История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Единение

Данный рассказ является логическим завершением центральной сюжетной линии Эпизода 0: Появление (история любви Ильи и Аннет). Тем не менее, для прочтения и понимания этой истории, НЕ обязательно знать содержание романа.

Кристалл… Он всегда теплый… Лучится энергией и дает силы… Силы, чтобы выжить. Силы, чтобы достичь своей цели…
Вернуться и найти её…
Аннет.
Я, Илья Глазов, в прошлом спец-агент и разведчик Конфедерации, сижу на парящей гравитационной платформе и потираю пальцами рубец на груди. Там, под слоем плоти, «впаянный» в грудную кость, пульсирует кристалл. Небольшой осколок бирюзового цвета, что однажды спас меня от смерти. Подарил вторую жизнь… Когда я и… Она… оказались в эпицентре лютой стихи огня.
За секунду до гибели произошло «чудо». Энергия моего талисмана синхронизировалась с излучением Её кристаллов, и – мы очутились ЗДЕСЬ.
Здесь, где из рода человеческого никто и никогда не бывал. Здесь я родился второй раз. А Она…
Она умерла.
Тот памятный бой был кровавым. И нелепым. Первый контакт с Протоссами – с разумными Чужими из космоса, состоялся на поле брани…
Зачем мы напали на Протоссов?
Это знает только Маулер, что отдал приказ на атаку…
Тринадцать разведчиков с командиром на Голиафе. Итого – четырнадцать человек.
Квад гуманоидов-рептилий, с «интрудером» во главе. Пять Протоссов.
И море Зергов… Полуразумных мутантов-инсектоидов.
Терране, Зерги, Протоссы…
Каждый сражался за себя. Не жалея и не прося пощады.
Каждый сражался до последнего.
Выжил ли кто из моих братьев – не знаю.
«Девчонка с русыми волосами, с серо-зелеными глазами…»
Я повторяю это изо дня в день. С тех пор, как попал в плен. И плевать, слышат ли меня Протоссы или нет. В данном предложении заключается моя Цель: Узнать ее судьбу. И если она жива, – осуществить то, что мы задумали.
Кристалл…
Кристалл помог установить контакт с чужаками.
Кристалл поможет сделать все остальное…

* * *

Я отвлекся от своих мыслей и огляделся по сторонам. Все как прежде. Я на борту космического флагмана Протоссов, носящего имя – «Гантритор». По-прежнему в плену у прямоходящих рептилий. Хотя, сказать по правде, пленом, мое присутствие здесь, назвать нельзя. Скорее, вынужденная необходимость.
Но это ничего не меняло. В любом случае я не могу уйти отсюда и начать поиски…
Я для них, извиняюсь за каламбур, для этих высокомерных ящериц – низшее существо. Благо только что в клетке не держат. А так – никаких контактов, ни каких разговоров на счет моей дальнейшей участи.
Лишь два Протосса проявляют ко мне явный интерес. Один – в научных целях, другой… как бы странно это не звучало – в личных.
Квазирад, первый из упомянутой парочки, находился неподалеку и, как обычно, занимался исследованиями.
Ученые… Дети Науки. Они всегда ищут возможность получить новые знания, не гнушаясь никакими средствами и методами. А Квазирад – настоящий исследователь. Его лаборатории позавидовал бы все яйцеголовые Конфедерации вместе взятые. Правда, термин «лаборатория» далеко не полностью отражает специфику этого места. Ученый-кхалай что только не делал здесь. Тут находились и многочисленные сканеры, и различные препарирующие «инструменты», мнемо-библиотеки данных, стасис-клетки с тяжелоранеными зилотами, и даже замороженные образцы особей Зергов. Сияние бирюзовых, голубых и желтых кристаллов, вкупе с голубой подсветкой «стеклянных» стен, окрашивало комнату умопомрачительными гаммами цветов. Ослепительно-белый свет вспыхивал лишь по мере необходимости, повинуясь безмолвным приказам хозяина этого места.
Я привык к такому освещению. Оно напоминало лазерные шоу дискотек Тарсониса, только без музыки. Сначала раздражало, а потом ничего – освоился.
Сколько я уже здесь?
Очень долго.
Нужно искать выход!
Но как?
Я знал лишь то, (спасибо Квазираду), что флот Протоссов покинул орбиту Чау Сара, испепелив планету. Дальше были какие-то перелеты, планеты, стычки с Зергами. Один раз даже было столкновение с нашим флотом. Но не думаю, что мы могли что-то сделать против такой мощи, а Квазирад не стал посвящать меня в подробности.
Из своего угла я постоянно наблюдал за кхалаем, изредка пытаясь разговорить его. Сначала, правда, он шел на контакт исключительно для своих целей, но потом, видимо попривык и потихоньку начал общаться чуть-чуть свободней. Очевидно, тяга к знаниям все-таки пересилила предрассудки.
В свою очередь, я тоже ушами не хлопал – впитывал любую доступную информацию. Как губка. Особенно в тех случаях, когда Квазирад «превращал» одну из стен лаборатории в большой экран, и начинал проводить изыскания связанные с продвижением флота Протоссов в нашем секторе. Планеты, звезды, астероиды, их состав и количество, наличие Терран и Зергов, прочие тонкости. Правда, был один существенный минус – я не знал письменности «товарищей», поэтому не мог прочесть ни единого символа. Так что приходилось довольствоваться лишь визуальной информацией.
Но это ничего. Три периода сна назад, мне повезло! Я узнал планету, что крутилась на стене-экране передо мною! Много голубого цвета – вода. Одно большое пятно оранжевого – материк. Парящие на фоне диска пятна стального цвета – орбитальные платформы.
Тарсонис!
Я узнал его! Флот Протоссов находится прямо у столицы Конфедерации – Тарсониса!
Что же случилось во Внешнем мире, за период моей изоляции? Почему Протоссы здесь? Неужели Зерги добрались и сюда?
Столько вопросов и ни одного ответа. Как и на главный вопрос. Где сейчас она? Где Аннет!?
От осознания собственного бессилия я сжал зубы так, что они скрипнули. Посмотрел на себя. Смешно. В таком наряде только в театре выступать. Протоссы, точнее Квазирад, «поделились» своей одеждой. Ее, правда, пришлось укоротить раза в два, и чуть-чуть расшить в плечах. Получилось что-то похожее на тогу, какие носили древней Земле. Малость непривычно, но – без разницы. Дальше лаборатории все равно не уйти. А про космос и говорить нечего. В качестве еды ученый давал мне бурду непонятного цвета. Из чего только он ее делает? Впрочем, не важно. Спецы могут прожить и не на такой баланде. Самое забавное то, что для «личных нужд» Квазирад выделил мне «горшок», который сам утилизировал «отходы», какие я любезно в него складывал.
О чем я думаю?
Что я могу сделать?...
Взгляд в стотысячный раз пробежался по лаборатории. Никаких зацепок. Ничего, что можно использовать для побега.
Часть стены растворилась. Я моментально скосил глаза туда. В проеме обозначился гость.
«Спайсидиус!»
Я обрадовался. Спайсидиус был вторым, кто обращал на меня внимание. Что и говорить, – на это у него были свои причины…
Выполняя задачи Экзекутора Тассадара, «долговязая ящерица» редко бывала на Гантриторе. Но Квазирад сказал, что при каждом посещении он всегда заходит ко мне.
Спайсидиус…
Как ни странно, нас с ним связала смерть. Я сошелся с Ней в смертельной схватке, и Она принесла меня сюда, подарив мне жизнь. Только Зерги не дали шанса выжить Ей.
После той битвы я потерял все. Как и Спайсидиус.
Это нас сблизило.
Потеря любимых.
Миранда – моя спасительница, умерла у него на руках.
А Аннет… моя любовь…
Сгорела.
И целая планета сгорела вместе с ней.
Ради нее я готов на все… Лишь бы она жила…
Протосс приблизился ко мне. Его платформа остановилась в метре от моей. Как и всегда, он был в белой тоге, подпоясанной голубым поясом. На шее – кровавая повязка, за спиной – двойной клинок. Я прекрасно помнил этот клинок – одно из его лезвий побывало в моей груди.
Это было давно.
Неизвестно откуда взявшиеся тени окутывали лицо Спайсидиуса непроглядным мраком. Я видел лишь черный силуэт черепа, с полыхающими красными глазами.
До смерти Миранды они были синими…
“Здравствуй, Спайсидиус”, – мысленно поздоровался я.
Протосс еле заметно кивнул, отвечая на приветствие.
Я уже привык к такому общению – без звука. Протоссы не разговаривали как люди – они обменивались фразами телепатически.
Мы «замолчали». Тишину нарушал еле слышимый гул механизмов корабля. «Молчание» длилось минуть пять. Ящерица сидела и сверлила меня глазами. Я отвечал ему тем же.
“Как война?“ – наконец осторожно поинтересовался я. – «Ты знаешь, что это за планета?»
“Да, Илья“. – Моему удивлению не было предела – в первый раз Спайсидиус назвал меня по имени! До этого он обращался не иначе как - «Человек»! – “Зерги катятся лавиной, которою не можем сдержать даже мы. Мы одерживаем победу за победой но, – проигрываем войну. Твои сородичи – слепцы. Они не только не пытаются противостоять Зергу, – они сражаются друг с другом, сводя к нулю все шансы на выживание как расы“.
“Поэтому мы у сердца нашей цивилизации?“
“Да“.
Это беззвучное «да», тяжелым камнем упало мне в душу. Застучало в моем мозгу, отсчитывая последние секунды до начала казни. До полного уничтожения человечества.
В глазах помутнело.
“Тассадар… Экзекутор. Он собирается сжечь Тарсонис?“ – Я отвел взгляд. Смотреть в глаза существу, чьи братья виновны в смерти миллионов людей, было выше моих сил. Закипевший во мне гнев выплеснулся наружу.
– Когда-нибудь я убью его!
Услышав мой вопль, Квазирад прекратил свою возню с аппаратурой и застыл неподвижной статуей. Уставился на меня.
“Нет“.
Еще один тяжелый камень.
Спайсидиус вытащил из-за пояса кристалл с мнемо-записью и протянул его мне.
–Что это?
“Экзекутор не будет уничтожать планету. Он решил снова дать шанс твоим сородичам, несмотря на то, что они не хотят жить. Однажды мы помогли вам в одной системе, но дипломатического диалога не получилось. Терране сбежали с обреченной планеты, оставив ее Зергу“.
Я опешил. Вот так поворот. Об этом я не знал.
Квазирад бесшумно подплыл ко мне и вытащил из моих рук кристалл. Не говоря ни слова, подключил к устройству считывания. Развернувшаяся голограмма засверкала всем красками ожесточенного сражения.
Протоссы, Терране, Зерги …
Они сражались на космической платформе, погибая десятками и сотнями. Благодаря приличной высоте съемки, я прочитал огромные буквы на плитах платформы.
«Новый Геттисберг».
Орбитальная станция содрогалась от взрывов. Глядя на беззвучную «картинку», я не мог уложить у себя в голове, что все это происходит на самом деле. Как вообще такое могло случиться!
Панорама сменилась, и теперь я видел платформу полностью. Агонизирующее существо. А взрывы – это кровь, толчками выплескивающаяся из глубоких ран. Огненные бутоны расцветали с завидным постоянством. На моих глазах часть платформы отвалилась и начала сходить с орбиты. Рваные края моментально покрылись белой изморозью от вырвавшихся в вакуум газов.
Панорама снова сменилась. Разрушенный город.
Зерги, Протоссы, Терране…
То же самое. Добавились лишь мечущиеся в панике гражданские, с каждой секундой уменьшающиеся в числе. Если золотое воины непреклонно очищали территорию от Зергов, то раздробленные отряды людей теряли позиции и исчезали под бесчисленными телами атакующих ксеноморфов.
Я застонал. То, что я пережил на Чау Сара, я и мои ребята, по сравнению с этим – мелкая пылинка рядом с ураганом, что развернулся в святая святых нашей цивилизации.
«Нет. Нет! Не-е-ет!!!»
Звериный рык помимо воли вырвался из горла. Не в силах смотреть на истребление, я уронил голову на грудь. Пальцы в бессильной ярости заскребли по одежде, и вцепились в волосы. Зубы скрипели от бешенства, а изо рта вылетали и вылетали самые черные и грязные ругательства.
Я никогда не думал, что такое возможно.
Оба Протосса, чувствуя мое отчаяние, изменились в лицах, – чешуйчатая кожа посерела, полыхающие глаза потускнели. Спайсидиус положил руку на мое плечо. Несвойственный жест для высокопарных Перворожденных. Холод шершавых пальцев отрезвил меня. Я взял под контроль бушевавшие во мне эмоции.
«Илья, и ты, и я – воины. Защищать братьев и сестер – это наша святая обязанность. Терять их – наш удел и проклятие. Только так, и не иначе».
«Мы…»
Я поднял глаза. Хотел что-то сказать, но перед внутренним взором вспыхнуло воспоминание: Спайсидиус на коленях у тела Миранды. Кровь из ран капает на пол, словно слезы. У девушки-протосса разорвана грудь. Трупы Брудлингов валяются рядом… Сородичи стоят вокруг, не в силах ничего изменить…
«Да, Спайсидиус…» Я обхватил пальцами руку Протосса. Помедлил.
– Я должен быть там. Среди своих.
Глаза Спайсидиуса вспыхнули алым огнем. Четырехпалая кисть сжала мое плечо.
«Это. Решать. Экзекутору».
Если в глазах интрудера бушевал огонь, то телепатема была холодной, как сердце айсберга.
«Тогда ЗАЧЕМ ты показал мне ЭТО?»
Мы застыли, сверля друг друга взглядами.
Две разные культуры, две разные цивилизации.
Наконец Спайсидиус ослабил хватку.
«Ты знаешь о существовании других кристаллов Хайдарина у людей?» – неожиданно спросил он.
Я вздрогнул. Вопрос застал меня врасплох. Память автоматически нарисовала два образа. Аннет и Маулер. Я лично вручил им по кусочку кристалла. Только почему долговязая ящерица спрашивает об этом?
Надо отвечать.
«Ты прекрасно знаешь, Спайсидиус, что есть еще два кристалла. Твой дружок, – я кивнул в сторону Квазирада, – давным-давно промыл мне мозги, и узнал всю мою подногтную».
Квазирад, услышав обращение, спохватился, что вместо того, чтобы заниматься делами, он уже как две минуты стоит и слушает чужой разговор. Сделав знак Спайсидиусу – «если что, я весь во внимании», он вернулся к работе с инфо-панелью.
«Сканируя пространство, мы перехватили отклик одного кусочка кристалла», – сказал интрудер.
О чем это он?
Я сначала не понял, что имеет ввиду прямоходящая ящерица. Затем понимание тяжелым обухом врезало по сознанию.
«ЧТО?»
«Наш обсервер засек частоту и приблизился к источнику. Им оказался боевой крейсер типа “Бегемот” входящий в группу сил атакующих планету. Носитель кристалла находится там».
«Кто-то выжил!!!»
Крупные капли пота выступили на лбу и висках. Сердце колотилось так, словно это не сердце, а крупнокалиберный пулемет. Сознание помутилось. Интерьер комнаты то расплывался, то обретал удивительную четкость. Выстраивающиеся в голове логические цепочки рушились, под напором одной единственной мысли.
Надежды.
«Аннет! Она жива!»
Если она жива, – я найду ее.
Я недобро усмехнулся.
Да, я пленник. Я даже не просто пленник, а пленник разумных гуманоидных рептилий, обскакавших в развитии человечество не на одну сотню стандартных лет. Но это не значит, что у меня нет шанса на борьбу. Как справедливо заметил Спайсидиус, я – воин. А значит, я должен сражаться во имя своей цели при любых условиях. Но это еще не все. Я не только воин. Я еще…
Дипломат.
«Спайсидиус».
Я посмотрел ему в глаза.
Протосс видел меня насквозь.
Неважно.
«Илья?»
«Я должен проникнуть туда».
«Чтобы вернуть кристалл нам? И увидеть обладателя кристалла?»
«Ты поможешь мне?»
Я не сомневался, что он сразу вычислит меня. Я не сомневался и не боялся этого. Я также не сомневался в ответе, который даст мне Протосс.
Почему?
Не знаю.
Снова противостояние взглядов. Воли. Душ. Мы многому научились с момента первого столкновения на захолустной планете Чау Сара.
Прощению. Пониманию. Взаимопомощи.

«Да».
Квазирад выронил из рук какую-то хреновину.

* * *

Все оказалось проще, чем я предполагал. И вместе с тем, все это походило на полное безумие. Только что у нас на глазах, братья Спайсидиуса гибли десятками на Новом Геттисберге, а он решил помочь мне – чьи собратья-волки несли за их гибель полную ответственность.
Сыновья Корхалла. Шакалы, терзающие смертельно раненого льва.
В чем Протоссы и отличаются от нас, так это в единстве.
Квазирад не задавал лишних вопросов. Он все знал и понимал. Мы проплыли за ним в другой отсек, и я обнаружил там целую коллекцию нашей амуниции! Тут были и скафандры, и образцы вооружения, и прочие трофеи.
«Экзекутору Тассадару известно?» – глядя на «коллекцию», спросил я. Кое-какие из образцов требовали ремонта, но, из всей кучи я уже высмотрел необходимое снаряжение.
«Как интрудер, я могу взять на себя ответственность за проведение подобной операции. Моих полномочий вполне достаточно».
Через час я стоял облаченный в костюм-хамелеон типа «Призрак» и с винтовкой С-20А в руках. Удивительным оказалось то, что я смог активировать механизм маскировки! В Академии мне доводилось пользоваться подобной амуницией, но из-за низкого пси-потенциала я там продержался всего несколько курсов. Пока «специалисты по мозгам» окончательно не поставили на мне крест, как на агенте класса «Призрак». Но сейчас находящийся в моем теле кристалл усилил зачаточные пси-способности и я смог заставить костюм перейти в режим невидимости!
Открытие обрадовало меня. Дополнительный тактический плюсик в предстоящей отчаянной операции не помешает.
Спайсидиус и Квазирад забеспокоились, когда я, у них на глазах, «растворился» в воздухе. Если бы не платформа, на которой я стоял, найти меня на фоне мерцающих синих огней, было бы практически нереально.
«Все нормально», – произнес я, появившись. – «Это наше секретное оружие».
«Я знаю». – Алые глаза Спайсидиуса вспыхнули. – «Именно такой человек решил тогда исход боя!»
Телепатема открылась перед моим внутренним взором. Выстрел из пустоты. Протосс-виндикейтор встал, парализованный магнитным полем. Еще один выстрел. Протосс-зилот исчез в голубой вспышке с простреленной головой.
«Да». – Слова оправданий были бессмысленны. Война.
Я посмотрел за спину Спайсидиуса, на стасис-капсулы с воинами. Огоньки у оснований клеток, сигнализировали о том, что Протоссы находятся в глубокой заморозке.
На войне – как на войне.
Глаза Спайсидиуса потухли, означая, что прошлого не изменить.
«Эти доспехи мы обнаружили на мертвом человеке возле устройства, испускающего призыв к Зергам. Там, внизу», – добавил он.
«Тарсонис!»
Я отбросил мысли о гибнущей планете. Нужно сосредоточиться на деле. Разработать план перехвата моей девочки, или нового владельца кристалла.
– Я предлагаю вылететь к месту обнаружения кристалла, а там действовать по ситуации, – произнес я вслух, чтобы ощутить вес решения.
Спайсидиус не колебался.
«Принимается». – Не задерживаясь ни на секунду, он поплыл к выходу.
Отсалютовав винтовкой Квазираду, я поплыл за интрудером. Мне показалось, что в желтых глазах кхалая плескался огонь…
Сочувствия?
«Да».
Телепатема Квазирада коснулась моего разума мягким крылом.
«Удачи тебе, Илья».

* * *

Когда наш шаттл вылетел с Гантритора, и мы со Спайсидиусом расположились в магнитных коконах, я задал ему вопрос.
«Почему ты решил помочь мне?»
«Я хочу увидеть ту, которая дороже тебе собственной жизни, и жизни целой планеты».
Я покраснел. Несмотря на то, что я глубоко переживал за судьбу людей Тарсониса, личное горе было сильней. Я здорово изменился с тех пор, как начал служить в славных Клинках… Не знающий ничего, кроме интересов Конфедерации, именно в Клинках, я впервые поставил личные интересы на первое место. И оно, право, стоило этого.
«Девчонка с русыми волосами, с серо-зелеными глазами…»
Но все человечество?
Что я могу сделать для планеты?
Погибнуть за них?
За людей, которых я не знаю. Которые жили здесь как в раю, в большинстве не думая о том, что находится по другую сторону забора.
«В этом наше различие».
– Что?
«В единстве. Перворожденные, все как один, готовы умереть за нашу колыбель. За Аиур. Во славу его».
Я посмотрел на Спайсидиуса, а потом на Тарсонис. Приборы позволяли развернуть внутри челнока любой ракурс пространства за бортом. Голубой диск планеты то и дело перечеркивали яркие искры падающих звезд. Мимо челнока проносились мелкие частички материи, оставляя на силовом поле голубые росчерки.
«Все меняется. И непоколебимые устои могут разрушиться в один момент, под действием неумолимой силы Рока…». – В голове отдавались призывы умирающих Перворожденных. – «Эн таро Адун!».
«Я не осуждаю тебя, Илья. Ваша раса состоит из индивидуумов, личностей, которые пестуют личные интересы выше племенных. Вы, на грани уничтожения продолжаете воевать друг с другом, вместо того, чтобы объединиться. На заре становления Перворожденные тоже выучили этот урок».
– Я готов пойти на это. – Сам того не замечая, я начал говорить вслух. – Когда смертельно больному нельзя помочь, то его лучше пристрелить, чтобы не мучался. У нас есть и другие миры кроме этого. Пусть сегодня мы проиграем, но завтра – победим.
«Девять ваших миров уже пали под натиском Зерга. Теперь там пустыня».
«Девять!? Девять!!!»
Я больше не хотел об этом говорить. Не хотел даже думать о том, как нас загнали в угол. Конфедерации больше нет. Тарсониса, Чау Сара и семи других миров тоже – нет.
Усилием воли я успокоился. У меня сейчас только одна цель. И я должен достичь ее.
«Спайсидиус».
«Да».
«Мне нечего сказать».
Я отвернулся.
Буквально через минуту мы подошли к периметру зоны ведения боевых действий.
Обсервер висел на прежнем месте и исправно транслировал нам координаты источника излучения. Зерги и Терране не беспокоили наш со Спаем шаттл, так как основное столкновение происходило вблизи орбитальных платформ и в атмосфере планеты. Также стало очевидно, что мой Бегемот не простой крейсер, раз не участвует во всеобщей заварушке. Мы затормозили на приличном расстоянии от него, чтобы не попасть под недремлющее око систем слежения. Хаос из различных обломков способствовал нашей маскировке.
Теперь мне могла помочь только удача.

* * *

Удача. Непредсказуемая переменная судьбы иногда с легкостью перечеркивает все казалось бы, неотвратимые последствия от взаимодействия констант обстоятельств…
И сейчас я молил об удаче как никогда в жизни.
Как я буду действовать на территории вражеского корабля, меня мало волновало – научен в свое время. Но прежде мне надо проникнуть к мятежникам на борт.
Как?
Варианты конечно были. Например, каким-то образом захватить транспортник и, выдавая себя за «Сына Корхалла», попробовать стыковаться с крейсером. Или еще лучше – захватить Фантом и, используя маскировку, опять таки, проникнуть в посадочные ангары крейсера. Благо в трюме челнока Протосса может разместиться как и Дроп, так и стеллс. Но как «поймать» их в открытом пространстве, в боевой обстановке?
Я даже вполне серьезно рассматривал вариант использования костюма-хамелеона. Включить невидимость, и, используя винтовку как двигатель, приблизиться к Бегемоту. Желательно прикинувшись трупом. Только у операторов систем слежения возникнет вполне резонный вопрос. Что делает Призрак в космосе? Даже если он труп? И, чтобы не отвечать на него, просто сожгут меня на подлете. И все дела. 
Удача благоволила мне. Все вышло иначе. Моя цель сама нашла меня.
Пока мы со Спаем висели в ожидании подходящего «средства проникновения», Объект покинул крейсер.
Увеличив глубину восприятия картинки, (благо Обсервер Протоссов без проблем позволил сделать это), я увидел, как транспортный бот удаляется от крейсера в направлении одной из орбитальных платформ. Мудрая техника Перворожденных просчитала траекторию движения шлюпки и отрисовала ее перед нами. Светящая линия вела в самую гущу сражения. Туда, где непрерывно возникали гигантские голубые вспышки. Мне понадобилась всего секунда, чтобы определить, что это за источник энергии.
Ионная пушка. Щит Тарсониса и Конфедерации, оказавшийся бессильным против мириадов Зергов.
Вот он! Шанс!
Мой шанс.
– Спайсидиус, - закричал я, - летим! Попробуем поймать его в транспортный отсек!
«Поддерживаю», – невозмутимо «сигнализировал» мне Протосс. – Я создам две иллюзии ваших Фантомов, словно они преследуют наш шаттл. Военная хитрость не помешает.
«Хорошая идея», – уже телепатически одобрил я. – «Вооружение на челноке есть?»
«Нет».
Я бросил быстрый взгляд на Протосса. Спайсидиус сосредоточился на управлении кораблем. Двойной клинок тускло поблескивал в голубом свете кабины, когда его хозяин совершал резкие маневры среди хаоса космического сражения. Концы длинных вибрисс интрудера тяжелым жгутом исчезали в специальном гнезде.
Чтобы не чувствовать себя багажом, я на десятый раз проверил амуницию и оружие.
Все в порядке.
Осталось немного.
Расчет оказался точным. Маленький бот не устроил выкрутасов, когда его неожиданно догнал шаттл Протоссов со всех сторон атакуемый Фантомами. Очевидно пилот бота знал, что транспортники Чужих (как впрочем, и наши) не имеют оружия. Он продолжал лететь прежним курсом, как тут-то мы его и «проглотили».
Золотой челнок навис над шлюпкой и, через мгновение, средство перелетов между платформами, оказалось в его чреве.
Спайсидиус тут же выполнил боевой разворот и устремился прочь из опасной зоны. За нами было увязалось несколько Муталисков, но галлюцинации Фантомов отвлекли их, и Зерги остались позади.
«Я иду».
С этой мыслью я подошел к машине. Серебристый параллепипед. Носовая грань скошена, створки входного отверстия раскрашены черно-желтыми линиями. На каждом углу – сигнальные фонари. Небольшой маршевый двигатель. Четыре дюзы в задней части корпуса для выполнения маневров в космосе.
Ни единого звука. Все, что я слышал – это биение своего сердца, и шум крови в ушах.
За тонкой металлической перегородкой скрывались все ответы на мои вопросы. Там скрывалась…
Надежда.
Ноги подкашивались от предательской слабости. Волны чувств накатывали одна за одной. От страха разочарования, до трепета предвкушения.
Аннет. Моя любовь.
Но как попасть внутрь?
Я приблизился к фронтальным видеокамерам бота, чтобы пилот смог увидеть, что я – человек. Хотя маску Призрака я не стал пока снимать. Так будет лучше.
Винтовку убрал за спину. Жестами обозначил: «ОТКРОЙТЕ».
Ничего.
Снова: «Откройте!».
Сложил пальцы на руке в знак «ОК» и показал невидимому собеседнику.
Или собеседникам?
Я не знал, сколько людей могло быть в боте. Но это было не важно. Главное, что носитель кристалла находился внутри.
Меня поняли. Черно-желтые створки начали раскрываться.
Я ждал. Боролся с чувствами, но ждал. Я прошел через многое, ради этого момента истины. Движение створок определяло мою судьбу. Всю мою дальнейшую жизнь.
Когда ход дверей закончился, и щелчок возвестил о том, что створки зафиксированы, я сделал шаг вперед. Сделал шаг в чрево шлюпки, навстречу неизвестности. Шагнул из голубого (цвет надежды и веры) освещения шаттла, в красный (цвет тревоги и страха) свет бота.
Один шаг, другой. Как во сне я преодолел расстояние до человека, стоящего рядом с креслом пилота. Он был один. В простом комбинезоне. Лицом ко мне. На голове гарнитура с электронным видоискателем, закрывающим один глаз. Объектив видоискателя горел зеленым.
Ни одного движения. Человек стоял и наблюдал за тем, как я приближаюсь. Рука покоилась рядом с пистолетом.
Приблизившись на расстояние двух метров, я поднял руки и медленно, очень медленно, снял маску.
Для меня больше не существовало ничего. Ни войны. Ни Зергов. Ни Протоссов. Ни агонизирующего Тарсониса.
Только…
– Аннет!
Голос сорвался. Ком подкатил к горлу и намертво перекрыл доступ к кислороду. С губ слетали беззвучные слова. Руки безвольно повисли вдоль тела. Не осознавая, что я делаю, я опустился на одно колено.
Я смотрел на нее, не в силах сделать что-то еще.
Она стояла передо мной. Моя любовь. Эта была она. Изменившаяся, замученная, но все же – она.
Моя девочка, с русыми волосами и серо-зелеными глазами.
Аннет.
– Аннет, – повторил я ее имя.
Окружающая обстановка растворилась в каком-то тумане. Исчезла за порогом восприятия. Где-то там шла война. В реальном времени остались лишь только она и я.
Она, как сомнамбула, избавилась от гарнитуры и окуляра. Прибор упал на пол. Моя девочка тоже опустилась на одно колено, чтобы быть на одном уровне с моим лицом. Взгляд ее прекрасных глаз впился мне в лицо. Проник в душу. Обжег.
– Ты кто? – сказала, наконец, она.
Звуки родного голоса. Как я мечтал его услышать!
Я слышал его! Только смысл произнесенной фразы осознал не сразу. Я смотрел на нее во все глаза, упиваясь каждой черточкой лица. Моя девочка изменилась. Короткую женственную стрижку сменил грубый ежик. Губы, которые я помнил мягкими и податливыми, крепко сжаты. Кожа у глаз покрыта сеточкой морщин. Подбородок и левая щека в шрамах. За левым ухом что-то блестит. С особой нежностью я отметил, что россыпь веснушек на носу осталась прежней.
– Аннет, это я.
Мы так и стояли на коленях друг против друга.
– Илья мертв, – глухим голосом сказала она. – Ты кто? Его клон?
Я все понял. После того боя в лесу, меня могли считать только мертвым. Даже если кто-то выжил, последнее что они видели – меня, сгорающего в огне.
– Нет! – Я торопился ей объяснить ситуацию, так как видел, как ее лицо темнеет от тяжелых воспоминаний и горя. – Энн, я не клон! Я выжил в том бою! Попал в плен к Протоссам! Мы сейчас на их корабле! Я искал тебя, думал, что ты погибла на Чау Сара! Я пришел за тобой!
Ее глаза засветились. Ожили. Она схватила меня за руки и начала пристально всматриваться в мое лицо. Ее крепкие пальцы начали ощупывать меня, поднялись к плечам, перешли на шею, прикоснулись к лицу.
Как птица Феникс возрождается из огня, так и мы возрождались друг для друга, купаясь в красном свете аварийного освещения бота, заново обретая друг друга.
– Илья! – наконец выговорила она мое имя. – Живой!
Она подалась вперед и прижалась ко мне. Замерла. Немного отстранилась, взяла в ладони мое лицо.
– Я люблю тебя! – сказала она.
Резким движением я обхватил ее руками и притянул к себе. Начал целовать ее щеки, глаза, губы, лоб, шею. Остановившись на секунду, глядя ей в глаза, выдохнул:
– Я люблю тебя, Аннет!

* * *

Остальное уже не важно.
Мы соединились, чтобы больше не разделяться.
Я познакомил Аннет со Спайсидиусом. Она не стала пытаться его убить, или проклинать его, за то, что сделал его народ с нами. Много воды утекло с первого появления Протоссов. С уничтожения Чау Сара. Последующие события уже ясно показали – кто друг, а кто – враг.
Спайсидиус помог нам выполнить миссию по спасению Рейнора и Бёрда. Мы проникли на «Молот» и свели платформу с Ионной пушкой с орбиты, открыв боевым побратимам Аннет выход в космос. Хоть я никогда не встречался с ними, думаю, они – настоящие герои. И, возможно именно они спасут нашу расу от уничтожения. А Менгск заплатит за разрушенный Тарсонис. Заплатит за то, что отдал нашу колыбель Зергам.
Мы ушли с Тарсониса. Все, кто там был, – либо погибли, либо ушли. Мир праху его.

* * *

«Илья, какое ты предполагаешь дальнейшее развитие событий?»
Телепатема Спайсидиуса прозвучала в голове совершенно неожиданно. Окрыленный счастьем, я совсем забыл о времени и о том, где мы находимся. Сколько времени мы провели вместе уединившись в приснопамятном боте – я не знал. За это время Аннет успела чуть-чуть поделиться со мной тем, что скопилось у нее на душе. Сбивчиво, перескакивая с одного на другое, в двух словах она рассказала, как изменился мир. Как мы проиграли битву на Чау Сара… Как ее спас призрак по имени Следопыт… Как, в качестве агента, она попала на Мар Сару, где познакомилась с Бёрдом и Рейнором… Как была потеряна Мар Сара… Как Конфедерация предала их всех, и как они отвернулись от Конфедерации и оказались в рядах Сыновей Корхалла… Как была потеряна Антига Прайм… Как Протоссы помогли людям покинуть Антигу, и как Керриган потом «отплатила» им за это… Какое преступление против человечества совершил Менгск и каким образом Зерги пришли Тарсонис…
«Да, Спайсидиус. Мы идем», – мысленно ответил я Протоссу.
Мы вышли из бота, где провели последние несколько часов, наслаждаясь друг другом. Спайсидиус ждал нас в рубке управления. Шаттл по-прежнему висел в системе Тарсониса. Глядя в черноту космоса, мы с Аннет отчетливо ощутили нашу оторванность от остального мира Терран.
Пришло время расставания.
Мы знали это.
«Когда Тарсонис погибал, мы засекли направленный луч сообщения, уходящий за пределы сектора Копрулу. Туда, где по нашим данным нет человеческих поселений», – сказал Спайсидиус. – «Ты знаешь, куда?»
– Нет, – сказал я, – не знаю, но догадываюсь. Наши предки прилетели сюда с Земли – с прекрасной планеты, расположенной где-то далеко-далеко от Копрулу. И я уверен, что среди нас есть шпионы, которые поддерживают связь с правительством Земли.
Я посмотрел на Аннет. Она кивнула мне, в знак согласия.
– Мы полетим туда. К Земле. – Неожиданно для самого себя выдал я. – Аннет, ты хочешь увидеть Землю? У нас не осталось родины, но может родина наших предков станет нашим новым домом?
– Да.

* * *

Прощание со Спайсидиусом было недолгим. Флот Тассадара уходил к планете пепла – Чар. И мой… друг? Уходил вместе со своими братьями.
Спай отдал нам свой шаттл. Мы отдали ему свои медальоны-смертники. На память. Нам они больше не нужны.
Мы все продумали. У нас есть шанс.
Об энергии мы могли не заботиться. Машины Протоссов – идеальны. Сам космос – неисчерпаемый источник энергии для его двигателей. Еда? Много ли нам нужно еды, если большую часть пути мы преодолеем через варп-пространство? Даже если мы полетим своим ходом – у нас есть колбы стасиса, где мы можем «спать» сколько угодно. И, кроме того, зря, что ли я столько времени питался бурдой Перворожденных? Сего высококалорийного продукта, (о наличии запаса которого позаботился предусмотрительный Квазирад), нам хватит не на один год полета. «Счастливый» транспортный бот также остался в трюме. Он еще пригодится. А пока – послужит нашим временным «домом» – пока мы с Аннет не узнаем друг о друге все, до самой последней мелочи.
Но то еще не все. Мы с Аннет изменились. По иронии судьбы, после наших «мнимых» смертей, нас… усовершенствовали…
Когда-то я очнулся после «смерти» с кристаллом Хайдарина в грудной клетке. Теперь, владея частичкой пси-энергии Протоссов, я стал матерым псиоником. Телепатия, телекинез, гипноз на расстоянии – неплохой спектр возможностей для несостоявшегося в свое время Призрака. Теперь я могу не только заставить «исчезнуть» костюм-хамелеон, но могу сделать невидимым целый шаттл.
Когда Аннет была при смерти, то во время реанимации хирурги интегрировали в ее тело несколько кибер-имплантантов, в результате чего она приобрела функции мнемоника. Через шунт за левым ухом моя девочка теперь может подключиться к любой информационной системе людей и манипулировать любыми данными.
Но самое главное «усовершенствование» – это то, что мы любим друг друга.
Так что не пропадем.
Мы устремились к Земле – к нашему новому дому. Как нас там встретят, мы не знаем. Но мы, с нашим оснащением и способностями, сумеем добраться до нее и затеряться среди людей. Хоть болидом, хоть невидимкой – мы попадем туда.
Мы сможем. Мы это знаем.
Мы покидаем сектор Копрулу. Покидаем Тарсонис. Опустошенную колыбель цивилизации Терран. Покидаем, чтобы никогда не вернуться.
Я – Илья Глазов, экс-разведчик специального корпуса вооруженных сил Конфедерации, Аннет Скивер – командир спец-бригады «Клинок» внутренних сил безопасности Конфедерации корпуса Альфа.
Мы есть друг у друга. Это главное. И мы улетаем. С надеждой на будущее и верой во спасение.

октябрь-декабрь 2008

© Bobchik (Looming)
Статья написана: 2012-07-29 08:00:02
Прочитано раз: 8781
Последний: 2016-12-03 00:51:17
Обсудить на форуме

   Пока тут нет ни одного комментария, можете добавить первый.

  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top
События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 03.12.2016 @ 20:35:53 MSK. Страница загружена за 0.069212 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта