История Терран
История Протоссов
История Зергов
StarCraft - FOREVER!
7x Team Logo
 
 
 Авторизация
Регистрация
Новости
Команда
Файлы
StarCraft 2
Статьи
Стратегии
Библиотека
Юмор
Редактор карт
Партнеры
Реклама


 Железка с начинкой

Как же все-таки права народная мудрость: что имеем, не храним, потерявши – плачем. Думал ли я, что однажды какая-то железка с начинкой будет значить для меня больше, чем все в мире и вся моя жизнь вместе взятые? Не доводилось. Однако сейчас, когда я в западне, есть повод и подумать и поплакать.

Я в ловушке. Ни сбежать, ни сдаться, ни дорого продать свою жизнь. И весь сыр-бор из-за одной сущей безделицы, одной-единственной пустяковины, которую я умудрился банальным образом посеять.

Патрон к карабину… Железка с начинкой. На войне подобного добра навалом. Но эта штуковина оказалась тем самым моментом истины, что определяет будущее. И имеет все шансы стать итоговой чертой под моей жизнью.

В этот миг, на грани жизни и смерти, помимо этой вещицы у меня не было альтернатив. Последний патрон…

Который я потерял.

Потерял его прямо вот тут, на пятачке разбитого войной гостиничного номера, среди руин пылающего города. Города, что затерялся на охваченном инопланетной заразой континенте. На континенте, что ввергнут в хаос войны, охватившей всю планету. В звездной системе, потерянной людьми в бездонной черноте бескрайнего космоса стараниями инопланетных чужаков…

Я вздрогнул. Сознание медленно возвращалось из глубин разгоряченного бреда. Кажется, на улице взорвалось что-то серьезное. Видимо здание хорошо так встряхнуло, раз я пришел в чувство. Да и грохот, сто пудов, был неслабым.

Где я?

Помещение купалась в красном свете. Наверное, на улице поздний вечер. Скорей всего так и есть, ибо небо пылает также, как оно пылало поздними вечерами, когда я ребенком любовался закатом…

И все-таки где я?

Комната. Я лежу на полу в гостиничном номере. Каким ветром меня сюда занесло, что-то никак не припомню. Помню только страшную резню... мясорубку… Впрочем, какой сейчас толк от воспоминаний. Определиться, что делать дальше, вот что важно. Жизненно необходимо.

Так или иначе, номер в свое время был весьма приличный. Кровать-аэродром на полкомнаты, стены в сплошных садинках, картинках и сувенирчиках. Все дорогое и роскошное … «Плазма» на всю стену, вычурные кресла, пуфики-шмуфики, шелковые простыни, ковры с ворсом длиной со средний палец… Бар. Сейчас без бара ни один номер не обходится. Железно. Винный букет, само собой, не на один десяток тысяч кредитов… В ванной комнате наверняка джакузи и ванна наполненная шампанским с лепестками роз. Но по мне главная роскошь – это огромное зеркало. То самое, что… висело над кроватью.

В том то и дело, что оно когда-то там висело. Ну, может быть еще неделю назад. Теперь зеркальные осколки иссекли шелковые простыни, распороли дорогие кресла, раскромсали пуфики-шмуфики, и оставили безобразные следы на идеальных стенах – вроде как новое дизайнерское решение взамен картинок и сувенирчиков.

Я совсем забыл об окне. Хотя понимаю почему – потому что его просто не было. Зияющую дыру, вкупе с разбросанными вокруг кусками арматуры, бесчисленными осколками сверхдорогой облицовки и стекла трудно посчитать окном. А вот что в дыре …

Сейчас выясню, что там.

Я с трудом поднялся на ноги. Осмотрел себя. Ну что ж… Легкий скафандр-хамелеон видывал и лучшие дни. Композитный материал «брони» потерял, так сказать, товарный вид. Вмятины, царапины, заплатки герметика. На левом боку особенно большая «заплата» с потеками крови. Слава богам, ни одной открытой дыры… Герметичность не нарушена. На зубах что-то противно скрипнуло. Голова чуть не раскололась от боли. Морщась, я попробовал пошевелить опухшим языком и разлепить запекшиеся губы. Левая рука на автомате потянулась к сенсорным контактам на воротнике скафа. Одно касание, и вот, мои губы обхватывают появившуюся трубочку. Зубы… ох… обломки зубов, сдавливают конец трубки, и живительная влага хлынула в мое горло, наполняя энергией измученное тело.

Закончив питание, я снова вспомнил об окне. О той дыре, что от него осталась. Почему-то оно волновало меня больше, чем, например, даже то, кто я и что я тут забыл. В этом брошенном богами месте.

Ах да, одну вещь я помнил совершенно точно. Где-то здесь я потерял железку с начинкой. Один-единственный патрон. Последний патрон.

Я подошел к окну ну или (когда я, наконец, определюсь?) к дыре. Высоко. Кадет лежал на самом краю, готовый сорваться вниз при любом неосторожном движении. Это мне ужасно не понравилось.

– Слышь, Кадет, ты че удумал? – спросил я его. – Полетать, что ли захотел?

Кадет проигнорировал мои слова. Оно и понятно. Ведь Кадет, – это карабин К-10, штатное оружие агента класса «Призрак». Но за годы вынужденного одиночества он с успехом заменял мне живого собеседника. Лучше иногда разговаривать с безмолвной винтовкой, чем постоянно слушать левые мысли окружающих, без возможности заткнуть их.

Оружие. Для кого-то инструмент для выживания. Для меня – мой карабин, скорее напарник, чем инструмент… которому так не доставало того самого единственного патрона.

Оставался еще си-клинок, с симметричными лезвиями, в форме полумесяца. Но это не то. Это оружие ближнего боя, для скрытных убийств. Что в моем случае – как мертвому припарка. Плюс еще пистолет-гарпун и спец-пояс. Опять же исключительно нужные вещи для скрытных операций, но малополезные для умерщвления противника.

Сегодня моим противником был целый мегаполис. Каждый миллиметр его улиц.

Тарсонис. Столица миров терранов. Сердце сектора Копрулу.

Я никогда не думал, что увижу улицы Тарсонис-Сити такими. Я вырос здесь, вырос среди нескончаемой суеты, обилия красок и многоликости. Обилия жизни. Здесь же я прошел обучение в Академии Призраков и стал неплохим бойцом. А сейчас… Я видел другую картину. Жмущиеся в панике друг к другу небоскребы; огромные холмы из обломков зданий и остовов машин; огромные воронки, заполненные жижей из прорванных коммуникаций; и бесконечные падающие осадки - пепел, мусор, грязная вода и споры… семена инородного вторжения.

Вокруг на многие километры ни одной живой души. Ни одного человека на улицах, лишь бесчисленные стаи зергов, рыскающие повсюду в поисках жертв.

Зерги. Раса ксеноморфов из космоса, смертельная масса разнообразных видов существ, объединенных коллективным разумом, и действующая как единый организм. Многоликое существо с одной-единственной целью – поглощение всего живого. Быть ассимилированным или стать пищей - вот путь, что уготован каждому, кто подвернется им по пути.

Контур автозахвата целей на внутренней поверхности спец-очков метался туда-сюда как проклятый, фиксируя множественные цели: стайка зерглингов, клыкасто-шипастой саранчи, рыскает среди машин, вскрывая их словно консервы, чтобы добраться до «начинки»; то тут, то там появляются змееподобные гидралиски, конечностями-косами разнося в щепки двери, и залпами хребетных игл разбивая окна. Кажется, им больше приглянулись заведения общепита и магазины… Оно и понятно, ведь там полно мороженого мяса…

Когда раздалась серия взрывов, я невольно пригнулся. Каменное крошево непроницаемым туманом взвилось метров на двадцать в воздух, но так и не дотянулось до моего этажа. Я посмотрел вверх и увидел золотистый росчерк, через секунду растворившийся в гуще истошно вопящих крылатых бестий – муталисков. Однако и на этой странной войне не обошлось без горькой иронии. Ирония заключалась в том, что этот самый золотой росчерк не имел отношения к творениям рук человеческих! Это был летательный аппарат еще одной чужой разумной расы – протоссов!

Они пришли в колыбель человеческой цивилизации вслед за зергами. Высокоразвитые, безумно технологичные, достигших таких высот эволюционного развития, о каких мы даже и не подозревали. Прямоходящие гуманоидные рептилии, чья культура по человеческим меркам даже самую незатейливую вещь создает на уровне произведения искусства.

Протоссы, как и мы, сражались с зергами. Вот тут-то и проявлялась суть иронии – люди оказались между молотом и наковальней, - каждая человеческая планета, где побывали протоссы, их стараниями превращалась в обугленный шарик. Полное выжигание. Ни дать ни взять – вполне реальный Армагеддон для местного населения.

Ящерицы произвели еще один авиа-удар. Пол в номере заходил ходуном. Взрывная волна одна за другой били по зданию, раскачивая конструкцию в попытках сложить ее как карточный домик. Те стекла, что удивительным образом до сих пор оставались целыми, в один миг превратились в мириады сверкающих осколков. Толстенная металлическая арматура гнулась как мягкая проволока, а гладкая поверхность стен лопалась, обнажая искореженные внутренности. Здание по другую сторону улицы не выстояло перед разрушающей силой, и обрушилось мутно-белым селем, стремительно растекающимся по земле, сминающим в лепешки машины, погребая собой гидралисков, унося прочь верещащих зерглингов.

Зачарованный я наблюдал за стихией разрушения, пока прилетевший из этого хаоса обломок не ударил меня в грудь. Болезненный толчок подействовал отрезвляюще. Как я вообще допустил снижение бдительности? Непростительная ошибка.

Но на этот раз мне повезло. Никто не искал меня, чтобы убить... Зергам хватало дичи там – СНАРУЖИ. Моя очередь еще не подошла.

Так почему тогда я все еще где-то у черта на куличках? Почему я до сих пор не у своих?

Необходимость в ответах отпала сама собой, когда я увидел его. Владыка зергов, летающий шипастый пузырь с клешнями и кучей сверхчувствительных зрительных органов висел среди домов, наблюдая за окрестностями и координируя наземных тварей. Ну, точь-в-точь как в древние времена наблюдатели взлетали на цепеллинах, чтобы следить за передвижениями противника.

Все встало на свои места.

Контуженый мозг сложил обрывки воспоминаний в единую цепочку. Я вспомнил.

Я торчу здесь уже несколько дней. Агент класса «Призрак», позывной «Следопыт» – профессионал, обученный выслеживать, находить, убивать и выживать. Несмотря на такие «заслуги», вот уже несколько дней я не могу найти выход из ловушки. Этот отель, этот этаж номер 38 стали моей тюрьмой, или, если сказать проще – беличьим колесом. Все потому, что от бдительного взора зерговского надзирателя не скроется никто, даже призрак. Как бы он не прятался.

И это несмотря на то, что свой позывной я получил ой как неспроста. Немногие курсанты, закончившие Академию призраков, могут похвастаться подобным. Большинству достается только порядковый номер, - все остальное, даже имя, стирается из памяти. И только единицы получают право иметь собственный позывной. Кличку, если хотите. Будущих Призраков в Академии учат всему. Но во главе угла стоит работа в команде. Командная работа – это ценится превыше всего. Единый механизм, в котором каждый агент просто винтик. И когда обучение заканчивается, новоиспеченные агенты проходят нейронную ресоциализацию, и в действительности становятся безымянными винтиками, в военной машине Конфедерации. Они теряют свою индивидуальность, теряют личность. Теряют имя… теряют все связи с прошлым и обычными людьми. А в обмен получают развитые пси-способности… телепатию, телекинетику, технопатию и многое другое… с нейронным ингибитором в довесок.

Но есть и другие…

Я отдавал себе отчет, что сейчас не время предаваться воспоминаниям, но ничего не мог с собой поделать. Внизу копошились зерги, а передо мной одна за другой проплывали картины прошлого.

Да, были и другие. Одиночки. Такие как я. Мы обучались по-другому. У каждого был личный инструктор. Личный учитель. И мы помнили свои имена. Меня зовут Ник Маулер, и имя мое, – бесценный подарок родителей, и который я с гордостью храню, и который никогда не потеряю.

Откуда-то издалека донеслась новая серия взрывов. Протоссы продолжали вести ковровые бомбардировки, или как там у них это называется… Методично, квадрат за квадратом, сектор за сектором, планета за планетой зачищая территорию…

А Тарсонис… Что Тарсонис?

Ни дать ни взять заоблачный горный массив с пиками, попирающими небо. Только облака не снежно-белые, а свинцово-черные. И громады небоскребов не величественные вершины, а полыхающие вулканы.

Протоссы будут утюжить город, пока от него камня на камне не останется. Поэтому надо бы побыстрее выбираться отсюда.

Легко сказать: «побыстрее выбираться…»

– Ну что Кадет, куда запропастился наш патрон, когда он нам так нужен? – задал я вопрос карабину.

– Можешь не отвечать. И так знаю, что скажешь. Мол, «не знаю шеф, шляется где-то».

Карабин, как бы невзначай, качнулся в моей руке. Знак согласия.

Да… Все мои попытки вырваться отсюда провалились. Последняя сигнальная ракета навела на меня десантный катер наших, но на самом подлете его сбили Муталиски. Последняя горсть патронов ушла на то, чтобы на огромном рекламном мониторе выбить буквы S.O.S. Монитор проработал пару дней, пока не заглохли дизель-генераторы в подвале. Последний десантник из группы сопровождения – цельный капрал, тоже уже не переживет меня. Я и он обшаривали номера, собирая простыни и светильники, чтобы соорудить из них на крыше призыв о спасении наших душ. В итоге нарвались на зараженных людей… Несчастные превратились в монстров-камикадзе, всецело подчиненных зерговской воле.

Эти мутанты при обнаружении врага просто взрывались. Лопались, как мыльные пузыри, расплескивая канцерогенную субстанцию. Мы успели убраться чуть раньше, прежде чем терро-зерги испарили пол-этажа. Но все равно такая удача дорого нам обошлась. Немного погодя я потерял сознание, под крики раненого капрала. Я помню, что сознание периодически возвращалось ко мне, и я видел его, - страдающего от зергушачьих спор. Он сжимал в кулаке тот самый патрон. Я не спрашивал, что он собирается с ним делать. Поток его мыслей вкупе с болью, наждачной бумагой скребли по моему рассудку. Меня хватило ненадолго.

«…не-могу… больно-больно-больно!.. грязный… не-буду-брать-в-рот-грязный…» Под этот бред я опять вырубился.

На порядочный срок.

Когда я очухался, капрал исчез. Наверное, выпал из окна, чуть не прихватив с собой Кадета. А вот патрон он куда-то дел.

Я обыскал все, но тщетно. Он исчез.

Вместе с ним исчезла надежда.

В Академии нам вдалбливали в голову, что бережливость – главная добродетель бойца-одиночки. Особенно, когда он на полном автономе. Как там говорил учитель?

Я помнил эти слова наизусть.

Бережливость может считаться дочерью благоразумия, сестрою умеренности и матерью свободы.

Все правильно. У меня было все. Ресурс скафандра, гора патронов, товарищи по оружию. Все было. А теперь что имею? Энергия «хамелеона» на минимуме, последний патрон и тот потерял. Тот самый, бронебойно-разрывной. От этой начиненной железки сейчас зависело все. И, поди ж ты господи, я ее не сберег. Даже не потратил ее на зерга, а совершенно по тупому потерял. Потерял один выстрел – лишился одного трупа врага, преграждающего мне путь к спасению. Воистину, цену вещи узнаешь, когда потеряешь.

Вздох разочарования вырвался из моей груди. Снаружи слизь зергов медленно, как ползучий лишайник, расползалась по улице и поднималась по стенам домов. На этой питательной среде уже появлялись зародыши первичных структур колонии зергов.

Логично. Колония зергов растет. Скоро здесь уже будет целый кластер Улья. Тянуть больше некуда. Только одна загвоздка. Патрона-то нет. Есть ветер, что задувает в развороченное окно пыль и дым. Есть куча хлама, что раньше была кучей дорогих предметов роскоши. Есть зерги, снующие в развалинах, и протоссы стреляющие голубыми молниями и частицами анти-материи.

Шорох из коридора оборвал бесплодные измышления. Применив экстрасенсорику, я просканировал территорию. Почувствовал их.

Зерги. Они нашли меня! Охотники напали на след!

Пора уходить.

Не раздумывая ни секунды больше, я рванулся к окну. По искореженной арматуре вылез на наружную сторону здания. Резкий порыв ветра чуть не сбросил меня вниз. Я охнул и всем телом прижался к балке, чтобы обрести устойчивость. Дверь в номер разлетелась на щепки. Щелкая жвалами и стрекоча рудиментарными крылышками, в комнату ворвались зерглинги. Вслед за ними, упираясь конечностями-косами в косяк, в дверной проем протиснул свое змееподобное тело гидралиск.

Они сразу обнаружили меня. Зергушата метнулись к окну, а гидралиск приподнял костяной воротник, готовый выстрелить десятками хребетных игл.

Не выйдет, инородцы долбанные!

Словно зайчик-попрыгайчик я в несколько прыжков спустился по изуродованной сражением стене небоскреба на один этаж ниже. Где-то над головой взвизгнули иглы.

Это хорошо. Если над ухом жужжит, значит пуля или зерговский позвонок давным-давно ушел в «молоко». Но когда я увидел, что творится внизу, на сердце оборвалось. К горлу подкатил ком, перекрыв доступ воздуха к легким.

Выходит, Владыка зергов обнаружил меня. Путь вниз отрезан. Подо мной плескалось целое море зергов. Сонм извивающихся тел лилово-грязного цвета. Слава богам, что муталисков хоть не видать. Их дичь повыше летает.

Инстинкт самосохранения и вдолбленная за годы учебы память тела сработали быстрее, чем контуженый мозг успел что-то сообразить. Рука сама нашла пистолет-гарпун, нацелила его на крышу. Дальномер спец-очков посчитал расстояние до подходящего выступа – торчащей на уровне 60-го этажа балки. Пальцы автоматически выставили метраж нити на катушке и нажали на спусковой крючок. «Кошка» с тихим свистом устремилась в небо. Зацепилась. Механизм катушки выбрал слабину нити. Тихий щелчок при фиксации пистолета на поясе и я взвился вверх.

Лилово-грязное море… Я прикрыл глаза и снова увидел перед собой зараженного капрала. Он страдал. Он хотел застрелиться. Но измученный болью мозг родил фобию, которая заключалась в невозможности вложить «грязное» дуло Кадета в рот. Хотя возможно суициду помешали просыпающиеся инстинкты зергов.

Капрал хотел умереть, а я хочу жить. И на крыше я проживу чуть-чуть дольше, чем внизу.

И это…

– Кадет, ведь ты у меня не грязный, а закопченный? Ты же продукты горения в себе хранишь, чтобы меня не выдать? – спросил я карабин.

Тот многозначительно промолчал. Впрочем, как всегда.

Как только мои ноги коснулись перекрытия нового этажа, я рванулся к входной двери. Выскочив в коридор, я услышал разъяренное шипение обманутых зергов. Что ж, минимум минут пять форы у меня пока есть. А там видно будет.

Сорок с лишним этажей наверх по пожарной лестнице я преодолел достаточно ровно. Для агента класса «призрак», пусть даже раненого и контуженного, это семечки. Да, невыносимо болел бок, обколотый стимуляторами и антибиотиками. Да, пот градом лился с меня, но внутренняя прокладка комбеза исправно впитывала его. Да, подкашивались ноги, кружилась голова, и хотелось блевать, но глубокие вдохи чистого кислорода из замкнутой системы дыхания, вместо фильтрованного воздуха Тарсониса, поддерживали меня в тонусе. И, кроме того, черт возьми, - я хотел жить!

Не остановил меня даже заблудший зерглинг, что промышлял на семьдесят-каком-то этаже. Я искромсал его си-клинком, вложив в удары всю ненависть, на какую был способен. Покончив с ним, я почувствовал себя превосходно.

Миновав техэтаж, я выбрался на крышу и, продравшись сквозь лес спутниковых антенн, подошел к самому краю. Ветер обнял меня потоками воздуха, и сквозь скафандр я почувствовал его силу. Тучи свинцовым куполом нависли над городом. Урбанистический пейзаж простирался от края до края горизонта. Коктейль стилей, форм и образов… приправленный кляксами чужеродного вторжения и черными разводами пожаров.

Как заезженная пластинка в голове крутился последний бред капрала. Ну надо же, какой нашелся чистюля. Хотя… по поводу грязи он был прав. Тарсонис буквально погребен под нечистотами … везде зараза, и у нас нет сил очистить мир от скверны. Мы потеряли столицу Конфедерации. Отдали ее зергам и протоссам. Без всякой надежды вернуть обратно.

Ну, вот и все. Я на краю крыши, в трехстах с лишним метрах над землей. Купающийся в багровом свете заходящего солнца, в круговерти пепла и завихрениях дыма. Я стою и жду зергов… жду смерти. Отступать некуда.

Наблюдая за будкой выхода на крышу, я машинально поглаживал ставший родным карабин. Безмолвная поддержка Кадета наполняла душу умиротворением. Капрал был не прав, назвав моего напарника грязным. Он как раз очищал мир от скверны. Пальцы пробежали по прикладу К-10, и коснулись кнопки извлечения пенала с принадлежностями для чистки.

Оружие любит ласку, чистку и смазку.

Легкое нажатие, и…

Пенала там не было!

На мои глаза навернулись слезы. И я засмеялся. Пенала не было, но эта потеря нисколько меня не огорчила. Наоборот, я был просто счастлив. Все потому…

Потому что я нашел заступника! Нашел того, кто защитит меня, кто позаботится обо мне!

Я нашел эту треклятую железку с начинкой!

Последний патрон, помещенный умирающим капралом в отсек для пенала. Он выскользнул на мою ладонь, приветствуя меня тусклым блеском стального наконечника.

Словно сомнамбула я отвел затворную раму карабина и вложил в казенник бесшумную, бездымную, неуловимую смерть.

Я снова засмеялся. Я ликовал! Кое-кто сейчас, как в старом анекдоте, узнает, что такое разрывная пуля, раскинув мозгами по улице.

– Кадет, - я похлопал по карабину, привлекая его внимание. – Патрон пришел. И как ваш шеф, я даю вам последнее задание.

Они не возражали.

Давясь от смеха, я вскинул Кадета. Зерги подбирались все ближе, и вот-вот придут по мою душу. Я чувствовал их, но их близость не мешала моему веселью.

Их будет ждать разочарование.

В нескольких кварталах от гостиницы мерцали голубые вспышки. Даже не прибегая к оптике, я знал, что это сражаются протоссы. Сражаются, имея на то свои мотивы и цели. Может быть, тоже что-то ищут.

А ведь известно, – кто ищет, тот всегда найдет. Я нашел. И цена моей находки, - всего на всего шанс вернуться к своим.

Первый зерглинг выскочил на крышу, и, выдрав когтями куски кровли, прыгнул.

Я выстрелил.

Время остановилось.

Я падал вниз с крыши небоскреба, ощущая, как с бешеной скоростью вращается катушка с нитью.

Владыка зергов тоже падал. Железка с начинкой пришлась ему не по вкусу. С разнесенной в клочья башкой, он летел навстречу с тротуаром гораздо быстрее меня. Самый обыкновенный, большой такой кусок дерьма.

Я включил покров невидимости. Отмеряя метры, катушка замедлила мое падение. Ноги коснулись земли. Скафандр-хамелеон хорошо защищал меня. Снующие вокруг зерги не видели и не чувствовали меня. Кроме того, со смертью координатора они утратили цель и превратились в свору грызущих друг друга безмозглых животных.

Катушка отрезала нить. «Кошка» осталась на крыше, но у меня в запасе остались еще две.

Пора идти.

В особом месте меня ждет стеллс-истребитель. «Мираж». Такой же призрак, как и я.

Идти порядком. Пожалуй, составлю-ка я протоссам компанию. Они как раз двигаются в нужном мне направлении. Им ведь до фонаря, – одной тенью больше, одной меньше.

Я выживу, ведь кое-кому я обещал вернуться. И я не хочу, чтобы единственный близкий мне человек меня потерял.

bob

март 2011

© Bobchik (Looming)
Статья написана: 2012-07-29 08:07:28
Прочитано раз: 7665
Последний: 2016-09-28 23:56:50
Обсудить на форуме

[1]
Коментарии:

  Flamy
@ 2012-10-04 19:53:22

Новичок


BOB MOLODEC
(и я надеюсь ты не боб марли)
  bob
Гость @ 2012-07-31 07:40:47


ip: 217.148.52.*
Собственно, у этого рассказа есть 2-я часть.
Называется "Закон Жизни"
Повествование начинается практически сразу, как заканчивается здесь. =)

Да и вообще эти 4 рассказа объединены в так называемые "Хроники Призрака".
[1]
  Добавить комментарий

Добавить комментарий
Заголовок:
Имя*:
Email:
Icq:
Местонахождение:
Сколько будет 6х6?:
Комментарий*:

7x Top

7x pts rating
2499 protoss
[7x]KpeHgeJIb
protoss KpeHgeJIb.359
2499 pts
 
Stat: 119-96
Rate: 55.35
2349 terran
[7x]Control
terran control.341
2349 pts
 
Stat: 355-315
Rate: 52.99
2192 protoss
[7x]QuanChi
protoss QuanChi.484
2192 pts
 
Stat: 482-465
Rate: 50.90
2077 protoss
[7x]Smith
protoss smith.269
2077 pts
 
Stat: 290-257
Rate: 53.02
2008 protoss
[7x]Nerazim
protoss Nerazim.2325
2008 pts
 
Stat: 266-250
Rate: 51.55
1693 protoss
[7x]IGG
protoss Motörhead.647
1693 pts
 
Stat: 144-136
Rate: 51.43
1573 protoss
[7x]Lipton
protoss Lipton.725
1573 pts
 
Stat: 81-84
Rate: 49.09
1046 zerg
[7x]jonk
zerg jonk.178
1046 pts
 
Stat: 75-75
Rate: 50.00
709 zerg
[7x]Harius
zerg LiquidHarius.21800
709 pts
 
Stat: 42-7
Rate: 85.71
257 zerg
[7x]Masamune
zerg Masamune.571
257 pts
 
Stat: 11-1
Rate: 91.67
224 terran
[7x]Surprise
terran Surprise.698
224 pts
 
Stat: 12-7
Rate: 63.16
165 zerg
[7x]T1Mmi
zerg TiMmi.736
165 pts
 
Stat: 29-19
Rate: 60.42
54 zerg
[7x]Krash
zerg Krash.903
54 pts
 
Stat: 2-3
Rate: 40.00
1355 terran
[7x]Leon
terran Leon.1216
1355 pts
 
Stat: 218-220
Rate: 49.77
1108 zerg
[7x]Igon
zerg SevenXIgon.103
1108 pts
 
Stat: 48-50
Rate: 48.98
928 zerg
[7x]CrazyRabbit
zerg CrazyRabbit.780
928 pts
 
Stat: 39-26
Rate: 60.00
807 zerg
[7x]Raven_gg
zerg Ravengg.625
807 pts
 
Stat: 35-30
Rate: 53.85
560 random
[7x]Fen1kz
random Fenlkz.514
560 pts
 
Stat: 58-46
Rate: 55.77
290 protoss
[7x]Ashbringer
protoss Ashbringer.2446
290 pts
 
Stat: 9-20
Rate: 31.03
162 protoss
[7x]Kanzler
protoss Kanzler.870
162 pts
 
Stat: 5-4
Rate: 55.56

События

Waiting info...



Информация


Администрация:
-
-

Новинки

Последние Новости

Новое на форуме

Последние статьи

Новые файлы


Друзья
Реклама


 

© 2002-2016 7x.ru StarCraft information site.
7x Engine version 1.7.1 Alpha build 4 .

Копирование информации только с прямой индексируемой ссылкой на наш сайт!
Идея проекта: . Разработка - 7x Team.

Рекомендуемое разрешение - 1280x1024 при 32bit. Минимум - 1024x600 при 16bit.
Поддерживаемые браузеры: IE 7.0+ и аналогичные
Дата генерации - 30.09.2016 @ 21:36:07 MSK. Страница загружена за 0.168854 попугая.

И помните - StarCraft Forever!

 

Яндекс.Метрика Rambler's Top100 Яндекс цитирования

карта сайта