия – три часа назад!

Скивер внимательно осматривала его. Под термином «командировка» скрывалась процедура «воскрешения» – Макс был одним из четырех разведчиков убитых в Ла Марене. Военные генетики на главное базе в Оазисе воссоздали его клон и записали память. Тем не менее, не смотря на то, что он вел себя и острил как и раньше, Аннет казалось, что это уже не тот Макс, которого она помнила. Теперь в нем было что-то от соцпера, так как операция ресоциализации абсолютно идентична. Хотя Аннет не любила социально перевоспитанных, ей удавалось скрывать свою неприязнь к ним. По крайней мере, в своем отряде.

– Рада видеть тебя снова в строю, боец! – Она подошла к Битюцкому и дружески хлопнула его по плечу. – Нам не хватало тебя, да и задач впереди – море.

– Я тоже рад командир, – Скорострел улыбался во все тридцать два зуба, – тем более, у нас помимо «Бомбы» новые кадры из прекрасной половины человечества!

Патриция, которая заработала свое прозвище отнюдь не из-за форм своего тела, показала ему кулак с оттопыренным средним пальцем. Макс послал ей воздушный поцелуй, а затем кивнул в конец строя:

– Но что самое главное, – заботиться о нас, это ее прямая обязанность!

Аннет посмотрела туда. Замыкала строй новая штатная единица отряда – капрал медицинской службы Виктория Рейн, прибывшая только вчера в расположение Клинков. Ее появление вызвало ажиотаж среди солдат, так как у Клинков никогда не было, так сказать, «боевого» медика – такая должность вообще не была предусмотрена в ВС Конфедерации, – проблемы с лечением всегда рассматривались только в тылу, а уж никак во время сражения.

Тем не менее, когда операция «Усмирение» закончилась, Скивер (по совету Маулера) отправила запрос в штаб, для добавления этой должности. На первое время хотя бы одного-двух. Свою просьбу она обосновала тем, что недавний опыт показал, что из-за того что Зерг очень многочисленный и подвижный противник, то применение стим-пака среди личного состава возросло на 80%, чтобы хоть как-то сравниться с жуками в скорости реакции и передвижения. Соответственно медик, с его мобильной мини-лабораторией, сможет повысить эффективность группы, оказывая помощь легкораненым и устранять последствия стим-пака во время коротких пауз между атаками.

– Здравствуйте капрал, – поздоровалась Аннет. – Как устроились? Как вам наша семья?

– Без проблем, лейтенант Скивер! Общий язык с бойцами нашла. – Виктория отвечала спокойно,  чувствовалось, что у девушки есть характер. – Есть, конечно, дерзкие, но без этого спецподразделение не спецподразделение. Справлюсь.

– Вот и отлично. Если будут проблемы – обращайтесь ко мне.

– Я думаю, проблем не будет, мэм.

Аннет кивнула и, удовлетворенная оценкой боеготовности подразделения, объявила бойцам полученный после объявления тревоги приказ.

– Солдаты! От Кровавого Ястреба поступила директива о временном переводе подразделения «Клинок» из внутренних сил Альфа, в сводную группу специального назначения «Церберы»! Текущая задача – передислокация на позиции вблизи населенного пункта Лос-Андарес. Задача номер два – предотвратить повторное нападение противника, а затем приступить к зачистке территории. Выдвигаемся через 30 минут! Выполнять!

* * *

…Выстрел. Танк, компенсируя энергию импульса, дернулся. Три массивных упора удержали его на месте. 120-мм пушка перезаряжалась, чтобы через минуту освободить новую порцию энергии разрушения. Эффект от ее работы невооруженным взглядом увидеть было трудно – как-никак около десятка километров. Только по клубам дыма можно было определить, куда упал снаряд.

Полковник Эдмунд Дюк оторвался от прицела. Результат оказался хорошим – троица мелких жуков отбегалась навсегда. Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Нападение отбито. Теперь пусть немного поработает наводчик. Основная масса ксеноморфов уничтожена. Остались лишь единичные экземпляры, хаотично метавшиеся по пустыне.

Кабину танка заливал красный свет, в воздухе пахло озоном. Вытяжка работала на полную мощность, но в танке все равно было душно и жарко.

«Как давно это было… Когда последний раз я сидел в кабине этой чудо-техники. Лет сорок назад… ». Полковник на несколько секунд ощутил себя зеленым юнцом, который только-только закончил обучение на командира танка «Арклайт». Его карие глаза потускнели за годы тяжелой службы, из-за десятков страшных сражений и тысяч смертей. Тело высохло, и больше походило на скрученные в жгуты веревки. Скафандр из средства защиты, по сути, превратился во вторую кожу – из сорока лет службы добрую треть времени Дюк провел именно в этой «одежде».

Нескончаемая война выжгла в этом человеке все чувства. Он не жалел ни себя ни других. Под его началом ходили лучшие кадры регулярной армии Конфедерации, которые пришли на службу добровольцами. Поэтому их, в отличие от большинства социально перевоспитанных, специально обучали, чтобы на поле боя они были «машинами смерти», а не «мясом». В сложных ситуациях, где кроме всего прочего требовалась инициатива и смекалка, исчерпывать конфликт шла элита. Альфа-СС.

Конечно, Дюку льстила мысль о том, что он командует лучшим подразделением вооруженных сил Конфедерации, но честолюбие требовало большего. Он хотел быть хозяином положения не только в очередной звездной системе, следуя приказам Сената, – в планах и мечтах он был первым лицом в самом Совете.

Он хотел отдавать приказы, а не выполнять их.

«Арктурус Менгск… неужели ты здесь… в этом захолустном городке, с нелепым названием Лос-Андарес… или все-таки Керриган…»

От одной мысли об этом человеке, Эдмунд Дюк приходил в тихую ярость. Из-за этого человека, карьера полковника сбавила обороты, пока совсем не остановилась. Поиски лидера Сыновей Корхалла превратились в какую-то игру в прятки. Менгск, с его изворотливостью, хитростью и тайными союзниками во всех уголках сектора был везде, и в тоже время нигде. А не так давно он устроил террористический акт прямо на Тарсонисе, совершив диверсию в Академии проекта «Призрак»! Естественно, что сей момент, не самым лучшим образом аукнулся полковнику. Если быть точней, его просто разжаловали из генералов, не смотря на годы безупречной службы.

Из захваченных в результате недавней операции боевиков удалось выжать минимум информации. Так как все они оказались рядовыми членами группировки. Все более-менее важные лица оказались мертвы. Допрос «с пристрастием» дал информацию о том, что на Чау Сара все еще действует «крупная рыба», но имени выяснить не удалось. Также удалось установить, что существует канал связи с Мар Сара, что косвенно указывало на то, что Сыновья Корхалла имеют там как минимум одну свою базу.

Это значит, что в случае неудачи здесь, след не будет утерян…

…Выстрел. Арклайт снова дернулся. Дюк прекратил бесполезные и удручающие размышления и снова прильнул к прицелу: «Только и остается, что кромсать каких-то жуков... пока нет дичи покрупней! Будь они все прокляты!».

Над танком пролетело несколько Дропов и Гризли, чуть повыше – парочка Фантомов. Звенья Грифов гонялись за отдельными особями расы Зергов, безжалостно добивая всех, кто проявлял хоть малейшие признаки жизнедеятельности. Ситуация была под контролем.

Дюк посмотрел на свой электронный «органайзер» – согласно сводке, пролетевшие транспорты прибыли из Лос-Танатоса, и привезли спец-команду по борьбе с ксеноморфами.

«Очень кстати», – отметил полковник, быстро просматривая другие новости, – «Зерги – это не совсем то, зачем я на этой планете!»

– Сворачиваемся! – крикнул он по внутренней связи механику-водителю, – выдвигаемся на базу!

– Есть сэр!

Упоры с лязгом оторвались от земли и зафиксировались в походном положении. Главное орудие опустилось и частично «утопилось» в башне. Одновременно с этим, с другой стороны выдвинулись два 80-мм ствола, из которых экипаж мог вести стрельбу, когда машина находилась в движении. Когда «трансформация» закончилась, танк рыкнул и, развернувшись на месте на 180 градусов, покатил к городу. Оставленные траками гусениц следы, быстро занесло песчаной поземкой. 

* * *

Бронетранспорты, поднимая вездесущую пыль, мягко приземлились на главной площади Лос-Андареса. Никто из местных не был против, так как праздничных шествий в ближайшее время уж точно не намечалось. Улицы пустовали – народ предпочитал сидеть дома. Даже вездесущие проныры-журналисты. Никто не хотел стать случайной жертвой необъявленной войны с инородным врагом.

Когда выгрузка закончилась, Дропы взмыли вверх и ушли в направлении военной базы. Прибывшие бойцы построились в колонны, сориентировались и рысью побежали к Командному центру. Их скафандры, раскрашенные в последних рейдах, предупреждали о том, что эти люди не гарнизонные крысы и не разгонщики демонстраций. Во главе колонны шел Голиаф. Машина чуть-чуть покачивалась в такт шагам, а орудия смотрели то в одну, то в другую сторону.

Улицы встретили солдат запустением и тревожным ожиданием. Только мусор создавал какое-то движение. Все витрины закрыты металлическими створками, как будто с минуты на минуту начнется песчаная буря. Вывески не блистали огнями – никто из их хозяев не хотел быть мишенью для атаки с воздуха. Черные пятна на домах, асфальте, покореженные рекламные щиты говорили о том, что Зергам удалось совершить пару налетов на город. Разнообразные средства передвижения брошенные где попало, потихоньку засыпались песком.

Лишь однажды колонна остановилась. Проходя мимо магазина «Hover World» (8), Голиаф замер, повернувшись фронтом к прозрачному куполу из зеленого стекла. На незакрытой витрине красовались модели продающихся здесь турбовинтовых самолетов, флаеров, дельтапланов и прочей летающей техники. Яркая реклама предлагала воплотить «мечту» любого романтика, и почувствовать радость свободы полета. Пилот Голиафа с полминуты рассматривал витрину, а затем двинулся дальше.

Стены пестрели многочисленными граффити. Самое яркое и аляповатое невольно притягивало взгляд и мигом отпечатывалось в мозгу: «Мы – хозяева своей судьбы! Этот мир наш!»

Данное заявление не добавило никому из бойцов оптимизма. Похоже, что хиппи, который изобразил сей текст, напрочь оторвался от реальности и жил в своих утопических иллюзиях.

Иногда компанию двигающемуся отряду составляли бродячие животные. Они все норовили проскочить под ногами, пока не получали увесистый пинок, заставляющий скорым ходом ретироваться куда подальше. Ближе к центру начали попадаться люди – стопроцентно военные. Стопроцентно с оружием. Пара патрулей внимательно проследила курс «демонов», но задавать вопросы никто не изъявил желания. Стилизованная эмблема ястреба с расправленными крыльями на скафандрах красноречиво говорила сама за себя.

На всех парах проскочив улицы города, команда очутилась в промышленном районе. Миновав ангары с новенькой военной техникой, и несколько фабричных комплексов с производственными конвейерами, они вырвались открытое пространство.

Отряд притормозил, оценивая открывшийся вид. Голиаф остановился между двух опор, на которых крепился большой неоновый щит, обозначающий конец города. На тусклом зеленом фоне светились буквы: «Добро пожаловать в Лос-Андарес. Население – 31829 человек».

Лампа, подсвечивающая количество населения постоянно мигала и трещала. Следить было некому – в городе наступили черные дни.

Объект назначения находился на большом острове, носящем имя Андрес, образованном в результате раздвоения, а затем слияния русла реки Ассении. Два огромных моста с громким названием «Врата Ангела», соединяли остров с берегами. В центре кряжа зиял просторный карьер, на дне которого копошились горнодобывающие машины. Красный флаг, со звездами на синих диагональных полосах, внушающий уважение и страх врагам Конфедерации, гордо реял над Ком-центром. Смотря на этот форпост цивилизации на фоне мрачного пейзажа, каждый боец ощутил приятное чувство защищенности. Чувство, что ты не один в этом враждебном мире. Чувство спины. Что пока солдаты Конфедерации вместе, и знают, за что сражаются – они непобедимы.

Только треск мигающей неонки вызывал в душах воинов недоброе предчувствие.

Ветер быстро нес рваные грязно-желтые облака по небу. Мать-звезда то появлялась, то исчезала за их слоями, из-за чего освещение пейзажа постоянно менялось. Эта игра света и турбулентные завихрения песка «оживляли» сооружение, превращая его в большую черепаху. Казалось, вот-вот она медленно поползет навстречу гостям.

На некотором удалении от Командного центра, заключив его в квадрат, стояли ракетные турели. Их верхняя часть неспешно вращалась, сканируя территорию. Бочки и цистерны с зеленоватым топливом из переработанного Веспен-газа, прятались под маскировочными навесами. Несколько единиц боевой техники, видимо заправляясь, торчали рядом. Из-за огромной горы выработанной породы виднелись трубы завода по очистке веспена. Выброшенный в атмосферу «дым» образовал большое зеленое облако, ярким пятном выделяющееся на небе. SCV аккуратно таскали из карьера емкости с минералами в специальные хранилища первичной обработки. Где их сортировали и формировали в контейнеры для дальнейшей транспортировки и использования. Установленные на сооружениях пятиметровые лопасти кулеров непрерывно крутились, отводя излишки тепла. Технологические процессы шли полным ходом.

Оглядывая территорию, каждый из десантников для себя оценил сильные и слабые места рельефа местности, – что может пригодиться при организации обороны или нападения. А возможно – и отступления…

Закончив с осмотром, сводный отряд Церберов и Клинков быстро достиг командного пункта. 

Адъютант полковника ожидала командиров новоприбывших на широком трапе перед главным входом в штаб. Когда Маулер и Скивер приблизились, она вежливо поздоровалась:

– Приветствую вас, господа! Полковник Дюк и магистр Коллинз ждут вас! – Женщина развернулась и подала знак следовать за ней.

Головорезы, открыв шлемы, молча подчинились. Завернув в «раздевалку» они избавились от скафандров и двинулись дальше. Через пять минут по окончанию сложного маршрута через коридоры, отсеки, лифты спецы по ксеноморфам оказались в VIP-отсеке.

Несмотря на название, VIP-комната не блистала роскошью. Помимо того, что в ней принимали исключительно непростых и важных гостей, одновременно с этим она служила резервным центром управления КЦ. Мебель, конечно, была мягкой, но центр комнаты занимал проектор-объемник, с помощью которого можно было делать развертку нужной местности, или воспроизводить данные с КомСАТ. Кроме него еще имелась видео-панель на стене, которая постоянно сыпала оперативными данными. Для экономии пространства, все необходимое для работы оборудование (в основном терминалы управления комплексом) располагалось в настенных нишах. Кресла были маленькие, но удобные. А если, например, был необходим стол, то его легко можно выдвинуть из ниши, где он находился сложенным в виде «гармошки».

Когда гости вошли, то увидели двух человек, которые уже находились в комнате, коротая время в светской беседе. Один из них курил.

По виду управляющего Аннет сразу определила, что у человека проблем выше крыши. Действительно, Ричард Коллинз выглядел плохо. Весь его вид говорил о том, что он ужасно боится находиться так близко к зоне боевых действий. Серая кожа, затравленный взгляд, дрожащие руки и лошадиные дозы таблеток, которые магистр заглатывал чуть ли не каждые два часа. Вместо сигары в пальцах торчала обычная сигарета.

Эдмунд Дюк старался ни чем не выдавать своего недовольства, тем не менее, одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять – этому человеку абсолютно по барабану, что происходит на планете, и что ждет ее в недалеком будущем. Он преследует здесь одну-единственную цель, а дальше – хоть потоп. Полковник презрительно посматривал на своего собеседника, и в его тоне разговора сквозило: «Твою мать! И с кем мне приходится иметь дело... дилетанты хреновы!». Седая, коротко стриженая голова блестела от пота. Время от времени Дюк проводил по ней платком. Сухой, вечно недовольный, надтреснутый голос походил на карканье ворона.

Адъютант, не дожидаясь приглашений, завела майора и лейтенанта внутрь и молча исчезла.

Завидя их, Коллинз положил сигарету на пепельницу и бросился вперед, с энтузиазмом пожимая прибывшим руки:

– Приветствую вас, друзья! Вы как раз вовремя! – Закончив с рукопожатиями, он засеменил к бару, чтобы налить гостям выпить.

В свою очередь, военные сухо поприветствовали друг друга. Никто не хотел заниматься излишним расшаркиванием. Дело было прежде всего.

– Мистер Маулер, ваша помощь необходима нам как воздух! – протягивая киборгу бокал, протараторил чиновник.

Старый Цербер жестом отказался от выпивки.

– Я вас внимательно слушаю магистр, – сказал он, предлагая перейти непосредственно к цели вызова.

Тем временем Аннет приняла спиртное, после чего прошла к креслу и устроилась в нем. Дюк посмотрел на нее с неодобрением, но ничего не сказал. Встреча не была официальной, и хозяином тут был Коллинз. «Чертова провинция. Возомнила о себе невесть что. Хотя надо отдать старому хрычу должное – о делах колонии он печется как о своих собственных. Старой закалки…»

Как только все приготовились слушать, Коллинз начал:

– Джентльмены, прежде чем перейдем к деталям, хочу попросить вас только об одном, – чтобы Лос-Андарес не повторил судьбу Лос–Танатоса! Проблема города и наша – Зерги! На окраинах уже имеются жертвы среди людей!

Управляющий колонией посмотрел каждому из военных в глаза, но ни в одних он не увидел понимания его положения.

Аннет закурила. Дюк раздраженно глянул в ее сторону, но снова промолчал.

Ответственный за безопасность колонии жестоко вмял тлеющую сигарету в пепельницу. Таблетка успокоительного полетела в рот. «Ну конечно! А чего он ожидал? Эти негодяи умеют только крушить и убивать! И плевали они на гражданских!».

Глоток воды отрезвил голову. Коллинз кашлянул и вывел на объемник схему города:

– Лос-Андарес занимает площадь 10 кв.километров, население 32 тысячи человек. Шахтерский город, как и большинство в округе. Особо крупные шахты, – увеличив масштаб, он ткнул указкой в две точки на карте, – «Мастодонт» и «Архимандрит». Когда пропала связь с Фланнум, я распорядился остановить добычу в Мастодонте, и отправил людей в бессрочный отпуск, пока ситуация не прояснится. Шахта находится на севере, около реки Ассения. По моим сведениям, сейчас эта местность заражена ксеноморфами.

Чиновник продолжал водить лазерной указкой. Для удобства ориентации, карта местности, (центр которой приходился на Ла Марену), была разделена на 16 квадратов. Лос-Андарес оказался в квадрате 13.

– Шахту Архимандрит я тоже приказал эвакуировать, во избежание несчастных случаев, – с каждым словом тон Ричарда становился все выше и выше, – процентов на восемьдесят я уверен, что сейчас там тоже Зерги!

Магистр изобразил в воздухе крест.

– Соответственно мой вывод – если еще несколько дней пройдут в бездействии, то инородцы уничтожат всех людей в городе!

– Какие мы имеем данные о зоне распространения ксеноморфов? – подал голос Дюк.

Пока Коллинз соображал, на вопрос ответил Маулер.

– Главный кластер Улья Зергов находится на другой стороне реки, в квадратах 9 и 10. Несколько первичных структур есть уже и на этом берегу. – Командир Церберов встал из кресла и подошел к карте. – Кроме того, в квадрате 5 основана новая колония, которую обнаружил лейтенант Глазов. В квадратах 1, 7, 11 очаги заражения мы уничтожили.

После отметки тревожных квадратов майор подошел к Ричарду вплотную и, поблескивая глазным сенсором, закончил:

– По моим сведениям, в квадратах 2 и 3 находится второй главный кластер, магистр. Ваша резиденция в Оазисе вскоре будет под угрозой вторжения!

Коллинз поежился, словно попал под ледяной порыв ветра. Рука, держащая указку, задрожала.

– Спасибо, мистер Маулер. – Все-таки ему удалось овладеть собой. – Наверняка генерал Уиллс уже занимается укреплением обороны Оазиса. В конце концов, у него там приличный гарнизон. Надо уточнить.

Инфо-панель выплюнула новую порцию информации. Выпив еще один стакан воды, Коллинз просеменил к ней и отправил запрос. После чего сел в кресло, ожидая ответа. Остальные молча наблюдали за его действиями.

Магистр беспомощно развел руками и посмотрел на майора:

– Я смотрю, что Вы гораздо лучше осведомлены, чем я! Хотя конечно, куда моим полпредам и журналистам угнаться за военной разведкой! Я полагаю, Вы можете закончить инструктаж своих коллег?

Маулер кивнул и повернулся к полковнику и лейтенанту:

– Особо добавлять нечего. Зерги неуклонно продвигаются на восток и юг. Операция «Освобождение» закончилась всего неделю назад, а сейчас разведка докладывает, что ксеноморфы снова около инсталляции Фланнум. Мы пытались произвести бомбардировку квадрата 5, но безуспешно.

Лазерный лучик указки скользил по модели местности. Цербер с помощью сенсорной панели выделял опасные территории красным.

– Все Гризли были сбиты еще на подлете. Им преградила путь полоса споровых колоний, окаймляющая главный кластер. Что касается Лос-Андареса то, наиболее высокая плотность Зергов в долине гейзеров и около вулкана Урбан – это на 70 километров севернее города… 

Коллинз вдруг подпрыгнул в кресле:

– Прошу прощения, мистер Маулер, но я Вас перебью! – Он сорвался с места и снова подбежал к видео-панели на стене – Я понял, что нам необходимо спасать в первую очередь!

Выведя изображение каких-то сооружений, магистр вернулся к карте и ткнул пальцем прямо в голограмму.

– Вот здесь! – Его рука указывала военным на точку у реки. – Это водоочистка и гидроэлектростанция! До Архимандрита там рукой подать! Если Зерги около шахты и, судя по докладу майора, продолжают движение на юг, то они очень скоро могут оставить Лос-Танатос и Лос-Андарес без воды и электричества! Этого допустить никак нельзя!

Чиновник оглядел собеседников, дожидаясь реакции. Ее снова не последовало. Он побрел на свое место.

Троица не стремилась развивать диалог. У военных были свои приоритеты и своя точка зрения. И без разговоров было очевидно, что нужно разрабатывать план новой операции по зачистке территории от инвазации ксеноморфов. Аннет докуривала сигарету, и пока не стремилась делиться своими умозаключениями. Как говорится, после бурно проведенной бессонной ночи «сели батарейки». Курт Маулер отвернулся к инфо-панели и начал что-то вводить с клавиатуры. Полковник Дюк с прищуром разглядывал красные площади на карте, думая о своих проблемах. Помимо этого, он не мог отделаться от мысли, что когда-то встречался с этим странным майором разведки или чего там. В другой жизни.

«Боже, как мне надоели эти тупоголовые вояки!» Через пять минут тишины Коллинз поднялся:

– Джентльмены, я покидаю вас. Мне необходимо срочно вернуться в Оазис. Вы знаете, как со мной связаться. Через два дня у меня плановый отчет в Совете Конфедерации. За это время мы должны решить проблему назойливых насекомых близ Эл-Эй – Его руки автоматически приводили френч в порядок. – Иначе планету поставят на карантин. И вы тут надолго застрянете… – заканчивать предложение он не стал.

Когда магистр дошел до двери, Аннет решила разрядить обстановку дежурной фразой:

– Не волнуйтесь Ричард, мы возьмем ситуацию под контроль и избавим Вас от Ваших проблем!

«Это тебе для отчета. Лишь бы не догребывался…»

Чиновник сделал еще два шага, а затем обернулся:

– Очень на это надеюсь, мисс Скивер. Вопрос только в том, какая цена за это будет уплачена! Уж постарайтесь изменить мое мнение о вас и ваших методах работы. Кхм… Господин Эдмунд Дюк великодушно согласился подстраховать вас.

Встретившись взглядом с полковником, Коллинз кивнул ему. Тот сделал жест рукой: «Конечно».

В качестве ответа Аннет пожала плечами. Привычки оправдываться она не имела. В отношении чиновника в голове вертелось только одно слово – ублюдок. Конечно, Коллинза не устраивали последствия операции в Лос-Танатосе, но ответственность всё равно несут все. Кроме Зергов, которые вообще ни перед кем не отчитываются за причиненный ущерб.

Только Маулер не счел нужным реагировать на реплики чиновника, у которого совсем сдали нервы.

Створки дверей с тихим шипением отгородили магистра от военных. После того, как он ушел, в комнате воцарилась тишина. Проекция местности слабо мерцала, зараженные Зергом участки пульсировали красным цветом. Эдмунд Дюк продолжил рассматривать план, а потом принялся барабанить пальцами по подлокотнику кресла. Его лицо потихоньку становилось мрачнее тучи.

Аннет потушила сигарету. Полковник покосился на нее. В силу своего сварливого характера и плохого настроения, он не мог удержаться от того, чтобы не потретировать кого-нибудь обладающего меньшей властью, чем он.

– Лейтенант, насколько я осведомлен, ваше подразделение проводило операцию «Усмирение»?

– Да сэр.

– Вы провели полное прочесывание местности и идентифицировали все трупы? – Карие глаза сновали от лейтенанта до майора, который в этот момент общался по радиосвязи с разведчиками. – Какие вы можете дать гарантии, что ни одному террористу не удалось уйти?

– Сэр, задача была выполнена в точном соответствии с приказом, – произнесла Скивер официальным будничным тоном, чтобы не дать полковнику повода для нотации. – По окончанию операции, все останки и части тел, неподдающиеся опознанию, были отправлены на экспертизу в населенный пункт Оазис. Проверка прилегающей территории биосканнерами подтвердила отсутствие выживших.

«Если хочет, то пусть хоть запроверяется, все ли куски мы собрали», – злорадно подумала Аннет.

Прежде, чем полковник успел задать новый вопрос, Маулер объявил о полученном сообщении:

– Разведка сообщает о повышении активности ксеноморфов! Прорыв намечается в двух точках, – лучик указки отметил точки на карте, – северо-запад и северо-восток. Они берут нас в клещи, господа офицеры!

– Не зря я развернул своих ребят на этом острове, – воодушевился Дюк, – «Врата Ангела» под нашим контролем, так что с северо-западного направления Лос-Андарес закрыт глухой стеной!

Его голос прямо переполняла самоуверенность.

– И я думаю, нам не составит труда надрать им задницу! А последующей контратакой мы поставим точку на этом зоопарке. Ядерную.

Он хрипло засмеялся, довольный своей шуткой. С чувством юмора у него всегда было туго.

– Норад II на низкой орбите и, только дайте повод, мои ребята не упустят шанса кого-нибудь подпалить!

– Это еще не все, полковник, только что получена еще одна директива. – Маулер пощелкал по клавиатуре инфо-панели и вывел сообщение на экран. – Приказом высшего командования Конфедерации, ввиду уничтожения оборонительной платформы, все военные космические силы в системе Сара будут задействованы в отражении наиболее крупных астероидов и метеоритов нового приближающегося потока, чтобы не допустить их столкновения с планетой.

Дюк и Скивер внимательно перечитали сообщение, после чего полковник подытожил:

– Значит, остаемся без воздушной поддержки, не считая транспортников и Гризли… Ладно, учтем.

Аннет решила, что задача ясна и обретаться в кабинете больше не имеет смысла. А то того и гляди, полковник устроит головомойку просто из-за того, чтобы сорвать на ком-нибудь свой дурной нрав.

– Разрешите идти готовить людей, сэр? – обращаясь к Дюку, спросила она.

Полковник хотел что-то возразить, но неожиданно вспомнил, где он раньше видел Курта Маулера. Это настолько поразило его, что он махнул рукой, отпуская лейтенанта:

– Пусть ваш отряд выдвигается к первой точке предполагаемого нападения. Операцию «Усмирение» обсудим позже. – Воспоминание становилось все ярче и ярче. «Не мудрено, что я не вспомнил тебя сразу, майор. Ведь это было лет тридцать назад, и у тебя еще не было этой железной маски!»

– Майор, частоты Клинков прежние, – сделав последнее уточнение, Скивер удалилась.

– Конечно лейтенант.

«Пусть ей пока далеко до Дэсмонда, но будем надеяться, что она справится с предстоящими задачами», – подумал Цербер, глядя ей вслед. Уж что-что, а в людях он разбирался отменно. «Кажется, наш боевой полковник взял командование на себя. Чтож, я не против, лишь бы не шло вразрез с моими задачами. Сейчас нам позарез нужна грубая сила».

Затем майор обратился к полковнику.

– Полковник Дюк, сэр, хочу сказать вам спасибо, за предоставление нам помощи в уничтожении Зергов. Без ваших людей нам пришлось бы туго!

– Так точно майор, – старый вояка был доволен, что его заслуги оценили по достоинству, – я думаю, что мы сработаемся! Тем более нам уже приходилось работать в одной команде. Хе-хе.

«Ого! Старина Дюк что-то путает».

– Не может быть, – вопреки ожиданиям полковника, Маулер даже не изменился в лице. Впрочем, заставить киборга показать чувства, задача не из легких. – Я не могу вспомнить момента, когда мы пересекались!

– Конечно! – Дюк ухмыльнулся. – В то время, я еще не был так популярен, как теперь. Да чего уж скрывать, был еще совсем зеленым командиром отделения сил внутренней безопасности Конфедерации.

Наконец полковник позволил себе налить алкоголя. Одним глотком он осушил содержимое стакана.

– Лет так тридцать назад, мне довелось сопровождать одну секретную экспедицию за пределы исследованного сектора космоса. Я до сих пор не знаю ее цели но, когда мы вас охраняли, то с чьих-то слов все величали эту экспедицию не иначе как: «В поисках инопланетных цивилизаций». Что-то в этом роде. И что пустили ее по следам каких-то артефактов…

Полковник прошелся по комнате туда-сюда, собираясь с мыслями. Маулер молчал.

– Тогда на тебе еще не было этой нелепой маски, не знаю уж, что там у тебя еще заменили… но бравого второго пилота я запомнил надолго. Уж очень он любил выпендреж… Чем кончилась та затея не в курсе, но вижу что хорошего было мало.

Цербер-киборг уже не слушал собеседника. Воспоминания нахлынули внезапно, и он погрузился в них как бумажный кораблик в стремительный водоворот воды. Упомянутым бравым вторым пилотом когда-то был он…

«Откуда тебе знать умник, что выжило нас всего пятеро в спасательном боте, когда наш ”дальнобойщик” уничтожил золотой корабль, похожий на бутон полураскрывшегося тюльпана. С ворохом миниатюрных стреляющих ботов…  И построили его точно не люди… Потом несколько месяцев, лет или десятилетий жизни, если брать в расчет все испытания которые мы пережили на дерьмовой планете оказавшейся поблизости. Пока нас не нашла другая экспедиция, которая шла следом за нами…  Один к тому времени погиб, другой – пропал без вести, я остался без ног и парочки органов. «Америго» был удачливее нас. И им удалось найти кое-что… А сейчас, спустя годы, других двоих тоже уже нет в живых… Трейн, последний из побратимов, еще пару дней назад топтал этот кусок породы, именуемый Чау Сара…».

Предательская капля пота медленно начала свой путь с человеческого края лба к виску, а затем еще ниже. Призраки прошлого встали перед глазами, хотя никто их об этом не просил.

«…Не смотря ни на что, я вернулся в строй. И будь я проклят, если я не найду тот корабль и тех существ. Даже если я теперь пилот Голиафа, а не космического истребителя».

– …Впрочем, к нашему делу эта давние события никакого отношения не имеют, – слова Дюка пробились сквозь пелену эмоций и обрели смысл. Полковник закончил экскурс в историю, видя, что Маулер все равно не воспринимает сказанное.

– Конечно сэр, мы без сомнений поладим друг с другом, – собственный голос показался Курту чьим-то чужим. Словно произнес фразу не он, а кто-то стоящий рядом. – Давайте определимся с полем деятельности для наших отрядов.

Через минуту равновесие души восстановилось. Можно было воевать дальше.

– Я полагаю, что моя Альфа … – начал полковник, как неожиданно взревела сирена.

Душераздирающие завывания были слышны в любом уголке Командного центра, заставляя его обитателей мчаться к оружейным отсекам за оружием. Через равные промежутки времени сирена затыкалась, и голос оператора пункта управления зачитывал объявление:

– Внимание! Воздушная тревога! Прорыв защитного периметра в северном направлении! Идентификация противника – Зерг, летающая форма! Всем бойцам занять огневые позиции согласно боевому распорядку! Всему обслуживающему персоналу занять свои места согласно боевого распорядка! Внимание! Воздушная тревога!

– Дождались! Эти жуки опередили нас! – С досадой произнес Дюк, повернувшись на звук. – Обсудим все после!

Он собрался было выйти, но майор остановил его.

– Одну минуту, сэр, – Маулер придержал полковника за руку, – разрешите два слова об оптимальных связках и эффективных решениях при ведении боевых действий против Зергов!

– Нет времени, майор! Мои ребята профессионалы – они уложат всех пауков в один момент, что те и пикнуть не успеют!

Маулер усмехнулся. Правда с его мимикой усмешка больше походила на гримасу.

– Полковник, судя по отчетам, ваши люди видели маленькие стаи, максимум до тридцати особей. – Киборг на секунду остановился, а затем произнес почти шепотом. – А что если их будут сотни… или тысячи? Что тогда?

Эдмунд посмотрел на него как на непонятливого, которому снова приходится объяснять прописную истину: «Профессионалы могут все, что не ясно?».

– Нам пора майор. Противник атакует.

 

ГЛАВА VI. ОТКРЫТИЕ

… «Надеюсь нашу технику уже перебросили из Эл-Ти! Иначе пешком много не навоюешь!». Проклиная все и вся лейтенант Скивер облачилась в скафандр и выскочила из Ком-центра наружу. Ее бойцы уже вылетели по тревоге к месту прорыва обороны. Звено бомбардировщиков пока еще ожидало приказа на проведение авиа-удара. Девушка протопала до ангара, где завела первый попавшийся Гриф и помчалась к своему подразделению.

Эфир захлебывался сообщениями и докладами от различных групп, подвергшихся нападению десанта ксеноморфов. Зерги прорвали первый защитный периметр в двадцати километрах от северо-восточной части города. Первыми налетели Муталиски и не жалея себя набросились на средства ПВО. Пока ракеты из турелей разрывали в клочья юрких летунов, грузные Оверлорды торопливо пересекли реку. И из них, прямо на бункеры людей посыпались... люди! Пытаясь установить контакт с беднягами, защитники не сразу среагировали на непредвиденную угрозу. Это было ошибкой – псевдо-люди и не думали просить о помощи, они наоборот стремились умереть! Серия взрывов уничтожила всю линию обороны, которую закончили возводить буквально вчера. Оставшихся в живых солдат добили появившиеся следом Зерлинги и Гидралиски. Лишь единицам удалось спастись бегством.

Закончив с ПВО, Муталиски зависли над рекой, охраняя Оверов, которые не спеша, но в большом количестве перевозили бегающих инсектоидов. По каким-то причинам наземные Зерги не хотели лезть в воду, видимо соображали, что быстротечную широкую реку они перелетят быстрее, чем пересекут по дну.

Когда Скивер прибыла на рубеж, бой продолжал идти полным ходом. Бойцы Альфа-СС в большинстве своем валялись мертвыми. Они недооценили способностей инсектоидов к неожиданным маневрам и заплатили за это кровью. Те, кто выжил, держались Клинков. Глазов справился с ситуацией – Клинки уверенно перехватили инициативу и начали теснить противника обратно к берегу. Кинжальный огонь потрошил безразличных к своей судьбе Зерлингов, но те с фанатичным упрямством все равно пытались добраться до людей, чтобы «поточить» о них свои когти. «Хитиново-костянной» панцирь, какой бы он не был крепости, не мог противостоять очередям пуль с урановыми сердечниками.

Атака ксеноморфов захлебнулась, когда прибыли Дропшипы с полковником Дюком, майором Маулером и ротой резерва Альфа. Муталиски еще немного поплевались, правда без особого эффекта, и ретировались. Оставшиеся на противоположном берегу кучки Зергов разогнал авиа-удар Гризли.

Когда бомбардировка закончилась, полковник, майор, и офицеры штаба, все-таки решили закончить планирование операции «Очищение».

Впрочем, за всех все решил Дюк.

Не терпящим возражения тоном, он заявил:

– Джентльмены! Я полагаю, что на этом участке положение стабилизировалось! Мои ребята получили урок, и больше не повторят ошибки! Через пару часов здесь не прорвется ни единая тварь!

Он развернул полевой компьютер-планшет и начал рисовать схему операции, используя в качестве столешницы опору своего танка.

– Теперь мы должны сосредоточить свое внимание на втором участке. – Его голос был тверд, будто и не было ни боя, ни потерь, хотя без сомнений, его самолюбию был нанесен жестокий удар. – Дождаться прорыва, а затем молниеносная контратака на их территорию!

Полковник, сверкая глазами, посмотрел на «братьев по оружию».

– Чтобы подстраховаться на этом участке, нужно сформировать небольшую разведывательную группу и уточнить где проходит передний край ксеноморфов. После провести минирование подходов к реке. Вы согласны?

«Братья по оружию» признали план вполне приемлемым.

Через десять минут после некоторых уточнений уже конкретных задач для командиров подразделений, Дюк с Маулером убыли к северо-западной окраине Лос-Андареса, оставив Скивер решать вопросы здесь.

Не теряя времени, Илья собрал своих разведчиков и, загрузившись минами, группа Молния форсировала реку и скрылась за холмами.

Скивер принялась наводить порядок на берегу. Когда последние распоряжения были отданы, Аннет пробежалась по всем частотам, прослушивая радиоканалы, чтобы убедиться в отсутствии еще каких-нибудь проблем. Не удалось. Проблемы были. По пеленгу «10» один канал, а именно личный канал с магистром Коллинзом, выдавал отчетливое «SOS».

– Драть этого старикашку-параноика во все дыры! – выругалась Скивер, – как пить дать, это его кортеж взбаламутил Зергов!

Она снова от души выругалась.

– Домой, видите-ли заторопился!  А сейчас ищи его в этих райских кущах!

Зафиксировав пеленг, она задумалась, как оперативней провести спасательную операцию. Судя по всему, транспорт Коллинза упал совсем недавно и, возможно, в реку. Тогда есть шанс, что Зерги не еще добрались до него. Но вот сколько протянут люди – неизвестно.

Аннет переключила канал на полковника Дюка, чтобы доложить обстановку. Тем временем транспорты привезли SCV и материалы, чтобы возвести новые укрепления. Для усиления участка прибыла еще одна рота Альфовцев. Закончив радиообмен, она побежала к Дропам, куда уже погрузились ее Клинки, готовые к переброске в район бедствия. «Чувствую, когда закончим на этой планете, то я стану как минимум полковником». Не смотря на серьезность положения, шутливая мысль немного подняла Аннет настроение.

Не занятые на боевом дежурстве бойцы ходили по месту сражения и выискивали тех, кто еще подавал признаки жизни. Иногда открывалась нешуточная пальба, если какой-нибудь полудохлый жук начинал дергаться. Трупы ксеноморфов уже не представляли интереса в качестве научного сырья, поэтому SCV свалили все останки в кучу и подожгли. Не обошлось и без печального инцидента – один простофиля, увидев полузасыпанную нору, выстрелил в нее «для профилактики». В итоге из норы выскочил Гидралиск и ударом когтя проткнул ему голову. После этого случая, все подозрительные ямы проверяли исключительно гранатами. Что оказалось весьма действенным приемом. Больше никто не пострадал. Даже когда в одной яме рванула мина-паук. В общем, линия обороны постепенно восстанавливалась.

* * *

...Семь бойцов из развед-отряда «Молния», рассыпавшись веером для увеличения сектора наблюдения, тихо скользили над поверхностью. Жара стояла такая, что люди бы просто расплавились под палящим соларом, если бы не термоизоляция скафандров. Пустошь была изрыта недавней бомбежкой, но не исключалось, что сейчас в воронках могли зарыться Зерги, собираясь с силами для нового нападения.

Пока жуков не было видно.

Разведчики иногда останавливались, чтобы установить минные заграждения. Мины-пауки отцепившись от Грифов сигнализировали о готовности бдеть появление врага и самостоятельно зарывались в землю. Согласно сведениям КомСАТ, граница зоны заражения проходила в лесу, находящегося порядка тридцати километров от реки.

Подъехав к опушке лесного массива, Глазов дал команду остановиться и собраться вместе, чтобы провести рекогносцировку на местности.

Лес представлял реальную опасность, – риск угодить в ловушку Зергов в массиве деревьев вырастал до немыслимых размеров. Илья еще раз заставил всех проверить свои датчики и детекторы. От биосканеров не было никакого толка, так как их разрабатывали для поиска людей, а ксеноморфы таковыми не являлись. Оставалась одна надежда на датчики движения, и в какой-то степени на обычные тепловизоры.

Открыв лицевой щиток, Илья вдохнул без фильтров. Витающие в атмосфере миазмы указывали на то, что крип Зергов уже пожирает лес. Вонь буквально висела в воздухе. Разведчик помнил этот запах. В мертвом лесу у инсталляции Фланнум пахло точно также.

Он задумался. Стоит ли рисковать своими жизнями, если и так понятно, что ксеноморфы где-то рядом. Прячутся среди деревьев.

Так или иначе, у них есть приказ. Контра отбросил сомнения.

– Ну что ребята, – обратился Илья к остальным разведчикам, – сунемся поглубже в Зерговскую пасть?

– Почему бы и нет, лейтенант? – хищно улыбнувшись, ответил вопросом на вопрос Харриган. – Забросим с десяток мин в муравейник или, на худой конец, выманим букашек на наши сюрпризы!

Его скафандр пестрел заплатами, вмятинами и силуэтами убиенных жуков. Щит где-то потерялся. На одном плече красовалась надпись: «ZERG MUST DIE! (9)».

Лейтенант поглядел на него, на остальных пятерых, жестами выражающих согласие, и улыбнулся. «Хорошие у меня ребята…надежные».

На том и порешали – быстро заскочить, поднять переполох и убраться, оставив Зергов собирать урожай из мин.

Проникнув в лес, они снова рассыпались веером, аккуратно лавируя между деревьями, сбрасывая последние мины. Лес был негустой, но деревья в нем были гигантскими. Толстые, ветвистые, они тянулись вверх на десятки метров. Многочисленные мелкие листья сине-зеленого цвета непрерывно шелестели под потоками воздуха. Иногда встречались заросли колючего кустарника. То тут, то там, из грунта выступала коренная порода. Сказывалось близкое присутствие пустыни и гор.

Ведя друг друга по тактическим пеленгаторам, чтобы в случае чего оперативно прийти на помощь, разведчики исследовали местность. Один из них, Богдан «Увалень», преодолел небольшой бурелом и остановил машину на большой поляне. Открывшийся вид ему не понравился. И без дураков было ясно, что Зерги тут на кого-то охотились. Стволы нескольких деревьев были буквально раскромсаны попаданиями игл Гидр и сожжены кислотой. Кругом виднелись экскременты и следы конечностей инородных жуков-оккупантов.

Попутно сбрасывая предпоследнюю мину около дерева-великана, Увалень быстро осмотрелся, в надежде увидеть останки объекта охоты или другие следы стычки. Не обнаружив ничего примечательного на земле, он поднял голову кверху и от удивления открыл рот.

В кроне дерева застрял небольшой летательный аппарат!

Богдан не поверил своим глазам, – увиденное настолько поразило его, что он, вызвав остальных, забыл об осторожности и полез на дерево, чтобы потрогать руками это чудо. Когда подтянулись остальные, Увалень стоял под деревом и матерился – нижние ветки не выдержали веса бойца в скафандре. Но никому в голову не пришло над ним смеяться, так как все с удивлением разглядывали сбитую Зергами машину, неизвестного производства.

Первым опомнился Илья. Он сразу смекнул, как можно добраться до зонда – нужно просто свалить дерево. Только вот ксеноморфы могли появиться в любой момент и сорвать исследование.

«А черт с ним, рискнем…»

– Всем отойти, я стреляю!

Командир Молнии открыл огонь по стволу. После пары очередей дерево наклонилось и рухнуло на своих соседей. От удара зонд сместился, а затем, ломая ветки, упал на землю.

Никто не тронулся с места, пока не стихло эхо от выстрелов. Люди напряженно вслушивались в тишину и смотрели на датчики движения.

Результат был закономерен – лес зашелестел от передвижения множества существ. На осмотр неизвестного летающего аппарата людям оставалось несколько минут. Не теряя времени Глазов начал быстрый осмотр НЛО.

Размерами тот был около двух с половиной метров. Беспилотный. Основательно поврежденный ксеноморфами. Золотистую обшивку во многих местах прожгло кислотой Зергов. Внутренняя начинка практически полностью выгорела. На бочкообразном корпусе не было живого места, две из трех лопастей, (видимо несущие функции сенсоров или антенн), отломились. В центре хвостовика до аварии определенно находился какой-то оптический прибор, по всей вероятности, система наблюдения.

Зонд-разведчик!

У Ильи даже не было версий, кто мог создать в секторе Копрулу такую машину. А ему, как бывшему контрразведчику, были известны многие военные разработки вне Конфедерации. Формами она отдаленно напоминала древние космические спутники связи. «Черт! Такая уникальная хреновина, и нет времени ее изучить получше!» Его подчиненные уже не стесняясь орали о том, что жуки рядом. Приглядевшись повнимательней к разрушенным внутренностям машины, лейтенант вытащил из нутра три осколка бирюзового кристалла, потом быстро подобрал несколько отвалившихся от зонда кусков и запрыгнул в ховерцикл.

– Уходим! Кто не скинул мины, сделаете это по дороге назад!

Повторять не пришлось. Разведчики сорвались с места и помчались к опушке леса, петляя как зайцы. Замешкался только Увалень, так как он все еще был на ногах, а не в седле Грифа. Ему не хватило долей секунды, чтобы завести двигатель, как на его спину заскочил Зерлинг. Хвост с шипами обвился вокруг руки, создавая дополнительную опору Зергу. Уцепившись передними конечностями, ксеноморф как заведенный начал бить мощными задними лапами по спине скафандра, повреждая сочленения и энергоблок. От ударов мономолекулярных костяных лезвий на броне появлялись глубокие царапины. Защищенная костяными пластинами пасть Зерлинга пыталась прокусить шлем, но клыки скользили по сфере не находя зацепки. Зато удар двух спинных серповидных конечностей оказался удачней – они пробили лицевой щиток и воткнулись в голову человека.

Его собратья прыгали следом.

Богдан умер сразу. Его мышцы рефлекторно сократились, и Гриф рванулся вперед. Проехав совсем чуть-чуть, он врезался в дерево. В туже секунду палец мертвеца нажал на гашетку гранатомета…

Взрыв повалил пару деревьев и разорвал двух кузнечиков. Остальные, не обращая внимания на огонь, бросились преследовать добычу.

Но погони не получилось. Как только взорвалась одна из мин, Зерги потеряли интерес к беглецам и вернулись обратно. Эстафету приняла стая Муталисков, поднявшаяся в воздух и бросившаяся за Терранами. Издавая истошные крики, они быстро настигли петлявших по лесу разведчиков и начали атаковать.

Дело приняло серьезный оборот. На полном ходу разведчики выскочили из леса. Лейтенант обернулся назад и увидел, что над лесом поднимаются клубы дыма начинающегося пожара. Еще он увидел, что не хватает одного человека – Увальня. Из груди вырвался сдавленный крик ненависти. Счет на потери снова возрос.

Глазов лихорадочно соображал, как уйти от погони. К счастью Муталам не хватало мозгов «стрелять на упреждение». Скорость на открытой местности у тех и других была примерно одинаковой, но если от плевка кислоты можно было один раз увернуться и забыть, то глейв при ударе образовывал облако, и мельчайшие споры все-таки могли накрыть цель. Поэтому все шесть Грифов нещадно виляли объезжая возникающие препятствия и стараясь не влетать в подобные облака.

– Сворачиваем к реке!

Шестерка описала большую дугу и понеслась к речному пространству. Пока еще все машины держали скорость, но споры делали свое черное дело, оседая на броне и сжирая металл.

Илья попытался вызвать базу, но безуспешно. Ему никто не ответил. Скорей всего ближайший узел ретрансляции был поврежден последней атакой Зергов на Лос-Андарес. Думать об этом не было времени, да и бессмысленно. Гонка со смертью продолжалась.

С высоты полета погоня выглядела восхитительно: шесть беспомощных жертв пытаются скрыться среди камней, кустарников, проскользнуть в поисках укрытия через впадины, дико метаясь под дождем плевков. Альфа Сара ярко освещала погоню – ни спрятаться, ни скрыться, ни раствориться. Тени Муталисков неслись по земле за своими хозяевами и, как только какая из них накрывала один из ховерциклов Терран, как незамедлительно шел выброс уничтожающей органики.

В Гриф Роя «Ужа» попал сгусток глейва, который засосал воздухозаборник одной турбины. Хрупкая система преобразования энергии нарушилась, и двигатель разлетелся на куски. Машина клюнула носом и, через мгновение, от нее и водителя ничего не осталось. По ком-линкам пронеслась волна горечи и проклятий – разведчики прощались со своим товарищем.

Казалось, Муталисков вдохновила первая победа – они закричали еще истошнее, еще сильнее заработали своими крыльями, вытянули свои трубчатые тела в сторону жертв. Летуны пользовались преимуществом полета, так как им не надо было огибать препятствий, что были вынуждены делать мчащиеся по земле люди. Ксеноморфы пикировали на свою дичь, чтобы повысить шансы попадания, но разведчикам каким-то чудом удавалось уворачиваться от большинства плевков.

До реки оставалось совсем немного. Илье хотелось верить, что как только они пересекут водную гладь, погоня отстанет. Может быть ксеноморфы еще не забыли тот урок, который им преподали несколько часов назад… Кто знает… Тень Муталиска накрыла его, и еще по одной появились справа и слева. «Обложили гады!» Илья резко сбавил ходу. Плевки легли впереди машины. Краем глаза он отметил что трава, на которую попали «выделения» Зергов моментально пожухла и сгорела; почва оголилась и начала проседать. Муталиски по инерции промчались вперед и практически прижались к земле.

– Получите суки! – Илья сделал три быстрых выстрела из гранатометов. Взрывы зацепили цели. Два Мутала покатились по земле, ломая крылья. Третьего лейтенант протаранил Грифом. Легкое тело подбросило на полтора метра вверх, и оно шмякнулось бесформенной кучей за спиной.

От удара с летуном фюзеляж Грифа немного смялся но, слава богу, аэродинамика кузова от этого не сильно пострадала. Зато водитель чуть не вылетел из седла.

«Млять! Добить бы сейчас, а то через пару дней будут опять порхать как бабочки, уроды!»

Илья снова набрал скорость. Турбины продолжали исправно работать, ховерцикл уверенно слушался руля. Река появлялась то справа, то слева, то по курсу. Медленно, но верно приближаясь. Предсмертный крик в ком-линке оповестил о том, что еще один товарищ погиб. Как, уже не имело значения. Стас «Сталкер» завершил свой жизненный путь. Разведчики уже отклонились на пятнадцать километров от первоначального маршрута, по которому прибыли в этот район. Ксеноморфы неумолимо отрезали их от реки, а значит от базы.

Четыре Грифа из последних сил пытались выскользнуть из-под колпака смерти. Но Зерги не собирались упускать добычу – на арене появились новые действующие лица. Пять крабовидных созданий, даже без намека на крылья, медленно двинулись со стороны реки навстречу стае Муталисков, загоняющих добычу в ловушку. Возглавляла их уже знакомое Илье по инсталляции безобразное существо – Королева Зергов. Стриженый ежик волос на голове у Контры растопырил свои иголки.

Никто из Молнии не видел раньше летающих крабов, и тем более никто не горел желанием узнать на что они способны. Быстро проскочить мимо них к реке разведчикам мешало новое препятствие – свалка. Огромные кучи мусора, отходов производства нагромождались друг на друга, образуя целый лабиринт, в который влетела группа. Здесь к охоте снова подключились наземные твари – рыскающие по свалке Зерлинги и Гидралиски не ожидали, что добыча выскочит прямо на них, но быстро сориентировались и включились в преследование.

– Контра, – услышал Глазов по внутренней связи Саню «Спортсмена», – у этих Гидр есть ноги! И прыгают они не хуже Лингов!

– Вижу Спортсмен. – Илья уже сам разглядел новый вид мутации гусениц-богомолов. «Вот же гребанные падальщики – мы для них такое же дерьмо, что они тут роют!»

– Сворачиваем! Нас берут в клещи!

Ховерциклы свернули влево и понеслись вдоль реки уворачиваясь от пикирующих Муталисков. Крабы сделали вдогонку залп желтыми комочками, но ни в кого не попали. Летали они медленно и поэтому отстали.

Илье казалось, что погоня длится вечность, хотя на самом деле прошло еще только полчаса с того момента как они вырвались из леса. Местность постепенно повышалась, превращаясь в предгорье, растительности становилось все меньше; до гор на северо-востоке казалось рукой подать. Он попытался выжать еще хоть каплю мощности из машины, как почувствовал шлепок по спине. Герметик с шипением начал заливать пробоину. Несколько капель кислоты попало на предплечье и броню Грифа. Под напором воздуха они покатились и исчезли, оставив за собой дымящиеся борозды. На сердце похолодело: «Как бы энергоблок не рванул!» Парень даже съежился, ожидая взрыва, но к его облегчению кислота не достигла «сердца» скафандра. Композитный слой остановил проникновение. Контра аж заскрипел зубами от бешенства. Ответить противнику было нечем. Точнее он был недосягаем. «Каково сейчас Харригану», – вдруг подумал он, – «у него же скафандр без герметика!..» Лейтенант отыскал глазами Рецидивиста – тот мчался слева, ловко объезжая препятствия.

– Командир, – прозвучало в ком-линке, – на два часа влево за теми холмами дым!

Глазов посмотрел в указанном направлении и тоже увидел клубы черного дыма. Такой дым мог быть только от чего-то рукотворного.

– Туда! – скомандовал лейтенант, в надежде обнаружить у места пожара живых людей.

Грифы снова поменяли направление движения. И не напрасно – через несколько сот метров четверо разведчиков услышали звуки выстрелов и разрывы гранат. Спустя мгновение ком-линки заговорили голосом Аннет, которая руководила боем за холмами.  

Как никогда Илья был рад слышать этот голос:

– Ребята, мы спасены! – заорал он, – видит Бог, если мы доберемся до наших, я женюсь на этой девчонке!

Троица севшими от напряжения голосами, еще умудрилась ответить на его шутку. Сержант даже заключил пари с Харриганом. 

– Какого хрена… – раздался по связи удивленный голос, – Контра?... ты откуда взялся?

Скивер услышала слова своего начальника разведки.

– Чего ты там несешь? Твои координаты?

Измотанный преследованием Илья забыл, что связь работает в режиме полного дуплекса и его высказывание слышал весь отряд.

– У нас больше десяти птичек на хвосте, Клинок-старший! – Оправдываться было некогда. – Даю пеленг и прошу поддержки огнем! Иначе загнемся!

– Голиафы встретят вас, – прозвучал в эфире не предвещавший ничего хорошего голос, и связь вырубилась.

Словно услышав переговоры людей, Муталиски усилили атаку на беззащитных Грифов. Бегающие Зерги где-то отстали. Глазов даже упустил из виду тот момент, когда группа оторвалась от них. Матка Зергов, сокращая перепончатые конечности, прибавила хода и изрыгнула из себя зеленую слизь, чтобы поймать беглецов. Ховерциклы резко свернули в разные стороны, а потом снова собрались вместе. Выскочив на песчаную поверхность, они подняли за собой тучи песка, которые заставили летунов набрать высоту, чтобы не упустить из виду добычу. Но все-таки паутина зацепила машину сержанта Брайнса и начала растекаться по ее поверхности. Через минуту заглохли двигатели. Спортсмен недолго думая подвел своего Грифа вплотную, и Сержант перепрыгнул к нему. Оставленный без седока ховерцикл сбавил скорость и был «заплеван» летунами.

Но буквально через полминуты роли поменялись – охотники стали жертвами, а жертвы – охотниками! На вершину холма, к которому стремились Грифы, поднялись три Голиафа!

Ракеты класса «Hellfire (10)» ударили по неуемным созданиям, разрывая их на куски. «Птички» быстро сориентировались и перенесли свою атаку на новые цели. Но эффект неожиданности сделал свое дело – пока Муталы перегруппировывались, два залпа ракет уменьшили их количество вдвое.

Проскочив мимо Голиафов, четверка остановилась на вершине, чтобы в случае чего прикрыть своих спасителей. Дело в том, что Голиафам трудно обороняться против Зерлингов, которые в буквальном смысле слова могут «отгрызть у мехов ноги». Но пока злобных тварей не было видно. Через минуту последний летающий ксеноморф с криком разочарования ретировался. Матка даже не рискнула приблизиться на расстояние атаки и тоже смылась.

Безумная гонка закончилась, но до отдыха еще было далеко – за склоном холма открылась новая картина сражения…

Измученные разведчики снова увидели водную гладь, к которой они так стремились, но никак не могли достичь. Реку перекрывала плотина, одновременно выполняющая функции моста. По эту сторону реки дорога уходила к горам, где находились рудники. На другом берегу около плотины возвышались водоочистные сооружения и здания электростанции. Еще совсем недавно тут была стычка с Зергами, что подтверждали дымящиеся воронки, обломки техники и трупы ксеноморфов. Одно из сооружений горело, – этот дым и послужил маяком разведгруппе.

Илья даже присвистнул от удивления, уточнив на карте место, куда их занесло. Но жаловаться было грех – занесло удачно, к своим. То, что в районе водоочистки и шахт планировалась операция по зачистке, он знал, но ее проведение было назначено после нанесения удара по главному кластеру Зергов. Похоже, пока Молния отсутствовала, оперативная обстановка серьезно поменялась.

– Как дела бойцы? – прозвучал в ушах искаженный дыхательной маской голос пилота Голиафа.

Разведчики с уважением посмотрели на грозные машины, подошедшие к ховерциклам. Судя по опознавательным знакам, ходоки принадлежали к Альфе полковника Дюка.

– Спасибо ребята, – от всего сердца произнес Клинок, – вы спасли наши шкуры!

– Сочтемся. – В голосе неизвестного пилота промелькнула нотка самодовольства. – Следуйте за нами парни!

Не дожидаясь ответа, Голиафы двинулись в сторону шахт. Илья махнул своим, и Грифы медленно покатились следом. Разведчики не слишком-то стремились-то попасть из огня да в полымя, – когда схлынуло напряжение погони, навалилась смертельная усталость. Организм требовал нескольких минут покоя, чтобы прийти в норму.

«Рано расслабляться».

Стряхнув с себя апатию, Глазов попытался выйти на командира. К его досаде ничего не получилось. Канал Скивер молчал.

– Что там происходит? – спросил он у сопровождающих.

Из какого Голиафа прозвучал ответ он так и не понял, но многое встало на свои места:

– На данный момент идет спасательная операция. Магистра Коллинза угораздило вляпаться в дерьмо! Когда он рванул к себе в Оазис, то по пути его накрыли жуки!

– Понял, спасибо. Как тебя зовут, чтобы потом отблагодарить за услугу?

– Милена Коулд, солдат.

«Да уж, незадача…» Пилот оказался девушкой.

– Кхм. – Илья хотел добавить что-то еще, но передумал.

Маленький отряд спустился к дороге и оказался на опустевшем поле брани. Судя по всему, бой сейчас шел в районе рудников.

Илья обратился к своим:

– Мужики, я туда – надо помочь нашим! Кто со мной?

Через секунду Грифы сорвались с места, оставив в клубах пыли удивленных таким маневром Голиафов.

Конечно, Илья не озвучил настоящую причину, вынудившую его так резво ускориться к месту сражения. Аннет. Командир спас ему и его команде жизнь, а сейчас не выходил на связь. Может быть, теперь она попала в смертельную ситуацию? Долг солдата требовал поддержать огнем товарища.

Впрочем, дело было не в каком-то чувстве долга и прочей атрибутике воинского братства – он просто полюбил эту девушку и точка.

Рельеф местности около рудников был достаточно сложен, из-за чего Стингеры и Голиафы стояли на открытом пространстве, не мешая пехоте работать. Люди и Зерги охотились друг на друга среди завалов, валунов и оврагов, пытаясь овладеть территорией. Четыре Грифа конечно не оказали большой огневой поддержки для атакующих Терран, но их появление оказалось эффектным.

Они вырвались на передний рубеж, выпустили несколько кассет гранат и убрались обратно, чтобы не попасть в когти вертким Зерлингам. Каменное крошево, песок, плюющаяся кучка Гидр взлетели в воздух и разлетелись во все стороны. Разведчики сделали еще несколько залпов, пока не закончились гранаты. Илья по общему каналу поинтересовался, где находится Клинок-старший и, получив ответ, двинулся туда. Теперь он знал, почему Аннет не выходит на связь, – из-за того что она спустилась в шахту.

По дороге он увидел разбросанные по склонам горы догорающие обломки бронетранспорта и пары Гризли. Чуть выше по склону начинался оползень Зергов и виднелись останки нескольких их структур, по всей видимости, споровых колоний. Обширную площадку перед рудником тоже частично покрывал крип. Искореженные взрывом створки ворот валялись в стороне от входа.

Бой подходил к концу. Клинки и Альфа выбивали из щелей последних ксеноморфов. Глазов слез с верного Грифа и с оружием наизготовку спустился по главному шахтному стволу в недра горы.

Далеко заходить ему не пришлось, так как через десять минут блужданий по пустынным переходам, квершлагам и штрекам, Илья услышал голоса людей и пошел к ним навстречу. Лейтенант Скивер и еще трое Клинков сопровождали Коллинза и двух пилотов: девушку с Дропшипа и мужчину с Гризли. Другие члены эскорта: два телохранителя, адъютант, второй пилот Дропа, первый пилот Гризли и экипаж второго Гризли – погибли.

Илья поприветствовал группу и присоединился к ним. Магистр выглядел плачевно. Одной рукой он держался за сердце и лепил всякий бред на счет того, что проглоты-Зерги скоро сожрут всю колонию, а военные ничего не делают; прекрасные апартаменты и кабинет в Оазисе не сегодня-завтра изгадят грязные Зерги, а военные ничего не делают… и все в таком духе. От безупречного френча остались лохмотья. Фуражка где-то потерялась, а стильная прическа превратилась в воронье гнездо. На обращения к нему практически не реагировал.

Аннет хотела встряхнуть Коллинза, чтобы вернуть его в реальный мир, но вовремя опомнилась: схватив старикашку ручищами скафандра, она могла бы случайно вытрясти из него душу. Поэтому чтобы вывести его из шока, она решила немного пообщаться с полумертвым от страха и переживаний чиновником.

– Ричард! Магистр! – Лейтенант тихонько дернула старика за рукав, чтобы привлечь к себе его внимание. – Все в порядке, ксеноморфов рядом нет!

Откуда-то нашлась вода, и Клинок по кличке Хмурый протянул емкость магистру. Тот попил и, поблагодарив, вернул воду обратно.

«Раз благодарит, значит уже соображает».

– Скажите Ричард, а откуда произошли такие интересные названия шахт: Мастодонт и Архимандрит? – спросила Аннет, чтобы отвлечь того от пережитых бед.

К ее облегчению Коллинз охотно поддержал тему.

– Все очень просто, мисс Скивер. – Он пожевал губами и многозначительно поднял указательный палец вверх. – Шахта «Мастодонт» получила свое название из-за того, что это месторождение открыли благодаря огромному скелету древнего ящера, который раскопали археологи. Когда они откопали его, то принялись раскапывать его жилище.

Управляющий колонией улыбнулся. Если речь заходила о «Золотом веке» Чау Сара, он мог рассказывать истории часами. Воспоминания о былых успехах прямо на глазах меняли уставшего и испуганного старика.

– Вот в его-то пещере и нашли месторождение кристаллов, столь необходимых нашей Конфедерации. Сначала она находилась под водой, но когда случилось землетрясение, Ассения изменила русло и пещера осушилась. Сейчас шахта почти выработана, но в свое время, прибыль рудник приносил просто гигантскую!

– Хорошо хоть что потом не было катаклизмов, – откликнулась Аннет, – а то ведь ненужные жертвы и лишние затраты на восстановление… а с Зергами мы разберемся!

Остальные в группе шли молча, слушая беседу Скивер и Коллинза. Илья вместе с Хмурым помогал идти раненому пилоту, которого звали Фред. Двое Клинков шагали впереди, проверяя скудно освещенный путь. Здесь, под землей, стояла тишина и спокойствие. Никто никого не грыз, не убивал и не охотился.

– А эта шахта как получила свое название? – продолжила девушка беседу.

– Архимандрит… – лицо магистра приобрело озабоченный вид, как будто он пытался что-то вспомнить.

– Эту шахту открыли намного позже, чем Мастодонт, – медленно, словно через силу, заговорил он. – В свое время здесь было убежище религиозного фанатика и его секты. Они поклонялись тут каким-то своим богам… Ходили слухи, что он умел предсказывать будущее… пророк одним словом. Но чего у него не отнять, так это того, что он помимо прочего был талантливым человеком! Художник, скульптор, поэт… Благодаря его скульптурам нам и удалось выяснить, что здесь можно найти энерго-кристаллы!

– Вот как, – вставила реплику Аннет, – я поняла: его скульптуры исследовали геологи и вычислили, что порода богата на ценные минералы!

– Именно, – лицо Коллинза начало мрачнеть, – естественно, мой предшественник распорядился аннексировать потенциальное месторождение в пользу Конфедерации, а безумная секта куда-то пропала… по крайней мере я о них больше не слышал…

– Наверное, любопытные скульптуры он ваял…

– Некоторые можно увидеть в краеведческом музее Оазиса… – Магистр вдруг резко остановился и вытаращил глаза на Аннет.

– Что такое мистер Коллинз? Вам снова плохо?

– Как же мне не пришло в голову раньше! – Старик начал размахивать руками как ошпаренный.

– Да в чем дело-то? – Аннет не могла понять, чего так распереживался чиновник.

– Я вспомнил! Одна из статуй этого проклятого святоши один в один как ваши Зерги! Как его там… Гидро… Гиро…

– Гидралиск? – девушка не поверила своим ушам.

– Да-да! Точно! – Коллинз снова начал сереть. Прежние страхи вернулись. – Я не вспомнил ее потому, что всего один раз видел ее! И находится она здесь, в этой шахте!

Он начал нервно ходить от стены к стене.

– Я был здесь только когда вступил в должность магистра, и мельком видел ее в одном из помещений! Но сами понимаете, тогда мне было не до творчества местных умельцев.

– Может посмотрим? – заинтригованный историей, выдвинул идею Илья. – А кто не хочет, пусть поднимается наверх.

Аннет не возражала. Ее тоже интересовала  новая информация о Зергах, да еще в таком необычном месте… Хотя желающих кроме нее и Ильи больше не нашлось.

Видя, что все ждут от него ответа, Коллинз согласился:

– Ладно. Только недолго. – Его умоляющий взгляд впился в лицо Аннет. – Вы поможете мне попасть в Оазис, мисс Скивер?

Девушка уверила его, что всенепременно поможет без всяких вопросов.

Комнату, где стояла статуя, шахтеры не тронули, поэтому капище предстало перед тремя людьми в своем первозданном виде. Она была практически пуста, если не считать нескольких каменных лавок и трибуны. В стенах были вырублены ниши под источники освещения. В дальнем углу, как метроном, отбивали такт капли воды. Ни рисунков, ни письма на стенах не было. Статуя десятиметрового Гидралиска была высечена в стене напротив входа. Выполненная без единого изъяна, она сразу приковывала к себе взгляд каждого входящего в помещение.

Даже каменный, Зерг внушал первобытный ужас и страх, – настолько тонкой была работа. Скользящие по статуе от света нагрудных прожекторов скафандров тени, создавали иллюзию движения Гидралиска. С каменных челюстей наполненных острыми зубами свисала, словно вот-вот сорвется, капля слюны. Костистая грудная клетка раздулась, воротник поднялся – ящер-ксеноморф приготовился произвести смертельный выстрел сотнями игл. Хвост змееподобного туловища скрывался в груде каменных черепов. Вода стекала с ужасного постамента, будто струйки крови из убиенных жертв. А для того чтобы изваять поднятые в атаке передние конечности-косы, скульптор сколол не один кубометр породы. Высеченные из кристаллов глаза сияли холодным бездушным светом, подчеркивая внутреннюю сущность Зерга – смерть.

Несколько минут люди молча и неподвижно взирали на монстра, не в силах поделиться ощущениями. Потом Аннет все-таки выдавила из себя:

– А как, вы говорите, звали того религиозного фанатика, мистер Коллинз?

– Не помню… – Атмосфера комнаты угнетала магистра все больше и больше, – …помню, что он был чернокожим… а звали его…

Старик замолчал. Капли отбивали секунды.

– Самир Дюран! – выдохнул он наконец, – так звали этого сукиного сына!

Клинки переглянулись. Это имя им ни о чем не говорило. А вот живой натуры здешнего изваяния наверху бегало предостаточно.

– Этот фанатик укокошил нехило народу, – развел руками магистр: «простите мол, за мой французский».

– Ладно, – хлопнула ладонями Аннет, – хватит экскурсий! Поднимаемся наверх!

Минут пять они шли молча, в мыслях переваривая увиденное. Затем Коллинз снова завелся.

– Мисс Скивер, как обстоят дела с защитой Лос-Андареса? Вы прислушались к моей просьбе?

– Конечно, мистер Коллинз. – Больше всего на свете Аннет не хотелось сейчас спорить с въедливым стариком. – Как вы заметили, следуя вашим указаниям, мы незамедлительно начали операцию по зачистке электростанции и этой шахты!

Илья утвердительно поддакнул.

– Так что не беспокойтесь магистр, скоро дойдет очередь и до Оазиса. Как только мы закончим здесь. – Он ободрительно улыбнулся чиновнику.  – А может быть, генерал Уиллс уже справился с Зергами и без нашей помощи!

– Хорошо мисс Скивер, – Коллинз успокоился, – я вам верю. Были бы все военные так лояльны к Конфедерации, как вы, тогда бы нам никакие Зерги не были бы помехой!

– Спасибо, мистер Коллинз, – со всей серьезностью ответила Аннет, – постараюсь оправдать ваши ожидания.

Остаток пути наверх прошел в молчании.

Когда они вышли на поверхность, то плацдарм для принятия свежих сил был уже готов. Связисты восстановили канал связи с базой в Лос-Андаресе. Полковник Дюк собирал новое совещание, с обязательной явкой командиров главных ударных подразделений. Из полученного сообщения стало известно, что пока Клинки занимались шахтой, Зерги, как и предполагалось, пошли на прорыв во второй точке на северо-западном направлении, в районе моста «Врата Ангела». Альфа и Церберы встретили их во всеоружии и разбили ксеноморфов наголову. Чтобы начать вторую фазу операции ждали только Клинков. В связи с этим третий батальон Альфа с минуты на минуту должен был прибыть к «Архимандриту», чтобы обеспечить блокаду северо-восточного направления. Соответственно северо-западной группировке нужно будет сделать крюк и, замкнув окружность, выйти прямо к шахте. Только в этом случае цели операции «Очищение» будут достигнуты

Вернувшись на базу, разведчики и оба лейтенанта первым делом прошли в отсек для подготовки скафандров к процедуре стерилизации. Бойцы по очереди проходили через специальный сканер, который сигнализировал о необходимости обработки. Кому-то «досталась» комплексная обработка, кому-то только дегазация, дезинфекция и т.д. Когда через сканер прошел Илья, то тот заверещал о наличии незарегистрированной формы жизни. Посмотрев на дисплей аппаратуры, Аннет подошла к заместителю и постучала его по спине, указывая на крошечный нарост на кожухе энергоблока:

– Контра, и что это за заразу ты притащил?

– Не знаю, прилетело что-то… – Илья вспомнил попадание в спину во время гонки с Муталисками. – Когда Зерги устроили нам сафари, то ее гребаное Величество ксеноморфов и всея Улья захотела, чтобы я принял их гражданство!

– Ну-ну. А могла бы и в двух блох-переростков превратить, без возможности обратного процесса, – поддержала шутливый тон девушка. – Надо тебя медику показать, а то вырастет еще пара конечностей, что делать будем?

– Какие конечности мне нужно показать очаровательной мисс Рейн, – подмигнул Илья, – одну, или пять?

– Пошляк хренов… – ответила Скивер и показала зубоскалу кулак. – Будешь острить, самую главную оторву! Давай тут заканчивать, а то еще на совещание идти.

Илья улыбнулся и произнес одними губами: «Обсудим все вопросы вечером!», и закрыл лицевой щиток. Прилетевший тычок оказался увесистым.

Люди зашли в специальные кабины, где их защитные оболочки подверглись термической и химической обработке. После чего разведчики избавились от скафандров и начали громко обсуждать планы на вечер: как следует выспаться, помянуть товарищей и позажигать с местными красотками в баре. 

– Сержант! Ребята! – крикнул Илья, – если вечером встретите наших спасителей из Альфы, извинитесь за меня и уважьте их по полной!

– Не вопрос шеф, – откликнулся Спортсмен, – напоим, накормим и спать уложим!

Сержант заявил, что раз старший будет отсутствовать, то он возьмет на себя «мисс пилот Голиафа», если она окажется хорошенькой. Под дружный хохот и остроты, команда разбрелась по душевым кабинкам.



(1) Биоморфа (от греч. bios — жизнь и morphe — форма, вид) – жизненная форма.

(2) Бионика – изучает особенности строения и жизнедеятельности организмов для создания новых приборов, механизмов, систем и совершенствования существующих. Перспективные направления: изучение нервной системы человека и животных, органов чувств, принципов навигации, ориентации и локации, используемых животными, для совершенствования вычислительной техники, разработки новых датчиков и систем обнаружения и т.д.

(3) “Zerg Infestation”– Заражение Зерга.

(4) John Doe, (англ.) – Безымянный.

(5) «SYSTEM FAILURE!!!» – (англ.) – сбой системы.

(6) КПК – Карманный персональный компьютер.

(7) «TOP SECRET! Class 7 Seal» – (англ.) – Совершенно секретно! Уровень защиты 7.

(8) Hover World – (англ.) – Мир Полета.

(9) ZERG MUST DIE! – (англ.) – Зерг должен умереть!

(10) Hellfire – (англ.) – Адский огонь.

© Bobchik aka Looming
Статья написана: 2011-07-12 12:28:44
Прочитано раз: 14390
Последний: 2016-09-29 10:02:09
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  asKrl51nru
Гость @ 2016-04-23 21:39:10

111824252
ip: 178.63.68.*
[url=http://viagra-cheap.in.net/]super force viagra[/url] [url=http://buyacomplia.bid/]buy acomplia[/url] [url=http://motrin.link/]motrin[/url] [url=http://trazodone.loan/]trazodone online[/url]
  Shannonreda
Гость @ 2016-04-19 14:06:34

262778768
ip: 93.124.78.*
[url=http://acheterviagrageneriquefrance .com/]viagra generique[/url] viagra commander
[url=http://viagraachetergenerique.net /]achat viagra[/url] commander viagra sur internet
[url=http://comprarviagragenericoes.ne t/]comprar viagra[/url] viagra 25 mg precio
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top

7x pts rating
2499 protoss
[7x]KpeHgeJIb
protoss KpeHgeJIb.359
2499 pts
 
Stat: 119-96
Rate: 55.35
2266 terran
[7x]Control
terran control.341
2266 pts
 
Stat: 332-298
Rate: 52.70
2055 protoss
[7x]Smith
protoss smith.269
2055 pts
 
Stat: 289-257
Rate: 52.93
2020 protoss
[7x]QuanChi
protoss QuanChi.484
2020 pts
 
Stat: 478-461
Rate: 50.91
1947 protoss
[7x]Nerazim
protoss Nerazim.2325
1947 pts
 
Stat: 261-245
Rate: 51.58
1644 protoss
[7x]IGG
protoss Motörhead.647
1644 pts
 
Stat: 136-128
Rate: 51.52
1573 protoss
[7x]Lipton
protoss Lipton.725
1573 pts
 
Stat: 81-84
Rate: 49.09
874 zerg
[7x]jonk
zerg jonk.178
874 pts
 
Stat: 68-73
Rate: 48.23
709 zerg
[7x]Harius
zerg LiquidHarius.21800
709 pts
 
Stat: 42-5
Rate: 89.36
257 zerg
[7x]Masamune
zerg Masamune.571
257 pts
 
Stat: 11-1
Rate: 91.67
224 terran
[7x]Surprise
terran Surprise.698
224 pts
 
Stat: 12-7
Rate: 63.16
165 zerg
[7x]T1Mmi
zerg TiMmi.736
165 pts
 
Stat: 29-19
Rate: 60.42
54 zerg
[7x]Krash
zerg Krash.903
54 pts
 
Stat: 2-3
Rate: 40.00
1381 terran
[7x]Leon
terran Leon.1216
1381 pts
 
Stat: 217-216
Rate: 50.12
1108 zerg
[7x]Igon
zerg SevenXIgon.103
1108 pts
 
Stat: 48-50
Rate: 48.98
928 zerg
[7x]CrazyRabbit
zerg CrazyRabbit.780
928 pts
 
Stat: 39-26
Rate: 60.00
807 zerg
[7x]Raven_gg
zerg Ravengg.625
807 pts
 
Stat: 35-30
Rate: 53.85
560 random
[7x]Fen1kz
random Fenlkz.514
560 pts
 
Stat: 58-46
Rate: 55.77
290 protoss
[7x]Ashbringer
protoss Ashbringer.2446
290 pts
 
Stat: 9-20
Rate: 31.03
162 protoss
[7x]Kanzler
protoss Kanzler.870
162 pts
 
Stat: 5-4
Rate: 55.56

События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 30.09.2016 @ 01:04:25 MSK. Страница загружена за 0.202049 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта