История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Эпизод 0: появление (7-8)


ИНТЕРЛЮДИЯ 3: ПОЕДИНОК
ГЛАВА VII. ОТКРОВЕНИЕ
ГЛАВА VIII. ОПЕРАЦИЯ «ОЧИЩЕНИЕ»

 

ИНТЕРЛЮДИЯ 3: ПОЕДИНОК

Тишина.

«Где я?»

Вопрос был задан, но его никто не услышал. Тишина так и осталась тишиной, лишь еле заметная пульсация говорила о том, что здесь есть жизнь. Вокруг человека.

«Что со мной?»

Пауза. Мысли о диагностике самочувствия исчезают, уступая место видениям, обрывкам чьих-то мыслей, эмоций, чувств, ЗНАНИЙ.

«Кто я?»

Мучительное, словно первый вздох после удара в солнечное сплетение, усилие воли. Тьма в сознании рассеялась.

Хаос сменился порядком.

Мысль обрела четкость.

Вернулась память.

«Мне ненужно дышать?!!»

«Я не хочу есть?»

«Я не могу двигаться».

Появилось знание.

Суть происходящего.

«Кто я?!!!»

Ответ пришел из глубин сознания: «ТЫ – ЗЕРГ».

«Нет».

«ТЫ ЧАСТЬ РОЯ…»

«Я… часть… НЕТ!»

«НАВСЕГДА».

Биолог – агент класса «Призрак» пришел в себя. Точнее это походило на выход из комы. Он не чувствовал своего тела, не мог ни пошевелиться, ни открыть глаза. Легкие не работали, но он не ощущал потребности в дыхании и также не испытывал чувства голода. Что он ощущал, так это потоки пси-энергии, проходящие через его сознание. Все его пси-возможности, развитые путем длительных тренировок в Академии, составляли лишь малую толику того, что чувствовал он сейчас. Но, тем не менее, он был выжат досуха. Собственная пси-энергия растратилась на удержание ментального барьера против вторжения в разум. И никакой возможности восстановить силы. Хаотические переплетения пси-волн возбуждали кору головного мозга, рисуя в измученном разуме фантастические картины и видения, рожденные из обрывков воспоминаний и чего-то еще…

Чужого. Похожего на шепот незваного гостя, проникшего в глубины души…

…«Родители» нарекли его Джет, что означало «прорыв». Так как из всей экспериментальной группы псионический потенциал выявился только у него. Ученые-генетики, счастливые «папаши», по этому случаю закатили веселую пьянку, – задание Совета Конфедерации было выполнено! Им удалось «сконструировать» будущего Призрака. И не беда, что из ста эмбрионов только в одном проявились нужные качества. Это только начало! А маленького Джета ждут великие дела!.. и жизнь человека, который не знает ни любви, ни жалости, – ничего, кроме одиночества и умения убивать…

Суть этой самой жизни росчерком молнии отразилась в сознании Биолога. Неподвластные никакой логике, мысли цеплялись одна за другую и, пока не зациклились на одной: «Существа, с которыми я сражаюсь, тоже умеют только это… Мы одно целое…»

«Нет! Есть только Я!»

Его судьба – одиночество. И превосходство.

«…Гордись воин, – сказал ему Учитель, после первого успешно сданного экзамена, – ты один среди немногих, которые в будущем создадут расу Сверхчеловека!..»

И Джет гордился. Каждая минута его жизни была посвящена самосовершенствованию, чтобы по праву носить столь высокий титул…

И сейчас…

Плененный Призрак сражался за свою личность. Жизнь он уже проиграл, но дух еще сопротивлялся. Этот бой, жестокий и нескончаемый длился целую вечность. Растратив в очередной раз все душевные силы, человек провалился в кому. Находясь в забытье, он начал копить силы для нового раунда. Разум пытался воздвигнуть новые барьеры на пути вторжения чужой воли. Но после каждого раза возвращения к реальности, Биолог чувствовал, что проиграл еще один кусочек своего «Я» …

Нужно искать другие пути сопротивления! Нужен новый рубеж обороны!

Не смотря на жуткий «внешний фон», Джету удалось погрузиться в свое прошлое, – к истокам своего обучения, когда Учитель еще только начал передавать ему искусство Воина…

…Лес. Тишина. Только изредка подают голос птицы. Два человека – Учитель и Ученик сидят на корточках друг против друга. Они похожи на изваяния из камня – ни единого вздоха, ни единого движения. Но обучение идет. Просто люди общаются между собой… телепатически. Но «говорит» только Учитель, а Ученик внимательно слушает, и запоминает на всю оставшуюся жизнь…

«…Учись ждать – первейший принцип Призрака. Ждать – не смотря на боль, гнев, страх, усталость. Ждать - перешагнув через собственное Я. Никаких чувств. Настоящий воин должен представить себя уже мертвым. Только тогда он избавится от страха смерти и желания жизни. Его разум уподобится незамутненному зеркалу, мгновенно отображающему любые изменения во внешнем мире.

Глядя в зеркало, человек видит лишь свое отражение, и не замечает самой полированной поверхности. Поэтому суть невидимости заключается не в технических средствах, а в умении быть бесстрастным (беспристрастность зеркала) и обладании внутренним покоем (зеркало не должно дрожать). Человек-тень не просто маскируется на рельефе местности и в коридорах сооружений, но прежде всего ничем не отличается от окружающего мира.

Поэтому Призрак должен находиться в состоянии полной гармонии с природой и тем местом, куда бы не занесла его судьба…»

В полусумраке леса, две неподвижных черных фигуры слились с тенями деревьев и кустов. Созданный ментальный барьер заглушил зов Чужого Голоса. Биолог воспрянул духом – на какое-то время он снова одинок. Чтобы продлить с таким трудом отвоеванную независимость, он продолжал сидеть напротив Учителя и внимать всему, что тот говорил…

Безнадежное противостояние продолжалось… но тонкая нить Пути Воина пока удерживала человека от падения в бездну…

«…Призраку должны быть чужды понятия о воинской чести в бою, – для него важен лишь результат. Неожиданное появление, удар, и моментальное исчезновение – «призрак приходит из пустоты и уходит в пустоту, не оставляя следов». Его оружием может быть все. Но главное оружие – терпение и абсолютное самообладание.

Выдавай ложное за действительное. Если враг что-то подозревает, – введи его в заблуждение. Избегай прямого столкновения. По возможности уходи от опасности, не вступая в бой. Если проигрываешь, не теряй достоинства и постарайся забрать противника с собой. Умей различать пять душевных состояний противника: тщеславие, трусость, горячность, леность, мягкотелость, и используй пять его желаний: голод, секс, удовольствие, жадность, гордыню. Зная природу этих чувств, ты сможешь обернуть их против соперника.

Пси-энергия. Основа твоего существования. Основа превосходства. Для ее восстановления используй пять стихий: жизнь, огонь, воду, воздух, землю. Постоянно совершенствуйся. Управляй энергией, концентрируй ее. Используй пси для сосредоточения на задании, и перехода в состояние «неразума», чтобы достичь состояния «единого тела», – тогда ты будешь чувствовать не только движения жертвы, но и предугадывать ее замыслы, ибо будешь связан с ней в этом “едином теле”…»

«Будешь связан с жертвой в едином теле. Будешь в едином теле. Будешь единым…»

«ЕДИНЫМ!»

Сумрак леса уничтожил свет двух соларов. Тишину разорвал грохот извержения вулкана. Лес наполнился движением. Тень-Учитель начал меняться! Кожа посерела, превратившись в подобие чешуи, глаза засветились красным светом, руки и ноги разбухли и разодрали одежду. Из спины выросли два отростка, заканчивающиеся огромными когтями…

Путь Воина закончился. Нить Учителя оборвалась. И Ученик рухнул в пасть Зергу.

Погружаясь в пучину чужой пси-энергии, Призрак прислушался к эфиру, надеясь уловить что-нибудь извне. Но в бушующем шторме слышались только слабые импульсы зовущих на помощь людей. Он чувствовал, как в этих «голосах» остается все меньше и меньше человеческого. Их разум, личность, постепенно стирались, заменяясь кое-чем другим – псевдоличностью Зерга.

Но Биолог был особенным и знал это. И он не хотел, чтобы его индивидуальность растворилась в общем потоке коллективного разума Зергов. Он – одиночка. Только силы слишком неравны…

Неужели он не знал, что быть одному не всегда плюс? Даже сейчас, его товарищи по несчастью, сами того не подозревая только своим присутствием придавали ему сил к сопротивлению. Пока он еще не один против могучей, неумолимой силы чужого разума.

Парадокс.

Этого маленького внутреннего противоречия хватило, чтобы остатки барьера рухнули…

Мучительная боль, сжимающая мозг, и скручивающая тело до размеров клетки. Клетки, входящей в сонм других клеток-особей, одного общего организма носящего название – Зерг… 

«Я умираю».

«НЕТ. ТЫ РОЖДАЕШЬСЯ ЗАНОВО».

«Не-человеком?»

«ЗЕРГОМ».

«Нет!»

«Н-н-н-е-е-е-е-т-т-т!!!»

«ДА».

Еще раунд проигран. Джет не знал, что это за сила, что за Голос говорит с ним. Точнее он своим «шестым чувством» воспринимал импульсы пси-энергии, облекая их в слова. Обычные люди не понимают этого «Голоса» и сходят с ума. Становятся пустышками, лишенными интеллекта. Их индивидуальность заменяется коллективным разумом Роя.

А Рой это…

…Картина. Яркая, красочная, сложенная из миллиардов кусочков. Каждый кусочек мозаики – это существо, живущее только ради интересов Роя. Вне Роя нет смысла существования.

Человек испытывает боль, страх, ненависть, любовь – он живет чувствами. Член семьи Зергов не испытывает ничего, кроме преданности Рою, и еще пожалуй, голода. Нет боли, нет страха, нет жажды славы или обогащения. Нет даже смерти – если член Роя погибает, в общей картине его кусочек мозаики тухнет, чтобы потом зажечься снова. Может случиться, что целые куски картины могут погаснуть, но со временем они обретут цвета вновь. Потому что Рой бессмертен. В этом сила и прелесть Роя. И Рой готов поделиться бессмертием с достойными…

Призрак увидел эту картину: Желтая, густая атмосфера, состоящая из паров метана и аммиака. Температура в тысячи градусов. Где-то высоко в небе висят два солара, немилосердно обжигая планету своими лучами. Черные облака пепла. Грохот взрывающихся вулканов и потоки магмы. Глубокие разломы, гигантские кратеры и высокие горы. Огромные куски вулканической породы и тусклый блеск синих и черных кристаллов. Колебания коры планеты, ураганный ветер и… тысячи зловещих существ, мелькающих в этом хаосе…

Это Ад. Ад нарисованный нечеловеческим разумом…

…Страшное видение придало Биологу сил. Он вернулся из царства галлюцинаций и снова обрел способность мыслить. И снова мог бороться за свою душу.

Океан пси-энергии немного успокоился.

Чтобы выстоять против новой ментальной атаки Зерга, Джет лихорадочно искал в памяти хоть что-то, что поможет замедлить вторжение. Весь накопленный опыт и знания превратились в бесполезный балласт, который уже ничем не мог помочь. Может быть, вера? Вера во что? В Сверхчеловека? В одиночку, сокрушающего все на своем пути?

Нет ни веры, ни надежды.

Так может быть, помогут обычные чувства?

В душе вспыхнуло воспоминание о самом ярком впечатлении в своей жизни…

…Первое самостоятельное задание. Он выслеживал свою жертву и настиг ее в старомодном кинотеатре. Женщина, помешавшая Совету, должна умереть. Из оружия – только стеклянный стилет. Вполне достаточно, чтобы выполнить задание и незаметно уйти. Прокравшись в зал, Джет начал вычислять месторасположение жертвы. Это было нетрудно – умение слышать чужие мысли и, – жертва под прицелом. Когда, наконец, цель была обнаружена, молодой человек обратил внимание на фильм. Призрак не торопился – сейчас в его распоряжении было все время мира. Неожиданно, происходящее на экране так заинтриговало его, что он забыл обо всем на целый час. Он никогда не видел ничего подобного. В Академии демонстрировались различные жизненные ситуации, в которые может попасть агент, но там не было чувств – сухой методический материал. Здесь же показывали жизнь совершенно с иного ракурса!

Четверо мальчишек его возраста, верхом на четвероногих животных, хладнокровно убивали целый отряд матерых воинов, преследуя их по степи. А тем временем, любимую старшего четверки, (у Джета никогда не было девушки, которую он мог бы назвать «любимая»), сжигала на костре разъяренная толпа горожан! «Я люблю тебя, Роланд! (1)» – крикнула она, умирая, и молодой призрак был потрясен тем, насколько сильными могут быть чувства одного человека к другому… ЛЮБОВЬ… Люди живут и умирают ради любви…

Теперь он отождествлял себя то с Роландом, отказавшимся от всего дорогого ради достижения цели. То с Сюзан, которая в мучениях умирала на костре, и никто не протянул ей руку помощи… Но она не предала своего любимого… Как и Джет не мог предать своих Учителей, и не мог отказаться от своего предназначения – служить Конфедерации…

А между тем, вызванный в памяти огонь, заполнил сознание и явил другую картину бытия…

…Метеорит прошил атмосферу, как раскаленная спица кусок масла. Его оболочка испарялась слой за слоем, но сердцевина оставалась невредимой. Несколько его собратьев также стремились к земле, неся внутри себя драгоценный груз – жизнь. Чужую, для этой планеты жизнь. Море огня и землетрясение возвестили о том, что цель достигнута.

Мельчайшие споры, находящиеся в «небесных камнях», выжили от столкновения с корой планеты и проникли в нее. Созревшие в жесточайших условиях, не боящиеся ни тысячеградусных температур, ни космического холода, они начали тянуть питательные вещества из биосферы, что их окружала. Через некоторое время, на месте спор уже копошились личинки.

Личинки росли, поглощая любую органическую материю до которой могли добраться. Сильные пожирали слабых. Процесс продолжался до тех пор, пока из всего выводка не оставалась только одна-две особи. А их, в свою очередь ждал новый виток развития.

В какой-то момент личинка замирала и, через многочисленные поры на теле начинала выделять слизь. Слизь выделялась до тех пор, пока личинка не скрывалась под ней полностью, образуя кокон. Существо, что появится из кокона, будет иметь шесть конечностей соединенных между собой хитиновыми «перепонками», пару небольших клешней и будет вырабатывать очень активную по своему химическому составу жидкость. Эта тварь, целиком состоявшая из генетических клеток-зародышей, даст начало новой жизни...

Таких существ на планете родилось около десятка. Но их целью не было объявление войны местной флоре и фауне. Наоборот, они стремились найти спокойное место, рядом с залежами энергоресурсов: нефть, радиоактивные элементы, энерго-кристаллы, веспен-газ. Когда они находили такой источник энергии то, добравшись до жилы месторождения, возобновляли процесс мутации.

Тонкие гибкие отростки потянутся из спины удивительного создания, проникая в почву, оплетая ресурсы, словно щупальцами, образуя колышущийся шатер биомассы. Внутри которого начнется создание живой материи из доступных химических элементов окружающей среды. В человеческом понимании что-то сродни синтезу органики растениями и пищеварению живого организма, объединенными в общую систему.

Эволюция продолжится. Через какое-то время, достигнув определенных размеров, пузырь лопнет, открывая миру сердце колонии Чужой Жизни – колонии Зергов…

….Вырабатываемая гигантским «организмом-структурой» биомасса расползается во все стороны, словно одеялом накрывая поверхность, а затем начинает тянуть из почвы все, что можно употребить в пищу. Из недр Инкубатора постепенно вылезут на свет новые личинки. Им уже не нужно бороться за жизнь, как их предшественницам – крип даст им все нужное для роста. Чтобы потом из них выросли охотники, рабочие и повелители колонии Зергов…

Путь Зерга – путь поглощения. Кульминация развития наступит только тогда, когда все живое на планете переродится в новую форму существования…или погибнет…

Поражение.

ОН снова в плотной массе живой материи. ОН меняется. Но ОН борется. Другие уже не люди. Они уже вырвались из своих коконов и не знают ничего, кроме одного – они Зерги. И они готовы умереть за Рой, как и другие создания, абсолютно не похожие на них, но тоже – Зерги.

«Кто вы?»

«МЫ ЕДИНСТВО. МЫ ВЫЖИВАЕМ. МЫ ЭВОЛЮЦИОНИРУЕМ».

«Я не хочу быть таким!»

«…»

Зов Зерга шепчет что-то свое, игнорируя требования и подавляя эго жертвы. Этот шепот вытесняет остатки индивидуальности, остатки человеческого. Наверное, тоже самое чувствует человек подвергающийся невральной ресоциализации. Крушение мира.

Выбора нет. Джет это знает.

«Лучше сдохнуть! Позволь мне умереть!»

«ТЫ СЛЕДУЩАЯ СТУПЕНЬ ЭВОЛЮЦИИ».

Он насекомое, попавшее в паутину. Он не может вырваться. И все потуги к свободе лишь больше запутывают кокон. В сознании тьма. Еле ощутимая пульсация кризалиса. Кровь живого кокона, кровь экс-призрака, кровь Улья – общая. Они единый организм. Разорвать эту связь у Биолога нет шансов. Только остатки воли и сила духа продолжают сопротивляться неизбежному, раз за разом сотрясая сеть и не подпуская паука. Жертва еще жива и борется.

 «ТЫ ДРУГОЙ, НО ТЫ С НАМИ. ТЫ ОДИН ИЗ НАС…»

«Я…»

В голове произошел сдвиг. Погасший огонек надежды снова затеплился! Слова пришли из ниоткуда и выстраивались в ряд перед внутренним взором Призрака. Это было откровение. 

ФОРМУЛА БЕЗОПАСНОСТИ И ПРИНЦИПЫ САМОСПАСЕНИЯ.

Слова превратились в молитву. В эту молитву было вложено все.

«ПЕРВОЕ. Предвидеть опасность».

Что ж, этот пункт провален.

«ВТОРОЕ. По возможности избежать ее».

Провален.

«ТРЕТЬЕ. При необходимости действовать решительно и четко»…

…Когда Зерги проникли в инсталляцию Фланнум, Призрак четко выполнил ВСЕ инструкции на случай проникновения, хотя нападающие не были людьми.

Кроме одной: «В случае невозможности взять ситуацию под контроль – покончить с собой».

Быстрые, ловкие существа, имеющие острые зубы и конечности подавили все системы охраны и достигли ядра инсталляции. Последней точкой обороны Биолога стал кабинет Архива. Уничтожить и информацию – предпоследний пункт в его «списке». Выполняя его, он тратил драгоценную энергию в режиме «стеллс», чтобы Зерги не помешали ему.

Уничтожить все. Зачем?

Так надо. Меньшее из зол – сохранить жизнь умникам в зале совещаний. Если они попадут в лапы конкурента, вживленные ингибиторы сделают свое дело. Если их спасут свои, то копии их изысканий всегда есть в других, более надежных местах, и они смогут продолжить исследования.

Встопорщенный Зерлинг, к чему-то принюхиваясь, загородил топку утилизатора. Выстрел. Зверюгу, под действием поступательной силы картечи, опрокинуло в топку, где она и сгорела. Остальные ксеноморфы, возмущенно щелкая и треща, засуетились в поисках врага. Но невидимка снова ускользнул.

Еще несколько минут… Треск пулемета… Еще несколько выстрелов из винтовки…

В какой-то момент один из Зерлингов случайно «зацепил» его спинным «секатором». Костюм-хамелеон не смог защитить бедро.

Кровь.

Демаскировка!

Осталось последнее…

Сейф!

Осталось только спрятать самое сокровенное в сейф, который если не знаешь где искать, ни за что не найдешь. С остальным покончено. Только…

Ящер на змеином хвосте, с передними конечностями-косами…

Последнее что увидел Призрак – собственную руку, с модулем памяти в незакрытом сейфе, и огромную косу-коготь, с красной дорожкой крови, торчащую из груди. Его груди…

Стон…

«ЧЕТВЕРТОЕ. Бороться до последнего, активно прося помощи и самому ее оказывать»!

Это все, что осталось.

Просить о помощи…

Ему, одиночке, было трудно принять это. Но это последнее, что он еще мог сделать.

…«Брат!»

Одинокий маячок пси-волны мигнул и пропал в бушующем хаосе темной энергии Зерга…

Что это?

Чей-то ответ на призыв? Провокация?

Или он уже Зерг, и его зовет новая Семья?

«Нет!»

Вспышка безумной надежды и отчаяния разогнали тьму. Окончание трансфигурации отсрочилось на несколько минут.

Биолог начал ощущать присутствие. КТО-ТО вошел в контакт с Роем. ФИЗИЧЕСКИЙ.

УБИВАЮЩИЙ РОЙ.

Экс-призрак начал чувствовать импульсы, сигнализирующие о том, что члены Роя уходят из жизни один за другим.

Бой приближался.

В какой-то момент получеловек-полузерг ощутил контакт с новым источником пси-энергии.

Это был свет, который рассеивал тьму в сознании.

«ПОМОГИТЕ!»

В том, что это не люди, Биолог не сомневался. Но это было неважно. Главное, они и не были Зергами. Они были… другие.

«ПОМОГИТЕ…»

Они ответили.

Сияние энергии Биолог ощутил даже с закрытыми глазами. Плоть его тюрьмы развалилась, и он увидел Воина.

Рептилиеподобный, с яркими синими глазами, горящими фанатичным огнем. Высокий, в фантастических золотых доспехах, окутанный голубоватым сиянием, с двумя ослепительными энергетическими клинками на руках, Воин на секунду замер, разглядывая мутанта в коконе.

Биолог чувствовал, что, несмотря на то, что кровь толчками вытекает из раскромсанного кокона, он не умрет. Вся кровь Улья была в его распоряжении. И если Воин ничего не предпримет, то раны зарастут в течение нескольких часов.

«ОСВОБОДИ!»

Но Воину не требовались подсказки – он сам прекрасно знал, что нужно делать. Энерго-клинки превратились в веер, который кромсал живое существо.

«Брат!»

Чуть-чуть шелохнулись ветки могучего дерева, когда бесплотная Тень появилась на поле боя. Ее появление уловил только погибающий экс-призрак. Джет, Призрак с позывным «Биолог» понял, что победил. Его путь завершен с достоинством. Инструкции были выполнены: Агент делает свою работу, а в случае провала – умирает.

Недалеко от «процедуры очищения» лопнул созревший кризалис. Мутации так исковеркали выбравшееся из него существо, что в нем с трудом можно было угадать человеческое начало. Новорожденный Зерг огромными скачками понесся к Воину, чтобы остановить его.

Но он не успел.

Предсмертный пси-импульс торжества и превосходства экс-призрака был настолько силен, что на одну секунду все восприимчивые к телепатии существа замерли, вслушиваясь в него. И лишь на вторую секунду прогремел взрыв – пришла очередь Человека-Зерга исполнить свое предназначение.

Только умер не за людей, а за Рой…

ВО ИМЯ ЖИЗНИ РОЯ.

 

ГЛАВА VII. ОТКРОВЕНИЕ

Совещание прошло в заданном полковником ключе. Принципиально нового к существующему плану ничего добавлено не было. Коллинз, ввиду состояния своего здоровья, участия в обсуждении не принимал. Эдмунд Дюк, не смотря на свой скверный характер, быстро вник в обстановку и в противника и, практически один разработал всю операцию, подтверждая свой авторитет в области военного искусства.

Когда, наконец, выдалась свободная минутка, Глазов подошел к майору, чтобы показать обломки НЛО. В конце концов, эти куски стоили жизней трех ребят-разведчиков.

Маулер внимательно осмотрел трофеи и спросил:

– Почему сразу не доложил?

– Не посчитал безотлагательной информацией. Ведь наша первоочередная цель – Зерги, а аппарат никуда не денется, пока мы не выбьем жуков из того леса.

– Да уж, лучше позже, чем никогда, – буркнул киборг, продолжая изучать обломки, – если хочешь знать, я полжизни искал нечто подобное… и это меняет наши планы!

Илья хотел было огрызнуться, но сообразил, что майора просто сильно поразила странная находка, причем больше, чем все новые Улья Зергов вместе взятые.

– Сэр, разрешите возразить, – начал он, – завтра операция по зачистке зоны заражения Зерга…

– Я прекрасно знаю об этом, лейтенант, – оборвал его Цербер, – но поверь мне, заполучить этот, как ты говоришь, зонд, для Конфедерации более важная задача, чем этот городок со всеми его жителями! А с полковником я договорюсь!

Видя, что Илья не до конца понимает, он похлопал его по плечу и сказал:

– Пойдем ко мне. Расскажешь и покажешь все, что вы видели в этом лесу.

– Хорошо, сэр. Дайте мне полчаса, чтобы привести себя в порядок и забрать «Фотографы» у ребят.

– Иди.

Когда молодой разведчик ушел, Маулер коснулся рукой груди, где покоилась заветная пластинка. Перед глазами снова вставало прошлое…

…После того как он окончательно «встал на ноги» после той злополучной экспедиции, то немедленно организовал новую поход на Темную Луну. Именно так три побратима называли планету, где волею судьбы они провели несколько тяжелых лет. Потому что воспоминания связанные с ней были самые темные и болезненные. Дэсмонд и Лео безоговорочно поддержали его. Но вот другие… Отец-политик употребил все свое влияние, чтобы привлечь инвестиции для снаряжения экспедиции. Только лишь для того, чтобы в результате сын дал слово, что если на планете ничего не обнаружится, то он прекратит заниматься «неперспективными вещами» и возьмется за ум. То есть займется политикой.

Возвращаться на Темную Луну было больно. Могила Хосе встретила их в запустении. Большой камень, на котором были скрупулезно выцарапаны имена погибших на Викинге, стоял на том же месте, где тройка поставила его. Он немного просел и врос в землю. Буквы заросли мхом. Счистив мох, они обнажили головы и помянули товарищей.

Никаких следов хозяев золотого корабля они не нашли. Поиски в храме не дали никаких ответов. Все, что нашли исследователи – это кучи костей, разбитые барельефы и несколько фресок сгинувшей примитивной цивилизации. Все, что Курт мог сделать, это организовать небольшое поселение археологов, чтобы хоть как-то оправдать экспедицию.

Да. Разочарование было сильным. Но они не собирались сдаваться, – клятва требовала исполнения. Не смотря на то, что Курт дал отцу слово. Тем не менее, выход был найден – работать под прикрытием. Так родился «Цербер» – секретное спецподразделение, призванное следить за порядком в секторе и пресекать любые анти-конфедерационные выступления. Благодаря своей специфике работы отряд имел широкие полномочия и всегда был в курсе последних исследований и разработок. Но самое главное, – имел возможность бывать в любом уголке сектора и за его пределами. На что и рассчитывал его командир.

Вот тогда бывший второй пилот космического экспедиционного дальнобойщика пересел в кресло пилота Голиафа. Дэсмонд стал его правой рукой, в прямом и переносном смысле слова. Лео взял на себя работу по обработке собранной информации и поддерживанию контактов с исследовательскими институтами.

Подбор и подготовка Церберов заняли еще три года. Затем годы ушли на то, чтобы по крупицам собирать информацию, касающуюся таинственной расы. Они побывали на множестве планет, где видели такую флору и фауну, о существовании которых не подозревали даже самые маститые экзобиологи. Церберы даже нашли планету тех животных, трупы которых были изображены на гравюре. Там отряд крепко хапнул горя, понеся жестокие потери. Все дело было в том, что аборигены когда-то были разумными, но полностью деградировали до уровня инстинктов, сохранив лишь малую толику разумности. Об этом свидетельствовали примитивные орудия и вопли: «Калат! Калат!», что они орали при своих хитроумных атаках. 

Но поиск снова зашел в тупик. Правда, один вывод был сделан – Воин с гравюры в совершенстве освоил искусство убивать, если смог в одиночку положить стольких врагов. После этого случая подготовка Церберов взлетела на такой уровень, что даже одноименному свирепому стражу из древних мифов не было бы стыдно за закаленных убийц, носящих его имя.

Разумная раса Чужих не спешила открывать ни своих секретов, ни места своего обитания. Лишь однажды Церберы засекли в глубоком космосе несколько золотых кораблей. Но снова потерпели неудачу. Хозяева кораблей не вступили с отчаянным преследователем ни в контакт, ни в бой. Они просто исчезли, как мираж в пустыне, словно их никогда и не было…

С годами желание отыскать виновников крушения «Викинга» переросло в манию. Побратимы не отчаивались, хотя чуть ли не каждый день рисковали своими жизнями. Завеса тайны начала немного приоткрываться, когда Лео обнаружил на Браксисе рисунки похожие на тот, что носил на груди Курт. А через месяц ему удалось раскопать следы поселений чужаков! Археологи начали пытаться потихоньку расшифровывать письмена и картинки, а несколько бирюзовых кристаллов стали самой ценной добычей из того, что удалось найти. 

Но удача обернулась бедой. Лео погиб. Когда он привез кристаллы на Америго, то там случился ужасный инцидент. Во время опытов над кристаллами, находящиеся в соседней лаборатории живые образцы под кодовым названием «Зерг», неожиданно вышли из-под контроля и бросились на «зов кристалла». К тому времени, когда их удалось обезвредить, весь персонал двух лабораторий был растерзан. В том числе и Лео.

Дэсмонд и Курт тяжело переживали потерю друга. Казалось, опасность угрожала ему меньше всего. Но судьба снова распорядилась по-своему.

Что-то в этом было странное…

…Церберы выполняли «тонкую работу» во благо безопасности Конфедерации до тех пор, пока не возник проект «Призрак». Новые агенты этого класса как нельзя лучше подходили для шпионажа и плетения всевозможных заговоров. Подразделение «Нова » с успехом заменила Церберов на стезе поддержания политического режима. Курт Маулер только приветствовал это. Слово, данное отцу, уже не имело значения, – к этому времени родители уже закончили свой жизненный путь…

Теперь он мог полностью посвятить себя поиску…

* * *

Илье не терпелось закончить разговор с Маулером, чтобы вернуться к Аннет. Впрочем, командиру Клинков пока тоже было чем заняться – дать распоряжения сержантам, нарезать задач снабженцам, ремонтникам, медикам и составить о прошедшем дне рапорт. По поводу похода своего зама к Церберу девушка была не особо довольна, но оформила все шуткой.

– Слушай Контра, в отряде дел невпроворот, а ты беседы пошел разводить! А может контракт побежал подписывать? Майор в последнее время начал испытывать недостаток в кадрах.

– Тебе предлагал? – Илья скорее утверждал, чем спрашивал.

– Естественно. Договорились, что после этой кампании я перехожу к нему.

– Ясно. Такие связи пригодятся в будущем. – Илья одобрял выбор девушки.  – Но я по другому вопросу.

– Что такое?

– Да на счет обломков НЛО в лесу.

– Понятно. Давай только быстрей.

– Конечно.

Илья украдкой окинул девушку предвкушающим взглядом и побежал к майору. Но сначала заскочил в ювелирную лавку с «оригинальным» названием «$90» и заказал два кулона с осколками добытого в лесу красивого кристалла.

Освободился он только к вечеру.

Аннет уже закончила дела в бригаде и отдыхала в гостинице. Илья, используя свой талант скрытого проникновения, просочился к ней в номер.

– Чего хотел Маулер?

Парень присел на кровать, расстегивая молнию комбинезона.

– Моя Молния не участвует завтра в атаке на Улей. Мы уходим вместе с Маулером исследовать зонд. Попробуем притаранить его сюда.

– А как же полковник Дюк?

– Прямо при мне майор связался с ним и расставил все точки над «i». Тому ничего не оставалось, как принять все как есть. Подчиниться.

– Ни фига себе! – удивилась Аннет, – похоже, у Маулера солидная крыша! Даром что майор.

– Из их объяснений я понял, что он выходец из Старых Семей. Так что в Совете у него чуть ли не родственники. – Илья покрутил головой, разминая мышцы шеи. – Должно быть, наш «железный человек» знает больше, чем говорит. Когда увидел записи НЛО то, как будто с цепи сорвался. Значит, уже видел подобные штуки.

Аннет кивнула и пошла к столу, на котором стояли пакеты с ужином.

– Давай поедим.

– Давай.

Они развернули пакеты и несколько минут молча жевали.

– А ты рассказывал Маулеру про шахты? Про историю Коллинза?

– Да. И этот вопрос его тоже заинтересовал. Правда, не в такой степени как зонд.

– И?...

– Обещал пробить по своим каналам, кто такой Самир Дюран и что он знает о Зергах.

Они снова принялись за еду. Разговор не клеился. Шуршали пакеты и работали ложки.

– Да, полковник оказывается не промах, – чтобы заполнить возникшую паузу поделилась мыслью Аннет, – хотя мое первое впечатление о нем было, что он надутый самодовольный индюк.

Илья покачал головой:

– Да уж, будь он индюком, то сидел бы сейчас где-нибудь в теплом местечке, а не мотался бы по сектору из конца в конец. Старый волк он, а не индюк…

– Точно…

Еще три минуты молчания.

Аннет первой расправилась со своей порцией. Откинувшись на спинку стула, она медленно начала тянуть молнию своего комбинезона, сантиметр за сантиметром обнажая прелести своего тела. Ее влажная от пота кожа освещенная последними лучами заходящего солара выглядела очень сексуально.

– Может, займемся чем-нибудь более приятным, чем обсуждение чьих-то проблем?

Глаза Ильи затянула дымка желания. Он отодвинул недоеденный сублимат в сторону:

– Еще бы!

Аннет хотела добавить, что с нее массаж, но парень уже поднял ее на руки и двинул в сторону спальни…

… Тишина наполняла комнату. Чувствовался терпкий запах пота. Илья спал, сжавшись в комок. Аннет лежала, глядя в потолок и размышляла о последних переменах в ее жизни. В голове звучал мотив одной старой, очень старой песни, услышанной где-то на задворках сектора:

На холодной земле стоит город большой.

Там горят фонари, и машины гудят.

А над городом ночь, а над ночью луна,

И сегодня луна каплей крови красна.

        Дом стоит, свет горит,

        Из окна видна даль.

        Так откуда взялась печаль?

        И, вроде, жив и здоров,

        И, вроде, жить не тужить.

        Так откуда взялась печаль? (2)

Размышляя, она поглаживала рукой недавно подстриженные волосы. Несмотря на короткую стрижку, ее русые волосы не торчали иголками, а лежали приглаженными, придавая прическе некоторую стильность. Как женщине, ей очень шло. Но, к сожалению, просто женщиной удавалось побыть не так уж часто. Большую часть своего времени Аннет Скивер была солдатом. Жесткой, грубой, неумолимой машиной для убийства. Мысли менялись как в калейдоскопе. Перед внутренним взором пролетели наиболее судьбоносные кусочки жизни…

Детство…

Ее родители были физиками-ядерщиками, и они жили на платформе над Тарсонисом. Но когда ей было 6 лет, несчастный случай в лаборатории унес жизни ее родителей. Недолго думая, государство тут же оформило ее в интернат при военной базе. Девочка Аннет не возражала, так как трагедия с родителями и отсутствие родственников не оставили ей выбора в дальнейшей судьбе. Новая семья закалила ее характер, научила быть самостоятельной и сильной. Но вот к занятиям естественными науками у нее развилась устойчивая антипатия. Тем не менее, ее талант нашел выход – среди всех курсантов ей не было равных в освоении информационных технологий. Но, как не крути, судьба Аннет была определена – тяжелая доля солдата, а там уж как повернется…

В 14 лет она приняла присягу на верность Конфедерации. Защищать и служить.

Потом пять лет учебки офицерского эшелона, а затем десятки боевых заданий, побед, поражений… И потери, потери, потери… друзей, боевых товарищей и просто знакомых. Вот был человек, и вот – его нет. И если кто-нибудь вдруг спрашивал ее: «Аннет, а как же “такой-то-такой-то”?» Она отвечала: «Одна из многих потерь… одна из многих…»

И ничего более.

До Чау Сара…

В памяти всплыл последний бой…

…Прорвавшись к водозабору, Клинки увидели, что Зерги успели похозяйничать там, будь здоров. Немногие уцелевшие гражданские забились в какие только возможно щели, лишь бы быть подальше от свирепых ксеноморфов. Зачистка прошла успешно, группа отделалась легкими ранениями. Успех требовалось закрепить, и как можно быстрей продвинуться до района шахт, чтобы спасти Коллинза. Счет шел на секунды. Бойцам требовалась небольшая медпомощь, чтобы сохранить боеспособность группы на уровне. Но, к своему удивлению, Аннет обнаружила медика занимающегося гражданскими! Капрал Рейн в первую очередь оказывала помощь пострадавшим колонистам!

 «Капрал, почему нашим раненым не оказывается помощь! О гражданских позаботятся на базе, а мы теряем время!»

Не отрываясь от оказания помощи, Рейн ответила:

«Лейтенант Скивер, если я не помогу этому человеку сейчас, то он умрет!»

«У нас есть приказ, капрал! Есть Устав! Нарушение Устава – трибунал! Грубое нарушение дисциплины во время боя – расстрел на месте!» – С-14, направленная на капрала-медика, издала угрожающий щелчок.

Человек, лежащий под наркозом, постанывал. В его горле что-то хлюпало. Через вену в кровь медленно поступала регенерирующая ткани нано-сыворотка.

Упрямая женщина повернулась к своему командиру:

«Лейтенант, мы спасатели, а не убийцы! Мы пришли сюда спасать, а не просто выжигать территорию! И мы не должны опускаться на уровень зверей, чтобы хладнокровно бросить себе подобного умирать! – Накопившееся напряжение хлынуло наружу. – Вы бьетесь за жизнь каждого своего бойца, но перед Зергами мы все свои, чужих нет! Мы люди, а значит, и поступать должны по-людски! Мне нужно еще несколько минут, а там делайте что хотите!»

Солдаты принесли еще одного покалеченного гражданского.

«Капрал…» – оскорбления и приказы застряли в горле. В голове что-то сдвинулось. Аннет увидела ситуацию со стороны: закованные в броню головорезы-десантники, привыкшие ко всему, стоят и безучастно наблюдают, как мучаются от ран и ужаса мирные люди.

Бедняги не заслужили такой участи.

А что если Зерг придет на густонаселенные планеты?

Как поступать в таком случае? Спасать или не спасать?

Кто-то сверху всегда решал, что нужно делать, а армия, как безвольная марионетка беспрекословно выполняла эти директивы, порой несмотря на их откровенный цинизм и жестокость…

Может быть, социально перевоспитанным нечего предъявить, у них программа такая – подчиняться. Но, какое придумать оправдание вольнонаемным офицерам и солдатам за их подчас неоправданно жестокие действия?

«Ла Марена… коконы…»

«Относись к людям так, как хочешь, чтобы люди относились к тебе», – всплыла в голове старая мудрость.

«Кто им поможет, если не мы…»



Разглядывая отражающиеся на потолке огни улицы, она задала себе вопрос:

А кто позаботится обо мне? Когда груз смертей станет невыносимым, кто спасет мою душу?

Никто.

Или…

Мысль требовала подтверждения. Аннет отмахнулась от нее и попыталась сосредоточиться на чем-нибудь более веселом. Не получилось.

Город на улице жил своей жизнью. Невеселой жизнью, военной. Какое-то насекомое билось об стекло, пытаясь вылететь наружу. В какой-то степени родственник Зергов. Хозяин вроде должен следить за номерами, чтобы не водилась всякая тварь. Ну да хрен с ним.

Она повернулась к Илье. Чувства в душе возникали самые противоречивые. За парнем прочно закрепился имидж сорвиголовы. Что в какой-то степени означало непостоянство.

Можно ли довериться до конца такому человеку?

Но в одном девушка была уверена, – если в голове возникала мысль, что Илья (её парень) может погибнуть, то в груди что-то ёкало. В знак протеста. И страха за его жизнь. Что это за чувство? Любовь? Ведь, несмотря на всю мишуру, безошибочное женское чутье видело в нем родственную душу. Такую же одинокую...

В голову снова полезла философская дребедень.



Бери от жизни все!

Хороший девиз. А что она видела в жизни хорошего, кроме армейских будней, кутежа и развлечений в отпусках?

В свои двадцать пять она вдруг почувствовала себя старой для такой жизни. Словно внутри сработал какой-то выключатель жизненной энергии, перекрыв доступ к агрессии и ненависти. В душе прорвало плотину других чувств.

По крайней мере, с собой она могла быть честной. Пусть это будет малодушно и меркантильно, но постоянная война, близость смерти и другие «радости» военной службы ей теперь на фиг не нужны. Не говоря уже о кошмарах по ночам.

Для чего все это? Для того чтобы выслужить 20 лет и стать такой же как Дюк или Маулер? Заработать денег и начать собственный бизнес? Окружить себя какими-то людьми, основная масса которых прихлебатели? И, если очень крупно повезет, один-два верных друга?

Если продолжать в том же духе, то – да.

Но еще есть возможность соскочить! Вот рядом спит человек, который помог открыть глаза на другую сторону жизни, сам не подозревая об этом. Капрал Рейн, сама того не ведая, подтолкнула сделать ее еще один шаг к переосмыслению собственной жизни. Маулер, Дюк, наглядные примеры, чем можно стать, если не задумываться о собственной душе. Даже магистр Коллинз и тот превосходит ее по человеческим качествам. Да, он трус, любит роскошь, буквоед, но он живет своей колонией и печется о ее людях. Надо сказать очень редкий сплав качеств для чиновника Конфедерации. Обычно все гребут только под себя и плюют на остальных. А она заботилась только о своем отряде, чтобы он оставался наиболее боеспособной единицей, нисколько не думая об окружающих. Машина, в человеческом облике, которая никогда не пыталась представить на месте тех людей, против которых проводились операции Клинков. У каждого своя правда и, может быть, не всем нужна была ресоциализация.  Она забрала столько человеческих жизней, а что дала взамен? Спокойствие толстозадым бюрократам из Сената? Чтобы процветал Тарсонис, вытягивая соки из своих колоний?

Зерги конечно, другое дело, их нужно уничтожить, но потом – увольте. Поэтому, черт с ней, с этой службой, Маулерами и прочими вояками. Последняя кампания и хватит. Сбережений хватит, чтобы обосноваться где-нибудь в тихом месте, а там видно будет…

«И этот бродяга, контра недобитая, поддержит меня, или я ничего не понимаю в мужиках», – улыбнулась она, с нежностью окинув взглядом спящего парня.

Он прокрался к ней как настоящий призрак, тень, невидимка. И, даже страшно подумать, принес цветы! Откуда он только их взял. Вот уж чего не ожидала, так не ожидала. Девушка прикоснулась к другому подарку, висящему на груди. Бирюзовый кристалл в простой, но изящной оправе. Все это смахивало на сериальные мелодрамы, которые круглосуточно крутили некоторые телеканалы для домохозяек. Но все же… кое-что в этом было… Это была победа другого сорта, когда ты не ставишь ногу на голову убиенного противника, а когда ты видишь, что на тебя смотрят не просто как на кусок мяса и даже хотят подарить тебе душу. Просто так за то, что ты есть. И это радовало куда больше. Так как в ответ ты тоже можешь подарить часть своей души, а не поставить очередную зарубку на прикладе.

«Досталось сегодня бедняге». Аннет пробежала пальцами по телу Ильи, тихонечко прикоснувшись к шрамам и рубцам. Парень, спящий чутким сном разведчика, проснулся. Резкие скупые движения поиска оружия, быстрый осмотр помещения, после чего он расслабился. Поглядел в глаза девушке и улыбнулся.

– Не спишь? Ну и правильно! На том свете выспимся! Я, правда, что-то закемарил – день был тяжелый.

– Илья, что ты чувствуешь сейчас? – неожиданно для себя спросила Аннет.

– Я? – парень задумался. – В каком плане?

– Да хотя бы о своей жизни, о нас. Что-то для тебя изменилось?

Илья помолчал, собираясь с мыслями.

– Знаешь Энн, к нашим с тобой отношениям я отношусь гораздо серьезней, чем это может казаться со стороны. А говоря тебе, что я все сделаю для тебя, я слов на ветер не бросал. И готов повторить это снова. Я понимаю, что у нас есть обязанности, и мы ведем себя так, как требует положение в обществе, но между нами, – я стал иначе смотреть на жизнь. Ощутил другой ее вкус.

Он повернулся на бок и подложил руку по голову, задумчиво глядя на нее.

– В общем, я понял, что не жизнь состоит из размахивания оружием, а размахивание оружием является маленьким кусочком жизни, причем далеко не самым главным. Тут главное не перешагнуть границу – если ты недолго играл с жизнью и смертью, то начинаешь ярче ощущать вкус жизни, а если тебя затянуло, – то вкус к жизни пропадает напрочь. И знаешь еще что?

– Что?

– Все эти доморощенные Рэмбо, какие не сходят с голубого экрана, и считающие себя круче гор лишь потому что обвешались пушками, не понимают главного. Оружие – это всего лишь ИНСТРУМЕНТ, а не символ крутизны! Инструмент убивать людей. Такая вот банальщина. Вне зависимости от размеров, форм и емкости магазина с боеприпасами. И обыватель раскрыв рот восхищается этими придурками. Да и у нас таких немало.

Аннет почувствовала укол совести. Не то чтобы она вот так вот любила оружие, но сцена на водозаборе снова встала перед глазами.

– В наше время человеческая жизнь из бесценной, превратилась в мусор. Обесценилась. – Немного помедлив сказала она.

– Именно. Что-то в этом роде.

– А если поподробней?

– Откровенно?

– Конечно!

Где-то в паре кварталов от гостиницы раздались выстрелы – кого-то понесла нелегкая во время действия комендантского часа. Насекомое на окне успокоилось, а может просто расшибло себе голову о стекло. Изредка был слышен звук далекой канонады.

– Человек меняется, – прислушавшись к звукам на улице, начал Илья издалека, – еще вчера с пеной у рта он может доказывать что-нибудь, а завтра он в недоумении будет разводить руками и говорить: «Неужели я действительно в это верил!?» И этому подвержены все, кроме, может быть, фанатиков. Вопрос только в том, как это происходит: у кого-то прежнее мировоззрение вышибает клином простого, но за душу берущего аргумента, а у кого он меняется под действием многочисленных попыток переубеждения – как вода камень точит. Но факт остается фактом – люди меняются…

Аннет смотрела на него, ожидая продолжения.

– После встречи с тобой, я поменялся окончательно. Когда-то я был кандидатом проекта «Призрак». Давал присягу служить и защищать интересы Конфедерации. Был так сказать «идейным». Но когда я допустил ошибку, меня признали негодным. Ладно хоть, слава богу, мне удалось выскочить из-под колпака «промывки мозгов». Я продолжил приносить пользу системе, но уже немного в другой ипостаси, рангом пониже так сказать. Тогда у меня появилось время подумать и о своих интересах, и взглянуть на мир немного в другом ракурсе. Вот тут-то и обнажились такие пласты действительности, которые на том уровне просто не видишь. Перспектива очевидна, – дотянуть до конца службы, скопить пенсию, а там видно будет. И так думает каждый первый военный, кроме помешанных на службе и соцперов! Вопрос только в том: А что если я завтра благополучно загнусь на очередном задании? Или система просто выбросит меня как отработанный материал? За примерами далеко ходить не надо.

Илья начал заводиться. Эти мысли он еще никогда не высказывал вслух.

– Теперь, повстречав тебя, цели стали намного проще и понятней: Какого черта мы делаем здесь, когда мы есть друг у друга? Конфедерация, Сенат, Совет, гребаные аристократы из Старых Семей используют нас как мясо, для решения своих проблем. И не только нас, а каждого жителя сектора, а взамен – никаких гарантий, кроме словоблудия по средствам массовой информации, демагогии и ресоциализации для недовольных. Для них планеты сектора это просто набор цифр на бумаге! Здесь, на Чау Сара, у нас появился какой-то смысл в нашей службе – защита людей от Зерга! Но и то, как я понимаю, это верхушка айсберга, второстепенная задача. А истинные мотивы всего этого нам не известны! Маулер – хитрый лис, все-таки проболтался, что есть что-то такое по сравнению с которым уничтожение нескольких городов колонии – не стоящий внимания пустяк! Но все же, тем не менее, мы здесь хоть что-то делаем во благо. А если повезет, то и дальше будем. Несмотря на то, что среди населения репутация у армии – хуже некуда. Почему все так плохо, объяснять думаю ненужно. Если Тарсонис не прекратит гнуть свою политику тирана, то, чует мое сердце, – закончит как Корхалл. Полное уничтожение. Могильник.

Он остановился.

«Похоже, не только у меня начались проблемы морально-этического характера». Аннет уже не удивлялась.

– Пора подумать о себе, – сказал Илья. – Ты согласна? И не в отдаленном будущем, а сейчас.

– Что ты предлагаешь?

– Предлагаю закончить на этой планете, и валить из рядов ВС Конфедерации. Завязать с этим беспросветом. На гражданке не пропадем.

Теория подтвердилась.

– Ты размышляешь также как и я. – Помолчав, констатировала факт Аннет. – Слушай, а ты не телепат случаем?

– Нет, но, кажется, я знаю, о чем ты думаешь сейчас.

– И?..

Илья не стал отвечать, а просто бросился на девушку. После нескольких минут шутливой борьбы ему удалось уложить ее на обе лопатки.

– Ты знаешь, на войне каждый день – последний. И вообще Аннет, – Илья посмотрел девушке в глаза, – я люблю тебя.

Аннет покраснела, не зная, что ответить.

– И эта длинная тирада была для того, чтобы подготовить меня к этому признанию? – неловко пошутила она, – я уже слышала подобные заявления раньше, но признаюсь, ни одно не произвело на меня такого впечатления. А значит, в этом что-то есть…

Она замолчала, не зная, что сказать дальше.

Илья пожал плечами: «Как знаешь».

– Ты всегда такая непробиваемая?

– Нет. Я просто… немного замороженная… – В душе девушки воцарилось удивительное спокойствие, словно она нашла решение задачи, которую считала неразрешимой. Появилось чувство опоры. Какого-то фундамента. Новой вехи в жизни, которая провела границу между прошлым и будущим. В бою тоже есть чувство спины, что помогает в экстремальной ситуации, но когда все заканчивается, ты снова остаешься один.

Она вспомнила вопрос, который задала себе полчаса назад. Теперь она могла ответить на него положительно.

Аннет улыбнулась своим мыслям, погладила по щеке ждущего ответа Илью, и тихо сказала:

– Знаешь, Контра, я думаю, что тоже тебя люблю.

– Хм. А как иначе, – с тщательно скрываемым облегчением усмехнулся Илья, – ведь мы обменялись частицами наших душ…

Он начал осыпать ее поцелуями.

– А больше ни чем не менялись, а? – млея от ласки, поддела его Аннет. – Романтик!

– Иди сюда, прагматик!

Разговоры закончились, уступив место действию…

 

ГЛАВА VIII. ОПЕРАЦИЯ «ОЧИЩЕНИЕ»

Небо отливало всеми оттенками красного – от багрового до алого. Природа затихла, словно перед бурей. Ни дуновения ветерка, ни движения, ни звука. Синоптики прогнозировали во второй половине дня песчаную бурю, но сейчас на небе не было ни одного облачка. Оперативная база Терран тоже замерла в последние минуты перед началом операции. Только башни ракетных турелей и различные радарные комплексы бесшумно вращались, сканируя территорию.

Схема предстоящей операции в принципе была не сложной. Как уже отмечал Маулер, Зерги действительно учились на своих ошибках, и построили защиту своей колонии вполне разумно. Их защита не ограничивалась только мобильными наземными и летающими членами Роя. Помимо них, центр размножения защищали и стационарные организмы-структуры. Осевшие и споровые колонии. Причем они размещались не хаотично, а по хоть и примитивным, но правилам обороны. Споровые колонии, атакующие воздушные цели, располагались на берегах реки и на возвышенностях. Осевшие колонии в свою очередь наоборот располагались в ущельях, в узких местах и в лесу. То есть там, где тяжело маневрировать наземным силам противника.

Судя по всему, выводок вблизи Лос-Андареса хорошо усваивал полученные за последний месяц уроки масштабных столкновений с регулярной армией людей. Единственный перешеек, ведущий к главному кластеру Улья, был полностью перекрыт санкен-колониями. Справа проход ограничивала Ассения, а слева громоздились неприступные скалы, на которых торчали споровые колонии.

Точные координаты и уровень развития колонии Зергов штаб оперативной группировки получил только благодаря КомСАТ. Правда, результаты сканирования никого не обрадовали. Главная колония стремительно развивалась. В ее состав уже входило два кластера и дочерняя колония. Главный кластер Улья располагался у вулкана Урбан, прочно укоренившись среди вулканитов. Образования энерго-кристаллов щедро снабжали его энергией для активного роста. Второй по величине кластер находился в Долине Гейзеров. В общем, не нужно было быть распоследним ксенобиологом, чтобы понять – при таких темпах размножения через год-два Зерги смогут заставить человека окончательно убраться с планеты. Так что, не смотря на простую схему операции, ее результаты обещали быть жестокими и кровавыми.

Сигнал к началу операции «Очищение» поступил, как только главное светило Чау Сара показало свой краешек над горизонтом. Идиллия спокойствия была нарушена в одно мгновение. Заревели двигатели десятка танков, механики-водители которых спали прямо в машинах. Из казарм, служебных помещений выбегали люди и быстро следовали в указанные точки сбора. Стингеры, Голиафы, Грифы фыркали и, поднимая пыль, присоединялись к своим более тяжелым коллегам. Вся эта разношерстная масса разбивалась на боевые группы и выдвигалась к переднему краю, где вчера была отбита атака ксеноморфов.

Несколько групп остались на месте, ожидая погрузки в бронетранспорты, – перед ними стояли другие задачи. Первая – произвести десантирование в труднодоступных районах и обеспечить проход основной группы. Вторая, менее привлекательная, – в случае мощной контратаки Зерга, обеспечить поддержку на участке прорыва и не допустить последнего.

Отдельную ударную группу составляли несколько звеньев штурмовиков-бомбардировщиков Гризли. Дюк рассчитывал бросить их в бой, когда пехотно-штурмовые бригады пробьют противовоздушную оборону Улья Зергов.

Пыль наполнила карьер, словно песчаная буря уже началась. Адреналин у бойцов перехлестывал через край. Через Врата Ангела хлынул первый эшелон штурмовой бригады. Через полчаса они уже двигались по холмам, которые покрывал зловонный слой крипа. Впереди поднимались горы. А буквально через час состоялся первый контакт с противником.

Первые немногочисленные ксеноморфы были уничтожены танками прямо на ходу. Опираясь на разведданные, Арклайты стремились выйти на линию атаки санкен-колоний. Как только рубеж был достигнут, они буквально взорвали укрепленный Зергами перешеек. Осевшие колонии просто не могли «дотянуться» до них своими щупальцами. Голиафы отвечали за чистоту воздушного пространства. Их ракеты гвоздили летунов, не позволяя им атаковать танки.

Но так продолжалось недолго. Ксеноморфы среагировали на возникшую угрозу и начали оказывать противодействие. Пока остатки санкен-колоний еще держали продвижение пехоты, в небе произошли изменения. Истошно кричащие Муталиски исчезли! Вместо них появились летающие «крабы»! Крабовидные Зерги зависли в воздухе и начали изрыгать кислотные плевки. Люди утратили преимущество. Голиафы не могли взять на прицел нового противника, не войдя в зону действия осевших колоний, а танки уже не могли безнаказанно расстреливать оборонительные структуры Зерга.

Пользуясь своей «дальнобойностью» Крабы начали с ближайшего к санкенам Арклайта. Попадая на броню танка, их плевки растекались, и кислота начинала в буквальном смысле пожирать металл. Командир машины принял решение отступить, чтобы выманить летунов под прицел Голиафов. Но пока танк сворачивался в походный режим, случилось непоправимое, – новая порция желтоватых комочков попала в проделанную дыру на корпусе танка и кислота проникла двигательный отсек. Начался пожар. Пламя охватило машину полностью. Полумертвый экипаж кое-как умудрился выбраться из горевшего танка, но далеко уйти им не удалось. Земля содрогнулась от двух мощных взрывов. Взрывная волна прокатилась по чахлым растениям, пригибая их к земле. Обломки разбросало в радиусе пятидесяти метров. На месте танка осталось только искореженное корыто, разорванное пополам и вмятое в почву. Те обломки, что попали на крип, были немедленно «проколоты» языками осевших колоний.

Кислотный дождь разлетался смертоносными брызгами. Активность вещества была такова, что даже противохимическое покрытие скафандров начинало пузыриться под его воздействием, обнажая металл. Кто-то из командиров пехоты начал требовать поддержки с воздуха, чтобы отогнать Крабов. Дюк орал из своего Арклайта, чтобы артиллерия быстрей заканчивала с санкенами, для обеспечения пехоте оперативного простора.

Нужно было что-то срочно предпринимать, чтобы не упустить инициативу. Звено Голиафов выдвинулось вперед и попыталось обстрелять мощные создания, но подземные щупальца повредили им ноги. Обездвиженные машины стали легкой добычей вездесущих Зерлингов. После такой неудачи просьбы ввести в бой Гризли начали раздаваться все чаще. Аннет тоже ждала соответствующего приказа, но полковник думал иначе.

– Еще не время, – неожиданно в эфире раздался спокойный голос Дюка, – у Гризли еще будет работа!

После чего он снова начал орать на своих танкистов. Потери словно не волновали его.

Время утекало сквозь пальцы. Из-за задержки штурмовой группы на перешейке, второй и третий эшелоны не могли вступить в бой и обеспечить ударную силу для прорыва к кластеру. Временной фактор приобрел решающую роль. Но выиграть его было не так-то просто. Ксеноморфы крепко зацепились за свою территорию. Чтобы полностью уничтожить осевшую колонию, требовалось два-три танковых выстрела, так как работяги-Зерги обложили «санки» брустверами из валунов, усилив тем самым их защиту. Кроме того, на каждую перезарядку орудий танка уходило две минуты. Поэтому чем дольше группа будет стоять на месте, тем больший урон крабы-Зерги успеют нанести тяжелой технике, и штурмовики будут обескровлены в самом начале операции.

Скивер первой определилась с решением как поступить.

– Полковник, нужно выпустить вперед Стингеры! – прокричала она по личному каналу Эдмунду Дюку. – Пусть они отгонят этих тварей, а танки добьют колонии на ходу!

«Промедление смерти подобно». С этой мыслью Дюк продублировал совет, дополнив его своими распоряжениями:

– Экипажи Стингеров – вперед! Цель – воздух! Танки – походный режим, цель – оставшиеся санкен-колонии с ходу! Пехота – по два человека на броню, остальные своим ходом, цель по обстоятельствам! Грифы – поддержка танков! Голиафы – прикрытие танков от воздушных атак!

Боевые группы рванули вперед, выполняя приказ полковника. Шестиколесные джипы выскочили вперед и стрелки начали палить из пулеметов по крабовидным Зергам. Трехосные машины развивали на крипе хоть небольшую, но достаточную скорость, чтобы не попасть под удар подземных «щупалец» осевших колоний. Грифы, которым крип не был помехой для передвижения, метались между колониями, обстреливая их из гранатометов. Тем не менее, о преимуществе говорить было еще рано – на поле боя снова появились Муталиски. Среди них мелькали две или три Матки и несколько Оверлордов. Но самым страшным для Терран стало появление из-под крипа Зерлингов и Гидралисков! Эти твари терпеливо прятались, пока осадные танки обстреливали колонии и только теперь, когда люди вошли на их территорию, они вылезли из своих нор и бросились на врага.

Наступил хаос.

Что могут сделать псевдонасекомые, пусть большие и с какой-то долей интеллекта, но имеющие в своем арсенале только естественные средства нападения и защиты, хорошо вооруженным, закованным в броню и имеющим различную боевую технику людям? Казалось бы, что ничего. Но ситуация доказывала обратное. Многочисленные, быстрые, неустрашимые, действующие сообща члены Роя обволакивали противника, разъединяя и заставляя людей сражаться в одиночку против десятков особей, не давая ни секунды передышки. Психологическое давление от их страшной уродливой массы было настолько велико, что люди поддавались панике и теряли способность сопротивляться. Если человеку удавалось убить одного Зерга, то на его месте возникало несколько новых, – совсем как в мифах древней Земли про героев и монстров. Они были везде – на земле, под землей, и в воздухе. И не считались с потерями.

И этому не было конца.

Организованное продвижение превратилось в рукопашную схватку. Тяжелое положение Терран усугублялось еще тем, что стрелять можно было только наверняка или в упор, чтобы не задеть своих. Только огнеметчики и десант на броне могли сражаться без опаски зацепить кого-то из товарищей.

Хаос был полный. То тут, то там падали бойцы, разлетались куски ксеноморфов, взрывалась техника, падали на землю летуны. Танки стреляли с ходу из 80-мм пушек, утюжа крип и сбивая выпускающих шипы Гидралисков.  Голиафы вели огонь сразу в двух режимах: по земле из спаренных автопушек, и по воздуху – ракетами. Благо компьютерные системы наведения отвечали за выбор целей и следили за тем, чтобы не попасть по своим.

Хоть с трудом, но штурмовики продвигались вперед. Боеприпасов катастрофически не хватало. Дропы скидывали контейнеры прямо за передовую. SCV не успевали заряжать танки и Голиафы. К счастью обстановка немного успокоилась. Новые волны ксеноморфов периодически накатывали то с флангов, то по фронту, словно проверяя прочность человеческой обороны. То тут, то там из крипа появлялись особи Зерга и сразу бросались в атаку.

Аннет вела за собой два Грифа, оказывая посильную поддержку тем группам пехоты, которых рвущиеся к танкам Зерги начинали продавливать. Другие тройки ховерциклов после уничтожения санкен-колоний выполняли туже функцию. Словом, «стервятники» оправдывали свое имя – клевали свою жертву и избегали прямых атак.

Проскочив в очередной раз под тушей Оверлорда, неподвижно висящей на высоте около ста метров, Аннет вдруг задалась вопросом: Зачем над полем боя маячат Верблюды? Новых Зергов они не высаживают, искать что-то замаскированное не нужно, тогда почему они тут крутятся как надсмотрщики? Впрочем, из Терран на них никто не обращал внимания. Стингеры и Голиафы палили только по огрызающимся летунам, которых осталось не так уж много.

Эта мысль-вопрос возникла где-то на задворках сознания, но времени для ее анализа не было. Бой продолжался, и множество других неотложных вопросов требовало внимания. Например, в Гриф попало несколько шальных игл Гидралиска и накрыло глейвом Муталиска. Из-за чего ховерцикл стал мелко подрагивать и надсадно завывать двигателем. Плюс боеприпасы подходят к концу. Плюс кругом маячат смертоносные ксеноморфы. Какие уж тут размышления на тему Верблюдов.

Машина тянула на пределе, и в какой-то момент отказала. Гриф клюнул носом и зарылся в крип. Девушку выбросило из седла и она, пролетев несколько метров, упала на оползень Зергов.

К ней уже мчались Зерлинги.

«Где винтовка!..» Руки лихорадочно искали ствол, но не находили его. Тогда она потянулась за пистолетом на бедре, но выстрела сделать не успела. Кузнечиков отбросило пулеметной очередью. Через секунду подкатил Стингер и стрелок подал ей руку, предлагая залезть в машину. Как только Аннет закрепилась, джип дал по газам и снова помчался вперед, так как новые Зергушата захотели поточить свои когти о его колеса. Стрелок продолжил вести огонь экономными очередями по мелькающим теням Муталисков и Крабов.

– Спасибо, брат!

Альфовец указал Аннет на закрепленный у борта «Импайлер».

«Это дело!» Девушка с радостью подхватила винтовку и, тут она вспомнила свой диалог с Шу Вонгом, лаборантом из инсталляции Фланнум: «…Большой паук, это Матка, так сказать, интеллектуальный вид Зерга. ... Другим видом «интеллектуалов» являются Оверлорды, так как у них очень повышенная пси-чувствительность. Согласно одной из гипотез, все вкупе образует “коллективный разум”…»

«Ну конечно. Вот тебе и Верблюды. «Высшее звено»! Надсмотрщики… Вот почему они тут вертятся. Эти суки координируют бегающих гадов!»

Скивер решила немедленно проверить свою теорию. И чем скорее, тем лучше. Только вот результат будет очевиден лишь в том случае, если удастся уничтожить всех «координаторов».

Она решила рискнуть.

– Лейтенант Скивер всем Стингерам! – переключившись на общий канал, крикнула она. – Код – ЗИРО! Всю огневую мощь перенести на Оверлордов!

В ответ в ком-линке щелкнуло, и сухой голос Дюка прозвучал как выстрел:

– Лейтенант, я надеюсь на вашу компетентность в принятии такого решения. – Даже в жестоком бою полковник держал свои эмоции под контролем и сохранял трезвость мышления.

Он не стал вмешиваться – для танков работы и без того хватало, чтобы еще следить за воздухом. 

Код «зиро», означал полный приоритет данного приказа над всеми другими. Отдающий такой приказ командир после окончания операции, (если оставался жив), в полной мере отвечал за его последствия перед военным трибуналом. Но конечно только в том случае, если приказ не оправдывал себя.

Джипы перегруппировались и начали хлестать пулеметным огнем по тушам неповоротливых ксеноморфов-гигантов. Муталиски сразу бросили свои цели и бросились на выручку Оверлордам. Но тут в дело подключились Голиафы, оценив кучность противника. Три пары ракет разбросали мельтешащих Муталов и угодили в ближайшего «Верблюда». Взрыв – лохмотья карапакса (3) и внутренности эффектным дождем посыпались на землю.

Первый, второй, третий, четвертый – остатки исполинских ксеноморфов разбросало по всему перешейку. Матки, не дожидаясь своей очереди, бросились наутек, плюнувшись напоследок зеленой слизью из-за которой встал один танк и несколько пехотинцев. Вязкая субстанция в буквальном смысле склеила движущие части механизмов, но прямой опасности для жизни слизь не представляла.

Ликвидация Оверлордов самым прямым образом сказалась на ходе боя. Оставшиеся в живых Зерги как будто растерялись и потеряли стержень, который удерживал их вместе. Они перестали нападать целенаправленно и действовать мелкими группами. Некоторые, особенно раненые, спешили убраться с поля боя. Другие, словно берсерки, начали нападать на всех без разбора, – и на людей и на других Зергов.

 Это был первый шаг к победе. Аннет была вне себя от радости – ее догадка подтвердилась! Общая картина управления четко вырисовалась у нее в голове: В прошлых боях с Зергами она не особо обращала внимание на парящих неповоротливых ксеноморфов, так как во время стычек они обычно маячили где-то вдалеке, не подлетая слишком близко. Для людей их назначение было очевидным – транспортировка нелетающих видов. А оказалось, что все намного сложней. В наступательных операциях, Оверлорды держатся обычно позади атакующей массы Зергов, поэтому жуки действуют не особо грамотно, – они просто давят противника массой. А здесь, когда речь зашла о защите Улья, их контроль был более «ювелирным», из-за чего им пришлось держаться непосредственно над рубежом обороны.

Перешеек был взят. Лейтенант хотела поделиться своими соображениями с полковником, но не успела – Эдмунд Дюк уже отдал приказ на продвижение вперед. В пробитую брешь хлынула пехота, чтобы закрепить плацдарм для высадки второго и третьего эшелонов. Танки снова свернулись в походный режим, чтобы подтянуться к следующей линии обороны Зергов. Уже на ходу Аннет включила общий канал и сообщила всем о своем открытии. Бойцы ответили ей одобрительными криками.

Впереди лежала Долина Гейзеров…

* * *

…Лес изменился. В нем было неестественно тихо. Лишь иногда еле слышно шелестела листва. Лианы, плющ, переплетались между собой и ветвями деревьев, образуя немыслимые по сложности узоры. Но краски растительности почему-то были тусклыми, словно природа заболела. Наполненная жизнью атмосфера сменилась тяжелым запахом смерти…

Лучи солара пробивались через широкие листья, образуя красноватый дождь из света. Мелкие частички пыли плясали в лучах, и взгляды людей невольно притягивались к ним, в попытке разгадать тайный смысл их хоровода. Тринадцать разведчиков крались широким полукругом, разбившись на пары огнеметчик-стрелок. Контра шел в паре с Рецидивистом, который специально для этого рейда одел СМС-660. Вилли «Прокалыватель» и Дэн «Поджигатель» как и всегда снова были в одной связке. Пэт «Бомбе» достался в напарники огнелом из Церберов с французским именем – Виталя. Стрелок шел со Скорострелом. Еще один Цербер – Бретт, составил компанию Спортсмену. Отдельной тройкой двигались Сержант, вооруженный массивным гаусс-пулеметом ПС-20, Медик и Связист.

В центре цепи находился Маулер в верном Голиафе. Благо пространство между деревьями позволяло ему пройти. Несмотря на любые трудности, он принципиально не признавал других средств передвижения по земле. Майор управлял машиной настолько виртуозно что, по сути, она являлась продолжением его тела. Предвкушая сдвиг с мертвой точки в давнем деле, киборг просчитывал возможные варианты дальнейших действий, как вдруг осознал, куда в азарте погони завела его кривая жизни…

…Его отец, Генрих Маулер, в свое время первый председатель Совета и мать, которую близкие друзья за красоту и характер называли Валькирией, были уважаемыми и чтимыми людьми в Высшем обществе Тарсониса. Их влияние на судьбы миров Конфедерации было вполне весомым. А чего достигли их дети? Старший, несостоявшийся Изыскатель, калека и неудачник, способен только на то, чтобы командовать небольшим отрядом головорезов и гонять на Голиафе в поисках мифической разумной расы. Младший ушел чуть-чуть дальше, став профессиональным киллером. Агентом класса «Призрак». Что, в общем, тоже не подразумевало Большой Игры.

Почему, не смотря на высокий статус, они не разменяли свою жизнь на светские рауты и политику? Почему они отказались от возможности быть уважаемыми и чтимыми людьми в Высшем обществе? Почему предпочли жизнь полную борьбы и страданий? Три «почему» и всего один ответ. Простой, как три кредита.

Судьба.

Курт сам выбрал свою судьбу, которая потянула его в космос, к неизведанным мирам… И как потом она разбила его мечту, поставив другую цель.

Судьба сложилась так, что за время своих поисков Церберы стали непревзойденными специалистами по вопросам ликвидации инородных форм жизни. И теперь они на Чау Сара, чтобы обуздать Рой. Обуздать жизнь, опасней которой еще не встречали...

И теперь только один человек сможет ему помочь найти ответы на вопросы. Человек, который без вести пропал на затерянной планете. И через столько лет вдруг объявившийся при странных обстоятельствах. Как он смог выжить и вернуться? Откуда он знает о Зергах и золотых Чужаках?

Их осталось двое, кто стоял у истоков этой истории. И они должны встретиться, чтобы поставить в ней точку…

«Спешиал», еще один Дропшип и Гризли остались на ближайшей к лесу открытой площадке, чтобы в случае необходимости быть под рукой. Путь отхода был определен заранее – к опорному пункту Альфа-подразделения около шахты Архимандрит. Группа постепенно приближалась к месту падения чужого зонда. Неожиданно зеленая зона закончилась. Вместо леса остались только почерневшие коряги деревьев. Остальная органика просто исчезла. Люди остановились.

– Похоже, здесь раньше был крип… – начал Глазов, как неожиданно сердце ёкнуло, а в голове эхом пронеслась странная мысль: «Я победил!»…

Остатки недосказанной фразы застряли в горле. Илья покачал головой, освобождаясь от наваждения, а затем начал пристально смотреть по сторонам.

Местность предстала перед поисковой группой совершенно в ином виде, чем разведчики запомнили ее с прошлого визита. Казалось, здесь случился пожар – живая природа умерла. Стволы деревьев стояли черные, ссохшиеся, как будто от них осталась только верхняя оболочка, и внутри они были абсолютно пустые. Ни о каких листьях даже и речи быть не могло. Вместо лесной почвы и травы был сплошной песок и камень. Многие деревья, лишившись естественной опоры для корней, упали. Все живое попросту растворилось в оползне Зерга.

Но и крипа почему-то не было! От него остались только небольшие островки высохшей корки. Это обстоятельство поставило людей в тупик. Крип мог исчезнуть только в одном случае, – когда уничтожены оползневые колонии! Но кто их уничтожил?

Первым высказал свое мнение майор.

– Если крипа нет, значит, кто-то здорово потрепал местных Зергов.

– Бомбежка? – выдвинул версию Илья, – но отсутствуют всякие следы взрывов. Воронок тоже нет.

– Нет, это не мы, – ответил Маулер, – это работа хозяев зонда! Вперед!

Голиаф зашагал вглубь мертвой зоны.

Разведчики без приключений добрались до места падения НЛО. Обломки ховерцикла и скафандра Увальня безмолвно свидетельствовали о недавней трагедии. От зонда тоже мало что осталось, – от взрыва Грифа и мины-паука он окончательно развалился. Уцелевшие фрагменты разбросало по округе. 

– Да уж… – в голосе Маулера слышалось разочарование, – не густо. Из этого мусора даже внешний вид воссоздать будет трудно… А от начинки вообще ничего не осталось…

– Да там и не было никакой начинки, майор! – Из-за смерти Богдана Илье было неприятно находиться в этом месте. – Когда мы его сняли с дерева, он уже был пустой!

– В нашей работе, главное, все как следует перепроверить, – назидательно ответил Цербер, – никогда не знаешь наперед, где могут скрываться ответы на вопросы…

Маулер вылез из Голиафа и начал бродить по лесу, рассматривая обломки зонда. Группа следила за обстановкой. Наконец Цербер закончил и, вернулся в кабину механоида.

– Спешиал, Спешиал, прием! – начал вызывать бронетранспорт майор.

– Слушаю вас Головной! На связи Спешиал! – ответила ему Лайз, – какие будут распоряжения?

– Следуй в точку 10-11, эвакуация!

– Вас понял! Минус 10 минут!

Через 10 минут Фея сделала «круг почета» над отрядом и уже было начала снижаться, как ее внимание привлекла стая летающих Зергов. Муталиски попали в странное природное явление – на относительно небольшом участке в воздухе появилось множество молний, беспрестанно бьющих все снова и снова! Хотя никакой грозой в воздухе и не пахло, тем более в такой местности! Под воздействием электрических разрядов, летуны начали падать в лес.

Майор живо заинтересовался происходящим:

– Внимание, Спешиал. Сократи дистанцию и продолжи наблюдение!

Дроп в ответ покачал крыльями и устремился на север. Через пять минут Фея доложила:

– Головной, в двадцати километрах севернее нашей группы находится небольшая колония Зергов! Вижу несколько первичных структур Улья, фиксирую активные перемещения живых существ и хаотические вспышки голубого цвета! Там что-то происходит, но ближе подлететь не рискну!

– Хорошо, возвращайся на исходную!

– Есть!

Молния ждала приказа. И он поступил:

– Группа, направление 10-6, вперед! Дозор – опережение 100 метров! Приготовиться к бою!

Чуть слышно загудели винтовки, закрылись лицевые щитки скафандров, полыхнули горелки огнеметов, и разведчики устремились через лес к таинственному природному явлению.

Они выполняли свой долг.

Уже через пару километров тишина умершего леса была нарушена – со стороны колонии доносились шелест, треск и шум невидимой пока схватки. Появившийся крип оповестил людей, что дом ксеноморфов уже рядом. До контакта остались считанные минуты!

Подбадривая себя криками, бойцы вырвались на открытое пространство и замерли от неожиданности – Зергов уничтожали не люди! Золотые доспехи, собранные в пучок длинные вибриссы, голубые энерго-клинки – вот что в первую очередь бросилось разведчикам в глаза. Эти воины уже уничтожили невероятное количество Зергов и раскромсали пару организмов-структур! Они двигались очень быстро, без устали рассекая живую материю необычными клинками. Голубые вспышки, замеченные пилотом, оказались защитным средством этих полугуманоидов-полурептилий, – кинетическая энергия ударов ксеноморфов гасилась энергетическим полем, окружающим каждого чудо-воина.

Лишь один Маулер, с высоты своего Голиафа видел целиком всю картину побоища. Помимо мельтешащих ящериц в доспехах, он увидел среди деревьев одинокую фигуру, парящую в полуметре от земли. На этом представителе неизвестной расы не было сверкающих лат. Его одежду составляла серебристая мантия с широкими наплечниками, на которой сверкали бирюзовые кристаллы и золотистые письмена. Голову Чужого венчала изящная полумаска, а сам он «стоял» воздев руки к небу, словно жрец, молящийся своему Богу. Его глаза полыхали алым светом. Судя по всему, он концентрировал свои ментальные силы, так как между его ладонями постепенно разрастался голубой шарик энергии!

«Это они!!!»

– Огонь! – металлический голос киборга подхлестнул группу. Противник был атакован.

Чудо-воины без промедления набросились на новую угрозу. Под очередями пуль энергетические щиты светились постоянно, отклоняя снаряды от заданной оружием людей траектории. Несколько гигантских прыжков и они оказались среди десантников! Взревели огнеметы, создавая огненную стену между людьми и…

…Перед Ильей возник золотой воин. Тренированный взгляд разведчика машинально отметил отличие противника от других его товарищей. У этого доспех был более изящных форм и лишь один, закрепленный на левой руке, двойной металлический клинок. Кромка лезвий которого светилась все тем же таинственным голубым светом, какой излучали энерго-клинки.

«Командир!» – пронеслось в голове у парня. Какие-то секунды они просто смотрели друг на друга. Лишь затем рука Чужого занеслась для удара…

«…Кто это?..»

Илью охватило непонятное чувство. В чем-то сравнимое с редкими вспышками его обостренной интуиции, но гораздо сильнее.

«ПРОТОСС».

От неожиданности откровения он утратил контроль над окружающей обстановкой…

«Они называют себя Протоссы – Перворожденные…»

Время остановилось.

Ярко-синие глаза светились яростью и фанатизмом. Где-то на задворках сознания Илья слышал, как ему кричали отходить. Вокруг полыхал огонь. Они вдвоем находились в эпицентре стихии, замерев на доли секунды в ментальном контакте.

«Эн Таро Адун!» – услышал/почувствовал Илья. В этом призыве содержалось что-то великое и значимое для воина-протосса. Имя великого героя. Призыв и прославление. И… соединение в конце пути…   

Это конец пути?

«Девчонка с русыми волосами, с серо-зелеными глазами…»

«Аннет!»

Протосс услышал его.

Сияющий клинок начал погружаться в скафандр человека. Грохнул подствольник. Гранаты били в упор. В смертельной агонии два разных разума, две сущности соприкоснулись еще раз… «Я Человек. Я Протосс…»

…А огонь все полыхал и полыхал…

…Харригана отбросило взрывной волной, но он быстро поднялся и, крича от ярости и горечи утраты, бросился вперед, включив огнеметы на полную мощность. Командир, друг, брат – погиб…

Плазма огнеметов самым губительным образом действовала на голубые щиты Протоссов. Под действием термической энергии они становились все тускней и тускней, пока не исчезали совсем. Несколько золотых воинов лишились своей защиты и были убиты. По крайней мере, Терранам хотелось в это верить, так как при получении фатальных повреждений чужаки не падали на землю, а исчезали во вспышке синего пламени!

Оставшиеся Зерги тоже не дремали, и кидались на всех подряд, внося в битву еще большую неразбериху. Разведчиков становилось все меньше и меньше. Кто-то нашел смерть от клинка Протосса, кого-то умертвил Зерг. Рейн убили, когда она пыталась помочь Сержанту, которого здорово зацепил Гидралиск. Сервомоторы скафандра Брайнса выполняли последнее указание потерявшего сознание хозяина, и крупный калибр разворотил зверя на маленькие кусочки уже без участия человека. Через несколько минут золотой воин добил беззащитных людей. Но и сам прожил недолго – Скорострел выстрелил в него из ручной ракетной установки подобранной у трупа Бомбы. Изрыгая проклятия, Макс подхватил ПС-20 и открыл веерный огонь по всему, что двигалось. Стрелок и Рецидивист оказались рядом и прикрыли его с флангов…

Их осталось только трое…

Свирепый фанатик подпрыгнул на четыре метра вверх и, занеся пси-лезвия в смертельном ударе, устремился к Скорострелу. Макса уже ничего не могло спасти, как неожиданно чужак упал пораженный электромагнитным полем. Системы его скафандра отказали. Очередь из пулемета оборвала его жизнь. Еще один Протосс практически лишился головы, пораженный выстрелом из пустоты. Но разведчикам некогда было выяснять кто помогает им в борьбе с врагом, они просто продолжали сражаться за свою жизнь…

…Голиаф не обращая на сумятицу на поляне, стоял на пригорке и лупил из автопушек по жрецу, находящемуся на другой стороне. Киборг во что бы то ни стало хотел уложить командира золотых воинов. Однако это оказалось не так-то просто. Из-за разрушенного Инкубатора вышел воин в массивных доспехах. Вместо энергетических клинков он был вооружен устройством отдаленно похожим на винтовку, только гротескного вида. Правда, как выяснилось буквально через десять секунд, «винтовка» была не только гротескным, но и грозным оружием. «Тяжелый» Протосс не стал размениваться на мелочи, сразу определив себе достойного противника. «Лайт-Ган» в его руках выстрелила непрерывным потоком ослепительной молнии в сторону Голиафа. Образовавшаяся электрическая дуга начала плавить металл машины. Киборг отреагировал мгновенно и бросил ходока за ближайшее дерево, попутно перенеся огонь на нового противника. Препятствие разорвало дугу, но ненадолго – Протосс сделал новый залп. На этом поединок закончился – в бой снова вмешалась таинственная сила. Стрелка молниями накрыл электромагнитный импульс. Он застыл неподвижной статуей, не в силах пошевелиться.

Пилот Голиафа сразу утратил к нему интерес. Ему был нужен другой Протосс. «Жреца» накрыл новый град снарядов. Фонтанчики камней, щепки от деревьев, вспышки попаданий в энерго-щит и… Вместо одного «святоши» стало три! Такого Маулер не ожидал. Троица начала перемещаться, скрываясь за деревьями, ныряя в воронки оставленные самоубийцами-террозергами, чтобы спрятаться от пушек Голиафа. Но майор не оставил им ни единого шанса, – сначала один, потом второй, исчезли в голубом облачке. Когда Маулер приготовился покончить с третьим, случилось невероятное. Новый «спецэффект» внезапно завершил сражение – неожиданно в пространстве возникла светящаяся энергетическая воронка и, после нескольких секунд вращения, она исчезла вместе с чужаками!

– Ушел, сучонок! – не в силах сдержать эмоций, проскрипел зубами Маулер, – упустил муху блядскую!

Стало тихо. Голиаф майора стоял на пригорке, словно памятник, прошедшей битве. Жерла пушек дымились. Ноги меха были завалены гильзами от снарядов. В черно-матовом стекле кабины отражалась Альфа Сара. Люди остались одни на поляне. Все Зерги были убиты, другие Чужие исчезли. Из Молнии выжили только три человека. И только один из них мог самостоятельно передвигаться.

Рядом с мехом материализовался человек. Костюм-хамелеон, мощная винтовка, за спиной массивный контейнер. Какое-то время ни человек, ни машина не подавали никаких признаков движения. Затем люк Голиафа открылся, и майор-киборг спустился на землю. Призрак открыл шлем, снял оптику и убрал с лица маску.

Минуту они молчали, разглядывая друг друга.

– Ты, – наконец произнес Маулер.

– Я, – ответил Призрак.

– Ник. – Киборг шагнул вперед и обнял неожиданного союзника.

– Брат. – Спец-агент улыбнулся. – Неожиданная встреча.

– Мы не виделись целую вечность. Я ждал тебя на базе.

– Я опередил график… но все равно опоздал. Биолог умер.

Маулер все понял.

– Его информация у меня. Но меня больше интересуют уроды, которые только что исчезли.

Следопыт оглянулся на поле боя, где Стрелок искал выживших. Кучи органической массы все еще трепыхались и истекали «кровью».

– Их зовут Протоссы, Курт.

– Что? – Киборг ухватил Призрака за руку и заглянул ему в глаза. – Откуда ты знаешь? 

– Я чувствовал их мысли.

– Нам нужно найти их, во что бы то ни стало!

– Я знаю, брат. – Ник покачал головой. – Нам нужно возвращаться.

Цербер еще раз посмотрел в глаза младшему брату, пытаясь овладеть собой. Потом он сплюнул и полез в Голиаф. Следопыт развернулся к полю боя и пошел осматривать останки. Скорострел и Рецидивист не в силах сдвинуться с места сидели на корточках. Сказывались повреждения скафандров и последствия стим-пака.

Быстрое прочесывание участка ничего не дало. Стрелок доложил безмолвной машине, что никаких остатков от золотых воинов обнаружить не удалось.

«Полный провал…» Маулер просто кипел от бешенства – положил лучших бойцов и в итоге: ни одного трофея! Как и тридцать лет назад, с той злополучной экспедицией!

– Спешиал, прием! Забирай нас отсюда!

– Сэр, – обратился к командиру Стрелок, – лейтенант Глазов…

– Говори!

– Его тело полностью сгорело.

– И что?

– Ничего, сэр. – Огнеметчик поднял руку с зажатым смертником. – Он был хорошим солдатом, майор. Мне жаль его.

До прибытия транспорта больше никто не произнес ни слова.

 «Мы еще встретимся», – исполненный мрачной решимостью повторял киборг, поднимаясь по пандусу транспортника, – «мы еще встретимся!». Автоматические кронштейны закрепили Голиаф на время полета. «Придет мое время».

Они заплатят за все.

* * *

Улей.

Массивный каркас, опирающийся на три опоры-«челюсти», возвышающиеся над ним в виде короны и утыканные огромными шипами. На вершине структуры – странный венчик, чем-то похожий на радарную установку. Хитиновый экзоскелет, внутри которого пульсировали гигантские органы структуры-организма. Проходы внутрь, напоминающие клоаку огромного земноводного. И вокруг него – стройные ряды коконов созревающих особей Роя.

Место рождения Зерга.

Улей чуть слышно гудел и пульсировал, словно сердце одной большой экосистемы, чем он впрочем и был.

Усталая, грязная, изрядно потрепанная бригада полковника спустя четыре дня после начала операции «Очищение», наконец вышла к подножию вулкана Урбан. Главный кластер находился здесь. В Долине Гейзеров колония Зергов имела только Логово – вторую из известных ступеней эволюции Инкубатора.

Всего четыре дня, а Аннет чувствовала себя постаревшей на десять лет. Психическое и эмоциональное напряжения достигло пика. Она стала раздражительной и нервной, готовая сорваться в любой момент. За четыре дня она не получила ни одного известия о группе Молния в общем, и от Ильи в частности. Хотя по плану, после окончания рейда за зондом, группа должна была прибыть сюда. Эта неопределенность сказывалась негативно на моральном духе командира Клинков. Конечно, в бою девушка забывала обо всем, и полностью отдавалась схватке но, в минуты отдыха дурные предчувствия терзали душу. Из доступных средств развлечения или, лучше сказать, отвлечения, была только музыка, которую транслировали по специальному каналу. Некоторые из солдат имели индивидуальные плееры, чтобы слушать то, что хочется. Иногда только музыка могла спасти бойца от хандры, и командование прекрасно это понимало.

Полковник Дюк прекрасно провернул операцию, – его танковый корпус показал себя во всей красе. Недаром Арклайты славились по всей Конфедерации своей универсальностью при наступательно-оборонительных действиях. Дюк работал словно по учебнику, прорывая оборону противника. Как только путь на Долину был открыт, несколько авиа-ударов в буквальном смысле слова разровняли участок, накрыв весь кластер. После такой зачистки, активность ксеноморфов заметно упала. Самоходная артиллерия огненным валом докатилась до шахты «Мастодонт», сжигая все на своем пути. Энергетические, напалмовые, осколочные, – тонны и тонны снарядов не оставляли не единого шанса любому сопротивлению. Транспортники еле-еле успевали обеспечивать запросы танкистов. Достигнув, промежуточной цели, штурмовая группа терран изменила направление наступления с севера на восток и устремилась к вулкану. Во время марш-броска бригаде пришлось еще два раза прорывать насаждения оборонительных структур Зерга.

Клинки и Церберы всегда были на острие атаки, чуть ли не зубами удерживая взятые позиции, – из колонии в квадрате 5 пришло несколько стай ксеноморфов, атакуя левый фланг войсковой маневренной группы. Но ветераны «по вопросам инвазии», во главе со своим лейтенантом, дали им прикурить.

Теперь все позади. Сердце колонии в руках у людей. Два дня ученым и саперам и, похоже, Урбан ждет новое извержение. Рукотворное.

* * *

По возвращении на базу, Аннет первым делом направилась к майору. Она даже не стала искать бойцов Молнии, справедливо полагая, что будь все нормально, они бы встретили своих товарищей. Но Клинков никто не встречал. На взлетно-посадочной площадке толпились только медики и техники. Отправив в нокаут торчащего возле двери отсека Маулера дневального, Аннет без стука вошла в комнату. Командир Церберов как обычно сидел за своим информационным мини-комплексом, и что-то изучал. Рядом с ним стоял человек в легком комбинезоне без всяких нашивок и знаков различия. Тем не менее, Аннет наметанным взглядом сразу распознала в нем агента класса «Призрак». Встретившись взглядом с девушкой, Маулер тяжело поднялся из-за стола:

– Здравствуй, лейтенант. Поздравляю вас с успешным возвращением!

– Где моя команда, сэр? – проигнорировав приветствие, задала вопрос Скивер.

Кровь прилила к лицу. Маулер еще ничего не ответил, но она уже знала, что он скажет.

– Аннет, – начал Маулер, первый раз назвав девушку по имени, – мы потерпели поражение…

Он снова замолчал. За свою жизнь он пережил столько товарищей, что сейчас все его чувства были надежно закрыты в глубине бездушной электроники. Иначе он давно бы уже сошел с ума.

Аннет ждала.

Наконец Цербер продолжил.

– Мы столкнулись с новым врагом, лейтенант. Очень мощным, сильным, превосходящим нас по всем качествам. И этот враг не принадлежит ни Зергам, ни людям! Это… они!

Он развернул монитор, и вывел изображение золотого воина.

– Своим теперешним видом, я обязан им!

Девушка безразлично смотрела на экран. Душу сжимали ледяные тиски, вытесняя все яркое и дорогое, оставляя лишь обжигающую холодом пустоту. В голове одна за одной на тысячи мелких стеклянных осколков разбивались несбывшиеся надежды и мечты. Жить стало незачем.

– Где МОИ бойцы? Где лейтенант Илья Глазов?

– Из всего отряда выжило только трое. Двое в тяжелом состоянии в госпитале. На ногах остался только Стрелок.

– Кто остался? – В душе затеплилась маленькая искорка надежды.

– Битюцкий и Харриган.

«Со мной такое не случится». Золотое Правило каждого человека не сработало. В один момент все рухнуло как карточный домик. Все. Последняя искорка, что Илья выжил, погасла под неумолимым ветром действительности.

– Как погиб Илья? – слова вырвались против ее воли, но она должна была ЗНАТЬ.

Майор не спорил. Ведь не смотря на то, что лейтенант Скивер не была в его прямом подчинении, он ощущал себя отцом тех людей, за которых нес ответственность. И в последние дни это касалось не только Церберов, но и боевых побратимов – Клинков.

Взаимное доверие важнее уставных взаимоотношений. А перед смертью все равны.

Рассказ и просмотр записи боя занял всего пять минут.

– Следопыт появился в последнюю минуту. – Маулер наконец представил Аннет своего гостя. Призрак кивнул. – Если бы не он, то не выжил бы никто.

– Сочувствую вашей потере, мисс Скивер, – сказал Следопыт, – вы всегда можете на меня рассчитывать.

Аннет выслушала, уставившись в одну точку и ни разу не пошевелившись.

– Он был хорошим солдатом, и выполнил свой долг до конца. Конфедерация возместит ущерб от его смерти родственникам… – Маулер решил подбодрить упавшего духом командира спецподразделения Клинков.

– Не надо высокопарных слов майор, – перебила его Аннет, – эти слова я слышала сотни раз, и сама произносила их столько же! Вы прекрасно знаете, что нет у него никаких родственников… Клинки – вот все его последние родные. Я и мой отряд… А вы даже не смогли забрать его тело…

– Может быть, его удастся подвергнуть процедуре восстановления…

– Клонировать то бишь? К черту! Это будет уже не он!

Майор все понял.

– Он был не посторонним для тебя человеком?

Вопрос подействовал на Аннет как ушат холодной воды.

«Он был не просто… Он был больше. Он был все, что у меня оставалось в этой жизни… »

Вслух она сказала:

– Мне нужно проверить своих бойцов.

Не дожидаясь ответа, она развернулась и покинула помещение.

Дойдя до своей комнаты, она закрыла дверь, и сняла с шеи медальон. Кристалл крутился на цепочке, пуская во все стороны бирюзовые зайчики. Не отрывая от него глаз, Аннет нашарила рукой в холодильнике бутылку спирта и стакан. Она вылила в стакан всю жидкость, не заботясь о том, что половина содержимого бутылки разлилось по столу и потекло на пол. Опустив кулон в стакан, девушка крепко сжала емкость и, прошептав: «Ну вот и все закончилось Илья… мой романтик… не суждено…», – одним глотком выпила спирт. После чего она повесила кристалл обратно на шею и с силой грохнула стакан о пол. Из глаз брызнули слезы. Словно прощаясь с любимым, в голове начали всплывать все моменты проведенные вместе с ним. Знакомство… Задания… Любовь…

Заревев как раненый зверь, она доползла до кровати, и дала волю чувствам.

Двадцать пять лет, а в жизни никакого просвета.

(1) Речь идет о произведении С.Кинга – Темная Башня 4: Колдун и Кристалл.

(2) Песня группы «Кино» «Печаль». Автор: В.Цой.

(3) Карапакс – в данном контексте – защитное покрытие-оболочка Зергов. Отличается высокой прочностью.

© Bobchik aka Looming
Статья написана: 2011-07-12 12:35:33
Прочитано раз: 15027
Последний: 2016-09-27 13:10:37
Обсудить на форуме

   Пока тут нет ни одного комментария, можете добавить первый.

  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top

7x pts rating
2499 protoss
[7x]KpeHgeJIb
protoss KpeHgeJIb.359
2499 pts
 
Stat: 119-96
Rate: 55.35
2266 terran
[7x]Control
terran control.341
2266 pts
 
Stat: 332-298
Rate: 52.70
2055 protoss
[7x]Smith
protoss smith.269
2055 pts
 
Stat: 289-257
Rate: 52.93
2020 protoss
[7x]QuanChi
protoss QuanChi.484
2020 pts
 
Stat: 478-461
Rate: 50.91
1947 protoss
[7x]Nerazim
protoss Nerazim.2325
1947 pts
 
Stat: 261-245
Rate: 51.58
1644 protoss
[7x]IGG
protoss Motörhead.647
1644 pts
 
Stat: 136-128
Rate: 51.52
1573 protoss
[7x]Lipton
protoss Lipton.725
1573 pts
 
Stat: 81-84
Rate: 49.09
874 zerg
[7x]jonk
zerg jonk.178
874 pts
 
Stat: 68-73
Rate: 48.23
709 zerg
[7x]Harius
zerg LiquidHarius.21800
709 pts
 
Stat: 42-5
Rate: 89.36
257 zerg
[7x]Masamune
zerg Masamune.571
257 pts
 
Stat: 11-1
Rate: 91.67
224 terran
[7x]Surprise
terran Surprise.698
224 pts
 
Stat: 12-7
Rate: 63.16
165 zerg
[7x]T1Mmi
zerg TiMmi.736
165 pts
 
Stat: 29-19
Rate: 60.42
54 zerg
[7x]Krash
zerg Krash.903
54 pts
 
Stat: 2-3
Rate: 40.00
1381 terran
[7x]Leon
terran Leon.1216
1381 pts
 
Stat: 217-216
Rate: 50.12
1108 zerg
[7x]Igon
zerg SevenXIgon.103
1108 pts
 
Stat: 48-50
Rate: 48.98
928 zerg
[7x]CrazyRabbit
zerg CrazyRabbit.780
928 pts
 
Stat: 39-26
Rate: 60.00
807 zerg
[7x]Raven_gg
zerg Ravengg.625
807 pts
 
Stat: 35-30
Rate: 53.85
560 random
[7x]Fen1kz
random Fenlkz.514
560 pts
 
Stat: 58-46
Rate: 55.77
290 protoss
[7x]Ashbringer
protoss Ashbringer.2446
290 pts
 
Stat: 9-20
Rate: 31.03
162 protoss
[7x]Kanzler
protoss Kanzler.870
162 pts
 
Stat: 5-4
Rate: 55.56

События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 28.09.2016 @ 06:24:48 MSK. Страница загружена за 0.241181 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта